Библиотека java книг - на главную
Авторов: 45196
Книг: 112380
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Я — джедай! » » стр. 10

    
размер шрифта:AAA

— Если ты все долги возвращаешь таким образом, я каждый день буду подставлять свою грудь под выстрелы летающего шарика.
— Но только не сегодня, пожалуйста, — она потянулась я взяла мою левую руку. — Я замкну управление твоего корабля на мой, и мы вместе вернемся в Великий Храм.
— Точно, нужно узнать, все ли в порядке с Люком.
Мара на секунду замерла, затем кивнула:
— С ним все хорошо, и все знают, что ты возвращаешься раненый.
Я подался вперед и с ее помощью встал.
— Они победили?
— Да. Экзара Куна больше нет, — Мара неосмотрительно улыбнулась.Кажется, что академия джедаев избавилась от Повелителя Тьмы и дала новый урожай джедаев.

Глава 26

Атака Экзара Куна потрепала меня намного сильнее, чем я думал. Моя левая нога была сломана, как и правая рука, — были сломаны и пальцы, и предплечье, переломаны штук шесть ребер. Были отбиты печень и почки. Анализ крови показал такой результат, что дроид серии 2-1Б, который осматривал меня, решил, что я катапультировался с истребителя на огромной скорости и высоте, а паракрыло не открылось.
На самом деле я чувствовал себя в два раза хуже. Как только я вернулся, меня сразу же погрузили в ванну с бактой, которую Тикхо доставил сюда вместе с командой медиков менее полутора недель назад. За свою жизнь я пробыл в ваннах с бактой достаточно долго, даже больше, чем хотелось бы, однако впервые я находился в резервуаре, предназначенном для экстренных случаев. Большинство резервуаров с бактой — вертикальные, а этот представлял собой горизонтальную емкость. Мне пришлось лежать в ней без движения, потому что там было довольно тесно, только через каждые шесть часов мне можно было встать, потому что бакту сливали, фильтровали и снова наполняли ванну.
Пару раз меня навешал Люк, а в свободное от вымачивания в бакте время я читал инфочипы Мары. Надо сказать, что поправился я довольно быстро, и лечение было мне в тягость.
Когда я начал самостоятельно передвигаться, то выяснил, что Хэн Соло нашел Кипа и вернул его на Йавин IV, чтобы Люк смог судить его за его преступления. Когда это происходило, я был в ванне с бактой, а к тому времени как я из нее выбрался, Люк, Кип и Килгал уже покинули Йавин, чтобы уничтожить «Сокрушитель солнц» и лечить Мон Мотму от неизвестной болезни. Тионне делала все, чтобы составить мне компанию, и рассказывала мне подробности жизни в академии, но я еще не чувствовал в себе силы принимать в ней активное участие.
Физические травмы, которые нанес мне Экзар Кун, затягивались по плану — будь у меня возможность использовать целительную технику джедаев, этот процесс пошел бы намного быстрее, но не это волновало меня. Что действительно выбило меня из колеи, так это сильное душевное потрясение, которое довелось пережить. Я понимал, что Кун всего лишь извлек из глубин моего сознания самые потаенные страхи и высветил их передо мной во всей их ужасающей грандиозности, но стоило признать, о страхи эти были мои и только я сам мог победить их.
После того как мастер Скайуокер с Кипом уничтожили «Сокрушитель солнц» и вернулись на Йавин, Кип залечил все свои раны, я попросил Люка уделить мне время и встретиться со мной для разговора. Мы встретились в просто обставленной комнате, где он жил. Мастер выглядел немного уставшим, но все же оставался веселым и жизнерадостным.
— В чем дело, Кейран? — поинтересовался Люк.
Я правым плечом прислонился к дверному косяку, чтобы перенести тяжесть с левой ноги:
— Я больше не могу здесь оставаться.
Люк даже привстал с кровати, на которой сидел, и пристально посмотрел на меня:
— О нет, и ты тоже.
Я не был уверен, что правильно понял его замечание, но подозревал, что оно связано с Марой Джейд и ее немедленным отлетом сразу же после того, как она доставила меня в Великий Храм. Тионне сказала, что Мара заглядывала к Люку, но тот как раз спал, поэтому она улетела, так и не поговорив с ним. Люк явно рассчитывал, что она примчалась на Йавин IV, как только услышала о его болезни, и открытие, что причина была другой, немного расстроило его.
— Я не могу здесь остаться, потому что кое-что идет не так, — я потупил взор и добавил еле слышно: — По крайней мере, на мой взгляд.
Люк нахмурился:
— В любом случае обстановку нельзя назвать идеальной, но ее можно изменить. Причем в лучшую сторону.
Я покачал головой:
— Не думаю, что это у вас получится.
— Например?
Я шагнул в глубь комнаты и невольно сжал кулаки:
— Да много чего. Хотя бы то, как вы всем управляете. Если бы не насекомые, монстры и призрак Повелителя Тьмы, это место можно было бы назвать курортом. Я встречался с большими опасностями, когда дегустировал блюда тви'леккской кухни.
У Люка отпала челюстей:
— Как можешь ты говорить такое?
Я ударил себя кулаком в грудь:
— Помните, я говорил вам, что прошел сквозь тренировочный лагерь корбезовской академии. Моя жизнь тогда круто изменилась. Этот лагерь полностью ломает тебя, чтобы создать новую личность, ту, которую хочет сделать из тебя организация.
Лицо мастера-джедая помрачнело:
— Я не хочу плодить джедаев-клонов.
— Вы упускаете из виду один момент. В академиях не готовят клонов. Там не лишают личности людей, с которыми имеют дело, просто они хотят убедится, что каждый их выпускник будет готов встретиться с любой опасностью, которая ожидает его при выполнении профессионального задания, — я развел руками. — Мы не смогли справиться с Экзаром Куном, однако мы могли делать все гораздо более эффективно и эффектно, если бы стали одной командой еще до того, а не из-за этого.
Люк на секунду прикрыл глаза, затем кивнул:
— Я понял, что ты хочешь сказать. Возможность перемен остается. Я могу присмотреться к опыту академии КорБеза и перенять что-то у них. Ты можешь помочь мне в этом.
— Для этого вы можете привлечь вояк из вооруженных сил Новой Республики. Они знают толк в муштре, — я немного поколебался, затем, потупив взгляд, продолжил: — Дело в том, что я не могу здесь оставаться вместе с Кипом.
— Но он изменился, Кейран, сильно изменился.
— Не сомневаюсь в этом. Убийство миллиардов невинных жертв кого хочешь изменит, — я поднял глаза, но они невольно превратились в узкие щелки. — Я знаю, что Новая Республика предоставила вам право судить его, и вы подвергли его определенного рода испытанию…
— Да, я отвел в храм Экзара Куна…
— Вы… что?! — у меня челюсть отпала. — Вы сами отвели его в цитадель Повелителя Тьмы?
