Библиотека java книг - на главную
Авторов: 37940
Книг: 96498
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Hitman: Враг внутри»

    
размер шрифта:AAA

От переводчика

Данный перевод является бесплатным и распространяется свободно.
Все примечания в тексте принадлежат переводчику. Для удобства восприятия все физические величины переводились с британских и американский единиц в более понятную метрическую систему.
Особая благодарность в помощи при переводе маме, папе, Алене (лучшей подруге), Sigma, Viper, Ahimas Velde и Rroberto.
Релиз осуществлен при поддержке сайта Hitmangame.ru

От редактора

Как мог, сгладил топорность перевода, объяснил непонятные слова и стандартизировал прямую речь. Теперь немного примечаний принадлежат и мне. Special for LibRusEc — Hagen.

От автора

Клон-убийца уже стал легендой и теперь это больше, чем игра.
Выращенный, чтобы убивать, Агент 47 является одним из самых ценных киллеров Агентства. Поэтому когда конкурирующая организация принимает решение уничтожить Агентство, первой целью становится именно Агент 47. Назначить человека, чтобы убить самого лучшего киллера — одно дело; выполнить это задание — другое. Когда попытка расправы проваливается, Агенту 47 поручают выследить и уничтожить того, кто снабжает врага информацией из Агентства.
47ой должен обойти по кровавым следам полмира, проложить путь через улицы Феса и Марокко, победить работорговцев в самом сердце Чада, вести шпионаж в Португалии… но вскоре он узнает смертельную правду: если он провалит задание, то цена, которую он заплатит, будет намного выше, чем цена его собственной жизни…

