Библиотека java книг - на главную
Авторов: 42427
Книг: 106650
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Ледяная гвардия»

    
размер шрифта:AAA

Стив Лайонс
ЛЕДЯНАЯ ГВАРДИЯ

41-Е ТЫСЯЧЕЛЕТИЕ. Уже более ста веков Император сидит неподвижно на Золотом Троне Земли. Он — Повелитель Человечества по воле богов, и Господин миллиона миров благодаря мощи Его неисчислимых армий. Он — гниющая оболочка, незримо поддерживаемая могуществом Темной Эры Технологий. Он — Мертвый Владыка Империума, которому каждый день приносят в жертву тысячу душ, поэтому Он никогда не умирает по-настоящему.
ДАЖЕ в своем бессмертном состоянии Император сохраняет свою вечную бдительность. Могучие боевые флоты пересекают наполненный демонами варп, единственный путь между далекими звездами, их путь освещен Астрономиконом, зримым проявлением духовной воли Императора. Огромные армии сражаются во имя Его на бесчисленных мирах. Величайшие среди Его солдат — Адептус Астартес, Космические Десантники, генетически усиленные супер-воины.
Их товарищей по оружию множество: Имперская Гвардия и бесчисленные Силы Планетарной Обороны, вечно бдительная Инквизиция и техножрецы Адептус Механикус — лишь одни из многих. Но, несмотря на всю их многочисленность, их едва хватает, чтобы сдерживать вечно существующую угрозу со стороны чужаков, еретиков, мутантов — и худших врагов.
БЫТЬ человеком в такое время значит быть одним из бесчисленных миллиардов. Это значит жить при самом жестоком и кровавом режиме, который только можно представить. Это история о тех временах. Забудьте о власти технологии и науки, ибо столь многое забыто и никогда не будет открыто заново. Забудьте о перспективах прогресса и взаимопонимания, ибо во мраке темного будущего есть только война. Нет мира среди звезд, лишь вечность бойни и кровопролития, и смех жаждущих богов.




У пушек кончилась энергия. Баррески крикнул заряжающему внизу, подключавшему новый тяжелый аккумулятор, чтобы он работал быстрее, что надо стрелять, пока есть возможность. Танки Хаоса образовали полукруг перед ними, постепенно сжимая его, тяжелый болтер в спонсоне левого борта был выведен из строя, и, конечно, выбраться отсюда уже не было никакой надежды.
Но он не сетовал на судьбу. Весь экипаж знал, на что они шли, когда Баррески предложил это, когда Грейл подтвердил, что сможет вывести танк на позицию через руины, и командир танка одобрил их план.
Они добились своей цели, нанесли успешный, сильный удар противнику, и замедлили его наступление — и это было все, на что они могли рассчитывать.
С самого начала это была самоубийственная атака.

ВОЙНА НА КРЕССИДЕ была проиграна.
Солдат Михалев знал это еще несколько недель назад. Было что-то такое в запахе, в ощущении, в воздухе, словно сама планета уже сдалась. Он слышал, что целые континенты преображались за считанные дни, цветущие поля превращались в арктическую тундру — и даже здесь, где стены цивилизации лишь недавно начали рушиться, на обломках прорастали клочки замораживающей пурпурной плесени.
Михалев присел на постаменте статуи — кому была статуя, теперь уже нельзя было сказать, после разрыва снаряда от нее остались только ноги по колени — и поднял на плечо реактивный гранатомет. Он увидел силуэт вражеского танка и выстрелил бронебойной ракетой, пролетевшей над головами бойцов его отделения и рядами других Ледяных воинов. Михалев не стал дожидаться, когда ракета попадет в танк — он был слишком занят трудным процессом заряжания гранатомета. Для этого у него должен быть помощник, но помощник был убит во время последней вражеской атаки, а нового еще не назначили.
Когда он попытался выстрелить еще раз, гранатомет заклинило, и, обреченно вздохнув, Михалев взялся за лазган. Судя по тому, как быстро гибли вокруг его товарищи, он в любом случае скоро окажется слишком близко к врагу.
