Библиотека java книг - на главную
Авторов: 37945
Книг: 96526
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Мир Смерти»

    
размер шрифта:AAA

Первая глава 

Проснувшись, Лоренцо сразу понял — что-то не так.
Он перекатился на ноги, одновременно достав клык. В темноте Лоренцо бесшумно прильнул к земле, готовый вонзить полметра катаканской стали в сердце тому человеку или зверю, который наивно полагал, будто сумеет незаметно подкрасться к нему.
Но в каюте, кроме него, больше никого не было.
Он включил свет и унял нарастающий, покалывающий страх, когда вновь осознал, как давили на него стены этой комнатушки. А за этими стенами…
Койка Лоренцо была нетронутой: он предпочитал спать на полу, но даже тот, по его мнению, казался слишком ровным. Хотя у него и болела шея, Лоренцо проспал целых пять часов — куда дольше обычного. Чертово варп-пространство. Там, за адамантиевым корпусом корабля, была лишь пустота, но варп искажал само пространство и время, что пагубно сказывалось на инстинктах Лоренцо — особенно на его биологических часах.
У него раскалывалась голова, он безумно устал, но снова заснуть ему уже не удастся. Лоренцо посетовал на свою слабость: она ослабила его бдительность, а в джунглях это могло означать разницу между жизнью и смертью.
Теоретически, здесь Лоренцо ничто не угрожало. В тенях не скрывались враги Империума, никакие хищники не пытались подкрасться к нему во время сна, когда он был наиболее беззащитен. Тревожиться стоило лишь о варпе и вероятности того, что тот каким-то образом сумеет разорвать на части корабль вместе со всеми его обитателями — но если это случится, Лоренцо ничего не сможет поделать. Никто не сможет. Говорят, в варп могут смотреть только навигаторы. Говорят, смертного человека это просто сводит с ума. И все же Лоренцо хотелось бы рискнуть. Будь у корабля иллюминаторы, он непременно бы выглянул в них и, возможно, понял бы врага так же, как навигаторы.
Как-то раз Лоренцо довелось участвовать в космическом сражении. Он сидел в похожей на эту каюте, вцепившись в противоперегрузочный лонжерон, когда его то и дело встряхивало от взрывных волн и рикошетов. Тогда его жизнь и судьба находились целиком в руках капитана корабля, его канониров — и, естественно, Императора. Он ненавидел ту беспомощность и молился, чтобы враги пошли на абордаж судна, лишь бы только встретиться с ними лицом к лицу. Когда Лоренцо умрет, ему хотелось бы знать, что он доблестно погибнет в бою с превосходящим врагом, и если повезет, противник этот будет не обычным космическим пиратом или орком, но кем-то достойным истинного катаканца.
Перед смертью ему хотелось бы поприветствовать врага, а затем почить с миром в сырой земле.
Он плеснул на лицо немного воды и запустил пятерню в спутанные черные волосы, после чего набросил на себя камуфляжную куртку, хотя она была совершенно бесполезной в серых коридорах корабля. Он засунул нож обратно в ножны на ноге, порадовавшись его успокаивающей тяжести — катаканский нож был такой же естественной частью его, как рука или нога. Даже если нападение и казалось маловероятным, он предпочитал всегда оставаться наготове. Стоит тебе расслабиться, и смерть не заставит себя ждать.
Он знал, что остальные бойцы его роты также бодрствовали. Возможно, ему удастся перекинуться где-то в карты.
Лоренцо вышел из каюты, и его ботинки загремели по стальной палубе. Воздух был отфильтрованным и спертым, он передавал звуки куда хуже, нежели в обычных условиях. Искусственная гравитация корабля не походила ни на одну из тех, которую ему доводилось переносить ранее. И еще кругом было тихо — ужасно тихо. Не было слышно ни одного привычного естественного звука, едва уловимых подсказок, которые с рождения окружали Лоренцо и предупреждали о надвигающейся опасности. Вместо этого он слышал лишь тихий мерный гул двигателей, вибрация которых разносилась по всему кораблю настолько, что невозможно было определить источник.
Что-то здесь было не так.
Все здесь казалось неестественным. Человеку не пристало жить в подобных условиях. Здесь ничему нельзя было верить, и это выводило Лоренцо из себя. Чему еще он мог доверять, если не собственным инстинктам? «Бойся не того, что обитает в джунглях, но того, что скрывается у тебя в голове», неожиданно вспомнилась ему старая катаканская поговорка, и он воздал хвалу Императору, что его рота, наконец, получила задание. Сейчас они летели на новую планету, навстречу новым испытаниям.
Деталей Лоренцо пока не знал, но не сомневался в одном — скоро, возможно, уже через пару дней, его отделение вновь будет сражаться с обступающими его со всех сторон врагами. Возможно, кто-то из них погибнет, но главное, он вновь будет чувствовать себя как дома, и его судьба опять окажется у него в руках.
Ему не терпелось дождаться этого момента.

В полдень по корабельному времени полковник Грейвс Каменное Лицо вызвал третью роту XIV Катаканского полка на инструктаж.
Бойцы четырех взводов с переброшенными за спины патронташами столпились в небольшом зале. Четыре взвода — двадцать два отделения, включая стоявших в первых рядах два отделения катаканских дьяволов, к которым не осмеливались подходить даже закаленные ветераны. Здесь были также массивные огрины с низко посаженными бровями — их пригласили на инструктаж исключительно из вежливости, ведь они, скорее всего, не поймут и половины сказанного. Для полного счастья им нужно было всего лишь показать врагов и разрешить калечить и убивать их.
Лоренцо чувствовал себя уютно в окружении столь многих соотечественников — ему нравилась созданная ими давка и естественные, земные запахи грязи и пота.
— Слушайте сюда, неженки, — рявкнул полковник. Бойцы взорвались добродушными криками, но точеное лицо Грейвса оставалось бесстрастным и решительным. — Командование флота считает, что вы слишком долго прохлаждались, и я с ними согласен. Я упрашивал их: «Не давайте нам больше легких заданий. Мне нужна самая грязная и опасная работенка, которая только у вас найдется. Я не хочу, чтоб мои джунглевые бойцы превратились в жирных, ленивых сынов кислотных червей, которые даже руки не поднимут, чтобы почесать себе задницу». Поэтому дамочки, даю вам последний шанс понежиться в роскошных каютах — уже к вечеру работы у вас будет до отвала.
Это заявление было встречено радостными возгласами.
— Планетарная высадка назначена на семь часов вечера, — спокойно продолжил полковник, не прилагая ни малейших усилий, чтобы перекричать толпу. — Всякий, кто к половине седьмого не будет в полной выкладке ждать у воздушных шлюзов, загремит на месяц в штрафной отряд!
— Так точно, сэр! — ответили катаканцы.
— Полковник! — крикнул кто-то из задних рядов. Лоренцо узнал голос Вудса Спеца, бойца из его отделения. — Вы это серьезно? Неужели на этот раз нам поручат что-то стоящее?
— Бездельники, вы слышали когда-нибудь о Рогаре-3? — прорычал Грейвс. — Это джунглевый мир, который находится у черта на куличиках. Эксплораторы обнаружили его пару лет назад, решив, что он пригоден для колонизации и горных разработок. Но есть одна проблема: их опередили. Поэтому-то они и вызвали нас. Гвардейцы уже полтора года сражаются с местными орками, но лишь теперь начали понимать, во что вляпались.
Лоренцо вместе с остальными принялся сыпать шуточками в сторону простых гвардейцев.
— Они просят, чтобы кто-то поддержал им портки, — добавил Грейвс, и толпа радостно загоготала. — Видите ли, Рогар-3 оказался не прогулкой по парку, как они ожидали. Три недели назад, в ответ на доклады с передовой, планету объявили более непригодной для колонизации…
Полковник выдержал долгую паузу, хотя каждый из присутствующих знал, что должно за этим последовать. В отфильтрованном воздухе повисло нетерпение.
— … И классифицировали как мир смерти! — закончил полковник, и на этот раз бойцы кричали куда дольше и громче.

