Библиотека java книг - на главную
Авторов: 37945
Книг: 96526
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Призванный»

    
размер шрифта:AAA

Ф.К. Каст и Кристин Каст
Призванный

Посвящается Элли Дженсен, с
любовью и признанием.
Наша магия работает, потому
что ты волшебна!
Благодарности
Спасибо нашей чудесной семье — издательству «Сант-Мартин Пресс». Мы обожаем наших издателей!
Как всегда, мы выражаем признание нашему агенту и подруге Мередит Бернстайн, без которой Дом Ночи никогда не состоялся бы.
Благодарим школу Уилла Роджерса и рады тому, что нам позволили бродить по этому восхитительному особняку и переносить его на страницы книг. (Нет, ни одно из великолепных зданий в стиле ар-деко не пострадало во время написания этой книги! Ну разве что чуть-чуть).
Говоря о восхитительном и великолепном: ОГРОМНОЕ СПАСИБО нашим поклонникам из родного города. Мы рады видеть, насколько жители Талсы любят Дом Ночи! Отдельное спасибо вот этим расчудесным местам и людям: отелю «Амбассадор» и ресторану «Классная доска», ювелирному магазину «Мудис», «Старбаксу» на площади Утика, универмагу «Мисс Джексон», «Дельфину», ресторану «Дикая вилка», магазину «Маленькое черное платье», музеям Джилкриса и Филбрука и «Уличным котам».
И нашим преданным замечательным фанатам, которые приезжают в Талсу на экскурсии по местам Дома Ночи! Наши фанаты — лучшие!
И последним, но от этого не менее важным, хотим поблагодарить Джоша за о-ки-е-и-симс, но, прежде всего, за то, чтовзял поводья.
Филис и Кристин Каст

Об авторах

Филис Кристин Каст

родилась на Среднем Западе США. С детства у нее было две страсти: лошади и мифология — и Филис верна им до сих пор. После окончания школы Ф. Каст отправилась служить в военно-воздушные силы США. Закончив службу, она работала преподавателем литературы в школе г. Талса, штат Оклахома.
Пятнадцать лет Каст учила старшеклассников творчески анализировать произведения английских и американских классиков, а потом взялась за перо сама. Первый роман писательницы «Богиня по ошибке» («Divine by Mistake») вышел в 2001 году. Дебют Филис Каст оказался очень удачным. Начинающий автор получила нескольких престижных литературных премий, а также была удостоена ежегодной всеамериканской премии читательских симпатий.
В каждом своем произведении Филис Каст обращается к мифологии народов мира, сплетая древние сказания с современной жизнью. «Дом Ночи» не стал исключением. Заявка на серию, ставшую мировым бестселлером, была подана автором в издательство еще в 2003 году, задолго до выхода первой книги «Сумеречной саги» Стефани Майер.
Когда несколько глав первой книги серии «Меченая» были написаны, Филис дала почитать рукопись своей 19-летней дочери Кристин. Исправления той улучшили текст, герои стали более яркими и запоминающимися, заговорив на языке современной молодежи. После чего мать и дочь Каст приняли решение писать вместе.
«Меченая» и последующие книги серии «Дом Ночи» стали очень популярными в США и Европе, попав в первую пятерку рейтинга бестселлеров USA Today и The Wall Street Journal. После выхода пятой книги серии «Загнанная» (Hunted) критики, перебивая друг друга, восклицали: «Посторонись, Стефани Майер!». Всего в серии «Дом Ночи» запланирован выход 12 книг.

Кристин Каст

— студентка университета, одна из самых юных авторов США Она пишет рассказы и стихи и была удостоена наград как молодой автор в области журналистики и в жанре поэзии. В одном из интервью на вопрос о ее заветном желании Кристин Каст ответила: «Я хочу быть счастливой. Конечно, это непросто, но без этого ничего не сделаешь».
Читайте информацию о писательницах и серии «Дом Ночи» на Официальном сайте русского издания серии «Дом Ночи» www.houseofnight.ru.

Пролог

Зои

«Моя мама умерла», — мысленно произнесла я. Слова казались неправильными, неестественными, словно мир вверх тормашками или восход солнца на западе.
С протяжным всхлипом я вздохнула и перекатилась на бок, чтобы достать из стоящей на полу коробки очередной бумажный платок.
Старк что-то пробормотал во сне, нахмурился и беспокойно заворочался.
Я медленно и осторожно выбралась из кровати, подобрала небрежно брошенную толстовку Старка, надела ее и забралась с ногами на пуф, стоявший у стены нашей крохотной комнатки в туннелях.
Пуф смешно зашуршал, напомнив мне о мячиках в надувных детских аттракционах, а Старк нахмурился и снова что-то пробормотал. Я высморкалась. Тихо.
«Хватит реветь, хватит реветь, хватит реветь! Слезами горю не поможешь. Этим маму не вернуть». Я поморгала и снова вытерла нос.
«Может, это просто сон».
Но едва эта мысль пришла мне в голову, как сердце подсказало правду. Никс выдернула меня из дремы, чтобы показать, как мама входит в Потусторонний мир. А значит, она умерла.
«Мама сказала Никс, что сожалеет, что подвела меня», — напомнила я себе, и слезы снова потекли по моим щекам.
— Она сказала, что любила меня, — прошептала я.
Я вела себя очень тихо, но Старк пробурчал:
— Прекрати!
Я сжала губы, зная, что его сон тревожит вовсе не мой шепот. Старк — мой Воин, мой Хранитель и мой парень. Нет, парень — это очень общее слово. Между мной и Старком существует связь, и она глубже, чем свидания, секс и все остальное, что происходит в обычных отношениях. Именно поэтому он тревожится. Он чувствует мою печаль, и даже во сне знает, что я плачу, что мне больно, и я напугана…
Старк скинул одеяло, и я увидела, как он сжал кулаки. Я перевела взгляд на его лицо. Он по-прежнему спал, но лоб прорезали морщины, а лицо хмурилось.
Я закрыла глаза и сделала глубокий вдох.
— Дух! — прошептала я. — Пожалуйста, приди! — Я тут же почувствовала, как стихия ласково коснулась моей кожи. — Помоги мне. Вернее, помоги Старку, заслони от него мою печаль.
«Может, — добавила я про себя, — ты и меня отгородишь от грусти. Пусть и ненадолго».
Дух закружился внутри и вокруг меня, вихрем промчавшись к кровати.
Я снова глубоко вдохнула. Приоткрыв глаза, я заметила, как колеблется окружающий Старка воздух. Его кожа слегка засветилась, когда стихия словно укрыла его незримым одеялом. Мне стало тепло, я посмотрела на свои руки: их кожа тоже светилась.
Старк протяжно выдохнул, пока Дух творил успокаивающую магию, и впервые за долгое время я почувствовала, как печаль меня отпускает.
— Спасибо тебе, Дух, — прошептала я, обхватывая себя руками. Окутанная стихией, я поняла, что меня клонит в сон. И в ту же секунду мое внимание привлек иной источник тепла. Медленно, не желая тревожить творимое Духом успокаивающее заклинание, я прикоснулась к своей груди.
«Почему мой Камень Провидца нагрелся?»
Маленький круглый камешек на серебряной цепочке устроился в ложбинке между моих грудей. Я не снимала его с тех самых пор, как Ских вручила мне его перед нашим отъездом с волшебного острова Скай.
Я вытащила камень из-под толстовки и погладила его гладкую мраморную поверхность. Он по-прежнему напоминал леденец с кокосовым вкусом; скайский мрамор излучал неземной свет, словно вызванная мною стихия оживила его, и исходящее от него тепло источало жизнь.
В моей голове прозвучал голос королевы Ских:

