Библиотека java книг - на главную
Авторов: 37945
Книг: 96526
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Кровь Кадии»

    
размер шрифта:AAA

Аарон Дембски-Боуден
КРОВЬ КАДИИ

Посвящаю маме и папе — поскольку они меня прибьют, если я этого не сделаю.
Сорок первое тысячелетие.
Уже более ста веков Император недвижим на Золотом Троне Терры. Он — Повелитель Человечества и властелин мириадов планет, завоеванных могуществом Его неисчислимых армий. Он — полутруп, неуловимую искру жизни в котором поддерживают древние технологии, ради чего ежедневно приносится в жертву тысяча душ. И поэтому Владыка Империума никогда не умирает по-настоящему.
Даже в своем нынешнем состоянии Император продолжает миссию, для которой появился на свет. Могучие боевые флоты пересекают кишащий демонами варп, единственный путь между далекими звездами, и путь этот освещен Астрономиконом, зримым проявлением духовной воли Императора. Огромные армии сражаются во имя Его на бесчисленных мирах. Величайшие среди его солдат — Адептус Астартес, космические десантники, генетически улучшенные супервоины.
У них много товарищей по оружию: Имперская Гвардия и бесчисленные Силы Планетарной Обороны, вечно бдительная Инквизиция и техножрецы Адептус Механикус. Но, несмотря на все старания, их сил едва хватает, чтобы сдерживать извечную угрозу со стороны ксеносов, еретиков, мутантов. И множества более опасных врагов.
Быть человеком в такое время — значит быть одним из миллиардов. Это значит жить при самом жестоком и кровавом режиме, который только можно представить.
Забудьте о достижениях науки и технологии, ибо многое забыто и никогда не будет открыто заново.
Забудьте о перспективах, обещанных прогрессом, о взаимопонимании, ибо во мраке будущего есть только война. Нет мира среди звезд, лишь вечная бойня и кровопролитие, да смех жаждущих богов.

ПРОЛОГ
Как погибает мир

I

Сначала было тихо.
Люди погибали, но их криков предпочитали не слышать. Мужчины, женщины, дети погружались в вечное безмолвие, а их тела стыли в жилых башнях, молельных комнатах огромных монастырей, придорожных канавах. Смерть еще долго оставалась незамеченной. В этот мир каждый месяц прибывало до десяти миллионов паломников, и выходцы из других миров нередко умирали сразу после высадки на поверхность.
Мир-святилище Катур, названный по имени святого, служил маяком веры и надежды обитателям сектора Скарус. Вера расцветала или угасала у тех, кто прилетал сюда, чтобы ступить на священную землю благословенной планеты и обрести оправдание своей бессмысленно растрачиваемой жизни. Надежда расцветала и угасала у стремившихся прикоснуться к мощам давно умершего святого и получить исцеление от ран и недугов.
Смерть людей не вызвала всепланетной паники, не было ни воя сирен в городах, ни призывов о помощи к близлежащим мирам, ни предостережений о смертельной эпидемии. Болезнь распространялась, численность населения сокращалась, но, по мнению тех, кто был обязан за этим следить, смертность незначительно превышала средний уровень. Такое случалось время от времени.
Инфекция, занесенная с другой планеты, — так говорили правители мира. Вера убережет от заражения праведных и чистых.
Никаких предостережений. Никакой паники.
Тишина.