— Странно все это, скажу я вам.
Лоренцо сидел за обеденным столом вместе с четырьмя членами своего отделения. Он безрадостно взглянул в тарелку, позволив капле переработанной серой мульчи стечь с ложки. Пайки Имперской Гвардии — вот еще одна вещь, которую он всем сердцем ненавидел. Если бы он находился сейчас на поверхности планеты, то непременно отыскал бы какое-то растение или пряность, чтобы сделать еду немного более аппетитной. А если кто-то поймал бы местную живность, отделение вообще бы сейчас ело свежее мясо.
Лоренцо подумывал было вообще не питаться до самой планетарной высадки, но кроме проблем со сном ему не хватало еще только обессилеть. Он с тоской набрал еще одну ложку, засунул в рот и попытался проглотить пищу, не пробуя ее на вкус.
— Каменное Лицо все верно сказал, — скрипучим голосом продолжил сержант Грейсс Старый Упрямец. — Это очередное задание для кучки сопливых слабаков, которые думают, что очень крутые. Вот скажите мне, как обычная колонизируемая планета может за один день превратиться в мир смерти? Так ведь не бывает!
— Не знаю, сержант, — нахмурившись, сказал Доновиц Башка. — Я отслеживал радиообмен с поверхности, и последние доклады комиссаров показались мне довольно занятными. У них там серьезные неприятности.
— Ага, — вставил Вудс Спец, и его глаза заблестели от едва прикрытой улыбки. — И ты знаешь, сержант, что командование не прислало бы нас без веской на то причины. Они знают, что делают.
Грейсс бросил на молодого бойца строгий взгляд, а затем усмехнулся, дружески похлопав Вудса по спине.
— Все та же шарманка, — проворчал седой сержант, и его хорошее настроение тут же улетучилось. — На передовой дела идут из рук вон плохо, орки подобрались слишком близко к штабу командования, чем это устраивало бы крупных шишек. Ну, а затем какого-то офицеришка ужалила оса-кровопийца, или он подхватил крапивницу или… или…
— Стал в ядовитый вьюн, — спокойным тоном предположил Дуган Стальная Нога. — И как заорет: «Мир смерти»!
— Также говорили, — как ни в чем не бывало, продолжил Доновиц, — про аномалии на планетарных показаниях Рогара-3. Адептус Механикус взялись за расследование, но ничего не обнаружили. По крайней мере, ничего кроме орков.
— Ах, послушайте-ка Башку, — рассмеялся Грейсс. — Хлебом его не корми, дай только порыться в докладах.
Доновиц пожал плечами.
— Кто предупрежден, тот вооружен, сержант.
— И с каких-то это пор флотские доклады могут сказать тебе что-то важное? Единственное место, где ты можешь разузнать о враге, рядовой, это на поверхности планеты, в глубине джунглей. Человек против природы.
Лоренцо почувствовал, как при словах Грейсса у него защемило в груди. Он стал меньше нервничать с тех самых пор, как приближаясь к конечной цели, они вышли из варпа в реальный космос, но ему до сих пор не терпелось вырваться из этой клетки. Катаканцу едва ли помогало знание того, что уже скоро они окажутся на свободе. Время здесь тянулось со скоростью улитки. Лоренцо знал, что остальные бойцы также были как на иголках и жаждали действия. Повлиял ли на них варп таким же образом, как и на него? Есть вещи, о которых лучше не спрашивать.
— Не знаю, сержант, — мечтательно произнес Вудс. — Вот на последней планете бывали времена, когда я жалел, что не мог просто забиться в скатку с хорошим чтивом. Было бы куда интереснее, если понимаете, о чем я.
— Догадываюсь, Спец, — рассмеялся Грейсс. — Я почти скучаю по этим… Как их там звали?
— Риноцерапторы, — подсказал Доновиц.
— Ага, точно. Бросишь им пару осколочных гранат под ноги, и как рванет! Они даже не знали, от чего умирали. Пару отделений могло положить целую кучу их. Черт, Мэрбо, наверное, мог бы и в одиночку справиться.
— Хотя он не обрадовался бы тому, что мы впустую отняли у него столько времени.
— Да, тут ты прав, Спец.
— Конечно, — тихо сказал Дуган. — Они добрались до Брижновского.
Грейсс вздохнул.
— Верно, они добрались до Брижновского. Слышал, мы потеряли еще пару огринов.
— И новичка из отделения Бульдога, — добавил Дуган и поудобнее уселся на стуле так, чтобы вытянуть бионическую ногу. Некоторое время назад в нее попала пуля, и теперь она заедала, если Дуган долгое время не шевелил ею.
Пятеро солдат молчаливо вспомнили погибших товарищей, а затем грубое лицо Грейсса исказила тоска.
— Такова жизнь, — проворчал он. — Все идет к тому, что мне придется помереть в своей проклятой кровати!
Он отмахнулся от участливых восклицаний Вудса и Доновица.
— Ладно вам, парни. Скоро мне стукнет тридцать шесть. Это уже немного не тот возраст для пламени славы. Но ничего. За жизнь я многое успел сделать. Мне просто хочется уйти достойно, вот и все. Слишком долго я не бывал на планете, укротить которую не мог бы с закрытыми глазами. Слишком долго я не сталкивался с миром смерти, который бы оправдывал свое название.
— Возможно, тебе стоит попросить увольнительную домой? — сочувствующе сказал Дуган. — Назад на Катакан. Каменное Лицо поймет, ведь ему самому скоро стукнет тридцать.
Лоренцо знал, что по имперским меркам полковник Грейвс был еще молод, а Грейсс и Дуган лишь средних лет. Но большинство имперских граждан не росли на Катакане. Жизнь там была куда короче.
— Эх, да как я вас могу оставить, парни? Но кого-кого, а салаг мне действительно жалко. Вот, к примеру, Лоренцо. Как он получит прозвище, если никогда не бывал на планете, достойной укрощения?
Лоренцо оторвал взгляд от тарелки и пробормотал, что думает по этому поводу. Он никому не говорил, как сильно это его допекало: Грейсс никогда бы не назвал Спеца Вудса салагой, хотя Лоренцо был на два года его старше.
— У меня есть имечко для Лоренцо, — заметил Вудс. — Почему бы не назвать его Лоренцо Болтун? Или Никогда Не Затыкающий Рот Лоренцо?
Лоренцо бросил на него пристальный взгляд, но прежде чем успел сказать что-то в ответ, Грейсс отодвинул тарелку и встал из-за стола.
— Ладно, парни, — бросил он, и его голос внезапно обрел уверенность и властность. — Вы слышали полковника Грейвса. Сбор у места посадки в половине шестого.
— Полковник сказал в половине седьмого, сержант.
— Нас это не касается, Доновиц. Мое отделение собирается ровно в половине шестого. Пятьдесят упражнений, пару кругов по палубе — разомнетесь, приведете себя в форму. И когда мы высадимся на этом «мире смерти», то просто порвем его на куски и покажем тем гвардейцам, как у нас дела делаются. Завтра к этому времени мы уже будем лететь в варпе туда, где в нас по-настоящему нуждаются!
Лоренцо встретил эту перспективу со смешанными чувствами.

