Библиотека java книг - на главную
Авторов: 39422
Книг: 99751
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Звёздная жизнь»

    
размер шрифта:AAA

Карен Брукс
Звёздная жизнь

Пролог

Если бы не было так холодно, она вообще бы не покинула спальню, а дождалась, когда приедет машина и заберет их с Троллем. Линда надела джинсы Пегги, фланелевую рубашку, свитер с высоким воротом и кожаную куртку с бахромой и все равно не могла согреться. Воздух в комнате был такой холодный, что от ее дыхания шел пар. В конце концов Лин сдалась и, натянув на замерзшие ноги третью пару шерстяных носков, потихоньку спустилась вниз.
В свете свечей гостиная представляла собой жуткое зрелище. В центре в камине полыхал огонь, словно вырывался из пасти дракона, а по периметру выстроились, по меньшей мере, две дюжины свечей во всевозможных подсвечниках. Словно декорация к средневековой драме.
— Я уже собирался высылать поисковый отряд, — сказал Брук с улыбкой, казавшейся таинственной в свете восьми свечей подсвечника. — Вы заблудились?
Несмотря на зловещий вид комнаты, Лин приободрилась. Голос хозяина звучал приветливо. Она вежливо улыбнулась в ответ, радуясь, что Энтони, по-видимому, решил притвориться, будто ничего не произошло.
— Я потратила полчаса, копаясь в одежде. Пыталась найти что-нибудь более нейтральное, — объяснила она, машинально играя бахромой куртки. — Чувствую себя так, точно собралась на маскарад.
— Вы отлично выглядите. Правда, вы неплохо выглядите, — возразил Брук, пытаясь говорить искренне, но комплимент прозвучал так словно он читал сценарий. Он несколько секунд смотрел на нее, а потом вновь углубился в шахматы.
Некоторое время Лин просто слонялась по комнате, не зная, чем заняться. Она потрогала лоб старого Тролля, поправила ему одеяло. Помешала угли кочергой. Наконец взяла журнал и уселась с ним в кресло напротив Энтони.
Свет от подсвечника позволял читать, но она не могла вникнуть ни в одно предложение, то кидая взгляды на старика, то наблюдая за хозяином виллы Энтони Бруком поверх раскрытого журнала. Похоже, того совершенно не трогало ее присутствие, и это безразличие начинало действовать на нервы.
Может быть, то, что произошло наверху, — игра воображения? Действительно ли между ней и Бруком проскочила искра взаимного влечения, или она все придумала? Во всяком случае, ничего сказано не было, да и сделано, в сущности, тоже.
Господи Боже, вот был бы ужас, если бы она сказала какую-нибудь глупость. Помнится, что она чувствовала непреодолимое желание, чтобы Энтони ее поцеловал. А что, если бы она попросила об этом? Что, если бы она обняла его за шею и привлекла к себе?
Она представила, в какое глупое бы положение она попала, и страницы журнала тихо зашелестели в дрожащих пальцах. Брук был бы в шоке, услышав такое дерзкое предложение от женщины, которая внушительно его отчитала несколько часов назад. Она сама была поражена своими мыслями.
Линда украдкой глянула на него. Интересно, как бы он все-таки отреагировал? Во всяком случае, Брук нормальный мужчина, сильный и энергичный. Наверняка он принял бы предложение, не задумываясь над логичностью поступков…
От камина волнами исходил жар, и Лин сняла куртку. Без нее она чувствовала себя не такой нелепой, хотя свитер тоже не отличался скромностью, украшенный большими серебряными и бирюзовыми геометрическим фигурами, да еще обшитыми блестками. Самоуверенность Пегги, должно быть, не знала границ.
Перекинув куртку через спинку кресла, девушка вернулась к журналу, пытаясь вникнуть в репортаж о скандале в ООН. Но краем глаза она видела, как рука Брука зависла над пешкой, потом длинный палец наклонил ее туда-сюда. Движения руки отвлекали внимание.
Наконец Энтони нарушил тишину.
— Сыграем партию? — предложил он.
Она подняла глаза, удивленная.
— Я устал ставить мат самому себе, — сказал Брук и вопросительно поднял одну бровь. — Хотите попробовать?
— Попробовать? — Она положила журнал на колени. — Почему вы думаете, что обязательно выиграете? Я довольно злой игрок.