«Конечно, чиновникам из Командования Флота на это все плевать», думал он. «Они могут позволить себе тянуть время, им так не хочется терять богатый мир, вот они и цепляются за надежду, хотя надежда уже умерла. Они давно должны были приказать эвакуироваться. Они могли бы спасти миллионы гвардейцев — но для них жизни этих гвардейцев не более чем цифры на экране инфопланшета, так почему это должно их волновать?»
Михалева не слишком пугало то, что сегодня он должен умереть. Было лишь досадно, что умирать придется ни за что.
А потом в наушнике его микро-вокса раздался голос, изменивший его судьбу.
Он соскользнул с постамента и направился в тыл, в глубину улья, волоча за собой бесполезный гранатомет, на случай, если техножрец сможет починить его. Он думал о приказе, который получил, и его немного приободрила мысль, что его командир будет очень разозлен необходимостью отпустить его.
Значит, полковник Станислав Штель собирает команду для специального задания, и ему понадобился Михалев. И единственный вопрос, который возник у Михалева… «Почему я

ШАГОХОДЫ ТИПА «ЧАСОВОЙ», оборудованные грузовыми манипуляторами, не предназначались для участия в бою. Забытые и Проклятые достали где-то пару таких машин — или захватили их, или их пилоты просто перешли на сторону врага, как многие гвардейцы во время этой войны — и имперских эмблемы на машинах были осквернены.
Теперь эти «Часовые» шли в бой, чтобы сеять смерть. Они шагали среди полчищ мутантов и других тварей Хаоса, сокрушая защитников Улья Альфа своими металлическими клешнями.
Взвод солдата Борща занимал позиции на окраине опустевшего жилого района. Пока им удавалось сдерживать поток врагов, но появление «Часовых» угрожало изменить ситуацию.
Устранить эту угрозу было поручено отделению Борща. Его сержант, Романов, выкрикивал команды, приказывая своим девяти солдатам сосредоточить огонь на левом из двух шагоходов. Первые выстрелы Борща безнадежно прошли мимо, и он выругался, проклиная ненадежный прицел своего лазгана. Многие из его товарищей попали в цель, хотя лазерные лучи не причинили серьезных повреждений, по крайней мере, сначала.
Наконец постоянный обстрел начал давать результаты, и Борщ заметил, что из левого коленного сустава двуногой машины сыплются искры. Ледяные воины без приказа сосредоточили огонь на этой точке — и, спустя долгую, мучительную минуту, «Часовой» рухнул, раздавив своим корпусом несколько неудачливых мутантов.
Это заняло слишком много времени.
Сержант Романов снова выкрикнул приказ, и отделение сосредоточило огонь на втором «Часовом». Но прежде чем они успеют повалить его, мутанты доберутся до них.
Борщ обдумал возможные варианты и опустил лазган. Заметив подозрительный взгляд Романова, он пожал широкими мускулистыми плечами.
— Простите, сержант, — крикнул он. — Лазган накрылся, его заклинивает на морозе. Что солдат может тут поделать?
После этого он достал свой длинный нож, пригнулся и огромным прыжком выскочил навстречу первому из атакующих мутантов.
Мутант, врезавшись в него, едва не упал, и Борщу показалось, что на уродливой морде твари мелькнуло удивление. Пока мутант еще шатался, Борщ схватил его, ударом сбил с ног и швырнул в двух других мутантов, подбегавших к нему. Еще двое бросились на него, он уклонился от их неуклюжих ударов, и бросил одного через плечо прямо в другого.
Борщ знал, что мутанты сильнее, чем он. Он использовал их неуклюжесть, заставляя их терять равновесие, но долго так продолжать не мог.
Ему и не пришлось.
Второй «Часовой», больше чем в три раза выше его ростом, навис над ним. Шагоход поднял ногу, чтобы наступить на него, и мутанты попытались удержать солдата на месте, схватив его своими отвратительными щупальцами.
Борщ испустил громкий рев из своих могучих легких, и рубанул по щупальцам ножом. Разрубив их, он рванулся вперед, и в этот момент огромная нога опустилась на место, где он только что стоял. Тогда Борщ снял с пояса противотанковую гранату и с мрачным торжеством бросил ее под бронированную ногу «Часового».