Люк спокойно кивнул:
— И на этом месте — средоточии зла — он смог сойтись врукопашную с темными силами. Он оказался способен оставить темное прошлое позади.
— И все?!
— Нет, он еще загладил свою вину, помогая нам уничтожить «Сокрушитель солнц», — Люк вдруг стал сама серьезность. — Он едва не умер при этом.
Я взял стул, стоявший у стола Люка, и плюхнулся на него:
— Не спорю, это доставило ему массу неприятных моментов, но и мне не по себе рядом с человеком, который уничтожал целые звездные системы и превратился в глазах всей Новой Республики в типичного представителя Ордена джедаев.
Люк фыркнул:
— Ты что, не веришь в его исправление? Ты не веришь в саму возможность того, что люди способны извлекать уроки из своих поступков, чтобы в будущем не повторять ошибок?
— Нет, почему же, верю. Это касается большинства тех преступников, которых я арестовал, работая в КорБезе, но это не означает, что их надо досрочно освобождать из копей Кесселя. С этим я никогда не соглашусь.
— Сила джедая в сочувствии.
— А как быть с сочувствием к друзьям и близким жертв Кипа, которые увидят, что он гуляет на свободе, живой и здоровый.
Мастер-джедай посмотрел на меня усталым взглядом:
— Кровь миллионов и на моих руках. Команда Звезды Смерти. Люди, которых я убил, когда находился на службе у Возрожденного Императора.
Я подался вперед и уперся локтями в колени:
— Звезда Смерти была военной станцией, а самооборона — вещь естественная. Когда вы служили Императору, да, люди погибали, но своим саботажем вы спасли намного больше жизней, чем загубили. Если любой выбор — зло, то выбор наименьшего из них является добродетелью.
Я немного помолчал и продолжил:
— Наказание за преступление преследует множество целей. Оно служит символом неотвратимой ответственности за нарушение тех социальных обязательств, которыми все мы связаны. Кроме того, служит средством сдерживания для всех, кто только задумывается о том, чтобы преступить закон. И последнее, и самое важное: наложение наказаний поддерживает моральные устои социальной группы и авторитет ее лидеров. Это важно понимать, когда вы будете возрождать Орден.
Люк покачал головой.
— А мне кажется, что не менее важно показать всем: зло может быть прощено и любой может стать на путь исправления. Я думаю, тебе следует помнить о том, что Кип, совершая преступления, находился во власти Экзара Куна.
Я энергично запротестовал:
— Не верю! Под его влиянием, но не в его власти.
— Откуда ты знаешь?
— Все очень просто, — я открыто просмотрел ему в глаза. — Если бы Кип находился во власти Экзара Куна, вас бы уже не было в живых.
— Что?
— Посудите сами, мастер Скайуокер. Кун использует Кипа, чтобы выгнать вас из собственного тела, затем последующие десять дней пытается заставить кого-то другого убить вас. Он привлекает к выполнению этой задачи древних монстров и беднягу Стриена, в то время как ему нужно было всего-навсего затащить ваше тело на «Сокрушитель солнц» и вышвырнуть вас в открытый космос. Или, что еще проще, хотя и более кроваво, Кип мог посадить «Сокрушитель» прямо на вашу материальную оболочку, пребывающую в бессознательном состоянии. Почему этого не произошло? Потому что Кип не хотел убивать вас. Вы были не его врагом, а врагом исключительно Экзара Куна. Кип и не думал нападать на вас, разве что в случае, если бы вам вздумалось помешать ему взять «Сокрушитель солнц» и лететь на нем убивать имперцев.
— Нет, это невозможно, — Люк встал и принялся расхаживать по комнате, затем посмотрел на меня: — Я думаю, что служба в КорБезе сделала тебя слишком подозрительным. Ты слишком много думаешь об этом.
— Разве? — я вскинул голову и почувствовал, что внутри у меня вскипает злость — А мне кажется, что вы иногда думаете слишком мало, мастер Скайуокер.
Он остановился как вкопанный:
— Что ты говоришь, — его голубые глаза стали такими же холодными, как и тон его голоса. — Не соизволишь ли просветить меня?
Я откинулся на спинку стула и поднял руки:
— Вы же не хотите, чтобы я делал это.
Люк нетерпеливо махнул рукой:
— Нет, хочу.
— Вы — мастер-джедай. Вам виднее, так что я не буду спорить.
Люк нахмурился:
— Поделись со мной своими мыслями, скажи, где я, по-твоему, ошибся.
— Ну ладно, — набравшись храбрости, я начал ровным и безучастным голосом: — И Оби-Ван Кеноби, и магистр Йода знали, что ваш отец — Анакин Скайуокер, который стал Дартом Вейдером. Вы с вашей сестрой были разлучены с самого рождения и спрятаны от отца для вашего же блага, верно?
Люк согласно кивнул.
— Тогда зачем было посылать вас на Татуин. Разве эта планета не была родным миром Оби-Ван Кеноби? Вам позволили жить под реальной фамилией — Скайуокер. Неужели они думали, будто приспешники Вейдера пройдут мимо такого совпадения? Разве вы не пытались поступить в академию на Кариде? Неужели до слуг Вейдера не дошло бы, чья фамилия написана на бланке заявления о приеме?
Люк, глядя куда-то вдаль, перебил меня:
— Ты хочешь сказать, что меня пытались использовать как приманку, чтобы заманить Дарта Вейдера туда, где Оби-Ван мог одолеть его?
— Не знаю, но с определенной точки зрения это может показаться весьма правдоподобным, согласны? Возможно, все это было сделано с самыми благими намерениями — оставить вам ваше настоящее имя, чтобы у вас было стремление заставить своего отца измениться. Может быть, они отправили вас на Татуин, чтобы было логическое объяснение тому, что там обнаружили следы пребывания Оби-Ван Кеноби (ведь он там жил когда-то), если бы ваш защитник чем-то выдал бы себя, — я внимательно следил за реакцией Люка.Однако, я считаю, что ваше воспитание выработало в вашем сознании определенные стереотипы, и поэтому вам кажется, что и я должен следовать определенным моделям поведения из-за своего воспитания.
— Например?
— Вы все воспринимаете в черно-белом свете, как устоявшиеся непреложные истины. Между тем я считаю, что Йода и Оби-Ван, что бы они там ни замышляли на самом деле, решили, что могут воспитать идеальное орудие против Вейдера и Империи. Почему они не сказали вам, что Вейдер — ваш отец? Они ведь прекрасно знали, что вы, бедный сирота, мечтали узнать, кто были ваши родители. Они не позволили вам узнать это, чтобы вы не были уязвимым. Когда Вейдер сказал вам, кто вы на самом деле, он спутал их планы, но не смог полностью оценить вашу мощь. Вы увидели в этом его признании тайный крик о помощи, просьбу о спасении. Как вы говорите, ваши наставники поставили это под сомнение, как, впрочем, и Император. Вы обвели вокруг пальца их всех и победили. А сейчас вы превратили этот успех в признание правильности всего, чему вас учили, хотя не всегда полученные вами знания помогали вам добиться нужных результатов.