Глава 1

ДОЛИНА РЕКИ РЕЙН, БЛИЗ ГОРОДА КЕЛЬН, ГЕРМАНИЯ
Стояло прекрасное летнее утро, когда Аристотель Торакис вышел из мрачной комнаты замка на залитую солнцем террасу, и взглянул вниз на долину реки Рейн. Воздух был свеж, и солнечный свет блестел на поверхности воды словно золото, когда нагруженные лодки вспенивали реку, проходя мимо в обоих направлениях. Большинство речных судов принадлежали семьям, которые жили на борту, доказательством чего являлись детские манежи, которые занимали небольшое пространство на палубе и яркое разноцветное белье, развивавшееся на бельевых веревках.
Это была идеалистическая сцена, и в какой-то момент международный магнат торговых судов мечтал оказаться там, внизу, стоя у штурвала нагруженного судна, что направлялось в Базель или Амстердам. Такая жизнь была проще и, в какой-то степени, приятнее, чем та, какой жил Торакис. Его публичность обрекала его постоянно держаться на скользком краю международного финансового дела, пытаясь отстоять и свой стиль жизни, и бизнес, основанный его дедом.
Хотя такая жизнь и могла показаться заманчивой с высоты тысячи футов, Торакис знал, каким суровым может быть такое существование, и не имел ни малейшего желания расставаться с роскошью, к которой привыкли он и его семья.
— О чем задумались? — спросил Пьер Дуэй, подойдя к греку. Его появление было весьма неожиданным, и Торакис невольно вздрогнул.
— Прекрасный день — неопределенно ответил магнат.
Дуэй кивнул. Замок принадлежал французу, и хотя Торакис унаследовал свое состояние, он знал, что Дуэй — человек, добившийся всего своими собственными силами. Грек был богат, но в самом начале своего пути он был бедняком без малейших надежд, и в свое время Дуэй ему неплохо помог.
— Что вы думаете об этом? — поинтересовался Дуэй, в то время как его собеседник немного отпил прохладного Рейслинга.
— Сухо, — заметил Торакис, — и ясно. Прекрасно для такого дня как этот.
У пятидесяти двух летнего финансового магната были черные волосы, покрытые сединой, и скупое, «точеное» лицо. Хотя в юности он был спортсмен-любитель, за последние пять лет грек сильно пополнел — вес, который не могла скрыть даже широкая черная рубашка. Штаны цвета хаки и пара легких кожаных туфлей от Гуччи без чулок довершали вид.
Дуэй был на десять лет моложе Торакиса, худой как шпага, и в прекрасной форме. За исключением тонкого черного кожаного пояса и черных сандалий, француз был одет во все белое.
— Рад, что вам нравится, — ответил он. — Такой воздух, скорее с долины Мозелла, чем с Рейна. Вся разница в сланцевой почве.
Торакис не понял смысла сказанного, да его это и не волновало, но он не признался в этом, так как искал способа завязать разговор, о необходимости которого знали они оба.
— Годы несут за собой лишь пользу и жизнь, — задумчиво заметил грек. — Как для вина, так и для торгового флота.
— Да, — сдержанно согласился Дуэй. — Кто бы мог предвидеть, что один из ваших танкеров наскочит на мель в Португалии, что лайнер будет захвачен пиратами, и что ваш главный финансовый директор будет под арестом? И все в один год? Невозможно представить такого. Впрочем, пойдемте. Завтрак уже готов, и у нас будет хорошая возможность поговорить о вине, женщинах, и торговом флоте.
Стол, накрытый льняной скатертью, находился в тени большого навеса, сделанного из голубой в белую полоску парусины. Навес мягко шуршал, ленивый бриз с Рейна легонько трепал листву.
Торакис внимательно изучил стол. У него была острая аллергия, и поэтому он тщательно следил за тем, что ест. Личный шеф-повар готовил большую часть блюд, когда магнат был дома, и сопровождал его везде, куда бы он ни пошел, а также оставлял охрану в кухне, когда Торакис ел в ресторане. Когда внимательный повар был неподалеку, бизнесмен мог быть уверен, что пища безопасна.
— За долгие и выгодные отношения, — сказал француз, подняв бокал. Однако, ожидая услышать добродушие в этих словах Пьера, Торакис заметил нечто другое. Что-то суровое и расчетливое.
— Да, — согласился грек, поднимая бокал Рейслинга. — За долгие и выгодные отношения.
Бокалы встретились и издали легкий звон, и тут же возникла торопливая деятельность — слуга спешил подать еду. Первое блюдо состояло из охлажденных креветок, приправленных зеленью, и корзинки с хрустящими багетами.