Вся третья рота могла бы уместиться в одном транспортном корабле, и еще бы даже осталось свободное место, но полковник Грейвс приказал каждому взводу сесть на отдельный корабль, что могло означать лишь одно — при спуске ожидаются проблемы. Лучше потерять пару отделений, чем целую роту от одного меткого попадания.
Пять отделений в транспортнике Лоренцо небольшими группками сидели в тесных креслах у стен десантного отсека. Не то чтобы они недолюбливали друг друга, просто обитатели мира смерти предпочитали ограничивать круг знакомых до минимума. Ведь их можно было так легко потерять. У Лоренцо не было друзей, но вместо этого он мог похвастаться чем-то лучшим. У него было девять товарищей, готовых без колебаний отдать за него свои жизни, как и он за них.
Темное пространство вокруг узких рядов кресел пустовало, если не считать пылившегося в углу разобранного шагохода «Часовой». Катаканцы несли с собой лишь то, что могло поместиться в рюкзаки — и они все время находились у них в руках либо на соседних креслах. Лоренцо представил себе четыре раскаленных от вхождения в атмосферу корабля, которые неслись к поверхности Рогара-3, словно метеоры в небесах. Он задался вопросом, сколько гвардейцев на земле взглянет на небо и поблагодарит Императора за подобное знамение. Мысль принесла ему облечение, и на какое-то время он даже позабыл, что сам еще не ступил на планету.
Несколькими днями ранее произошло перераспределение личного состава. Командир взвода В, лейтенант Вайнс, расформировал одно отделение и за счет его бойцов пополнил другие отряды. В отделении Грейсса оказалось два новичка, и старики Майерс и Сторм в настоящее время занимались тем, что расспрашивали одного из них, нервного салагу по имени Ландон.
Польщенный подобным вниманием Ландон рассказывал о том, как на Катакане он голыми руками расправился с черноспинной виперой. Майерс и Сторм притворялись, будто несказанно удивлены, но Лоренцо видел, что они просто посмеиваются над ним.
Другого новоприбывшего, Армстронга Патча, никто не донимал. На ледяном мире Тундар он попал в засаду четырех снежных обезьян. Они выбили ему левый глаз, но даже тогда он сумел сломать хребет одному зверю, зарезать еще двоих и пристрелить последнюю обезьяну, когда та попыталась сбежать. Повязка, которую он носил, вкупе с виднеющимися из-под нее кривыми шрамами были его знаками чести подобно ноге Дугана или пластине в голове сержанта Грейсса.
Десантный корабль затрясло.
Сначала тряска была едва заметной, но постепенно она становилась все сильнее. Малдуин Акулий Укус закатил рукав куртки и наносил собственный улучшенный камуфляж, ножом накладывая красители на кожу, но выругался, когда от толчка лезвие соскользнуло и укололо его. Лоренцо ничего не сказал, но лишь крепче сжал подлокотники кресла.
— Должно быть, чертова буря, — заметил Вудс, но судя по стиснутым зубам и раздутым ноздрям Грейсса, Лоренцо понял, что это была далеко не обычная буря.
А затем они начали падать.
Десантный корабль ушел в крутое пике, он падал подобно птенцу, впервые вылетевшему из родительского гнезда. Лоренцо затошнило, и если бы он заблаговременно не пристегнулся, то наверняка бы ударился о потолок. Вудс же самоуверенно ослабил собственные ремни и теперь изо всех сил пытался удержаться в кресле.
За эти восемь секунд Лоренцо столкнулся со своими худшими кошмарами. Затем двигатели вновь заработали, и корабль выровнялся, но его все еще продолжало трясти, и палуба непредсказуемо кренилась у них под ногами. Среди грохота металла по вокс-приемнику раздался тихий искусственный голос навигационного сервитора.
— Предупреждение: чрезвычайная атмосферная турбулентность. Достижение заданных координат невозможно. Приготовиться к аварийной посадке. Повторяю, приготовиться к аварийной посадке!
Как только прозвучало предупреждение, их тряхнуло в первый раз.
Лоренцо едва успел сгруппироваться, прижав подбородок к груди и обхватив руками голову. Казалось, будто по каждой его косточке ударили невидимым молотом. А затем их вновь тряхнуло, но в этот раз сила удара была уже несколько слабее.
Десантный корабль с ревом понесся по земле. Лоренцо сжался в кресле, ремни впивались ему в грудь. Невзирая на обстоятельства, он попытался расслабить мускулы, зная, что сопротивление принесет ему больше вреда, чем пользы.
Затем они ударились оземь в последний раз, но корабль все еще продолжал двигаться, комья земли и ветви оглушительно скрежетали по обшивке. Рогар-3, как любезно сообщил им Доновиц, был покрыт джунглями, здесь отсутствовали открытые пространства, на которых можно было приземлиться, кроме тех, что были расчищены топорами и огнем. Лоренцо представил, что сейчас творилось вокруг десантного корабля, пока он пробивался через спутанную растительность. Сервиторы прикладывали все усилия, чтобы остановить машину, пока она не столкнулась с чем-то, что сможет выстоять под ее тяжестью, и не превратится в груду искореженного металла.
Наконец они затормозили, двигатели в последний раз взвыли, и корабль со скрипом рухнул на землю. Освещение вспыхнуло и погасло, и Лоренцо оказался в кромешной тьме. К счастью, он знал, где люк, и его отделение находилось к нему ближе всех.
Десантный корабль упал на бок. Палуба наклонилась где-то около сорока пяти градусов к горизонтали, поэтому Лоренцо пришлось карабкаться к своей цели. Он перелазил с одно пустого кресла на друге, держась за их спинки, чтобы не упасть. Вокруг он слышал клацанье расстегивающихся ремней и возгласы людей, вскакивающих на ноги.
Он почти добрался до люка, когда понял, что его опередили. Вудс как раз пытался выдавить застрявший в раме люк, когда Лоренцо пришел ему на помощь. Сначала раздался скрежет, а затем Лоренцо ослепил яркий свет, и он сморгнул, чтобы избавиться от оставшихся на сетчатке глаз солнечных пятен.
Вудс взобрался на накренившийся бок корабля.
— Ей, — радостно окликнул он остальных. — Вам стоит на это посмотреть. Какой чудный вечер!
Лоренцо нахмурился. Выглянув в погнутый люк, он увидел знакомые очертания полога джунглей, но небо сквозь листья и ветви казалось идеально чистым, без единого облачка. Вудс был прав. Если здесь и была буря, то она, как это ни странно, исчезла без единого следа. Но что еще тогда могло сбить корабль?
И вновь он почувствовал ту же неправильность, которая одолевала его еще в варпе. Ему хотелось выбраться на открытое пространство. Остальной взвод уже столпился позади него, поэтому Лоренцо пошел на сладкий запах свежего воздуха, хотя и не без примеси дыма. Он ухватился за края люка и высунулся наружу.
Едва он успел поднять голову над парапетом, как Вудс затолкнул его обратно в десантный отсек с криком: «нас атакуют!»
К кораблю приближалось три растения. Он походили на Ловушечников с Катакана, но были несколько выше. Три луковичные пурпурные головки, явно слишком тяжелые для несущих их стеблей, распахнулись подобно ртам. Тем не менее, зубов внутри не было. Растения-плеватели.
В сторону корабля полетело три струи кристально-чистой жидкости. Лоренцо и Вудс вместе свалились в десантный отсек. На руке Вудса зашипела крупная капля кислоты. Он вытащил нож — внушительных размеров коготь дьявола — и наполовину отрезал, наполовину оторвал рукав, прежде чем его не прожгло насквозь. Все же, на его теле остался багрово-красный ожог.
Где-то неподалеку злорадно закаркала птица-падальщик.
— Ну, как там? — спросил Грейсс, и Лоренцо понял, что сержант обращается к нему.
На его губах заиграла улыбка, когда он дал традиционный ответ.
— Мне уже нравится это место, сержант. Оно напоминает мне о доме!

