Библиотека java книг - на главную
Авторов: 37945
Книг: 96526
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Первый еретик»

    
размер шрифта:AAA

Персонажи:

Примархи:
Лоргар — примарх Несущих Слово
Робаут Жиллиман — примарх Ультрадесанта
Магнус Красный — примарх Тысячи Сынов
Коракс — примарх Гвардии Ворона
Конрад Керз — примарх Повелителей Ночи
Феррус Манус — примарх Железных Рук
Пертурабо — примарх Железных Воинов

Легион Несущих Слово:
Кор Фаэрон — Первый капитан
Эреб — Первый Капеллан
Деймос — Магистр Ордена Зазубренного Солнца
Аргел Тал — капитан 7-й штурмовой роты
Ксафен — капеллан 7-й штурмовой роты
Торгал — сержант, штурмовое отделение Торгала
Малнор — сержант, штурмовое отделение Малнора
Даготал — сержант, отделение мотосопровождения
Алый Повелитель — командир Гал Ворбака

Легион Повелителей Ночи:
Севатар — Первый капитан

Легио Кустодес:
Аквилон — «Оккули Император», "Глаза Императора", кустодий
Вендата — кустодий
Калхин — кустодий
Ниралл — кустодий
Ситран — кустодий

1301-й Экспедиционный флот:
Балок Торв — Магистр флота
Аррик Джесметин — майор, Эвхарский 54-й пехотный

Граждане Империума:
Кирена Валантион — Исповедник Слова
Исхак Кадин — официальный летописец, имаджист
Абсолом Картик — личный астропат "Оккули Император"

Легио Кибернетика:
Инкарнадин — Первый Завоеватель, 9-я Манипула, Карфагенская когорта
Кси-Ню 73 — техноадепт 9-й Манипулы, Карфагенская когорта

Не-имперские персонажи:
Ингефель — Посланник Изначальной Истины

Часть первая: Серые
За 43 года до событий на Истваане V.

”Убей же меня в таком случае, «Император». Лучше умереть в сумерках свободы, чем жить на рассвете тирании. Пусть боги услышат мое последнее желание: пусть мой дух задержится достаточно долго, чтоб посмеяться, когда твое безбожное царство наконец рухнет»
Дайвал Шан, командующий терранских сепаратистов, перед казнью.
«Если человек держит в своих руках десять тысяч солнц... Если человек населяет сто тысяч миров своими сыновьями и дочерьми, отдавая им на попечение саму галактику... Если человек направляет мириад кораблей среди бесконечных звезд лишь силой своей мысли...Скажите же мне, если можете, как может такой человек быть чем-то меньшим, чем бог?»
Лоргар Аврелиан, Примарх Несущих Слово.
«Нет более очевидного признака упадка в государстве, чем пренебрежение религиозными обрядами»
Никколо Макиавелли, древний евразийский философ.

Пролог
Серый Воин

Его сестры плакали, когда Легион пришел за ним. В тот момент он не понимал, почему. Не было большей чести, чем быть избранным, так что их горе было бессмысленным.
Голос серого воина был машинным скрежетом, глубоким и искаженным статикой, он доносился из-под маски смерти. Он желал узнать имя мальчика.
Перед тем как ответить, мать задала ему вопрос. Ей было свойственно стоять прямо и твердо, не склоняясь перед тем, что она видела. Эту силу она передала своему сыну, и эта сила осталась в его крови, несмотря на все произошедшие перемены.
Она задала вопрос с улыбкой: «Я скажу тебе его имя, воин. Но прежде не назовешь ли ты мне свое?»
Серый воин взглянул сверху вниз на семейство. Он встретился глазами с родителями лишь раз перед тем, как забрать их дитя.
— Эреб, — промолвил он, — мое имя Эреб.
— Благодарю тебя, господин Эреб, — она указала на своего мальчика, — его зовут Аргел Тал.

I Ложные Ангелы

Я помню Судный День.
Можете ли вы представить, как смотрите вверх и видите звезды, падающие с неба? Можете ли вы представить, как само небо извергает огненный ливень на мир под ним?
Вы говорите, что можете вообразить это. Я не верю вам. Я не говорю о войне. Я не говорю о едком масляном запахе прометия, или обжигающем химическом аромате пламени, рожденного из огня ракет. Забудьте о грубойболи сражений и точном ударе орбитальных бомбардировок. Я не говорю о заурядной дикости — пылающей беде, которую человек обрушивает на человека.
Я говорю о правосудии. Божественном правосудии. О гневе бога, который взирает на мир, и увиденное наполняет его сердце злобой. Преисполнившись отвращения, он посылает своих ангелов донести проклятие. В ярости он наполняет небо огнем и ниспосылает разрушение на поднятые лица шести миллиардов его почитателей.
Теперь скажите мне это вновь. Скажите мне, что можете представить падающие с неба звезды. Скажите, что можете представить небо, плачущее огнем на мир внизу, и город, пылающий столь ярко, что ослепляет каждого, взирающего на его гибель.
Судный День лишил меня глаз, но я все еще просвещаю вас. Я помню все, да и как мне не помнить, если это было последнее, что я видела.
Они пришли к нам с небес на стервятниках из синего железа и белого огня.
И они назвались XIII Легионом, Воинами-королями Ультрамара.
Мы не произнесли этих имен. Когда они вышвыривали нас из наших домов, когда они убивали тех, кто сопротивлялся, и когда они пролили божественное разрушение на все, что мы построили…
Мы назвали их ложными ангелами.
Вы пришли ко мне спросить, как моя вера уцелела в Судный День.
Я открою вам тайну. Когда звезды упали, когда моря вскипели, а земля запылала, моя вера не умерла. Тогда я начала верить.
Бог был реален и он ненавидел нас.

