Библиотека java книг - на главную
Авторов: 42485
Книг: 106770
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Время камней»

    
размер шрифта:AAA

Михаил Ежов
Время камней

Посвящается моей жене Ольге

Пролог

С тех пор как император Камаэль приказал своим слугам высечь море, унесшее жизни его любимых жены и дочери, прошло двадцать лет. И никто, кроме самых близких людей, не заметил рождения в отдаленной провинции человека по имени Сафир-Маград. Он появился на свет в обществе матери и повивальной бабки, с оханьем и крепкой руганью перерезавшей пуповину, смывшей с него кровь и завернувшей в пеленки.
Его отец, лорд Каид-Маград, в это время объезжал дальние плантации айхевая и должен был вернуться лишь на следующий день. Он еще не знал, что у него родился сын. Волею ли судьбы или императора Камаэля он так и не узнал об этом.
Когда легионеры ворвались в дом, никто не понимал, что случилось и почему солдаты убивают всех подряд, разбрасывая горящие факелы. Вначале их приняли за бандитов, потом слуги, падая под ударами мечей и захлебываясь собственной кровью, кричали что-то об ошибке. Но ошибки не было. Император не может ошибиться — его разум, так же как сердце, священен.
Лорд Каид-Маград был негласно обвинен в измене и убит по дороге домой вместе с личной охраной и слугами. Его жена умерла в своей постели, утыканная копьями и завернутая в грязные простыни. Маленького лорда вырвали из рук кормилицы, положили в плетеную корзину и отвезли во дворец, где он был записан в Пажеский Корпус.
Поместье Маградов перешло к нему по наследству вместе с рабами и землями. Род Маградов не пресекся и продолжал считаться одним из самых уважаемых и могущественных в империи. Но прямой его представитель был только один.