Люк пристально посмотрел на меня:
— Уж не считаешь ли ты, что на свете есть только белое и черное? Если ты уедешь отсюда с такой мыслью в голове, ты останешься уязвимым для темной стороны Силы. Она заманит тебя своими соблазнами.
Я медленно покачал головой:
— У меня нет причин бояться темной стороны.
Люк возразил холодным тоном:
— Тогда ты наверняка попадешься в ее сети. Ты ничего не знаешь о ее могуществе, о том, как она манит тебя к себе. Ты ничего не знаешь об этих соблазнах.
Я резко поднялся, опрокинув стул, и ткнул себя пальцем в грудь:
— Нет, мастер Скайуокер, это вы ничего не знаете о том, что мне довелось пережить. Я встречался лицом к лицу с темной силой чаще, чем вы можете представить. Вы смотрите сверху, наблюдая за битвой добра и зла в космическом масштабе, а я был там, внизу, на той линии, где свет встречается с тьмой. Я прекрасно знаю границу между ними, и если я подходил вплотную к терминатору, я не переступил его ни на микрон.
Я пытался унять гнев, но это было непросто.
— Однажды меня вызвали унять семейную ссору, и я попал в комнату, посреди которой, в луже крови и рвоты, лежала женщина. Ее нос был расплющен. Глаза ее заплыли и превратились в две узкие щелки, настолько они опухли. На горле четко проступали синяки — следы рук и пальцев, и все ее тело было усыпано кровоподтеками. Рядом с ней стояли два зареванных малыша возрастом с ваших племянников. А в соседней комнате валялся на диване обожравшийся спайса муж, с разбитыми в кровь кулаками и с кровавыми пятнами на одежде. Он храпел так громко, что не было слышно, как плачет его жена. После того, что я увидел, мне захотелось проучить этого подонка, это животное так, чтобы он запомнил урок на всю жизнь. Мне захотелось избить его, чтобы он выглядел так, словно его ранкор пожевал, но я не стал этого делать. Я отступил. Однажды я взял спайсового короля с поличным прямо у него на складе. Он открыл чемоданчик и показал, что в нем лежало. Миллион кредитов. Миллион — это даже больше, чем я видел за всю свою жизнь. Он сказал, что это все может стать моим, а мне нужно было всего лишь забрать чемоданчик и уйти домой. И никто ничего бы не узнал, — я прищурился. — Но я бы знал, поэтому я не стал делать этого.
Люк пытался что-то возразить, но я лишь поднял руку и продолжил:
— Мой отец умер у меня на руках. Я не мог попрощаться с ним, у меня не было возможности сказать, как я люблю его. Я должен был держать его, чувствуя, как жизнь угасает в нем. Я так хотел услышать от него, что я не предал его, но я так и не услышал ответа. Я быстро нашел того наемного убийцу, эту мразь, что убила моего отца, и арестовал его. Во всем КорБезе не нашлось бы человека, который хоть слово сказал бы против, если бы я застрелил мерзавца «при попытке к бегству». Я мог бы привести Босска на Корбез-плац, к дому один, и продырявить ему башку прямо в холле, при сотне свидетелей, и все бы подтвердили, что подозреваемый пытался бежать и представлял опасность для других. Я мог бы убить его, чтобы отомстить за смерть отца, но я не сделал этого. И когда офицер имперского надзора отпустил Босска за недостаточностью улик, я не стал охотиться ни на того, ни на другого.
Я снова ударил себя кулаком в грудь:
— Я не знаю, может, вы подумаете, что я показал свою слабость или просто сглупил. Возможно, если я не отомстил за смерть отца, то я не смогу стать истинным (в вашем представлении) джедаем, возможно если я не перешел на темную сторону и не вернулся обратно, то я не могу заслужить ваше доверие. Не знаю, только не говорите мне, что я не знаю темной стороны и ее соблазнов. Я был там, но я отступил назад.
Люк был мертвенно бледен и смотрел куда-то мимо меня.
— Я не считаю тебя слабым или глупым, — задумчиво произнес он. Я думаю, что из тебя получится прекрасный джедай, — он немного поколебался, затем продолжил: — Однако меня беспокоит, что ты считаешь меня законченным идиотом. Тебе не нравится, как я управляю академией, мои решения относительно других студентов и мое видение порядка вещей во Вселенной.
Я медленно покачал головой:
— Нет, просто я считаю, что эти правила ко мне не относятся. Из вас воспитывали рыцаря-джедая, и вы стали мастером-джедаем. Я принимаю это и уважаю вас за ваши поступки и суждения. Вы делаете то, на что я не способен, — я смягчил тон, вдруг сообразив, что ору на него, в то время как он отвечал на все ровным голосом. Хотя у меня были проблемы с академией, Люк не заслуживал такого обращения с моей стороны.
— Но, несмотря на все это, нет никакой гарантии, что вы станете идеальным преподавателем, тем более с первой попытки. Даже собрав в одну кучу Ганториса, меня, Мару, Килгал и Кипа, из первого набора вы потеряли всего трех учеников из пятнадцати. Но это всего лишь двадцать процентов, притом, что я не считаю Мару потерей или неудачей. Как, впрочем, и меня. Так что здесь может быть только одно мнение. Как говаривали у нас в КорБезе, если один, парень назвал тебя хаттом, не реагируй. Если второй назвал тебя хаттом, начни удивляться. Если третий назвал тебя хаттом, утрись и начни продавать спайс.
Магистр улыбнулся, затем его лицо стало серьезным, и он спросил:
— Ты действительно собираешься бросить академию?
— Я вынужден сделать это, — я на секунду закрыл глаза, затем снова открыл их. — И вы, и Тионне, и даже Холокрон, — все в один голос говорили мне, что традиции кореллианских джедаев отличаются от традиций остальных джедаев. Мы дорожим добрым именем и стараемся не покидать нашу родную систему. Вы пригласили меня сюда, чтобы я привез с собой часть этих традиций, но чтобы следовать этим заветам, я должен уехать отсюда и выяснить побольше о себе.
Люк медленно кивнул:
— Я волнуюсь за тебя и твое развитие. В будущем тебе предстоит встретиться лицом к лицу со многими трудностями…
— Знаю, — я пожал плечами. — Я смогу преодолеть их, только сначала нужно их найти.
Он вздохнул.
— Ну ладно, у тебя еще есть время хорошенько подумать. Пока еще сюда прилетит корабль, на котором ты сможешь улететь…
— У меня есть «охотник за головами» Мары.