Отрывок из «Паломничества» Кирены Валантион

1
Совершенный город
Ложные ангелы
Судный День

Первая падающая звезда снизошла в самый центр совершенного города. На ночных рынках площади всегда было многолюдно и шумно, однако все молчали, когда небо прочертили огненные следы и звезды опустились на землю с величественной медлительностью.
Толпа расступилась, образуя кольцо вокруг места пришествия. Люди увидели истину, лишь подойдя ближе. Это была вовсе не звезда. Она не была создана из огня — он вырывался из ее воющих двигателей.
Дымное облако поползло от опустившегося судна, распространяя смрад горелого масла и неземных химикатов. Корпус корабля был подобен хищной птице с телом из синего кобальта и матового золота. Его подбрюшье светилось оранжевым, шипя от жара после спуска с орбиты.
Кирена Валантион была в собравшейся толпе, всего лишь три недели назад отметив свое восемнадцатилетие. Вокруг нее поднимался шепот, шепот перерастал в песнопения, песнопения перерастали в молитву.
Неровный гул доносился с окрестных улиц и площадей — грохот огромных машин и свистящий хрип ускорителей. Все больше звезд, которые не были звездами, опускалось с неба. Сам воздух дрожал от шума такого количества двигателей. С каждым вдохом ощущалась разреженность.
Темный корпус посланника неба был украшен знаком Святого Орла, почерневшим от огня за время спуска в атмосфере. Зрение Кирены смазалось, раздвоившись между тем, что она видела сейчас, и тем, что она видела на картинах детства. Она была далека от истинной веры, но ей был знаком этот корабль, тщательно выписанный тушью на пергаментных свитках. Такие изображения были рассеяны по всем священным текстам.
Она также знала, отчего старейшие в толпе плачут и поют. Они тоже узнали его, но не только по священным книгам. Десятилетия назад они лицезрели своими глазами, как такие же корабли спускались с неба.
Кирена смотрела, как люди падали на колени, воздевали руки к небесам и молились сквозь слезы.
— Они вернулись, — шептала одна из старых женщин. Она на секунду прервала свой поклон, чтобы дернуть за край плаща шул Кирены. — На колени, невежественная потаскуха!
К этому времени пела уже вся толпа. Когда женщина снова потянулась к ее ноге, Кирена вырвалась из хватки морщинистых пальцев старухи.
— Пожалуйста, не трогайте меня, — сказала Кирена. Существовал обычай никогда не прикасаться к тем, кто носит красный плащ шул, не спросив перед тем у девы разрешения. В своем рвении старуха пренебрегла древним правилом. Ее ногти впились в ногу девушки сквозь тонкий шелк уличного платья.
— На колени! Они вернулись!
Кирена выхватила нож кваттари, пристегнутый к ее обнаженному бедру. Узкое лезвие из украшенной стали отливало янтарем в свете пламени корабля.
— Не. Трогай. Меня.
Прошипев проклятие, старуха вернулась к своей молитве.
Кирена глубоко вдохнула, стараясь унять бешеное сердцебиение. Воздух обжег ее гортань, уколов язык угольной копотью из сопл двигателей. Итак, они вернулись. Ангелы Бога-Императора вернулись в совершенный город.
Она не ощущала подъема веры. Она не пала на колени, благодаря Бога-Императора за второе пришествие его ангелов. Кирен Валантион смотрела на хищное тело железного корабля, а перед ее глазами пылал один вопрос.
— Они вернулись, — вновь прошептала старая женщина, — они вернулись к нам…
— Да, — ответила Кирена, — но для чего?
Движение со стороны корабля началось без предупреждения. Толстые двери с лязгом распахнулись и визжащая пневматика вытолкнула наружу трап. Прерываясь вздохами и рыданиями, песнопения верующих стали громче. Люди декламировали молитвы из Слова, и последние стоявшие рухнули на колени. На ногах осталась лишь Кирена.
Из рассеивающегося дымного облака выступили первые ангелы. Кирена уставилась на фигуру, сузив глаза, невзирая на всю возвышенность момента. Серебристый лед проник в ее кровь.
И, словно тихий протест одной девушки мог что-то изменить, она выдохнула лишь одно слово:
— Подождите.
Тяжелая броня ангела разительно отличалась от рисунков священных текстов. На ней не было свитков, описывающих святость. Она не была серого, холодного как сама зима, цвета, как у истинных ангелов Бога-Императора. Как и корабль, из которого вышел воин, эта броня была прекрасного глубокого кобальтового цвета с отделкой из бронзы, столь гладкой, что она светилась почти как золото. Его глаза были скошенными красными щелями в бесстрастной маске.
— Подождите, — вновь произнесла Кирена, уже громче. — Это не Носители Слова.
Старуха зашипела от ее богохульства и плюнула ей на ногу. Кирена не обратила на нее внимания. Ее взгляд не отрывался от воина, облаченного в кобальт, столь незаметно и в то же время разительно отличавшегося от писаний, которые ее заставляли учить в детстве.
Братья ангела вышли из темного нутра своего корабля и спустились на площадь. Все они носили такую же синюю броню. Все они были вооружены могучим оружием, которое смертный человек даже не смог бы поднять.
— Они не Носители Слова! — возвысила она свой голос над песнопениями. Несколько коленопреклоненных людей вокруг нее ответили резким шиканием и проклятиями. Кирена набрала воздуха, чтобы в третий раз произнести свое обвинение, когда ангелы, двигаясь с нечеловеческой синхронностью, подняли оружие и нацелили его на толпу верующих. От этого зрелища дыхание замерло у нее в горле.
Первый ангел заговорил глубоким и грубым голосом, проходившим сквозь скрытые динамики его лицевого щитка.
— Люди Монархии, столицы Сорок Семь — Десять, слушайте эти слова. Мы, воины XIII Легиона, дали обет и поклялись честью, что исполним свой долг. Мы принесли волю Императора на десятый мир, приведенный к согласию Сорок седьмой экспедицией Великого крестового похода человечества.
Все это время дюжина ангелов продолжала целиться в стоявших на коленях горожан. Кирене было видно, что дула у них такие же закопченные, как корпус судна, потемневшие от стрельбы боеприпасами чудовищного размера.
— Ваше согласие с Империумом людей длилось шестьдесят один год. С глубокой скорбью Император повелевает всем живущим покинуть город Монархию немедленно. Недавно правители планеты получили такое же предупреждение. Город должен быть эвакуирован в течение шести дней. В последний день правители планеты получат право послать один сигнал бедствия.
Толпа продолжала безмолвствовать, но теперь в их взглядах преклонение сменилось непониманием и недоверием. Как будто почувствовав перемену в их настроении, ангел вскинул оружие и сделал один выстрел в воздух. Словно раскат грома прокатился по долине, оглушительный в тишине.
— Никто не останется в Монархии к рассвету седьмого дня. Ступайте в свои дома. Собирайте имущество. Эвакуируйте город. Сопротивление карается смертью.
— Куда нам идти? — донесся женский голос из замершей толпы. — Это наш дом!.
Первый ангел повернулся, направив свое оружие прямо на Кирену. Спустя несколько мгновений девушка осознала, что слова принадлежали ей. Еще меньше времени понадобилось окружавшим ее, чтобы разбежаться, оставив вокруг нее все расширяющееся кольцо пустоты.
Ангел повторил свои слова, все с той же бесчувственной интонацией, что и до этого.
— Никто не останется в Монархии к рассвету седьмого дня. Ступайте в свои дома. Собирайте имущество. Эвакуируйте город. Сопротивление карается смертью.
Кирена сглотнула и не сказала более ни слова. Крики и насмешки начали доноситься из толпы. Бутылка разбилась о шлем одного из ангелов, рассыпавшись стеклянным дождем. Несколько человек начало выкрикивать требования объяснений. Кирена развернулась и побежала. Там, где толпа не бежала вместе с ней, она проталкивалась через собравшихся людей.
Хриплый перестук оружия ангелов начался через несколько секунд, когда вестники Бога-Императора открыли огонь по бунтующей толпе.

