Библиотека java книг - на главную
Авторов: 37925
Книг: 96458
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Несломленные каблучки»

    
размер шрифта:AAA

Елена Гайворонская
Несломленные каблучки

Творческий поиск. Редакционное задание

«За окном шёл снег и рота красноармейцев».
Почему-то этот бородатый анекдот пришёл в голову, когда на выходе из подъезда Алёна увидела толпу ожидавших автобуса людей, сбившихся в кучу под стеклянным козырьком остановки, в который с маниакальным упорством вколачивал жёлтые листья промозглый осенний дождь. Гидрометцентр в очередной раз ошибся, пообещав в утренних новостях ясный безоблачный день.
Зонта, как всегда, не оказалось. Алёна нахлобучила капюшон болоньевой куртки и лихо поскакала через лужи до козырька остановки. Оказавшись внутри, смахнула брызги с кожаных брюк, порадовалась толстым подошвам ботинок, не супермодных, но таких удобных и практичных. Особенно для нынешнего переезда: три автобусных остановки до метро, далее с двумя пересадками через «кольцо», десять минут пешком до дома.
Стоявшие на остановке усталые после рабочего дня женщины в сапожках с невероятно узкими мысками и на высоченных шпильках посмотрели на Алёну с тайной завистью. Видимо, им тоже предстояло проделать в изящной, но мучительной обувке неблизкий путь. Алёна тоже украдкой поглядывала на соседок по остановке. В глубине души она восхищалась женщинами, умудрявшимися в любую непогоду, будь то изнуряющая жара, ураганный ливень или лютая метель, лететь на шпилечках в коротких юбочках, тонких колготках, запрокинув за плечи квадратную сумку стиля «деловая женщина», отважно подставив разметавшиеся чёлки под очередной природный катаклизм, бросая прямыми спинами, несломленными каблучками и непотёкшими ресницами вызов разгулявшейся стихии, пробкам, толчее «часа пик», сумасшедшему ритму мегаполиса начала двадцать первого столетия.
Когда-то Алёна тоже носила одиннадцатисантиметровые «шпильки». Но это было давным-давно, ещё до Валеркиного комплекса невысокого роста, до буксующей в снегу коляски, до резвого карапуза Димки, за которым молодой маме приходилось описывать бесконечные круги по детской площадке…
Подошёл автобус, ожидающие напихались в него, как селёдки в бочонок. Алёна тоже втиснулась полубоком, вдыхая одной ноздрёй слащавый «Пуазон», другой что-то резкое, мужское. Какой счастье, что не каждый день приходится так мотаться. Иначе – чокнуться можно. Очень даже запросто. Валерка, правда, проделывает ежедневные деловые маршруты на машине, но он как-то приноровился и даже получает удовольствие. Алёне же не удалось найти общего языка с железным конём. Её это не особенно тяготило: в школу за сыном и к родителям на соседнюю улицу Алёна без труда добиралась на своих двоих. Работу же воспринимала скорее в качестве хобби для интеллектуальной домохозяйки с дипломом литератора, так как оплаты хватало лишь на компьютерные игрушки и прочие тинейджеровские примочки для двенадцатилетнего сына. В офис наведывалась по необходимости, поскольку ведение крохотной колонки «Подружка» в маленьком дамском журнальчике с успехом осуществляла по Инету, основное время посвящая двум своим прожорливым мужчинам и интерьер-дизайну недавно отремонтированной квартиры. Это Алёну вполне устраивало. Её никогда не привлекала судьба бизнес-леди. Нелёгкую долю делателя карьеры, по совместительству кормильца и добытчика, она с большой радостью отдала супругу. А, порассуждав о материальной и прочей независимости, пришла к выводу, что зависеть гораздо приятнее от родного мужа, нежели от прихотей какого-нибудь старого кобеля или стервозной бабы, гордо именующих себя начальством. Осознание это пришло с печальным опытом работы в качестве симпатичной молоденькой сотрудницы, коей Алёна успела побывать. Возможно, ей просто не повезло. Но она вздохнула с облегчением, когда Валеркины дела пошли, наконец, в гору, а Алёна смогла прочно осесть в быту, сменить опостылевшие «шпильки» на кроссовки и ботики, стильные юбки и колготки, в которых безумно мёрзли колени на удобные джинсы и брюки всех мастей. Попутно сменив маршрут метро-троллейбус на детскую площадку и тенистые аллеи старого парка. А чтобы вовсе не деградировать с кашками-малашками и Мышками-норушками после некоторых поисков нашла непыльное местечко в незамысловатом дамском журнальчике со столь же незатейливым названием «Валентина». Конечно, рубрика «добрая подружка» в несколько строк, состоявшая из ответов на вопросы, что делать, когда начальник упорно промахивается мимо отчёта, попадая пятернёй по груди или колену? Стоит ли шлёпать ремнём пятнадцатилетнюю дочь за обнаруженный в портфеле презерватив, и не вызовет ли это склонности к садомазохизму, не было пределом мечтаний. Но кто доволен на все сто? По крайней мере, лёгкое неудовлетворение оставляет место для самосовершенствования. Так говорила себе Алёна, и жизнь текла размеренно, уверенно и спокойно до сегодняшнего дня.