«Камень Провидца находится во взаимодействии с самой древней магией — той, которую я охраняю на своем острове. Я дарю тебе этот камень, чтобы ты смогла найти и познать древние силы, если они еще существуют в твоем мире…».
Пока я воскрешала в памяти эти слова, камень начал медленно, едва заметно вращаться перед моими глазами. Сквозь отверстие в его середине я увидела озаренного светом Старка, а затем мой мир покачнулся, сузился и все переменилось.
Возможно, из-за того, что рядом со мной был Дух, увиденное не шло ни в какое сравнение с тем, что я пережила, когда в первый раз, на Скае, взглянула через камень и потеряла сознание. Но от этого было не менее тревожно.
Я увидела лежащего на спине Старка. Его грудь была обнажена, свечение Духа исчезло. Внезапно рядом возник чей-то расплывчатый силуэт. Он напоминал чью-то тень. Рука Старка дернулась, и кулак разжался. Тень тоже разжала кулак.
Не отрывая взгляда, я смотрела, как в руке Старка появляется меч Хранителя — огромный клеймор, который он получил в Потустороннем мире. Я удивленно ахнула, а призрачный Воин повернул голову в мою сторону и сомкнул пальцы на рукояти меча. Меч Хранителя изменился, превратившись в длинное черное копье — опасное, смертоносное, покрытое кровью и до боли мне знакомое. Меня пронзил леденящий душу страх.
— Нет! — закричала я. — Укрепи Старка, Дух! Прогони это существо!
Со звуком, напоминавшим хлопанье крыльев гигантской птицы, видение исчезло, камень остыл, а Старк сел в постели, хмуро глядя на меня.
— Что ты делаешь? — потер он глаза. — Чего шумишь?
Я открыла рот, уже собираясь рассказать ему об ужасном видении, как мой Воин тяжело вздохнул и снова лег, приоткрыв одеяло и позвав меня сонным голосом:
— Иди сюда. Не могу спать, когда тебя нет рядом. Мне нужно выспаться.
— Мне тоже не помешает, — согласилась я и на подгибающихся ногах приблизилась к кровати. Свернувшись калачиком рядом со своим Хранителем, я положила голову ему на плечо. — Слушай… Только что произошло нечто странное, — начала я, но Старк накрыл мои губы своими, и я растворилась в его поцелуе. Было приятно — очень приятно — лежать рядом.
Старк обнял меня. Я прижалась к нему, а он проложил дорожку из поцелуев по моей шее.
— Я думала, тебе нужно выспаться, — прошептала я.
— Ты нужна мне больше, — отозвался он.
— Ага, а ты мне.
И мы растворились друг в друге.
Прикосновения Старка прогоняли смерть, отчаяние и страх, напоминая нам обоим о жизни, любви и счастье.
А после мы заснули, и Камень Провидца, холодный и забытый, лежал на моей груди между нашими телами.

Глава 1

Аурокс

Плоть человека была мягкой и сочной. Удивительно, насколько легко удалось его уничтожить, остановить биение трепещущего сердца.
— Отвези меня на север Талсы. Хочу погрузиться в Ночь, — велела она. С этого ее приказа начался их вечер.
— Да, Богиня, — немедленно ответил он, выходя из-за облюбованного им угла крыши.
— Не называй меня Богиней. Называй меня… — она задумалась, — Жрицей. — Ее полные губы, блестящие и красные, изогнулись в улыбке. — Полагаю, правильнее будет, если все будут звать меня просто Жрицей — по крайней мере, пока.
Аурокс ударил себя кулаком в грудь. Инстинктивно он знал, этот жест для него привычен, но движение получилось неуклюжим и неловким.
— Да, Жрица!
Жрица прошла мимо, властным жестом пригласив его следовать за ней.
И он послушался.
Он был создан, чтобы ей повиноваться. Выполнять ее поручения. Подчиняться ее приказам.
Они сели в устройство, которое Жрица назвала «машиной», и мир ускорился. Жрица приказала ему разобраться в том, как это устройство работает.
Он смотрел и изучал, повинуясь ее распоряжению.
Потом они остановились и вышли из машины.
Улица пахла смертью, гниением, разложением и грязью.
— Жрица, это место не…
— Защищай меня! — бросила она. — Но не пытайся меня опекать! Я буду ходить, где пожелаю, когда пожелаю и делать то, что пожелаю! Твоя работа, нет, твоепредназначение — сражать моих врагов. А моя судьба — их создавать. Наблюдай. Действуй, когда я прикажу. Вот и все, что от тебя требуется.
— Да, Жрица, — кивнул он.
Современный мир сбивал его с толку. Столько звуков, столько незнакомых явлений. Он будет делать то, что велит Жрица. Выполнять то, ради чего был создан, и…
Из темноты выступил мужчина, загораживая Жрице путь.
— Ты слишком красива, чтобы ходить по улице так поздно в сопровождении какого-то мальчишки. — Глаза незнакомца округлились, когда он заметил татуировки Жрицы. — Выходит, ты вампир, и завернула сюда, чтобы полакомиться этим пареньком? Может, отдашь мне кошелек, а потом мы с тобой обсудим, каково это — быть с настоящим мужчиной?
Жрица вздохнула и скучающим тоном произнесла:
— Оба твои суждения ошибочны: я не просто вампир, а это не просто мальчишка.
— Что ты имеешь в виду?
Жрица, не обратив внимания на слова мужчины, оглянулась на Аурокса:
— Защищай же меня! Покажи, что за оружие мне повинуется!
Он не медлил ни секунды. Решительно бросившись к незнакомцу, он быстрым движением воткнул пальцы в его выпученные глаза. Мужчина оглушительно завопил.
Человеческий ужас питал его. Аурокс, как воздух, вдыхал боль, которую причинял. Сила испуга мужчины пронзала его, бросая то в жар, то в холод. Аурокс почувствовал, как его руки меняются, крепнут. Пальцы, которые он выдернул их из глазниц человека, когда из ушей того полилась кровь, менялись. Аурокс оторвал смертного от земли и впечатал в стену ближайшего здания.
Тот снова закричал.
Какие непередаваемо жуткие и чудесные ощущения! Аурокс чувствовал, как его тело меняется. Человеческие ступни превращаются в раздвоенные копыта, мышцы ног становятся сильнее, а на мощной груди лопается рубашка. И, что самое восхитительное: из его головы вырастают огромные смертоносные рога.
Когда в переулок ворвались трое, поспешивших на помощь товарищу, тот уже не кричал.
Аурокс отшвырнул его тело в грязь и развернулся, замерев между Жрицей и теми, кто, как он полагал, мог причинить ей вред.
— Что за черт? — резко остановился первый из них.
— В жизни такого не видел! — воскликнул второй.
Аурокс впитывал исходящий от них ужас. Его кожа пульсировала холодным огнем.
— Это рога, что ли? Я ухожу! — Третий развернулся и ринулся прочь. Двое других начали медленно отступать, глядя на Аурокса выпученными от ужаса глазами.
Аурокс посмотрел на Жрицу.
— Что прикажете?
Где-то в глубине сознания он удивился тому, как прозвучал его голос: утробно, по-звериному.
— Их боль делает тебя сильнее. — Вид у нее был довольный. — Ты становишься другим, яростным. — Она взглянула на отступавших и скривила губы в презрительной усмешке: — Разве это не забавно?.. Убей их!
Аурокс двигался стремительно: у ближайшего из людей не было ни единого шанса сбежать. Аурокс боднул его в грудь, приподняв на рогах, и жертва, наложив от страха в штаны, забилась в истошном крике боли.
От этого Аурокс стал еще сильнее.
Резко мотнув головой, он швырнул человека в стену здания; ударившись о нее, его мертвое тело беззвучно сползло и рухнуло бесформенной кучей рядом с первым поверженным.
Третий не стал убегать, а достал длинный нож и кинулся на Аурокса.
Тот отступил в сторону, и когда нападавший потерял равновесие, ударил его по ноге раздвоенным копытом. Человек стал заваливаться на землю, и Аурокс вырвал ему лицо.
Тяжело дыша, Аурокс замер над телами сраженных противников. Он повернулся к Жрице.
— Очень хорошо, — бесстрастно заявила она. — Давай уйдем отсюда, пока не нагрянула полиция.
Аурокс последовал за ней. Он громко топал, оставляя на земле отпечатки раздвоенных копыт. Чтобы обрести контроль над вихрем эмоций, пронзавшим его тело, забиравшим с собой силу, которая подогревала его боевой дух, он прижал руку к боку.
Слабость. Он чувствовал слабость. И даже больше. Что-то еще.
— Что такое? — набросилась на него Жрица, когда он с неуверенным видом остановился перед машиной.
Он покачал головой:
— Не знаю. Я чувствую…
Она рассмеялась.
— Ты не умеешь чувствовать! Это все выдумки! Нож не имеет чувств. Пистолет не имеет чувств. Ты мое оружие, ты создан, чтобы убивать. Смирись с этим!
— Да, Жрица. — Аурокс сел в машину и вновь увидел, как пролетает за окном мир.
«Я не думаю. Я не чувствую. Я оружие».