Часть первая
СНЫ

Глава 1

Фонтан был сложен из мраморных плит и украшен голубыми изразцами, на каждом из которых мастер изобразил какой-нибудь несуществующий диковинный цветок. Прозрачные струи с тихим мелодичным журчанием взлетали вверх и падали в широкий бассейн, наполненный красными и золотыми рыбками.
На краю фонтана сидел юноша, одетый в белый плащ и расшитую жемчугом тунику, доходящую до колен. Серебряные поножи и такие же башмаки, многочисленные браслеты на кистях и щиколотках свидетельствовали о его принадлежности к знатному роду. У молодого человека были прямые светлые волосы до плеч и голубые глаза. Он носил аккуратно подстриженную бородку, вертикально пробритую посередине. Рядом с ним лежал в ножнах короткий меч, рукоять которого сверкала горным хрусталем и сапфирами.
Несколько зеленых стрекоз с низким жужжанием подлетели к нему и, сцепившись в длинную гирлянду, опустились на песок.
Из дальнего конца сада донесся звонкий смех. Юноша вскинул голову, прислушался и быстро встал, пристегивая меч к поясу. Сделав несколько шагов в сторону голосов, он увидел шествующего по аллее императора, окруженного телохранителями и свитой.
Властелин Урдисабана был уже далеко не молод, в прошлом году он разменял шестой десяток, но издали его все еще можно было принять за человека средних лет — так величественна и статна была его осанка, густы и темны нетронутые сединой волосы. Император Камаэль был одет в длинный белоснежный плащ, отороченный золотыми кистями, и бордовый камзол, украшенный искусным шитьем. На груди повелителя сверкал массивный медальон — аметист в золотой оправе.
Единственная дочь императора от второго брака, Армиэль, плыла рядом с отцом, легкая как птица, одетая в развевающееся на теплом ветру золотистое платье. Завидев молодого человека, она коснулась рукава императора кончиками пальцев, чтобы привлечь его внимание. Владыка повернул голову и, заметив юношу, благосклонно улыбнулся.
— Доброе утро, Сафир, мальчик мой, — сказал он негромко, — что ты делаешь здесь в столь ранний час?
— Дожидаюсь Вашего Величества, — ответил юноша с поклоном, — моя обязанность — сопровождать вас на праздник, который начнется всего через два часа.
— Ты очень исполнителен, мой друг, — император улыбнулся. Кортеж приблизился к юноше и остановился. — Я не зря выбрал тебя в свои пажи.
— Благодарю, Ваше Величество.
— Поздоровайся же со своей невестой, мой мальчик, — император склонил голову в сторону Армиэль.
— Доброе утро, принцесса, — произнес юноша с поклоном.
Девушка улыбнулась и сделала легкий реверанс.
— Ну, хватит церемоний! — Император подтолкнул ее вперед и сложил сверкнувшие драгоценными перстнями руки на животе. — Идите погуляйте по саду. Когда ты мне понадобишься, Сафир, я пошлю за тобой.
— Как прикажете, Ваше Величество. — Юноша подал принцессе руку, и они двинулись по одной из аллей.
Вязы возвышались над ними, образуя шуршащий на легком ветру зеленый свод. Солнечные лучи, пробивавшиеся сквозь него, ложились на песок дорожки причудливым призрачно-сизым узором. Маленькие птички с оранжевым и синим оперением перелетали с ветки на ветку, издавая тихий мелодичный свист. Вокруг порхали бабочки, стрекозы, проносились с низким жужжанием изумрудно-зеленые жуки, и прочие насекомые выписывали над дорожкой замысловатые пируэты, привлеченные особыми составами, которые приготавливали и распыляли в саду придворные парфюмеры.
— Отец хочет, чтобы свадьба состоялась как можно скорее, — сказала Армиэль, когда они с Сафиром отошли достаточно далеко и их уже не могли услышать.
— И я хочу того же, — отозвался Сафир, бросая на нее влюбленный взгляд.
Девушка улыбнулась:
— Полагаю, он перенесет церемонию на осень. Это так прекрасно: осыпающиеся багрово-золотые клены и дубы! Они будут замечательным дополнением к торжеству, ты не находишь?
Юноша кивнул:
— Конечно, любовь моя, так гораздо лучше.
Армиэль шутливо стукнула его ладонью по плечу:
— Ты ничего в этом не смыслишь!
— Совершенно ничего, — согласился Сафир, улыбнувшись.
— Но я все равно люблю тебя. Это даже удивительно. Впрочем, моя наставница говорит, что любят не за что-то, а вопреки. Что ты на это скажешь?
— Что она мудрейшая из женщин.
— А как же я?
— После тебя, разумеется.
— Так-то лучше! Впрочем, твои недостатки я переживу.
— Надеюсь.