Люк сдвинул брови:
— А я думал, что у него разбит мотиватор гипердрайва.
— Так оно и есть.
Не успел я закончить объяснять Люку причины своего побега из академии, как в комнату вкатился Р2Д2 и что-то взволнованно забибикал.
— В чем дело, Р2Д2? Да не торопись, объясни все по порядку.
В ответ дроид показал голограмму. Между мною и Люком повисло в воздухе изображение «звездного разрушителя» класса империал-II, который находился как раз над академией.
Мастер-джедай издал удивленный вздох:
— Это еще что такое?
Я похлопал его по плечу:
— Не волнуйтесь, мастер.
— К нам прилетел «звездный разрушитель», а мы не должны волноваться?
— Не-а, — сказал я, ослепительно улыбаясь, — это как раз за мной.

Глава 27

Издалека «Искатель приключений» можно было спутать с обычным имперским «звездным разрушителем». Тот же высокий мостик и клиновидный силуэт корпуса. Его ослепительно-белая окраска и огромные размеры напоминали о тех днях, когда Империя в своем желании навести порядок один за другим строила такие вот чудовища для того, чтобы покарать миры, на которых прятались повстанцы из Альянса. Да, на это стоило посмотреть! Если бы я не знал, что из себя представляет «Искатель приключений», я немедленно улетел бы прочь от него.
Я развернул «охотника за головами» и по широкой петле облетел бывший имперский крейсер в районе средней палубы. Стандартное вооружение было снято, однако оставались два луча захвата, десять ионных пушек и десять батарей тяжелых турболазеров. Это количество вооружения оставило корабль довольно хорошо защищенным, хотя во время облета корабля я заметил, что две батареи лазеров поворачивались настолько медленно, что не успевали следить за моими маневрами, а одна батарея была навечно наведена на одну точку.
Приближаясь к крейсеру сверху, я показал всем следившим за мной бочку и заглушил двигатели. Затем врубил комлинк:
— Говорит «охотник за головами» номер 079. Запрашиваю разрешение на посадку и сход на борт.
— 079, говорит «Искатель приключений». Пожалуйста, охарактеризуйте цель вашего визита.
Я закатил глаза:
— Просто скажи Террику, чтобы он дал мне посадить истребитель на его корабль, или он лишится не только трех батарей турболазеров.
На какое-то время комлинк замолчал, затем из него донесся голос диспетчера, но уже усталый и будничный:
— 079, даю вам разрешение на посадку в посадочном слоте 1127. И проверьте, чтобы ваши орудия не были активированы.
— Что?
— Выполняйте инструкции.
— Вас понял, — я направил «охотника за головами» к створу летной палубы и врубил репульсоры. Сбросив мощность движка до десяти процентов, я аккуратно стал заводить истребитель на посадку в док. Слот 1127 был скрыт за переборкой, поэтому мне, чтобы попасть к Бустеру, нужно было протопать достаточно большое расстояние. Если бы он знал, что у меня нога недавно была сломана, он заставил бы меня сесть на помойке, и плестись к нему через весь корабль.
Когда я подлетел к посадочному слоту, меня насторожила одна необычная деталь: никто не заходил на посадку рядом со мной, а немногие люди, что были на палубе, спешили покинуть ее. Я не придал этому особого внимания — в конце концов, никому неохота оказаться под работающим ионным двигателем. Все внимание я сконцентрировал на том, чтобы посадить истребитель как можно более плавно, что и сделал, лишив Бустера возможности отчитать меня за то, что поцарапал его драгоценную палубу. Я быстро прошелся по переключателям, защитив двигатели от несанкционированного запуска секретным кодом. Конечно, если кто вздумает угнать мой истребитель, он это все равно сделает, просто не так быстро.
Я улыбнулся и набрал сообщение, которое вывел на монитор панели зажигания: «Этот „охотник за головами“ является собственностью Мары Джейд». Пусть теперь тот сумасшедший, у которого хватит наглости украсть истребитель, получает по заслугам. Я предупредил.
Открыв фонарь кабины, я увидел крайне необычную картину. Служба безопасности Террика была одета в форму, которую носили в Империи, только вот цвета… Мундиры у них были светло-зеленые с ярко-желтыми рукавами, такого же цвета штаны как нельзя лучше гармонировали с зелеными фуражками, на которых сияли желтые знаки отличия. Эффект был несколько странным, особенно учитывая то, что тебя окружала целая толпа таких пестрых пташек.
Их бластеры, которые почему-то не были раскрашены в такие же веселые цвета, как их обмундирование, были направлены на меня.
Виквай, у которого лицо было, словно потрескавшаяся от времени керамика, подал мне жест, чтобы я вышел из «охотника». Когда я поднялся и все увидели мой лазерный меч, половина громил рухнула на пол, а половина ринулась искать укрытия. Я осмотрел встречающих — их было не менее полутора десятков — и покачал головой:
— Эй, ребята, все в порядке.
В следующий момент я крупно пожалел, что не отличаюсь талантами в области левитации, потому что выбираться из кокпита «охотника», расположенного в добрых трех метрах над землей, с поднятыми руками — задание не из легких. Я бы просто спрыгнул, но моя левая нога еще не зажила на сто процентов, а хромать по палубам «Искателя приключений» не хотелось. Пришлось свесить ноги из кокпита и съехать по фюзеляжу, а вес тела при встрече с палубой перенести в основном на правую ногу.
Виквай огрел меня по спине дубинкой, однако, насколько я понял, удар мог быть намного болезненней, нажми он красную кнопку на рукояти:
— Хозяин Бустер ждет тебя.
— Хорошо, я тоже хочу его увидеть.
— Сдай свой лазерный меч.
Я развернулся на пятках и вежливо улыбнулся глядя ему в лицо:
— Еще чего, урод безмозглый.
Он ткнул в меня дубинкой, на этот раз нажав на кнопку. Я почувствовал укол электрического разряда, но просто впитал его.
— Батарейки сели, придурок. Я ничего не почувствовал.
Виквай со всей силы вдавил кнопку, но улыбка не исчезла с моего лица. Я перенаправил энергию в палубу, отчего у проходящего мимо ботана поднялась дыбом шерсть, но никто из стражников этого не заметил. Виквай посмотрел на дубинку-парализатор так, словно она предала его, затем схватил ее второй рукой и нажал на кнопку.
Я подхватил дубинку в воздухе, не дав ей упасть на палубу, затем задумчиво посмотрел на извивающегося виквая. Перевернув дубинку, я протянул ее остолбеневшим громилам:
— Нет, она точно сломана. В общем, если вы отведете меня к Бустеру…
Я повернулся и направился в сторону его кабинета, но тут я убедился в правдивости поговорки: «На ловца и рососпинник бежит». Только ловцом оказался не я. Проще говоря, на меня несся Террик. Он выглядел совсем неплохо, разве что лицо у него было таким же красным, как и его вставной левый глаз. Он схватил меня за грудки, затем поднял вверх и с размаху долбанул о переборку.