Как всё началось

Когда Алёна, ввалившись за очередной зарплатой, достала из объёмной сумки шоколадину, симпатичная молоденькая редакторша Оксана не стала, как обычно, ставить чайник и вытаскивать банку кофе, а сделала таинственные глаза и, заговорщицки понизив голос, сообщила, что «главная» хочет обменяться с Алёной парой слов на предмет запуска новой серии дамских романов. Алёна удивлённо пожала плечами. О новой серии она слышала, конечно, краем уха, в основном, сомнения по поводу запускать – не запускать, так как рынок переполнен, конкуренция, трудности в раскрутке, отсутствие новых интересных авторов и всё такое прочее… В подробности не вникала, так как в своей рубрике она давала «валентинкины» советы любопытным тинейджеркам и заполошным мамочкам, господа же издатели в их число не входили. Поэтому Алёна ещё попытала Ксюху на предмет внезапного интереса, возникшего к своей скромной персоне, но коллега только лукаво улыбалась и подмигивала невпопад, так что Алёна решила, что Оксанка во время перекура на сквозняке застудила глазной нерв. А поскольку в медицине сильна не была, то и совет в этой области давать не стала, а потопала на верхний этаж, где к солнцу поближе размещалось высокое руководство.
Издательство обосновалось в приземистом четырёхэтажном сооружении эпохи развитого социализма с грязно-жёлтыми панельными стенами и унылыми прямоугольниками окон, давящими потолками, узкими серыми лестничными пролётами и бесчисленными коридорами с уймой дверей, возле каждой из которых красовались стеллажи с папками, бумагами, отработанными рукописями. Придя сюда в первый раз, Алёне показалось, что она попала в первую экранизацию «Двенадцати стульев», в эпизод похода Великого комбинатора в редакцию.
Помимо «Валентины» здесь шлёпали несколько аналогичных журналов, различавшихся скорее названиями, нежели содержанием. Стандартный набор: всего понемногу, моды, кулинарии, дизайнерских изысков по пошиву штор или окраске спальни, колонка садовода, кое-что о знаменитостях, обилие рекламы, коротенькая душещипательная лав-стори с непременным хэппи-эндом с фотографиями якобы реальных участников таковой (для прошлой, о современной Золушке-продавщице супермаркета, снимали Ксюху, нацепив для пущей убедительности униформу от известной продовольственной сети). Кроме дамских выпускались журналы для подростков обоих полов, типа «Пацаны» или «Клёвые девчонки». А также масса тоненьких разношёрстных буклетов на все случаи жизни, от ремонта до выбора новогодней ёлки. Вся эта продукция стоила копейки и расходилась на «ура» с уличных лотков, палаток супермаркетов, метро и т. п. Издательство не бедствовало, уверенно держалось на плаву, забив на рынке свою нишу. Но видимо там, «наверху», решили, что почивать на лаврах рано, время двигаться вперёд и осчастливить самый читающий в мире народ очередной книжной продукцией.
На последнем этаже, где расположило кабинеты высокое начальство, от эпохи развитого социализма остались разве что низкие потолки. Тут уж ничего не поделать. В остальном начальственный этаж разительно отличался от «рабочих» мягким ворсом ковровых дорожек, изумрудной зеленью фикусов и пальм в квадратных кадках и даже огромным кожаным диваном в рекреации для гостей.
Кабинет главного редактора, точнее, главной редакторши, Зинаиды Васильевны, также отличался от кабинетов коллег простором, новенькой светлой мебелью, ещё сохранившей вкусный запах ламинированной стружки. На стенах вместо прикольных изречений типа «Хочется работать? Сядь и подожди, пока это наваждение пройдёт» модные постеры с заснеженными беседками или одинокими рыбацкими шхунами на фоне морского заката да рекламные плакаты редакционных проектов, в том числе новой серии, для разговора о которой и была вызвана Алёна.