— Но ты должен стараться исправиться, поскольку моя наставница говорит, что человек, не желающий стать лучше, подобен камню, который лежит в поле без пользы, зарастая мхом и разрушаясь от ветра и времени.
— И у этого камня нет никакой надежды? — спросил Сафир шутливо.
— Только если какой-нибудь мастер решит сделать из него что-нибудь путное.
— Надеюсь, ты станешь для меня таким мастером.
— Я? Вот еще! Не забывай, что я принцесса и мне не пристало иметь дело с ремесленными инструментами, — Армиэль рассмеялась. — Но я помогу тебе овладеть этим искусством.
— Тогда я согласен стать таким, как ты закочешь.
Они вышли на окруженную розовыми кустами площадку, в центре которой возвышалось стройное дерево. На его раскинутых ветвях алели крупные цветы, источавшие сладкий аромат меда. Вокруг с низким жужжанием вились пчелы. Сафир подошел к дереву, сорвал самый крупный цветок из тех, что мог достать, и воткнул Армиэль в волосы. Она улыбнулась.
— Эти цветы тебе нравятся больше, чем лилии, которым суждено украсить меня в день свадьбы? — спросила она, касаясь бархатистых лепестков кончиками пальцев.
— Не знаю. Я ведь не видел тебя в белом венке.
— У цветов есть одно неприятное свойство, — заметила девушка с улыбкой, — на них слетаются пчелы, а они могут ужалить. Но моя наставница говорит, что за все в жизни надо платить, даже если ты принцесса.
Они рассмеялись и присели на каменную скамейку. К их ногам сразу же слетелись птицы, привыкшие к подачкам, и начали расхаживать по дорожке, распуская веерами длинные золотые хвосты, которые казались усыпанными самоцветами. Птицы назывались мутхами и были привезены из Казантара в подарок императору Камаэлю после подписания мирного договора, положившего конец распрям между этими двумя странами. С тех пор владыка Урдисабана смог сосредоточить свое внимание на соседних мелких государствах и относительно быстро покорил их, превратив в провинции и создав, таким образом, единую империю.
— Жаль, мне нечем покормить их, — сказала Армиэль.
— Сделаешь это в другой раз. Здесь достаточно слуг, так что с голоду птицы не умрут, — Сафир улыбнулся. — А вот я без поцелуя могу зачахнуть.
— Я этого не допущу! — ответила Армиэль.
— Лорд Маград! — громкий выкрик заставил их вздрогнуть.
— О боги! — вздохнул Сафир, оборачиваясь на голос. — Опять этот несносный Ухаэль! Что ему нужно на этот раз?
— Отзовись — и узнаешь, — посоветовала Армиэль.
— Я тут! — крикнул Сафир, вставая. — Подожди здесь, — добавил он, обращаясь к Армиэль, которая согласно кивнула.
Сафир направился туда, откуда донесся голос его слуги. Через полминуты на дорожке показался толстяк Ухаэль, отдувавшийся и поминутно вытиравший красное лицо белым тонким платком. На нем болтался светло-желтый балахон, который по замыслу слуги должен был скрыть его лишний вес, — Ухаэль чрезвычайно стеснялся своего жирного тела, но при этом был не в силах совладать с собой и постоянно предавался чревоугодию.
— Господин! — воскликнул он, завидев Сафира. — Я ищу вас уже…
— Целых пять минут! — перебил его Сафир. — Не стоит приписывать себе несуществующие заслуги и уверять меня, будто ты сбился с ног, прежде чем нашел меня.
— Вы все шутите! — пропыхтел Ухаэль, приближаясь и стирая катившийся по его жирному гладкому лицу пот. — А у меня к вам поручение. И как вы думаете, от кого? От самого императора, так-то!
— И что приказал тебе передать наш властелин? — Сафир сразу стал серьезней. Врожденное почтительное отношение к императору не позволяло ему сохранять шутливый тон, когда речь шла о царственной особе.
— Его Величество повелевает вам немедленно явиться в императорские покои.
— Ты знаешь, зачем?
— Помилуйте, господин! Откуда? — глаза Ухаэля округлились от удивления.
— Ладно, я иду. — Сафир оглянулся туда, где оставил Армиэль. — Буду через минуту. Ступай вперед.
— Бегу, лорд Маград, — толстяк коротко кивнул (этот жест заменял ему земной поклон) и устремился по направлению к императорскому дворцу, семеня короткими ножками.
Сафир вернулся к Армиэль.
— Твой отец зовет меня к себе, — сказал он, — я вынужден покинуть тебя на некоторое время.
— Могу я сопровождать тебя?
— Не думаю. Полагаю, император желает говорить только со мной.
— Понимаю, — Армиэль кивнула и поднялась со скамейки. — Что ж, тогда я отправлюсь с тобой во дворец, а там мы расстанемся. Надеюсь, ненадолго.
Сафир подал ей руку, и они направились к выходу из сада.