— Итак, — начал француз, намазывая хлеб маслом. — Я надеюсь вы не обидитесь моей прямолинейности… но сколько денег нужно, чтобы покрыть ваши нынешние расходы?
И, хотя Торакис удивился такой прямоте своего собеседника, он был рад этому вопросу, так как все равно не знал, как лучше начать переговоры. Он проглотил кусок креветки, выпил вина и приложил салфетку к губам.
— Около пятисот миллионов евро. Безопасный заем, обратите внимание, сроком на пять лет.
— Это большие деньги, — мягко заметил Дуэй. — Но не слишком. Думаю, мы вам поможем. Однако есть еще одно условие. — Он замолчал, и, посмотрев прямо на гостя, добавил, — Вы также предоставите мне всю имеющуюся у вас информацию.
Первое утверждение еще было предсказуемо, но второе звучало необычно, и заставило Торакиса нахмуриться.
— Информацию? Я не понимаю.
— Ну, все просто, — ответил француз, проткнув креветку. — Вы являетесь членом Совета Директоров организации, известной как Агентство. У меня та же должность в организации, знакомой вам как Puissance Treize — или Тринадцать сильных. Как вы, вероятно, знаете, мы бросили вызов Агентству[1] и в вопросах рынка, и в вопросах годовых доходов. Тем не менее, сейчас есть брешь, которую следует заполнить. Но с ключевой информацией, предоставленной вами, наша организация сможет оказывать влияние на рынок уже через месяц, а не через несколько лет.
Внезапно свежеиспеченный хлеб стал слишком сухим, и Торакису понадобился глоток вина, чтобы проглотить его.
Его связь с Агентством, сконцентрированная на проблемах перевозке и материально-техническом обеспечении, предполагала секретность. А Дуэй всё знал. Кровь ударила в виски грека.
— Это абсурд… — слабо сказал он. — У меня нет ни малейшего представления о чем вы говорите.
— А я думаю, что есть, — настаивал Дуэй, положив папку с фотографиями на стол. — Вот, взгляните на эти снимки ваших встреч с другими членами Совета Агентства в Рио, плавание на одной из яхт яхт-клуба в Кейптауне, захватывающий полет на личном самолете в Далласе…
Торакис передвинул пару фотографий, изучив их, собрался с мыслями и пожал плечами, бросив фотографии обратно на стол.
— Я знаю этих людей. Если им случалось как-то быть связанными с этой организацией, о которой вы говорите — с этим… 'Агентством' — Я ничего не знаю об этом.
— Пожалуйста, друг мой — грустно сказал Дуэй. — давайте не будем разыгрывать комедию. Снимки четкие. Да и ваша связь с Агентством слишком очевидна. Когда лайнеры, принадлежащие Секору Хосе Алварезу, стали мешать вашему бизнесу, Алварез каким-то образом утонул в своем бассейне. И это не смотря на тот факт, что он был членом Мексиканской Олимпийской команды по плаванию в течение пятнадцати лет. Затем, после того, как журналист Гарри Майерс написал статью о том, как ваши танкеры сбрасывают токсические отходы в Атлантический Океан, он ни с того, ни с сего покончил жизнь самоубийством. Всего лишь за два дня до своей свадьбы! О, и не забудьте графиню Марию Сарков, которую постигла большая неудача — ее сбил грузовик, когда она переходила улицу спустя неделю после того, как она обозвала вашу жену 'уродливой свиньей' в одной из газет Нью-Йорка. Нет, друг мой, вы не только работаете на Агентство, — решительно добавил Дуэй, — но они платят вам кровью. Но даже Агентство ничего не может поделать с тем, что банкиры Цюриха, Лондона и Нью-Йорка отказали вам и вашей компании. Ваш акционерный капитал понизился до тридцати процентов, судебное разбирательство по поводу утечки нефти растянется на десять лет, а ваши корабли плавают нагруженными лишь на половину. Тем не менее, вам лучше знать, так давайте поговорим о более приятных вещах… Как там поживают ваши дети? Надеюсь, хорошо.
Торакис почувствовал нарастающее отчаяние и немедленно попытался скрыть это. Больше всего он боялся, что будет тем, кто упустил удачный случай и, не только опозорит себя, но и лишил своих детей многих прав.
Наконец, после неловкого молчания, грек перестал смотреть на тарелку.
— Вероятно, я слишком тороплив с ответом, — нерешительно заявил он. — Какую именно информацию вы ищите? Кто знает… возможно, я найду способ помочь вам…
— О, прекрасно, — добродушно ответил Дуэй. — Я знал что мы договоримся! Отвечая на ваш вопрос — я бы хотел знать все, что знаете вы. В особенности то, что касается одного хорошо известного вам человека. Агента 47.