Зинаида Васильевна, элегантная дама постбальзаковского возраста, с умелым неброским макияжем, короткой стрижкой волосок к волоску с эффектно выделенными дымчатыми перьями, в стальном костюме под Шанель и ярком шёлковом платке, обнимавшем шею и благоухавшем той же «Шанелью», восседала перед плоским монитором, покуривала «Вог», прихлёбывая кофе из маленькой чашечки в модный ситцевый цветочек. Кофемашина располагалась здесь же, в углу кабинета. Тщательно блюдя имидж феминистки и демократки, Зинаида Васильевна всю работу проделывала сама, не прибегая к посторонней помощи. Рядом с эффектной и властной Зинаидой Васильевной Алёна чувствовала себя как студентка перед строгой преподавательницей, несмотря на то, что разница в возрасте была не столь уж велика. Просто длинная косая Алёнина чёлка, небрежно отброшенная набок, шерстяной свитер модной грубой вязки, кожаные штаны и тупоносые ботинки плохо сочетались с Шанелью во всех видах, «Вогом» и миниатюрной кофейной чашечкой, которую Алёна наверняка разбила бы на второй день.
– Здрасьте, Зинаида Васильевна, вызывали?
– Добрый день, Алёна. Не вызывала, а просила зайти. – Редакторша ободряюще улыбнулась и скользнула по Алёне цепким внимательным взглядом. – Присаживайся. Кофе хочешь?
– Нет, спасибо. – Помотала головой Алёна, про себя крайне удивившись.
Ей было трудно представить, что Зинаида Васильевна поднимется из-за стола, промеряет кабинет своими грандиозными «шпильками», достанет из шкафчика крохотную «ситцевую» чашечку, запустит кофемашину – и всё ради неё, Алёны Самсоновой.
– Тогда сразу к делу. Ты, конечно, слышала о планируемом запуске новой серии дамских романов «Горожанка»?
Алёна утвердительно кивнула, бросив беглый взгляд на рекламный плакат: женский силуэт на фоне серых высоток. На силуэте присутствовала шляпка, острые костюмные плечи, длинные ноги в мини и квадратная сумка на длинных ручках как неизбежные атрибуты горожанки.
– Нам нужны новые авторы. – Продолжила Зинаида Васильевна, ткнув недокуренной сигаретой в пепельницу. – У тебя есть свой свежий стиль, хороший слог, меткие выражения, чувство юмора. Людям это понравится. – Она сделала небольшую паузу, – Хочешь войти в серию?
Алёна едва не поперхнулась на вздохе, до конца не поверив в услышанное.
Ей предлагают написать книгу?! Хочет ли она?! Да это всё равно, что спросить художника с аллеи возле метро, не хочет ли он выставить работы в галерее, предложить певичке из ночного клуба концерт в Олимпийском, а сериальной актрисе роль в блокбастере! Войти в серию, издать собственную книгу… Заходя в книжный магазин, видеть на полке знакомую твёрдую глянцевую корочку… Если Алёна и мечтала об этом, то только в самых смелых мечтах!
– Хорошо. – Удовлетворённо сказала Зинаида Васильевна в ответ на Алёнино радостное лопотанье. – Тогда о главном. Серия рассчитана на деловых состоявшихся женщин нашего возраста… Умных, независимых, работающих, проживающих в городе, большом или не очень… Женщинах, находящихся в постоянном совершенствовании своей личности, и поиске… – Здесь редакторша слегка запнулась, покрутила кольца на длинных наманикюренных пальчиках. Два красивых, с причудливым плетением кольца и один перстень с большим дымчатым топазом. Алёна невольно глянула на свои руки с коротко остриженными ногтями, наспех подмазанными и уже кое-где облупившимися, и спрятала за спину. Алёна не носила колец повседневно, даже обручального, лишь надевала в особо торжественных случаях, чтобы по истечении вечера заботливо снять и уложить в шкатулочку вместе с прочими дорогими безделушками. Кольца ей мешали – натирали пальцы. Валерка сперва ворчал, мол, Алёна – единственная женщина, которую раздражают драгоценности. А потом привык.
– …поиске мужчины, достойного быть рядом с такой женщиной. – Закончила на победной ноте Зинаида Васильевна, побарабанила по полированной крышке стола длинными ровнёхонькими ногтями и торжествующе улыбнулась.
– Героиня должна быть незамужней? – Спрятав руки за спину, уточнила Алёна.
– Ну, не обязательно, чтобы все… – Редакторша соорудила кислую мину. – Одна из героинь, конечно, может состоять в браке… Но он должен быть чем-то интересен. Какой-нибудь экстрим, особенные отношения, поиск чего-то нового, неизведанного… Ведь вообще-то брак – это рутина. Фартук и тапочки. Кому интересно читать про памперсы, совместные вечера у телевизора и походы к родственникам по выходным? Нужна интрига. Флирты, романы, развлечения, секс, наконец… Да что я тебе объясняю? Не первый день пишешь.
– Угу. – Буркнула Алёна. – Только про секс писать я не умею. Лавры Керри Бредшоу не по мне.