Три дня спустя Кирена все еще была в городе.
Как и у многих людей, называвших Монархию своим домом, смуглая кожа Кирены была унаследована ею от предков, живших в экваториальных пустынях. Ее красивые глаза были светло-коричневого цвета, словно обожженные каштаны. Посветлевшие от солнца ореховые волосы ниспадали на ее плечи тяжелыми локонами.
Ну, по крайней мере так ее описывали наиболее ослепленные страстью влюбленные.
Такую картину рисовал ей ее разум, несмотря на то, что зеркало не показывало ничего подобного. Под глазами появились круги от двух бессонных ночей, а во рту было кисло от обезвоживания.
Как именно дошло до такого, оставалось загадкой. По всему городу сопротивление вторгшимся было яростным в течение часа или около того. Самая крупная бойня произошла у Врат Тофета, когда протесты перешли в бунт, а бунт в битву. Кирена наблюдала, найдя убежище в близлежащей церкви, хотя смотреть было мало на что. Горожан вырезали и казнили лишь за то, что они осмелились защищать свои дома.
Боевой танк из кобальта и бронзы открыл огонь по самим Вратам Тофета. Само побоище было трагедией, но это было чудовищным осквернением. Давя мертвецов своими гусеницами, танк дал залп по возвышающейся постройке. Глазам Кирены было больно видеть это, но она не могла отвернуться.
Врата Тофета рухнули, их мраморная громада рассыпалась на части, упав на площадь. Сокровище из белого камня и листов золота, памятник истинным ангелам Бога-Императора, было разрушено захватчиками, заявлявшими о своей верности Империуму.
Кирена могла разобрать недвижные тела павших статуй, опрокинутых с рухнувших ворот. Она хорошо их знала, так как часто бывала на ночных рынках Площади Тофет. Каждый раз ангелы взирали на нее со своих мест на поверхности врат. Раскосые, невыразительные глаза смотрели, не моргая. Бескрылые бронекостюмы были вырезаны в гладком камне с исключительным мастерством. Это были не ложные, пернатые ангелы из легенд древней Терры, но воплощение святости — ангелы смерти, созданные внушать страх перед Богом-Императором. Его тени, его сыновья, Носители Слова.
В пыли силуэты еретиков приблизились к танку. «Воины-короли Ультрамара, — прошептала Кирена в этот момент, — XIII Легион».
Богохульники, все до единого. Их отношение к Носителям Слова лишь усугубило их скверну.
Планетарная вокс-сеть не работала. Она слышала от уличного торговца, что захватчики уничтожили все спутники Хура прежде, чем спуститься сквозь облака. Правда это была или нет, но любое сообщение с другими городами, да и внутри самой Монархии, было ограничено силой человеческого голоса.
— Поднялся мятеж в районе Квами, — настаивал торговец. — Не только в Тофете. Еще и в Гульше. Сотни мертвы. Может статься, и тысячи. — Он пожал плечами, как будто это было лишь слегка необычно. — Я ухожу сегодня. Безнадежно сражаться с дьяволами, шул-аша.
Кирена ничего не ответила, лишь улыбнувшись вежливости использованного им древнего обращения к ее профессии. Да и что было ответить? Захватчики блокировали город. Ростки восстания никогда не взойдут на столь неблагодатной почве.
После первых чисток начался исход из Монархии — район за районом. С момента открытия ворот из города изливался нескончаемый поток людей.
К наступлению ночи массовая эвакуация шла полным ходом. Богатейшие граждане Монархии, в большинстве своем торговцы или жрецы выского ранга, носившие сан Говорящих Слово, переезжали в особняки в других городах. Утром воздух над Монархией был полон летучего транспорта, уносившего богатых, необходимых, экономически важных и духовно просвященных в убежища где-то в других местах.
Кирена все еще не уходила. На самом деле, она не была уверена в том, что вообще уйдет. Она стояла на втором этаже на балконе своего жилого отсека, чего-то среднего между комнатой и ячейкой, в жилом блоке Джиро, одном из дешевых районов города.
Окрестные башни-громкоговорители снова и снова передавали свое сообщение.
— Вес личного имущества, допустимый на борту эвакуационных кораблей, строго ограничен. Всем жители района Инага предписывается немедленно проследовать в воздушный порт Яэль-Шах или к Двенадцатым торговым воротам. Вес личного имущества…
Кирена не обращала внимания на предупреждения, наблюдая за скоплением людей на улице. Они образовывали заторы, двигаясь медленными процессиями. В конце улицы один из воинов XIII Легиона направлял потоки людей, словно скот. В руках ложного ангела было такое же оружие, как у его братьев: тяжелая винтовка, стрелявшая взрывающимися боеприпасами.
Кирена облокотилась на огражение балкона, следя за вечной драмой угнетателей и угнетенных, завоевателей и завоеванных. Ее район должны были эвакуировать к завтрашнему утру. Процесс шел туго, в сторону безмолвных ложных ангелов летели обильные жалобы и проклятия.
— Вес личного имущества строго ограничен, — вновь ожили динамики. Раньше с этих башен трижды в день читались молитвы, доносившие слова терпимости и просветления до всех обитателей города. Теперь же их святость была извращена, они стали устами захватчиков.
Слишком поздно Кирена поняла, что ее заметили.
Воздух сгустился и нагрелся от огня двигателей, когда небольшой воздушный транспорт пронесся над улицей вровень с ее балконом. Двухместное судно, покрытое синей броней, парило на воющих турбинах, скользя по воздуху. В нем сидели ложные ангелы, сканировавшие окна вторых этажей домов, мимо которых они пролетали.
Трепет Кирены угрожал перейти в дрожь, однако она осталась на своем месте.
Машина приблизилась. Крутящиеся винты гнали от ее антигравитационных двигателей горячий воздух. Ложный ангел на месте стрелка подался вперед, настраивая что-то невидимое на воротнике доспеха.
— Гражданка, — резкое рычание вокс-голоса воина перекрыло шум спидера, — этот сектор эвакуируется. Немедленно проследуйте на уличный уровень.
Кирена вдохнула и не пошевелилась.
Воин оглянулся на своего напарника в кресле пилота, а затем вновь повернулся к Кирене, замершей в тихом неповиновении.
— Гражданка, этот сектор эвак…
— Я слышала вас, — откликнулась Кирена, достаточно громко, чтобы перекричать адский гул мотора.
— Немедленно проследуйте на уличный уровень, — сказал воин
— Почему вы делаете это? — спросила она, еще повысив голос
Стрелок покачал головой и взялся за рукоятки тяжелой крупнокалиберной турели, направляя ее прямо на Кирену. Девушка сглотнула — дуло пушки было размером с ее голову. Каждая косточка в ее теле заныла от ужаса, умоляя ее бежать.
— Почему вы делаете это?! — настаивала она, стараясь заглушить страх злостью, — Какими грехами мы запятнали себя, что теперь должны покинуть свои дома? Мы верны Империуму! Мы верны Богу-Императору!
— Гражданка.
Она открыла глаза. Воин опустил ствол своей пушки.
— Император, возлюбленный всеми, повелел XIII Легиону прибыть сюда и поступить так. Взгляни на нас. Взгляни на наше оружие и броню. Мы его воины и мы исполняем его волю. Следуй на уличный уровень и покинь сектор.
— Бог-Император пожелал разрушить наши жизни?
Воин рыкнул. Это был трескучий механический рык, от человека в нем была лишь внутренняя ярость. Это было первое проявление эмоций, что Кирена видела у захватчиков.
— Следуй на уличный уровень, — воин вновь поднял оружие, — я убью тебя на месте, если ты еще раз с подобным диким язычеством отзовешься об Императоре, возлюбленном всеми.
Кирена плюнула с балкона.
— Я пойду, но пойду лишь потому, что ищу просвещения. Я найду истину и я молюсь, чтобы пришла расплата.
— Истина откроется, — ответил воин из готовой лететь дальше машины. — На рассвете седьмого дня оглянись и взгляни на свой город. Ты узришь просвещение, которого жаждешь.