Глава 2

К ВОСТОКУ ОТ ЯКИМЫ, ШТАТ ВАШИНГТОН, США
За пылью последовало неясное очертание человека, поднявшегося на холм.
Вскоре мотоциклист исчез из поля зрения, спустившись по шоссе вниз, в один из глубоких оврагов, что отделяли 47ого от цели. Приближающийся мотоцикл все еще был слишком далеко, чтобы можно было что-то различить, поэтому киллер опустил бинокль и сел на согретый солнцем выступ горы. День был жаркий, и дорога будто мерцала, когда человек по имени Грим Рипер показался в дали. Его настоящее имя было Мел Джонсон, а славу составлял длинный криминальный список и желание убивать любого, кто встанет на его пути. Он был одет в облегающую маркизу, черный кожаный жилет, похожий на тот, что носил 47ой, и потертые джинсы. Именно такую одежду носят байкеры, и люди, подражающие им, надеясь выглядеть крутым. Но это было не про Джонса. Он действительно был байкером: его мясистые руки сжимали изогнутый руль чоппера,[2] направляющегося вверх по дороге на встречу с остатками «Большой Шестерки». Любительский консорциум байкерских банд, возглавляемый толстым парнем, известным как Большой Кахуна, Большой К, или просто БК.
Большой К возглавлял данное мероприятие по решению всех его членов. Стратегия данного предприятие была рассчитана на то, чтобы предотвратить вторжение объединившихся конкурентов, таких как колумбийские наркокартели.
Вот так все должно было работать, хотя ходили слухи, что не все члены банд были довольны Кахуной. Что и объясняло, почему главарям, таким как Джонсон, было предписано приходить по одному. Большой Кахуна не хотел, чтобы кто-то был вооружен лучше него.
По мнению 47ого — это была разумная политика. Убедившись теперь, что это был именно тот человек, которого следует убить, 47ой опустил бинокль и сверился со своими часами. Джонсон опаздывал, а значит и 47ой тоже опаздывал, но ничего нельзя было поделать.
Агент почувствовал, как сосет под ложечкой, когда встал, чтобы тщательно осмотреть все вокруг. Он знал по собственному опыту, как многое может поменяться за короткий промежуток времени. Но рядом никого не было, разве что ястреб кружил высоко в небе, а направление ветра не имело значения. 47ой вышел на мост, перекинутый через почти высохшее русло реки. Проволока находилась здесь несколько часов, положенная поперек пыльной дороги, в то время как машины, грузовики и мотоциклы с грохотом проезжали по ней. При помощи стальной нити, закрепленной на перилах моста, проволока легко поднималась и закреплялась на рамах. Затем, спрятавшись в глубокой тени от моста, наемному убийце оставалось лишь ждать, когда подъедет Джонсон.
Послышался отдаленный звук Харлея, и скоро агент услышал глухое ворчание Джонсона. В последний момент 47ой, оценив размер жертвы, понял, что проволока была натянута чуть выше. Данная техника была тайно использована во время Второй Мировой Войны, и была чрезвычайно эффективна против мотоциклистов и людей, едущих в открытых автомобилях.
Нельзя было узнать: увидит ли глава банды проволоку в самый последний момент, и сможет ли предотвратить то, что должно было случиться, но это все казалось маловероятным. И действительно, проблем не возникло. Проволока прошла через полуоткрытый рот Джонсона. В тот момент главарь ехал со скоростью девяносто километров в час, так что проволока отрезала верхнюю часть головы и оставила нижнюю челюсть прикрепленной к шее. Кровь, смешанная с мозгами, выплеснулась на дорогу, в то время как череп Джонсона в каске прыгал по деревянному настилу моста, а Харлей вёз остаток тела на север. Но недалеко, так как руки Джонсона отпустили руль, мотор заглох, и переднее колесо попало в яму. Результатом стал скрежещущий звук упавшего мотоцикла (ценою двадцать пять тысяч долларов), скользящего по шоссе и волочившего за собой окровавленное тело. Наконец, мотоцикл остановился.
После быстрой проверки того, что убийства никто не видел, 47ой побежал в одинокое строение поблизости, где собирался укрыться.
Никто не знал для чего служило это деревянное сооружение, да и киллера это не волновало. Единственно важным был тот факт, что строение было достаточно большим, чтобы скрыть полноприводный пикап Додж, припаркованный внутри. В здании было немного прохладно, но у 47ого не было времени почувствовать разницу, так как он уже запрыгнул в кабину и завел двигатель.
