Библиотека java книг - на главную
Авторов: 42552
Книг: 106930
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Ангел первого уровня»

    
размер шрифта:AAA

Владимир Лавров
Хроники боевых ангелов
Книга первая
Ангел первого уровня

Благодарности

Благодарю пианистку и композитора Кейко Матсуи (Keiko Matsui), под музыку которой написана эта книга.

Замечания

Все события (кроме общеизвестных исторических) являются вымыслом автора. Так не было, но так могло было быть.
Все совпадения имён являются случайными.
Все меры длины и названия изменены на современные человеческие. Приведенные в книге меры времени «сиг» и «миг» не соответствует древнеславянским. Сиг у древних славян соответствовал примерно одной трехсотмиллиардной доле секунды (около тридцати колебаний атома цезия).

Часть 1. Леон

Глава 1. Кто стоит за правым плечом

Леон.
Хрустальный горный воздух тёк вокруг вершины горы, образуя причудливые завихрения. Мы втроём сидели на макушке и любовались открывающимися видами и воздушными вихрями. Трое романтиков чуть ниже пытались вскарабкаться на последнюю скалу, отделяющую их от вершины. Мы им сочувствовали.
– Леон, пойди посмотри, кажется, тёмные появились, – попросил меня Александр, мой партнёр на этом задании. Сам он продолжал потягивать носом восхитительный освежающий воздух и даже не подумал сдвинуться с места. Строго говоря, сказано это было исключительно для светской беседы: тёмных я чувствую не хуже него.
Я сдвинулся на двадцать метров ниже. Так и есть: я успел заметить, как из скалы высунулась чёрная рука и переложила верёвку наших подопечных таким образом, чтобы она попала на острый зубец и порвалась. Тёмные, презренные прислужники бесов! Когда-то они были людьми, но потом за множество издевательств над окружающими попали в ад, и, чтобы не жить в страданиях, приняли предложение бесов вернуться на Землю распространителями зла. Такие жизни погружали их всё глубже в ад, но с каждой такой жизнью они приобретали некоторый жизненный опыт и росли в направлении от животного к разумному существу… пока не доросли до чёрной магии и вызывания духов. Убедившись при жизни в существовании духов, после смерти они не сворачиваются в сферы, как обычные люди, а становятся злыми духами, теми, кого мы зовём «тёмные». Они попадают в службу к бесам, а те их используют, как муравьи тлей: тёмные собирают на Земле и в аду страдания, а бесы и тёмные высоких уровней выдавливают из них себе пищу – концентрированное страдание. Я переложил верёвку на место и вернулся на вершину.
– Ах, как красиво! Какие краски, какие контрастные тени! – в очередной раз восхитился горами Амалия, наш третий компаньон.
– Восхитительно-о, – пропели мы с Александром.
Ребята внизу карабкались до вершины целую вечность, наверное, минут десять. Тёмные, учуяв сильную охрану, больше не появлялись. Для нас десять минут – это огромное время, нам очень редко выдаётся возможность посидеть, помечтать и полюбоваться видами. Наконец наши милые романтики выползли на вершину и застыли в восторге, тяжело дыша после долгого подъёма. Мы вежливо отлетели в сторону и зависли в паре метров от них.
Чувства, которые переполняли скалолазов, частично передавались и нам. Они шли на вершину два дня, карабкались по отвесным скалам и были уверены, что до них здесь никого не было. Восхищение, благоговение, восторг, любование красотой – их эмоции захлёстывали нас. Мы наслаждались каждым мигом. Это задание было вроде как наградой для нас за одну очень опасную и тяжелую операцию в подземье, во владениях тёмных. И это была очень большая награда. Люди редко испытывают радостные чувства, а для нас, для тех, кому большую часть времени не нужны ни еда, ни питьё, радостные чувства – едва ли не единственное, что может подвигнуть нас к деятельности. Поэтому мы стараемся бывать там, где люди радуются, мы стараемся сделать так, чтобы люди почаще радовались. Считается, что это нужно только для существ низкого уровня развития, что людские чувства очень грубые, и что совершенные разумные существа должны быть самодостаточными. Наверное, это так, и те, кто на втором уровне, говорят, что сами видели таких. Но мы на нашем первом уровне развития иначе не можем.
Мы называем себя «ангелы». Мы не знаем, кто мы такие на самом деле.