* * *

Если выйти на балюстраду императорского дворца на вершине Елеева холма в Тальбоне, то можно увидеть сотни четыре двух-трехэтажных домов, принадлежащих придворным аристократам, знатным вельможам и богатым купцам, имеющим государственные заказы. Дома сверкали кровельным железом и черепицей, а на крышах некоторых из них зеленели сады и звенели фонтаны. Их окружали парки с посыпанными песком и гравием дорожками, цветущими клумбами и диковинными птицами, вывезенными из других стран. Здесь можно было увидеть многоэтажные пагоды и высокие башни со сверкающими шпилями, пруды с лебедями и каменными горбатыми мостиками. Слуги расхаживали в нарядных ливреях, расшитых золотыми и серебряными нитями, сверкая гербами и эмблемами своих хозяев.
Зажиточные горожане проживали в домах менее великолепных, но достаточно удобных и даже не лишенных некоторой роскоши — в зависимости от достатка владельца. Внутри них зачастую можно было увидеть выложенный керамическими изразцами бассейн, наполненный дождевой водой. В нем иногда принимали ванну хозяева дома, для чего приходилось доливать в него кипяток.
Планировка домов зависела от настроения и нужд его обитателей, поскольку помещения были разделены бумажными ширмами, которые позволяли менять планировку дома, то превращаясь в стены, то, напротив, убираясь и тем самым объединяя комнаты в большие залы.
Но куда больше было в Тальбоне приземистых глинобитных домов, где жили простые горожане. Такие постройки занимали западный склон Ремесленного и восточный склон Работного холмов. Здесь не было особняков и мраморных фонтанов, обширных бассейнов и звенящих гротов. Тут жили люди, на рассвете принимавшиеся за работу: гончары, портные, сапожники, лавочники, торговавшие предметами первой необходимости. Они поминутно громко ссорились, а по вечерам распевали пьяными голосами и разбивали друг другу лица в кровь, чтобы утром даже не вспомнить, кто кому стал врагом.
Тальбон был городом портовым и имел большую гавань, где стояли на причале не только быстроходные, прекрасно вооруженные боевые имперские корабли, но и купеческие — принадлежащие как жителям Урдисабана, так и гостям, которые приплывали в столицу по торговым делам.
Вдоль северного берега тянулись доки, а напротив главной, украшенной разноцветными флажками гавани располагалось Адмиралтейство, представлявшее собой двухэтажное здание с узкими окнами, походившими на бойницы, толстыми стенами, за которыми стояли среднего размера катапульты и баллисты, а также высокой круглой башней, где день и ночь дежурили два солдата, с закатом зажигавшие в центре площадки маяк.
На востоке города находился так называемый Запасный холм, который покрывали бревенчатые амбары. Их устанавливали на деревянных столбах, чтобы предохранить зерно от сырости. Среди этих построек возвышались многоэтажные пагоды, раскрашенные красной и золотой красками, где жили и работали чиновники снабжения.
Но сколь ни удивительно было устройство столицы Урдисабанской империи, славного города Тальбона, главной его достопримечательностью являлся императорский дворец — великолепное сооружение, архитектурный ансамбль, в котором случайный человек легко мог бы заблудиться. Он включал двести восемьдесят четыре комнаты и тридцать семь залов, не считая подсобных помещений, кухонь, кладовых и прочего. Восемьсот сорок две колонны, вытесанные из разноцветного мрамора, украшали его постройки, сусальное золото, бронза, эмаль всевозможных оттенков покрывали крыши, купола и шпили дворца, повсюду встречались статуи богов и императоров, картины, гобелены, шпалеры, мозаики, барельефы, утварь, светильники, коллекции посуды, драгоценностей, редкостей и диковинок из разных стран — все это можно было увидеть в обители владыки Урдисабана, если обладать правом войти в нее.
Позади императорского дворца ровными рядами стояли казармы. В них жили гарнизонные легионы: Первый Августейший, Второй Рукоположенный и Третий Непоколебимый. Остальные восемнадцать располагались в разных городах государства, большей частью в недавно присоединенных к Урдисабану Кабрийской, Шуаданской и Лиам-Сабейской провинциях, еще полгода назад бывших независимыми странами, но завоеванные доблестными войсками императора Камаэля. В них до сих пор имели место волнения и недовольства, крамола и клеветнические речи против новой власти. Особенно много хлопот доставляла последняя из покоренных, Лиам-Сабейская, провинция, где пришлось даже учредить Корпус Надзора — два взвода стражников, которые должны были следить за поведением новых граждан великой империи и пресекать любые возмущения и волнения. Эти воины отличались от легионеров тем, что, во-первых, носили помимо полуторных мечей короткие кнуты для усмирения нарушителей спокойствия, во-вторых, кандалы, чтобы на месте заковывать преступников, и, в-третьих, имели на кирасах рисунок ока — символ недремлющего трона.