Грязь забрызгала стену, когда наемный убийца выехал на солнечный свет, свернул на пыльную дорогу и проехал примерно шесть метров прежде, чем успел затормозить, чтобы не наехать на тело, наполовину придавленное Харлеем. Наконец, пришло время отложить бинокль и выйти из пикапа. После проверки вещевой сумки Джонсона, последовало изъятие всего содержимого.
Когда кожаные сумки были сложены в кабину, 47ой прицепил лебедку к мотоциклу и потащил эти четыреста килограмм за деревянное здание. Путешествие оказалось трудным, но тому, что осталось от Джонсона, кажется, было все равно.
Вскоре после того, как следы аварии были надежно спрятаны, 47ой отцепил лебедку и отогнал пикап обратно под навес, чтобы затем вернуться на мост. В возрасте десяти лет ему уже доводилось работать на бойне в психиатрической лечебнице, поэтому наемный убийца привык смотреть на мертвые тела, и ничего, кроме раздражения, не почувствовал, исследуя дорогу в поисках верхней части головы Джонсона. К счастью, остаток черепа и верхняя челюсть все еще были внутри небольшого полу-шлема, которые так любят байкеры. Кровавая масса лежала на дороге, и, все, что нужно было сделать — засыпать следы крови землей, а череп выкинуть в воду.
47ой убрал проволоку и направился обратно к месту, где лежал сильно покалеченный труп. Спрятав проволоку в задний карман, киллер схватил Джонсона за шиворот и потащил к сараю. Не дотащив тело до сооружения, он заметил огромный столб пыли с севера. Казалось, что-то большое приближалось к нему. Агент весил восемьдесят пять килограмм, а Джонсон, будучи на половину без головы, превышал сотню, — было непросто тащить мертвого мотоциклиста. Он споткнулся и упал на спину, а звук дизеля становился все громче. Теперь действительно беспокоясь, он с трудом поднялся на ноги и оттащил тело в сарай. Когда темнота скрыла 47ого, огромный автобус поднялся на ближайший холм и с шумом проехал по мосту.
В стене старого сарая было много отверстий, и наемный убийца смотрел сквозь них, как автобус проехал как раз по тому место, где пятнадцать минут назад был убит Джонсон. Он заметил как оснастка слегка отскочила от моста, после того, как автобус проехал через него. Весь бок автобуса был богато раскрашен: байкер на мотоцикле, койот, воющий на луну и зубчатые горы на заднем фоне.
Убедившись, что содеянное им не обнаружено, 47ой начал обыскивать карманы Джонсона. Ему удалось найти кусок смотанного корпия,[3] великолепный пружинный нож и старую фишку из казино Бинион на пятьсот долларов в форме подковы. Это была редкая вещь и единственное, что нужно было 47ому, чтобы проникнуть на вечеринку Большого Кахуна.
Следующее, что нужно было сделать — забрать обратно вещевые мешки из кабины. В одной из кожаных самодельных сумок лежали боекомплект к оружию вместе с парой кольтов пайтон, принадлежавших Джонсону. В двух других сумках был героин. Сначала киллер высыпал содержимое обеих сумок на землю, а затем наполнил двумя килограммами порошка, которое дало ему Агентство. Это был фентанил,[4] который в пятьдесят-сто раз был мощнее, чем морфин.[5] Суть в том, что данная смесь действовала намного сильнее и была известна тем, что убивала ничего не подозревавших наркоманов, вызывая отказ дыхательных систем.
То, что нужно.
Но прежде чем убить Большого Кахуна, и тем самым выполнить обязательства по контракту Агентства, наемный убийца должен был проникнуть на ежегодную встречу Большой Шестерки.
Он проверил, заряжены ли оба магнума калибра 357, прежде чем застегнуть кобуру вокруг пояса и закрепить завязки на ногах. Хорошо иметь пару пушек, даже, несмотря на то, что он предпочитал полуавтоматические пистолеты. Но, зная, что Джонсон был известен своими кольтами, 47ой вынужден был носить их.
Он уже вспотел к тому времени, как вернулся обратно к машине. Он решил проверить свою внешность и основные детали маскировки в зеркале заднего вида. Лицо, смотревшее на него из зеркала, более походило на лицо Джонсона, чем на его собственное. Синяя бандана скрывала почти весь лысый череп киллера; накладная борода была на месте. Бороды сами по себе были опасной маскировкой, так как часто отклеивались, и 47ой использовал большое количество спиртового клея, так что даже проступивший пот не ослабил ее.