II

Тишина продлилась недолго. В начале второй недели мертвецов оказалось так много, что жрецы, заведующие погребениями, не смогли затолкать всех в освященные крематории, и в Экклезиархии поняли, что мир не просто подхватил инфекцию, а речь идет об эпидемии. И не просто эпидемии. Смертность достигла угрожающих размеров, и катурские служители, традиционно совершающие обряды захоронения, уже не в силах были справиться со своими несложными обязанностями.
С Катура поступил первый астропатический сигнал бедствия. Несколько сотен псайкеров по всему миру объединились в своем призыве и послали через варп мольбу о помощи. Имперские силы ошеломляюще быстро ответили на призыв: сектор Скарус всегда манил Архиврага, и здешние слуги Императора никогда не теряли бдительности. Имперские флотилии разогрели двигатели и устремились через варп, следуя психическим воплям, словно стая гончих, почуявших запах добычи.
Потоки сообщений по каналам связи и астропатические послания сообщали о разразившейся эпидемии, о миллионах умерших, о гибнущей планете.
Империум не впервые сталкивался с Проклятием Неверия. В то же самое время мор опустошал десятки миров в сегментуме Обскур, но относительно Катура подобное явление было аномалией — заражение единичного мира выбивалось из обычной схемы распространения скверны. Прочие зараженные миры находились на границе Черного крестового похода Разорителя, а Катур располагался вдали от Ока Ужаса и в стороне от основных очагов сражений.
Это бедствие выглядело необъяснимым. Поблизости не было замечено никаких космических кораблей Архиврага, способных занести порчу, не наблюдалось проявлений ереси среди населения и каких-либо признаков заражения скверной Хаоса в поведении правителей планеты.
Но тем не менее это было именно Проклятие Неверия.
Оно распространялось по миру-святилищу, поражая тех, кто недостаточно твердо верил в Бога-Императора. У запятнанных им загнивала плоть, и у еще живых людей разлагались внутренние органы. Многие жертвы предпочитали продолжительной агонии самоубийство. Среди населения планеты начались волнения. Печи крематориев и погребальные костры не гасли ни днем, ни ночью, и вокруг больших кафедральных городов небо потемнело от жирного черного дыма.
При первых же признаках Проклятия Неверия иерархи, первыми получившие сигналы с Катура, приказали изолировать планету от Империума. В течение нескольких дней над обреченным миром собралась мощная флотилия. Корабли пришли не для того, чтобы спасти людей. Они предотвращали бегство с планеты. Капитаны твердо знали, что нельзя допустить распространения заразы. За организацией блокады с капитанских мостиков кораблей Имперского Флота, с высокой орбиты наблюдали суровые инквизиторы.
Не было никакой вакцины, чтобы облегчить страдания зараженных. Стоя на мостике корабля «Во имя Его» типа «Готик», инквизитор Кай заявил:
— Мы предаем забвению эти души, поскольку милосердие обернулось бы проклятием для всех нас.
Корабли Имперского Флота, повиснув над Катуром, со смертоносной эффективностью установили полный карантин. Тысячи граждан Империума погибли в результате ожесточенных обстрелов из имперских орудий, истреблявших любое судно, пытавшееся оторваться от поверхности планеты. Спустя некоторое время попытки прорвать блокаду прекратились. Обитатели мира были либо тяжело больны, либо уже мертвы.
Как ни странно, но паломники все еще старались проникнуть в мир-святилище, пройти по его кафедральным городам и получить благословение святого Катура. Все попытки паломнических судов подойти к планете пресекались грозными эсминцами типа «Кобра». Такого предупреждения и открытой демонстрации могущества Империума большинству капитанов было более чем достаточно. Лишь на одном корабле паломники оказались настолько фанатичны, что попытались прорвать блокаду. Судно, представлявшее собой неуклюжую баржу, немногим крупнее грузового буксира с тремя сотнями верующих на борту, в конце концов достигло поверхности Катура. То, что не сгорело в атмосфере после атаки имперских истребителей, рухнуло в западный океан.
Инквизитор Бастиан Кай из Ордо Сепультурум поддерживал связь с главой Адептус Арбитрес по имени Баннечек все то время, пока планета оставалась под контролем Империума. Командир сил правопорядка семнадцать дней отвечал на запросы инквизитора, описывая ужасы распространившейся эпидемии и попытки его людей сохранить законность и благочестие. Каждое его слово записывалось. Записывался каждый слог монотонной и искаженной помехами речи. Эти насыщенные треском статики донесения знакомили Кая с процессом разложения и краха имперского мира.