Вторая глава

Пространство за люком вновь наполнилось кислотными брызгами, и пару капель попало внутрь корабля. Солдаты, понукаемые криками тех, кто стоял спереди, поспешно вышли из опасной зоны. На патронташ Лоренцо попало совсем немного жидкости, но и этого хватило, чтобы насквозь прожечь ткань.
Сержант Грейсс, работая плечами, пробился к Лоренцо и Вудсу. В паре шагов от него следовал командир взвода. Лейтенант Вайнс был тихим и скромным человеком, но катаканцы сами дали ему это звание, поэтому всегда прислушивались к его словам. Он попросил двух бойцов рассказать об увиденном, и Вудс поведал ему о плюющихся растениях.
— Их трое, сэр, — подтвердил Лоренцо, — на два часа.
— Сержант, кто твой лучший снайпер?
Грейсс ответил без раздумий.
— Стрелок, сэр. Рядовой Майерс, — с этими словами он схватил за плечо жилистого смуглого человека и вытащил из толпы.
— Ты знаешь, что делать, Майерс, — сказал Вайнс.
Майерс кивнул и поднял лазган. Он подождал пару секунд и, убедившись, что снаружи все тихо, отважился выглянуть из покосившегося люка.
Лишь только он высунул голову, как в него тут же полетел шквал кислоты. Майерс сделал два выстрела и вкатился обратно в укрытие, приземлившись у ног Лоренцо. Он услышал, как сверху в обшивку десантного корабля ударяются струи кислоты. Затем Лоренцо глянул вниз и увидел, что палуба начала вздуваться в местах, где чуть раньше на нее попали капли.
Перед ним стоял Доновиц, сосредоточенно смотря вверх.
— Думаешь, им удастся прожечь адамантий? — спросил Лоренцо.
— Не исключено, — ответил Доновиц, — принимая во внимание повреждения, которые мы получили при посадке. Я буду присматривать за потолком. Если увидишь, что он меняет цвет, быстро спрячься под чем-то стальным.
— И это поможет?
— На пару секунд.
— Никогда не видел такой концентрированной растительной кислоты, — выдохнул Малдуин Акулий Укус, — даже дома.
— Поневоле становится интересно, — сказал Доновиц, — каких же насекомых она должна переваривать?
В то же время Майерс докладывал лейтенанту Вайнсу.
— Как и сказали Спец и Лоренцо, их трое, сэр. Я снял первое растение, еще одному удалось увернуться. Я уже понял их тактику.
Вайнс одобрительно кивнул, и Майерс опять приблизился к люку.
Он как раз находился на полпути к цели, когда растения выстрелили в четвертый раз.
В этот раз они прицелились куда лучше. Струи столкнулись прямо над люком, и в корабль полетели брызги жидкости. Майерс, ругаясь, отскочил назад. Капли попали на нескольких бойцов, но те, у кого в рюкзаках были щелочные порошки, сделанные из растений последнего мира смерти, где они побывали, быстро достали их и присыпали пораженные места.
По покосившейся палубе стекала разъедающая металл кислотная струйка, которая постепенно становилась все тоньше. И все же Лоренцо не единственный вскарабкался на кресло, чтобы убраться с его пути.
— Хитрые твари, — почти уважительно выдохнул Майерс. А затем, не ожидая приказа, он исчез в люке. Корпус корабля зазвенел после приземления катаканца. Лоренцо услышал лязг шагов, четыре выстрела из лазгана и кислотный плевок, пролетевший очень близко от того места, где предположительно находился Майерс.
Затем все неожиданно стихло.
Лоренцо с замиранием сердца вслушивался в звуки снаружи. Затем он заметил взгляд сержанта Грейсса и понял, что Старый Упрямец улыбается. Мгновением позже в люке возник Майерс, на лице которого также играла довольная ухмылка. Он сдул с лазгана воображаемый дымок.
— Все чисто, — объявил он.
Четыре сержанта тут же закричали всем немедленно вылезать из корабля. Лоренцо знал, что сержант отделения, которое последним окажется снаружи, накажет своих бойцов за нерасторопность нарядами вне очереди.
Пятьдесят человек хлынули к люку, но Вудс добрался до него первым. Как только Лоренцо оказался на поверхности нового мира, оглядываясь в поисках своего отделения, то почувствовал дрожь возбуждения. Он снова был в джунглях, своей естественной среде обитания. Что бы ни приготовил для них Рогар-3, это едва ли могло быть хуже душной каюты с единственной койкой.