* * *

— Почему ты на меня пялишься? — спросила его Жрица, глядя на него глазами цвета зеленого льда.
— Я жду ваших приказаний, — машинально произнес он, думая, чем же вызвал ее недовольство. Они только что вернулись в ее апартаменты на вершине здания, которое называлось Майо.
Аурокс вышел на балкон и просто молча стоял там, глядя на Жрицу.
Она протяжно выдохнула:
— Сейчас мне от тебя ничего не нужно. Тебе обязательно смотреть на менятак?

Аурокс развернулся на огни города, завораживающе переливавшиеся на фоне ночного неба.
— Я жду ваших приказаний, Жрица, — повторил он.
— О, Боги! Кто бы знал, что созданный для меня Сосуд будет столь же безмозгл, как и красив?
Еще до того как из дыма, тени и ночи материализовалась Тьма, Аурокс почувствовал, как в воздухе что-то изменилось.

«Безмозглый, красивый и смертоносный…» — прозвучало в его голове.
Перед ним возник огромный белый бык. Его зловонное дыхание имело сладковатый привкус гниения, а взгляд был одновременно ужасным и чудесным. Он соединял в себе тайну, магию и хаос.
Аурокс рухнул перед быком на колени.
— Встань с колен. Поднимись и иди туда… — Жрица махнула рукой, указывая на тени, клубившиеся в дальних углах крыши.

«Нет, пусть он останется. Мне нравится смотреть на мои создания».
Аурокс не знал, как поступить. Бык командовал его разумом, а Жрица — телом.
— Создания? — многозначительно произнесла Жрица и медленно двинулась к огромному быку. — Ты часто преподносишь такие дары своим служителям?
Смех быка внушал ужас, но Аурокс заметил, что на лице Жрицы не дрогнул ни один мускул. Она продолжала приближаться к быку, пока тот говорил:

«Как интересно! Ревнуешь, моя бессердечная?»
Жрица погладила бычий рог.
— А следовало бы?
Бык ткнулся в нее мордой. Там, где он коснулся ее, шелк платья Жрицы съежился, обнажив гладкую кожу.

«Скажи мне, как ты думаешь, каково предназначение моего дара?» — ответил бык вопросом на вопрос.
Жрица моргнула и покачала головой, словно вопрос сбил ее с толку. Потом перевела взгляд на все еще стоявшего на коленях Аурокса.
— Мой повелитель, его предназначение — защита, и я готова во всем повиноваться тебе, чтобы отблагодарить за него.

«Я приму твои щедрые предложения, но прежде я должен объяснить тебе, что Аурокс не просто оружие. У него есть иное предназначение, и оно заключается в порождении хаоса».
Жрица потрясенно вдохнула и быстро заморгала, переводя взгляд с быка на Аурокса и обратно.
— Правда? — тихим восхищенным тоном спросила она. — С помощью этого создания я могу повелевать хаосом?
Белые глаза быка несли в себе свет угасающей луны.

«Правда. Он уникален и его сила безгранична. Он способен сеять бедствие. Он Сосуд, в котором содержаться твои сокровенные мечты, а разве в них не царит кромешный хаос?»
— Да! О, да, — выдохнула Жрица. Она прижалась к шее быка, поглаживая его бок.

«И что же ты намерена сделать с хаосом теперь, когда он тебе подчиняется? Уничтожишь ли ты человеческие города, чтобы править, как королева вампиров?»
Улыбка Жрицы была прекрасной и ужасной.
— Не королева. Богиня.

«Богиня? Но Богиня вампиров уже существует. Ты об этом прекрасно знаешь. Когда-то ты служила ей».
— Ты имеешь в виду Никс? Богиню, дающую своим последователям свободу выбора? Богиню, которая не вмешивается ни во что, потому что верит в мифическую добрую волю?
Ауроксу показалось, что в голосе быка он расслышал улыбку, и изумился.