Глава 2. Рабочая смена

Напевая песенку «Три деревни, два села, восемь бесов, один я», я вернулся на место своей обычной работы. Песенка была недалека от истины: в моей зоне ответственности находятся два городка и четыре крупные деревни, всего около двадцати пяти тысяч душ. Количество тёмных изменяется, но обычно их вьётся вокруг наших милых крестьян около трёх десятков – иногда меньше, иногда больше.
Первым делом я отвесил пинок одному тёмному, который пытался подтолкнуть под руку дровосека. Для тёмных истечение крови от крупной раны и страдания людей – любимое лакомство. Быстрая проверка остальных опасных точек показала, что всё в порядке: пара тёмных сидела на скотобойне и уныло ждала забоя овец, остальные точили зубы где-то в своём подземье.
Следующим моим адресом были любители перекусить. Таковых по причине рабочего утра не нашлось, только несколько человек пили воду в перерывах между работой. Я слегка прочистил воду у них в кувшинах и вернулся проверять мастерские – тёмные очень любят толкать под руку мастеров, чтобы вызвать досаду и богохульства, а ещё лучше – травмы. Через несколько мигов поступил вызов из центра управления: для меня сообщение в центре прослушки. Не успев проверить и половины мастерских, я сиганул в центр и через два сига уже был там. За первый сиг я перенёсся в центр прослушки, второй сиг ушел на то, чтобы приветствовать Рокси, моего давнего дружка.
В секунде сто сорок четыре мига (дюжина в квадрате), а в миге – столько же сигов. За одни сиг ангел может сделать одно дело. Например, моргнуть, или перенестись на тысячи километров, или скачать терабайт информации. Таком образом, примерно за одну секунду я могу обойти всех своих людей.
– У тебя одна семья собирается завтракать. Мы отловили молитву о благословлении еды, – передал мне Рокси оперативную информацию.
Центр прослушки – это очень большая и очень серьёзная организация. В центре работают такие же ангелы первого уровня, как и я. Со стороны они выглядят очень смешно – у них на голове особые наушники белого цвета с длинными, вытянутыми вверх округлыми антеннами, похожими на заячьи уши. Поэтому центр прослушки похож на любительский кружок очень серьёзных заек. Среди боевых ангелов центр так и называется: «Заячий клуб».
Все слухачи сидят вокруг многогранного кристалла и слушают человеческие мысли и слова. Все, которые сказаны или подуманы в этой области. Их задача – вовремя отловить молитвы о помощи или о благословении еды и отделить их от обычного шума. Разумеется, основную задачу по фильтрации божбы, дурных мечтаний и прочего мусора выполняют автоматические машины, но никто никогда не сможет создать такую машину, которую не смогли бы запутать простые люди. Поэтому в сомнительных случаях автоматика выкидывает информацию ангелам – слухачам, а те уже решают, звать нас, боевиков, или нет. В моём случае сомнений нет – если люди просят благословить еду, значит, пора в дорогу.
В следующий сиг я уже был у стола. Хорошая семья, дисциплинированная. Выставила всю еду на стол и просила благословить всё, что на столе. Это гораздо лучше, чем когда люди садятся обедать, а у самих часть еды ещё в печке, а часть – на ветке. А мне что делать прикажете? Приходится лезть в мысли и выуживать там информацию о том, что они ещё собирались съесть, чтобы проверить еду. А отдельные гады вообще едят непрерывно, причём в начале еды даже сами ещё не знают, что будут есть после четвёртой перемены блюд. Приходится навещать их каждые несколько секунд и проверять еду, чтобы не съели плохое.