И занялся седьмой день.
Кирен Валантион стояла на вершине предгорья Галахе под светлеющим небом. Ее традиционное платье было прикрыто длинной курткой, наглухо застегнутой для защиты от усиливающегося осеннего ветра. Ее грива волос свободно развевалась, а она смотрела на тихий, абсолютно безмолвный город на востоке. В последние часы вверх взвились огненные полосы — корабли XIII Легиона возвращались на небеса, его воины завершили свое дело.
С ужасающей неизбежностью солнце достигло горизонта. Бледное золото, холодное, несмотря на всю свою яркость, разлилось по минаретам и куполам Монархии. Рассвет озарил золотом шпили на вершинах десяти тысяч башен города, несравненного в своем великолепии.
— Святая Кровь, — прошептала девушка, не в силах совладать с голосом. Она ощущала, как по ее щекам бегут влажные теплые слезы. Подумать только, что люди смогли создать подобное чудо. — Святая Кровь Бога-Императора.
Небо продолжало светлеть — слишком быстро и слишком ярко. Только что был рассвет, а оно уже становилось ярким, как в полдень.
Кирена подняла голову и увидела сквозь слезы, как облака озаряются вторым восходом.
Она увидела падающий с небес огонь, лучи света невозможной яркости, вонзающиеся в совершенный город из-за облаков. Но она смотрела недолго. Через несколько мгновений несравнимая ни с чем яркость солнечных копий лишила ее зрения, оставив ее во тьме слушать, как умирает город. Мир содрогнулся под ногами Кирены, швырнув ее наземь. Хуже всего, что ее отказавшие глаза нестерпимо зудели, и последнее, что она ясно увидела, была разрушенная Монархия, чьи башни падали в огне.
Ослепленная и обманутая судьбой, Кирена Валантион рыдала в небеса и молила о расплате, пока горел ее родной город.

II Последняя молитва

«Носители Слова, услышьте нашу мольбу.
Ложные ангелы ступают среди нас, подобные вам видом, но лишенные вашего милосердия. Они зовут себя XIII Легионом, Воинами-королями Ультрамара. Небо потемнело от них неделю назад, и с тех пор они несут лишь угрозы кровопролития и горя. Эти воины прошли по улицам Монархии,заставив жителей покинуть дома. Тех, кто сопротивлялся, забили словно скот.
Волею судьбы, мы запомним их мученичество.
Монархия не одна. Шестнадцать городов на планете пусты, жизнь покинула их. Многие дни нас лишали голоса, не давая воззвать к вам. XIII Легион дал разрешение лишь сейчас, перед последним рассветом. Они пообещали похоронить совершенный город в огне, лишь только солнце взойдет сегодня.
Возвратитесь к нам, мы умоляем вас. Возвратитесь и заставьте их ответить за несправедливость. Отомстите за падших и восстановите то, что будет утрачено, когда горизонт осветится.
Носители Слова, услышьте нашу мольбу.
Возвратитесь к нам, сыны Бога-Императора, да будет благословенно Его имя.
Возвр…»
Первый и последний сигнал бедствия, отправленный из Монархии, столицы Хура

2
Зазубренное солнце
Опустошение
Аврелиан

Расплата Кирены прибыла через два месяца. Почти девять недель они летели, словно брошенное копье, сквозь не-пространство, прорываясь через Имматериум без мыслей о безопасности или контроле. Они теряли корабли. Они теряли жизни. Но они не теряли времени. Реальность содрогалась на их пути.
Первый корабль, вырвавшийся из Имматериума, врезался обратно в реальность на перегруженных двигателях. Набирая ускорение после выхода, он казался вылетевшим из варпа серым дротиком, оставлявшим за собой плазменный след сводящего с ума цвета.
Раскаленные двигатели издавали мощный рев в безмолвном космосе.
По всей длине его неровного хребта в звездную пустоту смотрели статуи из мрамора и золота. Бронированные храмы возвышались, словно наросты на коже корабля. Стены этих соборов увенчивали зубцы с бойницами, а высокие башни десятков меньших храмов были украшены блоками турелей. Корабль ужасающих размеров и мрачного вида был в большей степени оплотом молитвы и войны, чем космолетом.
От опасной инерции его металлические кости содрогались, но он не замедлял хода. Бело-голубые струи, окутанные тут же исчезающим дымным следом, извергались из огромных сопл, которые строились десятилетиями и на которые тысячи рабочих потратили миллионы часов. Нос судна венчал колоссальный таран — фигура орла, выкованная из тяжелого металла и отполированная до серебристого блеска. В когтях орел сжимал выкованную из стали книгу. Клюв птицы замер открытым в безмолвном крике. В его холодных глазах отражались звезды.
Прибывали прочие корабли, разрывая ткань реальности, вырываясь из варпа размытыми серыми очертаниями — град стрел, затмевающий звезды вокруг. Сперва всего несколько, затем дюжина, вскоре целый флот и, наконец, армада. Сто и шестнадцать кораблей, одна из величайших армий, когда либо собиравшихся людьми. И они все прибывали, терзая грань между измерениями, выпадая из Имматериума в попытке угнаться за прославленным флагманом.
Серая армада двигалась разрозненно, медленные корабли отставали, в то время как более сотни оставшихся приблизились к одинокой сине-зеленой планете.
Планете, уже окруженной другим боевым флотом.

