Библиотека java книг - на главную
Авторов: 44729
Книг: 111390
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Я — джедай! » » стр. 13

    
размер шрифта:AAA

Найв смотрел на меня, похлопывая манжетами своего мундира. Все трое были одеты в одежду, которая когда-то была формой «Выживших Куиуминцев» — серые мундиры с красными манжетами и воротниками. Золотая вышивка украшала обшлаг мундира и в виде лампасов присутствовала на серых брюках — но вся эта одежда, как говорится, когда-то знала лучшие времена. Многочисленные дырки на одежде были зашиты той же золотой нитью, словно помечая, где под одеждой шрамы. На форме Найва золотого шиться было столько, что я удивился, как он может стоять, а золотой круг повыше локтя у женщины показывал, откуда начинался ее протез.
Предводитель пиратов засунул инфочип моего удостоверения личности в деку, стоявшую на столе, внимательно все прочитал, затем посмотрел на меня:
— Ты или дурак, или самоубийца, Йенос Иданиан, что прилетел сюда на этом челноке.
— Нет, просто я очень смелый, — я изобразил на лице непринужденную улыбку и закинул ногу на ногу, словно пираты пришли ко мне в кабинет. А не наоборот. — Ваши люди проделали долгий путь, чтобы заполучить этот челнок, поэтому я решил доставить его вам.
Темноволосый расхохотался:
— Думаешь, мы тебе за это спасибо скажем?
Потратив долю секунды, чтобы прочитать на лицах его двух товарищей реакцию на это заявление, я вперил в него стальной взгляд:
— Во-первых, мне не верится, что ты вообще способен думать, — я не торопясь повернулся и посмотрел на Найва. — Я приношу вам извинения за причиненное беспокойство, но дело в том, что вы первые начали. Мне надо было кое-куда слетать, встретиться с серьезными людьми, а тут вы со своей операцией. Вы могли мне помешать, а этого я допустить не мог. Пришлось захватить челнок и удрать от вас.
Взгляд Найва стал острее:
— А что случилось с теми двумя людьми, которые должны были оказаться на борту челнока?
— Мелкого пришлось пристрелить — он угрожал мне своим бластером. Здоровяк сейчас гостит у моих друзей. Если в очередной раз я не сообщу им, что со мной все в порядке, он будет убит. Видите ли, я не настолько глуп, как вам могло показаться или как привиделось во сне вашему парню.
Найв поднял руку, прерывая бурные протесты своего подчиненного.
— А зачем ты привез нам этот челнок?
Я подался вперед на стуле:
— Ваша операция произвела на меня впечатление. Я смотрел новости об этом рейде — о похищении челнока не упомянули ни словом. Вы спокойно обчистили «Палитру» и «Радугу», Новая Республика ничего не сделала или ничего не могла сделать, чтобы остановить вас. Я был на «Палитре» и видел, кто на ней летел, так что я знаю, сколько вы сняли с них. Организация, которая четко планирует такие крупные операции, не может не вызвать моего восхищения. Уверен, я тоже буду полезен вам.
Черноволосый не смог сдержаться:
— Полезен? Ха! Мы — «выжившие куиуминцы», костяк сил «возмутителей спокойствия». Какого ситха ты решил, что мы нуждаемся в твоей помощи?
Я улыбнулся ему во все тридцать три зуба, но улыбка вовсе не была приветливой:
— Но я же убежал от вас, правда?
Это заявление вызвало улыбки на лицах Найва и женщины. Она продолжала крутить монетку между пальцами, и даже ускорила темп.
— Значит, решил, что можешь предложить нам свои услуги. В качестве кого? — спросила она.
— Пилота. Этот инфочип подтвердит, что я могу летать почти на всем, что летает. На «исТРИбителях» я еще не летал, но я быстро учусь.
Она покачала головой:
— У меня в эскадрилье нет вакансий.
— Так открой ее, — я указал пальцем на здоровяка. — Я могу занять место малыша.
— Во сне.
— В моем сне, твоем кошмаре.
Найв добродушно рассмеялся, снимая напряжение, возникшее между нами.
— Иданиан, у нас здесь немного другие правила. Капитан Тиреси Гуртт командует элитной эскадрильей «Стрела». Пилоты избираются в эту эскадрилью, когда возникает такая потребность. Лейтенант Ремарт Сасиру только что был избран, чтобы занять место погибшего пилота этой эскадрильи. Всего у нас пять эскадрилий «исТРИбителей», и в них есть свободные места. Возможно, Ремарт, эскадрилья «Скала» захочет увидеть его в своих рядах.
— Да, еще один неудачник не помешает им.
Я снова одарил Ремарта чарующей улыбкой:
— В один прекрасный день я с удовольствием надеру тебе задницу.
— Еще чего! — голос Найва стал холодным, как лед. — Тебе лучше сразу уяснить одну вещь насчет «выживших», Иданиан: мы друг с другом не грыземся. Любой, кто нападает или убивает другого пилота, будет арестован, подвергнут суду и казнен. Мы не убийцы, как имперцы. Да, мы жестокие, но мы не боимся тех, кто в наших рядах.
— Вас понял, — я бросил взгляд на Ремарта и понял, что мне рано расслабляться. — Вам наверняка захочется проверить мой послужной список и испытать меня в деле, на «исТРИбителе», но вы сразу увидите, что я горячий парень и знаю, как жать на гашетку.
— Посмотрим, — Найв поднял руку, и я услышал, как защелкали у меня за спиной охранники, ставя бластеры на предохранители. — Но для начала расскажи нам, как ты нас нашел.
— Я вычислил «Ответный удар» по записи — проанализировал выхлоп вашего двигателя. Затем навел справки и понял, что «Выжившие» вернулись сюда с Налл Хутты, — я пожал плечами. — Информация о вашей передислокации не всем известна, но в том, чтобы найти ее, нет ничего невозможного. Кое-кто был передо мной в долгу, так что мне рассказали о вас много интересного. Да, чуть не забыл: вычислить ваше участие в том налете можно только по вот этой записи, которую я вручаю вам.
Найв улыбнулся:
— А еще есть копия, которую ты оставил своим людям, которые держат в заложниках Бирила.
— Ну раз уж вы сами об этом сказали… — я кивнул. — Я не дурак.
— Надеюсь, что нет, — Йакоб Найв протянул мне руку. А если ты дурак, то явиться к нам — это самая большая глупость в твоей жизни. Меня радует одно: в таком случае это будет последняя глупость в твоей жизни.