На третий день маршал Баннечек рассказал о еретических культах, возникших в поредевших рядах сил планетарной обороны Катура, и о приверженцах культов, избежавших смерти. «Диктат Империалис» был нарушен, Имперское Кредо отвергнуто. К тому времени силы поддержания порядка на планете были почти полностью уничтожены. Настала очередь высокопоставленных чинов полиции выйти на улицу и в жестоких рейдах по тайным притонам истреблять культистов.
Несмотря на первоначальные успехи, их борьба была обречена на провал.
На шестой день в храмах по всей планете состоялись службы, но уже не во славу Императора, а с мольбой о помощи, обращенной к Разрушительным Силам. Империум утратил контроль над миром, и столица Катура, город Солтан, стала последним бастионом имперского закона. Власть приняла беспрецедентные меры, направив на кафедральные проспекты все свои силы, включая разрозненные остатки по-прежнему хранивших верность Империуму солдат планетарной обороны и остававшихся в живых представителей сил правопорядка. Перед ними стояла задача подавить выступления культистов, и решающий бой продлился четверо суток.
Утром девятого дня Баннечек доложил о своих потерях, составивших девяносто три процента личного состава. Культистов оказалось намного больше, чем предполагалось изначально. Те, у кого еще не было оружия, полученного от перебежчиков из СПО, пользовались огромным перевесом в численности. Баннечек привел как устные свидетельства, так и пикт-снимки инцидентов, когда толпы мятежников валили его людей на землю и пожирали или уничтожали из огнестрельного оружия.
Кай взглянул на очередную партию серых пиктов, переданных с поверхности планеты. Здесь посреди улицы горит броневик Арбитрес, а там орды зараженных окружили монастырь, укрывающий умирающих граждан.
Слишком много мертвых тел осталось непогребенными. И еще живые обитатели планеты расплачиваются за несостоятельность похоронных служб.
На одиннадцатый день сообщения стали отрывочными и беспорядочными. Растущие силы культистов занимали целые районы умирающих городов, и от немедленной смерти горожан спасала лишь присяга новому повелителю. Скверна Хаоса реяла над планетой, ставя под сомнение все без исключения астропатические контакты и причиняя страдания психически одаренным личностям на кораблях поддерживающей блокаду флотилии. Корабельные навигаторы, астропаты и дознаватели не один год тренировались, чтобы избежать последствий ментальных контактов с варпом, но уменьшить их мучения это не помогало. Влияние Хаоса заразило кое-кого из тех, кто не обладал психическими талантами: по кораблям прокатилась волна самоубийств и преступлений. Все поддавшиеся были быстро выявлены в ходе инквизиторских чисток, но корабль типа «Кобра» по имени «Гнев Терры» был безвозвратно потерян, когда волнения среди экипажа закончились взрывами в машинном отсеке. Три сотни душ отправились в варп, а то, что осталось от судна, огненным градом обрушилось с небес на кафедральные города.
Когда зачистка завершилась, инквизиторы отдали приказ поставить корабли на высокую орбиту. Катур стал оскверненным маяком в варпе, и близость к тлену, охватившему планету, была признана опасной для морального состояния экипажей Флота. Лишь небольшие эскадрильи истребителей посменно патрулировали небеса над планетой, сменяя друг друга. Ни один капитан не хотел рисковать своими людьми и подвергать их воздействию эманаций Архиврага, сочащихся из обреченного мира.
На семнадцатый день орда проклятых жертв эпидемии, осаждавшая штаб-квартиру Адептус Арбитрес, разрушила последние баррикады, и горстка арбитров в черных доспехах была уничтожена. Инквизитор Кай записал для Ордо Сепультурум последние слова маршала Баннечека: «Мы предстанем перед Троном и не дрогнем перед судом Императора, поскольку умираем, исполняя свой долг».
В каждом его слове инквизитор слышал влажный хрип. Маршал умирал, сплевывая сгустки зараженной крови. Напоследок он с трудом прохрипел: «Император защищает!»
По правде говоря, запись на этом не заканчивалась, но Кай стер вызванные мучительной агонией заключительные проклятия и завывания еретиков, раздававшиеся в комнате. Некоторые истории рассказывать не стоит.
В удерживающей блокаду флотилии возникли разговоры об Экстерминатусе — тотальной бомбардировке планеты с орбиты именем Императора, но подобные дискуссии быстро прекратились. Санкции на орбитальную бомбардировку никто не даст: уничтожение бесценных архитектурных памятников планеты, равно как и утрата множества священных реликвий, стало бы непростительным грехом. Использование вирусных бомб разрушило бы надежду вновь обжить планету в будущем, а кроме того, не гарантировало окончательного уничтожения заразы. Циклонические торпеды распахали бы кору планеты до тектонических плит, и о подобном святотатстве никто не смел даже подумать.
Поэтому Катуру просто позволили умереть.

