Библиотека java книг - на главную
Авторов: 42402
Книг: 106620
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Волд Аскер и блюз дальнего космоса»

    
размер шрифта:AAA

Лавров Владимир Геннадьевич
Волд Аскер
Книга вторая
Волд Аскер и блюз дальнего космоса

Предыстория

— Дядя Волд, расскажите нам сказку, только страшную! — попросили дети.
Ливневый дождь выбивал пузыри на лужах снаружи пещеры. Делать было нечего, кроме как рассказывать сказки. Двадцать висящих на орбите огромных уродливых кораблей решали, уничтожать ли на этой планете всё живое или нет. Было тяжело об этом не думать. Для того, чтобы отвлечься от таких мыслей, согласишься на что угодно, в том числе и на то, чтобы рассказывать сказки.
— Ладно, дети, расскажу я вам одну сказку. Очень страшную сказку.
— А чудовища там есть? — спросила маленькая девочка лет шести.
— Есть, и много…
— Здорово! — глазки у детей загорелись, они придвинулись поближе.
— Началось всё с того, что меня с моей командой послали на праздник…

Глава 1. Праздничный ритуал


05 сентября 3019 г.

Они сказали мне: "Волд, возьми своих, слетай к клану Варов, у них там какой-то праздник, они давно нас просили принять участие в их ритуале. Они числят себя нашими союзниками. Мы, конечно, знаем, что на самом деле они такой же буйный и жестокий клан, как и все остальные "Повелители Космоса", но у нас и так немного союзников, так что слетай, поучаствуй в празднике".
Они сказали мне: "Слетай, посиди во главе стола, всё строго официально и по протоколу, а потом возвращайся, тут есть сложная работёнка — надо защитить научную базу на Д-2515, там очень опасная местная биосфера".
Что же, если штаб Богини говорит, что надо сходить к союзникам — значит, надо сходить к союзникам. И вот я беру весь свой летающий цирк, беру запас продуктов на пять месяцев и убываю.
Мы — хранители жизни в космосе. Мы — невидимая и чаще всего никем не знаемая сила, благодаря которой стихийные бедствия не уничтожают жизнь на корню. Только благодаря нам буйные кланы недавно вышедших в космос цивилизаций не уничтожают всех соседей. Только благодаря нам особо страшные болезни незаметно превращаются со временем в лёгкие недомогания. Только благодаря нам культуры на сотнях планет не скатываются в окончательную дикость и имеют хоть какое-то представление о праведности.
Нашего босса зовут Богиня. Никто не знает, откуда она взялась и как она выглядит. Она всегда является нам в толстом — претолстом защитном поле, из которого иногда появляются то прекрасная рука, то бронированный кулак — смотря по ситуации. Низшие чины и многие планеты верят, что она действительно богиня — одна из создателей жизни. Но все офицеры знают, что она просто очень древнее и очень мудрое существо, которое считает нужным заботиться о жизни просто потому, что это хорошо. Их этому учат на офицерских курсах у Богини. Мы очень уважаем нашу Богиню.
А вот других слуг Богини уважать не всегда получается — если честно, то вся наша развесёлая банда иногда абсолютно невменяемая, необучаемая и неуправляема. Я бы сказал, что большую часть времени.
Мой корабль является островком порядка и культуры в этом море носоруких, членистоногих, щупальцевых, аморфных и прочих разгильдяев. Ещё бы: мы проучились в академии космической полиции почти три года! Во всяком случае, большинство из нас. За последнее время в экипаже прибавилось восемь новобранцев из числа рекрутов Богини и команда Илиарсии Сладкая Конфетка. А ещё у нас появились дети, целых трое, точнее, один из них корабль… впрочем, лучше по порядку, иначе я вас совсем запутаю.
Когда-то я был офицером земного космического флота, служил в подразделении охраны планеты от астероидов. Мне даже повезло обстрелять единственный за добрых две сотни лет астероид, направлявшийся на рандеву с Землёй. За это мне дали капитанские погоны и вышибли в дальний космос, в академию Космической Полиции. Именно там я встретил своих нынешних товарищей — Фиу, Птитра, Грумгора, Виллину, стоунсенса, Бий У, Валли Ургпущу, мыслящую жидкость по имени "код 556781" и Суэви. (Имя "код 556781" мыслящей жидкости дали земляне, его собственное имя выговорить невозможно. Причем код относился не к имени, а к виду и белковой группе, но мыслящая жидкость приняла его как имя. Надо заметить, что мыслящая жидкость — парень, причем насмешник, каких мало). При поступлении на службу к Богине с нами было ещё трое курсантов — Бой Потилак Ту, Бу Пубп и Пшиссусасу Суассиу, но они погибли во время одной заварухи, когда мы сражались с кораблём роботов. Виллина Сутцзутзу теперь работает в штабе у Богини — у неё абсолютная память, она отвечает за снабжение. Штаб на неё не нарадуется.
Мы проучились вместе целых три года, а потом во время одного из учебных вылетов наш корабль провалился в такой дальний космос, что даже вспоминать страшно. Впрочем, нам, можно сказать, повезло: когда мы кое-как вернулись обратно, оказалось, что база космопола уничтожена. Постарался один из кланов "Повелителей Космоса", они испугались, что земляне смогут создать крупное объединение планет и культур. Удирая от кораблей этого клана, мы и попали к Богине. Получилось так, что мы были приняты к ней на службу. С тех пор мы возим лекарства от всепланетных пандемий, боремся с особо хищными формами жизни, подбрасываем интересные идеи религиозным лидерам и обновляем запасы на тайных складах, рассеянных на тысячах планет.
Наш первый ребёнок — Иллиан — попал к нам случайно. Его мать погибла на планете, которой не повезло попасть в астероидный поток. Перед гибелью она успела передать нам корзинку с ребёнком. Мы вывозили народ с планеты, чтобы устроить им новую родину, но с этим делом случилась загвоздка — новая планета оказалась не готова принять такое количество переселенцев. Теперь народ Иллиана кружится в сжатом виде на борту кораблей вокруг этой планеты, а заботиться об Иллиане оказалось некому. Передать корзинку с ребёнком оказалось некому, так он и стал нашим приёмным ребёнком. У Иллиана синеватая кожа, большие глаза, острые ушки на макушке, хохолок сигнальных усов на темечке и совершенно несносный нрав, сочетающий повышенную шаловливость с полнейшей необижаемостью. Довести его до слёз невозможно — стоит его отругать за одну шалость, как через секунду он весело начинает следующую. И всё с улыбкой и с радостью.
Второго нашего ребёнка зовут Один. Он сын Илиарсии. Выглядит он (впрочем, как его мама и вся её команда головорезов) как прямоходящая пчела, причём четырёхногая. Некоторым боком он мне сын, только не спрашивайте, как это произошло, не расскажу, а если расскажу, то не поверите. Скажу только, что у Богини очень странные взгляды на зачатие детей. Один о моём участии в его рождении не знает. Его имя на языке его матери означает "первый". Он очень серьёзный и очень добрый ребёнок, на чужих планетах нужно смотреть во все глаза, чтобы он не протащил на корабль какую-нибудь несчастную зверушку. Почему-то все несчастные зверушки, которых он готов пожалеть, потом пытаются нас слопать.
Третий наш ребёнок… тут придётся рассказывать долго. Третьим нашим ребёнком является наш корабль, его зовут Аис. Когда мы удрали от клана "Повелителей Космоса", наш космический корабль — по сути, обычный транспортник косморазведки, на который для академии космопола установили учебное оружие — был модифицирован троицей хулиганов, навечно заключённых на одном астероиде за многочисленные злодеяния. В основном их вина была в том, что они создавали слишком хищные или слишком жизнеспособные формы жизни, среди их разработок встречались и такие, когда живые существа превращались в технику — метод, запрещённый во всей Вселенной. Даже "Повелители Космоса" соблюдают этот запрет. В нашем случае они нарушили запрет по просьбе очень авторитетной личности, но эта история не относится к делу. Они взяли наш корабль, увеличили его в несколько раз с помощью живых тканей, а в качестве мозга посадили внутрь какую-то местную мышку. Как они тогда сказали: "Мы просто добавили ей некоторые блоки памяти".
Через пять лет оказалось, что доставили они отнюдь не только блоки памяти — Аис оказался полноценным разумным существом, человеком во всех смыслах слова. И полнейшим ребёнком, как ему и полагалось по возрасту. За полёт корабля у него отвечают одни части мозга, а за шалости — другие, причем вторых явно больше.
Аис вполне способен одновременно маневрировать среди астероидов и играть своим дистанционно управляемым телом мальчика — робота. Дистанционно управляемого человекообразного робота ему сделали уже у Богини, а до этого его передвижной "любопытник" выглядел как платформа с камерами, ножками — манипуляторами и винтами — чтобы можно было летать по кораблю в состоянии невесомости. Впрочем, иногда Аис пользуется "любопытником" и сейчас, в основном тогда, когда они втроём играют в охоту на чудовище — в этом случае летающая платформа играет роль чудовища, а троица носится за нею по кораблю с игрушечными пистолетами. Бывает любопытно наблюдать, как Аис, одной частью мозга управляя многотонным космическим кораблём, другой частью бегает по нашим коридорам с игрушечным самолётиком и жужжит. И ещё попробуй отними самолётик.
Аис очень замкнутый ребёнок. Иногда я его совершенно не понимаю.
Всем им сейчас по семь лет, и если что-то может сравниться с этой троицей, то только стихийное бедствие. Впрочем, взрослые члены нашей команды ненамного лучше. Дети хотя бы понимают смысл слова "вакуум".
И вот я беру весь свой летающий цирк, принимаю на борт восьмёрку новичков от Богини (ими будет командовать Фиу), традиционно на борт грузится десантная партия в составе Илиарсии и её охраны (в основном — для того, чтобы Один не разлучался с дружками), и мы отправляемся на праздник к союзному клану "Повелителей Космоса".