Мутанты видели, что он сделал, и даже их крошечных мозгов хватило, чтобы сообразить, что сейчас будет взрыв, и надо бежать. Это дало Борщу возможность тоже убежать, направляясь обратно к бойцам своего отделения, которые с изумлением наблюдали за ним, и как могли, прикрывали его лазерным огнем.
Через секунду раздался оглушительный взрыв, и над ним нависла тень падающего «Часового». Борщ рванулся в сторону, и кабина шагохода с грохотом врезалась в землю рядом с ним. Борщ видел свое отражение в потрескавшемся плексигласе кабины, свою лохматую черную бороду и безумную ухмылку, а за плексигласом он видел пилота с белым от ужаса лицом, понявшего, что внезапное падение привело его прямо в руки врага.
Пилот лихорадочно дергал рукоятки управления, пытаясь использовать единственное оружие, что у него осталось. Гигантская клешня «Часового» повернулась и с лязгом попыталась схватить Ледяного воина. Борщ поднырнул под нее и разбил своими могучими кулаками плексиглас. Схватив пилота за шиворот, Борщ вырвал его из кресла и ударил головой о твердую землю, сломав ему шею.
Лишившиеся своего преимущества мутанты снова были отброшены. Борщ с покрасневшим лицом вернулся к своим товарищам и подобрал свой лазган. Вдруг он почувствовал, что на его плечо опустилась твердая рука, и. обернувшись, увидел, что на него устремлен суровый взгляд имперского комиссара.
На секунду Борщ испугался, что его накажут за неподчинение приказу. Они с сержантом Романовым за долгие годы службы научились понимать друг друга — Романов знал, что действия Борща, хотя и не всегда соответствуют уставу, зато всегда результативны. Но сторонний наблюдатель мог иметь на этот счет другое мнение.
К удивлению Борща, комиссар не стал говорить о его поведении. У него было сообщение для Борща, и, судя по хмурому виду комиссара, оно ему совсем не нравилось. Это был приказ явиться к полковнику Штелю.

СОЛДАТ АНАКОРА услышала приближение псов Хаоса, прежде чем увидела их — топот их когтистых лап в туннелях, и голодный вой, когда они учуяли свежее мясо, несмотря на вонь подулья.
Повернувшись, она увидела первого из них — искаженный черный силуэт в свете ее фонаря — когда пес прыгнул на Петровского и разорвал ему горло.
За ним бежали еще три пса. Анакора выругалась и бросила мину, которую пыталась прикрепить к разрушающейся стене здания в подулье.
Ее отделение из восьми солдат было направлено в подулье с целью подрыва туннелей. Командиры были обеспокоены тем, что в процессе отступления Имперской Гвардии с Крессиды уже не хватало солдат, чтобы удерживать все участки фронта. Разрушив стратегически важные секции подземных уровней, можно было, по крайней мере, закрыть один путь в сердце Улья Альфа, предотвратив проникновение сил Хаоса через подулье в тыл Имперской Гвардии.
Но враги, как выяснилось, были на шаг впереди. Они проникли в подулье глубже, чем кто-либо рассчитывал. Анакора и ее товарищи не успели установить и половины мин.
Один из псов прыгнул на нее. Но Анакора выстрелила из лазгана с необыкновенной меткостью, лазерный луч попал в левый глаз пса, мгновенно убив его. По инерции пес продолжал лететь вперед и, врезавшись в Анакору, сбил ее с ног. Она упала на землю, слюнявые клыки зверя оказались почти у ее лица, и ее едва не стошнило от зловония из его пасти. При падении она выронила фонарь, и он разбился, но туннель был освещен фонарями шести еще живых ее товарищей и вспышками выстрелов их лазганов. Это создавало странный и пугающий эффект, словно в замедленной съемке, Анакора видела, как оставшиеся два пса Хаоса приближаются к своим жертвам.
Она снова подняла к плечу лазган, пытаясь точнее прицелиться. Но когда упал второй ее товарищ, и его растерзанное тело как в капкане сжали челюсти зверя-убийцы, она сдавленно вскрикнула и нажала спуск, злясь на себя за промедление.