Он хохотнул и принялся расставлять фигуры, считая ее согласие само собой разумеющимся.
— Я не верю, что вы можете в чем-то быть злы, — сказал он. Помните, мы с вами обсуждали дела фирмы «Счастливый дом», я тогда заметил, что у вас абсолютно отсутствует инстинкт борца.
— Это совсем другое дело — Возразила Линда, расставляя фигуры на своей половине. Наша фирма — это живые люди. Что касается игры, я способна вцепиться в глотку.
— Отлично. — Брук пододвинул к ней доску. — Посмотрим.
Если это вызов, то она не уступит. Она сразу же настроилась на выигрыш, чего бы это ни стоило. Минуту Лин рассматривала фигуры. Вблизи оказалось, что они еще красивее, чем она предполагала. Кони представляли собой рыцарей в полном вооружении и латах на вздыбившихся лошадях, ферзи были в ниспадающих складками платьях и коронах. Ладьи — настоящие маленькие замки с искусно вырезанной каменной кладкой стен. Ей никогда не приходилось видеть ничего подобного.
Линда немного размашисто двинула пешку на две клетки вперед.
— Традиционное начало — заметил Брук, выдвигая противоположную пешку. — Кто учил вас играть?
— Отец, — ответила девушка, глядя на доску и мучительно пытаясь припомнить какой-нибудь хитрый трюк, который использовал отец. Пожалуй, вот это сработает… Она передвинула ферзя по диагонали на три клетки, уповая на то, что правильно все вспомнила. К сожалению, не все трюки отца срабатывали. Обычно он бывал пьян и играл безрассудно.
— Надеюсь, что ваш был хорошим игроком, — сказал Энтони и удивил ее тем, что выдвинул пешку перед конем на две клетки. — Меня учил Тролль. А он непобедим, как все викинги.
Лин бросила на него взгляд.
— В самом деле? А кажется, что шахматы должны быть слишком скучным занятием для Оллкрафта.
Брук усмехнулся.
— Я думаю, он просто искал, чем бы меня отвлечь от улицы. Мне тогда было около двенадцати, и мы с друзьями решили, что лучшее времяпрепровождение для мужчин это подправлять лица друг другу кулаками.
Линда нахмурилась, не отрывая глаз от доски, перебирая варианты следующего хода.
— Но это же больно, — поежилась она.
— Странно, но нам не было больно, — сказал Энтони. — Подростки не очень-то чувствительны.
Подняв глаза, она улыбнулась. В его глазах плясали огоньки свечей, а уголки губ подозрительно изогнулись.
— Долли говорила мне то же самое, — сказала Лин, занося руку над слоном и вдруг останавливаясь в нерешительности. Что-то на поле не так. Разве это возможно — всего одна пешка между ферзем и королем?
Казалось, Брук не замечал опасности. Вообще по его виду не скажешь, что игра его волнует. Он откинулся в кресле и вытянул ноги.
— Во всяком случае, я помню, Тролль Оллкрафт сказал, что лучше мне тренировать мозги, чем мускулы, — продолжал он. — Так как, по его мнению, я вырасту все равно маленьким и тщедушным.
Тщедушным… Девушка не могла удержаться, чтобы не пробежать глазами по широким плечам Брука и его длинным мускулистым ногам.
— О да, сдержанно отозвалась она. — Прямо коротышка.
Энтони вновь склонился к столику, и какое-то время они молча изучали доску. Линда буквально затаила дыхание, боясь каким-либо случайным движением выдать, свое намерение поставить ему шах.
Вот будет забавно обыграть Брука! Впрочем, у нее было ощущение, что он не слишком расстроится. Его собственное «я» было достаточно крепким и здоровым, чтобы выдержать поражение. Еще бы! Регулярно подкармливаемое мясом и закаленное физическими упражнениями, почему бы ему не быть крепким и выносливым?
И все-таки, его новое легкое и игривое настроение было таким очаровательным… и заразительным.
Она храбро пошла слоном.
