Библиотека java книг - на главную
Авторов: 39362
Книг: 99545
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Ничего кроме любви»

    
размер шрифта:AAA

Марша Ловелл
Ничего кроме любви

1

Все семейство Дуайт собралось в саду великолепного особняка, расположенного недалеко от Розарно, городка на юге Апеннинского полуострова. Родственники и гости съехались, чтобы отметить вековой юбилей Дома Дуайт.
Себастьян Карло Дуайт, нынешний глава Дома, красивый высокий старик, нашел в толпе гостей свою единственную внучку и теперь наблюдал за ней со смесью гордости и грусти во взгляде. Она была прекрасна: высокая, белокурая, элегантная. Любой мужчина мог только мечтать о такой красавице. Но как же избалована! Избалована им, родителями, богатством и высоким положением семьи в обществе.
Подошедший официант предложил Себастьяну бокал охлажденного шардонне – лучшего в Италии. Искрящееся замечательное вино – неиссякаемый источник богатства семьи Дуайт. Глава Дома, известный в Италии винодел, взял бокал и машинально провел им перед носом, вдыхая аромат вина, прежде чем сделать глоток.
Старый Себастьян непринужденно болтал с гостями, но глаза его то и дело искали и находили среди гостей Анну. В своем ярком костюме она походила на экзотическую бабочку. Ухаживающий за ней английский аристократ, как собачка, следовал за Анной по пятам. Он был совсем не тот мужчина, который ей нужен, что, впрочем, относилось и к ее бывшему мужу. Но тогда Анна настояла на своем и вышла замуж за князя де ла Марре. Такая уж натура – всегда поступает по-своему, неизменно добиваясь желаемого. Один раз, правда, был срыв. Один раз… Старик украдкой вздохнул.
Не подозревая о переживаниях деда, Анна наслаждалась происходящим. Как хорошо вернуться в родной дом, где она провела годы беспечной юности! И праздник прекрасный, и вся семья в сборе…
Торжества распланированы на неделю вперед, включая обед для работников плантации, прием для виноторговцев и бизнесменов. Центральное событие недели – грандиозный бал.
Заметив, что дед смотрит на нее, Анна улыбнулась ему. Она бродила среди гостей, проверяя, все ли идет хорошо, не скучает ли кто, всем ли весело. За ней как привязанный следовал унылый граф, но как раз на его уныние Анна не обращала ровным счетом никакого внимания.
– Анна, дорогая, покажите мне ваши прекрасные виноградники, – попросил он, беря ее под локоток. – Ничего не случится, если мы исчезнем на пару минут. Я кое о чем хочу поговорить с вами. – Он одарил ее одной из самых очаровательных улыбок. – Я думаю, что ваша семья…
Анна, не дослушав, резко выдернула свою руку. И нужно было приглашать этого назойливого типа, да еще на всю неделю! Сам, можно сказать, напросился, и было неловко отказать, тем более что мотивировал он свою просьбу желанием познакомиться с ее семьей. «Праздник – великолепный шанс для этого…» – такова была формулировка. Конечно, цинично подумала она, великолепный, если принять во внимание наши деньги.
Заметив-таки скучающую пару, Анна немедленно подошла к ним и, подарив гостям улыбку, представилась:
– Здравствуйте, я Анна де ла Марре, внучка Себастьяна Дуайта. По-моему, мы не знакомы.
Ей легко давалось общение с людьми, она умела сделать так, что они сразу чувствовали себя как дома. У матери Анны были прекрасные манеры, и она сумела привить их дочери. Ее родители сейчас тоже были где-то здесь, среди гостей. Мать, правда, еще сердилась на дочь за скандальный развод. Впрочем, надо отдать родительнице должное, ее больше беспокоил сам факт развода, нежели скандал, сопровождавший его. Просто мать Анны не признавала расторжения браков. Сама Анна – тоже. Но если семейная жизнь превращается в ежедневный кошмар, развод – единственный выход. Хорошо бы, конечно, расстаться с Максом тихо-мирно, но он, снедаемый злобой и жаждой мести, все сам испортил.
Колонки светских сплетен пестрели сообщениями о том, что на этот раз избранником богатой красавицы является Чарлз Эшли, седьмой граф Малколм. Без нее ее замуж выдают! Еще неизвестно, как дело сложится. Может, выйдет, а может – нет. Анну смущала разница в возрасте. Ему за сорок, а ей всего двадцать четыре.