Еще два солдата поддержали ее, и пес, попавший под огонь с трех сторон, корчась и поджариваясь в лазерных лучах, наконец, упал замертво, сжимая в пасти ногу валхалльца.
Третий пес преодолел сопротивление сержанта Кубрикова, повалил его и прижал лапами к земле. И снова Анакора не могла стрелять без риска задеть сержанта, но на этот раз она не медлила ни секунды. Она прыгнула на спину пса, и почувствовала, как шипы на его шкуре вонзились в ее ноги. Развернув лазган, она просунула его через голову пса, так, чтобы ствол оказался под горлом твари. После этого она сжала зубы и потянула лазган на себя изо всех сил. Она ощущала, как толстые мускулы шеи пса сопротивляются, но была твердо намерена не подвести, не проявить снова слабость. И наконец, она почувствовала, как хрустнули кости. Чудовищное черное тело осело на землю, и благодарный Кубриков вырвался из когтей умирающего монстра.
За это время товарищи Анакоры убили последнего пса, хотя еще двое из них были растерзаны при этом. Однако опасность не исчезла. На стенах туннеля появились новые тени: темные, зловещие. Спустя секунду первый из тех, кому принадлежали эти тени, появился из-за поворота, и при виде его Анакора затаила дыхание.
Гигантские воины из Ока Ужаса, облаченные в причудливую броню, излучали угрозу и мощь, от которой у смертного кровь стыла в жилах. Они подняли болт-пистолеты и открыли огонь, и Анакора бросилась к стене, используя изгиб туннеля, чтобы укрыться. Она отстреливалась, хотя знала, что это безнадежно. По сравнению с таким противником горстка уцелевших валхалльцев была не просто слабой, а ничтожно, почти смехотворно слабой. Сержант Кубриков тоже это знал, и приказал оставшимся трем своим солдатам отступать. Но было и что-то еще: другой звук, назойливое жужжание в наушнике Анакоры. Голос, приказывающий что-то, но его слова заглушались морем помех.
У Анакоры не было времени думать об этом. Ее прижали огнем болт-пистолетов, но вдруг в голову пришла спасительная мысль, и Анакора крикнула Кубрикову:
— Мины, сержант! Взорвите мины!
Кубриков, догадавшийся раньше нее, уже работал с детонатором. Здания с обеих сторон от космодесантников Хаоса взорвались, подняв тучу пыли, устремившуюся к Анакоре. Она уже бежала, когда туча накрыла ее. Позади Анакора услышала хриплый рев цепных мечей, и поняла, что взрыва было недостаточно, что их преследователи по-прежнему рвались вперед, и все, чего добились Ледяные воины — ненадолго замедлили их продвижение, и затруднили прицельный огонь из болт-пистолетов.
Она почти хотела, чтобы это было не так.
Из отделения в живых остались лишь она и Кубриков. Анакора добежала до лестницы первой, оглянулась и увидела стекленеющие глаза сержанта. Кровь хлынула из его рта, а потом его тело распалось на две части, разрубленное поперек. На секунду пыль рассеялась, и показалось мертвое лицо космодесантника Хаоса, выдергивающего меч из тела своей жертвы.
Анакора полезла наверх, каждую секунду ожидая, что холодные пальцы сомкнутся вокруг ее лодыжки и стащат ее вниз. Загремели болтерные выстрелы, попадая в лестницу, и Анакора бросила вниз осколочную гранату, чтобы отбить у противника желание продолжать огонь. Поднимаясь, она увидела над собой открытый люк, и поняла, что спасена. Она должна была испытывать облегчение — по крайней мере, теперь ее товарищи будут предупреждены, что космодесантники Хаоса проникли в центр улья — но вместо этого упала духом, потому, что знала — задание провалено. Ее отделение погибло.