Однако существовали мелочи, которые делали такого человека как Джонсон незабываемым. Например, татуировка в стиле свастики, которую киллер нарисовал чернилами на своей левой щеке, шрам над правой бровью и серебряные кольца в ушах. Его одежда состояла из кожаных перчаток в паре с жилетом, потрепанными джинсами и зашнурованными армейскими ботинками.
Но будет ли достаточно одной маскировки, чтобы пробраться на встречу? Люди в Агентстве считали, что да, особенно учитывая тот факт, что Джонсон провел последние четыре года в тюрьме, и ни с кем не общался. Это означало, что люди, которые могли бы идентифицировать его, все еще сидели в тюрьме, а Кахун и байкеры могли списать изменения во внешности товарища на долгое пребывание в тюрьме. От этой мысли 47ому стало спокойнее и, выведя пикап на дорогу, он поехал на север.
Когда он въехал на холм, то обнаружил старинную сортировальную машину, поставленную поперек дороги. Это давало возможность предотвратить нежелательное вторжение фермеров, телефонных мастеров и заблудившихся туристов на встречу Большого Кахуна с байкерами. Когда 47ой надавил на тормоз, и грузовик начал останавливаться, двое тяжеловооруженных байкера повернулись в сторону машины и направились к Риперу, чтобы поприветствовать его. Они встали по обе стороны машины таким образом, что 47ой мог попасть под перекрестный огонь их М16.[6]
Боковое окно опустилось. Человек крепкого телосложения подошел к машине со стороны водителя. У него были густые брови, усы, имеющие вид моржовых клыков, и массивная челюсть.
— Ну, — как бы между прочим сказал он, когда второй байкер просунул голову в окно с пассажирской стороны. — И кто ты, черт возьми?
— Я Рипер, — степенно ответил 47.
— Да ну? — ответил человек. — Я слышал о тебе. Меня зовут Никс. А это — Джоуи. Правда, нам сказали, что ты приедешь на мотоцикле.
— Да, мужики, так и собирался, — сказал постепенно входящий в образ 47ой. — Но мой железный монстр сейчас в ремонте, поэтому пришлось ехать на этом корыте.
Джоуи стал говорить о чем-то по рации. Выслушав, он вернул рацию на место.
— Это был Скиннер, — сказал он Никсу. — Большой Кахуна хочет начать собрание, они как раз ждут этого парня.
— Да, тебя уже ждут, — обратился к 47ому Никс. — Но никто не проезжает не заплатив, сам понимаешь.
Агент кивнул, вытащил пятьсот долларов из кармана жилета и передал их Никсу. Тот проверил купюру на свет — всё оказалось в порядке.
— Можешь ехать, — сказал Никс. — Только подожди немного, сейчас Джоуи отгонит сортировальную машину. Ты последний в списке, так что мы поедем с тобой.
Немного погодя Джоуи завел дизельный двигатель сортировальной машины, отогнал ее с дороги и подождал, пока проедет пикап. Затем вернул ее обратно на дорогу. Через пять минут Никс и Джоуи уже сидели на мотоциклах.
Мотоциклы подняли клубы пыль и быстро выехали вперед; 47ой перестал давить на педаль газа и дал пикапу немного отстать. Это давало возможность лучше рассмотреть трех людей, просигналивших второму контрольно-пропускному пункту и поспешивших к зданиям, где была встреча.
Металлическая силосная башня находилась рядом с сараем, что был напротив нового большого передвижного дома. Великое множество небольших строений с разной степенью обветшалости ютились то там, то здесь, в то время как густой лес скрывал старые битые машины. Огромный автобус, который 47ой видел до этого, красный мерседес и четыре ярко выкрашенных мотоцикла были припаркованы с западной стороны обветшалого строения. Все они были покрыты пылью.
Байкер в черном подошел к Никсу и Джоуи, когда они подъехали и остановились, подняв облако пыли с гравием. Киллер направил грузовик к месту временной парковки для машин и поставил его так, чтобы в случае чего можно было легко сбежать. Человек в черном уже ждал, когда 47ой открыл дверь и вышел из машины. Вещевые мешки Джонсон перекинул через левое плечо.
— Я — Скиннер, — лаконично заявил человек с вытянутым, даже слегка лошадиным, лицом. — Добро пожаловать домой. Братья уже ждут. Следуй за мной.
47ой ожидал, что Скиннер будет против его револьверов, пристегнутых на поясе. Но, судя по глоку, что был заткнут за пояс кожаных штанов байкера, личное оружие не только приветствовалось, но и предполагалось. Следуя за своим проводником, агент — с утешением и одновременно с беспокойством — увидел серый передвижной дом, изрезанную колеями проезжую дорогу, а впереди смутные очертания сарая. Судя по громкой музыке, доносившейся изнутри, это было то место, где и должна была проходить встреча.