Одним из кораблей армады, мощным самим по себе, но выглядевшим карликом рядом с двигавшимся в авангарде флагманом, была боевая баржа «Де Профундис». На низком готике его название в грубом переводе звучало как «Из глубин». В колхидском диалекте родной планеты корабля, эти протоготические корни означали «Из отчаяния».
Остаточная дрожь каркаса судна уменьшалась по мере того, как реальное пространство восстанавливало свои права, а маневровые двигатели приходили на смену перегретым варп-ускорителям. Капитан «Де Профундис» поднялся со своего изукрашенного командного кресла, когда корабль перестали удерживать оковы Эмпиреев. Кресло, сделанное из слоновой кости и вороненой стали и убранное священными свитками, стояло в центре возвышения. На ступенях, ведущих к нему, стояли еще три фигуры в боевой броне цвета серого гранита. Все они, не отрываясь, смотрели на обзорный экран, занимавший собой всю переднюю стену.
На экране разворачивалось торжество хаоса. Порядок нарушался еще до контакта с противником, как будто злость каждого из капитанов влияла на курс его корабля, порождая нерациональность там, где требовалась концентрация.
Доспех Магистра ордена гудел от энергии, внешние кабели соединяли его с силовой установкой за спиной. Украшенная куда более, чем у большинства Астартес, личная броня Магистра ордена Деймоса была отделана без какой-либо скромности, демонстрируя его достижения.
Его наплечники покрывали выгравированные колхидские клинописные письмена, перечислявшие в стихах его победы и убийства. На левом наплечнике поверх надписей красовалась выполненная из бронзы открытая книга с пылающими страницами. Каждый язык пламени был вручную вырезан из красного железа и искусно приварен к самой книге. При удачном освещении казалось, что металлические страницы трепещут в металлическом огне.
И наконец, одну из раскосых красных линз его грозного шлема окружала стилизованная шипастая звезда из бронзы. Этот же символ повторялся на корпусе корабля и внешних надстройках «Де Профундис», обозначая принадлежность боевой баржи к ордену Зазубренного Солнца. Каждый корабль флота имел свои уникальные символы — Костяной Трон, Полумесяц, Скрученная Плеть… знак за знаком, поток символов. Здесь, в пустоте, они были разбросаны словно иероглифы на рунических камнях шаманов.
Глаза каждого воина, офицера, сервитора и раба были прикованы к планете Хур и ее столице, некогда видимой из космоса. В сущности, ее было видно и сейчас — выжженое пятно, окрасившее четверть континента в черный цвет.
Черты лица Деймоса запросто могли быть высечены из скалы древнего Гималайского хребта на Терре, неподалеку от места, где он родился двести лет тому назад. Некоторые смеялись и смеялись часто. Деймос был не из таких. Его юмор был куда более холодным и безрадостным.
Один из его подчиненных, Седьмой капитан по званию, однажды сказал ему, что его покрытое шрамами лицо — летопись войн, в которых никто не захотел бы участвовать. Деймос улыбнулся при этом воспоминании. Ему нравились попытки Аргел Тала быть остроумным.
Встрепенувшись после момента задумчивости, Деймос уставился на экран, все еще неуверенный, что же он видит. Остаток их кораблей свободно рассыпался в атакующем строю, некоторые все еще набирали ход. Корабли сопровождения и разведчики заметно замедлялись, их скорость падала по мере утихания ярости двигателей.
— На что я смотрю? — поинтересовался Деймос. Шлем воспроизвел его слова трескучим рычанием. — ауспик, доложить.
— Первоначальные данные ауспика обрабатываются, — все офицеры за треугольной консолью сканера были людьми в униформе такого же строгого серого цвета, как броня Магистра ордена. Старший специалист среди них, ауспик-мастер, побледнел. — Я… я…
Магистр перевел взгляд на людей. Говори и говори быстрее, — произнес он.
— Вражеский флот на геостационарной орбите над Монархией опознан как имперский, сэр.
— Итак, это правда, — Деймос тяжело взглянул на ауспик-мастера, пожилого офицера с громким голосом, который лихорадочно подкручивал диски настройки на трехметровом экране. — говори.
— Они имперцы, это подтверждено. Это не враг. Сенсоры забиты потоком кодов передачи. Они объявляют о себе всему флоту.
Напряжение все еще не покидало Деймоса. Напротив, оно угнездилось еще глубже в его мыслях, вытаскивая на поверхность воспоминание о том сводящем с ума сообщении. «Возвратитесь к нам, — взывало оно, — они называют себя XIII Легионом. Возвратитесь к нам, мы умоляем вас».
Деймос загнал тревогу обратно на дно сознания. Ему было необходимо сконцентрироваться.
Он наблюдал на экране, как серые корабли замедляют ход, широкие пасти их двигателей испускали все меньше огня. Несколько кораблей отвернули в сторону, нарушая изящество атакующего строя. Сомнение, почти наверняка. Ни один капитан не мог знать, что нужно делать.
Совершенная в своей упорядоченности ярость атакующего натиска распадалась, ее невозможно было восстановить, пока многие корабли замедлялись или сворачивали вбок.
Повсюду вокруг колоссальный флот, стоявший на грани начала боя, отключал орудия. Словно в звездном балете, он совершал этот переход к обыденности с явной неохотой. Снова появилось ощущение, что эмоции капитанов передаются их кораблям.
Сама планета была совсем близко, так что вражеский флот был в пределах зрения. Он висел на низкой орбите и с такого расстояния казался всего лишь темными пятнышками среди густых облаков. Деймос обернулся к своим братьям, его подчиненным, стоявшим на ступенях перед его возвышением.
— Теперь нам откроется истина обо всем этом.
— Сегодняшний день окончится тьмой, — донеслось от Седьмого капитана, чей левый глаз тоже окружало зазубренное солнце. — Мы знаем истину, мы знаем, что совершили наши братья. Никакие объяснения не смягчат горе примарха. Никакие доводы не успокоят его ярость. Тебе это известно так же, как и мне, магистр.
Деймос кивнул. На мгновение он позволил себе представить, что «Лекс» не замедлит хода, что он войдет в сердце противостоящего флота, словно серый клинок, а его орудийные батареи будут объяты пламенем, извергая свою смертоносную песнь. Брат против брата, Астартес против Астартес.
Когда-то он бы усмехнулся утонченному богохульству невозможной мысли. Но не сейчас.
— Нас приветствуют, — сообщил один из офицеров от консоли.
Наконец-то. Послание всему флоту, переданное единственным голосом, который имел сейчас значение. Послание разнеслось над мостиком, исковерканное помехами, но все же разборчивое.
— Сыны мои. — Никакие помехи не могли скрыть боль и страсть в голосе. — Сыны мои, мы достигли Хура. Время ответить на последнюю молитву Монархии. Сегодня мы взглянем своими глазами на развалины, в которые наши братья превратили совершенный город.
Четверо Астартес вокруг командирского кресла обменялись взглядами, хотя выражение их лиц и скрывалось под шлемами Мк III. Каждый из них ясно расслышал дрожь в голосе их отца.
— Сыны мои, — продолжилось сообщение, — Кровь взывает к крови. Мы получим ответы, которые ищем, еще до конца дня. Это, клянусь…
Сообщение оборвалось. Более мощный сигнал заполнил вокс-сеть, его силы хватило на то, чтобы заглушить даже слова самого примарха Легиона.
Голос был глубже, холоднее, но столь же искренен.
— Воины Несущих Слово. Я Жиллиман из XIII Легиона, Повелитель Макрагга. Вам предписывается незамедлительно спуститься на поверхность и собраться на развалинах, ранее известных как Монархия. Координаты передаются. Не будет никакого неподчинения этому распоряжению. Ваш Легион соберется полностью, как и предписано. Это все.