– Почему? – Искренне удивилась Зинаида. – Сейчас это модно. Или тебе не «Секс в городе» нравится?
– Фильм нормальный. – Сказала Алёна, – а книга – тягомотина с претензией на оригинальность. Редкий случай, когда сценарий намного превзошёл оригинал. Но даже в фильме эта Керри меня раздражает. Дура полная.
– Почему? – Снова удивилась Зинаида и посмотрела на Алёну заинтересованно, словно видела впервые.
– А как назвать тридцатипятилетнюю бабу, у которой все интересы в жизни сводятся к каким-то дурацким туфлям и кабакам, которая не успев спросить имени нового знакомого, укладывается с ним в постель, наутро искренне изумляется, почему он не делает ей предложение, и при этом, словно малолетка, вечно ноет про какую-то неземную любовь? «Мужчина моей мечты»… – Передразнила Алёна. – Господи, да одноклассницы моего сына умнее. А эти туфли по четыреста долларов в каждой серии? Ни одна умная жёнщина, которая сама зарабатывает на жизнь, не дочь или подружка нефтяного магната, не станет тратить такие деньги на барахло. А эти постоянные тусовки? Я достаточно находилась, чтобы сказать: ничего там интересного кроме банальной пьянки с людьми, большая часть которых тебе не интересна и на фиг не нужна. Уж лучше дачные шашлыки с друзьями.
– Ну, знаете, я не совсем согласна. – Как-то уязвленно произнесла Зинаида.
– Я просто высказала своё мнение. – Пожала плечами Алёна.
– Я тоже покупаю туфли по четыреста долларов. – Сказала Зинаида.
Алёна прикусила губу. Высказывание мнения вслух не всегда полезно, она как-то позабыла об этом.
– Мне там Миранда нравится. – Призналась Алёна. – Нормальная тётка, знает, чего хочет.
– Ладно, не пиши про секс. – Разрешила Зинаида. – Про секс и так полно желающих, девчонок двадцатилетних. Им и карты в руки. А ты давай что-нибудь душевное о нашем, бабском. Кстати, – осведомилась Зинаида Васильевна, снова поиграв кольцами, из которых ни одно не было обручальным. – Ты замужем?
– Уже пятнадцать лет. – С непонятным вызовом ответила Алёна. – И это вовсе не так скучно.
– А-а… – Неопределённо буркнула начальница.
Радостный настрой улетучился. Возможно, её жизнь не была суперинтересной, но уж и не скучной рутиной. Да и чем протирание Шанелевской юбки на стуле в кабинете много лучше общения с кастрюлей? Она могла бы рассказать про совместные походы и вечеринки родителей с детьми, одноклассниками Димки, на которых всегда шумно и весело без флирта и экстрима. Могла, в конце концов, поведать массу историй, рядом с которыми отдыхал «Ералаш». Но от неё требовалось совсем другое. Нечто из иной жизни, которая если когда-то и была у Алёны, то так давно, что уже казалась неправдой.
– Ну, постарайся, Алёна. Прояви фантазию. – Телепатически проникнув в суть Алёниных сомнений, сочувственно посоветовала «главная». – Ты же литератор, профессионал. Нужно что-то лёгкое, остроумное, необременительное и, вместе с тем, проникновенное. Чтобы, с одной стороны, могло отвлечь от проблем после тяжёлого рабочего дня, с другой, ненавязчиво давало подсказку на основные женские вопросы, нечто вроде твоей «валентинки», но большего объёма.
– Проблема в том, что я понятия не имею, какие основные вопросы волнуют современных деловых свободных женщин. – Хмуро призналась Алёна. – Скажите, у вас «домохозяйкиной» серии не намечается? Я бы лучше написала о семье с подрастающими детьми…
– Там видно будет…
Зинаида Васильевна поднялась из-за стола, прошлась по кабинету, продемонстрировав походку «от бедра» и стильные стальные в тон костюму туфли-лодочки, чем слегка разочаровала Алёну, ожидавшую каблуки повыше. У окна снова закурила, жестом предложив и Алёне, но та отказалась.
– Что волнует… – Проговорила она, глядя за окно, на гудящий внизу городской муравейник, будто думала вслух. – Что волнует… Много чего. Например, где его найти, нормального… Когда уже всех пятнадцать лет как разобрали. – И рассмеялась с лёгкой хрипотцой, но как-то невесело.
В этот момент телефон на столе «главной» зазвонил. Та быстро вернулась на место, схватила трубку, принялась о чём-то толковать тоном, не терпящим возражений, хмуря тонкие идеально ровные брови.
Алёна тихонько поднялась, шёпотом попрощалась и выскользнула из кабинета, прикрыв за собой дверь.