Глава 2. Вар Варуна

— Я так рад, так рад, что вы согласились поучаствовать в нашем ритуале, — разливался соловьём Вар Варуна, глава праздничной партии, — это так важно для нас, для нашего духа и выживания. Высокий дух истинных варов невозможно поддерживать без ритуалов, и только истинно благородный человек способен участвовать в ритуале без тени сомнения. Я так рад, что вас так много, это огромная поддержка для нашего народа!
Я молча хрустел засахаренными орешками, которыми снабдил нас клан Варов, и пытался пропустить слова распорядителя охоты мимо ушей. В таком духе он болтал уже добрых полчаса, и за это время успел мне порядком надоесть.
Проблемы начались сразу с момента встречи. Во-первых, выяснилось, что никакого стола не будет — то есть кормить нас готовы были в любых количествах и чем угодно, но ритуал предполагал не застолье, а охоту.
Во-вторых, охота должна была проводиться на удалённой планете, на которой был только один небольшой остров посреди огромного океана. К этой планете нас перевезли на огромном грузовом корабле варов — а Аис терпеть не может стоять в чужом трюме и терять ориентацию. В итоге мы вышли в чужой звёздной системе, даже не очень понимая, где мы находимся.
В-третьих, вары настояли на том, что спуск на планету должен осуществляться только на их корабле. Мы чуть было не развернулись и не отправились домой, но глядя на искреннее сожаление варов, остались.
В-четвёртых, глава праздничной охоты — Вар Варуна — устроил мне истерику с падучей с криками: "Роботам нельзя! С роботами нельзя!". Он имел в виду мыслящую жидкость и Аиса. Еле-еле ему объяснили, что мыслящая жидкость — живой организм, а Аис — ребёнок, который охоту ему не сорвёт. Когда Вар Варуна узнал, что мыслящая жидкость может погибнуть, если повредится его скафандр — аквариум, то согласился допустить его к охоте. С Аисом было сложнее — Варуна упёрся, что это не по правилам. В итоге договорились, что они сделают для него исключение, "поскольку он будет плакать, если все его друзья попадут на охоту, а он нет". Варуна согласился, но неохотно. Хорошо ещё, что он не знает, что наш говорящий камень — стоунсенс — тоже живой. Стоунсенс ездит за нами на самоходной платформе, мы всем говорим, что это наш передвижной банк данных. Даже слуги Богини не знают, что он живое существо. Мы попытались оставить его на корабле, но он устроил плач не хуже Аиса: "Хочу на охоту!" Пришлось взять и его тоже.
В-пятых, следом за стоунсенсом мне попортил настроение Грумгор. Он почему-то решил, что если это мероприятие называется "охота", то на него обязательно надо взять его собаку по кличке Суйу, которую он числит охотничьей. На самом деле это не собака, а акула на четырёх ножках, покрытая мехом, и обычно мы — во избежание дополнительных проблем — оставляем её на корабле в компании мыслящей жидкости код 55678.
Грумгор каждый раз возмущается и говорит, что собака тоскует, но мне, как правило, удаётся настоять на том, чтобы собака осталась на корабле. Попытка взять её на планету почти гарантированно чревата маленьким геноцидом местного населения. Никакой тоски я за ней не замечал, на мой взгляд, она вполне довольна жизнью, если есть, что грызть. Обычно мы привозим из каждого выхода по охапке дров, которые она успешно переводит на опилки. У неё два ряда зубов, которые всё время растут, жуткий аппетит и ужасная привычка писаться от радости, когда мы входим в корабль. Фиу рядом с ней всегда держит оружие наготове. (В скобках стоит заметить, что Суйу очень хорошо отличает своих от чужих и опасна для своих только тем, что слишком навязчиво требует почёса за ушком. Но Фиу это бояться её не мешает). Правды ради надо ещё сказать, что на некоторых планетах с агрессивной биосферой она нас здорово выручала, и в тех случаях, когда нам не грозит наказание за массовый геноцид, я соглашаюсь взять её с собою. Пораздумав, я решил, что сейчас, похоже, именно такой случай, и согласился. На корабле остался только один из наших новичков — практикантов — в наказание за бестолковость.
И вот теперь, стоя в десантном трюме корабля варов, я вынужден был выслушивать разглагольствования этого почтенного вара, которые он никак не хотел остановить. Надо сказать, что выглядит он ужасно — череп лысый, вокруг рта щупальца, которые мешают ему говорить, приходится прислушиваться. Между собой они общаются свистом, слова вар выучил ради меня. Ради вежливости я спросил:
— А как давно проводился последний ритуал?
Распорядитель охоты замолк очень надолго, потом через силу ответил:
— Двести лет назад. Это большой стыд для нашего народа. Я участвовал только в последнем и предпоследнем ритуалах.
Динь-динь. Колокольчик тревоги звякнул в моём сознании. Тут что-то не так. Меня захлестнули самые нехорошие предчувствия. А Вар Варуна продолжал:
— Что поделать… наш народ стар, очень стар. Былой боевой дух пропадает. Совсем немногие вары идут путём предков, и почти никто больше не хочет проводить ритуал. Нет, вы посмотрите на эту молодёжь! Ну что они творят!
Я послушно перевёл взгляд на группу соратников Варуны. Молодые ребята очень вежливо и спокойно разбирали доспехи, примеривали шлемы, нагрудники странной формы и передавали друг другу то, что им не подходило.
— Хорошие ребята, — сказал я, — вежливые. Можно только позавидовать.
— Вот именно! — взвыл Вар Варуна, — Вежливые! Мы в их возрасте дрались за лучшие доспехи смертным боем! Я добыл себе шлем в драке с тремя, а за нагрудники отлупил двоих! А эти тюхи еле шевелятся! Кто будет держать планеты разных ничтожеств в подчинении, когда вымрет старая гвардия?
Я промолчал. У всех свои представления о том, какой должно быть молодёжи.
— Вам, кстати, тоже лучше примерить наши доспехи, — предложил распорядитель охоты.
Я отказался — у Богини доспехи лучшие в мире.
Через час подобного измывательства мы наконец спустились на планету. Пилот почему-то не стал садиться, завис в воздухе в четырёх метрах над поверхностью. Вары попрыгали на землю, пришлось прыгать и нам. Мальчишек и собаку ловили руками. Шаттл тут же улетел.
Суйу, понюхав воздух, сразу забилась нам под ноги. Интересно, что могло её так напугать? Обычно с ней возникает другая проблема — как её удержать.
— Аис, Один, Иллиан! Я хочу увидеть, как вы ставите излучатели на неубивающий режим! И не смейте переставлять его на убивающий! Я не хочу получить дырку в теле из-за вашего баловства! Всем понятно?
— Пап, а как же охота?
— На неубивающий!
Мальчишки заворчали, но подчинились. Моя команда тем временем принялась оглядываться. Пилот высадил нас на полянке перед старинным храмом, вырубленном в скале. Скорее всего, большая его часть скрывалась внутри скалы.