Деревья на Рогаре-3 были высокими, тонкими и сучковатыми, но стояли настолько плотно, что местами между ними невозможно было пробраться. На них росли листья с острыми кромками, а с верхних веток свисали лианы, раздувшиеся от ядовитых пустул. Зеленовато-коричневый подлесок был вязким, глубиной иногда доходя до колена, кое-где на нем виднелись пестрые цветки, чертополох или участки сорняков. Издалека они ничем не отличались от любых других джунглей, которые повидал Лоренцо на своем веку. Он хотел поближе рассмотреть их, чтобы понять, чему он мог доверять, а что могло таить в себе опасность — но, по крайней мере, пока этому не сулило произойти.
Десантный корабль оставил в земле глубокую борозду, смяв по пути подлесок, повалив деревья и срезав ветви. Кое-где догорали небольшие костерки, заставляя лианы извиваться подобно отсеченным конечностям.
Вайнс сверился с компасом и получил координаты с войскового транспортника на орбите. Ему сказали, что они находятся в десяти километрах от имперского лагеря, и кратчайший путь к нему лежал по следу падения их корабля. Кроме того, это был и самый безопасный путь — в пепле Лоренцо разглядел пару плевателей кислоты, хотя большинство из них сгорели или были обезглавлены. Стоило кому-то из них шевельнуться и раскрыть пурпурную головку, как восемь катаканцев сразу брали его на прицел лазганов и стирали в пыль.
Катаканцы поначалу продвигались осторожно и без лишней болтовни. Каждый из них понимал, что это был самый опасный момент, их первый шаг в новом мире. Пока они не знали, какие угрозы их здесь поджидали, но наверняка им было известно то, что напасть на них могли в любую секунду. Со временем они освоятся на Рогаре-3, те из них, кто переживет первые дни. Они научатся предчувствовать и избегать всего, что может подсунуть им эта планета. После того, как мир перестанет представлять для них какую-либо опасность, катаканцы, если того пожелает Император, отправятся на следующее задание.
Лоренцо нравилось подобное состояние. Он любил, когда в нем зашкаливал адреналин, и обожал дарованные им острые ощущения.
Сама планета пока зализывала раны, предпочитая держаться на расстоянии. Ему послышались трели птиц, и краем взгляда заметил, как они перепорхнули с ветки на ветку. Джунглевая ящерица скрылась в лесу при приближении катаканцев. Она была крошечной, не более двадцати сантиметров в длину, хотя с такого расстояния Лоренцо не смог определить, кем именно она была: взрослой особью или детенышем.
Казалось, будто Рогар-3 оценивал новоприбывших, как и они его.
Рок Бульдог первым приказал своему отделению ускорить темп, и вслед за ним приказ повторили Грейсс и остальные сержанты. Какие-то бойцы затянули походный марш.
Лоренцо услышал вой двигателей и, взглянув на небо, заметил на металле багровый отблеск заходящего солнца. Не далее чем в паре километров от них поднималось два десантных корабля. Он задался вопросом, что случилось с третьим, вздрогнув от мысли, что еще один взвод мог оказаться не столь удачливым, как его.
Некоторое время спустя они добрались до места, где упал их корабль — там, где они впервые столкнулись с землей. Лоренцо подумал, что дальше перед ними расстелятся настоящие джунгли, но вместо этого он оказался на границе большой расчищенного участка. Он был около двух километров в диаметре, без сомнения созданный в результате длительной обработки огнеметами — и все же растительность по его краям вновь начинала понемногу прорастать.
Не сбавляя шаг, джунглевые бойцы направились прямиком к скоплению сборных домов в центре участка, которые теперь едва угадывались в сумраке. Дойдя до них, катаканцы по команде сержантов разбились на отделения и замолчали. Лоренцо заметил, что их шумное прибытие привлекло внимание нескольких гвардейцев, стоявших на посту. Но также о них узнал и комиссар, который сейчас шагал им навстречу.
Он был молодым, светловолосым мужчиной с бледной кожей и заметно оттопыренными ушами. На его фуражке с высокой тульей гордо расправил крылья имперский орел, а сам он едва не тонул в черной шинели. Лишь недавно закончил обучение, подумал Лоренцо. Даже низкорослый лейтенант Вайнс, казалось, возвышался над старшим по званию офицером. Лоренцо показалось, что Вайнс слегка ухмыльнулся, лениво отдав честь и доложив: «Взвод В, третья рота XIV Катаканского полка докладывает о прибытии, сэр».
— Вы опоздали, лейтенант, — быстро сказал комиссар. — Полагаю, это ваш корабль пролетел у нас над головами час назад, едва не разрушив лагерь, который мы обороняем?
Он говорил это как обвинение, будто в аварии был повинен сам Вайнс. Но прежде чем лейтенант успел что-либо ответить, комиссар обратился к взводу.
— Меня зовут Макензи, и здесь командую я. Пока вы на Рогаре-3, мое слово — это слово самого Императора. Всем ясно?
Пару катаканцев, едва сдерживая смех, пробормотали: «да, сэр», но большинство бойцов смолчало.
Макензи одарил их сердитым взглядом.
— Чтобы вы знали, — бросил он, — мне не нравятся жители миров смерти. По моему опыту, они неряшливы и недисциплинированны, и их высокомерие намного превосходит способности. Вы попали сюда по воле Императора, из чего я бы предположил, что у вас имеются определенные навыки, которые могут ускорить окончание войны. Но если бы решения поручили принимать мне, я бы предпочел сражаться вместе с одним отделением из любого другого мира, чем с десятью из Канака, Лютера Макинтайра, или из какой вы там дыры выползли.
— Катакан, сэр, — крикнул Вайнс, и его бойцы гордо взревели. Если Макензи своими словами хотел сломить дух джунглевых бойцов, ему это явно не удалось. Большинство катаканцев не удостоили его даже мимолетным вниманием, смотря на него с полнейшим безразличием. Вудс что-то прошептал, пару человек прыснули со смеху, и глаза комиссара сузились — он не разобрал слова и не смог определить их источник.
— Раз уж вы здесь, — продолжил он, — я найду вам наилучшее применение. Уж кто-кто, а я приведу вас в форму. Когда я закончу с вами, вы будете лучшими гвардейцами во всем Империуме.
Макензи развернулся на каблуках и бросил Вайнсу.
— Ваш взвод опоздал на инструктаж, лейтенант. Десять кругов вокруг лагеря, быстрым темпом. Последнее отделение бежит еще десять.
— Со всем уважением, сэр… — начал Вайнс, но судя по его презрительному взгляду, уважение было последним, что он хотел выказать.
— Это касается и вас, лейтенант, — рявкнул Макензи и быстро зашел в самое большое строение.
Вайнс сделал глубокий вдох.
— Ладно, — сказал он. — Вы слышали его.
Катаканцы неторопливо двинулись с места, распевая песню, в которой нашлась пара слов и для старших офицеров.