Размышления на тему…

Подошёл очередной автобус. Тут Алёна решила более не ждать, решительно втиснулась и повисла на ступеньках. Независимая деловая соседка справа, поправив сползшую на лоб шляпку-«таблетку», обвеяла Алёну ароматом супермодным в прошлом сезоне «Жеодор» Диора (Валерка как раз привозил из Парижа), соседка слева – чем-то расслабляюще-цветочным, будящим нестерпимые грёзы об ушедшем лете. Алёна повела носом туда-сюда, а затем уткнула его в широкую горловину свитера. Обыкновенно в дороге она, чтобы убить время, либо раздумывала над очередной «валентинкой», либо мысленно составляла список продуктов, необходимых к ужину, которые следовало купить в супермаркете. Иногда, выхватив взглядом на витрине или девушке из толпы интересную вещицу, думала о том, что мода снова поменялась, а она, Алёна, в этом сезоне ещё не приобрела ничего нового, и что надо бы прошвырнуться в свободное время по магазинам… Уже зная заранее, что снова купит тёплый свитер, удобные джинсы и мягкие мокасины, а очередное модельное чудо, примерив, покрасовавшись в зеркале, выслушав комплименты продавцов, повесит или поставит на прежнее место.
В размышлениях время в пути пролетало незаметно, и сама дорога оставалась где-то побоку, оглянуться не успевала, как ноги сами подносили к дверям квартиры. Но предшествующие события вывели Алёну из обычного состояния равнодушной прострации. Войдя в вагон метро, не стала, как обычно, удостоверившись, что рядом нет старушек, детей и инвалидов, плюхаться на сиденье и, закрывать глаза и дремать до своей станции. Напротив, высунувшись из свитера, как улитка из домика, принялась обозревать кипевшую вокруг жизнь городской подземки. Мысли не желали течь лениво и плавно, как искусственные волны в бассейне. Они бурлили ключом, обгоняли друг дружку ручьями беспокойного вешнего паводка. Алёне ужасно хотелось написать и издать книгу, было немного обидно за то, что её спокойную, приятную, но вовсе не экстремальную жизнь назвали неинтересной рутиной. Но ещё больше поразило её внезапное откровение Зинаиды, которой Алёна издалека восхищалась, втайне побаивалась и в глубине души немного завидовала её шарму, безупречному вкусу, деловой хватке и небрежной лёгкости, с которой начальница припарковывала на тесной стоянке новенький сверкающий «Пежо»… Неужели, несмотря на бесчисленное количество симпатичных сопровождающих мужского пола, с которыми Зинаиду встречали в разных местах, от редакционных дверей до вечеринок в ночных клубах, она одинока!
Была когда-то песня: «Я один, но это не значит, что я одинок…» Ещё в бытность Алёниных школьных тусовок. Алёне она нравилась.