«Да, я имею в виду Никс, Богиню вампиров и Ночи. Ты собираешься использовать хаос, чтобы бросить ей вызов?»
— Нет. С помощью хаоса я одержу над ней победу. Что если хаос будет угрожать самому устройству мира? Вмешается ли Никс, чтобы защитить своих детей? Откажется ли она от своего эдикта, дарующего людям свободу воли, и тем самым предаст саму себя? И что произойдет, если Никс изменит то, что было предначертано?

«Не могу сказать, поскольку такого никогда не случалось, — бык фыркнул, словно усмехаясь. — Но это на удивление интересный вопрос, а ты знаешь, как я люблю удивляться».

— Я лишь надеюсь, что смогу изумлять тебя снова и снова, мой повелитель.

«Лишь — такое короткое слово», — усмехнулся бык.
Аурокс еще долго стоял на коленях, после того, как Жрица и бык покинули крышу, оставив его отвергнутым и забытым. Он не двигался с места, глядя в ночное небо.

Глава 2

Зои

— Микроавтобус? Да ладно? — У меня хватило сил только покачать головой и во все глаза уставиться на приземистое желтое транспортное средство, на боку которого черной краской были выведено «ДОМ НОЧИ». — Круто, что после моего звонка Танатос так быстро управилась и теперь мы можем вернуться в школу, номикроавтобус?

— Близняшка! Они прислали за нами автобус для убогих! — хихикая, заявила Эрин.
— Близняшка, это и впрямь гадко! — отозвалась Шони.
— Знаю, Близняшка. Не могу поверить, что Неферет настолько гадкая, что отправила за нами автобус для убогих, — продолжила Эрин.
— Нет, я не о том, что Неферет гадкая. Я о том, что гадко говорить «убогие», — пояснила Шони, закатывая глаза.
— Я думаю, Шони права, а тебе следует подумать о расширении своего словарного запаса. Ты постоянно используешь одни и те же слова, твоя речь ими перенасыщена, — вставил свои пять копеек Дэмьен.
Шони, Эрин, Стиви Рей, Рефаим молча уставились на него.
Все мы были рады, что Дэмьен вновь печется о словарном запасе Близняшек, и никто из нас не решился возразить ему ни слова, из опаски, что Дэмьен снова расплачется и вернется в глухую депрессию, в которой пребывал с самой смерти Джека.
В эту секунду из туннелей вышли Афродита и Дарий. Афродита, как обычно, заполнила паузу, применив свое не раз испытанное правило «Стреляй, не отходя от кассы».
— О, Богиня, я в это не сяду! Микроавтобус — это для убогих, — фыркнула она, отбрасывая волосы за спину.
— Эй, не настолько уж он и плох! Видно же, что новый. И буквы «ДОМ НОЧИ» совсем свежие, — попыталась смягчить обстановку Стиви Рей.
— С таким же успехом на нем можно было написать «Социальное самоубийство», — скривилась Афродита.
— Я не дам тебе испортить мне праздник! Мне нравится учиться! — заявила Стиви Рей. Она села в автобус, улыбнувшись Сыну Эреба, хмуро открывшему перед ней дверь.
— Жрица, — сурово поприветствовал ее он, а затем, не обратив внимания на нашего собственного Сына Эреба, Дария, посмотрел на меня и с едва уловимым кивком объявил: — Уведомляю вас обеих, что через тридцать минут начинается заседание школьного Совета, где вы обязаны присутствовать.
— Хорошо. Старк собирает остальных, поэтому отправимся через минуту, — сказала я, улыбаясь ему так, словно его лицо ничем не напоминало грозовую тучу.
— Умереть не встать! Тут даже пахнет новой машиной! — крикнула Стиви Рей.
Сквозь оконное стекло я видела ее короткие светлые кудри, подпрыгивавшие словно пружинки, пока она изучала салон микроавтобуса. Затем Стиви Рей выскочила на улицу и с улыбкой схватила за руку Рефаима.
— Хочешь сесть со мной сзади? Будет круче, чем на американских горках!
— Уфф, — фыркнула Афродита. — Тебе, как убогой, эта колымага подходит просто идеально! И, хотя мне жутко не нравится говорить это тебе первой, — то есть, нет, вру, на самом деле мне все равно, — Высший Совет, наверное, надавил на Неферет, вынудив ее прислать за нами эту таратайку, — твоей птичке все равно никто в Доме Ночи не обрадуется. Думаю, ты просто не врубилась, пока вы там после наступления заката пару секунд кое-чем занимались!
Я увидела, как Стиви Рей крепче сжала руку Рефаима.
— Эй, ты, полегче! Во-первых, после заката прошло больше, чем пара секунд, во-вторых, не твое дело, чем мы занимались, а в-третьих, Рефаим поедет с нами!
Белесые брови Афродиты подпрыгнули.
— Прикалываешься?
— Нет, — твердо заявила Стиви Рей. — И тебе это должно быть понятнее, чем остальным.
— Мне? Понятнее? Да о чем ты, черт возьми, говоришь?
— Ты не недолетка — ни красная, ни обычная. Ты не вампир. И, скорее всего, даже не человек!
— А ведьма, — донесся до меня шепот Шони.
— Из Преисподней, — прошептала Эрин.
Афродита зыркнула на Близняшек, но Стиви Рей не закончила.
— Как и Рефаим, ты — аномалия, но Никс благословила тебя, пусть никто из нас и не понимает, с какой стати. Значит, ты едешь в школу. Я еду в школу. И Рефаим тоже едет в школу. Точка.
— В словах Стиви Рей есть смысл, — сказал Старк, присоединяясь к нам на стоянке. За ним шли остальные красные недолетки. — Неферет это не понравится, но Никс действительно простила и благословила Рефаима.
— В присутствии всей школы, — быстро добавила Стиви Рей.
— Значит, все в курсе, — пробормотал Рефаим. Он перевел взгляд со Стиви Рей на нас, и остановил его на мне. — Как ты думаешь, — озадачил он меня вопросом, — мне ехать в Дом Ночи или это только принесет ненужные проблемы?
Все уставились на меня. Покосившись на Сына Эреба, сидящего с каменным лицом на месте водителя, я вздохнула:
— Ребята, залезайте в автобус. Мне нужно поговорить с моим…э… — обобщающим жестом я указала на Афродиту, Стиви Рей и остальных своих близких друзей.
— С твоим кругом, — улыбаясь, подсказала Стиви Рей. — Поговорить с твоим кругом.
— И его амуницией, — добавил Дэмьен, кивая в сторону Афродиты, Дария и Крамиши.
Я улыбнулась:
— Ага! Ладно, ребята, залезайте в автобус, а я пока поговорю со своим кругом и его амуницией, договорились?
— Не уверена, что мне нравится, когда меня называютамуницией, — проворчала Крамиша, сощурив глаза.
— Это значит… — начала Стиви Рей, но Крамиша перебила ее, покачав головой:
— Я знаю, что имеет ввиду это слово. И говорю, что не уверена, что оно мне нравится!
— Можешь порефлексировать об этом в своей тетрадке позже, а сейчас заткнись и делай, как сказала Зои! — пробурчала Афродита, и Крамиша со свистом втянула в себя воздух, злобно глядя на нее. — И на всякий случай, — заявила наша Провидица, указывая на всех, кроме Дария. — Вы — кучка-вонючка. А я — ваша популярная и несравненнаяпопутчица!