И что хуже всего, что труднее всего было Анакоре принять — она выжила. Снова…

СОЛДАТ ГРЕЙЛ шел, спотыкаясь о камни и обломки, кашляя от дыма, щипавшего горло, кровь текла из раны на его руке от случайного попадания шрапнели. Он ослеп и оглох, но стрелял вслепую из лазгана через плечо, и, шатаясь, шел дальше. Он надеялся и ждал — ждал, что Баррески бросит его, перестанет тащит за собой, и он, наконец, упадет.
Он не знал, сколько они уже так шли. Его последним воспоминанием были удары и вспышки, единственное, что помнилось ясно — обжигающая, мучительная боль после того, как панель приборов «Леман Русса» взорвалась, брызнув осколками ему в лицо.
Потом он очнулся, лежа на земле, глядя в серое небо Крессиды, последние хлопья снега падали на его щеки и остужали ожоги. Он тяжело дышал, рука болела, и на секунду он подумал, что Баррески уже убит, и сейчас настанет его очередь.
Потом он увидел обеспокоенное лицо товарища, склонившегося над ним, кожа на лице была бледно-розовой, опаленная щетина на подбородке выглядела более неровной, чем обычно.
— Мы… мы убили последнего из них? — спросил он.
— Думаю, да, — сказал Баррески. Вдруг он напрягся, повернулся и выпустил очередь из лазгана, в кого — Грейл не видел, но расслышал резко оборвавшийся вскрик.
— Да, — повторил Баррески, снова поворачиваясь к нему. — Да, вот теперь мы убили последнего.
Немногие еретики решились преследовать их среди руин. Большинство тех, что выжили, остались зализывать раны, слишком ошеломленные внезапностью и свирепостью нападения валхалльцев. Ледяные воины могли не опасаться здесь и вражеских танков — если, конечно, предположить, что никто из их механиков-водителей не был так же искусен, как Грейл, а на это можно было рассчитывать.
— Думаю, капитан выбрался, — сказал Грейл пытаясь вспомнить. — Кажется, я видел его с… с кем-то еще, не помню…
— Кампанов, наверное. Как только он услышал приказ покинуть машину, так выпрыгнул из люка как снежный леопард с гранатой в заднице.
Грейл приподнялся на локтях, перевел дыхание и сказал:
— Лазерные пушки накрылись, да?
— Холод вывел из строя первую, осколки вторую. Думаешь, был бы я здесь, если бы у меня была исправная лазерная пушка? Это же были настоящие произведения искусства. Продержись они еще хоть минуту, и я без проблем разделал бы еще пару танков.
— Ничего, Баррески. Я уверен, мы скоро найдем тебе новую игрушку, может, и побольше прежней.
— Думаешь, нам дадут новый танк? — спросил Баррески. — С прежним мы не очень хорошо обошлись. Точнее, с тремя прежними.
Грейл улыбнулся, глядя на товарища-танкиста с самодовольным видом человека, знающего важную тайну.
— Да, — сказал он. — Нам дадут новую машину. Мы снова пойдем в бой, и раньше, чем ты думаешь.
И он рассказал Баррески о сообщении, которое получил по вокс-связи «Леман Русса» прямо перед тем, как танк был подбит. Грейл не успел ни ответить, что сообщение принято, ни передать его тому, кому оно предназначалось — капитану, командиру танка. Но теперь об этом сообщении знали оба Ледяных воина, чьи имена в нем упоминались.
— Тогда живее поднимайся на ноги, приятель, — сказал Баррески. — Потому что если мы хотим доложиться полковнику Штелю вовремя, нам предстоит долгий и опасный путь.

КОСМОПОРТ КАЛХАС был битком набит гвардейцами, многие из которых заблудились и отстали от своих частей, не в силах расслышать адресованные им приказы из-за рева двигателей посадочного модуля. Корабль пытался втиснуться в узкое пространство между другим таким же транспортным судном и старым поврежденным броненосцем. Флот направил на эвакуацию все что мог, все корабли, которые были способны долететь до Крессиды вовремя.
Модуль, наконец, приземлился, и его двигатели выключились, но тут взревели двигатели другого, взлетающего корабля. Сержанты орали до хрипоты, пытаясь перекричать непрерывный шум, выстраивая своих солдат у трапов. Из окна рядом с солдатом Блонским гвардейцы в космопорту казались разноцветными муравьями, бегущими по каменной чаше в брюхо огромных металлических чудовищ.