— Интересно… — Пальцы зависли над пешкой, затем переместились к коню. Но перед тем как сделать ход, он глянул на нее, огоньки свечей заплясали в его глазах. — Знаете что? — сказал Брук. — Я думаю, вы правы, игра слишком скучная. При таких темпах мы заснем, камин потухнет, и утром здесь обнаружат две замерзшие фигуры в позе «Мыслителя». — С озорным видом он поиграл бровями на манер Тролля. — Что вы скажете, если мы немного оживим игру? Чтобы придать ей пикантность?
— Хорошо, — согласилась она, с улыбкой наклоняя голову. — Но если вы хотите предложить снимать предмет одежды за каждый проигрыш, то должна вас предупредить, на мне свитер, две рубашки и три пары носков.
Энтони наклонился и потрогал ее ноги.
— Черт бы побрал Пегги! — в шутливом разочаровании воскликнул он. — На ней всегда было слишком много одежды.
Выпрямившись, хозяин мрачно оглядел гостью, поглаживая пальцами ладью.
— Если говорить серьезно, то я действительно считаю, что мы могли бы что-нибудь поставить на игру.
С трудом Линда отвела глаза от руки Брука. Движения его длинных пальцев завораживали.
— Что, например? — спросила она.
— Например, «Счастливый дом».
Вспыхнув, Лин встретилась с его глазами.
— Это что, шутка? Совсем не забавно!
— Никаких шуток. — Энтони продолжал вертеть ладью. — Я серьезно. Если вы выиграете, «Счастливый дом» остается у Стоуна.
— Совсем не смешно. — Она сжала губы, задетая тем, что Брук находит возможным играть с ней таким образом. Было так хорошо, они приятно проводили время, ей даже начало казаться, что они смогут стать… ну, если не друзьями, то, во всяком случае, перестанут быть врагами. — Стоун не хочет оставлять себе фирму. Он не может этого позволить.
— Сможет, если я передам ему кое-какую информацию.
— Что вы имеете в виду? — В голосе девушки звучало недоверие. — Вы знаете что-то такое, чего не знаем мы? Это невозможно.
Энтони оставил ладью в покое.
— Подумайте спокойно. Вы ведь не считаете, что я куплю компанию по доброте душевной? — Ее ответ тут же отразился на лице, и Брук сухо улыбнулся. — Разумеется, не считаете. Значит, у меня припрятано кое-что, чего нет даже у вашего дорогого Стоуна…
— Он не мой дорогой Стоун, — тут же с жаром возразила Линда. Она понимала, что сейчас не это имеет значение, но ей не понравились интонации. Кроме того, ей почему-то казалось важным дать понять Бруку, что Стоун просто ее друг. И ее шеф. Не больше.
— Рад слышать. — Энтони поднял бровь с тем высокомерным видом, который она так хорошо знала. Это ужасно раздражало и притягивало одновременно. — В любом случае, я располагаю некими сведениями, можете мне поверить. Если я передам их Стоуну, у него не будет затруднений с займами, пока дело не пойдет в гору.
Она колебалась. Улыбаясь, Брук помахал рукой над доской.
— Ну, что скажет, белая королева? Согласны на пару часов тишины? Только вы, я и шахматы. Если вы выиграете, я скажу вам секрет.
Лин боролась с собой, пытаясь подавить смятение и мыслить четко и ясно.
— А если выиграете вы? — наконец тихо спросила она.
— Тогда я забираю компанию, — ответил он, и его бровь поднялась еще выше. — И вас вместе с ней.
Он видел, что девушка слишком ошеломлена, чтобы говорить.
— Меня? — выдохнула она, и на ее щеках выступила краска. — Вы шутите.
— Нет, не шучу. — Брук наблюдал, как возмущение сменяется недоверием, как переполняющие чувства борются друг с другом. — Почему это вас удивляет? Вы работе на компанию, которую я собираюсь купить. Разве отсюда не следует, что вы будете работать на меня?
— О, — сказала она, покраснев еще сильнее. — Я подумала…
Он улыбнулся.
— Что-то более личное?
Негодование побороло все остальные чувства и выплеснулось наружу. Она выпрямилась. Глаза ее сузились.
— Да, я подумала именно так, — жестко сказала Линда, гневно глядя красивыми синими глазами. — Возможно, это нелепо, но, честно говоря, ваше умозаключение такое же нелепое. Не можете же вы ожидать, что я опять буду на вас работать? Никогда не поверю, что вы хотите этого.
— Почему нет? — Он по-прежнему улыбался. — Вам ведь нужна работа? Или вы внезапно разбогатели?