Пару сигов я помечтал о том, чтобы на Земле появилась такая религия, которая запретит есть то, что не стоит на столе в момент молитвы. Потом я отвесил себе мысленный пинок и заставил работать (было больно: тяжелые мысли ангелов весьма материальны). Все блюда на столе были хороши, в салате было немного дизентерии – попала из воды, которой хозяйка мыла овощи, – но я её подавил играючи. На всякий случай я пошарил в мыслях у хозяйки и хозяина. Ага! Они собирались есть грибочки, но на стол их не выставили. Грибочки в горшочке на полочке были свежими, да вот только среди хороших грибов затесался один с нервно – паралитическим ядом. Нервный паралитик я обезопасил, скислив соседний гриб, а вот компонент, который вызывает желудочное отравление, оставил. Им будет полезно приобрести опыт не собирать такие грибы, да и очень трудоёмко это вещество из горшка вытягивать. Несколько секунд уйдёт, у меня тёмные за это время весь город разнесут. Надо будет вернуться сюда через несколько минут.
В следующий сиг я уже был на улицах города и навестил Руфь, одну из основных объектов нашей заботы в этой местности. Руфь осуществляла движение в сторону рынка. Не нужно было быть ангелом третьего уровня, чтобы увидеть, что через несколько минут её путь пересекался с путём Зевадоса, безумного алкоголика, и в точке пересечения намечалось большое красное пятно. Руфь охнула и чуть не заплакала, когда ремень у туфли вдруг порвался и она ступила подвернувшейся ногой на острые камни дороги. Её путь свернул в лавку сапожника, а соседу сапожника – буйному Карентису, рядовому из городской стражи, – вдруг захотелось выйти на улицу.
Карентис с утра был не в духе и искал, на кого бы спустить раздражение, но всё не находил. Жена, увидев его состояние, улетучилась якобы за продуктами, а на улицу ему выходить было лениво. Тут он вдруг почувствовал, что теперь очень хочет выйти на улицу (лёгкость в теле у него появилась потому, что я передал ему часть своих чувств). Выйдя на улицу, он столкнулся с Зевадосом, и был обруган за стояние не в том месте. Карентис аж задохнулся от возмущения – это он вышел выпускать пар и «спускать собак»! Я сиганул к тёмным на скотобойне и намекнул, что в известной точке двое человек лишены нашей защиты. Они припустили за подельниками, и через три сига десяток тёмных направлял якобы случайные движения буянов так, чтобы ни один не прошел мимо цели. В результате мах ногой Зевадоса, который должен был быть простым пинком, распорол пряжкой сандалий живот Карентиса так, что вывалились внутренности, а несильный прямой удар в голову Карентиса превратился в убивающий удар, вызвавший сотрясение, кровоизлияние в мозг и смерть. Когда Руфь вышла на улицу, она застала в живых только агонизирующего Карентиса. На телах убитых сидели тёмные и наслаждались излучаемыми страданиями. Но она их, разумеется, не видела, почувствовала только ужас и печаль, что заставило её обойти место схватки по большому радиусу.
Осуществив ещё несколько тысяч дел (народ садился завтракать, и забот было много), я вернулся в семью, где ели грибы. Мамочка как раз накладывала ребёнку грибы на блюдечко. Устроить ребёнку небольшое отвлечение внимания было несложно. В результате блюдечко полетело на пол, мама разразилась ругательствами и лишила ребёнка лакомства. Вот и хорошо. Отравятся только взрослые.
Родители! Не ругайте детей, когда у них что-то упало. Они не всегда в этом виноваты. Возможно, их под руку толкали мы.
Но эта мамочка завелась надолго, она обзывала дочку бестолковой и прочими нехорошими словами. Раздался стук в дверь. За дверью обнаружилась Руфь – оказывается, рынок она навещала мимоходом, а на самом деле шла к подруге.
Руфь прошла на кухню, отказалась от еды и – когда ребёнок не слышал – попыталась уговорить хозяйку не кричать на ребёнка. Руфь – благородная дама, она сама на своих детей не кричит, у неё дети если чего и боятся, то только чем-нибудь огорчить маму, ведь мама им и сказки рассказывает, и по деревьям учит лазить, и вообще весёлая. Попробуй такую, огорчи, – не будет ни сказок, ни деревьев. Но тут она зря старается, её подруга гораздо ниже по уровню развития, не поймёт.
Хозяйка её увещеваниям не вняла и ещё громче – так, чтобы дочка слышала – завопила:
– Да она же бестолковая! На неё невозможно не кричать, она другого языка не понимает!