Близняшки надулись и уже хотели обрушиться на обидчицу с проклятиями, как я сказала:
— Ребята, давайте без скандалов! Вопрос Рефаима крайне важен.
К счастью, все успокоились, и я сделала своему кругу, его «амуниции» и Афродите знак проследовать за мной на обочину, чтобы нас не услышали сидящие в автобусе красные недолетки.
Я отчаянно пыталась сосредоточиться на вопросе о Рефаиме.
Мой мозг превратился в кашу. Прошлая ночь была ужасной. Я посмотрела на Старка, чувствуя, как на щеках выступает румянец. Ладно, не все было ужасно, но в голове все равно был бардак. Я мысленно встряхнулась. Я больше не ребенок. Я — первая недолетка, ставшая Верховной жрицей, и все считают, что мне известны правильные ответы на все вопросы (ну, за исключением геометрии, испанского языка и параллельной парковки).
«Пожалуйста, Никс, дай мне принять верное решение», — безмолвно взмолилась я Богине и встретилась взглядом с Рефаимом, внезапно поняв, что нам нужен не мой ответ.
— Чего ты хочешь? — спросила я.
— Ну, он хочет… — начала Стиви Рей, но жестом я заставила лучшую подругу заткнуться.
— Нет, — сказала я. — Не говори, чего хочет Рефаим, или чего хочешь для него ты. Пускай скажет сам. Так в чем дело? Чего ты хочешь? — повторила я.
Рефаим пристально посмотрел мне в глаза.
— Я хочу стать нормальным.
Афродита фыркнула.
— К несчастью, нормальный плюс подросток равняется необходимость ходить в дурацкую школу.
— Школа не дурацкая, — возразил Дэмьен и повернулся к Рефаиму: — Но относительно о нормальности, Афродита права. Нормальные дети ходят в школу.
— Угу, — подтвердила Шони.
— Школа это отстой, — добавила Эрин. — Но отличный модный полигон.
— Точно, Близняшка, — согласилась Шони.
— Что это значит? — поинтересовался Рефаим у Стиви Рей.
Она улыбнулась ему:
— Ну, в основном то, что ты просто должен ходить с нами в школу.
Рефаим улыбнулся ей в ответ, и его лицо засветилось любовью. Когда он перевел взгляд со Стиви Рей на меня, выражение его лица не изменилось, и я не смогла удержаться от улыбки.
— Раз «нормальность» означает «ходить в школу», то я с удовольствием присоединюсь к вам. Если это не доставит никому проблем.
— Не сомневайся, проблемы возникнут, — сказал Дарий.
— Думаешь, не стоит рисковать? — спросила я.
— Я этого не говорил. Согласен, что это его выбор и его решение, но, Рефаим, тебе стоит понять, что сейчас правильнее остаться здесь, по крайней мере, пока мы не увидим, что предпримут Неферет и Калона.
Мне показалось, что при упоминании отца Рефаим съежился, но кивнул и сказал:
— Я понимаю, но я устал прятаться в темноте. — Он снова посмотрел на Стиви Рей, а затем на нас. — И я могу понадобиться Стиви Рей.
— В теории все эти «пусть птицепарень сам решит» и «я могу понадобиться Стиви Рей» звучат очень мило, но на самом деле все мы окажемся в школе, возглавляемой ненавидящей нас чокнутой Верховной жрицей, которая не погнушается ничем, чтобы растереть нас в порошок, а особенно тебя, Зет. Не говоря уж о Драконе, предводителе Сынов Эреба, который явно не зальется слезами умиления, учитывая то, что этот птицепарень убил его супругу. Неферет воспользуется Рефаимом как оружием против нас, а Дракон ее поддержит. Я прямо чувствую, как пахнет жареным! — разродилась тирадой Афродита.
— Ну, — сказала я, — это не впервой.
— Кхм, позволите мне высказаться? — Дэмьен поднял руку как ученик, желающий, чтобы его вызвали к доске.
— Да, дорогой, и поднимать руку вовсе необязательно, — сказала я.
— О, спасибо. Я хотел сказать, что нам следует помнить: когда Никс явилась в Дом Ночи, простила и благословила Рефаима, она как бы дала нам разрешение сделать его частью нашей группы. Неферет не может выступить против нас — во всяком случае, открыто. Как и Дракон. А что им там не нравится, уже не наше дело.
— Но ведь они уже против, — напомнил Старк. — Неферет спросила Дракона, примет ли он Рефаима, и тот отказался. Тогда она изгнала Рефаима, а Стиви Рей заявила, что Неферет ведет себя как идиотка. Кончилось тем, что мы ушли все.
— Ага, и то, что Высший Совет смог повлиять на Неферет, и она позволила нам вернуться к занятиям, вовсе не означает, что нас на самом деле примут с восторгом и умилением. Гарантирую, что Неферет, Дракон и еще куча народу вряд ли обрадуются, увидев это, — Афродита ткнула наманикюренным пальчиком в Рефаима.
Дэмьен заговорил, прежде чем я успела собраться с мыслями.
— Но ни Неферет, ни Дракон не могут аннулировать распоряжение Богини.
— Анну…что? — спросила Шони.
— Кто нули? — поддержала ее Эрин.
— Это значит отменить, — объяснила за Дэмьена Стиви Рей. — И в твоих словах есть смысл, Дэмьен. Никто не вправе аннулировать распоряжение Богини, даже Верховная Жрица.
— Можешь себе представить, что скажут на это чопорные дамочки из Высшего Совета? — закатила глаза Афродита. — Они натурально выродят по нескольку выводков летающих котят. Каждая.
Я захлопала ресницами и внезапно сильно захотела обнять Афродиту. Хотя это желание быстро испарилось, тем не менее.
— Афродита, — сказала я. — Ты гениальна! Как и Дэмьен.
— Кто бы сомневался, — самодовольно отозвалась наша Ясновидящая.
— Ты донесешь Высшему Совету о Неферет и Драконе? — спросил Дэмьен.
— Думаю, «доносить» это не совсем точное слово. У тебя с собой ноутбук? — спросила я нашего всезнайку.
Дэмьен похлопал по висящему у него на плече портфелю.
— Конечно. Он у меня в клатче.
— Будь проще, — добавила Эрин.
— Если бы на нем были перья… — сказала Эрин.
— И разные подвесочки… — продолжила Шони.
— Чем бы ни была твоя… сумка, я рада, что в ней находится компьютер, — встряла я, пока Дэмьен не послал Близняшек подальше с помощью своего обширного словарного запаса. — Там установлен «скайп»?
— Да, — кивнул Дэмьен.
— Отлично. Одолжишь мне ноутбук на заседание Совета?
— Без проблем, — ответил наш любимый мальчик-талисманчик, вопросительно вскинув брови.
— Что ты задумала? — прочитала мысли Дэмьена Стиви Рей.
Ну, когда я просила Танатос помочь нам вернуться в школу, то не упомянула об одной мелочи, а именно, что мы вроде как откололись и образовали свой, новый Дом Ночи, но посещать занятия и все такое прочее собираемся в прежнем.
— Нам надо придумать ему новое классное название, — сказала Шони.
— Ооо, точно, Близняшка! — поддакнула Эрин.
— Эй, ну раз мы живем на вокзале, так может быть Привокзальный Дом Ночи? — предложила Шони.
Я посмотрела на них, покачала головой и убежденно заявила:
— Никакой привокзалыцины! — И вернулась к прерванной мысли. — Но нам следует провести видеоконференцию с Высшим Вампирским Советом, чтобы получить от него разрешение на то, что мы уже почти сделали. Заседание школьного Совета для этого вполне подходит, кроме того, я уверена: Неферет понравится, если я попрошу ее присутствовать при нашем разговоре от начала до конца.
— Зет, извините мои тапки, но все это звучит как-то дерьмово. Неферет точно понравится разговаривать с Высшим Советом, но она ни хрена не остановится перед тем, чтобы вывернуть твои слова так, что ты будешь выглядеть Чокнутой недолеткой, — заметила Афродита.