— Где моя дочь?! — ежик седых волос и бородка, которую он зачем-то решил отрастить, делали его похожим на меня больше, чем мне хотелось бы. — Что ты сделал с Миракс?
Я закатил глаза и застонал, не столько из-за боли, сколько из-за того яростного тона, с которым он обрушился на меня.
— Давайте я все объясню.
Он снова шмякнул меня об стенку:
— Думаешь мне мозги запудрить, корбез?
Бустер отпустил меня, и я сполз по стене на палубу.
— Фыхг и Крюхкр, проведите его в мой кабинет. Сейчас же.
Другой виквай и какой-то сухопарый человек схватили меня за руки, рывком подняли на ноги и оттащили меня в кают-компанию в районе доков, которую Бустер использовал в качестве своего кабинета. Мне было достаточно странно почувствовать на своей шкуре то, что испытали около тридцати преступников, которых я поймал за свою жизнь. Я был уверен, что даже без специальных джедайских приемов я мог бы вырваться из объятий охранников и нейтрализовать их. Это было слишком унизительно, что тебя тащили вот таким образом, поэтому я чуть не попытался сбежать.
Но не стал даже пытаться, потому что не видел смысла в этом. Да, моя гордость была ущемлена тем, что меня тащили, как мешок с мусором, но какая, в конце концов, разница? Стоила ли моя гордость того, чтобы я причинял кому-то боль? Нет. Они даже помогали мне добраться туда, куда я и так хотел попасть. То, что думали обо мне они или любой другой, было несущественно.
Я улыбнулся. Хоть что-то я вынес из обучения в академии.
Так что я успокоился и стал изучать все вокруг. Посадочный док был довольно просторным, так что в нем могло находиться одновременно большое количество кораблей. В старых стартовых решетках для ДИ-истребителей еще стояло несколько ДИшек, но большинство пустовало. Остальные небольшие корабли были оснащены необычными крючьями, которые позволяли им тоже швартоваться на решетках. Таким образом, Бустер мог принять на корабле гораздо больше кораблей, чем это было запланировано.
Подавляющее число кораблей в доках были фрахтовиками, хотя некоторые из них были не меньше «Конька-Пульсара» Миракс или «Тысячелетнею сокола». Но большинству кораблей такого размера на «Искатель приключений» втиснуться не удалось бы. Здесь стояли корабли контрабандистов, которые имели дело с редкими, экзотическими о очень дорогими товарами, или толстосумов, которые прилетали на «Искатель», чтобы пощекотать нервы. Большинство фрахтовиков, прилетавших с товарами, выгружали их в одном из многочисленных грузовых доков, затем оставляли на «Искателе» кого-нибудь из команды или агента, который должен был продать груз.
Громилы Бустера притащили меня к нему в кабинет, затолкнули внутрь, затем закрыли дверь. Было темно, и пришлось искать выключатель освещения. Когда комнаты залил свет, я вздрогнул. Тут царил космический хаос — треснувшие дюрапластовые коробки, из которых сочилась красная тягучая жидкость, стопки инфочипов, завалившиеся одна на другую, по углам — стулья с грудами мятой одежды, а в одном углу — деактивированный дроид 3ПО, увешанный десятком бластеров. И все же рабочий стол Террика доминировал на фоне беспорядка. По сравнению с остальной комнатой, на нем царил почти идеальный порядок. Его покрывал всего один слой инфочипов, проводов и разных ерундовин и штучек-дрючек. Посередине было освобождено место для голографического проектора, постоянно демонстрировавшего различные голографии Миракс.
Я убрал груду барахла со стула на стол и сел. Проектор показывал все новые картинки, и я не отрывая глаз следил за ними. Хотя Бустер ни за что не признался бы, что в его натуре есть хоть что-то сентиментальное, его проектор показывал изображения в четком хронологическом и логическом порядке. Они менялись каждые десять секунд или около того. Сначала освещалась определенная тема, например как Миракс вместе с Веджем трудятся над «Скатом», затем проектор показывал всю ее жизнь, в прямом или обратном порядке, пока снова не переключался на новую тематическую подборку. Словно плелась сеть ее жизни — сеть, в которую я попался.
Глядя на дисплей, я понял, что то чувство безразличия, которое я ощущал сразу же после ее исчезновения, полностью испарилось. «Ослепление от вспышки» — такой диагноз поставил мне Люк — усилилось. Возможно, позже я и сам бы это заметил, но на Йавине IV мне практически ничего не напоминало о Миракс. Возможно, это и к лучшему, потому что если бы я постоянно отвлекался во время занятий, я бы ничему не научился.
Зато теперь, когда я смотрел на изображения Мираке, чувство утраты навалилось на меня всей свой тяжестью. Я чувствовал ее присутствие той ночью в гроте, потом мне показывал ее Экзар Кун, но я понимал, что не могу доверять ничему, что я видел с его помощью. Тот факт, что я видел ее, когда Люк повел нас в путешествие по Вселенной, поддержал меня, но сейчас я со всей остротой чувствовал, насколько я одинок.
И насколько одиноко должно быть ей. Она была где-то там, далеко, и ждала, когда же я ее найду, помогу ей, а еще ничего не сделал. Я вздохнул. Возможно, Бустеру следовало посильнее шмякнуть меня об стенку.
Дверь отъехала в сторону, и в кабинет влетел Бустер. Он вперил в меня немигающий взгляд, затем присел на край стола. В его карем глазу огонь горел даже ярче, чем в электронном. Он молча изучал меня какое-то время, затем медленно кивнул и тяжело опустил ладони на стол.
Словно немой судья, между нами перепрыгивала из кадра в кадр Миракс.
— Это ты ее благодари, что я сразу же не свернул тебе башку, корбез,прорычал он, с трудом сдерживая себя. — Она давно пропала?
Я с трудом сглотнул огромный ком, застрявший в горле:
— Десять недель назад.
— Десять недель! — он вскочил и, словно молотом, ударил правой рукой по столу, от чего дека голографического проектора подпрыгнула, а инфочипы повалились, словно хлипкие строения во время планетотрясения. Он вдруг спохватился и медленно поднял руки в примиряющем жесте: — Прошло десять недель, а ты не пришел ко мне и ничего не сказал.
Я заставил себя успокоиться, хотя это было не просто — сердце выпрыгивало из груди, во рту пересохло, а на языке застыл такой противный вкус, словно я только что лизнул банту под хвостом.
— Во первых, я наверняка знаю, и был уверен в этом все это время, что ваша дочь жива. После консультаций со многими людьми было решено, что лучше всего в данной ситуации не разглашать факт ее исчезновения.