К тому времени, как они попали в обеденный зал, еды оставалось лишь на половинные пайки, и вся она к тому же давно остыла.
В зале находилось около пятидесяти катаканцев и пара огринов из взводов А и Г, которые, усевшись на столы и взгромоздив ноги на стулья, отхлебывали из фляг и громко спорили друг с другом. Чтобы отпраздновать прибытие, они открыли приготовленный на войсковом транспортнике самогон, отложенный для особого повода. Своим хриплым смехом они, казалось, наполнили весь зал.
Гвардейцев из другого полка было вдвое больше, но они ели в молчании в одном из концов зала, выглядя так, будто их загнали сюда насильно. Они носили красную с позолотой форму и, судя по нарукавным нашивкам, принадлежали к 32-му Королевскому Валидианскому полку. Все они показались Лоренцо высокими и костлявыми — из-за того, что гравитация на их родной планете была выше среднего, катаканцы были несколько ниже и мускулистее остальных жителей Империума.
Он не удивился тому, что солдаты сидели раздельно. Катаканцы были джунглевыми бойцами — элитными ветеранами с мира смерти. По их мнению, лучшие, кого мог предложить Империум. Обычные гвардейцы смотрели на них со смесью любопытства, уважения и, что проявлялось здесь куда сильнее обычного, возмущения.
Отделение Лоренцо взяло еду и уселось за стол. Спустя некоторое время к ним присоединился Грейсс. Он послал Ландона себе за порцией, пока расспрашивал остальных бойцов о том, что им удалось разузнать к этому времени.
Сержант бросил на стол сложенный лист бумаги, на котором Лоренцо заметил грубо отпечатанный заголовок «Орел и Болтер». Без сомнения, очередная пропагандистская листовка, наполненная утешительными «известиями» о победах Империума.
— Похоже, на этот раз сорвали неплохой куш, — радостно сказал сержант. — Здесь есть растения-убийцы, пожирающие людей слизни, ядовитые насекомые, кислотные топи — в общем, все как обычно. Кроме того, ходят слухи о невидимых монстрах и, можете ли поверить, призраках!
Он заметил, что за ними пристально наблюдает пара валидианцев из-за другого стола, и хитро добавил:
— Конечно, об этом рассказали какие-то салаги. Возможно, они просто испугались собственных теней.
— Призраки? — заинтересованно отозвался Доновиц.
— Призраки, огни — называй, как хочешь. Похоже, они появляются ночью и заманивают людей в джунгли: тех, кто по глупости пошли за ними, больше никогда не видели.
— Кстати, о пропавших, — вмешался Армстронг, — что-то слышно от взвода Б?
Одноглазый боец спросил будничным тоном, но Лоренцо знал, что когда-то Армстронг служил в исчезнувшем взводе.
— Пока нет, — ответил Грейсс, — они попали в ту же передрягу, что и мы, но, по-видимому, упали где-то дальше. Они пока еще там.
— Везет же гадам, — сказал Вудс. — Им пока не пришлось столкнуться с сухоребрым комиссаром Несправедливость.
— Это было что-то вроде бури, — отметил Доновиц.
— По словам остальных, — сказал Грейсс, — она появилась будто из ниоткуда. Сначала небо было чистым, потом в нас начали лупить молнии, а затем все опять стихло.
— Сержант, вы все еще считаете, что командование флота зря отнесло планету к мирам смерти? — спросил Вудс с наглой ухмылкой.
— Интересно, почему Рогар-3 изначально не нарекли миром смерти? — прокомментировал Майерс Стрелок. — Не понимаю, почему у них ушло столько времени, чтобы признать это.
— Возможно, все из-за Макензи, — предположил Дуган. — Ты слышал его слова. Он не хочет видеть нас здесь.
— Верно, — согласился Вудс, а затем добавил, подражая гнусавому голосу комиссара. — Мне не нравятся жители миров смерти. Уж кто-кто, а я приведу вас в форму. Слышал, Грейсс? Падай на колени и вылизывай мои блестящие черные ботинки. А когда закончишь с ними, можешь поцеловать мою…
— На твоем месте, — раздался позади него злой голос, — я бы дважды подумал, прежде чем говорить об офицере Империума в подобном тоне.
Вудс даже не удосужился обернуться, но Лоренцо увидел, что говорившим был широкоплечий валидианский сержант с квадратной челюстью.
— Мне не важно, какое у него звание, — небрежно бросил Вудс, — все равно он чертов идиот.
— Скажи мне это в лицо.
Глаза Грейсса сузились.
— Остынь, сержант, — сказал он. — Этими людьми командую я. Если у тебя с ними возникли проблемы, обращайся ко мне.
— Макензи сказал о вас правду, — усмехнулся валидианец. — Вам не хватает ни дисциплины, ни уважения.
— Там, откуда мы родом, — пробормотал Малдуин, лениво затачивая свой ночной жнец о кусок кремня, — уважение можно лишь заработать.
— Вы пришли сюда командовать и порочить наших людей, наивно считая, будто все это так просто сойдет вам с рук?
— А мне казалось, будто вы сами молили нас прийти, — сказал Вудс, — потому что не можете сделать все как положено. В чем проблема — солнышко слишком сильно припекает?
— Мы здесь уже полтора года, — резко ответил валидианец, — и побеждаем в войне. Мы оттеснили орков, этот лагерь они не атаковали уже более трех недель. Если бы вы хотели помочь, то вам стоило быть здесь, когда мы расчищали пространство, удерживали линию фронта, денно и нощно сражались с противником. Но, что характерно, вы всегда появляетесь в последний момент, зачищаете район и получаете все почести.
Грейсс вскочил на ноги и угрожающе зарычал.
— Все сказал, сержант?
Вудс также встал, под поводом отнести наполовину пустую тарелку.
— Все нормально, сержант, — сказал он, — старику просто нужно выпустить пар — за что его винить? Ведь не всякому полку Имперской Гвардии приходится просить защиты от деревьев да цветочков.
От подобных слов глаза валидианца едва не вылезли с орбит, его лицо побагровело. Он отвел кулак, но Вудс был готов. Он ушел от удара, схватил сержанта за руку и бросил его на стол.
Отделение Лоренцо разом вскочило из-за стола, разбросав попутно стаканы и тарелки. Друзья валидианца также отодвинули стулья и встали. Сержант попытался подняться, но Вудс не позволил ему это сделать. Валидианец попробовал лягнуть его, и катаканец увернулся от ботинка. С усилием, сержант, наконец, поднялся, но Вудс тут же ударил его головой — легендарный «катаканский поцелуй» — и разбил тому нос.
Первые два валидианца бросились к Вудсу, но Армстронг и Дуган перехватили их. Стальная Нога попытался замять драку, но тщетно: валидианец замахнулся, и он нанес ему такой удар в челюсть, что гвардеец рухнул на пол. К ним бросилось еще шестеро солдат, и Майерс со Стормом вскочили на стол и, встав спиной к спине, принялись отбиваться от нападающих руками и ногами.
Всего за пару секунд развязалась настоящая потасовка. Пистолетами и ножами никто не пользовался, но удары наносили в полную силу. Даже Ландон с видимым удовольствием присоединился к драке — он бил в живот солдата на две головы выше его до тех пор, пока тот не упал без сознания.
Высоко подняв над головой стул, к Лоренцо метнулся курносый небритый сержант. Увернувшись от сокрушительного удара, он прыгнул на гвардейца. Лоренцо вцепился в сержанта, и они вместе покатились по грязному полу.
Насилие ширилось подобно пожару. В драку ввязались другие отделения, валидианцы спешили на помощь валидианцам, катаканцы — катаканцам, и вскоре зал наполнился какофонией криков, воплей и ударов. Краем глаза Лоренцо заметил, что к схватке присоединилось два огрина, поднимая людей за горло и сталкивая их лбами.
Ловко запрыгнув на сержанта, Лоренцо прижал ему грудь коленом и начал бить по лицу, пока подкравшиеся сзади двое солдат не схватили его за плечи и оттащили от командира. Лоренцо видел их приближение, но в подобной неразберихе всех опасностей было никак не избежать. Но к этой он был готов. Лоренцо резко вывернул локти и перекатился вперед, сбросив с себя руки гвардейцев. Он вскочил в боевую стойку, но увидел, что на валидианцев набросился Грейсс.
Сержант положил руку на лицо солдата и толкнул его с такой силой, что тот растянулся на земле. Затем он с диким выражением лица и фанатичным блеском в глазах так яростно и стремительно избил следующую жертву, что, даже лишившись сознания, она еще продолжала некоторое время стоять на ногах.
Дуган попал в передрягу. Его окружили со всех сторон, а искусственная нога как назло опять заела. Лоренцо бросился старику на помощь, когда перед ним внезапно выросли двое валидианцев. Не сбавляя скорости, он заехал одному из них кулаком по голове. Второй схватил Лоренцо за горло и вздернул в воздух, но катаканец вцепился в плечи врага и ударил его ногами в грудь. Они оба полетели на пол, но Лоренцо сгруппировался и приземлился на ноги, готовый к встрече с очухавшимся первым противником.
Тем временем Дугану на помощь пришел Малдуин, который с боевым кличем на устах разбросал окруживших товарища гвардейцев. У Дугана открылось второе дыхание — он поднял одного валидианца за шиворот бронежилета и бросил в другого солдата. Огрины безостановочно сшибали гвардейцев лбами, и солдаты, наконец, поняли, во что встряли. Едва не затаптывая друг друга, они старались убраться как можно дальше от огромных существ.
Один незадачливый гвардеец натолкнулся на Лоренцо, который как раз добивал второго валидианца, и его глаза наполнились страхом. От потрясения он нарушил негласное правило и поднял лазган.
Лоренцо очутился возле него прежде, чем тот успел прицелиться. Оружие вылетело из рук гвардейца, когда катаканец схватил его за руку и начал выворачивать до тех пор, пока не треснула кость. Валидианец с визгом упал на колени, но он утратил любое право на милосердие или сострадание, поэтому Лоренцо изо всех сил ударил его ногой по голове.
Внезапно по залу разнесся чей-то громогласный голос. В комнате стоял комиссар Макензи, тщетно требуя тишины. Но позади него находился Грейвс, и как только полковник заговорил, катаканцы и валидианцы вмиг угомонились.
— Какого черта здесь происходит? — взревел Грейвс во внезапно воцарившейся тишине.