Она села еще прямее, что казалось невозможным.
— Нет, но Кристофер Стоун просил меня остаться его помощником. — Линда так высоко вздернула подбородок, что Брук засомневался, видит ли она его.
Ну конечно. Просил остаться. Энтони подхватил ближайшую фигуру и начал крутить ее в руках, пытаясь подавить раздражение. Великодушие и щедрость человека, стоящего на грани банкротства! Кристофер ничего не упустит. Пока Стоун разыгрывает святого, Линда со своей глубокой благодарностью еще решит, чего доброго, что любит его.
— Понятно, — сказал Брук, не скрывая сарказма. — Как любезно с его стороны. Однако скажите мне, пожалуйста… в чем могут состоять обязанности помощника человека, у которого нет собственного бизнеса?
Ее глаза превратились в узкие щелочки.
— Я не совсем понимаю…
— Вы прекрасно понимаете. — Глядя как бы со стороны, Энтони поражался, почему он ведет себя как осел. Отдавая отчет, что его не должны касаться отношения этих двух людей, он не мог становиться. — Я хочу сказать, что в ответ на столь чрезмерную преданность, Стоун вполне может запросить больше, чем просто благодарность.
Брук перешел все границы. Он был готов к взрыву, грому, к пальбе из тяжелых орудий. Он приготовился выслушать, какой он сукин сын и грязный негодяй, как он смеет даже произносить святое имя Кристофера Стоуна…
Но реакция его потрясла. Подбородок девушки медленно принял нормальное положение, а глаза приобрели обычную миндалевидную форму. Со вздохом она запустила пальцы в волосы, потерла висок.
— Вы правы, — наконец, сказала Лин устало. — Стоун действительно хочет другого. Но он знает, что ничего не получит. Я объяснила ему, что не люблю его. Он мой самый близкий друг, но не больше. — Она нахмурилась. — Но он не хочет с этим мириться.
Брук кивнул.
— Могу представить. — Впервые он посочувствовал мужчине. — Но не приходило ли вам в голову, что, оставаясь с ним, вы не делаете ему лучше? Очень тяжело ежедневно видеть вас и сознавать, что вы недосягаемы. Или еще хуже: ваше присутствие будет подпитывать его надежды, как аппарат искусственного дыхания.
Она подперла голову рукой, поставив локоть на столик.
— Да-да, — монотонно проговорила Лин. — Я знаю. Я думала над этим. Поэтому, как только продажа будет оформлена, я уйду. Я рассказываю вам об этом, потому что… — Она опустила глаза на шахматную доску. — Я не знаю, зачем говорю все это. Я прошла собеседование в нескольких компаниях, и мне предложили место. Как только сделка будет завершена, я ухожу в другую фирму.
Линда подняла чудесные синие глаза, поблескивающие в свете свечей.
— Я собиралась рассказать все Кристоферу, но он попал в больницу, а это не совсем подходящее место для вручения заявления об уходе. Честное слово, Энтони, я многим обязана ему. Он помог в очень тяжелое для меня время. И я надеялась привезти ему контракт о продаже, а потом уже сказать о переходе.
Брук с трудом поборол желание протянуть руку и коснуться ее пылающей щеки. Господи, какая она идеалистка! Вдруг он почувствовал огромное облегчение оттого, что решил купить эту чертову компанию. Он буквально видел, что могло произойти в случае его отказа. Линда вполне могла выйти замуж за Стоуна, только чтобы утешить его. При этой мысли все внутри Тони сжалось. Судя по всему, Стоун не постесняется и дальше играть на сочувствии девушки. Вплоть до алтаря, если сможет.
Но этого не случится. Он не допустит.
— Итак, вы принимаете условия, Лин? Давайте закончим партию. В случае победы вы привезете вашему боссу кое-что получше контракта. Вы привезете ему еще один шанс.
Линда покачала головой, но Энтони уже сделал ход пешкой.
— Играйте, — велел он. — Вы же ему обязаны? Вы не сможете жить с сознанием, что упустили единственную возможность спасти его!
Девушке нечего было возразить. Да и о чем спорить? Она опустила взгляд на доску и сделала довольно безрассудный ход королевским конем. Брук удержался от улыбки, но испытал огромное облегчение. К завтрашнему дню на душе у обоих будет значительно светлее.