Бустер удивленно изогнул седую бровь:
— Было решено? Кем? Какой трус решил, что мне не положено знать о том, что моя маленькая девочка пропала?
Я задрал нос:
— Я принял это решение, Бустер.
— Это был ты, корбез? — Бустер от неожиданности снова сел. — Не твой генерал Кракен? Не твой Люк Скайуокер? Не Ведж? Ты сам?
Я кивнул:
— Я прислушался к их мнению. Просчитал все «за» и «против», рассмотрел все возможные варианты развития ситуации, затем принял решение.
Бустер замялся, затем холодно улыбнулся:
— Мне кажется, ты скоро поймешь, что не учел всех последствий такого опрометчивого шага.
Что-то показалось мне странным в поведение Бустера. Ему удалось переложить весь груз ответственности на меня, и это означало, что должен был сорвать все зло на мне, но он не делал этого. Он опознал меня как цель, поймал в прицел и не стал нажимать на курок. С чего бы это?
И тут до меня дошло. Я подался вперед и сказал:
— Я принимаю на себя всю ответственность за этот шаг, и знаете почему? Потому что Миракс — моя жена. Мы связаны узами, которые делают ее жизнь, ее счастье и безопасность моей ответственностью. Я сделал все, что мог, чтобы заполучить эту ответственность. Я бы не представлял для себя ничего лучшего, как немедленно броситься за ней, но мне было некуда идти, и сделать я ничего не мог. Генерал Кракен и его люди оказались в тупике, как и я. Все, что я знал, так это, что ваша дочь жива, и, пока она жива, я могу предпринять необходимые шаги для ее спасения.
Бустер с суровым лицом выслушал мою тираду.
— Ты можешь думать о ней как о своей жене, — возразил он, — но она моя дочь, моя плоть и кровь, я несу за нее ответственность не меньше, чем ты, корбез. И не пытайся украсть у меня эту часть жизни, как твой отец похитил у меня пять лет. Ты пожалеешь, если сделаешь это.
— Возможно, но не так, как вы думаете, — я сузил глаза. — Что касается вашей ответственности за Миракс, я тут кое-что вспомнил. За последние десять недель вы не удосужились поинтересоваться у меня, как там Миракс. У Веджа вы тоже про нее никогда не интересовались.
Я встал и шагнул вперед, к столу:
— Все беспокойство, которое вы проявили о ней, длилось от моего корабля до этого кабинета. А это кое о чем говорит, Бустер. Вы знали! Вы знали наверняка, что она работает на Кракена, помогает ему выследить «возмутителей спокойствия», разве не так? Она, наверное, работала здесь, используя «Искатель приключений» как базу для операций.
Бустер расхохотался:
— Я вижу, что в тебе сильна кровь того Хорна. Очень хорошо.
Это невольное признание ошарашило меня. Он только что хватал меня за грудки, долбанул головой о переборку, потом обвинил меня, что я отдал его любимую дочурку на растерзание коварным злодеям. Во мне боролись два желания. Первое: перегнуться через стол и как следует врезать ему. Второе: направить на него свою злость, усилив ее через Силу, и долбануть его о переборку.
Борьба этих двух желаний была острой, но не одно из них не победило.
— Так что, вы меня ради удовольствия поколотили? — поинтересовался я.
Бустер медленно покачал головой:
— Когда я понял, что Миракс пропала, а ты играешь в джедаев, я настолько обезумел, что готов был лететь на Йавин IV и стереть тебя в порошок. Во мне до сих пор дремлет такое желание, но я достаточно уважаю твоего отца, чтобы быть уверенным, что ты не бросишь Миракс. А сегодня, когда я заключил тебя в столь крепкие объятия, я дал тебе шанс переложить ответственность за твои поступки на других. Ты этого не сделал. Я восхищаюсь теми, кто принимает на себя ответственность, как бы больно это ни было.
Я выпрямился и скрестил руки на груди:
— А какие у вас были причины для этого маленького испытания?
— Я не знал, насколько ты изменился за время пребывания на Йавине IV. Хотел убедиться, что ты все еще способен сделать все, чтобы спасти Миракс.
— Что?!
— Ты уже не помнишь кореллианских джедаев, зато я помню их. Немножко. Вот я и сомневался, что джедай будет заботиться о моей дочери.
Я уставился на него, не веря своим ушам:
— То, чему учат в академии будущих джедаев, не делает их менее человечными.
— Расскажешь это населению Кариды.
Я содрогнулся, вспомнив об ощущении предсмертной агонии целого народа.
— В какой-то степени вы правы.
Бустер кивнул:
— Как ты догадался, что я проверяю тебя?
— По вашему отношению и тому самодовольству, что я чувствовал в вас,я пожал плечами. — Вы также упомянули генерала Кракена, а вы не могли знать о нашем с ним разговоре, если только вы не были в курсе того, что Миракс работает на него. Поскольку я не знал этого и поскольку она не поставила в известность Веджа, я предположил, что она все рассказала вам. Уж вы надрали Кракену уши, когда узнали об исчезновении Миракс.
Бустер улыбнулся, как вампа, почуявший таунтауна:
— Сказал ему, что я нашел тайник с оружием, чтобы разобраться с этим чудовищем, прежде чем сам не вышел на охоту за Миракс.
Полностью вооруженный «Искатель приключений» да еще с Бустером на капитанском мостике — это был один из самых ужасных кошмаров, отравлявших жизнь генералу Кракену.
— Вытянули из него что-нибудь ценное?
— Не так много, — Бустер нахмурился. — Я знаю, что Галактика довольно большая, но не могла Миракс исчезнуть бесследно.
— Она и не исчезла.
— Что ты имеешь в виду?
— Женщина по имени Мара Джейд…
— Приспешница Каррде?
Я кивнул и сел:
— Она самая. Так вот, Мара сказала, что навела справки у торговца раритетами с Нал Хутты о предмете сделки, которую он провел с Миракс. Та внесла задаток за товар и собиралась забрать его примерно в то время, когда пропала. Мне показалось, что это была законная сделка, которую она провернула, чтобы обеспечить легенду во время поисков «возмутителей спокойствия».
Бустер улыбнулся:
— Нал Хутта служит пристанищем для многих пиратов — «возмутителей», по крайней мере до недавних пор. Последнее время они часто переезжали с места на место.
— Потому что приезд Миракс был верным признаком того, что Новая Республика ведет поиски в том секторе.
Террик задумчиво потеребил бородку:
— Эта планета ничем не хуже других, чтобы начать поиски именно оттуда. Мы отправимся туда в течение часа.
— Нет.
Бустер нахмурился:
— Нет? У нас есть первая ниточка, а ты не хочешь за нее зацепиться?