Третья глава

— Я спрашиваю, какого черта здесь творится? Что вы делаете?
Полковник Грейвс шагнул в обеденный зал, переводя презрительный взгляд с катаканцев на валидианцев.
— Я видал кислотных червей, которые вели себя более достойно. Вы же должны сражаться на одной стороне!
Следом за ним несся Макензи.
— Вот видите? — взорвался он. — Вот почему я был против того, чтобы джунглевые бойцы принимали участие в этой кампании.
Он поднял голос, обратившись к залу.
— Я хочу, нет — я требую — узнать, кто начал драку. Имена и звания!
Бойцы смущенно опустили глаза, кто-то шаркнул ногой — валидианцы не больше катаканцев хотели выдавать товарищей. От подобной несговорчивости лицо комиссара побагровело.
— Сержант Уоллес!
Незадачливый солдат, которого назвал комиссар, встал по стойке смирно.
— Мои извинения, сэр, но я не видел, как начался инцидент. Мои люди лишь пытались прекратить драку, когда ситуация вышла из-под контроля.
Тот же ответ Макензи получил и от следующих двух сержантов.
Лоренцо почувствовал за спиной движение и, обернувшись, увидел, как солдаты помогают подняться сержанту, которому Вудс сломал нос. Прижимая кусок ткани к окровавленному носу, он злобно смотрел на причину своих мук, но Вудс лишь самодовольно ему ухмыльнулся и демонстративно почесал костяшки пальцев.
Это не осталось незамеченным, и комиссар Макензи с раздувшимися от праведного гнева ноздрями метнулся к паре.
— Энрайт?
Окровавленный сержант беспомощно пожал плечами, используя ткань как защиту от всяческих расспросов. Макензи нетерпеливо цокнул языком, а затем взмахом руки отпустил Энрайта и двух помогавших ему гвардейцев. Троица направилась к дверям, а потом без сомнения туда, где сержанту смогут оказать помощь. Одарив Вудса испепеляющим взглядом, Макензи принялся поочередно разглядывать каждого катаканца, пока, наконец, не заметил сержантской нашивки на куртке Грейсса.
— Возможно, вы сумеете пролить свет на произошедшее, сержант?
— Грейсс, сэр.
— Сержант Грейсс. Похоже, вы находились в самой гуще событий.
— Мои извинения, сэр, — со сдавленным смешком ответил Грейсс. — Я не видел, как начался инцидент. Мои люди лишь пытались прекратить драку, когда ситуация вышла из-под контроля.
Один из катаканцев резко рассмеялся, но Макензи не обратил на него внимания. Он бросил еще один неприязненный взгляд на Вудса.
— Мне все ясно, сержант Грейсс — драку начало ваше отделение, и я сделаю так, чтобы вы очень об этом пожалели. Что скажете, Грейсс, если этой ночью вам придется спать в джунглях?
В глазах сержанта зажглись огоньки.
— С радостью.
Макензи лишь бессильно сжал кулаки — он явно ожидал другого ответа.
— Сержант Грейсс, хотите узнать, что делают с гвардейцами, которые не уважают старших офицеров?
— Я весь внимание, сэр, — прорычал Грейсс.
— Мы их закапываем, — довольно поведал комиссар. — Давайте я вам расскажу, Грейсс, каково это. Вы не сможете ни стоять, ни сидеть. Вы проведете ночь — или даже больше — в самой неудобной позе, какую только можете представить, пока не покажется, что еще чуть-чуть, и ваш хребет сломается. Снизу вас будут грызть пауки, а сверху — наседать джунглевые ящерицы. И днем, когда вы даже не сможете поднять руку, чтобы прикрыться от палящего солнца, вот тогда вы действительно будете жалеть, что не сдохли.
К юному комиссару тихо подошел Грейвс и откашлялся.
— Могу я напомнить вам, сэр, что эти люди нам завтра еще будут нужны? Не вижу смысла в продлении конфликта. Особенно, — выделил он, — без доказательств вины моих бойцов. Как видите, все обошлось. По-моему, лучше замять это дело.
Какое-то время Макензи молчал — Лоренцо даже подумалось, что он собирается накинуться на полковника так же, как раньше на лейтенанта Вайнса. Но, по-видимому, поняв справедливость слов Грейвса, комиссар без слов развернулся и зашагал к выходу. С его уходом в зале ощутимо спало напряжение. Солдаты принялись убираться в зале — одни собирали разбросанные тарелки, поднимали перевернутые стулья и столы, другие помогали раненным. Катаканцы и валидианцы споро восстанавливали порядок.
— Дамочки, поступили известия от взвода Б, — сообщил полковник Грейвс. — Они потеряли восемь человек, но уже идут к лагерю. Ожидаемое время прибытия — завтра в одиннадцать утра. Из-за этой отсрочки комиссар Макензи решил больше не откладывать дела в долгий ящик — всем джунглевым бойцам приказано собраться на инструктаж через двадцать минут.