Его допросчик ударил его по лицу, так, что выступила кровь, возвращая его внимание к маленькому серому помещению, в котором он находился.
— Я задал тебе вопрос, Блонский, — лейтенант был из Валидийского полка. Королевский Валидийский полк, как они сами себя называли. Его форма была красной с отделкой из сияющего золота, и он излучал то же самое высокомерие, которое Блонский так часто видел у его соотечественников. Возможно, этот лейтенант был сейчас одним из самых старших офицеров на Крессиде. Большинство остальных офицеров уже эвакуировались — кроме, разумеется, валхалльцев.
Блонский посмотрел на свои руки в наручниках, поднял глаза, встретив яростный взгляд лейтенанта, и спокойно сказал:
— Со всем уважением, сэр, думаю, я ответил на него. Я дал вам полный отчет о моих действиях сегодня утром. Я казнил сержанта Аркадина…
— Ты убил его, — прошипел валидиец. — Хладнокровно убил!
— Я казнил его, — возразил Блонский, — потому что он был дезертиром.
У лейтенанта ноздри задрожали от ярости.
— Аркадин был моим хорошим другом. Если у тебя были причины усомниться в его храбрости, ты должен был прийти ко мне или к кому-то из других его командиров. Какие у тебя доказательства? Что ты можешь предъявить в подтверждение своего обвинения?
— Только то, что я видел, сэр. Мой взвод сражался с ордой мутантов, взрывом меня отрезало от моих товарищей. Я укрылся на старом складе. Там я нашел сержанта Аркадина. Думаю, он прятался там уже некоторое время.
— Это он тебе сказал? — резко спросил лейтенант.
— Нет, сэр, — ответил Блонский. — Но это было видно по его жестам…
— Я ничего не хочу слышать о его жестах.
— Хорошо. Мутанты, вероятно, заметили, как я заходил в здание. Я забаррикадировал дверь насколько возможно, но они начали ее ломать. Я приготовился встретить их лазерным огнем, но сержант Аркадин бросил свой лазган и попытался вылезти через окно.
— Я не верю! — лейтенант разочарованно стукнул кулаком по столу. Ты ошибся, солдат Блонский. Сержант Аркадин… был… отличным тактиком. Несомненно, он решил, что если выберется со склада, то сможет зайти в тыл атакующему вас противнику, и…
— Он бросил оружие, сэр!
— Какое ты имеешь право судить одного из нас? — прошипел валидиец.
— Могу я снова спросить, сэр, — сказал Блонский. — извещены ли мои командиры о том, что я задержан? По правилам, один из них должен присутствовать здесь.
Судя по молчанию лейтенанта, ответ был «нет».
Блонский вздохнул, и повторил, кажется, уже в сотый раз:
— Сержант Аркадин был дезертиром. Я расстрелял его в соответствии с инструкциями, прежде чем он мог бы…
— Нет! — взревел лейтенант. Блонский замолчал. Все равно его никто не слушал.
Наступила долгая тишина, во время которой лейтенант наблюдал из другого окна за суетой в космопорту внизу. Возможно, он беспокоился о том, останется ли для него место на одном из тех кораблей, думал, сколько ему еще придется ждать эвакуации.
— Тебе повезло, — наконец сказал лейтенант, уже более тихим голосом, — что там оказался мой взвод, и те мутанты были убиты прежде чем им удалось проломить дверь и добраться до тебя. Хотел бы я, чтобы наши оказались там вовремя, чтобы спасти моего сержанта.
— Я тоже хотел бы этого, сэр.
— Мое мнение таково, солдат Блонский: ты убил сержанта Аркадина без каких-либо оснований. Я не знаю почему. Может быть, это ты собирался дезертировать, а он хотел тебе помешать. Единственный способ удостовериться — созвать официальный трибунал, на котором, как ты сказал, должны присутствовать твои командиры. Но при сложившихся обстоятельствах это займет слишком много времени. Кроме того, обнародование таких оскорбительных обвинений очернит имя честного человека.