Глава 34

Возможно, «выжившие» и были лучшими среди «возмутителей спокойствия», но это мало что значило на общем фоне. Эскадрилья «Скала» была для меня как бы символом того, во что выродился бы Разбойный эскадрон, проиграй мы схватку с Империей, и проводи время в занюханных заведениях грязных городов в ожидании случая поживиться, ограбив еще больших неудачников, чем мы сами. В жизни мне доводилось встречать более угрюмых и притюкнутых жизнью людей, но это были узники «Лусанкии», у которых не осталось никакой надежды на побег или освобождение.
Все роптали и ворчали, когда меня привели в отель, где была расквартирована эскадрилья. Накк Кеч, командир эскадрильи, провел меня в мою комнату. Я не сомневался, что ее состояние не идеальное. Когда я увидел мою комнату, то обрадовался, что шторы в ней были плотно закрыты — рассматривать ее во всей красе не хотелось. Куча грязного белья в углу служила предыдущему обитателю берлогой, а судя по вони из санузла, мой предшественник понял назначение этой комнаты, только почему-то не доверял водопроводу с канализацией.
Кеч внимательно следил за моей реакцией. А я смотрел на него и отметил что его щетина, как и волосы на голове, уже начали седеть.
— Это лучшее, что у нас есть.
Я покачал головой:
— Это лучшее, что у вас есть.
Кеч улыбнулся:
— Ага, точно,
— Но мне не подходит, — я прошел по коридору к следующей двери и остановился перед ней. — Открывай.
Дверь распахнула шиставаненка и зарычала на меня. У нее был белый мех, розовые глаза, и хотя она была немного меньше, чем те шиставанены, с которыми мне приходилось встречаться, она могла разорвать меня на клочки в считанные секунды. Когда она распахнула дверь, я уловил волну запаха, по которой догадался, кто жил в первой комнате.
Я ослепительно улыбнулся ей:
— Я — ваш сосед. Приятно познакомиться.
Громоподобный смех Кеча заглушил ответ шиставаненки, произнесенный шепотом. Я кивнул альбиноске:
— Увидимся.
Кеч покачал головой. Глаза его были полны радости:
— Кает Шровл будет твоим ведомым. Она хороша в бою, особенно в космосе. Только яркий свет не любит.
Я указал на следующую комнату:
— Есть выбор получше?
Кеч снова покачал головой:
— На самом деле, я — твой самый лучший выбор.
Я нахмурился:
— Думаешь, мне стоит забрать комнату у тебя?
Кеч медленно улыбнулся:
— Хочешь — попробуй. У тебя даже может получиться, но это будет неповиновение начальству и нападение на старшего офицера, а это у «возмутителей спокойствия» считается самым серьезным преступлением. Лучший выход для тебя — швырнуть пару монет местным бродягам, чтобы они вымыли ту первую комнату для тебя.
— Так думаешь?
— Сдается мне, ты задумал доказать, насколько ты крут, надрав кому-нибудь задницу и заняв его комнату, только учти: я этого в своей эскадрилье не допущу. Если ты надерешь кому-нибудь задницу и вышвырнешь его из комнаты, он разозлится на тебя, и пожалуйста — в моем подразделении раздрай. И мне придется выбирать, от кого из вас избавиться, — Кеч сложил руки на груди. — Хочешь доказать, что ты крутой — выбей кого-нибудь из другой эскадрильи. Или еще лучше — из другой банды «возмутителей». Среди «выживших» мы принимаем в расчет только одно — то, как ты умеешь летать.
Я развел руками:
— Отлично, тогда пошли полетаем.
Кеч фыркнул:
— А я уж думал, ты никогда этого не скажешь. Пока будем в учебном центре, я прикажу кому-нибудь вымыть твою комнату.
— Сколько с меня?
Он пожал плечами:
— Давай посмотрим, что ты из себя представляешь. Если ты неплохо летаешь и мне покажется, что ты сможешь когда-нибудь спасти мою шкуру, я заплачу за тебя.