Руфь переключилась на описание смертоубийства, а я переместился к стоящей в углу девочке. Когда мы находимся рядом с людьми заметное время, они чувствуют наше спокойствие и радость, и их настроение меняется. Девочка перестала мечтать отомстить маме и принялась гонять мечты о куклах, а я, заметно опечаленный и обессиленный, покинул этот дом. Когда мы находимся рядом с людьми долгое время, их чувства передаются нам.
Одному заспавшемуся купцу пришлось организовать сон о том, как он ведёт переговоры с деловым партнёром. Купец подскочил и сообразил, что встреча у него не завтра, как он думал, а сегодня. Он успел на встречу в последний момент.
Так я крутился до самого вечера. С первой звездой, уставший и переполненный печалями, я сдал пост Александре – моему сменщику – и потащился в наш мир, предвкушая отдых. Мы, ангелы, не спим, но нам тоже нужно время на отдых. Множество полученной за день информации требует сортировки и осмысления, и если этого не делать, то за три бессонных дня мозги забиваются так, что ни одна мысль больше не проходит. Тело при этом начинает истаивать из-за накопившихся противоречий среди внутренних систем. Если тело станет слишком тонким, приходится искать себе воплощение на Земле, рождаться среди людей и проживать целую жизнь, пока истончившаяся душа не станет снова здоровой. Так что истощения лучше не допускать.
Наш мир – мир ангелов, в котором расположены наши дома – является блокированным миром. То есть его создали уже после того, как ангелы появились на этой планете. Он невелик, его размеры не выходят за орбиту Луны, и выйти из него можно только на Землю. В этом мире мы отдыхаем и строим планы. Здесь же находятся и большинство наших организаций, например, многочисленные центры прослушивания. Некоторые ангелы никогда не покидают этот мир.
Мой дом (как впрочем, и большая часть мира ангелов) больше всего похож на комок облаков. Но это не облака – это первичная материя, которой никто не потрудился придать какую-либо форму. В моём доме есть ограда (вал из первоматерии с двумя столбами вместо ворот), арка входа, крыша на четырёх столбах (стен нет), койка, скамейка и свисающий с потолка изумруд, который я подобрал на одном из подземных заданий. На заднем дворе расположены большая лужа, которую питает маленький подземный источник, и несколько яблонь. Периодически я строю грандиозные планы по превращению своего дома в архитектурный шедевр, но на следующий день приползаю со службы и валюсь на койку без сил. Не все ангелы такие лентяи, как я. Большинство соседних домов, даже дома ангелов первого уровня – восхитительные образцы изобразительного искусства и архитектурной фантазии. Некоторые из них сменили многих владельцев, каждый из которых добавлял что-нибудь от себя. Я не стал брать чужой дом – мне почему-то захотелось иметь собственный.
На входном столбе ограды красовалось объявление – приглашение зайти на венчание новой богини плодородия. Такое событие лучше не пропускать. Мои надежды отдохнуть пошли прахом. Обычно праздник превращается в такое представление с пением, танцами и световыми эффектами, что заставить себя уйти с него просто невозможно. Праздновать наше общество любит. Я снял боевое облачение, повесил его на столб и сиганул на вечернее совещание.
Ратибор, ангел второго уровня, был ответственным за наш район ещё с тех времён, когда здесь жили ведические племена. Быстрая перекличка показала, что ничего чрезвычайного не происходит.
– Как Александра? – спросил Ратибор, когда очередь дошла до меня.
– Плохо. Сидит, смотрит на звёзды, мечтает. Тёмные в это время делают что хотят. Выполняет только те задания, что из центра прослушки присылают. Сама ничего не делает. Мышей из молока не вынимает и профилактикой не занимается. В мозги людям не залезает, на планы у людей не смотрит, поэтому начинает реагировать только тогда, когда что-то плохое уже происходит.
Ратибор помрачнел.
– Придётся сказать её хозяину дома.