Но он, безусловно, хорош собой, держит спортивную форму, а чисто английский юмор временами делает его просто неотразимым. И ростом под стать потенциальной невесте, что немаловажно. Но все-таки было, наверное, ошибкой приглашать его сюда. В Лондоне Чарлз неплохо развлекал молодую княгиню, но здесь, на фоне ее кузенов, как-то полинял и казался чужим и неинтересным. И этот его покорный вид… Нет, ни к чему здесь сноб-англичанин!
Вокруг Анны как-то само собой образовалось плотное кольцо из гостей. Преимущественно – из мужчин, привлеченных ее красотой, титулом, богатством, а также некоторыми откровениями бывшего мужа касательно их интимной жизни, просочившимися в прессу. Впрочем, Анна всегда привлекала мужчин. Вот и этот английский аристократ… Вполне возможно, Чарлз действительно любит ее, а не ее деньги. Последние, правда, тоже для него далеко не безразличны. Так о ней в первую очередь думает он или о своем родовом замке в Корнуолле, который нуждается в дорогостоящем ремонте?
Были и другие мужчины, которые пытались сблизиться с Анной после развода и даже до него. Все они, как, впрочем, и сама Анна, принадлежали к высшему обществу, вели такую же, как и она, жизнь. Иногда ей начинало казаться, что все эти рафинированные аристократы на одно лицо, что никому из них нельзя до конца верить, что всех их привлекает не личность интересной женщины, а исключительно ее деньги.
По-настоящему уютно она чувствовала себя только со своими кузенами. Их было трое: Себастьян, Марк и Карло. В детстве их великолепная четверка каждый год съезжалась сюда на каникулы под крылышко любящего деда. Они носились по садам, катались на лошадях, даже работали на виноградниках. Анна была младшей и к тому же единственной в шумной ватаге девочкой, поэтому братья заботились о ней, как о милом, несмышленом щенке, который все время ходит по пятам и за которым нужен глаз да глаз.
Вспомнив о братьях, Анна огляделась. Себастьян стоял в дальнем конце сада, окруженный гостями. Карло помогал сесть на стул Лауре, своей жене. Супруги вскоре ожидали первенца. Женитьба преобразила Карло. До того как встретил Лауру, он вел замкнутый образ жизни. А сейчас посмотрите на него! Так влюблен, так безумно счастлив, что, кажется, готов обнять весь мир! Анна легонько кивнула ему, а ее взгляд уже искал Марка, младшего из братьев. Тот как раз пробирался к ней сквозь толпу. Анна радостно ему улыбнулась и только тут заметила, что брат не один. С ним была девушка, миниатюрная блондинка, очень привлекательная. По крайней мере, так считает Марк, подумала Анна. Это же написано на его лице.
– Анна, это Харриет Этелдред. А это моя кузина княгиня де ла Марре, – представил он их друг другу.
Девушки обменялись легким рукопожатием.
– Как вам повезло, княгиня, вы такая высокая.
– Зовите меня по имени. Мой рост – скорее мой недостаток. Представьте, насколько по сравнению со мной у вас богаче выбор мужчин.
Обе засмеялись и окинули друг друга коротким изучающим взглядом, от которого ничто не могло укрыться: внешность, одежда, манеры. По сравнению с брючным костюмом Анны цвета пламени серый шелковый костюм Харриет выглядел очень скромно. Рядом с новой знакомой Анна чувствовала себя просто дылдой. Сверкающая волна ухоженных светлых волос спускалась на плечи гостьи. Девушка была похожа на прелестную хрупкую куколку. Анна сначала подумала, что Харриет пришла сюда с Марком, но в разговоре выяснилось, что она приглашена официально.
Брат и сестра тут же принялись болтать, по давней укоренившейся привычке подтрунивая друг над другом. Довольно скоро Чарлзу надоело просто стоять и слушать их, и он жестом предложил Анне и Марку присоединиться к гостям, которые направились к накрытым столам.
– Обед скоро уже начнется. Где бы вы хотели сидеть? – спросил он Анну.
Раздраженная его вмешательством и самим присутствием, она резко ответила:
– Если вы голодны, идите и ешьте. Приду, когда захочу.