Здесь наоборот. «Не одна, но одинока»?
Каково оно, одиночество, на запах, на цвет, на вкус?
Алёна особо не заморачивалась подобными размышлениями. Замуж выскочила рано, ещё в студенчестве. По окончании института появился Димка. С тех пор Алёна могла чувствовать себя усталой, невыспавшейся, бывало, раздражённой, но только не одинокой. Даже на кухне у неё был собеседник и сотрапезник – смешной мягкий дракончик, приживший на кухонном подоконнике, потому что его салатовая спинка здорово гармонировала с новым гарнитуром, а забавная мордашка могла развеять пасмурное настроение. А что бы было, не встреть она Валерку?
Алёна даже остановилась в замешательстве посреди длинного перехода. Тотчас на неё налетела престарелая горожанка с кошёлками в обеих руках, обозвала Алёну раззявой. Алёна лениво огрызнулась, типа «сама дура», и продолжила задумчивый путь. Почему в таком огромном городе, где полно людей и уйма возможностей для столкновения, кто-то возвращается в пустую тихую квартиру, ужинает в компании телевизора, ложится в холодную кровать? Они с Валеркой познакомились просто и банально: на студенческой вечеринке. Как и где находят друг друга те, кто вышел из стен альма-матер? Что происходит потом? Почему одни знакомства сходят на «нет», а другие перерождаются в благополучный союз с памперсами, кастрюлями и прочими атрибутами семейной жизни?
«Хорошо, – сказала себе Алёна, – допустим, что я – одинокая женщина и хочу познакомиться с таким же мужчиной для серьёзных отношений. Это могло бы стать темой для книги. Могло бы… Будь я одинокой женщиной. Интересно, что бы у меня получилось? М-да… Придёт же такое в голову. Валерка точно бы её оторвал, обладай даром телепатии. Хорошо, что люди не умеют читать чужие мысли. Или плохо? Может, тогда всё было бы куда проще? Вот шла бы я и думала: одинокая женщина желает познакомиться… И параметры избранника. А навстречу топает как раз Он. Читает, и бац! – подходит и говорит: «Девушка, я прочёл ваши мысли. Давайте думать вместе…»
Ну и ну, вот это называется – проявить фантазию. Мне фантастику писать, а не городские дамские романы…
Алёна рассмеялась. В этот момент она входила в вагон очередного поезда. Пассажиры повернулись в её сторону, внимательно посмотрели. Среди них были и мужчины «бальзаковского» возраста. Но, встретившись взглядом, почему-то быстренько отвели глаза и принялись усиленно изучать кто газеты, кто рекламные листовки, расклеенные в изобилии на стенах вагона. Алёна смутилась и тоже повернулась к схеме метро, хоть и знала эту схему почти наизусть.