* * *

Тренировки у «выживших» проходили не в тех идеальных условиях, к которым я привык. Мы с Кечем сели во флаер, который довез нас до большого здания у края космопорта. Кеч заехал прямо в ангар и остановил пыльный красный флаер у двух потрепанных «исТРИбителей». Они были настолько обшарпанными, что скорее напоминали огромные игрушки, которым пришлось повидать весьма жестокие игры.
Кеч взял с полки на стене шлем и швырнул его мне:
— Ты летишь на первом номере, а я — на двойке. Комлинк встроен в шлем. Слушай, что я говорю тебе, и делай это. Ты же летал на ДИ-истребителе раньше?
Я кивнул. Правда, это был тренажер, но я решил, что он не слишком отличался от реальности.
— Оружие?
— Заблокировано только на прицеливание. Имитируешь атаку, и если она удачная, я засчитываю тебе очко.
Я поднялся на шарообразный кокпит истребителя и проскользнул вниз. Третий, верхний «коготь» не давал полностью открыть люк кабины, и забраться в кокпит было трудновато. Но мне это сделать удалось. Стоя на кресле пилота, я закрыл верхний люк и надел шлем. Затем уселся, пристегнулся и начал знакомиться с приборами и рычагами управления.
Первое, что бросилось в глаза — по сравнению с «охотником за головами» или «крестокрылом» здесь было гораздо просторнее. Сам шарообразный купол кабины подразумевал, что здесь должно быть достаточно свободно. Так же сферическая форма означала, что носа не было, к чему мне никак не удавалось привыкнуть. У меня возникло ощущение, что я сижу верхом на двигателе.
Стандартный рычаг управления ДИ-истребителя был заменен на небольшой рычажок, на котором располагалась гашетка, кнопка наведения оружия на цель и многопозиционный переключатель для выбора оружия. Рычаг было приятно взять в руку, а перемещался он довольно плавно, хотя и не так свободно, как хотелось бы. Я не надеялся, что этот истребитель будет летать так же, как «крестокрыл», но рычаги управления были похожими, а это уже плюс.
Огромное лобовое стекло кокпита и боковые панели обеспечивали прекрасный обзор, а центральный и два вспомогательных монитора, установленные на планке, разделявшей лобовое стекло, не мешали смотреть вперед. Регулятор подачи стержней был справа, только рычажок нужно было не толкать вперед, а вращать. Небольшие регуляторы с таким же принципом действия управляли репульсорами. Коммуникационная консоль также была слева, и я мог дотянуться до нее, не снимая правую руку с рычага управления. Включатель дефлекторов находился справа, а в пылу битвы это могло стать причиной замешки. Педали были глубоко внизу, под мониторами.
Я воткнул штекер провода, уходящего из моего шлема, в разъем на коммуникационной панели:
— Иданиан на связи.
— Кеч на связи. Слева у тебя панель зажигания. Когда все огоньки на ней станут зелеными, можешь взлетать. Скорость — десять процентов от максимума, курс — ноль-два-шесть и жди меня там.
— Вас понял, — я протянул руку и защелкал переключателями, затем дождался, пока огоньки из красных стали желтыми, затем зелеными. Когда это произошло, ожили сразу все мониторы. Я подал мощность на репульсоры и положил руку на рычаг управления. Повернув регулятор скорости в положение «10 процентов», я полетел вперед и вскоре покинул феррокритовую громаду ангара. Оказавшись на свободе, я первым делом испытал педали руля направления. Оказалось, что корабль довольно шустро поворачивает направо и налево. Конечно, он был не такой маневренный, как перехватчик, но «крестокрыл» он разбивал в этой категории в пух и звездную пыль.
Кеч тоже вывел свой «коготь» и пролетел мимо меня, задрал нос вверх и взвился вверх, оставив за собой струю ионных выбросов.
— Иданиан, это не флаер. А мы — пилоты, а не водители. Оставь под собой немного атмосферы.
Я улыбнулся и врубил скорость побольше:
— Как прикажете, Скала-лидер.
Мой взлет был более плавным. Я поднялся по спирали, что позволило мне оценить мощь и маневренность машины «исТРИбитель» в сравнении с «крестокрылом» выглядел не так уж плохо. Радиус действия сенсоров был не очень большим, но без протонных торпед или кумулятивных ракет особой нужды стрелять на дальние расстояния не было. «Бочки» этот истребитель крутил как бы нехотя, зато скорость набора высоты была впечатляющей, а пикировал он просто потрясающе.
Но больше всего меня поразила резвость истребителя. Он реагировал на мои касания руля направления моментально и буквально метался из стороны в сторону. И что более важно, регулятор скорости и рычажки включения репульсоров были многофункциональными. Если крутануть регулятор скорости в обратную сторону, то двигатели переключались на нейтральную и корабль сбрасывал скорость. Кнопка на рычажке позволяла включать реверс, и при повторном наборе скорости двигатели работали в обратную сторону. Благодаря такому принципу управления маневры типа «стойки на хвосте» не требовали сброса и набора скорости, а просто переключения на нейтральную. То же самое и с репульсорами — мощность на них продолжала поступать, но они работали в автономном режиме. Крути регулятор скорости, врубай репульсоры — и «коготь» танцует в твоих руках.
Явно те «возмутители спокойствия», которые встречались мне раньше, были не лучшими пилотами.
Кеч был неплох, но я показал ему, что и я не пастух нерфов. После того как он проверил меня на знания основных фигур высшего пилотажа, мы немного поиграли в догонялки. Он оказался лучшим, но с незначительным перевесом. Его поразило, что счет оказался таким маленьким.
— Тебя не так-то легко достать, Иданиан, — признался он мне, когда мы уже возвращались на базу.
— Вас понял, Лидер, — громко рассмеялся я. — В этом залог моего долголетия.
— Это хорошо, что ты так настроен. У нас есть задание.
— Задание? — я кашлянул и машинально откинул защитную пластину шлема. — И я записан, что ли? После того как всего час объезжал этого зверя?
— Ты летаешь получше, чем пилоты из команды «Красной новой». Пару месяцев назад они нарвались на Разбойный эскадрон, который изрядно потрепал их, — из наушников раздался тихий смешок. — Не волнуйся, на этот раз все будет куда проще: налетим, ударим и по-быстрому смоемся.
Я сбросил скорость и врубил репульсоры — мы уже подлетели к ангару.
— «Возмутители спокойствия» летят с нами?
— Не-а, это по нашим личным делам, — Кеч хрипло кашлянул. — Поживиться будет нечем, зато моральное удовлетворение будет огромным.