III

Во всех мирах сектора Скарус были проведены необходимые приготовления. Разговоры о мятежах, карантине и блокадах сменились планами вторжения. Прошла не одна неделя, пока эти меры принесли свои плоды, но при всей своей медлительности неутомимое чудовище имперской государственной машины все же добивалось своего.
Как это могло случиться?
Вопрос задавался в орбитальных флотилиях и тех органах имперской власти, которым было позволено ознакомиться с создавшейся ситуацией. Разумного ответа не находилось. Любое предположение грешило бесчисленными ошибками. Мир-святилище был бесценным сокровищем и пал без видимой причины. Во всех других случаях миры, на которые падала тень нового крестового похода магистра войны, подвергались осаде, атакам или иным способам осквернения со стороны Архиврага.
В случае с Катуром не было ничего подобного, только тишина.
В конце концов решение было принято. С основных фронтов возле Ока Ужаса были отозваны полки, составившие авангард основных сил вторжения. Нельзя оставить безнаказанным подобное богохульство. Осквернение святыни недопустимо.
Громадные корабли, приблизившись к миру-святилищу, встали на низкой орбите. Эскадра эсминцев оставила планету на попечение транспортов Имперской Гвардии и ушла в варп. Вместе с огромными транспортами вышел из варпа и встал на низкий якорь еще один достойный упоминания корабль: ударный крейсер Адептус Астартес, черный, словно смерть в ночи, с мраморной аквилой на носу — боевой корабль Гвардии Ворона. Затем вся флотилия спустилась еще ниже, отбрасывая на падший мир чудовищных размеров тени и заслоняя солнце.
Началось Отвоевание Катура. Империум Человечества пришел вернуть себе свой святой мир.
Мертвые уже несколько месяцев обитатели умолкнувших соборов и монастырей почуяли приближение слуг Императора. И подняли головы, всматриваясь в небо, ожидая.
И как только первый армейский транспорт прорвал пелену облаков, над планетой взвился вопль. Голоса пятидесяти миллионов мертвых мужчин, женщин и детей слились в единый пронзительный крик и вознеслись к небу.

СЛОВА ИСТИНЫ
«Орел и болтер»