— В этом то и план, — сказала я. — Я не буду Чокнутой недолеткой. Я буду Верховной жрицей недолеток, которая в ярких подробностях сообщит Высшему Совету о том, каким чудным Даром Никс наградила Супруга нашей Красной Верховной жрицы, Рефаима, и как он предвкушает начало своего обучения в Доме Ночи Талсы. Уверена, они даже захотят поздравить Неферет с тем, что она такая замечательная Верховная жрица и отлично справляется со всеми происходящими у нас изменениями.
— Хитро. Мне нравится, — одобрила Афродита. — Ты поставишь Неферет и даже Дракона в такое положение, что если они скажут: «Видали мы этого птицепарня в белых тапках», или просто начнут ныть и брюзжать, то будут выглядеть не лучшим образом в свете явления Никс и ее даров.
— Но его путь все равно будет нелегким, — предупредил Старк.
Рефаим пристально посмотрел ему в глаза.
— Неважно, насколько тернист этот путь. Он все равно лучше того, который ведет во тьму, к ненависти и смерти. Думаю, тебе известно, о чем я.
— Так и есть, — без обиняков согласился Старк.
— Как и мне, — добавила Стиви Рей.
— И мне, — заключила я.
— Значит, быть по тому. Рефаим отбывает с нами в Дом Ночи, — подытожил Дарий.
— Эй, эй, погодите! Выходит, нам все-таки придется забиваться в этот уродский микроавтобус? — нахмурилась Афродита.
— Да! — хором прокричали мы.
Смеясь и впервые за долгие дни чувствуя себя вполне сносно, я загрузилась вместе с друзьями в микроавтобус и толкнула плечом Старка, пристраиваясь рядом. Он едва взглянул в мою сторону. И тогда я осознала, что с самого пробуждения мы обменялись лишь парой слов. Вспомнив о нашей близости, о том, как он меня касался, отчего мне показалось, что все снова хорошо — я закусила губу и снова покосилась на своего Воина. Он смотрел в окно и выглядел усталым. Очень усталым.
— Эй, что с тобой? — спросила я, в то время как автобус ехал по Цинциннати-стрит в сторону центра.
— Со мной? Ничего.
— У тебя усталый вид. С тобой все нормально?
— Зои, я вчера почти весь день не спал. Сначала ты меня разбудила и не дала уснуть, потом ты позвонила Танатос, чтобы запустить это пресловутое «возвращение в школу», и ваш разговор шел не на пониженных тонах. Едва я задремал, как ты что-то прокричала и опять меня разбудила. Хотя… заниматься любовью было здорово. — Он замолчал и улыбнулся, на секунду став самим собой. Но потом открыл рот и испортил впечатление: — А потом ты долго ворочалась и не могла уснуть. Я тоже. Поэтому я устал. Вот и все.
Я моргнула. Дважды. И попыталась не думать о том, что словно получила пощечину. Понизив голос, чтобы остальные меня не слышали, я сказала:
— Ладно, если забыть о звонке Танатос на предмет нашего возвращения в школу, что вообще-то входит в мои обязанности Верховной жрицы недолеток, как и то, что этот начал ко мне приставать, когда я хотела лишь прижаться к тебе и заснуть, умерла моя мама, Старк. Никс позволила мне увидеть, как она входит в Потусторонний мир. На данный момент мне неизвестно, как и почему это случилось. Я изо всех сил пытаюсь вести себя нормально. Даже с бабушкой пока не говорила.
— Верно, не говорила. А я тебе советовал сразу же ей позвонить. Или хотя бы набрать номер мамы. Что, если это был просто сон?
Я с недоверием взглянула на Старка, пытаясь контролировать свой голос и эмоции.
— Ты единственный человек в мире, который понимает, что я представляю себе разницу между видением о Потустороннем мире и сном о нем.
— Да, я знаю, но…
— Но ты считаешь, что я должна пройти через это сама и не тревожить твой драгоценный покой! Ну, разве что только ради секса!
Я закрыла рот и попыталась принять равнодушный вид, когда заметила, что Афродита обернулась и вопрошающе уставилась на меня.
Старк протяжно выдохнул:
— Нет, я не это имел в виду. Прости, Зет. — Он взял меня за руку. — Серьезно, я вел себя как полный придурок.
— О да, — согласилась я.
— Еще раз, прости, — сказал он, и слегка толкнул меня плечом. — Мы можем начать этот разговор заново?
— Угу.
— Так вот: я устал, и от этого туплю. А что касается твоей мамы, то мы не знаем, что на самом деле случилось, и именно это нас страшит. Но я люблю тебя, несмотря ни на что, даже если я придурок. Сойдет?
— Сойдет.
Не отнимая у него руки, я посмотрела в окно. Мы повернули налево на Пятнадцатую улицу, проехали мимо Сада Гумпи, откуда в воздухе разливался аромат сосновой хвои, и покатили по Вишневой улице.
Когда мы доехали до Утики и свернули на Двадцать первую улицу, я полностью погрузилась в мысли о маме и бабушке, решив, что, возможно, Старк прав, ставя мое видение под сомнение. Я имею в виду, что бабушка мне не позвонила. Вдруг это и правда просто кошмарный сон…
— Он всегда такой красивый, — раздался голос Дэмьена с переднего сидения, которое он занимал по умолчанию. — Когда смотришь на него отсюда, сложно поверить, что там могут происходить такие душераздирающие события.
Я услышала дрожь в его голосе, сжала руку Старка перед тем, как выпустить ее, встала и направилась по проходу к Дэмьену.
— Эй, — сказала я, беря его под руку. — Вспомни чудесные счастливые минуты, которых там тоже в избытке. Не забывай, что именно там ты встретил Джека и полюбил его.
Дэмьен посмотрел на меня, и я подумала, что вижу в его глазах мудрость.
— Как тебе без Хита?
— Я скучаю по нему, — честно призналась я. И отчего-то добавила: — Но не хочу, чтобы печаль поглотила меня, как Дракона.
— И я скучаю, — тихо сказал Дэмьен. — Иногда все так сложно…
— Прошло еще очень мало времени.
Стиснув зубы, словно борясь со слезами, Дэмьен кивнул.
— Ты справишься. Как и я. Мы справимся. Вместе, — твердо закончила я.
Мы въехали в железные ворота с гербом в виде полумесяца на створках, и направились в сторону черного входа в школу.
— Заседание школьного Совета начинается в семь тридцать, — объявил Сын Эреба, когда микроавтобус остановился. — Занятия начинаются ровно в восемь, как обычно.
— Спасибо, — сказала я, поскольку он вел себя дружелюбно, даже уважительно.
Я посмотрела на экран мобильника: двадцать минут восьмого. Десять минут до заседания и сорок до начала занятий. Я встала и оглянулась на стайку явно взволнованных недолеток.
— Ладно, — начала я. — Просто идите в свои старые комнаты и ждите. Стиви Рей, Старк и я отправляемся на заседание Совета, где попытаемся включить в расписание вас и Рефаима.
— А как насчет меня? Я разве не должна присутствовать на Совете? — поинтересовалась Крамиша. — Там такая тоска, но могу поспорить, сегодня зевать не придется.
— Ты права, — согласилась я. — Пора бы им внести тебя в список, как нас со Стиви Рей.
— А мне куда идти? — донесся голос Рефаима из хвоста микроавтобуса.
Я пытаясь сообразить, куда бы его отправить, когда Дэмьен встал рядом.
— Можешь пойти со мной — на сегодня. Если Зои и Стиви Рей не против.
Я улыбнулась Дэмьену. Я никогда им так не гордилась. Все беспокоились за него и обращались с ним так, словно он вот-вот впадет в истерику. Если Рефаим прибьется к Дэмьену, никто не станет докучать ему вопросами, опасаясь расстроить.
— Спасибо, — сказала я.
— Отличная идея, Дэмьен, — поддержала меня Стиви Рей.
— Пытайтесь вести себя, как ни в чем не бывало, — посоветовала я. — Увидимся после занятий.
— У меня первым уроком «Чары и ритуалы», — тихо сказала Дарию Афродита. — Сейчас его ведет та новая вампирша, которой на вид лет двенадцать. Будет весело.
— Не забывайся, — с серьезным видом обратилась к Афродите Стиви Рей, но та совсем не обратила на нее внимания. — Будь паинькой.