* * *

Император Камаэль и Сафир-Маград шли по длинному коридору дворца, стрельчатые своды которого украшала мозаика, а пол — резные каменные плиты. Рисунки изображали переплетающихся змей, парящих орлов и прочих животных, которых создала безудержная фантазия мастеров.
— Как тебе, должно быть, известно, мой друг, — говорил император чуть слышно, — Флабрия уже давно не в своем уме. Занятия колдовством, которые я никогда не поощрял, окончательно расстроили ее и без того слабый рассудок. Поэтому, как ни прискорбно, моя жена не в состоянии отвечать за свои действия. Я бы смотрел на это сквозь пальцы, но магические ритуалы, которые она регулярно проводит, становятся все опаснее. Вчера, например, из-за них вспыхнула Восточная башня и едва не погибли двенадцать астрологов. — Император остановился и положил унизанную кольцами руку Сафиру на плечо. — Мой юный друг, скоро мы с тобой станем родственниками. Твои дети унаследуют мой трон. Поэтому только тебе я могу доверить ту миссию, откладывать которую я больше не вправе.
— Я готов исполнить любой приказ Вашего Величества, — ответил Сафир, поклонившись.
— Поэтому я и выбрал тебя в мужья для своей единственной дочери. Нет в мире ничего более ценного, чем преданность и искренность. Глупцы копят золото, строят дворцы, утопают в роскоши, но никто из них не знает истинную цену вещам. Поэтому на троне сидят не они, а я.
— Все знают, сколь мудр император, — отозвался Сафир с поклоном.
— Увы, мой мальчик, далеко не все. И пример тому — очередное восстание в Лиам-Сабее. Жители этой провинции не желают понять, сколь выгодно для них быть частью нашего государства. Они ослеплены тщеславием, и оттого им кажется, что я отнял у них свободу. Но пройдет время, и если не их дети, то внуки уже не смогут мыслить себя вне Урдисабанской империи. Мы будем сильны единством. К счастью, у всех нас одна вера!
— Это действительно большая удача, повелитель, — согласился Сафир, — ибо куда легче смириться с попранными границами, чем с разрушенными храмами.
Император одобрительно рассмеялся:
— Я вижу, что выбрал себе достойного преемника. Не думай, что это только слова. Я действительно вижу тебя на троне Урдисабана. Уверен, ты достойно продолжишь мое дело и расширишь владения империи.
— Если это будет угодно Вашему Величеству и богам.
— Будет-будет. Ну а пока у меня есть для тебя задание.
— Я весь внимание.
— Возьми своего слугу, этого толстяка Ухаэля, четырех гвардейцев, посади Флабрию на мой самый быстроходный корабль «Буревестник» и отвези на остров Саамард, в монастырь Ирридан. Там о ней позаботятся. Я уже договорился с матерью настоятельницей. А затем сразу же возвращайся назад, здесь тебя будет ждать награда, достойная моего будущего зятя.
— Для меня нет лучшей награды, чем служить Вашему Величеству, — ответил Сафир, снова поклонившись.
— Вот письменный приказ, — император протянул ему свернутый трубкой пергамент. — Ступай. И займись нашим делом сразу после сегодняшнего праздника. Я жду тебя через час, ты будешь сопровождать меня на церемонии.
— Слушаю, Ваше Величество, — Сафир с поклоном удалился.