* * *

Оказалось, что задание было связано с налетом Империи на пиратов «Эйттирмин Батиив», той атакой, после которой от них осталась жалкая горстка под названием «выжившие куиуминцы». Два имперских «разрушителя» класса «виктория» — «Бомбарда» и «Меченосец» — перебили более девяноста семи процентов пиратов, оставив их только с «Ответным ударом» и несколькими истребителями. «Выжившие» поклялись, что они отомстят капитанам этих двух «разрушителей». И вот один из них, капитан Злече Оунаар, объявился на борту «Шанса Галактики». Кто-то на «Шансе» решил, что продав Оунаара, он сорвет куш побольше, чем самый большой выигрыш в корабельном казино, и стукнул Найву.
«Шанс» был кореллианским корветом, который конкурент Бустера превратил в миниатюрную версию «Искателя приключений». Я думаю, что Бустер не обратил бы никакого внимания на «Шанс», если не одна деталь: корвет был выкрашен в ярко-красный цвет. Бустер хотел сделать то же самое и с «Искателем», но нигде в галактике он смог найти достаточно красной краски для этого. На самом деле, единственная краска, которая была запасена в таких количествах, была белая, оттенка «звездный разрушитель» — этот факт Бустер счел лишним подтверждением того, что Император отбросил копыта исключительно с целью досадить ему.
Описать подготовку к этому заданию как «короткую» — значит добавить в словарь еще одно значение этого слова. Меня определили в третье звено, с Кает и еще двумя женщинами-людьми. Совершенно случайно я получил позывной «Скала-9», что мне очень понравилось, — я откликался на него совершенно машинально. Нашему звену поставили задачу прикрывать остальные два звена, которые уничтожат вооружение «Шанса» и уничтожат четырех «уродов», скорее всего имеются ввиду ДИ-истребители. «Ответный удар» довезет нас до места, а на «Шанс» отправится быстроходный челнок-попрыгунчик, который заберет с борта корвета Оунаара. Остальные звенья будут расстреливать «Шанс», потому что они были настоящими «выжившими», а не присоединившимися позднее попутчиками вроде меня.
Я удивился, что такое важное задание не было поручено эскадрилье «Скала», но мне сказали, что Найв выбрал эскадрилью для выполнения этой почетной миссии наугад. Я не сомневался, что Ремарт пожалел, что перешел из «Скалы». У меня сложилось такое впечатление, что мало кто из пилотов «Скалы» жалели, что он ушел, и многие от души радовались, представляя, как он сейчас кусает локти.
Мы поднялись на челноке на борт «Ответного удара» и вышли в открытый космос, чтобы усесться в наши машины. Как и ДИ-истребители, «исТРИбители» не имели на борту запаса воздуха или системы жизнеобеспечения, потому пришлось надевать скафандры. Поэтому выйти в космос и проползти по фюзеляжу истребителя нам было легче, чем, скажем, пилотам «крестокрылов». Я забрался в кокпит своего «исТРИбителя», закрыл люк, пристегнулся и доложил о готовности. Остальные сделали то же самое, но дисциплина выхода в эфир отсутствовала напрочь. Никто этого и не требовал.
«Ответный удар» перешел на световую скорость, сделал один промежуточный прыжок и взял курс на тот сектор, где должен был быть «Шанс». Наш полет занял целых три часа, и впервые я обрадовался, что в кокпите так просторно. Я бы еще больше обрадовался, если бы в нем была атмосфера, чтобы можно было снять шлем, перекусить и вздремнуть. Обзор из кокпита был прекрасный, только смотреть в гиперпространстве было нечего.
Во время этого полета я понял, насколько мне не хватает Свистуна. Многие не склонны к сантиментам в отношениях с астромеханическими дроидами, но я летал вместе с ним много лет. Сколько раз ему форматировали память и подвергали апгрейду! Но мне кажется, что он заложил данные со своим характером в центральную базу данных КорБеза и позже восстанавливал свою индивидуальность. Свистун был изворотливый и себе на уме, только мне это было по душе. Если бы не он, я был бы мертв десятки раз.
Во время длительных полетов мы обсуждали со Свистуном разные вещи — например, отцовство — и я находил в нем живой отклик на все, что говорил. Он был моим единомышленником, даже зеркалом, как в старой поговорке моего отца. Когда меня заносило не в ту сторону, Свистун частенько меня поправлял, и в большинстве случаев оказывался прав.
«Ответный удар» выскочил в обычное пространство, свалившись прямо на голову «Шансу». Вперед ринулись, непрерывно обстреливая корвет, первые два звена. «Скала-четыре» взорвался, получив прямое попадание из спаренного турболазерного орудия «Шанса». Зеленые разрывы превратили его кокпит в раскрывшийся бутон, и лепестки этого цветка разлетелись по космосу. Затем рванул ионный движок истребителя, и вслед за обломками кокпита полетели три «когтя». Остальные орудия «Шанса» заполнили все пространство вокруг корвета сгустками энергии, но «Скала-четыре» оказался единственной жертвой артиллерии «Шанса», прежде чем мы навсегда заткнули ее.
Шесть «колесников», несших боевое дежурство по охране «Шанса», сделали огромную ошибку — они не смылись сразу же, как увидели нас. ДИшка состояла из круглого кокпита ДИ-истребителя, усаженного на фюзеляж и двигатели «костыля». Это летающее недоразумение заслужило свою кличку «уродец», хотя мы в Разбойном эскадроне называли их «ТУшками». Неуклюжие и неповоротливые, они напоминали диких нерфов, на которых напала стая таопари. Они не продержались и пяти минут, хотя все могло закончиться гораздо раньше. Я смотрел на это избиение младенцев и не мог не расстраиваться, потому что мои новые товарищи по эскадрилье раз за разом «мазали», упуская возможность нанести точный удар, и двое из них расплатились за это своими жизнями.
«Вибронож», быстроходный челнок-попрыгунчик, который мы взяли с собой, уже направился к «Шансу», когда в сектор вошло еще одно судно — частная яхта. Это не было для нас сюрпризом — я не знал, где мы находимся, но в этом районе полно планет, и маршруты между ними строго лимитированы. Сюрпризом для нас явилось то, что вместе с яхтой летели шесть «охотников за головами», оснащенные гипердрайвом. Мы им явно не понравились, и если яхта сразу же развернулась и дала полный вперед (точнее назад), «охотники» выстроились в боевой порядок и налетели на нас, паля из строенных бластеров.
Я не стал дожидаться приказов.
— Десятый, за мной, — крикнул я в комлинк и дал полный вперед. «Коготь» рванул с места. Я дважды перевернулся через крыло и устремился на «охотников». Двое отделились от строя и пошли мне навстречу. Крутанув большим пальцем селектор оружия, я выбрал ионные пушки, немного вильнул из сторону в сторону, показывая остальным пилотам свой фланг, затем выровнял «коготь» и нажал на гашетку.