Войдя, 47ой сравнил планировку с той, что он видел на фотографиях и хранил в памяти, уделяя особое внимание путям отступления, строениям, которые можно было использовать как прикрытие, и камерам наблюдения, что были тут и там.
Скиннер повернул налево, где стоял старый ржавый холодильник, обошел вокруг и кивнул двум людям, стоявшим по обе стороны огромных дверей. Оба головореза были вооружены М16, пистолетами и покрыты огромным количеством татуировок. Агент имел лишь одну татуировку — скрытую от посторонних глаз — штрих код, включавший дату его рождения и серийный номер. Теперь, когда его братья-клоны мертвы, это не имело абсолютно никакого значения, разве что вечное напоминание о прошлом.
Внутри здания было прохладнее и темнее, поэтому 47ому потребовалось некоторое время, чтобы приспособиться, когда музыка стихла и множество глаз обратились в его сторону. Прошло уже много лет с тех пор, как здесь содержались какие-либо животные, но в воздухе все еще присутствовал их слабый мускусный запах. Пыль скользила по лучам солнечного света, попадавшего внутрь через дыры в крыше. В постройке были окна, покрытые глубоко въевшейся грязью — освещение шло от голых лампочек, висевших сверху. А чтобы придать встрече праздничное настроение, на балках была натянута трактирная материя. Она состояла из афиши к пиву «Корона», натянутой поверх рождественских гирлянд. Рекламные плакаты дрожали от слабого ветра, идущего от двух вентиляторов.
Но попытка создать настроение празднества заглушалась присутствием трупа, свисавшего с балки. Руки жертвы были связаны за спиной, ноги стягивала крепкая веревка, а лицо было багровым. Веревка скрипнула, когда вентиляторы развернулись, и воздух подул на труп, заставив его качнуться. 47ой ощущал всю тяжесть устремленных на него взглядов мужчин и двух или трех женщин, ожидавших его реакции.
— Милая картинка, — беспечно сказал 47ой. — Кто именинник?
Короткое молчание сменилось хриплым смехом, и человек в хорошо сшитом костюме вышел из темноты. Хорошая одежда была одним из немногих предметов роскоши, каким мог насладится профессиональный убийца, поэтому агент узнал костюм от Айвес Сен Лорен. Даже несмотря на то, что он был запачкан.
Основываясь на сведениях, полученных от Агентства, этот костюм был визитной карточкой Большого Кахуна. Стильные солнцезащитные очки скрывали преступный взгляд криминального босса, но широкое, похожее на луну, лицо было открыто, как и тело, напоминавшее о днях профессиональной борьбы. У него была на удивление легкая поступь, и казалось, что он просто плывет над пыльным полом, когда выходил обняться с вновь прибывшим. В результате последовало быстрое и крепкое объятие, при котором они слегка прикоснулись друг к другу и отступили назад.
Большой К и Рипер были знакомы, согласно сведениям, которые предоставили 47ому, но не очень близки, что было важно, так как киллеру надо было обхитрить его.
— Я не видел тебя четыре года — но ты еще тот сукин сын, — ласково прорычал Кахуна. — Что случилось? Клянусь, когда мы виделись в последний раз, ты был сто тридцати килограммовый здоровяк!
— Все из-за грёбаной тюремной еды, — пожаловался 47ой. — Она просто ни к черту! Но я снова перехожу на старую добрую мясную диету.
— Так держать! — одобрил БК. — Все, что тебе нужно, так это мяса и выпивки! Пошли. Мы тебя ждали.
— Кто у нас главный гость не вечеринке? — спросил убийца, когда бывший боец провел его мимо тела.
— Мы не знаем его настоящее имя, — сухо ответил Большой Кахуна. — Но Марла посчитала его агентом ФБР — и она была права.
Агент собирался только спросить, кто такая Марла, когда женщина вышла к ним.
— Кто-то упомянул мое имя? — на ней была кожаная одежда. Глядя в ее ярко-зеленые глаза, казалось, что смотришь в бездонный колодец. Тем не менее, киллер знал, что Марла была самым опасным человеком в комнате, не считая его самого, конечно… Но какова была роль этой женщины? Учитывая, что все из присутствующих были мужчины, а те две женщины служили для развлечения, Марла была загадкой.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • leon324 о книге: Олег Здрав - Снова дембель [СИ]
    Прочитал с интересом...своеобразия социализма в южных республиках,взрывной рост национализма...Фактически это освещение событий почти 30-летней давности с точки зрения современника.. и поиск возможностей что-то исправить...