Голос умолк, и воцарилась тишина.
На мостике «Де Профундис» собралась почти сотня душ — люди, сервиторы и Астартес. Никто из них не проронил ни слова почти минуту.
Почти не узнавая окружающих, Седьмой капитан развернулся и пошел через зал. Его бронированные сапоги тяжело стучали по пласталевому покрытию пола.
— Аргел Тал? — произнес Деймос в вокс своего шлема. Экран визора проследовал за его подчиненным капитаном, прокручивая на дисплее белые строчки биоритмических данных. Он моргнул в сторону периферической руны, очищая тактический экран.
Седьмой капитан обернулся, сотворяя знамение святой аквилы на груди, перчатки сложились в знак Бога-Императора поверх бронированного нагрудника.
— Я иду готовить Седьмую к высадке, — сказал он, — ответы, что мы ищем, находятся на поверхности Хура, среди руин совершенного города. Я хочу получить эти ответы, Деймос.
В воздухе носился песок, смешанный с пылью и дымом. Земля представляла собой черную пустыню из пепла с вкраплениями обожженного жаром стекла и оплавленного мрамора, которые отражали свет солнца, пока не крошились под ногами.
Аргел Тал вдохнул, ощущая рециркуляцию очищенного воздуха внутри брони: запах пота с химическим привкусом его генетически усовершенствованной крови. Однако он не мог заставить себя полностью загерметизировать костюм. Каждый вдох нес с собой примесь серы и выжженного камня, которые источало окружающее опустошение.
Ничто не уцелело. Несущие Слово стояли в центре Монархии. Каменная пыль в воздухе, остатки миллионов уничтоженных мраморных зданий, уже покрыла их броню. Свитки с клятвами и молитвами на их нагрудниках стали серовато-белыми от осевшего налета.
Аргел Тал наблюдал за своими воинами, стоявшими посреди развалин. Некоторые бесцельно копались в обломках, прочие оставались недвижными. Он искал слова, которых требовал момент.
Каковы бы ни были эти слова, они ускользали от него.
Вокс затрещал, и на краю красноватого ретинального дисплея Аргел Тала замигала идентификационная руна Ксафена.
— Мы стояли здесь шесть десятилетий назад. — Ксафен приблизился к капитану, его редкая броня с золотой отделкой тоже посерела от падающей пыли. В этот раз Седьмому капитану все его братья казались одинаковыми, равными среди руин Монархии. — Теперь город утопает в пыльных облаках, но это то же место. Помнишь его? — спросил Ксафен.
Аргел Тал взглянул на выжженную землю, видя в дымке миражи — шпили и купола строений, которых более не существовало.
— Я помню, — ответил он, — это общественная площадь сектора Инага, — капитан указал на юг, хотя в любом направлении была одна и та же панорама опустошения. — Там стояли Врата Тофета, возле них собирались торговцы и проповедники.
Ксафен кивнул. На его левом глазу виднелся такой же символ, что и у Аргел Тала — зазубренное солнце, знак братства. Оружие, удерживаемое магнитами на его спине — священный крозиус арканум, боевая булава капелланов Несущих Слово, было выполнено в той же манере. Его навершие было шипастой сферой из темного железа, отделанного серебром.
Беседа умолкла до тех пор, пока другая рота не зашла на посадку, нарушив недружелюбное спокойствие места. С воем двигателей десантно-штурмовые корабли совершали последние маневры, когти посадочных опор впивались в оплавленную землю. В другое время вонь от огня и масла ранила бы обоняние. Но среди развалин она уже не ощущалась.
Люки и аппарели с лязгом открылись. Еще сотня воинов в гравированной броне XVII Легиона ступила в мертвый город. И без того небольшой порядок мгновенно нарушился, Астартес рассыпались, силясь смириться с увиденным. Аргел Тал, моргнув, активировал вокс-руну на дисплее, вновь переходя на общий канал. Зазвучали голоса новоприбывших, носивших знаки Пятнадцатой роты, в слышались неверие и бессильная злоба. На их нагрудниках были изображены сваленные в груду человеческие черепа, знак ордена Костяного Трона.
Аргел Тал безмолвно приветствовал их. Ближайшие воины отсалютовали, выражая свое уважение к его званию, невзирая на принадлежность к иному Ордену. Плотью и кровью каждый из них был Носителем Слова и это перевешивало все остальное.
Все больше «Громовых ястребов» проносилось над головами, десантно-штурмовые корабли выискивали свободное место для посадки. Становилось все сложнее разместить оставшуюся часть Легиона между уже высадившимися воинами и их кораблями. С востока на запад и с севера на юг небо колыхалось от тряски кораблей и жаркого огня двигателей, удерживавших «Громовые ястребы» на лету.
Каждые несколько минут небо темнело, возвещая о прибытии «Грозовой птицы». Эти огромные корабли перевозили целые роты, с оглушительным шумом затмевая солнце при посадке.
Аргел Тал бесцельно прохаживался, давя ногами обломки камней. Он загерметизировал вентиляцию доспеха, устав вдыхать серный смрад, исходящий от могилы Монархии. Оплавленный камень и спекшаяся земля никогда не отличались приятным запахом, его насыщенность причиняла боль усовершенствованному обонянию капитана. Вдыхая переработанный фильтрами брони воздух, он все шагал и шагал.
Почва была неровной, ее испещрили кратеры от орбитальной бомбардировки Ультрадесанта. Аргел Тал ощущал, как стабилизаторы и гироскопы брони вибрируют, чтобы сгладить это неудобство. Изредка раздавалось гудение энергии, пока механизмы в суставах доспеха подстраивались под очередную неровность рельефа.
Он знал, даже не глядя на цифры датчика расстояния на ретинальном дисплее, что Ксафен следует за ним. Поэтому он нисколько не удивился, когда капеллан вновь заговорил.
— У меня чуство, будто мы проиграли войну без единого выстрела, — донесся из вокса голос капеллана, — но взгляни на небо, брат. Отец приближается.
Небо вновь потемнело, и Аргел Тал поднял голову, наблюдая, как последняя «Грозовая птица» пролетает над ними. Ее корпус был золотистым и отражал полуденное солнце лучезарным сиянием. Визор капитана потускнел, приглушая яркость.
Еще отчетливее стало ощущение унижения. Вокруг могучей золотистой «Грозовой птицы» двигался строй меньших кораблей, «Громовых ястребов», окрашенных синим. Эскортное отделение, надзиратели, а вовсе не почетный караул. Ультрадесант сопровождал примарха Несущих Слово до поверхности с унизительной проформой, словно узника на казнь.
Аргел Тал прищурился и визор отреагировал, увеличив изображение. На полсекунды изображение подернулось помехами, а затем прояснилось, как только завершилась перефокусировка.
Каждое орудие на кораблях Ультрадесанта было нацелено на золотистый корпус «Грозовой птицы».
— Ты видишь это? — спросил он Ксафена.
— Подобное оскорбление сложно не заметить, — отозвался капеллан, — я никогда бы не поверил в это, если бы не видел собственными глазами.
Аргел Тал увидел, как челнок заложил дугу, направляясь вглубь города. Без дополнительных указаний все Несущие Слово развернулись и двинулись в направлении, указанном громадным кораблем.
— Я чувствую, как творится история, — пробормотал Ксафен. — Соберись, брат. Пригляди за своим юмором.
Капитан никогда раньше не слышал такой тяжести в голосе Ксафена. От этого ему стало еще труднее сохранять свое и без того шаткое спокойствие.
— Ответы, — отозвался Аргел Тал, морганием вызывая на дисплей данные о количестве зарядов в болтере и температуре силовой установки. — Ответы, Ксафен. Вот все, что мне нужно.
Вслед за Аргел Талом и Ксафеном Седьмая рота двинулась в центр города, туда, где собирался весь Легион.