– Она состоит в доме?
– Да. Она только благодаря этому и стала ангелом, ей здорово помогли другие члены дома. Завтра после смены тогда отведёшь её в дом Ашар. Но я хотел сказать тебе главное – на твоей территории планируется создать праведную семью. В ней возможно рождение кого-то очень большого. Сам знаешь, чтобы волос не упал.
– Какая радость! Сделаем! А какого уровня ангел будет воплощаться?
Ратибор поднял глаза к небу.
– Неужели третьего?
Ратибор поднял глаза ещё выше. Я чуть не потерял сознание от восторга. Ангел четвёртого уровня в человеческом теле – это радикальная смена религии и две сотни лет золотого века минимум. Нам, первакам, даже смотреть на них не рекомендуется – можно либо впасть в умиление такой силы, которое приводит к быстрому истощению, либо заработать психоз от зависти. Заботиться даже о его родителях – это огромная честь.
– А кто из четвёртого уровня? – ангелов четвёртого уровня немного (тех, которых мы знаем по именам, а не по легендам).
Ратибор поднял глаза ещё выше. Я вообще перестал что-либо понимать. Воплощение такого уровня на нашей планете приведёт к слишком большим изменениям, и если бы они планировались, то об этом услышали бы даже мёртвые лет так сто назад. Такие воплощения готовят за два – три поколения до рождения ангела высокого уровня. Хотя… кое-какие странности на моём участке наблюдались уже давно. Повышенное количество светлых душ, например. Или взять хотя бы царя нынешнего, Ирода. Почти светлая душа, очень отважный человек. В то, чтобы привести его к трону, было вложено много сил, и он их, надо сказать, оправдал – создал стабильное государство на тридцать с лишним лет. Более масштабные внедрения светлых душ и ангелов производятся только в Римской империи. А я ещё гадал, зачем в Иудею вкладывается столько сил?
– Пока это секрет. Представь мне к полудню список семей, которые могут быть родителями для праведной семьи. И не забудь посетить венчание новой богини плодородия, а то тебя пора называть «ангелом печального образа». Слишком много печалей от людей берёшь. Они должны сами справляться.
– А отдыхать мне когда?
– На том свете отдохнёшь, – сказал Ратибор, показывая вниз (в данном случае это означало воплощение на Земле), закрыл протянутую ко мне выделенную линию передачи информации и перекинул её на ответственного за следующую область. «На том свете отдохнёшь» – это у нас такая типичная ангельская шутка.
– Как делишки? – спросил Геннадий, мой старый друг. В его ведении состоит один район в Иерусалиме, иногда его привлекают и для организации разных интриг в царском дворце.
– Сегодня пропустил одну подлянку от тёмных. Думал, это обычная их гадость, а это была многоходовка. Толкнули под руку одну почтенную даму, та разлила еду, разгневалась и пошла делать виноватым мужа. Тот как раз стамеской работал. Пока он замахивался, один тёмный сделал вид, что толкает его под руку. Я его, конечно, убрал, но главным нападающим, оказывается, был не он, а тот, который за плечом у дамы притаился. Он внушил ей усиление гнева, она с чувством это всё высказала мужу, тот отвлёкся – в итоге рука пробита, порез, лужа крови, тёмные объелись и обхихикались, а я устал им пинки раздавать. Ангелов нам не хватает.
– Это что-то новое. Раньше у них мозгов на это не хватало. Они мнохогодовки только с помощью бесов разыгрывали. Может, они на твоём участке нечто глобальное замыслили?
– Нет, бесов я бы почувствовал. А у тебя как дела?
– Сегодня втроём уговаривали нашего царя разлюбезного, Ирода, не убивать Клеопатру. Точнее, организовывали всех его друзей уговорить его не убивать. Втроём еле справились, тёмные изо всех сил устраивали внушения, пытались организовать это убийство. Рубились с ними отчаянно, но всё-таки прогнали.
– Весело у вас там. А с чего это он решил вдруг? Клеопатра вроде как в любимых у его друга Антония.