Чарлз конечно же не ушел, а стоял, переминаясь с ноги на ногу. Харриет тем временем изо всех сил развлекала присутствующих. Анна прислушалась и вынуждена была признать, что у нее неплохо получается. Неудивительно, что Марк от нее без ума.
Марк не сводил с Харриет глаз. Анна ощутила ревность. Если и Марк, и Себастьян женятся, она потеряет их, как потеряла Карло. Исчезнет то особое чувство, которое связывает молодых Дуайтов долгие годы. Для Анны это духовное единение казалось в какой-то степени важнее, сильнее и глубже, чем замужество.
Гостей пригласили к столу, и сад почти опустел. Чарлз по-прежнему топтался рядом. Видно, от него сегодня не избавиться, обреченно подумала Анна и обратилась к нему.
– Полагаю, нам пора на пир.
Ей хотелось сидеть рядом с Марком или с Себастьяном, поэтому она решила пригласить с собой и Харриет, зная, что брат последует за обворожившей его девушкой.
– Харриет, пойдемте с нами, – сказала Анна. – А где Себастьян?
Оглядевшись и увидев его, Анна помахала рукой, приглашая составить ей компанию. Брат подошел, но от приглашения отказался.
– Ты что, забыла, что дед просил нас разделиться и развлекать гостей? – напомнил он.
Анна взяла его под руку, демонстрируя таким образом свое право быть с ним рядом, и сказала умоляюще:
– Это обязательно? Мы же не виделись целую вечность. Я так хочу сидеть рядом с тобой и Марком!
Себастьян накрыл ее руку своей и улыбнулся той особой улыбкой, которую приберегал лишь для любимой сестры.
– Новостями мы сможем поделиться и за ужином.
– Но там будет дед. Нельзя же говорить при нем! Наш милый старичок так расстраивается, когда ему говоришь правду, всю правду и ничего, кроме правды. Я уж молчу про родителей…
Себастьян улыбнулся и произнес назидательно:
– Воспитание принуждает нас подчиняться старшим.
Поняв, что бесполезно настаивать на своем, Анна отпустила его руку.
– Ладно, разделимся. Мне очень жаль, Харриет, – сказала она, поворачиваясь к девушке. – Теперь вам придется сидеть с Марком. Какая скука!
– Эй, сестрица, воспитание тебя ни к чему не обязывает? – обиженно осведомился Марк.
Себастьян рассмеялся и сказал Марку, что мечтает быть представленным его спутнице. Именно в эту минуту к ним подошел какой-то мужчина.
– Мисс Этелдред, вот вы где! Лед в вашем бокале совсем растаял, поэтому я все выпил сам.
По произношению – явный американец, определила Анна. Харриет лишь на секунду выказала неудовольствие, но взяла себя в руки. Раздражение мелькнуло в ее глазах и погасло, но Анну не обманешь – успела заметить. Это подстегнуло ее любопытство. Почему Харриет так отреагировала на слова красивого мужчины? Тут кроется что-то интересненькое.
Анна с любопытством оглядела подошедшего к ним американца. Так же высок, как Себастьян, но это единственное, что было у них общее. Брат – блондин, а у незнакомца темные густые волосы. Его глаза с длинными ресницами и тяжелыми, ленивыми веками тоже были темными. Широкоплечий, мускулистый, он производил впечатление человека, привычного к тяжелому физическому труду. По выражению лица Марка и его немного напряженной позе было понятно, что этот человек ему незнаком. Себастьян явственно поскучнел, обнаружив, что на нынешнем приеме Харриет сопровождают минимум двое мужчин – его брат и этот янки.
– Привет! – воскликнул американец, доброжелательно оглядывая присутствующих.
И снова нечто загадочное, явно неодобрительное вспыхнуло в глазах Харриет. Вспыхнуло и мгновенно погасло.
– Это господин… э-э-э, извините, я не помню вашего имени. Один из ваших гостей, – сказала она, обращаясь к Себастьяну.
– Кливленд, Саймон Кливленд. – Американец крепко пожал руки стоящих рядом мужчин и повернулся к Анне. – А вы, видимо, княгиня?