— Где этот жрец? — рычал Вар Варуна, — Я подвешу за ноги его и весь его народ! Без них никакого ритуала не получится!
— Мы что, будем охотится на людей? — удивилась Илиарсия.
— Нет, но люди нужны для ритуала, — снизошел до ответа распорядитель охоты. Тут изнутри храма послышались дикие крики и — чтоб быть мне проклятым — звуки выстрелов огнестрельного оружия. Варуна тут же повеселел.
— Кажется, охота всё-таки будет, — сказал он.
— Так на кого охотимся? — спросил я.
Варуна вытащил из кармана коммуникатор и включил. Появилось трёхмерное изображение объекта охоты.
— Ай! Чего это вы? — не без ужаса в голосе закричал распорядитель охоты. Его озабоченность была понятна: на него смотрели излучатели всей моей группы, за исключением Аиса и стоунсенса. Точнее, не на него, а на трёхмерное изображение монстра.
Я подхватил словечко "озабоченность" в штабе Богини. Когда на какой-нибудь планете вымирает всё население от неизлечимой болезни, или когда один клан "Повелителей Космоса" планирует уничтожить всё живое на планете другого клана, штаб вызывает меня и говорит, что "они испытывают озабоченность". Они никогда не говорят "боимся", "считаем нужным срочно вмешаться", они только "испытывают чувство озабоченности". Вот и сейчас, под прицелом двух десятков излучателей, каждый из которых при нужных настройках пробивает метровую броню, Вар Варуна испытывал озабоченность.
В своё время мы все прошли очень жесткую школу учебных боёв внутри одного из астероидов Богини. Там мы должны были сражаться отряд против отряда внутри трёхмерного лабиринта, но разнообразия ради в укромных уголках были установлены чучела разных милых зверюшек наподобие той, изображение которой сейчас плавало над рукой Вар Варуны. Всех этих милых зверюшек объединяло одно качество: крайняя опасность. Увидев это чучело, надо было не раздумывая стрелять на поражение. Промедлившего ждал очень болезненный удар током. Таким образом в нас вырабатывался условный рефлекс: увидел — убей. За время своей службы я встретил некоторых из них, и с тех пор я убедился, что наши инструктора не были с нами слишком строги: реакции человека на этих тварей не хватает. Одна из них и должна была стать объектом нашей охоты.
Машубаста, одна из самых смертоносных выдумок Бешеных Конструкторов — тех самых, что создали нам Аиса. При упоминании имени Бешенных Конструкторов все офицеры Богини подпрыгивают, плюются и дрожат мелкой дрожью. Именно из-за таких созданий, как машубаста. Говорят, что именно за машубасту конструктора и попали в своё вечное заточение.
Машубаста — это не один зверь, это целый комплекс. Главная у них матка — она откладывает яйца. Ещё она умеет стрелять через специальные полые трубки в своей щетине зародышами маток. Попав в любую самку, зародыш начинает двигаться к репродуктивным органам. Там он считывает устройство организма через изучение зародыша и начинает расти как обычный детёныш — матка машубасты. Когда матка вырастает, она не рождается обычным образом, а разрывает носителя, после чего живёт своей жизнью, в основном, откладывает яйца. Из яиц вылупляются ногатики — небольшие, обычно около 30 см, очень быстрые и прыгучие существа. Основная их функция — донести зародыш до любого живого существа. Найдя живое существо, ногатик помещает в него зародыш через любое, какое находит, отверстие в теле. Зародыш за три дня вырастает до рабочего, который затем также разрывает носителя и переходит к самостоятельной жизни.
Бешеные Конструктора встроили в рабочих систему приспособления к разным формам жизни: когда зародыш развивается в теле носителя, он изучает его устройство через генетику и вырабатывает новые способы борьбы с конкретно данным типом носителя: специальные парализующие токсины, жало, пробивающее броню данного носителя, и многое другое. Рабочие вырастают такого размера, чтобы быть немного крупнее носителя и намного сильнее. Такая приспособляемость позволяет им с лёгкостью переходить на паразитирование с самых маленьких животных на самых больших. Рабочие запрограммированы на обслуживание маток: они защищают свою матку и приносят ей новых носителей. В первые дни после выхода из носителя рабочие растут со страшной скоростью: до нескольких сот килограмм в день. И едят соответствующе. И матки, и рабочие, и яйца при отсутствии носителей способны впадать в летаргию на сотни лет. Для поддержания жизнедеятельности в состоянии летаргии им достаточно только солнечного света.
Да, у них есть ещё одно премиленькое свойство: для того, чтобы у них в принципе не могло возникнуть естественных врагов, Бешеные Конструктора сделали им кровь из такого едкого вещества, которое разъедает почти все искусственные и живые вещества, за исключением камня и золота. Да и те травит в небольшой степени.
Машубаста считается особо опасной паразитической формой жизни. Это не самая опасная форма, но одна из самых опасных. Планеты, на которых обнаружены эти существа, положено превращать в запрещённые планеты: то есть ни один корабль, севший на такой планете, ни имеет права взлетать. Считается, что противостоять машубасте практически невозможно и что, попав на планету, машубаста уничтожает все остальные формы жизни. Теперь понятно, почему пилот не стал садиться.
Когда мне предложили поучаствовать в охоте, почему никто не сказал мне, что это будет охота на нас? Теперь я понимаю нашу псину. Для неё эта охота, скорее всего, станет последней. Доспехи и защитное поле для неё не предусмотрены. Если повесить на неё защитное поле, то она нас сожжет им в ближайшие несколько дней — не прыгать в радостях на грудь мы её так и не научили.
— Вольно, — сказал я, — оружие убрать. Это всего лишь изображение. И почему вы все смотрите в одну сторону? Давно на тренировках не были? Держать периметр! Всем защитные поля на максимум! Девочки, защитное поле не выключать даже во время еды! Дети, я хочу увидеть, как вы поставите свои излучатели на поражение. Суэви, ты со своими короткими ножками уходи в воздух и не приземляйся до тех пор, пока мы не уничтожим последнюю тварь. Излучатель оставь, с ним ты в воздухе долго не продержишься.
— А вдруг мы случайно подстрелим друг друга? — опять начал возражать Иллиан, — Пап, а почему у тебя левая щека дёргается?
— На поражение! — повторил я грозным тоном, — Если даже подстрелите меня, но завалите машубасту, я вас прощу.
Мальчишки оторопели. Это хорошо: чем раньше они поймут, что дело серьёзно, тем лучше.
Взрослые за это время успели развернуться для охраны по всем направлениям. Приятно посмотреть! А вот молодежь у Вар Варуны, похоже, даже курса молодого солдата не проходила: стоят кучей и хлопают глазами, перекрывая друг другу сектора обстрела. Да, с такими вояками только с монстрами воевать.