Синий ионный разряд угодил в левую плоскость ведущего «охотника». Лазурная молния вспыхнула на его переднем щите, гася удар. Щит не был пробит, но яркая вспышка помешала — ослепила пилота и не дала ему прицелиться. Его ответные выстрелы пролетели далеко от моего истребителя, а пока он проморгался, мы уже разошлись.
Кает занялась вторым «охотником за головами». Ее залп из спаренного лазера впился «охотнику» в нос, разрывая щит. Блеснула яркая вспышка. Хотя у меня за спиной не было Свистуна, который не преминул бы объяснить мне, что произошло, я догадался сам, потому что хорошо знал расположение узлов «охотника за головами». Бедняга лишился своего боевого сенсора. Пилот фактически ослеп, а в таком бою слепой летчик — это мертвый летчик. Если, конечно, ты не родился на Кореллии и твоя фамилия не Антиллес.
Я пальнул для острастки по другому «охотнику», затем сбросил скорость и ринулся вниз. Увеличив скорость сначала до половины, затем — до полной, я завершил полукольцо «мертвой петли» и, крутанув быструю правую бочку, снова бросил «коготь» в бой. Я оказался на хвосте у «охотника», который гнался за «одиннадцатым». Не раздумывая, я влепил ему в жо… простите, в задний дефлекторный щит два ионных выстрела. Первый пробил дефлектор, а второй скользнул по фюзеляжу. Из-под обтекателей, прикрывавших двигатель, вырвались искры. Если только пилоту не удастся запустить движок снова, ему хана.
Вспышки огня справа! Золотисто-красные. Это кто-то достал меня из бластера. Я двинул ногой по правой педали руля направления, уводя свой хвост из-под линии атаки «охотника». Следующие выстрелы, будь вокруг меня атмосфера, обязательно просвистели бы слева по борту, но кругом был вакуум, и они пролетели беззвучно. Я завалился на правое крыло, нырнул вниз и закрутил длинную петлю. Выравнивая свой «исТРИбитель», а заметил, что на Кает летит другой «охотник». Круто переложив влево, я развернулся почти на месте и снес ему левую плоскость метким выстрелом.
Его бластер на левом борту взорвался, и корабль завертелся, из чего я сделал вывод, что у него еще и вышли из строя маневровые двигатели на этой стороне. Я перевернулся на правое крыло и хотел уже добить его, но на тактическом экране появился еще один «охотник», который летел прямо на меня. Отчего-то мне показалось, что это был тот парень, который уже атаковал меня раньше. Я замедлил свое вращение и показал ему свое брюхо, затем дернул рычаг управления и нырнул вниз. Он крутанулся и пошел вслед за ним. «Попался, дурачок», — подумал я.
Я сбросил скорость до тридцати процентов, затем врубил реверс, гася инерцию. Зависнув ровно на три секунды, я снова стал набирать скорость. Пока я так забавлялся, мой друг-"охотник" пролетел мимо и подставил мне свою корму. Первый выстрел пришелся в его задний дефлектор. Он рванул направо, поэтому мне пришлось набрать высоту, перевернуться и снова зайти ему в хвост.
Мимо пронеслась Кает и влепила в «охотника за головами» два выстрела из бластера. Один прожег ему кормовой щит, а второй проделал дыру в правом крыле. Его движения стали замедленными и неуверенными — маневровые на поврежденной плоскости не компенсировали тягу с противоположной стороны. Пилот не стал выпендриваться и просто дал деру. Даже у подбитого «охотника за головами» хватило скорости, чтобы удрать от моего «когтя».
Только убежать от разрядов ионной пушки значительно труднее. Мой выстрел пришелся ему прямо в корму. Маленькие синие электрические дуги пробежали по обшивке истребителя, словно пальцы, душащие тебя в кошмаре. Посыпались искры, вырвалась струя пара. Двигатель его заглох, и он продолжал лететь по инерции.
Я увидел, как Кает снова заходит на него, но я отозвал ее:
— Отставить, десятый, он готов.
— Но не мертв.
— Вышел из борьбы. Оставь его, — я выстрелил из ионной пушки. И заряд пролетел между ее истребителем и подбитым «охотником». — Ты можешь добить его, но зачем убивать пилота, который просто делает свою работу?
— Это мое право — убить его, — она процедила эти слова, словно ей было больно. — И не лишай меня моего права.
— За тобой должок. Я снял одного парня прямо с твоей задницы, — я устремил свой «коготь» вперед, преграждая ей путь. — Он мой и я хочу, чтобы он остался жив.
На тактической частоте зазвучал голос Найва:
— Все цели нейтрализованы. Звено «Скала-три», возвращайтесь.
— Вас понял, — ответил я.
— Вас понял, — рычание Кает отбило у меня всякую охоту встречаться с ней после возвращения домой.
— Девятый, перейти на тактическую-два и включить скремблер.
— Как прикажете, сэр, — я переключил коммуникатор на вспомогательную тактическую частоту и врубил скремблер. Теперь переговоры между мной и Найвом будут зашифрованы при помощи кода, который загружается на каждый истребитель с «Ответного удара».
— Девятый слушает, капитан.
— Хорошо стреляешь, девятый. Но почему из ионной пушки? При твоем умении летать ты мог бы сбивать «охотников» одним выстрелом из бластера. Но ты выбрал ионную пушку, как будто так тебе интереснее, — в голосе Найва слышалось раздражение. — Это что, у тебя игры такие?
— Нет, сэр, — я замолчал, не столько собираясь с мыслями, сколько соображая, как лучше их выразить. — Пилоты «охотников за головами» просто выполняют свою работу. Если бы мы убили их, то превратились в мясников и палачей, и любой эскорт в будущем будет гоняться за нами, потому что они будут знать, что мы не оставляем свидетелей. Яхта улетела. «Шанс» подберет этих ребят, и в следующий раз они могут дать нам возможность уйти. Наверняка так оно и будет.
— Кто знает, — Найв задумался. — Звучит логично, только война сама по себе не дружит с логикой.
— Но стоит стараться, чтобы никто не попадал.
Найв фыркнул:
— Ты что, такой щепетильный?
— Я записал на свой счет уже немало трупов, капитан. Если у меня получается выйти из боя победителем, не пролив при этом кровь, почему бы нет? Мне кажется, что так лучше, — я покачал головой. — Если здесь не приветствуется такая точка зрения, я могу просто сесть в свой челнок и улететь.
— Нет, тебе не придется этого делать, — напряжение испарилось из голоса Найва, — такая точка зрения здесь более чем приветствуется. Ты теперь — один из нас, Иданиан, один из «выживших». Будем надеяться, что ты будешь помогать нам больше, чем мы тебе.