Он потратил два часа, чтобы проиграть, не возбудив подозрения. Ферзь Линды в конце концов загнал короля соперника в угол, и игра закончилась.
— Мат, — почти прошептала девушка. Она подняла лицо, ошеломленная, или слишком уставшая, или то и другое вместе. Во всяком случае, не выказывая радости, вопреки его ожиданиям.
Не говоря ни слова, Брук поднялся, подошел к столу и нашел документы с деталями планирующегося восстановления «Счастливого дома». Даже такой паршивый предприниматель, как Стоун, сумеет использовать информацию для получения займов.
Так же молча, он передал бумагу в руки Линды, и она уставилась в текст. Не видя ни строчки. События последних дней как в калейдоскопе пронеслись перед ее взором

1

Вертолет то и дело проваливался в воздушные ямы, и у Линды каждый раз замирало сердце. Вверх, вниз. Вверх, вниз. Словно на качелях. Металлическое днище едва не задевало верхушки деревьев, и девушка со страхом закрывала глаза. Ради всего святого, что она здесь делает? Мисс Грейс вообще не любила летать, даже на комфортабельных лайнерах, но полет в метель на крошечном мучительно холодном вертолете ради удовольствия видеть высокомерного Энтони Брука — настоящая пытка.
Если говорить прямо, он не стоит таких усилий. Она не встречала мистера Брука уже три года, но не забыла его. Президент процветающей фирмы «Брук», тридцати с небольшим лет, ловкий, целеустремленный, шести футов два дюйма ростом, с черными вьющимися волосами и ледяными голубыми глазами и, наверное, справедливо самодовольный. Жестокий бизнесмен, безжалостный хозяин и, по всеобщему мнению, никудышный муж. Одним словом, не кандидат в святые. Не годится даже для местного конкурса «Рубаха-парень».
В любом случае, подумала она с горечью, когда вертолет нырнул в очередной раз, этот тип не стоил того, чтобы из-за него погибнуть.
Засыпанные снегом верхушки деревьев стремительно приближались, ветви тянулись, готовые схватить белыми пальцами. Пилот издал идиотский смешок, как будто он и ветер просто затеяли дружескую схватку. Ну конечно, исполнительный и энергичный «всегда готов». А кого еще мог нанять Брук? Пилот лениво выправил вертолет в последнюю секунду, когда от катастрофы их отделяло расстояние буквально в две снежинки.
Горизонт вновь выровнялся. Линда сглотнула противный вкус утреннего кофе и немного расслабила руки, судорожно прижавшие к груди портфель. Почувствовав, что тошнота отступила, она решила, что ненавидит еще две вещи на свете: вертолеты и вертолетчиков, которые полагают, что игра со смертью действует ободряюще.
— Вот здесь! — Пилот старался перекричать рокот винта, указывая пальцем вниз и по-прежнему ухмыляясь. — Это и есть Брукхилл. Здесь живет наш босс!
Девушка всмотрелась в редеющие верхушки деревьев, и в ярдах двадцати под ними ее взору предстала горная вилла. Резиденция Брука. Массивный, статный и элегантный, дом словно заявлял всему миру о своем превосходстве.
Статный. Элегантный. Надменный. Почему-то эти слова подходят и для описания самого Энтони. Может быть потому, размышляла она, что есть еще что-то, что она ненавидит больше, чем сумасшедших пилотов. Она ненавидит этого высокомерного человека, который живет здесь на горе, словно в крепости, и ждет, что мир сам придет к нему. Даже если погода совсем не располагающая. Даже если скоро Рождество, а он не может не понимать, что большинство людей хочет быть в это время дома и разворачивать подарки, сидя у камина.
Вдруг вертолет сильно накренился, как будто его толкнул кто-то невидимый, и ветви с отвратительным скрежетом прочертили по стеклу. Линда сжалась от страха и, взглянув на пилота, увидела, что ухмылка наконец-то сползла с его лица. Он крепко сжимал штурвал, борясь с сильными порывами ветра, который швырял маленькую машину из стороны в сторону, как игрушку.
— Все в порядке? — спросила девушка. Вопрос прозвучал бессмысленно, и пилот даже не потрудился ответить.