— Участие в ритуале — это большая честь для воина, — повторил Вар Варуна.
Прибил бы я его.
— А кто будет носителем?
— Обычно мы за три дня посылали сигнал, жрец отбирал десятерых самых сильных из своего племени, и к нашему прилёту тут нас должны были ждать уже вылупившиеся рабочие особи. Жрец должен был оставить для них запас еды, и через день охота начиналась: машубаста начинали пытаться выйти из лабиринта, а нашей задачей было уничтожить их всех.
— А если охотники проиграют и машубаста съедят всё население острова? Точнее, планеты?
— Они — наши слуги. Умереть за своих господ — честь для них! А мы потом завезём новых.
— А они об этом знают?
Варуна поёжился:
— За двести лет могли и забыть. Но до этого — знали.
— Я обязан доложить своим властям и объявить планету запрещённой.
Осьминожий сын захихикал:
— Не сможешь. Ты не знаешь, где ты находишься, и твой корабль находится в трюме транспорта. Радиосвязь не действует.
Я посмотрел на Аиса. Аис кивнул:
— Уже отправил.
Варуна подозрительно уставился на человекообразного робота и только тут сообразил, что он действует несмотря ни на какие толстые стенки трюма их транспорта. А координаты звёзд Аису вычислить — как мыслящей жидкости булькнуть. Через четверть часа сюда явится крейсер от Богини, зальёт весь остров защитным полем, нас просветят до молекулы и — может быть — помилуют. При условии месячного карантина.
— Как вы могли так рисковать? Машубаста с лёгкостью обходят самые сложные системы защиты. Такая агрессивная жизнь способна уничтожать целые планеты, жить на кузнечиках и переходить на слонов!
— В этом особая прелесть ритуала. Опасность! Либо ты победишь, либо твой мир погибнет. Или как минимум этот остров погибнет. Без опасности нет жизни, нет развития.
В этот момент вернулась молодёжь, посланная Варуной на осмотр острова. Молодые бойцы использовали небольшие летающие платформы, которые нам скинули с корабля перед отлётом, и за короткое время смогли обойти весь остров. Доклады их были один удивительнее другого: все городки на острове покинуты, ни одного жителя нет, на западной оконечности острова — сразу за горой, в которой вырублен храм с лабиринтом — замечен пароход неизвестного типа, стоит без паров.
— О! Пароход! — удивлению Вара Варуны не было предела.
— На этой планете есть другая суша? — я тоже удивился.
— Очень интересно, может, вулканы подняли новые острова, а мы и не заметили? — с этими словами Варуна запросил с корабля новую карту. Через сорок минут карта пришла. Вар развернул трёхмерную карту планеты для всеобщего обозрения. Никакой новой суши на карте не было — только у полярных областей, за границей вечных снегов виднелось несколько маленьких островков.
— Скорее всего, несколько искателей приключений из числа жителей острова добрались до островов и сумели там выжить. А потом забыли, откуда пришли, и теперь встречайте в ваших охотничьих угодьях новую промышленную цивилизацию, — не без злорадства заметил я.
— Ого, — повторно удивился Вар Варуна и услал молодежь следить за пароходом. Из храма опять послышались выстрелы и дикие крики.
— Охота началась, — удовлетворённо заметил Варуна.
Тут ему с орбиты передали, что явился крейсер охранителей жизни и готов приступить к стерилизации острова. Варуна посмотрел на меня. Я состроил ему гаденькую улыбочку. Варуна развопился так, что побил все свои предыдущие достижения. К счастью, все эти перлы ораторского искусства предназначались не мне, а командиру крейсера. Не знаю, что он там говорил, но его доводы возымели действие. Торжествующий Варуна жестом показал мне включить связь.
— Слушай, Волд, ты уж поучаствуй с ними в этой охоте… Для них это так серьёзно, что дальше некуда. Если у них не получится с этой охотой, то они там чуть ли не умрут как цивилизация… А у нас минус один союзник и дипломатический скандал. Просто не мешай, хорошо? — попросил капитан крейсера.
— Вы осознаёте, что просите меня совершить ритуальное самоубийство вместе со всей моей группой?
— Если мы вместо союзников получим врагов, то погибнет гораздо больше хороших ребят, — отрезал командир крейсера.
Они сказали мне: "Поезжай, поучаствуй в ритуале!". Они сказали мне: "Поезжай, посиди во главе стола!". Они сказали мне: "Это ерундовое дело, через несколько дней вернёшься". А теперь мне остаётся идти и участвовать в охоте, причём в качестве дичи… большую часть времени. Ну и влип же я! Придётся лезть в этот проклятый лабиринт, лучше убить машубаст, пока они маленькие.
У всех у нас — у слуг Богини — есть собственное защитное поле. Его видно как небольшое сияние вокруг каждого из нас. Оно индуцируется небольшой коробочкой на поясе и совершенно безопасно, если только не утирать пот рукавом. Зато ни одно живое существо через поле пройти не сможет. Только благодаря защитным полям мы и выживаем на разных планетах, кишмя кишащих разнообразной хищной жизнью. С такими полями у нас неплохие шансы против машубаста — они не смогут сделать из нас носителей. Можно рискнуть. Вар Варуна и его молодежь защитными полями не располагают. У них зато довольно забавные скафандры, в которых есть режим невидимости. То есть если он включен, то скафандр показывает тебе то, что находится за ним, и так во все стороны. Если издалека, то можно и не заметить, но вблизи всё-таки видно: искажения дают себя знать. С моей точки зрения, несерьёзная техника: против животных и дикарей они излишни, а серьёзные воины обычно смотрят во всех спектрах, и в ультрафиолетовом, и в инфракрасном — не спрячешься.
Поступили доклады разведчиков: на пароходе видны следы боёв с рабочими особями машубаста. Стены некоторых надстроек зияют дырами от крови тварей. На пароходе только четыре человека, вид совпадает с жителями острова, трое занимаются ремонтом, один охраняет. Оружие похоже на длинную трубку с большим резервуаром.
— Очень хорошо, это значит, что солдаты вылупились из тех же носителей, что и ранее. — довольно потёр ручки Варуна и отозвал наблюдателей. Как только их гравиплатформы плюхнулись на полянке перед храмом, Варуна скомандовал выступление.
Тонкая цепочка охотников втянулась внутрь храма.
У входа Варуна задержался и задумчиво осмотрел входные двери.
— Он не сломан. И как они смогли его вскрыть? Это сложный шифрованный замок.
Двоих своих ребят Вар Варуна оставил охранять вход — чтобы ни одна тварь не вырвалась. Те послушно остались. Следующие несколько минут Вар Варуна ворчал на то, что эти ребята остались без возражений и что в его времена настоящие воины пали бы на колени и умоляли взять их с собой, ужасаясь, за что им такое бесчестье — оставаться в тылу.