Отвоевание Катура началось!
Отбить мир-святилище у ненавистного Архиврага поручено следующим полкам Имперской Гвардии Его Величества и отрядам поддержки:
Двенадцатому Ведниканскому стрелковому
Триста третьему Урии
Двадцать пятому Киридианскому иррегулярному
Шестому Януса
Третьему Скарранских Рейнджеров
Сороковому бронетанковому «Хадрис Рифт»
Восемьдесят восьмому Кадийскому мотопехотному
Полуроте возлюбленной Императором Гвардии Ворона Адептус Астартес
Представителям Священной Инквизиции Его Божественного Величества — Ордо Сепультурум
Согласно рапортам лорд-генерала Маггрига, переданным непосредственно в «Орел и болтер», первая высадка войск на поверхность прошла с минимальными потерями, и к настоящему моменту сопротивление полностью подавлено. Главные силы Отвоевания должны прибыть через несколько недель.
Двадцать пятый Киридианский иррегулярный полк достоин благодарности за героическую оборону основной башни связи в столице Катура Солтане в течение недели. За несколько дней киридианцы в непрерывных сражениях полностью разбили группу осадивших их позиции зараженных отбросов катурских сил планетарной обороны (так называемых Остатков). Потери незначительные.
Шестой полк Януса продвинулся вглубь занимаемой противником территории и занял монастырь, воздвигнутый в честь святого Бога-Императора. И сейчас, когда номер идет в печать, солдаты истребляют все осколки бывших СПО, угрожающие успешно отвоеванному ранее плацдарму в Солтане.
Восемьдесят восьмой Кадийский мотопехотный полк, по праву гордящийся своим капитаном, награжденным за участие в первой кампании Тринадцатого Черного крестового похода медалью «За оборону Кадии», получил приказ оказывать поддержку янусийцам в их героическом наступлении.
Вперед, Шестой полк Януса!
Император защищает!

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Проклятие Неверия

ГЛАВА 1
Несломленные

Мы — Ударные силы Кадии. В наших венах течет кровь тысячи поколений самых преданных гвардейцев Империума. Нам никогда не придется столкнуться с более мрачным богохульством, чем то, что ожидает нас в этом мире. И пусть это послужит вам утешением, сыны Императора. После этой войны ни одно задание не покажется нам столь же мрачным.
Капитан Парменион Тейд, первый день Отвоевания Катура
Солтан, столица Катура