— Да, я хочу использовать эту зацепку, но здесь более важный момент,я сложил ладони вместе и приставил указательные пальцы к усам. — Миракс объявляется на Нал Хутте, затем вдруг пропадает, а пираты разбегаются кто куда. Это доказывает четкую связь между ее похищением и «возмутителями спокойствия», а также предполагает, что ее держат в качестве заложницы. Чтобы я не предпринимал резких шагов.
— Тебе ничего не придется делать. Я сам разберусь.
Я энергично замотал голой:
— Бустер, мы не найдем Миракс, пока мы не найдем «Возмутительный», а вам вряд ли повезет в этом больше, чем Новой Республике. У Тавиры есть люди, знающие Силу. Они сразу же узнают о вашем приближении и немедленно покинут планету или, что еще хуже, используют всю огневую мощь «звездного разрушителя», чтобы разнести «Искатель» в пыль.
Бустер сжал ладонь в кулак и помахал им в воздухе.
— Она моя дочь, корбез, и я обязан что-нибудь предпринять!
— Знаю. Еще она моя жена, и я тоже обязан что-нибудь предпринять. Мне нужно действовать, но только после того, как я буду готов, — я шагнул вперед. — Давайте пойдем на компромисс, Бустер. Если вы не согласитесь, она погибнет, и никому из нас уже не быть счастливым до конца наших дней. В случае с вами это будет длиться совсем не долго. Потому что я вас убью.
Бустер фыркнул:
— Попытаешься.
— Никаких попыток, Бустер, — в моем голосе послышалась ледяная нотка. — Мне нужно, чтобы вы сделали две вещи. Во первых, использовать свои связи и собрать всю возможную информацию о «возмутителях». Я хочу знать, кто, на чем и где летает. Если «Возмутительный» окажется в том месте, где мы можем по нему ударить, мы нанесем этот удар, и удар мощный.
— Лады, — Бустер улыбнулся. — Каррде пусть думает, что он — информационный король Новой Республики, но я раскопал такие факты, о которых он далее не догадывается.
— Отлично.
Тесть взял в руки проектор и остановил переключение кадров. Теперь неподвижная Миракс улыбалась нам обоим.
— А что второе?
Я попытался произнести это как можно равнодушно:
— Отвезите меня на Кореллию.
Бустер выронил из рук деку, и она грохнулась на стол.
— Провезти тебя мимо охраны Диктата? А потом вытащить тебя оттуда? Ты что, растерял немногие остатки своего жалкого ума?
— Надеюсь, что нет, потому что если это произошло, то нам уже не увидеть вашу дочь снова, — я встал и схватился за лазерный меч. — Вашу дочь должен спасти кореллианский джедай, и если я не съезжу домой и обратно, то вам ни за что не найти поблизости другого кореллианского джедая, который возьмется за эту работу.

Глава 28

За годы службы в Силах Безопасности Кореллии я ни разу не задумывался о том, насколько хорошо поставлена работа у Бустера Террика. Враждебное отношение к нему заслоняло от меня его высокий профессионализм. Сейчас Бустер видел перед собой только одну цель — спасти свою дочь, и предпринимал все усилия для этого. Надо сказать, что результаты его бешеной активности были просто фантастическими.
На то, чтобы снабдить меня фальшивыми удостоверениями личности, ушло гораздо меньше времени, чем я представлял. Люди Бустера выбрали из базы данных несколько мертвых душ и просто прилепили к этим информационным фантомам мои голографии. На «Разрушителе» стояло оборудование для подделки документов еще имперского производства, и я в два счета получил три набора удостоверений личности. Одно — чтобы попасть на Кореллию, одно — для нахождения на ней и третье — для возвращения на «Искатель приключений».
Я улыбнулся. Когда Альянс внедрял людей из Разбойного эскадрона на Корускант, то не снабжал их такими хорошими документами.
Затем Бустер отправил меня в самое сердце трех «роскошных» палуб-уровней на борту судна. На этих палубах было расположено множество заведений разного уровня, под стать посещающей ее публике. По сравнению с нижней палубой самые злачные места Галактики, типа кантины Мос Айсли, казались шикарными. На Черном уровне обитали в основном члены команды, свободные от вахты, бедняки, которым нужно было как можно дешевле куда-нибудь добраться, преступники, мелкие воришки, жулики, мошенники и аферисты всех мастей. Я не совсем понимаю, зачем Бустер пускает их к себе на корабль, но и эти отбросы общества могли дать ему ценную информацию. Которую можно будет выгодно продать.
Синий уровень, куда он послал меня, был немногим более респектабельный, чем на Улице Кораблей с Сокровищами в Коронет-Сити на Кореллии. Здесь я увидел целые толпы пошлых и отталкивающих личностей — фанатов Бобы Фетта, фанатов Хэна Соло и, хотя их было совсем немного, фанатов принцессы Лейи. В основном мне встречались торговцы и перекупщики и разные любители пощекотать свои нервы, которым пребывание на борту ужасного «Искателя приключений» казалось волнующим. А на Аллее Торговцев — базаре, где расплачивались только наличными, каждый мог испытать немало волнующих моментов.
Самым главным местом на этом уровне был район центральной площади, больше напоминавшей внутренний двор. Отсюда по внушительных размеров служебному колодцу, связывающему все три палубы корабля, можно было попасть на Алмазный уровень. В этом просторном помещении каждый день демонстрировалось захватывающее голографическое представление о кампании на Тайферре. Я заметил, что роль «Искателя приключений», и Бустера лично, была сильно преувеличена, а мой вклад в победу — почти незаметен. Это немного раздражало меня, однако я решил, что это театральная, а не историческая постановка, потому гипербола неминуемо должна присутствовать в ней.
На синем уровне я посетил портного, который тщательно обмерил меня и начал шить костюмы, подходящие для моих новых «легенд». Я заставил его дважды проверить, что он правильно определил размер моего воротника. Было бы вполне в духе Бустера уменьшить его сантиметров на пять-шесть, чтобы я задохнулся еще во время полета на Кореллию. Портной-суллустианин возмутился и заявил, что ему и в голову не могло такого прийти, а точность во всем была отличительной чертой в его работе.
То, как Бустер решил проблему моего проезда на Кореллию, не могло не вызвать восхищения. Он ни за что не пустил бы меня на Бриллиантовый уровень (он сказал, что появление представителя КорБеза на Бриллиантовом уровне могло помешать элитным пассажирам предаваться гедонистическим чувствам), но нашел помощь именно там. Он убедил супружескую пару с Кореллии, что единственный способ влезть в шкуру контрабандиста и испытать волнительное чувство от нарушения закона — это попытаться провезти на Кореллию контрабанду. Он договорился до того, что хоть они и были кореллианами, вряд ли они смогли отважиться на такое. Они потребовали, чтобы он дал им возможность попытаться. Он начал колебаться. Они нажали на него. Он сдался, но только после того, как они всучили ему взятку. Затем они поблагодарили его за то, что он нашел им замену для двух членов экипажа их личной яхты, которые попали в переделку в увеселительном заведении на Черном уровне.