– Эта стерва выпросила себе у Антония все области, какие только могла захапать, и устроила там такие поборы, что Антонию это может выйти большим боком. Ирод, числя себя другом Антония, решил отравить жадную девчонку, пока хуже не стало. Наверное, припомнил ей то, что она хотела себе и Иудею получить.
– Хм. Насколько я знаю, она это заслужила.
– Возможно. Но последствия… отдел разработки велел ни в коем случае не допустить гибели Клеопатры, двоих боевиков прислал, только с их помощью и справились.
Совещание закончилось. Ратибор ещё раз напомнил о предстоящем восхождении на должность богини плодородия и исчез. К нам подскочил Мария, ангел северной Самарии, и завопил в своём обычном восторженном тоне:
– Так! Мальчики! Привет! Что сидите такие понурые? Жду вас с первыми лучами Солнца в клубе! Наша команда должна взять на следующем турнире первое место! Тренируемся!
Мы с Геннадием не могли не улыбнуться при появлении Марии. Глядя на Марию, невозможно не улыбаться. Он лучится восторгом и полон прыгучести и бодрости, как в начале дня, хотя отпахал рядом с нами полную рабочую смену на поддержке человечества. Мария в прошлой жизни (на Земле, до того, как стать ангелом) был женщиной и каждый раз с удовольствием это подчёркивает. Даже вид у него, как у молодой девушки.
Вообще-то всякие половые и расовые различия у ангелов стираются в течение первых двух – трёх недель. Поэтому даже про ангелов с женскими именами мы говорим в мужском роде. Первое время после смерти человек выглядит так, как он выглядел в момент смерти, только без одежды. Потом раны затягиваются, недостающие конечности отрастают, отвисшие животы исчезают, половые органы втягиваются и зарастают (на их месте впоследствии появляются органы, необходимые для создания объектов из первоматерии, а также для обмена информацией с растительным миром). Если обычный человек увидит нас, то ему покажется, что перед ним юноши с белой кожей – кто-то выше, кто-то ниже. Кожа у нас именно белая, а не светло – розовая, как у людей. В действительности это не более, чем ощущение от общего вида: юношами мы кажемся потому, что у нас нет обычного для людей ощущения усталости от жизни, а форму мы можем принимать любую. Даже форму бесов, когда надо. Правда, этому умению – принимать любую форму – учат специально. Друг друга мы отличаем по лицу (когда оно не изменено намеренно ради маскировки) или по манере двигаться. А вот черты лица сохраняются, даже когда мы уходим на Землю, на воплощение, с поправкой на местный генотип, конечно, но – сохраняются.
Некоторые культуры рисуют ангелов с крыльями. Ничего подобного у нас нет – мы и без крыльев попадаем туда, куда надо, за один сиг. Кстати, если бы у существ с человеческой анатомией были крылья, то они должны были бы расти из попы – именно там у человека центр тяжести. Крылья бывают у ангелов забав, но они, можно сказать, ангелы специального устройства.
Мария был красивой женщиной, и ему это нравится. Он выбрал облик молодой девушки со всеми причитающимися анатомическими подробностями – причёска не длинная, но кудрями, львиной гривой, огромные груди, широкие бёдра. Он старательно поддерживает этот облик, хотя это требует очень большого дополнительного внимания. Нам, окружающим, это тоже нравится. С эросом у нас всё нормально. Ангелам не нравятся мужчины или женщины, мы бесполы, стремления к другому полу нет в нашем базовом программном обеспечении. Но эрос у нас работает. Создатель заложил в нас ту же систему эроса, что и в людей, только без секса. Нам нравятся все живые, и мужского пола, и женского, они вызывают у нас умиление. А такие фигуристые, как Мария – вдвойне. Мария насладился нашими восхищёнными взглядами и убежал подгонять остальных членов клуба.
– Ну что, пошли на венчание?
– Пошли… и так устал, как ездовая собака, а мне ещё завтра список кандидатов в праведные семьи писать. Истощение уже на пятки наступает.
Геннадий засмеялся:
– Помни: «Маленькое дело лучше большого безделья»!
– У Исайи научился? Балаболки несчастные!