Шестой полк Януса уничтожен.
Вертейн сидел в своем скрипучем кресле в рубке «Часового» и следил за изображениями на дисплеях примитивного сканера шагающей бронированной машины, поглядывая в смотровую щель. На расстоянии нескольких сотен метров между зданиями виднелся горящий монастырь. Столб оранжевого пламени и черного дыма перечеркнул небо, а Вертейн был даже не в состоянии сообщить об этом тем, кому требовалось знать о пожаре.
Эта разведка, похоже, может закончиться очень плохо. Вертейн снова взглянул на дисплей своего ауспика, пытаясь определить положение остальных членов патрульной группы. Все отлично. Мрачное предчувствие не покидало его, потому что Вертейн не сомневался: эта ночь закончится кровопролитием, хотя с точки зрения тактики его эскадрон «Часовых» двигался по безлюдным улицам безупречным строем.
А впереди продолжает гореть громадный монастырь. И капитан их предупреждал, черт побери. Он говорил, что Шестой полк Януса отправляется навстречу смерти.
Теперь еще и вокс опять забарахлил. На этой проклятой планете все идет не так. Тишина в городе только усиливает грохот нестройных шагов его «Часового», и от этого слышимость становится еще хуже, но главная причина заключается в том, что сигнал отклоняется Оком. Вокс-призраки, пропадающие сигналы, ускользающая настройка каналов… Проклятие, на Катуре они все это уже испытали.
— «Часовой» Ка-восемьдесят-восемь Прима-Альфа, — раздался в воксе до жути ровный голос. — Повторите, пожалуйста.
Вот еще одна проблема. Единственным относительно устойчивым вокс-каналом, обнаруженным в искаженном эфире Катура, оказалась связь с главным штабом. А штаб находился в трех десятках километров в противоположном от его маршрута направлении. Помощь должна прийти не оттуда. Кроме того, им пока ни к чему выслушивать донесения о текущей ситуации, даже если об этом еще не доложили с орбитального спутника. Его слова предназначены для других ушей.
Мало того, этой ночью на дежурстве у них какой-то растяпа. До сих пор Вертейну удалось передать только свой идентификационный код, и все. А он бьется вот уже пять минут.
«Помехи это или что-то еще… Могли бы уже к этому времени усилить сигнал. Держу пари на годовое жалованье, что этот мерзавец не кадиец».
— Говорит лейтенант разведки Восемьдесят восьмого Кадийского полка Адар Вертейн. Я веду разведгруппу по маршруту продвижения Шестого полка Януса. Соедините меня с капитаном Парменионом Тейдом.
Он продиктовал приблизительные координаты места в городе, где сегодня на ночь расположилась остальная часть отряда.
— Повторите, пожалуйста.
Вертейн резко остановил «Часового». Машина встала на вымершей улице, слегка вибрируя на холостом ходу. Луч прожектора уходил в пустоту, прорезая мрак между двумя безмолвными зданиями. Этот город превратился в гробницу.
— Во имя Императора, полк Януса увяз по горло! Немедленно соедините меня с моим капитаном.
— «Часовой» Ка-восемьдесят-восемь Прима-Альфа, ваш сигнал слишком слаб. Повторите сообщение.
Вертейн выругался и отключил связь.
— Ненавижу эту планету!
Стиснув рычаги управления затянутыми в перчатки руками, Вертейн слегка нагнулся и послал шумно лязгнувшую машину вперед малым ходом. Поисковый луч прожектора, закрепленного на борту кабины, рыскал то вправо, то влево, пронизывая пустынные улицы мертвенно-белым лучом.
Покинутые здания. Повсюду трупы. И ничего, кроме тишины.
Вертейн был небрит, как будто безвылазно провел в кабине «Часового» целую неделю. Хотя почему «как будто»? Примерно так оно и есть.
— Вертейн вызывает «Руку мертвеца». Подтвердите сигнал.
В ответ по очереди прозвучали четыре голоса, каждый боец группы «Часовых» откликнулся на вызов своего офицера. Ни один не погиб. Это уже кое-что.
— Рассредоточиться по параллельным улицам и двигаться к главной площади. Темп ходьбы — «виридийский». Сегодня мы — глаза Императора, а не Его кулаки.
— Подтверждаю, темп «виридийский», — ответили три из четырех голосов.
— Понял. Никакого геройства, — ответил четвертый.
«Часовые» разошлись, оставаясь в зоне действия всех сканеров, и зашагали по направлению к горящему монастырю. Время от времени возникали перестрелки, в ходе которых они уничтожали мелкие группы зараженных. Жертвы эпидемии упорно цеплялись за свою не-жизнь и рыскали по улицам, сбившись в стаи.
Вывернутые наружу когтистые ступни из помятого благословенного металла топали по гладким камням мостовой. Вертейн привычно покачивался из стороны в сторону в такт плавным шагам «Часового», даже не замечая этого, как будто передвигался на собственных ногах.
Солтан был воздвигнут в честь Императора и святого Катура. Единственное, что требовалось от столицы, — выглядеть привлекательно. С этой целью сотни поколений правителей планеты и высокопоставленные экклезиархи на протяжении нескольких тысяч лет строили новые часовни, места поклонения для паломников, монументы и храмы. Первоначальный замысел застройки еще несколько столетий назад был забыт и похоронен под бесконечно расширяющимися новыми сооружениями.