Анна предположила, что Харриет познакомилась с Саймоном Кливлендом здесь, на приеме, но теперь по какой-то причине пытается отделаться от него. Чтобы получше познакомиться с Марком или Себастьяном? Очень интересно. Анна почувствовала себя заинтригованной.
– Вам не откажешь в проницательности, – ответила она американцу. – Вы искали Харриет?
– Да, – ответил он с ленивой улыбкой. – Я пошел раздобыть ей что-нибудь выпить, а она вдруг исчезла. Ну, думаю, наверное, нашла другую компанию…
Анна взглянула на Марка и вопросительно приподняла бровь. Тот натянуто улыбнулся в ответ.
– Извините, я не хотел никому помешать, – спохватился американец.
Харриет, восполняя недостаток внимания, ослепительно улыбнулась мистеру Кливленду и прочирикала что-то невразумительное Марку. Но тот отошел вместе с Себастьяном, как Анна и ожидала, – не такой он человек, чтобы топтаться на чужой территории, особенно если дело касалось гостя.
В глазах Харриет промелькнула горечь. Если бы Анна не наблюдала за ней, то ничего бы и не заметила, потому что через секунду девушка уже беззаботно улыбалась. Подстегиваемая любопытством, Анна решила проследить за загадочной гостьей.
– Но нам-то можно остаться вместе. Садитесь со мной и Чарлзом. – И добавила, чтобы увидеть реакцию Харриет: – И вы тоже, мистер Кливленд.
– Конечно. Благодарю вас.
Американец взял Харриет под руку и повел через лужайку. Она резко высвободилась и с явной неприязнью посмотрела на своего спутника. Кливленд сделал вид, что ничего не заметил. А может быть, и действительно не заметил. Он шел свободной, слегка разболтанной походкой, столь типичной для американцев, и Харриет еле успевала за его широкими шагами.
Анна выбрала круглый столик на четверых, чтобы можно было беспрепятственно наблюдать за Саймоном Кливлендом и Харриет. Наблюдение дало первые результаты: хоть Харриет и пыталась это скрыть, но она явно была недовольна тем, что Кливленд увел ее от Марка.
Как этот янки не похож на поднадоевшего Чарлза с его длинным, чисто британским лицом и изысканным обаянием мужчины с древней аристократической кровью! – подумала Анна, взглянув на Кливленда. Американец производил впечатление крепкого парня, способного шутя справиться с любой непредвиденной ситуацией. Он, конечно, моложе Чарлза – что-то около тридцати – и явно не принадлежит к сливкам общества. Анна и сама не могла бы объяснить, почему пришла к такому выводу. Судя по его поведению, Кливленд вовсе не тяготился доставшейся ему ролью стороннего наблюдателя, а не участника событий. Ему здесь нравилось.
Себастьян привел последних гостей. Что-то его тревожило. Что? Оказывается, одного прибора не хватает. Не может быть! Анна хотела вмешаться, но увидела, что официант уже принес недостающий прибор. Лидия Леруа, глава фирмы, взявшей на себя устройство торжеств, торопливо подошла к Анне.
– На столах ровно столько приборов, на сколько персон вы заказывали, – озабоченно проговорила Лидия. – А именно на сто шестьдесят.
– Может быть, какое-то место осталось не занятым? – предположила Анна.
– Исключено, я проверяла – все места заняты. Очевидно, присутствует один лишний человек.
– Странно. Может быть, кто-то отказался, а в последний момент передумал и приехал? В любом случае ничего не поделаешь. – И Анна вернулась на свое место. На таком приеме, при таком количестве приглашенных все равно не узнаешь, кто лишний.
Например, Харриет Этелдред и Саймон Кливленд, никому не знакомые люди. Анна посмотрела на них и подумала: а как они, собственно, попали на прием?
Анна украдкой наблюдала за парой и заметила, что девушка некоторое время дулась на американца, но потом сменила гнев на милость и начала непринужденно болтать с ним. Кливленд охотно отвечал ей, и его глубокий, звучный голос доминировал за столом. Он рассказывал о скотоводстве в Штатах, о родео и бизонах. Рассказ его был довольно интересен и даже забавен. Харриет смеялась. Видно, уже не сожалеет, что Саймон увел ее от Марка, подумала Анна. Взгляды женщин встретились. Анна указала глазами на Кливленда и слегка приподняла бровь. Харриет прекрасно поняла ее и покачала головой: дескать, Саймон нисколько меня не интересует. Он просто привлекательный мужчина и хороший собеседник, не более.