Глава 3. Четыре благородных сударя и две благородные дамы


Двумя годами ранее. (Тысяча четыреста двадцать пять лет от пришествия Спасителя по времени планеты Лёд).

— Вы посмотрите на эти новые находки! Смотрите, что рыбаки вытащили из сетей! Мне прислали эти находки только сегодня! — глаза Пантарюэля, молодого учёного, горели возбуждением. Он ворвался в залу для курения, как маленький ураган, держа в руке матерчатый свёрток, — Посмотрите! Эти находки в который раз подтверждают наше мнение о том, что и южнее Благословленных Островов есть жизнь!
Врываться в зал для курения в обществе Благословленных Островов было грубейшим нарушением этикета — послеобеденное время предназначалось для отдыха и неспешной беседы с размышлениями, которые ничто не должно прерывать. Но никто из восьми находившихся в зале человек даже не подумал осудить Пантарюэля. Все присутствующие заинтересованно склонились над свёртком, который Пантарюэль плюхнул на курительный столик. Ради свёртка учёный бесцеремонно переставил на пол дорогие сигары, но на это тоже никто не обратил внимания. Содержимое холстины того стоило. В свёртке лежала соломенная шляпа, раскрашенная очень причудливым образом. Точнее, то, что от неё осталось после долгого путешествия по океану. Любой из присутствующих мог поклясться, что никто никогда на Благословенных Островах никогда так не раскрашивал соломенные шляпы. Мало того, никто никогда не островах не додумался бы делать головные уборы из соломы: каждый ребёнок знал, что даже летом при самом ярком солнце никогда нельзя выходить из дому без меховой шапки. Внезапный снежный заряд мог налететь в любой момент, при этом метель могла продлиться сутки, а то и более.
— Я мог сказать, что весло необычной формы сделал какой-нибудь весёлый рыбак. Я мог сказать, что необычная кукла, которую выловили рыбаки в прошлый раз, сделана каким-нибудь помешанным на ужасах мастером. Но вот соломенная шляпа… Вы меня убедили. Я тоже готов согласиться, что южнее островов есть жизнь, — произнёс после долго разглядывания шляпы Микано Рапаэль, отец Миро Рапаэль, — и ещё я могу заметить, что там, скорее всего, тепло и как минимум летом можно ходить без меховой одежды.
Миро Рапаэль, Расо Пантарюэль, Вако Сапаэль были друзьями детства. Уже в университете они близко сошлись с Пало Балэн и двумя прекрасными дамами — Валией Палюэль и Малией Дилель. Общей идеей всей компании было доказать, что южнее Благословленных Островов есть другие острова и другая жизнь. Миро выбрал путь историка и законника, Расо был инженером. Вако стал художником. Пало избрал путь служения государству. Идеей о поиске южной жизни заразил всю компанию Миро. Именно он откопал в старых архивах упоминания о том, что рыбаки периодически находили в южных широтах странные вещи, которые никогда не делали на островах.
В обществе Благословленных Островов теория существования южных земель считалась ошибкой, в крайнем случае — шуткой. Короли древности посылали несколько экспедиций на юг. Отважные исследователи дошли до таких мест, где лёд становился больше, чем горы, но ничего не нашли. Все эти экспедиции вернулись со значительными потерями в командах, и больше никто терять людей не хотел. Человеческая жизнь очень высоко ценилась на островах — выживание и так было весьма нелёгким делом, чтобы терять людей понапрасну.
Миро рассказал об истории находок друзьям. Расо Пантарюэль загорелся идеей и поднял архивы древних путешественников. Результатом его изучений стала карта. На карте очень ясно было видно, что в южном океане оставались неисследованными такие площади, на которых уместились бы несколько раз не только Благословленные Острова, но и гораздо большие континенты. С тех пор — со студенческих времён — друзьями овладела идея поисков южной земли. Кто знает, что можно найти там, на юге? Новые земли для народа? Личную резиденцию Спасителя, в которой он вечно проживает после того, как вознёсся на Островах? Дружественный народ, который в благоприятных климатических условиях значительно опередил в развитии народ Остовов? У каждого из друзей были свои мечты на этот счёт.
Они начали действовать. Они распространили среди рыбаков объявление о том, что покупают любые странные вещи, выловленные в океане. Они читали бесплатные лекции, на которых рассказывали об истории поисков и находок. Большинство над ними смеялось, но были и такие, кто одобрял. Им не хватало какой-нибудь малости, такой, которая раз и навсегда доказала бы существование южной земли. Найденная шляпа могла стать таким доказательством.
Миро Рапаэль отправился на приём к королю. Каждый из благородных людей островов имел право в крайнем случае обратиться к королю. Миро имел статус благородного человека дважды — как потомственный дворянин и как закончивший университет.
Король выслушал Миро благожелательно, но в снаряжении экспедиции отказал.
— Что же, я ожидал такого поворота, — сказал Микано Рапаэль, отец Миро Рапаэль, — теперь вы убедитесь, молодые люди, что старики существуют не только для того, чтобы нудеть. Мне нравится ваша устремлённость к открытиям. Я не верю, что вы найдёте южную землю, но готов помочь вам. Я не только отец, но и крупный промышленник. Недавно на мои верфи попал очень потрёпанный корабль. Мы его отремонтировали, заменили машину — теперь это один из самых экономичных пароходов нашего мира. Он называется "Уточка". С его машиной вы сможете обогнуть весь мир и ещё останется запас топлива. Я дам вам половину суммы, необходимой для снаряжения экспедиции. Остальное ищите сами.
Они начали искать и нашли. Часть денег дали меценаты, часть денег дали предприниматели, надеющиеся на некоторые доходы — от пристани пароход отвалил, весь исписанный их рекламными слоганами. Капитан нашелся сам — благородный человек Даро Праюрель вызвался вести судно за четверть от обычной ставки капитана. Ему хотелось посмотреть южные моря. Матросов искали долго — рисковать собой в длительной экспедиции охотников не было, но в итоге нашли и матросов.
Провожать пароход вышел весь город. Правда, это был небольшой городок — на Благословленных Островах все города были небольшими — но всё равно вся набережная была усыпана людьми. Погода как будто чувствовала торжественность момента, и весь день светило солнце — не было ни низких туч, ни внезапных снежных зарядов, так характерных для климата островов.