Нынешний Солтан, который метр за метром отвоевывали солдаты Имперской Гвардии, представлял собой лабиринт переплетающихся улочек, заполненных только брошенными тележками с дешевыми продуктами и поддельными реликвиями. Опустевшие проспекты украшали статуи Катура и менее известных святых, а также безымянных героев Гвардии Ворона, которые десять тысяч лет назад участвовали в первоначальном завоевании мира еще в ходе Великого крестового похода. Короткие темные переулки разделяли огромные жилые дома для паломников, украшенные гранитными ангелами, безмолвно взирающими на мертвый город.
По мнению Вертейна — а к мнению ведущего разведчика Восемьдесят восьмого Кадийского полка внимательно прислушивались на каждом совещании, если только он считал нужным его высказать, — жилые здания больше всего вредили облику города. Огромные строения доминировали над горизонтом, вырастая в любых точках, где находилось достаточно места, чтобы приютить огромные толпы паломников, постоянно наполнявших город. Красота Солтана обратилась его уродством, а у врагов появилось множество убежищ. Теперь наполненные мертвыми телами небоскребы вздымались к небесам мрачными башнями. Ни один полк не стремился взять на себя зачистку подобных мест и разыскивать агентов Архиврага среди пораженных эпидемией людей. Никому не хотелось бродить по колено в трупах только для того, чтобы убедиться, что ни один из них не восстанет вновь.
Впереди горел монастырь, наполняя смотровые щели в машине Вертейна теплым оранжевым сиянием. Сканер едва справлялся с помехами, но уже можно было рассмотреть стены домов, окружающих святое место в конце улицы. «Часовой», грохоча железными ногами по камням, подошел ближе. На расстоянии тридцати метров за пределами зданий не было видно ни одного врага, но с этой позиции Вертейн услышал резкий треск многочисленных лазганов и тяжелое уханье болтеров. Шестой полк Януса проигрывал сражение в монастырском комплексе. Вертейн включил вокс и снова попытался вызвать капитана, как вдруг среди треска послышался другой голос:
— Сэр, я… что-то обнаружил.
Даже на таком близком расстоянии вокс переполнял дьявольский треск помех, поэтому голос пилота звучал сдавленно, так что невозможно было определить его принадлежность, и только замигавший значок на дисплее подсказал Вертейну, что к нему обращается Грир. Его машина двигалась по третьей улице к западу и находилась ближе всех к монастырским воротам.
— Подробнее, Грир, — потребовал Вертейн.
— Если бы у меня были подробности, я бы о них доложил. Мой вокс опять перестраивается на другую частоту.
— Ты же говорил, что технопровидец Кул устранил дефект еще две ночи назад.
Самое неподходящее время для технических неисправностей. Противник без труда мог запустить побочный сигнал в незащищенный канал. Аппаратура Грира постоянно нуждалась в ремонте с тех пор, как год назад в сражении против еретиков на Бешике V в рубку его машины угодила ракета. Искореженный и обгоревший металл борта шагающей машины заменили, но последствия удара продолжали сказываться.
— Он его действительно настроил. А теперь вокс снова разболтался. Я… что-то слышу. Я сейчас переброшу тебе настройку, послушай сам.
— Давай, перебрасывай.
— Слышишь… это?
Голос Грира едва пробился сквозь помехи. Вертейн переключил частоту и прищурился. В наушниках раздался свистящий шепот, бесконечно и монотонно повторявший два слова:
— «Счет „семь“… Счет „семь“… Счет „семь“…»
— Я слышу.
— То же самое слышали в Каср Партейне, — сказал Грир. — Как раз перед тем, как пламя впервые охватило нашу родину.
Вертейн кивнул, чувствуя во рту горький привкус воспоминаний. Каср Партейн был первым из городов-крепостей на Кадии, который пал под ударами врага всего несколько месяцев назад. Проклятие, их домашний мир все еще объят пламенем! И они должны бы вернуться туда и биться за него, а не рыскать, словно крысы, по городу мертвых на другом конце сектора.
— Сэр?
— Я здесь. — Вертейн подавил готовое вырваться ругательство. — Я тебя слышу.
Он снова пустил вперед своего «Часового» и включил канал общей связи:
— Вертейн — «Руке мертвеца». План изменился. Всем немедленно подтянуться к моей позиции. Постоянно держаться в зоне прямой видимости друг друга. Схема движения — «Единство».
— Принято, — ответил ему хор голосов.
— Фарл, возвращайся к капитану Тейду. Ситуация совсем не та, какой лорд-генерал видит ее на пиктах с орбиты, и он должен узнать об этом немедленно.
— Что в точности передать, сэр? — спросил Фарл.
Вертейн объяснил, что он должен сказать. Остальные пилоты в оглушительной тишине обдумали то, что услышали. После того как Фарл подтвердил получение донесения и покинул строй, Вертейн поудобнее уселся в скрипучем кожаном кресле, и тогда самым громким звуком в тесной рубке машины стал стук его сердца.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • ХмурыйКот об авторе Алескандр Зайцев
    Как заметила, у автора проблемы с финалами своих произведений. Нет, они завершены, но скомканно, странно, дергано и "на отвали"