Обед закончился, гости поднялись из-за столов. Официанты разносили марочный портвейн – завершающий штрих трапезы. Бросив Чарлза, Анна отправилась на поиски Марка и увидела его в окружении австралийских бизнесменов, давних клиентов Дуайтов. Клиентам особый почет – Анна одарила их обольстительной улыбкой.
– Вы извините меня, если я похищу у вас на минутку моего кузена? У меня к нему один очень важный вопрос.
Разве можно отказать женщине? Анна подхватила Марка под руку и отвела в сторону.
– И что же это за важный вопрос?
– Никакого вопроса. Я просто решила спасти тебя от нудных собеседников.
– Но они вовсе не нудные. И вообще, почему ты думаешь, что с тобой мне будет интереснее? – надменно спросил Марк.
Анна смешно сморщила носик.
– Даже в наихудшие минуты, когда Макс готов был растерзать меня от ярости, и то он не мог назвать меня занудой, – ответила Анна, имея в виду своего бывшего мужа.
Марк задумчиво посмотрел на нее. Она редко говорила о Максе и о своем замужестве. Как знать, может быть, сестра начала потихоньку отходить от потрясения, если так легко заговорила о прошлом?
– Ты видишься с ним? – осторожно спросил он, понимая, что ступил на зыбкую почву.
– Господи, ну конечно же нет! – Ее передернуло от одной мысли о муже. – И не хочу. Мне вообще не следовало выходить за него.
– Зачем же ты вышла?
Анне не хотелось больше говорить на щекотливую тему, поэтому она сказала:
– По контрасту, дружок, конечно по контрасту – с тобой, Себастьяном и Карло.
– Что?! – воскликнул Марк.
– Я так боялась выйти за таких же надменных шовинистов, как вы трое, что ударилась в другую крайность.
Марк шутливо замахнулся на нее.
– Смотри у меня. Хоть ты и княгиня, я разложу тебя на коленях и отшлепаю, как бывало.
Анна рассмеялась.
– Так вот отчего ты заводишься! Буду знать.
Но Марк уже не слушал ее. Нахмурившись, он смотрел совсем в другую сторону. Анна проследила за его взглядом и увидела Харриет, к которой приближался Саймон Кливленд с бокалом в руке. Вот он наклонился, сказал что-то, и гостья закатила ему такую звонкую пощечину, что звук эхом прокатился по саду. Все, как по команде, обернулись в их сторону.
– Как вы смеете?! – вскричала Харриет.
Марк остолбенел от изумления, а придя в себя, оставил сестру и устремился к нарушителю спокойствия. С другой стороны уже спешил Себастьян. Харриет бросилась к нему. Именно к нему, а не к Марку, с интересом подметила Анна.
Себастьян встал между повздорившими гостями.
– Мой кузен проводит вас, мистер Кливленд, – сказал он ледяным тоном.
Американец пытался что-то сказать, но Марк взял его под локоть с твердым намерением вывести из сада. В какой-то момент Анне показалось, что Кливленд будет сопротивляться, но нет, он пристально посмотрел на Харриет, потом сердито оттолкнул руку Марка и пошел к выходу.
Анна в задумчивости смотрела им вслед. Интересно, что он такое сказал, если Харриет решилась прилюдно ударить его? Саймон Кливленд не производил впечатления необузданного и несдержанного человека. Может быть, вино ударило ему в голову? Оно здесь лилось рекой. Но потом она вспомнила выражение глаз Харриет, когда Саймон пытался протестовать. В них было все, вплоть до мольбы, но только не гнев оскорбленной невинности.
Решив, что не следует оставаться в стороне, заинтригованная еще больше, чем перед инцидентом, Анна подошла к Харриет.
– Может, нам лучше пойти в дом? – предложила она, а когда Харриет попыталась возразить, показала на юбку гостьи с пятном от вина, которое выплеснулось из бокала Саймона.
– О господи! – воскликнула Харриет.
– Пойдемте в дом. Я уверена, что мы спасем вашу юбку, если поторопимся.
Они пошли наверх, в одну из гостевых комнат. Анна дала гостье халат и вызвала горничную почистить юбку.