— Как скажете, сэр.
Блонский видел по поведению лейтенанта, по тому, что он больше не смотрел в глаза арестованному, что лейтенант хочет верить в то, что говорит, очень хочет, но уже не убежден в этом.
Лейтенант тяжело вздохнул и сказал:
— Ладно. Проваливай отсюда. В любом случае, для тебя было бы милостью оказаться подальше от передовой. Ты из Валхалльского 319-го? Этот полк остается, чтобы прикрыть эвакуацию, он обречен. Что ж, солдат Блонский, если ты настолько усердный и преданный Императору гвардеец, вот тебе возможность доказать это, не так ли? Несомненная возможность умереть за Него!

ЗРЕЛИЩЕ «ТЕРМИТА» вызвало странное волнение в сердце Ивана Гавотского.
Это была просто небольшая машина, ее шасси почти перевешивал огромный цилиндрический бур, установленный на нем — но у нее был характерный валхалльский вид, с окраской в бело-зеленый камуфляж. По бортам машины были установлены шесть огнеметов, и еще четыре огнемета — на самом буре.
Конечно, Гавотский много раз слышал истории о том, как его далекие предки боролись за выживание после того, как на Валхаллу обрушился астероид, и ее цветущие поля превратились в ледяные пустоши. Вторжение орков тогда многим казалось еще одним несчастьем — но оно дало валхалльцам причину сражаться, осязаемую цель, которую можно достигнуть.
Точные чертежи машины, бурящей лед, которую они разработали, были давно утрачены. Но этот «Термит» из всей современной техники был по конструкции ближе всего к той древней машине, которая помогла валхалльцам выиграть их войну — к машине, которая дала людям власть над изменившейся окружающей средой, позволяя бурить туннели в сердце ледников, и атаковать орков там, где они меньше всего ожидали.
Один-единственный «Термит» не сможет выиграть эту войну — но, когда Крессида с каждым днем все больше и больше становилась похожей на Валхаллу, он хотя бы мог доставить одно отделение Ледяных воинов туда, куда им необходимо добраться. Конечно, если Гавотский сможет найти это отделение.
Он отправил приказы больше двух часов назад. Солдат Михалев явился первым: спокойный, худощавый человек с тонким лицом, совсем не то, что Гавотский ожидал от специалиста по тяжелому оружию. Следующей прибыла Анакора, ее лицо было бесстрастным, а глаза пустыми, даже тогда, когда она сказала Гавотскому, что это честь для нее — быть назначенной в его отделение. Потом пришел Блонский, его прищуренные черные глаза смотрели настороженно, как у ястреба.
И пока это было все, за исключением нескольких искаженных вокс-сообщений. Двое из списка Гавотского значились убитыми, трое — пропавшими без вести, хотя попытки найти их продолжались. Об остальных четырех, включая тех, кого сержант выбрал как резервных, не было слышно вообще ничего. Поэтому он с некоторым облегчением увидел приближающуюся «Химеру», но не смог скрыть удивления, когда увидел, что за ее борт уцепился широкоплечий мускулистый солдат.
Попутчик не стал ждать, пока «Химера» остановится. Он спрыгнул и легким шагом подошел к Гавотскому, в его черной бороде сияла широкая зубастая ухмылка.
— Солдат Борщ, сержант, — представился он. — Простите за опоздание, но ваше первое сообщение не дошло. Техника, понимаете…
Гавотский представился, поднял руку, останавливая нетерпеливые вопросы Борща, и указал ему подождать у «Термита» вместе с остальными. Когда новичок повиновался, сержант заметил, что Борщ, как и остальные, бросил взгляд на мрачную фигуру полковника Штеля.
Штель стоял в нескольких метрах поодаль, с силовым мечом в ножнах у бедра, наблюдая за происходящим холодным, но проницательным взглядом. Его бионический правый глаз ярко вспыхивал в свете взрывов в небе, но больше не было заметно никаких признаков его аугметики.
Некоторые говорили, что из-за своей аугметики Штель утратил эмоции, стал холодным, бесчувственным. Гавотский знал, почему появился этот миф. Он был одним из немногих, кто знал правду.