Сто тысяч воинов стояли молча под лучами заходящего солнца.
Сто тысяч воинов в идеальном порядке, серые кулаки сжимали болтеры, головы в шлемах были гордо подняты.
Сотня тысяч пар красных линз смотрела вперед. Отделение за отделением, возглавляемые сержантами. Орден за Орденом, ведомые Магистрами.
Перед каждой ротой стояли знаменосцы, высоко подняв стяги, пусть они и потускнели от пыли. Удерживаемое сержантом Малнором, знамя Зазубренного Солнца вздымалось над знаменами трех входивших в него рот, затмевая их размерами и значимостью. Шипастый круг из полированной бронзы повторял символ, окружавший левый глаз каждого из воинов, его украшали шестьдесят восемь черепов, висевших на цепях из черного железа. Черепа принадлежали как людям, так и чужим, каждый из них был могучим воином, победа над которым заслуживала памяти. Левая глазница каждого из черепов была обведена знаком зазубренного солнца, нарисованным кровью Астартес и благословленным капелланами Ордена.
Подобные изображения виднелись над всем построившимся Легионом. Они потрескивали на ветру, перезвон украшений звучал грустной мелодией, под которую развевались боевые знамена рот.
Аргел Тал двинулся вперед вместе с остальными командирами Зазубренного Солнца, оставляя позади выстроившиеся колонны своих воинов. Хотя их Орден и не входил в число любимцев примарха: эта честь принадлежала крупнейшим и славнейшим Орденам, состоявшим из двадцати и более рот, но их звания позволяли им стоять перед строем Легиона.
Проходя через ряды застывших, словно статуи, Несущих Слово, Аргел Тал переключил вокс на частоту, занятую Седьмой ротой перед высадкой.
— Стойте с гордостью, братья. Просвещение вскоре низойдет к нам.
Серия щелчков вокса подтвердила, что все сержанты под его командой услышали его.
Капитаны обменялись тихими приветствиями по воксу, выстраиваясь в линию. На их шлемах и наплечниках были видны знаки принадлежности к разным Орденам.
Перед ними стояла приземлившаяся золотистая «Грозовая птица», окруженная шестью «Громовыми ястребами» Ультрадесанта. Выступы на их керамитовых корпусах были обожжены во время спуска через атмосферу.
Один из капитанов нарушил строй. Он сделал шаг вперед, и Аргел Тал ощутил, как земля слегка содрогнулась от этого шага.
Облаченный в громоздкую терминаторскую броню, чей отделанный серебром нагрудник будто вчера вышел из кузниц Марса, Первый капитан Кор Фаэрон стоял отдельно от своих братьев, пользуясь своей привилегией. Благодаря доспеху лучших воинов Легиона, он возвышался на метр над прочими капитанами, закованный в тщательно подогнанные керамитовые пластины толщиной с танковую броню. Он был вооружен лишь тем, что несла на себе броня. Огромные перчатки заканчивались когтями, продолжавшими каждый палец. Клинки были изогнутыми и длинными, словно лезвия кос, которыми собирали урожай на захолустных мирах Империума. Они были покрыты изящными электроцепями — теми венами, по которым по воле Первого капитана в когти вливалась разрушительная мощь.
В отличие от прочих капитанов, Кор Фаэрон не надел шлем. Можно было искренне сказать, что ни один художник или поэт не смог бы изобразить Первого капитана красавцем, не покривив душой. Аргел Тал видел, как по когтям Кор Фаэрона пробегают разряды, явно демонстрируя его нетерпение. На лице огромного воина застыла усмешка человека, который видит лишь горечь и пепел. Аргел Тал никогда не видел у него иного выражения лица. В противоположность впечатляющей броне, лицо Кор Фаэрона было костлявым и бледным, словно принадлежало мертвецу. Таким оно выглядело всякий раз, когда пути двух капитанов пересекались.
— Я ненавижу его, — прошептал Ксафен по воксу, — он носит эту броню словно щит против тысячи своих слабостей. Я ненавижу его, брат.
Аргел Тал не шелохнулся, удерживая болтер возле груди. Он слышал это от капеллана множество раз до того и не знал ответа, способного усмирить гнев брата.
— Я знаю, — ответил он, надеясь, что Ксафен умолкнет. Сейчас было совсем не время для подобных разговоров.
— Он не один из нас. Ложный Астартес, — Ксафен принялся за знакомые обличения, стискивая зубы от волнения. — Он нечист.
— Сейчас не время для старых обид.
— Именно из-за подобной слабости ты никогда не сможешь носить крозиус, — произнес капеллан.
Протекция при возвышении Кор Фаэрона до Первого капитана не была тайной. Будучи духовным наставником и приемным отцом молодого примарха, оторванного от Империума, Кор Фаэрон помог сформироваться личности растущего полубога, чего не сделал его истинный отец. Вместе они прошли через годы жертвоприношений и переворотов, через священные войны, угрожавшие разорвать Колхиду на части, прежде чем она объединилась под милосердной властью Лоргара.
Когда Бог-Император прибыл на Колхиду сто лет назад, чтобы передать Лоргару командование XVII Легионом, Кор Фаэрон был уже слишком стар, чтобы пройти имплантации органов и генные модификации, необходимые, чтобы стать Астартес. Вместо этого он был возвышен над прочими людьми с помощью омолаживающей хирургии, внедрению бионики и частичных генных улучшений. Это был знак отличия, пожалованный ему примархом.
Пусть и отбросив свою человечность, он так и не достиг высот истинных Астартес. Аргел Тал взирал на него, на результат генетического компромисса. Уважение, пусть и не почтение, сковывало его язык.
Кор Фаэрон сплюнул на измученную землю. Едкая кислота слюны зашипела, впиваясь в камни. Только тогда Аргел Тал возобновил вокс-связь с Ксафеном, активировав именную руну брата.
— Тебя уязвляет только нечистота Первого капитана? Или он пренебрегает порядками Легиона? Или, быть может, дело в том, что его победы затмевают твои и мои, вместе взятые?
Ксафен мрачно и приглушенно усмехнулся. Он держал свой молот-крозиус в руках, уперев навершие в землю.
— Он бьется возле примарха в каждом сражении. Он командует Первой ротой, лучшими в Легионе. На нем броня терминатора. Только глупец потерпел бы неудачу в таких условиях.
— Я слышал его проповеди, брат. Как и ты. Я не люблю его, но уважаю. Он проповедует Слово с мудростью, которой лишены другие. Его слова разжигают огонь в моей крови. Он одержал победу в гражданской войне, охватившей всю планету, будучи простым человеком-жрецом. Не стоит недооценивать его сейчас.
Голос Ксафена стал жестче.
— Нечистоте нет прощения.
— Примарх избрал его, — в голосе капитана появилась ответная жесткость, — это тебе безразлично?
— Я не оспариваю решение отца, — пришел неохотный ответ.
Аргел Тал ожидал продолжения, но Ксафен умолк, вероятно выискивая скрытые мотивы в неодобрении брата.
— Готовьтесь, — скрежещущий голос Кор Фаэрона контрастировал с его мертвенным лицом. — Примарх идет.
Под эти слова начал медленно и плавно опускаться трап под кабиной золотистой «Грозовой Птицы». Аргел Тал медленно и глубоко выдохнул, ощущая, как забилось быстрее основное сердце. Хотя он не был в бою, второе сердце откликнулось на биение первого медленным стуком.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • ХмурыйКот об авторе Алескандр Зайцев
    Как заметила, у автора проблемы с финалами своих произведений. Нет, они завершены, но скомканно, странно, дергано и "на отвали"