Вертолет начал снижаться, виляя, и у Линды вновь зашлось сердце. Ветер порядком усилился с того момента, как они поднялись в воздух с маленького частного аэродрома в Виннипеге. Оставалась надежда, что этот пилот хотя бы наполовину так хорош, как мнит о себе.
Казалось, прошла целая вечность, прежде чем вертолет коснулся снежного покрова земли. Приземлившись, он сразу же жутко затрясся, так как винт продолжал вращаться. Вскоре тряска прекратилась, но и пилот и пассажирка сидели, глубоко дыша, безмолвные, уставившись на темный дом перед ними.
— Черт! — Пилот наконец открыл рот, — Довольно мрачное местечко, а? Не представляю, что можно здесь делать, да еще в это время года.
Линда не ответила. Она тоже не представляла и ни за что бы сюда не прилетела, будь у нее выбор. Дом действительно выглядел унылым и мрачным: крыша окутана снегом, точно саваном, у стен огромные сугробы. Почти мертвый. Как будто ждет кого-то, кто никогда не вернется.
С раздражением Линда одернула себя. Мертвый дом! Придумала! Эта чепуха лезет в голову просто потому, что она знает, какая трагедия случилась здесь три года назад.
Нет, единственная причина всей мрачной тишины в том, что мистер Брук, несмотря на свое богатство, недостаточно воспитан, чтобы выйти и встретить гостей.
Нахмурившись, она расстегнула ремень безопасности. Брук совсем не изменился. Он всегда был бессердечным сукиным сыном. Он что, не знал, что погода портится? Если безопасность людей его не волнует, то побеспокоился хотя бы о дорогой игрушке — этом вертолете, который мог запросто повиснуть на какой-нибудь пихте.
Внезапно двери дома распахнулись, и на широком крыльце появились двое мужчин. Линда напрягла глаза в тусклом свете, но сыпавший за стеклом снег, как на экране телевизора при плохой передаче, не позволял ничего рассмотреть. Все, что она видела, это две высокие мужские фигуры. Раздосадованная, она открыла дверцу, выскользнула наружу и тут же провалилась в снег по щиколотку. Пытаясь удержать равновесие, она уронила и портфель.
— Проклятье!
Линда знала слова и покрепче, доставляющие удовольствие емкие слова, которые бы подошли сейчас больше, но она уже давно отучила себя употреблять их. Девушка потянулась за портфелем, волоча подол пальто по снегу. Это был мокрый снег, обнаружила она, поднимая одновременно портфель и подол пальто. Мерзкая, холодная снежная жижа. Черт бы побрал это место!
Когда она выпрямилась с прилипшими к щекам волосами, то увидела в снежной мгле рядом одного из мужчин, что стояли на крыльце.
— Вам помочь? — В голосе звучала забота, слышался легкий южный акцент, и мисс Грейс поняла, что это не Брук. Голос Энтони с глубоким тембром она узнала бы сразу. — Черт! Простите, — сказал мужчина, — если бы мы знали, что это вы… Я хотел сказать, если бы мы знали, что прилетит женщина…
Чувствовалось, что он растерян. Пытаясь взять у нее из рук портфель, он при этом чуть не выронил собственный.
— Энтони сказал, что ждет человека по имени Крис.
Линда старалась не обращать внимания на беспокойство, сквозившее в его словах. Все правильно. Брук действительно ждал Кристофера Стоуна, владельца строительной компании «Счастливый дом». Она знала, что тот будет недоволен увидеть вместо Стоуна помощника. А когда узнает, кто помощник, когда обнаружит, что это мисс Грейс…
Но теперь ничего изменить, нельзя. Она отлепила от лица прядь покрытых снегом, обледеневших волос и глубоко вдохнула холодный воздух, увидев, что второй мужчина — Энтони — направился к вертолету. Ее руки судорожно сжались.
— Тони! Твой гость прибыл, но это не Крис, — с удивлением сказал мужчина и повернулся к ней. — Может быть, Криста?
— Линда, — поправила она, внезапно охрипнув, и нервно откашлялась.
Его улыбка стала шире.
— Линда Крис?
Девушка покачала головой.
— Нет, — сказала она, пытаясь сквозь снег различить выражение лица Энтони, пытаясь понять, узнал он ее или нет. — Линда Грейс. — Она выпрямила плечи и протянула руку. — Здравствуйте, мистер Брук.