Мы выпорхнули из автобуса. Я видела, как трудно Стиви Рей отпускать Рефаима с Дэмьеном. Мы не знали, что будет, но понимали, что шансы на то, что его примут в Доме Ночи ничтожно малы.
Когда мы со Стиви Рей, Старком и Крамишей остались одни, я сказала:
— Готовы войти в логово льва?
— По мне так больше похоже на мерзотное осиное гнездо, — заметила Крамиша. — Но я готова.
— Ой, божечки! Давайте уж соберемся и покончим с этим! — поддержала ее Стиви Рей.
— Договорились, — сказала я.
— Договорились, — эхом отозвались мои подруги.
И мы сделали шаг в будущее, предвкушение которого заставляло мой желудок сжиматься, и мне казалось, что меня в любую минуту могут одолеть колики.
Вот черт!

Глава 3

Калона

Ему не пришлось далеко лететь в поисках сыновей. Калону вела его внутренняя связь с ними.
«Мои верные дети», — думал он, кружа над покрытыми подлеском горами в малозаселенной местности к юго-западу от Талсы. Рядом с пиком самой высокой гряды он камнем упал с неба, легко лавируя между голыми ветками, пока не поднялся в центре небольшой поляны. Вокруг, высоко на деревьях, были возведены три деревянных «скворечника», грубо сколоченные, но добротные. Зорким взглядом Калона заглянул в окошки, откуда на него зыркнули красные глаза.
Он распахнул руки.
— Да, сыновья мои! Я вернулся!
Шум крыльев бальзамом пролился на его душу. Пересмешники вырвались из своих укрытий и преклонили перед ним колени, склонив головы низко и уважительно. Калона сосчитал их — семеро.
— Где остальные?
Вороны-пересмешники беспокойно заерзали, но только одно лицо поднялось навстречу его пронизывающему взгляду, и раздался только один свистящий голос:
— Прячутссссся на западе. Затерялиссссь в глубинке.
Калона пристально изучал одного их своих сыновей, Нисрока, отмечая различия между ним и тем, кто прежде был его любимым детищем.
Нисрок был почти столь же развит, как Рефаим. Его речь звучала почти по-человечески. Мыслил он почти так же разумно. Но именно это «почти» и составляло тонкую грань, из-за которой Калона выбрал Рефаима, а не Нисрока.
Калона стиснул зубы. Зря он уделял внимание только Рефаиму. У него было много детей. Своим решением уйти Рефаим проиграл. Отец у него один, и вряд ли его заменят отсутствующая богиня и вампирша, которая никогда не сможет полюбить его по-настоящему.
— Хорошо, что вы здесь, — сказал Калона, прогоняя мысли о сыне-изменнике. — Но лучше бы вы держались все вместе и ждали моего возвращения.
— Я не смог удержать их, — сказал Нисрок. — Рефаим мертв…
— Рефаим не мертв! — взорвался Калона, отчего Нисрок вздрогнул и склонил голову еще ниже. Крылатый Бессмертный замолчал и взял себя в руки, прежде чем продолжить. — Хотя лучше бы он умер!
— Отец?
— Он выбрал служение красной вампирской Жрице и ее Богине.
Стая пересмешников зашипела, словно он ударил их.
— Как так получилоссссь? — спросил Нисрок.
— Это все женщины и их уловки, — хмуро ответил Калона.
Он слишком хорошо знал, как легко стать жертвой женских чар. Его самого заманили в ловушку… Внезапно на него снизошло озарение, и Калона, вздрогнув, заговорил больше сам с собой, чем с сыном:
— Но действие их чар не длится долго! — Он покачал головой и почти улыбнулся. — И почему я раньше об этом не подумал? Рефаим устанет быть ручной птицей Красной, а когда это произойдет, он поймет, какую ошибку совершил, и что ответственен за нее не он один. Красная использовала его, отравила и обратила против меня. Но только на время! Когда она отвергнет его, а рано или поздно это произойдет, он покинет Дом Ночи и вернется ко мне… — Калона замолчал, быстро приняв решение: — Нисрок, возьми с собой двух братьев. Возвращайтесь в Дом Ночи. Следите. Будьте настороже. Не спускайте глаз с Рефаима и Красной. Когда представится возможность, поговорите с ним. Скажите, что пусть он и совершил ужасную ошибку и отвернулся от меня…
Калона замер, сжимая и разжимая челюсти, чувствуя досадную грусть и одиночество, которые как всегда нахлынули на него при мысли о выборе Рефаима.
Крылатый Бессмертный собрался с духом и продолжил наказывать Нисроку:
— Скажи Рефаиму, что хотя он и принял неверное решение, рядом со мной всегда найдется для него место, но он послужит мне лучше, если останется в Доме Ночи, даже решив его покинуть.
— Он выссслеживает! — прошипел Нисрок, и другие вороны-пересмешники разделили его восторг, хрипло закаркав.
— Так и есть, но пока он об этом не догадывается, — согласился Калона. А затем добавил: — Ты понял, Нисрок? Вы должны присматривать за ним. И стараться, чтобы никто, кроме Рефаима, вас не заметил.
— Не убивать вампиров?
— Нет, если они не угрожают вашей жизни. Тогда можете делать что хотите, но не сдавайтесь в плен и не убивайтени одну из Верховных жриц, — медленно и отчетливо произнес Калона. — Неразумно лишний раз вызывать гнев Богини, а поэтому убивать Верховных жриц Никс не следует. — Он хмуро посмотрел на Нисрока, вспомнив о другом своем сыне, который не так давно едва не убил Зои Редберд, поплатившись за это собственной жизнью. — Ты понял меня, Нисрок?
— Да. Я все ему ссскажу. Сссмотреть за Рефаимом. Ссследить за ним.