  • ХмурыйКот о книге: Алескандр Зайцев - Суррогат Героя. Том II [СИ]
    Если, читая первую, я думала: "Божечки, как все круто, именно этого я и ждала так долго!", то вторая уже.. ну такое. Вторая часть менее продумана, и над шлифовкой ее, думаю, затрачено гораздо меньше времени. Это видно

  • Hellgirl о книге: Андрей Андреевич Красников - Альтернатива. Точка отсчета [СИ]
    Цикл однозначно понравился.
    Я вообще неравнодушна к ЛитРПГ, «патамушта боевик и там никого в реале не убивают».

    Перед нами - довольно необычное ЛИТРпг в постапокалиптическом жанре, максимально приближенное к "Фоллауту". Как всегда, герой Красникова - боец-одиночка, проходящий игру своим собственным путем, и не вступающий в долговременные союзы. Такая концепция нравится мне значительно больше, чем унылые клоны Росгарда, не способные ни на что без поддержки сильного клана.
    Как всегда у Красникова - герой совершенно неожиданно получает фантастические ачивки, и столь же неожиданно огребает люлей, причем одно уравновешивает другое. И как всегда, герой достигает успеха совершенно не там. где планировал - это так же приближает игру к лучшим образцам жанра, лишая персонажа "унылой непобедимости".
    Ну и отдельное спасибо автору за очень оригинальную концовку второго тома.

    В общем, книги Красникова стали для меня свежей струёй в довольно закомплексованной и шаблонной современной литературе. Они ценны не столько своей читабельностью, сколько тем, что автор не боится экспериментировать, и решительно осваивает новые горизонты.

  • Hellgirl о книге: Андрей Андреевич Красников - Точка кипения
    Цикл однозначно понравился.
    Я вообще неравнодушна к ЛитРПГ, «патамушта боевик и там никого в реале не убивают».

    Перед нами - довольно необычное ЛИТРпг в постапокалиптическом жанре, максимально приближенное к "Фоллауту". Как всегда, герой Красникова - боец-одиночка, проходящий игру своим собственным путем, и не вступающий в долговременные союзы. Такая концепция нравится мне значительно больше, чем унылые клоны Росгарда, не способные ни на что без поддержки сильного клана.
    Как всегда у Красникова - герой совершенно неожиданно получает фантастические ачивки, и столь же неожиданно огребает люлей, причем одно уравновешивает другое. И как всегда, герой достигает успеха совершенно не там. где планировал - это так же приближает игру к лучшим образцам жанра, лишая персонажа "унылой непобедимости".
    Ну и отдельное спасибо автору за очень оригинальную концовку второго тома.

    В общем, книги Красникова стали для меня свежей струёй в довольно закомплексованной и шаблонной современной литературе. Они ценны не столько своей читабельностью, сколько тем, что автор не боится экспериментировать, и решительно осваивает новые горизонты.

  • Фета о книге: Екатерина Васина - Бунтарка. (Не)правильная любовь
    Замечательная и захватывающая история. Интересный подход автора к данному союзу, видение и предоставление нам его. К сожалению у нас менталитет в стране не приемлет подобного, это как в "СССР секса нет", видимо все от туда. Я считаю лишь бы им это нравилось, обоюдно и не нарушало закон. Интересная героиня с не легким детством, тонко прописаны метания Кристины. Яркие мужчины типичные мачо со своими тараканами и змеями)). Немного не хватило развернутый концовки, т.е. именно диалогов и действий. А в целом книга великолепна, легкая не смотря на тяжелые ситуации в жизни героев. Огромное спасибо автор, вдохновения вам!!!

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2018г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.