* * *

Корабль был великолепен. Его отделали лучшими сортами дерева: палисандром, сандалом, орехом и другими. Перила и резные украшения покрывала позолота. Вдоль борта висели масляные фонари, в корме располагались четыре каюты, в одной из которых разместились Сафир с Ухаэлем, в другой — императрица Флабрия со служанкой, в третьей — приставленный к ней лекарь Арсамак. Капитан занимал последнюю, четвертую каюту.
«Буревестник» шел под всеми парусами. До острова Саамард оставалось не более двух дней пути. Небо было чистым и безоблачным, по нему скользили чайки, время от времени стремительно падавшие вниз, ударявшие оранжевыми лапами по воде и вновь взмывавшие уже с добычей — извивавшейся в когтях рыбой.
Сафира и удивило поручение императора, и нет. Ни для кого не было секретом, что колдовские занятия его второй жены Флабрии пользуются дурной славой. Это бросало тень на самого повелителя, который хотел бы выглядеть правоверным последователем богов Урдисабана, а не приверженцем тех темных и зловещих культов, которым отдавала предпочтение его супруга. Император давно начал опасаться, что рано или поздно ему придется избавиться от Флабрии, и вот время пришло. То, что он выбрал Сафира для выполнения этой деликатной миссии, было вполне понятно: кто сделает все лучше, чем будущий зять, меньше всего желающий выносить сор из избы?
— Лорд Маград, — рука капитана легла на плечо Сафира, — посмотрите туда, — он указал на горизонт.
— И что? — спросил юноша, присмотревшись. — Я ничего не вижу.
— Воспользуйтесь этим, — предложил капитан, протягивая ему медную подзорную трубу.
Сафир приложил оптическое устройство к глазу и через некоторое время сказал:
— Какой-то корабль?
— Два. Уримашские триремы.
— Пираты? — Сафир опустил подзорную трубу и взглянул на капитана. — Они посмеют на нас напасть?
— Может, да, а может, и нет. Если бы корабль был один, то беспокоиться было бы не о чем, но два корабля вполне могут потягаться даже с «Буревестником». Впрочем, они далеко и едва ли сумеют нас догнать, даже если захотят. А на Саамарде нас защитят гарнизонные орудия.
— Надеюсь, — сказал Сафир. — Мне бы хотелось выполнить приказ императора и как можно быстрее вернуться в Урдисабан.
— Нам бы всем этого хотелось, — кивнул капитан, а затем развернулся и крикнул: — Эй, слушай мою команду! Справа по курсу две пиратские триремы! Прибавить паруса, идем по ветру, приготовиться к бою!
— Мы отклоняемся от курса? — спросил Сафир, почувствовав, что корабль качнуло в сторону.
— Только на время. Нужно оторваться от уримашей.
«Буревестник» шел полным ходом, но триремы все же нагоняли его. Капитан хмурился и качал головой. Он происходил из аристократического рода и был опытным моряком: двенадцать лет плавал на боевых кораблях шкипером, пока не получил под начало лучшее судно императорского флота. На вопрос Сафира он нехотя ответил:
— Я не понимаю, как развивают они такую скорость. Их суда гораздо медлительнее наших. Мы давно должны были потерять их из виду, но вместо этого они, похоже, скоро нас догонят.
— Когда?
— Если будут идти с прежней скоростью, то не позднее чем через четверть часа.
— Мы сможем отбиться? — спросил Сафир, чувствуя, как неприятно засосало под ложечкой. Неужели это страх? Странное и непривычное чувство: раньше потомок Маградов никогда не боялся.
— Едва ли, — капитан нахмурился, — но постараемся погибнуть достойно.
— Мне нужно спуститься в каюту, — сказал юноша, возвращая капитану подзорную трубу, — и приготовиться к бою. Ухаэль! — крикнул он слуге, стоявшему неподалеку и не спускавшему глаз с пиратских трирем. — Идем, ты поможешь мне надеть доспехи.
— Что, господин? — толстяк подошел, дрожа от страха. — Как?! Неужели будет бой? Но мы ведь можем оторваться. У нас больше парусов, и вообще…
— Боюсь, что нет, Ухаэль, — Сафир покачал головой и направился на корму, — по какой-то причине уримаши нагоняют нас.
— О всемогущие боги, мы погибнем! — воскликнул Ухаэль, всплеснув руками. Он неуклюже засеменил за своим господином, путаясь в полах расшитой серебром и жемчугом одежды.
— Не трусь, — отозвался Сафир, заходя в свою каюту. — Настало время показать, что и ты мужчина, — он откинул крышку сундука и вытащил кольчугу.