Глава 35

Я думал, что по возвращении на Куиумин IV Кает выскажет мне все, что думает обо мне. Этого не произошло: она не сказала ни слова. Шрамы на моей щеке затянулись за какие-то две недели и теперь практически не заметны, если только я сильно не загорю — тогда проступают белые полоски. Однако, прежде чем исчезли эти физические последствия нашей с ней драки, Кает и еще четыре «выживших» из эскадрильи «Скала» проголосовали за то, чтобы сделать меня командиром третьего звена. Кеч помог мне выбрать трех новых пилотов, чтобы укомплектовать его, затем Кает перешла в первое звено, заменив «Скалу-четыре».
Весь следующий месяц я проводил время в основном со своими новобранцами. Я делал это столько раз в Разбойном эскадроне, что сбился со счету, сколько пилотов я подготовил, но эскадрилья «Скала» оказалась темной стороной того, к чему я привык в эскадроне. Что касается дисциплины, Йавин IV казался по сравнению с Куиумином IV просто «Лусанкией». Учить похмельных пилотов летному мастерству — все равно что учить ранкора петь и танцевать, и то мне кажется, что эта безмозглая тварь будет серьезнее относиться к учебе. Пилоты из моего подразделения думали, что умеют летать, и они действительно летали неплохо, но не на том уровне, которого я от них добивался. Я был в ответе за их жизни, и у меня не было желания вести в бой пилотов-недоучек, которые все сразу погибнут, а мне одному придется за них отдуваться.
Лучшим пилотом этого набора была Тиммсер, высокая женщина с коротко стриженными светлыми волосами. Ее терпение было таким же коротким, как и ее волосы, и она стала зачинщицей нескольких зубодробительных, череполомных и кантиноразносительных драк. Дело в том, что она время от времени забредала в кантину «Угодья», где обычно собирались пираты с «Красной новой» и «Риистарские рейдеры». Эти две банды недолюбливали «выживших», и даже тот факт, что Тиммерс раньше была «рейдером», не помогал снять напряженность. Однако пилотом она была отличным. Она всегда соображала, что делать в следующую секунду, и умело стреляла с упреждением.
Первые месяцы пребывания у «выживших» я практически не покидал Вларнии, которая была настолько же ужасна, как и ее название. Деньки стояли жаркие, и все пропадали в наполовину засыпанных песком кантонах, служивших неформальными местами сбора эскадрилий. «Выжившие» околачивались в кантине «Аварийная посадка». Интерьер ее был довольно омерзительный — пилоты тащили сюда разные обломки кораблей как сбитых ими, так и разбитых ими же в результате аварийных посадок. Бесформенные куски транспаристила или кваданиумового сплава свешивались с потолка и угрожающе раскачивались. Вдобавок, освещение было тусклым, и от этого возникали трудности с навигацией у ребят и пониже меня. Тиммерс себе весь лоб шишками усадила, прежде чем научилась ориентироваться в этом лабиринте обломков.
Я регулярно наведывался в «Аварийную посадку», но старался проводить свободное время, просто гуляя по улицам Вларнии. Кроме Птичника — так местные прозвали район, где жили в основном пилоты, Вларния мало чем отличалась от любой другой всеми забытой дыры, полностью зависящей от космопорта. На полях вокруг города росло достаточно овощей, чтобы цены на них были не запредельными. На Вларнии не было никакой промышленности — кантоны и увеселительные заведения не меняли картины — разве что был заводик, выпускавший пенный и хмельной напиток типа эля. Он был настолько хорош, что все семь команд пиратских кораблей, осевших на Вларнии, объявили эту элеварню и поля вокруг нее, на которых выращивалось сырье для эля, запретной для полетов зоной, чтобы свести к минимуму риск ее разрушения в результате несчастного случая.
Я любил бродить по улочкам города по ночам, когда жара спадала и на небе появлялись две луны. Вларния обладала особым шармом. Хотя космопорт был построен по имперским проектам, сам город был создан местными каменщиками и рабочими из местных материалов. Узкие извилистые улицы, напоминавшие каньоны, сменялись небольшими скверами с фонтанами. Местные власти экономили на освещении, поэтому на большинстве аллей тьма была непроглядной. Но это была Вларния, и по этим аллеям можно было бродить, ничего не опасаясь, если только вы не забредали в Птичник.
Иногда вместе со мной на прогулки выходила Кает Шровл. Из-за альбинизма они была очень чувствительна к свету, и если ей надо было пойти куда-нибудь днем, она надевала плащ, полностью закрывавший ее тело, и очки, настолько темные, что самый яркий полдень казался ей космическим мраком. Она вела очень закрытую жизнь, но мне удалось узнать, что она считала, будто в ее альбинизме повинна Империя, так как над ее матерью проводили какие-то эксперименты имперские ученые. «Выжившие» были известны своей ненавистью к Империи, поэтому она присоединилась к ним и терпела тяготы жизни на Коуркрусе ради возможности отомстить имперским.
Благодаря ей я понял, как Ремарт Сасиру был избран для перевода в эскадрилью «Стрела». Мы с Кает как-то вечером сидели в одном их самых темных углов «Аварийной посадки» и сравнивали наши результаты в последней серии тренировок, когда медленной походкой к нашему столу подкатил Ремарт. Он намеренно шел не спеша, вразвалочку, размахивая руками и вихляя задом. Ему казалось, что это очень важная походка — он хотел, чтобы его заметили. На нем были серые форменные штаны, черные сапоги и серый мундир без рукавов, который был ему мал по крайней мере размера на четыре, зато рельефно обтягивал каждый его мускул.
Он холодно улыбнулся мне:
— Зря ты с ней связался. Смотри, еще вандамошек подцепишь.
Я поднял взгляд от кружки с элем:
— Забавно, но она говорит, что они ее больше не беспокоят, с тех самых пор, как тебя выстрелили со «Скалы». Совпадение? Вряд ли.
Ремарт удивленно уставился на меня. Он явно хотел уколоть Кает, но я парировал эту грубую шутку. Я почувствовал, как в шиставаненке вскипает злость, уловил волны страха, исходившие от нее, но не понял причины этого. Но я стразу понял одно: ее не стоит провоцировать и я сам могу предотвратить это.
Я шумно откинулся на спинку кресла:
— В чем дело, Сасиру? Ты придумал клевую хохму, а в ответ услышал еще круче, поэтому заткнулся? Или мой комментарий не задержался в твоей дырявой голове? Ладно, тогда объясню, чтоб дошло. Видишь ли, Кает больше не беспокоят никакие паразиты с тех пор, как ты ушел из «Скалы». По-моему, это может означать только одно: это ты — рассадник кровососов. Что скажешь на это?
Голубые глаза Ремарта округлились от шока, затем он очухался и воткнул руки в боки. Он громогласно заржал, заполнив своим хохотом всю кантину.
— Кореллиане вечно много треплют языком и суются не в свои дела.
Я встал.
— Эй, и это все? Ты даже не вспомнил шутку о том, что самого знаменитого кореллианина назвали «Соло», потому что никакой кореллианин не доверяет другому кореллианину? Ведь полно еще древних доимперских шуток, чтобы уколоть меня. Ах, да, как насчет намека на то, что Лейя Органа вышла замуж за кореллианина, потому что после гибели Алдераана ей больше нечего было терять?
Я отошел от стола и продолжил гораздо громче, чтобы меня слушали остальные:
— А вот еще одна хохма: сколько кореллиан нужно, чтобы сменить световую панель? — Я бросил взгляд на Тиммсер, сидевшую за соседним столиком, но та пожала плечами. — Ни одного! Если в комнате темно, ты не увидишь, как кореллианин мухлюет в сабакк!
Засмеялись далее за дальними столиками, и я увидел, что Кает начала расслабляться.
— А знаете, почему так много кореллиан удалось поймать и сослать на Кессель?
Глаза Ремарта превратились в две узкие щелки:
— Потому что они тупые!
— Нет, потому что они скучали и хотели воссоединиться с семьями! — Я щелкнул пальцами у него перед носом. — Ну давай. Ремарт, тебе нужно соображать побыстрее. Один кореллианин купил нека своему ребенку, но зверек постоянно врезался носом в стены. Как его назвали?
Сасиру покачал головой.
— Ремарт, — я улыбнулся и шагнул к нему. — Глупее имени он придумать не смог.
Благодаря Силе, я знал, что на меня летит кулак Ремарта еще до того, как он его поднял на меня. Я наклонился вправо и отвернул голову, чтобы удар не пришелся в нос. Но все же получилось достаточно чувствительно — моя челюсть ныла и горела, но я не полетел на пол, как это должно было произойти.