Малия Дилель, которую все чаще называли Маля, была благородной дамой в третьем поколении, с тех пор, как её дедушка изобрёл специальные микробы для переработки канализационных стоков. Король был так рад исчезновению запаха в прибрежной зоне, что пожаловал потомственное дворянство всей семье Дилель.
Путешествие оказалось долгим, они безрезультатно разрезали южные моря целых три месяца. Но Малия не отдала бы ни одного из этих восьмидесяти дней. Было невероятно интересно. Иногда они собирались в кают-компании, и капитан рассказывал длинные удивительные истории про рыбаков, унесённых в далёкий океан. В этих историях рыбаки всегда спасались исключительно благодаря своему мужеству и находчивости. Иногда на баке устраивали танцы, и было очень интересно наблюдать, как добрых три десятка мужчин пляшут для двух девушек. Впрочем, они тоже не оставались в стороне — как положено благородным дамам, они и играли на инструментах и пели, и танцевали. И ещё неизвестно, где было веселее — на их корабле или на городском празднике.
А ещё Малия впервые в жизни увидела места, в которых было жарко. Это само по себе было удивительно и достойно всех тягот путешествия.
Но интереснее всего было, когда молодой учёный — Расо Пантарюэль схватывался с Вако или Миро в споре.
— Наш мир на пороге удивительных преобразований, — начинал вещать Расо, — нас ждут великие изменения. До сих пор наш мир жил без благотворного изменения творческого разума, сколь же великие изменения он получит, когда все стороны государственной машины будут изучены и улучшены, как, например, паровая машина! Вспомните первые машины — они потребляли в три раза больше энергии и весили в десять раз больше при той же мощности, что и современные! Стоило творческому человеческому разуму изучить законы, движущие машиной, как она стала во много раз эффективней! Сколь же счастливее мы будем жить, когда наше общество будет превращено в эффективную машину!
Остальные ребята заводились с пол-оборота. Пало хмыкал и говорил, что природу человека — существа ленивого и эгоистичного — не изменит никакая машина. Миро утверждал, что в южных странах они найдут такие страны, которые в благодатном южном климате ушли далеко вперёд в своём развитии, и что эти передовые страны, несомненно, поделятся своими достижениями с замерзающими ледовыми островами. Надежды Миро не разделял Вако — он считал, что если бы на юге были развитые страны с пароходами и почтой, они бы давно уже приплыли к островам сами. Он надеялся найти на юге новые земли для народа.
Как-то раз Малия интереса ради спросила, какие именно достижения они надеются получить от передовых стран. Парни замолкли очень надолго. Потом кто-то предположил, что очень хорошо было бы найти средство от кровососущих насекомых — для народа Благословленных Островов насекомые были сущим бедствием, даже обработка одежды паром не помогала. Его обсмеяли. Следующие предположения были не намного выше по уровню — улучшенные паровые машины, способы выращивать растения даже зимой… Эта ситуация почему-то невероятно восхитила Расо.
— Да вы понимаете, что мы сейчас получили? Это же огромный прорыв! Мы не знали, что нам нужно для счастья! Мы об этом просто никогда не думали, мы никогда не пытались заглянуть за горизонт! — восклицал он, нервно бегая по кают-компании, — Мы не знали того, что мы не думали о том, что нам нужно для счастья! Теперь мы это знаем! Да только ради одного этого стоило плыть за тысячи километров — для того, чтобы получить вопрос благородной дамы! Не знаю, как вы, но я думаю, что наша экспедиция уже окупилась и принесла такие большие плоды, которые мы не смели и ожидать! Это же выход на следующий уровень развития! Раньше мы об этом не думали, и результатов не было, а теперь будем думать — и будут результаты!
Впрочем, горячность Пантарюэля никто не разделил, и всё закончилось как всегда — общим весельем.
Слушать споры благородных сударей было и интересно, и забавно. К середине плавания даже матросы прониклись ощущением, что участвуют в чём-то великом.
А потом они нашли землю.
Поначалу они нашли только архипелаг скалистых островов. Площадь островов была велика, но это были голые скалы, к которым даже пристать было негде.
Малия вызвалась высадиться на один из островов. Она была опытной скалолазкой — каждый благородный человек в их мире должен был заниматься каким-нибудь благородным занятием: скалолазанием, парусными гонками, скачками, фехтованием, собиранием моделей кораблей, рисованием картин или ещё чем-нибудь подобным. Малия была завзятой скалолазкой. Маленькая, лёгкая, она могла взлететь по любой скале, если по той хоть раз прошелся ветер, оставляя трещинки и выступы. Она лазила даже лучше, чем многие парни, которые на земле подтягивались на турнике большее число раз, чем Малия. Капитан воспротивился, но Малия настояла.
Они выбрали день поспокойнее и подошли на шлюпке к скалам. Даже при отсутствии ветра прибой был очень сильным. Малия встала на нос шлюпки и попыталась уцепиться за отвесную скалу, когда шлюпку в очередной раз чуть не разбило прибоем о ту же скалу. Ей почти удалось, и в других условиях она обязательно удержалась бы, но предательские скользкие водоросли уменьшили трение, и она полетела в воду. Следующей волной шлюпку треснуло о скалу с такой силой, что она дала течь, и обратно им пришлось грести по пояс в воде — шлюпка держалась на поверхности только за счёт аварийного запаса плавучести. Капитан распорядился "прекратить весь этот цирк", и на этот раз ему никто не возражал, тем более, что за скалистыми островами лежал остров Машуба.
Это был небольшой, не более пятнадцати километров, гористый остров. Но зато какие растения росли на нём! Он был весь покрыт буйной, плодоносящей растительностью, такой, которой жители Благословленных островов никогда не видели. А ещё на нём жили люди.
На острове в ужасной тесноте, но удивительно мирно жило почти десять тысяч человек. Они целый день копались в небольших, но чрезвычайно плодородных огородиках. Жители говорили, что у них бывает три урожая в году. Язык жителей острова практически не отличался от языка северян. Инструменты у них были самыми простыми — мотыги из древесины да каменные топоры. Но в каждой хижине или пещере (часть жителей жила в пещерах) хранились луки и копья с каменными наконечниками. На вопрос о том, против кого это оружие, жители отводили глаза, шептали: "машубаста" и замолкали.
Жители острова вообще вели себя странно. Поначалу на берегу пришельцев встретили дети. Они — ничуть не удивившись — сразу повели путешественников к вождю, который встретил их очень торжественно и почему-то начал спрашивать, не желают ли путники поохотиться, но на вопросы "на кого?" и "зачем?" ничего не ответил. Зато когда он понял, что пришельцы охотиться не собираются, то почему-то невероятно обрадовался, объявил праздник… а на празднике попросил вывезти его народ на северные острова. Уверений в том, что на севере жизнь не сахар и что там его народу будет хуже, чем на этом безусловно райском острове, вождь слушать не стал и принялся настаивать: вывезите весь народ, иначе мы все тут погибнем, и точка.