Я понятия не имел, что за контрабанду везла с собой эта чета (кроме меня, разумеется), но наблюдать за тем, как они корчат из себя контрабандистов, было довольно весело. Когда они прибыли в космопорт Коронета, они решили сунуть умопомрачительную взятку таможенному инспектору, который должен был досматривать их. Инспектор, опешивший от размеров подкупа, начал подробно их расспрашивать. Его коллеги из иммиграционной службы были настолько заинтригованы происходящим (и несомненно желали урвать свой куш от щедрого подношения), что пропустили всех членов экипажа без досмотра, лишь бегло взглянув на их документы, затем сконцентрировали свое внимание на паре незадачливых контрабандистов.
Закинув на плечи два ранца с одеждой и снаряжением, я вышел из космпорта и нашел довольно чистое временное пристанище недалеко от Улицы Кораблей с Сокровищами. Несмотря на то что я работал на Улице Кораблей в прошлые годы, я не боялся, что кто-то из прежних коллег по работе узнает меня. КорБез сильно изменился за последние годы. Эта организация даже не называлась Силами Безопасности Кореллии. Диктат превратил ее в Службу Общественного Порядка и изменил традиционную ярко-зеленую с черным форму на более темную, сшитую в имперских традициях одежду. Ролью СОП было совать нос в чужие дела и скорее поддерживать общественных порядок, чем раскрывать преступления.
Прошлая Кореллия, какой я знал ее, была мертва. Дрожь пробежала у меня по спине. Улица Кораблей с Сокровищами сильно изменилась за те шесть лет, что я не был здесь. Это место всегда пользовалось дурной репутацией, но когда-то она была ярко залита огнями, что придавало ей особый шарм и внешний лоск. Сюда мог прийти любой, и он обязательно нашел бы себе развлечение по вкусу. Конечно, здесь были такие места, куда порядочная публика попадала не иначе как случайно, но легкое чувство опасности делало прогулки по этой улице незабываемыми — в большей мере, чем полет на борту «Искателя Приключений».
Многие изменения, которые претерпела главная улица, могли показаться изменениями к лучшему. Улица Кораблей с Сокровищами стала намного чище. Стены были свежевыкрашенными, а граффити смывали или замазывали, не давая им высохнуть. Освещение стало не таким ослепительным, а заведения — куда пристойнее. Короче, все это было сплошной показухой и казалось искусственным и лишенным очарования.
Район вокруг главной улицы оставался таким же, как был. Только тени стали гуще, опасность затаилась, ожидая, пока кто-нибудь не отойдет от безопасного района на какой-нибудь квартал и попадет в жестокую реальность… Правительство, очистив Улицу Кораблей с Сокровищами, наивно полагало, что избавилось от всех антисоциальных элементов, которые назвали ее своим домом, и использовало Службу Общественного Порядка для того, чтобы изолироваться от реальности и ее проявлений.
Я увидел лишь одно положительное изменение, коснувшееся этого района: здесь очень легко стало поймать флаер-такси. Я объяснил водителю, клатуинцу, как проехать к дому моего деда, и он ответил мне ослепительной улыбкой. Я плюхнулся на заднее сидение, но удержался от глубокого вздоха облегчения. Джедай не знает боли, но вонь в такси стояла такая, что и гаморреанец заткнул бы нос.
Я надеялся, что вся эта затея была предпринята не впустую. Лежа в ванне с бактой, я понял, что воспринял запись, сделанную моим отцом, как одобрение моего решения поступить в академию джедаев. Люк рассказывал мне, что Сила способна раскрыть перед тобой тайны прошлого, настоящего, и будущего, поэтому я предположил, что мой отец как-то узнал, что академия будет образована, хотя доказательств этого у меня не было. Кроме того, мой отец всегда осторожно делал ставки. Зная, что будущее изменчиво, он не мог был уверен, что академия будет существовать. В результате я пришел к выводу, что он сделал такие распоряжения, чтобы информация о моем прошлом достигла меня и я смог узнать о своих корнях.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • peri о книге: Михаил Бабкин - Слимп
    Книга понравилась. Не забитый сюжет, приятный ГГ, читаю 2ю книгу серии.

  • Ashraa о книге: Виктор Коновалов - Чернокнижник
    Интересненько, ждём-с продолжение.

  • Wine о книге: Алёна Викторовна Медведева - Суженая с далекой Земли. Сложный случай
    Не смогла дочитать. Герои, не вызывают симпатии и сопереживания

  • Аспирант о книге: Андрей Поздеев - Операция «Артефакт»
    На мой взгляд, книга воспринимается положительно только тогда, когда в ней присутствует история героя, продолжительностью в целую жизнь. Может это и спорное заключение, но мой анализ, который я провёл на основании прочитанных книг мировых знаменитостей, говорит о таком феномене. Поэтому книгу операция «Артефакт» - история одного расследования, я прочитал с большим интересом. Да, в книге есть несколько спорных моментов, касающихся трактовки исторических событий, и в первую очередь – воскрешения образа Берии. Учитывая то обстоятельство, что в прессе всё чаще и чаще появляются статьи, обеляющие Берию, может быть такой литературный приём и имеет право на жизнь, однако я останусь при своём мнении. Берия для меня был и остаётся Тираном с большой буквы. Что касается темы Копья Судьбы. Эта тема раскрыта в произведении полностью, я бы даже сказал, излишне эмоционально. Для любителей экстрасенсов, эта книга будет как мёд для пчёл. Для любителей серьёзной литературы она покажется сказкой, максимально приближенной к реальности. Плохо это или хорошо, пусть каждый решит из вас сам, но, тем не менее, надо отдать должное писателю Поздееву, его книга читается легко. В книге много интересных исторических фактов, которые мы раньше не знали. В первую очередь это касается Революции 1917 года и роли в ней большевиков под руководством Ленина. Заслуживает уважения и авторская версия о роли нефти в мировой экономике. Кстати, вчера, 11.11.19 г., в программе «Сегодня» на НТВ, Башар Асад подтвердил версию Поздеева. Война в Сирии была развязана именно из-за нефти. Арабы и США хотели протянуть нефтепровод к побережью Средиземного моря, а Путин им этого сделать не дал. В противном случае, вся российская экономика лежала бы сейчас на лопатках. Так что, любителям политических прогнозов на будущее, эта книга будет полезна в профессиональном плане. И в заключение своего резюме, я хочу сказать, что данная книга заслуживает особого внимания, чтобы с ней познакомиться.

  • Sheba о книге: Светлана Ледовская - Беглянка в космосе
    Очень слабая книга-БРЕД!

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.