Лоренцо спал под сенью звезд на груде листьев, собранных на опушке джунглей и очищенных от колючек и ядовитых соков. Катаканцам выделили казарму, но из-за того, что коек там оказалось куда меньше, чем желающих прилечь бойцов, многие решили спать снаружи. Слишком много времени утекло с тех пор, как они делали это в последний раз.
Звуки ночных джунглей навевали на Лоренцо спокойствие. Шелест листьев на ветру, голоса ночных хищников, бульканье воды или еще чего-то — все это будто доносилось издалека. Ему хотелось оказаться сейчас глубоко в лесу. Территория, расчищенная валидианцами, остро разила гарью. Лоренцо привык спать под зеленым сводом — но сегодня он был черным, усеянным белыми точечками далеких-предалеких светил. Ночное небо было кристально чистым, воздух — теплым. Казалось, Рогар-3 хотел показать гостям свою лучшую сторону. Как будто он желал ослабить бдительность катаканцев, дабы скрыть свою истинную, дикую красоту. Этим Лоренцо было не обмануть. Он с нетерпением ждал рассвета, чтобы поближе познакомиться с миром.
Он не мог без волнения вспоминать об инструктаже Макензи. Комиссар, вооруженный списком катаканских отделений, распределял их на разные задачи. Взводу Б по причине отсутствия дали самое неинтересное задание — усилить местную охрану. Если им повезет, к ним в гости пожалуют орки, чтобы развеять местную скуку. Остальным катаканцам комиссар поручил сделать то, что никак не удавалось валидианцам: навязать бой самим оркам. А это, естественно, означало схватку и с самими джунглями.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • ХмурыйКот об авторе Алескандр Зайцев
    Как заметила, у автора проблемы с финалами своих произведений. Нет, они завершены, но скомканно, странно, дергано и "на отвали"

  • ХмурыйКот о книге: Алескандр Зайцев - Суррогат Героя. Том II [СИ]
    Если, читая первую, я думала: "Божечки, как все круто, именно этого я и ждала так долго!", то вторая уже.. ну такое. Вторая часть менее продумана, и над шлифовкой ее, думаю, затрачено гораздо меньше времени. Это видно

  • Hellgirl о книге: Андрей Андреевич Красников - Альтернатива. Точка отсчета [СИ]
    Цикл однозначно понравился.
    Я вообще неравнодушна к ЛитРПГ, «патамушта боевик и там никого в реале не убивают».

    Перед нами - довольно необычное ЛИТРпг в постапокалиптическом жанре, максимально приближенное к "Фоллауту". Как всегда, герой Красникова - боец-одиночка, проходящий игру своим собственным путем, и не вступающий в долговременные союзы. Такая концепция нравится мне значительно больше, чем унылые клоны Росгарда, не способные ни на что без поддержки сильного клана.
    Как всегда у Красникова - герой совершенно неожиданно получает фантастические ачивки, и столь же неожиданно огребает люлей, причем одно уравновешивает другое. И как всегда, герой достигает успеха совершенно не там. где планировал - это так же приближает игру к лучшим образцам жанра, лишая персонажа "унылой непобедимости".
    Ну и отдельное спасибо автору за очень оригинальную концовку второго тома.

    В общем, книги Красникова стали для меня свежей струёй в довольно закомплексованной и шаблонной современной литературе. Они ценны не столько своей читабельностью, сколько тем, что автор не боится экспериментировать, и решительно осваивает новые горизонты.

  • Hellgirl о книге: Андрей Андреевич Красников - Точка кипения
    Цикл однозначно понравился.
    Я вообще неравнодушна к ЛитРПГ, «патамушта боевик и там никого в реале не убивают».

    Перед нами - довольно необычное ЛИТРпг в постапокалиптическом жанре, максимально приближенное к "Фоллауту". Как всегда, герой Красникова - боец-одиночка, проходящий игру своим собственным путем, и не вступающий в долговременные союзы. Такая концепция нравится мне значительно больше, чем унылые клоны Росгарда, не способные ни на что без поддержки сильного клана.
    Как всегда у Красникова - герой совершенно неожиданно получает фантастические ачивки, и столь же неожиданно огребает люлей, причем одно уравновешивает другое. И как всегда, герой достигает успеха совершенно не там. где планировал - это так же приближает игру к лучшим образцам жанра, лишая персонажа "унылой непобедимости".
    Ну и отдельное спасибо автору за очень оригинальную концовку второго тома.

    В общем, книги Красникова стали для меня свежей струёй в довольно закомплексованной и шаблонной современной литературе. Они ценны не столько своей читабельностью, сколько тем, что автор не боится экспериментировать, и решительно осваивает новые горизонты.

  • Фета о книге: Екатерина Васина - Бунтарка. (Не)правильная любовь
    Замечательная и захватывающая история. Интересный подход автора к данному союзу, видение и предоставление нам его. К сожалению у нас менталитет в стране не приемлет подобного, это как в "СССР секса нет", видимо все от туда. Я считаю лишь бы им это нравилось, обоюдно и не нарушало закон. Интересная героиня с не легким детством, тонко прописаны метания Кристины. Яркие мужчины типичные мачо со своими тараканами и змеями)). Немного не хватило развернутый концовки, т.е. именно диалогов и действий. А в целом книга великолепна, легкая не смотря на тяжелые ситуации в жизни героев. Огромное спасибо автор, вдохновения вам!!!

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2018г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.