Удивлённые таким приёмом путешественники очень долго обсуждали поведение островитян в кают — компании, просидели до глубокой ночи, но так ни к какому выводу и не пришли. На всякий случай выставили вооруженную охрану, но островитяне даже не думали проявлять враждебность. Похоже, что они смотрели на северян, как на избавителей.
На следующее утро путешественники отправились на экскурсию по острову. Остров был прекрасен. Труд многих поколений людей превратил каждый его кусочек в произведение искусства, каждая грядка овощей смотрелась так же органично и красиво, как и цветы, и пальмы, и ажурные изгороди. Даже склоны гор были превращены в огороды — террасы тянулись от подножия и до тех мест, где уже начинались скалы. Тем интереснее было встретить удивительный девственный лес, к которому никто из туземцев, похоже, никогда не приближался. Через лес вела тоненькая тропиночка. А посередине леса… Северяне застыли, как вкопанные, увидев огромный храм с десятками колонн, вырубленных прямо из камня. Храм имел несколько ярусов — причём никакой практической пользы в них не было, они были созданы исключительно для украшения. Скульптуры с искаженными от ужаса лицами были вырезаны на барельефах, находящихся между ярусами. Вход в храм — огромные ворота, вырезанные, судя по всему, тоже из камня, охраняли две гигантские скульптуры — и это были не люди! Двурукие и двуногие, они совершенно не были похожи на людей — осанка, абсолютно другой вид головы однозначно свидетельствовали о том, что это были либо фантастические демоны, либо люди другого вида. На барельефах можно было различить, как люди этого вида поражают копьями и топорами каких-то очень странных многолапых существ с непропорционально большими черепами.
Расо Пантарюэль принялся прикидывать трудоёмкость храма. Получалось, что весь народ Благословленных островов мог бы построить нечто подобное… лет за десять. Как такой храм смогли построить жители маленького острова — оставалось загадкой.
История, которую рассказал вождь, звучала ещё удивительнее. По его словам, в глубинах храма таилось огромное зло. Когда оно вызревало, с небес прилетали небесные люди, брали с собою десяток лучших воинов и шли воевать со злом. Небесные люди иногда возвращались, воины племени не возвращались никогда. В случаях, когда не возвращались и небесные люди, зло вырывалось на свободу, и тогда все жители острова гибли — кроме тех, которые пережидали это время в море, на лодках. Потом прилетал огромный корабль, заливал весь остров светом, и зло опять пряталось в своё логово — до следующего раза. Иногда небесные люди — когда у них были небольшие потери — возвращали островитянам трупы их воинов. На них было страшно смотреть — зло разрывало их изнутри. Раньше небесные люди прилетали укрощать злые силы каждые двадцать — тридцать лет. Последнее время их не было уже две сотни лет, и вождь боялся, что то, что вырвется на свободу на этот раз, уничтожит всех жителей острова… а может быть, и вообще всё живое.
— С небес? — удивился Расо.
Вождь засомневался: может быть, и не с небес, но корабль у них — по преданиям предков — был большим и летал.
— Никакой жизни на небесах не существует, — убеждённо сказал Расо, — это означает только, что где-то ещё южнее существует другая земля, на которой живут более развитые люди.
Вождь не стал спорить. Когда Расо стал осматривать запоры храмовой двери и сказал, что это простейший механический шифрованный замок, который он смог бы открыть, вождь преобразился. Он кинулся на Расо, цеплялся за одежду, валялся в ногах, умолял не открывать — по крайней мере, до тех пор, пока на острове будет хоть один человек из их племени. Пораженные такой горячностью, друзья не стали настаивать и ограничились внешним осмотром. На обратном пути вождь вернулся к любимой теме — когда северяне смогут вывезти население острова.
— Ну, это не просто, — сказал капитан корабля, — у нас маленький пароход, он не предназначен для перевозки большого количества людей. "Уточка" — это не океанский пароход, а для плавания между островами. Для разведывательной миссии он ещё более-менее годится, а вот для перевозок…. Плыть очень далеко, полтора месяца. Нужна еда, вода… Мы сможем взять человек двести, не больше, да и то им придётся лежать в грузовом трюме вповалку. Вот если пригнать большие пассажирские суда, можно было бы взять сразу тысячу на каждое…
— А сколько можно получить комиссионных от агентов по трудоустройству? — задался вопросом Пало Балэн. Счёты в головах у всех северян заработали с такой скоростью, что казалось, будто слышен стук костяшек. Дееспособные люди очень ценились на Благословенных островах. Жизнь в северных широтах была тяжела, многие простужались, приобретали болезни суставов или лёгких, становились инвалидами и не могли работать. Здесь же были тысячи абсолютно здоровых людей. Даже по предварительным прикидкам выходило, что комиссионные окупят экспедицию и дадут прибыль.
— Возможно, мы сможем разместить триста человек, — сказал капитан.
Вождь действовал очень оперативно. Уже через два дня удивлённые северяне увидели организованную группу на берегу. Ещё больше они удивились, увидев состав группы. Вождь включил в группу в основном женщин и детей, только четверть группы составляли мужчины — зато это были самые молодые и сильные мужчины. Запасы еды были просто огромными. Похоже, вождь действительно боялся того, что с островом вот-вот что-то случится.
— Это хорошие мужчины, они сильные, они смогут прокормить всех этих людей, — суетливо раз за разом повторял вождь.
Ещё островитяне добавили к группе домашних животных — больших, мохнатых четвероногих зверей. Островитяне утверждали, что это очень полезные звери — их мясо можно есть, а из шерсти делать одежду. Северяне дружно согласились, что это, пожалуй, самая дорогая добыча экспедиции — до этого на Благословленных островах из домашних животных знали только грызунов и насекомых. Меховую одежду делали из морских животных — котиков и выдр.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • iwanow321 о книге: Алика Мур - Девственница для альфы
    афторша 1984 г.р., на сегодня ей 35.
    в 35 лет не знать такой простой вещи, что если в элитном клубе регулярно утраиваются драки и махаловки,изнасилование клиентов/клиенток, это - не элитный клуб, тупизм пишущий.
    даже не в элитном клубе, ресторане и пр. никто и никогда не станет насиловать. во-первых, там есть охрана, во-вторых, сдадут сразу, изнасилование не скроешь, по одному дуры-дефки в клубы не ходят. в третьих, просто ни одной забегаловке, элитная они или нет, скандалы с изнасилованиями абсолютно не нужны.