Слуга с тихим стоном повалился на кровать.
— Хорошо вам говорить, господин, — протянул он дрожащим голосом. — Вы — воин, а я в жизни не держал в руках оружия.
— Тогда оставайся здесь и жди, когда пираты придут за тобой. Но хочу напомнить, что уримаши оставляют в живых только тех, за кого можно взять выкуп, так что не говори им, что ты всего лишь слуга. — С этими словами Сафир надел кольчугу и извлек из сундука позолоченный панцирь, на груди которого были изображены сражающиеся морские змеи. — Подай мне меч!
Ухаэль подхватился и снял со стены клеван в кожаных тисненых ножнах — не парадное, положенное пажу и изукрашенное самоцветами, а настоящее боевое оружие. Сафир подпоясался, пристегнул длинный прямой кинжал, затем сел на кровать и приладил поножи.
— Надень наручни, — велел он Ухаэлю.
Слуга, не переставая причитать, приложил к его предплечьям бронзовые пластины и застегнул ремешки.
— Шлем, — коротко бросил Сафир, проверяя, все ли хорошо сидит, не сковывают ли доспехи движений.
Ухаэль достал из сундука круглый шлем с массивным забралом, выполненным в виде рыбьей головы, и подал своему господину. Сафир надел его, застегнул на подбородке ремни, приладил стальной воротник и направился к двери.
— Господин! — воскликнул Ухаэль, устремляясь за ним. — Дайте и мне оружие!
— Разве ты хочешь подняться на палубу?
— Мое место рядом с вами, господин! Пусть я боюсь, но буду сопровождать вас даже в Узадор. — Толстяк попытался гордо выпятить грудь, но его усилия пропали втуне, поскольку ни одна часть его тела не могла соперничать с животом.
— Смотри, как бы твои слова не стали пророческими, — отозвался Сафир мрачно. — Возьми мой шестопер.
— Благодарю, господин.
Через минуту Сафир с Ухаэлем показались на палубе. Большая часть команды уже стояла вдоль бортов с оружием и щитами в руках. На лицах людей была написана решимость умереть или победить любой ценой. Никто не собирался сдаваться пиратам.
Уримашские триремы были уже близко. Сафир мог разглядеть разноцветные одежды корсаров и сверкающие на солнце щиты различных форм и размеров. Корабли приближались в тишине, не было слышно ни воинственных криков, ни отдаваемых команд. Расстояние между триремами и «Буревестником» сокращалось неестественно быстро, У Сафира мелькнула мысль, что дело здесь не обошлось без колдовства, и он крепче сжал рукоять клевана. Справа от него срывающимся шепотом молился всем богам подряд Ухаэль.
Минуты тянулись мучительно медленно. Люди считали, сколько им осталось до смерти. Наконец первая трирема подошла достаточно близко. Из бойниц «Буревестника» ударили баллисты, и среднего размера ядра застучали о борт неприятельского судна, в нескольких местах повредив его, но не причинив особого вреда — пробоины, нанесенные выше ватерлинии, не были опасны. С триремы донеслась команда, и в тот же миг над водой взметнулись канаты с абордажными крюками.
— Руби концы! — взревел капитан «Буревестника».
Замелькали и застучали сабли, но не до всех пут можно было дотянуться. К имперскому судну заскользили пираты. Некоторых расстреливали из арбалетов, и их тела падали в море, других встречали на борту и сбрасывали вниз, но большинству удавалось очутиться на палубе, где они сразу же вступали в ожесточенную схватку с командой «Буревестника».
Рядом с Сафиром просвистел абордажный канат, крюк зацепился за мачту и натянулся, как струна. По нему заскользили пираты. Юноша взмахнул клеваном и обрубил трос, с торжеством наблюдая, как рухнули в воду уримаши. Но вот уже слева его атаковали более удачливые корсары, и пришлось отбиваться. Сафир отвел нацелившийся ему в грудь изогнутый клинок, оттолкнул одного из противников плечом, повернулся ко второму, увидел костлявое смуглое лицо и пронзительные черные глаза, скользнувшие по его панцирю. Он замахнулся для удара, метя в незащищенную шею пирата, но тот вдруг быстро поднес ко рту кулак и дунул в него. В лицо Сафиру вылетело персикового цвета облако какого-то порошка. Он покачнулся и понял, что падает на спину, теряя сознание. Последняя его мысль была о том, что он не успел убить ни одного противника, и Сафир ощутил приступ острой жалости к себе. Затем свет померк, и звуки идущей вокруг битвы стихли.