— Летите и возвращайтесь прежде, чем небосвод окрасит заря. Летите высоко. Летите быстро. Летите тихо. Слейтесь с ночным ветром.
— Да, отец.
Калона огляделся, одобрительно кивнув при виде густой чащи, которую его дети выбрали для своих укрытий.
— Люди здесь бывают? — спросил он.
— Охотники, да и те больше не сссуются, — отозвался Нисрок.
Калона приподнял брови:
— Вы убили людей?
— Да, двоих. — Нисрок нахохлился, перебирая ногами от нетерпения. — Швырнули их на камни.
Он указал на просвет впереди, и Калона решил взглянуть на крутой склон хребта, над которым тянулись провода, несущие современному миру магию электричества. Люди очистили участки, окружающие высокие столбы, и вырубленная просека широкой лентой уходила за горизонт. На открытом пространстве отчетливо различались смертоносные зазубренные края огромных валунов оклахомского песчаника.
— Замечательно, — одобрил Бессмертный. — Походит на несчастный случай. Отличная работа. — Он повернулся лицом к поляне и столпившимся там воронам-пересмешникам, не сводившим с него глаз. — Вы выбрали хорошее место. Я хочу, чтобы здесь, со мной, были все мои дети. Нисрок, отправляйтесь втроем в Дом Ночи Талсы. Выполните мою просьбу. Остальные летите на запад. Призовите своих братьев — соберите их всех. Здесь мы будем ждать. Здесь мы будем следить. Здесь мы будем готовиться.
— Готовиться? К чему, отец? — спросил Нисрок, склонив голову набок.
Калона вспомнил о том, как пленили его тело, а душу вырвали и отправили в Потусторонний мир. Вспомнил, как по возвращении Неферет высекла его, поработила и обращалась с ним так, будто он был ее собственностью, обязанной исполнять ее приказы.
— Готовиться к уничтожению Неферет, — объявил он.

Глава 4

Рефаим

Все смотрели на него с недоверием. Рефаим это ненавидел, но понимал. Он был их врагом. Он убил одного из них. Он был монстром. И мог остаться монстром.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • marival о книге: Ирина Матлак - Волки выбирают пряности
    Спасибо автору, но согласна с комментарием предыдущим, не хватило эмоций, чувств, динамики какой то, а так очень интересно

  • ХмурыйКот об авторе Алескандр Зайцев
    Как заметила, у автора проблемы с финалами своих произведений. Нет, они завершены, но скомканно, странно, дергано и "на отвали"

  • ХмурыйКот о книге: Алескандр Зайцев - Суррогат Героя. Том II [СИ]
    Если, читая первую, я думала: "Божечки, как все круто, именно этого я и ждала так долго!", то вторая уже.. ну такое. Вторая часть менее продумана, и над шлифовкой ее, думаю, затрачено гораздо меньше времени. Это видно

  • Hellgirl о книге: Андрей Андреевич Красников - Альтернатива. Точка отсчета [СИ]
    Цикл однозначно понравился.
    Я вообще неравнодушна к ЛитРПГ, «патамушта боевик и там никого в реале не убивают».

    Перед нами - довольно необычное ЛИТРпг в постапокалиптическом жанре, максимально приближенное к "Фоллауту". Как всегда, герой Красникова - боец-одиночка, проходящий игру своим собственным путем, и не вступающий в долговременные союзы. Такая концепция нравится мне значительно больше, чем унылые клоны Росгарда, не способные ни на что без поддержки сильного клана.
    Как всегда у Красникова - герой совершенно неожиданно получает фантастические ачивки, и столь же неожиданно огребает люлей, причем одно уравновешивает другое. И как всегда, герой достигает успеха совершенно не там. где планировал - это так же приближает игру к лучшим образцам жанра, лишая персонажа "унылой непобедимости".
    Ну и отдельное спасибо автору за очень оригинальную концовку второго тома.

    В общем, книги Красникова стали для меня свежей струёй в довольно закомплексованной и шаблонной современной литературе. Они ценны не столько своей читабельностью, сколько тем, что автор не боится экспериментировать, и решительно осваивает новые горизонты.

  • Hellgirl о книге: Андрей Андреевич Красников - Точка кипения
    Цикл однозначно понравился.
    Я вообще неравнодушна к ЛитРПГ, «патамушта боевик и там никого в реале не убивают».

    Перед нами - довольно необычное ЛИТРпг в постапокалиптическом жанре, максимально приближенное к "Фоллауту". Как всегда, герой Красникова - боец-одиночка, проходящий игру своим собственным путем, и не вступающий в долговременные союзы. Такая концепция нравится мне значительно больше, чем унылые клоны Росгарда, не способные ни на что без поддержки сильного клана.
    Как всегда у Красникова - герой совершенно неожиданно получает фантастические ачивки, и столь же неожиданно огребает люлей, причем одно уравновешивает другое. И как всегда, герой достигает успеха совершенно не там. где планировал - это так же приближает игру к лучшим образцам жанра, лишая персонажа "унылой непобедимости".
    Ну и отдельное спасибо автору за очень оригинальную концовку второго тома.

    В общем, книги Красникова стали для меня свежей струёй в довольно закомплексованной и шаблонной современной литературе. Они ценны не столько своей читабельностью, сколько тем, что автор не боится экспериментировать, и решительно осваивает новые горизонты.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2018г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.