  • ХмурыйКот о книге: Алескандр Зайцев - Суррогат Героя. Том II [СИ]
    Если, читая первую, я думала: "Божечки, как все круто, именно этого я и ждала так долго!", то вторая уже.. ну такое. Вторая часть менее продумана, и над шлифовкой ее, думаю, затрачено гораздо меньше времени. Это видно

  • Hellgirl о книге: Андрей Андреевич Красников - Альтернатива. Точка отсчета [СИ]
    Цикл однозначно понравился.
    Я вообще неравнодушна к ЛитРПГ, «патамушта боевик и там никого в реале не убивают».

    Перед нами - довольно необычное ЛИТРпг в постапокалиптическом жанре, максимально приближенное к "Фоллауту". Как всегда, герой Красникова - боец-одиночка, проходящий игру своим собственным путем, и не вступающий в долговременные союзы. Такая концепция нравится мне значительно больше, чем унылые клоны Росгарда, не способные ни на что без поддержки сильного клана.
    Как всегда у Красникова - герой совершенно неожиданно получает фантастические ачивки, и столь же неожиданно огребает люлей, причем одно уравновешивает другое. И как всегда, герой достигает успеха совершенно не там. где планировал - это так же приближает игру к лучшим образцам жанра, лишая персонажа "унылой непобедимости".
    Ну и отдельное спасибо автору за очень оригинальную концовку второго тома.

    В общем, книги Красникова стали для меня свежей струёй в довольно закомплексованной и шаблонной современной литературе. Они ценны не столько своей читабельностью, сколько тем, что автор не боится экспериментировать, и решительно осваивает новые горизонты.

  • Hellgirl о книге: Андрей Андреевич Красников - Точка кипения
    Цикл однозначно понравился.
    Я вообще неравнодушна к ЛитРПГ, «патамушта боевик и там никого в реале не убивают».

    Перед нами - довольно необычное ЛИТРпг в постапокалиптическом жанре, максимально приближенное к "Фоллауту". Как всегда, герой Красникова - боец-одиночка, проходящий игру своим собственным путем, и не вступающий в долговременные союзы. Такая концепция нравится мне значительно больше, чем унылые клоны Росгарда, не способные ни на что без поддержки сильного клана.
    Как всегда у Красникова - герой совершенно неожиданно получает фантастические ачивки, и столь же неожиданно огребает люлей, причем одно уравновешивает другое. И как всегда, герой достигает успеха совершенно не там. где планировал - это так же приближает игру к лучшим образцам жанра, лишая персонажа "унылой непобедимости".
    Ну и отдельное спасибо автору за очень оригинальную концовку второго тома.

    В общем, книги Красникова стали для меня свежей струёй в довольно закомплексованной и шаблонной современной литературе. Они ценны не столько своей читабельностью, сколько тем, что автор не боится экспериментировать, и решительно осваивает новые горизонты.

  • Фета о книге: Екатерина Васина - Бунтарка. (Не)правильная любовь
    Замечательная и захватывающая история. Интересный подход автора к данному союзу, видение и предоставление нам его. К сожалению у нас менталитет в стране не приемлет подобного, это как в "СССР секса нет", видимо все от туда. Я считаю лишь бы им это нравилось, обоюдно и не нарушало закон. Интересная героиня с не легким детством, тонко прописаны метания Кристины. Яркие мужчины типичные мачо со своими тараканами и змеями)). Немного не хватило развернутый концовки, т.е. именно диалогов и действий. А в целом книга великолепна, легкая не смотря на тяжелые ситуации в жизни героев. Огромное спасибо автор, вдохновения вам!!!

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2018г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.