* * *

Сон был на удивление ярким, но содержание причиняло Сафиру настоящую муку. Его окружал кошмар: легионеры вбегали в какой-то дом, убивая всех, кто им попадался. Они поднимались по лестнице, рыскали по этажам, открывая ногами двери, пока не нашли комнату, которую искали. Там, на широкой кровати, лежала женщина с ребенком на руках. В глазах у нее застыли ужас и недоумение, губы беззвучно шевелились. Она переводила взгляд, в котором читалась мольба, с одного легионера на другого, но те лишь медленно надвигались на нее. Казалось, никто из них не решался нанести первый удар. Сафиру хотелось зажмуриться, но видение было слишком реальным, чтобы от него можно было избавиться.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • АморальнаЯ о книге: Елена Вилар - Промахнулась или мечты сбываются
    Неитересно. Не зашла мне книга

  • iu.primachock@ua о книге: Соня Сэнь - Кошки не плачут [СИ]
    Затянула, прочла книгу за сутки. Были недочеты, непонятное поведение героев, но в целом неплохая история получилась. Особенно понравилось, что на протяжении всей книги показывается рост гг-ни и её способы переживания кризисов жизни.
    Спасибо)

  • okhra о книге: Кира Измайлова - Два Дьюрана
    От фэнтези здесь ничего нет, так короткий ИЛР.

  • Rose-Maria о книге: Дарья Ратникова - Я ненавижу тебя! (или замуж за чудовище)
    Вся суть книги в первой главе. Или даже в первом предложении. Автор писать не умеет, да еще и сюжет скопирован. Герои выбешивают. Понимаешь чем закончится с первой главы. Книга ужасная. Не тратьте время.

  • valex88 о книге: Людмила Айдарова - Правила выживания
    Идея неплохая, но не все продумано: интриги вроде лихо закручены, но заговорщики какие-то не совсем убедительные. Назначенные одними из главных злодеев принц и племянница г.г. кажутся ненастоящими. Да и когда бы успела соплюшка 17 лет провернуть все то, что ей приписывают. Там еще много несуразностей, поэтому чтиво оставило после себя некое разочарование. Поэтому только тройка.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.