Цветок жизни

Сын пришёл из школы мокрый и чумазый как беспризорник. Стянул кепку, и от волос едва не повалил пар. На Алёнино изумлённое:
– Неужели и в такую погоду кто-то гулял?
Пожал плечами:
– А чё, нормально. Ух, жрать охота.
– Была бы охота, сразу бы домой шёл, а не болтался под дождём.
– Воздухом же надо дышать! – Авторитетно возразил Димка. – Сами вечно с папой твердите. После семи уроков башка гудит, вот и погуляли немного.
«Кошмар какой, в шестом классе семь уроков! – Подумала Алёна. А вслух сказала:
– Раздевайся, мой руки, садись за стол.
– Вкусно. – Сказал Димка, уплетая за обе щеки суп с фрикадельками. – Не то, что школьные обеды.
– Ясное дело, дома всегда вкуснее. – Отозвалась Алёна, мысленно возвращаясь к своим баранам. Может, брак и рутина, но так приятно, когда кто-то похвалит твою готовку, даже если ты не шеф-повар модного ресторана, и твои кулинарные рецепты вовсе не отличаются изысканностью!
– В прятки играли. – Объявил сын, откусывая ломоть хлеба. – Девчонки сперва не хотели, им бы ерундой разной заниматься: на качелях качаться, журнальчики всякие листать про моду! Вроде твоей «Валентины».
– По-твоему, «Валентина» – ерунда? – Уязвлено поинтересовалась Алёна.
– Конечно, бабский журнал. – Безапелляционно ответил Димка.
По правде говоря, она и сама в глубине души так считала. Но услышать такое от двенадцатилетнего мальчишки! «Бабский»… Она снова немного обиделась. Что за день! С утра леди-босс объясняет Алёне, что её жизнь – сплошная скука, днём собственный ребёнок объявляет ерундой работу. И чего ожидать от вечера, когда вернётся усталый муж?
– Знаешь, как надо заставить девчонок слезть с качель? – Продолжил Димка.
– И как же?
– Витька Болотников придумал. Надо просто харкнуть на сиденье. Девчонки подошли, видят – грязно. И сами с нами в прятки попросились.
– Хулиган твой Болотников! – Вскинулась Алёна. – Зря девочки его вытирать не заставили.
– Он же не дурак! – Усмехнулся Димка. – Он потихоньку плюнул, пока никто не видел!
– Безобразие это. – Сурово сдвинула брови Алёна. – Ты так не делай. – Но, не выдержав, невольно прыснула. Следом заржал и Димка. Вот и воспитывай!
О шкодливой натуре Димкиного одноклассника Витьки Болотникова шла молва с первого класса. Мальчишка отличался живым сообразительным умом и на редкость пакостной натурой. Редкое родительское собрание обходилось без возмущённых тирад педагогов в Витькин адрес. Всякий раз Болотникова-мама, дама тихая и интеллигентная, краснела до слёз, покаянно опускала голову, обещала, что конкретно побеседует с сыном. И каждый вечер после Болотников-папа конкретно носился за отпрыском по квартире с толстым ремнём, а бабушка закрывала внука широкой спиной и возмущённо кричала, что взрослые забыли, как сами были детьми. На следующий день Витька появлялся насупленный и молчаливый, и это состояние сохранялось в течение трёх уроков. А на четвёртом оглушительно взрывалась петарда или по всей школе гас свет, либо приезжали суровые омоновцы с большой чёрной овчаркой искать заложенную в здание бомбу под дружное ликование избежавших очередной контрольной гимназистов…
Вот о чём она могла бы написать талмуд. Легко и с удовольствием. Может, и впрямь дойдёт дело до «домохозяйкиной» серии? А пока…
Затрещал телефон. Загробный голос определителя проговорил номер.
– Это меня! – Димка, не допив чай, унёсся в комнату.
– Привет! Узнал, конечно…
По тому, что Димкин голос приобрёл характерные мурлыкающие интонации и как сын подбирал слова, избегая старательно тинейджеровского сленга и разных «факов», с которыми бесполезно пытались бороться родители, Алёна поняла: звонит девочка.
– Таня? – Спросила, когда сын вернулся к недопитому чаю, с лукаво заблестевшими глазами и раскрасневшимися щеками.
– Не-а. Катя. На день рождения приглашает. Пойду?
– Пойдёшь. – Заворчала Алёна. – Катя, Таня, Маня… На подарках уже разорили твои девчонки…
Сын дипломатично объявил, что пора делать уроки и исчез в комнате.
– Вот, дети подросли… – сказала Алёна кухонному наперстнику, салатовому Дракоше – Новое поколение. Как думаешь, у них не будет проблемы одиночества?
Телефон опять зазвонил. Димка снова схватил трубку и крикнул разочарованно:
– Мам, тебя! Тётя Галя.