Я медленно повернул голову, посмотрел на него и улыбнулся:
— Клянусь черными костями Императора, ты ударил, как чадра-фан. На этот раз я не напишу на тебя рапорт, — я презрительно махнул на него рукой и направился к своему столу. — Приходи в следующий раз, когда научишься бить как следует.
Я спиной почувствовал, как он бежит на меня, поэтому я быстро обернулся вправо и стал к нему боком, прямо на его линии атаки. Я ударил его двумя пальцами прямо в горло. Он забулькал и, шатаясь, стал пятиться назад, едва удержавшись на ногах, скорее из-за шока, чем от боли. Проковыляв несколько шагов, он тяжело опустился на стол, за которым сидело двое пилотов из «Стрелы».
Я с удовлетворением отметил, что они демонстративно повернулись к нему боком.
Я пригрозил ему пальцем:
— Так и быть, потом я дам тебе один раз врезать мне. Но только один раз. А сейчас ты оставишь в покое меня и всю нашу эскадрилью. Ты больше не с нами, поэтому и не суйся в наши дела. Ты ничего не скажешь моим пилотам, разве что попросишь у них разрешения убрать свою мерзкую рожу с их глаз долой. И на этом мы с тобой разойдемся. Понял?
Не дожидаясь ответа, я посмотрел на двух «стрелков» за столом.
— Уберите его отсюда — я заплачу за вас — и скажите капитану Гуртт, что я поговорю с ней об этом инциденте в удобное для нее время.
Я вернулся к своему столику, сел на стул и придвинул его поближе. Поднял кружку эля, отхлебнул из нее, затем посмотрел на Кает:
— Надеюсь, тебя это не сильно задело. Я знаю, ты могла бы сама проучить его.
Белая шиставаненка покачала головой и скосила глаза в мою сторону.
— Ты поступил галантно и благородно, — я увидел на ее фиберпластовом столе стружку, снятую ее острыми когтями, прочертившими на столешнице длинные глубокие борозды. — Старый враг. Он не понимал слова «нет».
Я кивнул и выпил еще эля, чтобы смочить пересохшие горло и рот.
— Не могу понять, зачем ты голосовала, чтобы он попал в «Стрелу».
— Я не могла его убить, поэтому пришлось избавляться от него таким способом, — Кает заглянула мне в глаза. — Он был забияка и хвастун. Настоящее животное. Кеч боялся его. Ремарт жаждал славы, денег и власти. Он — хороший пилот, поэтому до сих пор не погиб. Он подходит для «стрелков», поэтому мы послали его туда.
Я поставил кружку на стол:
— Раз он пришел сюда, к нам, значит, «стрелкам» не по душе его выходки. Но почему он к тебе прицепился?
Кает потупила взгляд, и из ее горла вырвался низкий стон.
Я поднял левую руку:
— Все в порядке. Не хочешь — не говори.
Кает встала и натянула свой плащ:
— Пошли.
— Как прикажете, — я залпом допил эль, затем подошел к Тиммсер и сунул ей стопку монет разного достоинства: — Заплатишь за меня, «Стрелков» и один заказ наших, хорошо?
— Вас понял, — Тиммсер улыбнулась мне. — Здорово у тебя получилось, Йен.
— Только не вздумай повторять, — я подмигнул ей. — Завтра на рассвете третье звено соберется в тренировочном центре, а ты принесешь мне сдачу.
Я догнал Кает, выйдя вслед за ней в ночную прохладу, и мы начали бесцельно бродить по городу, хотя урчание моего желудка подсказало мне, что скоро мне нужно будет перекусить.
— Красивая ночь, правда?
Она кивнула и уставилась на два серпа, зависших на небе.
— Так мирно. Как хорошо, когда дома у тебя мир.
— Мне хочется надеяться, что в один прекрасный день в Галактике будет больше мира, чем войны.
— Если у тебя такая мечта, то ты не там оказался, — ее губы растянулись в улыбке, обнажив два ряда белых зубов. — С Ремартом не будет мира.
Я пожал плечами:
— Он подлый и в глубине души трус. Как бы то ни было, он меня не волнует.
— Он пришел ко мне, потому что он сломал меня, — Кает замолкла после этого признания, словно исчерпала на сегодня квоту на разговоры. Между нами повисла тишина, но я не стал нажимать, потому что знал, что она больше ничего не скажет. Как будто она отдыхает, вымотанная после такого тяжкого испытания, такого открытого заявления, и готовилась к тому, что я поколочу ее.
Мы прошли пару кварталов вниз по узкой улочке и оказались достаточно далеко от Птичника, когда она снова заговорила:
— Очаровал меня. Стал моим другом. Сидел со мной в темноте. Он не гулял со мной, как ты. Он добивался своего.
Я сдвинул брови:
— И чего же он хотел?
— Обладания мной. Я ведь оторвана от остальных. Изолирована.
— Из-за сверхчувствительности к свету.
— И воспитания. Моя мать была единственным шиставаненом, которого я знала в детстве, — она замолчала, подбирая слова. — Когда мы вернулись на Увену III, она попала к себе домой. А для меня это было новое место. У меня был не тот запах, понимаешь?
— Ты была другой. Поэтому остальным было легко дразнить тебя, — я осторожно положил ей руку на плечо. — Ты рассказала это Ремарту, а он обратил это против тебя.
— Фальшивый друг. Стал выдвигать требования, — я почувствовал, как ее тело дрожит от напряжения, но она быстро уняла дрожь. — Я отвергла его. Он избил меня. Крепко. Боль и страх. Я была счастлива, когда он ушел.
Я слегка сжал ее плечо:
— Я твои тайны не разболтаю.
— Знаю, — она повернулась ко мне и я увидел в ее глазах отражение узкого серпа луны. — Ты тоже прячешь боль, скрываешь тайны.
Я моргнул:
— Как ты догадалась?
— Пусть я неполноценная шиставаненка, но делать выводы из того, что вижу, я умею, — она снова расплылась в улыбке. — Ты везде ходишь один. Не ходишь в гости, не ищешь друзей. Пьешь ровно столько, чтобы снять усталость.
Я усмехнулся:
— Ты настоящий детектив. И в каком преступлении я виновен?
— Твой любимый человек где-то далеко. Ты ищешь воссоединения и прощения.
Я остолбенел:
— Из тебя вышел бы хороший следователь.
— И вот я думаю, — словно не слыша моей реплики, продолжала она: — Твоя любимая — не из «выживших».
Я покачал головой, гадая, насколько близкую к истине версию можно поведать ей, не поставив под угрозу свою миссию. Я решил, что правду рассказывать ей не в коем случае не стоит, и быстро сочинил следующую историю:
— Ее двоюродный брат контролирует «Линии Тинты», и он решил, что моей любимой не быть вместе со мной до тех пор, пока он не приберет к рукам ее долю в семейном бизнесе. В его глазах я выгляжу противнее хатта, и он счел, что меня в моей возлюбленной интересуют только деньги. Я хочу уничтожить «Линии Тинты», а для меня стать «возмутителем спокойствия» — прекрасная возможность сделать это. Я хочу, чтобы они знали: я — инструмент их уничтожения. Я хочу, чтобы все их богатство перекочевало в мои карманы, тогда я смогу забрать свою возлюбленную из их разорившейся обедневшей семьи.
Кает фыркнула, затем коротко тявкнула и сказала:
— Дураки сражаются за любовь, умные — за деньги.
— Спасибо.
— Смелый план. Чтобы его осуществить, тебе надо стать истинным «возмутителем спокойствия».
Я уловил запах чего-то вкусного, исходивший из здания неподалеку, и направился туда.
— А что ты имеешь в виду под «истинным возмутителем спокойствия»?
— Команду корабля, — она бросилась догонять меня. — Есть два пути. Заслуги в бою.
— Я могу этого добиться.
— Но только не в составе «Скалы». Нас все игнорируют, — из ее горла вырвался веселый рык. — Ты можешь попасть в «Стрелу».
— Надеюсь. А какой второй способ?
— Постельное дежурство.
Я покачал головой:
— Не понял.
Кает протянул ко мне руку и схватила меня за подбородок. Она повернула мою голову налево и кивнула:
— Шрама почти не видно. Ты подойдешь.
— Ты о чем?
Еще один задорный лай:
— У адмирала Тавиры неуемный аппетит на мужчин. Ты можешь стать истинным «возмутителем спокойствия» и таким способом.
Я кивнул, и она отпустила мой подбородок. Стать истинным «возмутителем спокойствия» и членом команды «Возмутительного» — это был финальный этап операции по поискам Миракс. Как член экипажа я мог узнать, куда летал этот «Звездный разрушитель» между операциями. Я знал, что именно там я найду Миракс. Я все сделаю, чтобы добраться туда и спасти ее, у меня не было в этом никаких сомнений.
— Итак, Кает, скажи мне, пожалуйста, — я улыбнулся ей и жестом пригласил войти в ресторан — источник аппетитного запаха, — что нам нужно предпринять, чтобы сделать из меня «стрелка»?