– Ох, хоть бы пятно сошло! – тревожилась Харриет.
Ее беспокойство заинтересовало Анну. Одно из двух: либо она слишком печется о своих нарядах, либо у нее их слишком мало. Вот бы выяснить истину, тогда многое бы прояснилось.

2

Когда гости разъехались, Анна и Марк устроились в гостиной с бокалами в руках. Горничная поставила перед ними тарелочки с канапе, орехами и фруктами. Теперь можно расслабиться. Вскоре к ним присоединился Себастьян.
– Ты спровадил Кливленда? – спросил он брата и добавил сердито: – Слушай, как вообще этот тип сюда попал? Я его никогда раньше не видел. У него, наверное, и приглашения-то не было. Он и есть тот самый лишний гость, не иначе. Самозванец.
– Что за лишний гость? – заинтересовался Марк.
Себастьян объяснил.
– Нет, – покачал головой Марк, – у него было приглашение, он мне показывал. Оно на имя другого человека, какого-то американского транспортника, но Кливленд сказал, что тот не мог приехать и попросил его поприсутствовать вместо себя на торжестве.
– Надеюсь, ты дал понять, что ему не следует здесь больше появляться? – жестко спросил Себастьян. – Мы не можем допускать, чтобы в нашем доме оскорбляли гостей.
– Он так ничего тебе и не сказал, Марк? – спросила Анна. – Ну, мол, произошло недоразумение. Или что-то в этом роде?
– Ясно, он не был в восторге от того, что его выставляют, но так ничего мне и не объяснил, хотя я и старался выведать. О Харриет – ни слова дурного.
– Мне кажется это странным, – задумчиво проронила Анна. – Любой на его месте пытался бы настаивать на своей невиновности, а этому хоть бы что.
– Ну уж нет, не в такой ситуации, когда и без того все ясно, – заметил Себастьян. – Как Харриет? В порядке?
– Переживает из-за юбки. Я ее оставила в комнате для гостей.
– Попроси ее спуститься, ладно?
Анна рассеянно кивнула, размышляя о Саймоне Кливленде. Если у него было настоящее приглашение, значит, самозванка именно Харриет. Если ненавязчиво расспросить, может быть, и удастся что-то вызнать.
Гостья сидела на краешке огромной кровати, закутанная в халат, который был ей явно велик. Она выглядела такой потерянной и беззащитной, что Анна на миг устыдилась своих подозрений. Но только на миг, не более. Она подсела к Харриет и успокаивающе погладила ее по руке.
– Вы, наверное, скверно чувствуете себя. Ужасный человек! Ну что за народ эти мужчины! Стоит женщине улыбнуться или просто поболтать, и они уже думают, что она готова лечь с ним в постель. А Саймон казался таким милым. Как легко ошибиться в человеке! Вроде приличный на вид…
Щеки Харриет запылали. От стыда? Когда та попыталась сменить тему разговора, Анна подумала: уж не спектакль ли тут разыграла эта пара? Ее подозрения усилились, когда гостья попросила разрешения остаться, пока не высохнет юбка.
– Конечно. Но вы не можете провести взаперти полдня. Я бы дала вам что-нибудь из своих вещей, но вы в них утонете. Постойте-ка! У меня идея! – сказала Анна, вставая. – Я все устрою. Кстати, вас внизу ждет Себастьян. Он хочет поговорить с вами.
– О чем? – Лицо Харриет просветлело.
– Не знаю. У вас есть возможность спросить самой.
– Но я не могу в таком виде! – возразила Харриет, тем не менее приближаясь к двери.
– Отчего же? Разумеется, можете. Себастьян на такие вещи не обращает внимания.
Даю советы, а сама смогла бы расхаживать по чужому дому в купальном халате? – засомневалась Анна. Вряд ли.
Однако Харриет спокойно следовала за ней без каких-либо возражений. Даже не потрудилась надеть туфли, халат был ей длинноват и волочился по полу.
Сидевшие в гостиной мужчины, увидев Харриет, утопающую в огромном халате, рассмеялись. Она оживилась, попыталась свою неловкость обратить в шутку и сделала несколько изящных пируэтов, рассчитывая на дополнительный эффект. Себастьян подошел и взял ее руку.