— Мисс Грейс, какой приятный сюрприз!
Но он не выглядел ни удивленным, ни встревоженным. А по ее мнению, должен бы встревожиться, особенно если связал эту Линду Грейс с той, которую вышиб с работы три года назад. Но, конечно, как все хорошие бизнесмены, он был мастером держать эмоции при себе.
— Мистер Стоун не смог приехать, — зачем-то начала оправдываться она. Это было глупо, учитывая, что она отвечала на вопрос, который никто не задавал. — Его здесь нет.
Брук улыбнулся.
— Это очевидно, — сказал он спокойно и повернулся к товарищу: — Мы хорошо поработали сегодня, Чак. Уверен, что полет пройдет нормально. Ветер крепчает, но у меня отличный пилот.
— Он очень болен. — Линда с удивлением услышала собственный голос. Безразличие Брука задевало, и ей хотелось обратить на себя его внимание. Как он смеет поворачиваться к ней спиной? — У него прободение язвы.
Энтони медленно повернулся, темные брови поползли вверх, голубые глаза смотрели насмешливо.
— У моего пилота?
Линда вспыхнула. Обратил внимание, радуйся. Выставила себя дурочкой. Она всегда чувствовала себя скованно и неловко в присутствии Энтони Брука, но, черт побери, ей тогда было всего двадцать, и она была до смешного невинна и простодушна. В конце концов, он ей больше не босс. Она на него не работает. И он не может немедленно уволить ее за одно замечание. Он уже сделал это три года назад.
— Нет. Разумеется, не у вашего пилота — быстро сказала она, чувствуя, что еще немного и начнет заикаться. — У Кристофера.
Брук продолжал насмешливо глядеть на нее, и она пояснила:
— У мистера Стоуна.
— Ах да. — Он опять улыбался, и она понимала, что он подсмеивается над ней. — У мистера Стоуна, которого здесь нет.
Энтони протянул руку над ее плечом, чтобы открыть дверцу вертолета.
— Вы мне расскажете все в деталях, как только мы попадем в дом. Но сначала мы должны отправить Чака. У него важная встреча в Виннипеге меньше чем через час.
Она отошла в сторону, плотно сжав губы, чтобы опять не сказать какую-нибудь глупость. С черной завистью она смотрела, как Чак забирается в вертолет. Когда винт заработал, закручивая снег в сумасшедший вихрь, Брук отвел ее еще дальше, взяв за локоть. Он продолжал держать ее, и, наблюдая, как вертолет поднимается, девушка вдруг подумала, что его рука похожа на цепь, которая удерживает ее здесь, наедине с ним, на этой Богом забытой горе.
В последнюю минуту Чак помахал им рукой.
Его прощальный салют был едва виден сквозь густой снег. Он улетел. Счастливец. Прислушиваясь к удаляющемуся рокоту мотора, Линда совсем пала духом. Кто бы ни был этот Чак, куда бы он ни направлялся, она готова была отдать всю месячную зарплату, чтобы поменяться с ним местами.

Камин был огромным. Каменная плита внутри не менее двенадцати футов, подумала Линда. Пламя полыхало, испуская жар. Присев поближе к огню, она нервно потирала онемевшие пальцы, оглядывая комнату, куда хозяин только что привел ее.
Помещение поражало своими размерами и состояло как бы из трех зон: гостиной с диваном у камина, где она сейчас сидела, отогреваясь, офиса с письменным столом, покрытым замысловатой резьбой, за которым расположился Энтони с документами Стоуна, и столовой с большим столом, человек на двенадцать.
Чувствовалось, что здесь живет мужчина, но было уютно. Все это громадное помещение — по беглой оценке гостьи, не менее чем пятьдесят на шестьдесят футов — устилали мягкие ковры с разноцветными индейскими узорами. Большие окна по обеим сторонам от камина казались картинами с изображением засыпанного снегом горного склона. И над всем этим возвышался камин, источая тепло, бросая янтарные отблески на темно-коричневый деревянный пол, на потолочные балки, на стены, обшитые деревянными панелями, на резные перила лестниц. Дорогая мебель красного дерева оживала от играющих на ней бликов огня. Создавалась удивительная атмосфера интимности.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2018г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.