    знаете почему, пишущие о бохатых, нищебродные тупизмы, ни разу в жизни ничем не поинтересовавшиеся?
    потому что, если в твоем клубе кого-то изнасиловали, то даже если не пожаловались, то известно это станет уже назавтра, после того как клуб закроется.
    клиенток не будет. не будет денег.
    не будет клиенток - не будет клиентов. и ещё больше не будет денег!

    владельцы клубов, пишущие тупизмы, открывают эти клубы не для благотворительных знакомств или встреч, а чтоб БАБЛО ЗАРАБАТЫВАТЬ!

    охрана, уборщицы, официанты, официантки, администраторы, бармены! ВСЕ бдят!работу ведь потерять могут запросто, когда клуб закроют. изнасилование - уголовное преступление, клуб могут закрыть на время, а вышибут тебя, дурака-обслугу за недосмотр навсегда. и наберут всех и новых.

    в 35 лет если ума нет надо хотя бы хоть каким-то жизненным опытом обзавестись. не умеешь пользоваться поисковиком интернета? в БИБЛИОТЕКУ ЗАПИШИСЬ!!, мля.

  • Юнона о книге: Марина Суржевская - Чудовище Карнохельма [СИ]
    Вот это автор завернула! Не ЛФР, а прямо хоррор получился.
    спойлер
    И хочется продолжения истории, и не хочется бед для героев(просьба автору).

  • leepick о книге: Алика Мур - Девственница для альфы
    Наивно, по детски, герой больше бабский

  • alesh.nat о книге: Елена Помазуева - Обратная сторона заклинания
    Фигня, ерунда, хрень! Других цензурных слов для отзыва не осталось!

  • alesh.nat о книге: Александра Плен - Портрет
    Я бы не сказала, что скучно,но усыпляющий релакс это точно.Размеренное повествование, вяло текущие мысли, но написано хорошим языком правильным красивым.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.