«Химера» остановилась, и из нее вышли еще два Ледяных воина, обмениваясь добродушными шутками. Они представились как солдаты Баррески и Грейл. Теперь их собралось шесть — а считая сержанта и самого полковника, восемь. Этого было достаточно, но не хватало еще двоих, чтобы собрать полное отделение, как надеялся Гавотский. Он взглянул на Штеля, ожидая приказаний, но полковник, как всегда, доверял решениям своего сержанта.
И Гавотский решил подождать еще десять минут. Палинев, если повезет, еще мог успеть, и тогда на задание отправятся девять человек. А дальше…
Гавотский очень надеялся на прибытие еще одного Ледяного воина. Он добавил в список имя Пожара, несмотря на его неровный послужной список, несмотря на сомнения Штеля, потому что Гавотский служил с этим парнем раньше, и знал, на что он способен. Пожар был одним из трех пропавших без вести — а это значило, что Гавотский сейчас надеялся на чудо.
Или, если сказать иначе, ему предстояло узнать, оправдана ли его вера.

ПОЖАР ПОТЕРЯЛ всякое представление о времени.
Он был так близок к своей цели, к тому, чтобы вернуться к товарищам, вернуться героем. Казалось, уже много дней прошло с тех пор, как он был разлучен с ними, казалось, много дней с тех пор, как он лежал на поле боя, задыхаясь от вони мертвых поклонников Хаоса, чьи тела защищали его. А теперь ему оставалось пройти лишь несколько метров.
Несколько метров — но с таким же успехом их могло быть несколько тысяч.
Молодой солдат не мог долго лежать неподвижно. Кроме того, приближавшийся рев моторов предупредил его о новой опасности. Армия Хаоса продолжала наступление, большинство пехотинцев прошли мимо Пожара, не заметив его, но за ними двигалась тяжелая артиллерия, танки и орудия, и Пожару следовало действовать быстро, чтобы не быть раздавленным колесами и гусеницами.
Пожар, выбравшись из кучи трупов, поднялся на ноги, чувствуя, как холодный воздух обжигает его лицо, и ожидая, что в него сейчас же начнут стрелять. Однако, хотя враги были кругом, его словно не замечали. Он понял, что его форма растрепана и изорвана, покрыта грязью и кровью, и поэтому внешне он не слишком отличался от любого из гвардейцев-предателей на поле боя.
Быстро сообразив, что надо делать, он сорвал с формы эмблему полка, чтобы усилить это сходство, и подумал, не снять ли с одного из убитых предателей шинель с намалеванными символами Хаоса, но при одной мысли о том, чтобы надеть такую вещь, желудок чуть не вывернулся наизнанку, и по коже поползли мурашки.
Он понял, что не может просто стоять здесь. Он должен что-то делать, казаться своим в этой толпе, это даст ему время подумать, найти путь к спасению.
Оглядевшись вокруг, он увидел пару культистов, ругавшихся над перевернутой тележкой. Украденная плазменная пушка, слишком тяжелая, чтобы нести ее, вывалилась из расшатанной тележки, и Пожар подбежал к ним, чтобы помочь поставить ее на место. Помогая, он случайно задел руку культиста, и почувствовал, как что-то шевельнулось под его плащом. Когда Пожар увидел, как мелькнуло черное склизкое щупальце, его чуть не стошнило прямо здесь.
Пожару до боли — до настоящей физической боли — хотелось вытащить лазган и отправить этих уродов на тот свет, или во что они там верили, и он непременно так и поступил бы, если бы не это вокс-сообщение… если бы не тот факт, что он был нужен полковнику Штелю.
Хотел бы он знать, насколько давно пришло это сообщение.
Он ускользнул от культистов при первой возможности, на прощание засунув последнюю осколочную гранату в ствол их пушки. Когда пушка выстрелит, граната взорвется, вызвав, как надеялся Пожар, мощный плазменный взрыв. Он пробирался к краю поля боя, пытаясь выглядеть одним из еретиков, при возможности находя укрытие в покинутых, полуразрушенных зданиях.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.