– Мисс Этелдред, я хотел бы извиниться перед вами от имени всей нашей семьи. Нам очень жаль, что в нашем доме могло произойти подобное происшествие.
Харриет покраснела и потупилась. Анне оставалось лишь предположить, что пигалица либо очень наивна, либо очень умна. Похоже, Себастьян поддался ее чарам, а вот Марк? Анна будто невзначай взглянула на него: тот не мог скрыть своей иронии – глаза выдавали. Может быть, тоже почуял неладное?
Харриет тем временем разговаривала с Себастьяном:
– О, не стоит извиняться. Я, видно, слишком погорячилась. Я сидела рядом с мистером Кливлендом за обедом и… и… в какой-то мере это и ваше упущение… Между прочим, у вас такой изумительный портвейн!
Все рассмеялись, даже Анна, а Марк с преувеличенным вниманием поднял бровь.
– И его тут столько! – воскликнула Анна, вновь коря себя за ненужные подозрения.
– Вы, пожалуй, излишне снисходительны, – тепло улыбаясь, сказал Себастьян. – Но тем не менее наш долг – загладить перед вами свою вину. Может быть…
Тут Анна в своем желании разобраться в ситуации до конца опередила брата:
– Может быть, согласитесь отужинать с нами?
Себастьян слегка растерялся – он, видимо, имел в виду иную компенсацию, однако поддержал сестру. Гостья начала отнекиваться, но как-то вяло. Всем стало ясно: она ничуть не против. Анна ожидала, что Харриет попросит отвезти ее домой переодеться, но та воскликнула со смехом:
– Как же я останусь?! – и показала на халат.
– Ну это просто. Я позвоню в какой-нибудь бутик, и они привезут для вас одежду. Думаю, это не займет много времени, – сказала Анна, испытующе глядя на Харриет.
Вот такой пробный камень забросила княгиня де ла Марре.
Предложение достаточно неординарное, мало кто из знакомых Анны решился бы принять его. Лицо же гостьи просияло, что-то очень похожее на облегчение мелькнуло в глазах. Надо отдать ей должное – она попробовала посопротивляться, но скорее для приличия и стремясь произвести благоприятное впечатление на Себастьяна. В конечном счете согласилась. Теперь у Анны не осталось сомнений: мисс Этелдред только и ждала возможности остаться.
Себастьян пошел распорядиться, чтобы к ужину поставили еще один прибор, а Анна сняла трубку с намерением позвонить в бутик. Марк делал ей какие-то знаки, и Анна поняла, что он просит оставить его наедине с Харриет.
– Номер у меня в телефонной книжке наверху, – нашлась она. – С вашего позволения пойду позвоню из моей комнаты, – сказала Анна и вышла.
Вот тут бы взять и прильнуть к створке неплотно прикрытой двери – уж больно хочется узнать намерения брата и реакцию непонятной гостьи. На то, что Марк поведает подробности их беседы, надежда была слабенькой. Теперь, когда они стали взрослыми, Анне все реже удавалось выпытывать у братьев секреты. Она позвонила в лучший бутик Розарно и попросила срочно доставить несколько дневных и вечерних туалетов.
Спальня Анны с большой кроватью под пологом была выдержана в нежных пастельных тонах. Она всегда, когда приезжала в дом деда, жила только здесь. Окна выходили в сад и располагались как раз над той гостиной, где Рей сейчас разговаривал с Харриет. Говорили они недолго, так как вскоре она увидела брата на нижней террасе. Анна торопливо спустилась по наружной лестнице, связывавшей террасы обоих этажей, и подошла к нему.
– Марк!
Он повернулся к ней.
– Ну что? – нетерпеливо спросила Анна. – Что между вами произошло?
– Произошло? – Он пожал плечами. – Ничего.
– Но, Марк, это же несправедливо – держать сестру в неведении. Ты же сам призвал меня в сообщницы. Зачем ты сделал знак оставить вас вдвоем?
В холодных серых глазах кузена мелькнул насмешливый огонек.
– Наверное, я хотел познакомиться с ней поближе.
– И ты так быстро управился? Вы пробыли вместе всего несколько минут.
– Иногда и этого довольно.
Отчаявшись, Анна схватила его за руку.
– Прекрати говорить загадками! Она тебе нравится?
– Конечно. Как и многие женщины.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2018г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.