Венчание проходило в специально отстроенном по этому случаю амфитеатре. Кто-то из великих потратил долю секунды и крутанул в первозданной материи воронку диаметром в треть километра – так и получился амфитеатр. Простенько и быстро. Зато какие световые узоры висели над местом торжества! Фейерверк перетекал в сполохи по небу, а сполохи собирались в искры, которые носились между гостями и выстраивались в сложные узоры. Ангелы забав постарались на славу.
Торжество уже готово было начаться. На сцене стояла старая богиня плодородия, которая вчера стала ангелом второго уровня, и держала в руках венец над новой – ангелом первого уровня. При взгляде на новую богиню плодородия я почувствовал укол жалости и стыда. Богиня плодородия – это та ещё работёнка. Во-первых, это ведомство должно откликаться на все молитвы, обращённые к Афродите, Венере, Изиде и сотне-другой иных имён, у него свои центры прослушки и свои отряды быстрого реагирования. Во-вторых, оно работает с феями и духами растительного мира, а большая часть из них даже образами не говорит, не говоря уже об общении словами, добиться от них связной мысли – это поседеть можно, они только ощущения излучают. В-третьих, оно ведёт огромную работу по выведению новых видов растений и спасению редких видов. В-четвёртых, оно следит за урожаями. Как у них голова не идёт кругом от всего этого разнообразия – не представляю. И все эти проблемы валятся на одну голову – богини плодородия. Новой девчонке – Софии-Ласке-Славуте – придётся нелегко. По сравнению с нею моя работа намного проще.
Тройное имя у неё потому, что она (точнее, уже он) три раза жила на земле. Вскоре её все будут звать просто «Венера». Обычно у нас ангелы первого уровня сохраняют те имена, которыми их звали в земной жизни, прибавляя новое имя к старому. Ангелы более высоких уровней тем или иным образом получают новое имя. Чаще всего это прозвище, данное за свершения или провалы.
Пространство раздвинулось, выпуская на сцену Зевса – ангела второго уровня, из всепланетного синклита. Взревели трубы внимания, вокруг Зевса разлилось ослепительное сияние. Если кто-то и думал болтать, то после этого, подавленный звуком и сиянием, замолк. В наступившей тишине Зевс зачитал приказ – назначить на должность богини плодородия имярек такую-то, имярек такую-то по случаю большой радости – перехода на уровень второго ангела – освободить от должности, первой пожелать успехов, второй – дальнейшего роста. После оглашения приказа он сразу исчез, видимо, где-то дела стали горячими.
Сразу после возложения венца тело новой Венеры преобразилось. Тоненькая фигура ангела раздалась вширь, выросли огромные груди и прочие атрибуты женственности. Богине часто приходится являться своим верующим во снах, и выглядеть она должна соответствующе. Получилось очень впечатляюще. Все зрители захлопали от восторга. Новая Венера, богиня плодородия, семейной верности и женственности, раскланялась.
Ангелы забав запели. Как поют ангелы забав! Если бы я не был уже мёртвым, умер бы от восторга. Обычно они поют разные песни, но припев – без слов – оставляют типовым, чтобы простая пехота типа нас могла подпевать. Но на этот раз они превзошли самих себя и изобрели нечто совсем новое, постарались ради новой богини. Получилось очень красиво, не так громко, как обычно, зато намного чище. Ангелы забав (как правило, это ангелы второго уровня) тренированны на чистые ноты и истинные звуки, у них у всех хороший слух и отличные голоса, в отличии от обычных ангелов, которые поют не лучше людей. Когда поют ангелы забав, мёртвые иногда воскресают (те, что недавно умерли, конечно). Уже на втором куплете простые ангелы стали подвывать от восторга. Ангелы забав сообразили, что допустили ошибку, и из стройных рядов их хора вышел некто крылатый, чтобы дирижировать нашим воем. Он стал вести ритмический рисунок, превращая наш стон в нечто похожее на фоновую мелодию. Получилось неплохо.
Страницы:

1 2 3





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.