Галка, Вовчик, Дедуля и заблудившаяся Судьба

«Вот и он, – как говорили в гениальной мультяшке, – больной зуб.»
Но сегодня Алёна была искренне рада услышать подругу, хоть и догадывалась, что той, скорее всего опять, понадобилась толстая жилетка.
– Приветик.
– Галка, как дела?
– На букву «х», не подумай, что хорошо. – Отозвался низкий, с хрипотцой, усталый Галкин голос.
По тону Алёна поняла: Галка переживает очередную потерю на любовном фронте, и Алёнины догадки насчёт жилетки подтвердились целиком и полностью. Когда у Галки ладилось, её голос звучал громко и задорно, как у пионервожатой в старые добрые времена. Работа обязывала: после института Галка отправилась по специальности, в школу учителем русского и литературы. Да так и зацепилась, выработала командный голос, стойкий иммунитет к милым детским шалостям в любых проявлениях и способность виртуозного владения русским письменным и устным, которой мог бы позавидовать маститый писатель. Ко всему прочему обладала лёгким жизнерадостным характером. И привлекательной внешностью: миленькая пышечка с блестящими глазами, ярким румянцем во всю щёку, смоляными завитками волос, словно оправдывавшими её имя. Галкина грудь всегда была предметом белой зависти Алёны, и после родов оставшейся похожей на девочку-тинейджера, причём очень тонкую и прозрачную. Многие Димкины одноклассницы на Алёнином фоне выглядели рослыми дамами. Единственное, в чём Галке исключительно не везло, так это в поисках человека противоположного пола, который сумел бы всё это оценить по достоинству.
Страницы:

1 2 3 4





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Rose-Maria о книге: Ульяна Соболева - Ты не буди вулкан остывший [СИ]
    У автора это излюбленный сюжет. Как под копирку написаны почти все книги. Кримминальная санта-барбара блин...

  • vvv340 о книге: Андрей Геннадьевич Кощиенко - Косплей Сергея Юркина [СИ]
    в книге гомосятины не на грош. не стоит наговаривать

  • Юнона о книге: Айя Субботина - Простокровка из Дра'мора
    Очень понравилось начало, хотя тоже не люблю об ангелах-демонах.не зря ждала окончания серии. Академика не перетягивает сюжет на себя, редкий случай, когда читать историю юной девушки увлекательно- ни тебе пятиэтажных описаний нарядов и вечеринок, ни стенаний над уроками физ-ры. Спасибо автору за хорошее фэнтези!

  • Abigel о книге: Александра Черчень - Ведьма против мага!
    Книга понравилась. Интересный сюжет, динамика, гг. Любовная линия интригует, необычно. Стоит потраченного времени

  • tktyjxrf о книге: Елена Звездная - Восход черной звезды
    Если бы я знала, "проглотив" в 2013 году третью книгу про Катриону и прочитав в феврале 2014 года:- "Привет всем. Так как меня замучили письмами о продолжении Катрионы, выкладываю начало на сайте". А речь шла о маленьком кусочке четвертой книги. Что это самое продолжене я увижу в 2018 году!!!!! У меня нет слов, чтобы выразить ....недоумение об отношении автора к своим читателям. Это отнешение - ... гнусное?
    И всё же. Спасибо за книгу.
    И может я и ошибаюсь, но от третей до четвертой Катрионы прошло БОЛЬШЕ пяти лет (осень 2018 - весна 2013).

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2018г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.