Глава 36

Кает предложила довольно простой план, согласно которому я должен был попасть в эскадрилью «Стрела», однако в течение нескольких следующих месяцев мы столкнулись с непредвиденными трудностями. Первая из них, и самая досадная, была та, что нам редко поручали выполнение заданий. «Возмутители спокойствия» продолжали совершать дерзкие вылазки, но не всегда Тавира выбирала в качестве поддержки основным силам «Выживших». В ее операциях принимали участие команды «Красной новой», «Быстрая стрела», «Риистарские рейдеры», пираты с «Черной звезды» и «Лазерные лорды», даже банда Шалы Хатта. Привлечение всех команд по очереди поддерживало их боевой дух и давало всем понять, что для Тавиры все важны.
Но даже когда на задание шли «выжившие», не всегда для миссии выбирали эскадрилью «Скала». Если Тавира не вызывала именно «стрелков», Найв выбирал эскадрилью наугад. Эскадрилья «Скала» участвовала в совместных операциях с «возмутителями спокойствия» примерно раз в месяц. Иногда у нас были миссии другого рода — мы прикрывали мелкие корабли, как пираты с «Красной новой» прикрывали «Жирный куш». Разбойный эскадрон ни разу не накрывал нас, но однажды во время совместного с «возмутителями спокойствия» рейда «Возмутительный» покинул систему сразу же после появления там. Нам пришлось принять бой с группой «костылей» и доморощенных «уродцев», и в этой схватке мы потеряли двух пилотов из одного звена, в том числе капитана Кина.
Если на краю системы нас и поджидали крупные боевые корабли Новой Республики, я не заметил их присутствия, как не обнаружил их и сенсор «Ответного удара». Справившись с местными истребителями, мы разбомбили и разграбили пару складов, но, несмотря на то что мы набили добром пару челноков, вряд ли стоило затевать вылазку из-за этого.
И только потом, когда я был избран капитаном эскадрильи «Скала», я узнал от Йакоба Найва, что другая операция «возмутителей спокойствия» пошла не по плану и Тавира захотела поймать в ловушку тех, кто поставил сети на нее. Ситуация с нами не была столь критичной, и Тавира решила оставить нас ради других «возмутителей». Я не мог с ней не согласиться. Она спасла несколько пиратских фрахтовиков и истребителей, атакованных тремя корветами Новой Республики. Стоило показаться «Возмутительному», как нападавшие скрылись.
У меня ушло на это несколько недель, но я разузнал детали той операции. Банда Шалы собиралась толкнуть партию спайса в системе Кесселя, когда появились корабли Новой Республики. Завязалась легкая перестрелка, длившаяся минут двадцать, во время которой один из фрахтовиков Шалы был подбит, потерял управление и начал дрейфовать в сторону May — огромной черной дыры неподалеку от Кесселя. Примерно в этот момент появился «Возмутительный», и корабли Новой республики протрубили отбой, не успев добить «Свободу Суллуста».
Это чудесное спасение подняло «возмутителей спокойствия» в глазах всех остальных пиратов и лишний раз доказало их неуязвимость, но у меня от этого мурашки по спине побежали. Вряд ли Новая Республика послала в систему, на которую ожидалось нападение «возмутителей спокойствия», всего три корвета. Скорее всего это был самый обычный патруль — ведь в Галактике до сих пор оставались старые имперские вояки типа Терадока, Харсска и Адмирала Даалы. Я нутром чувствовал, что корветы напоролись на банду Шалы по чистой случайности.
Но не это было страшно, а то, что «возмутители спокойствия» добрались туда как раз вовремя, чтобы спасти Шалу. Даже самым полным ходом до той системы надо было идти восемнадцать часов, и то если бы курс прокладывал лихой парень типа Соло, и лететь пришлось по самому краю May. Это означало, что адмирал Тавира каким-то образом узнала о возможности столкновения с фрегатами как минимум за восемнадцать часов до того, как это произошло, и поспешила туда. Конечно, Тавира могла просто связаться с Шалой по Сети и сказать ему, чтобы он сматывался оттуда, но ей явно понравилась идея спасения в последний момент. Ее решение заметно повысило ее репутацию среди нас и несомненно уязвило Новую Республику.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • yUrEc о книге: Денис Бурмистров - Рейтар
    кто успел скачать обе книги поделитесь пож. mixaluj@meta.ua

  • Vikontik о книге: Франциска Вудворт - Внимание! Муж-волшебник или куда приводят мечты
    Дилогия мне понравилась больше всех остальных книг автора. В принципе может выйти и 3я книга, т.к. сюжет заканчивается на ,,они к нам,,. Интриги, герои, любовные переживания описаны живо, ярко. Так что от меня твёрдая ,,5,, и благодарность Автору)

  • Zvolya о книге: Екатерина Кариди - Черная невеста
    Не впечатлило, совсем.

  • Rose-Maria о книге: Юлия Викторовна Меллер - Кому верить?
    Вообщем-то неплохая книга. Бесит только то, что книга словно обин большой рассказ. Автор не умеет "показывать". Так уже не в первой ее книге. Это словно дневник от третьего лица. Пролистал пару страниц и -- хоп -- десять лет прошло. О каких эмоциях тут говорить? Персонажы картонные. Даже главная героиня. Все что о ней говориться на протяжении книги это то как она красива и невещуча на мужиков. Ну и затянута книга. При том, что это один сплошной рассказ, это риск для автора, что читатель потеряет интерес и бросит на первом десятке страниц.

  • Натусик о книге: Ширли Карр - Чего хочет граф
    Оценка 2 (1О)


    Скучный роман.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.