  • Puh о книге: Джудит Макнот - Что я без тебя...
    Почитаем.

  • Vikontik об авторе Анна Баскова
    Прочитала комменты. В недоумении. Прочитала несколько страниц - телеграфный стиль. Вычеркиваем. Не мой автор.

  • Alena741 о книге: Анна Владимировна Кутузова - Там где ты [СИ]
    Супер. Читала давно, но помню до сих пор. Спасибо.

  • Knyazhe о книге: Галина Чередий - Перерождение
    Неожиданно у этого автора появились что-то интересное. Не могу сказать, что прям в восторге, нет, но удивлена, причём приятно - это да.
    ГГня в меру глупенькая, в меру сильная, но самое главное - она ЖИВАЯ! Со своими тараканами, своими поражениями и победами. Ей переживаешь, хотелось поддержать, сказать "не раскисай! Держись! Твой грузовик с сахаром уже за поворотом стоит"
    ГГерой оборотень. Думаю этим все сказано. Само собой брутальный альфа-самец, собственник и супер ё*арь тд и тп, для тех, кто не понял.
    ГлавГад неоднозначный персонаж. Однозначные психические отклонения, как говорится на лицо, но чисто по-человечески её жалко. Спойлерну ГлавГадина тут, а не ГлавГад.
    Сюжет вроде и прост да банален: после укуса ГГня стала оборотнем, лубоФФ с альфа-самцом - таких сюжетов море и ещё вагон с тележкой. Главная интрига - кто ГлавГад и нафига ей весь этот кордебалет с обращёнными.
    Не могу рекомендовать к прочтению, тк слишком много порно(хвала всем классического ЖМ без плёток и извращений), на мой взгляд, но и откровенного ФУУ нет. Предупреждение 18+ стоит, так что решать Вам.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2018г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.