Библиотека java книг - на главную
Авторов: 45297
Книг: 112690
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Я — джедай! » » стр. 14

    
размер шрифта:AAA

Однако вопрос был в следующем: как она узнала, что через восемнадцать часов стрясется беда? Я видел только один ответ: тот советник, которого показывал мне Экзар Кун. Это он, используя Силу, предупредил Тавиру об опасности, угрожающей Шале. Я не чувствовал, чтобы кто-то из «возмутителей спокойствия» в открытую пользовался Силой, но я старался сам держаться так же закрыто, как во время похода в храм Экзара Куна, поэтому неудивительно, что я мог ничего не заметить.
Под моим командованием, с Тиммерс во главе третьего звена и Кает — во главе первого, эскадрилья «Скала» добилась впечатляющих результатов. Мы еще не достигли уровня «Стрелы», но были настолько близки к ним, что они относились к нам с уважением. Я ужесточил дисциплину и отучил пилотов от дурных привычек. Сделав их лучше, я увеличил вероятность того, что на меня обратит внимание Тавира, а это приблизит меня к освобождению Миракс.
Самым главным превосходством «стрелков» над нами было большее количество налетанных боевых часов, но мы быстро сокращали этот разрыв. Они чаще участвовали в операциях «возмутителей спокойствия», что было само по себе престижно, но присутствие «Возмутительного» отбивало у их жертв всякое желание обороняться. Следствием этого был крайне низкий уровень потерь среди «стрелков», отчего мне дорога к ним была закрыта.
Но только до миссии на Кса Фел. Кса Фел, планета в секторе Канчен, служила основным поставщиком гипердрайвов для верфей Куата. Тавира точила зуб на эту планету по той же причине, что и гранд-адмирал Траун: готовые гипердрайвы были настоящим сокровищем для любого, кто может с ними унести ноги. Благодаря связям Тавиры среди имперцев, она могла найти целую кучу военных диктаторов, которым можно было продать гипердрайвы, сделав их тем самым ее должниками. Мне кажется, что вторая причина была для нее большим стимулом, чем первая.
Тавира словно подчеркнула серьезность этой операции, раз она выбрала среди «выживших» эскадрильи «Стрела», «Скала» и «Удар» и даже позволила нам добраться до этой планеты на борту «Возмутительного». С нами была огромная группа огневой поддержки, которая включала корветы и крейсеры. Эскадрилья «Хищник» прикрывала «Ответный удар», а остальные пиратские корабли с Коуркуса также летели с эскортом из истребителей. Эта группировка была самым большим экспедиционным корпусом, какой я только видел у «возмутителей спокойствия», и это лишний раз подчеркивало, насколько важен был для Тавиры успех этой операции.
Три эскадрильи «выживших» на борту «Возмутительного» должны были лететь каждая в паре с эскадрильей «когтей», приписанной к этому крейсеру. «Выжившие» с недоверием смотрели в глаза пилотам с «Возмутительного». Те отвечали тем же. Я заметил у пары из них нашивки 181-й Имперской ударной эскадрильи, но больше ничего не указывало на какую-нибудь исключительность этих пилотов. Все из нас надеялись показать себя с лучшей стороны на их фоне, хотя скорее всего все истребители на Кса Фел даже не поднимутся в воздух.
Мне не хотелось участвовать в этом рейде по двум причинам. Во-первых, Кса Фел была настолько загажена выбросами верфей Куата, что даже простой визит туда мог причинить массу неприятностей. Нам рекомендовали надеть дыхательные маски и защитную одежду, и если в кокпите достаточно было стандартного набора жизнеобеспечения пилота, то перспектива весело провести время на раскаленном шарике в скафандре полной зашиты мне вовсе не улыбалась. Нет, я не думал, что меня обязательно собьют или придется совершать аварийную посадку, но заранее просчитывал все варианты, даже самые худшие. Бой не на живот, а на смерть на поверхности планеты уже виделся мне и изрядно меня нервировал.
Была и вторая причина, и она отравляла мне жизнь каждый раз, когда я отправлялся на задание, даже в операциях под прикрытием в КорБезе. Я постоянно спрашивал себя, где та грань, которую мне нельзя переступать, даже для того, чтобы не вызвать подозрение пиратов. В КорБезе эта грань определялась просто: внедрившись к бандитам, я мог участвовать в преступлениях против собственности, но если под угрозой оказывалась жизнь человека или кому-нибудь грозило серьезное увечье, моей обязанностью было защищать его. Здесь, в моей жизни у «возмутителей спокойствия», все было не так ясно и понятно.
Я требовал, чтобы мои подчиненные использовали ионные пушки, постоянно повторяя, что если мы не будем уничтожать корабли, то сможем подобрать их и забрать с собой на Коуркрус. Я даже притащил с собой из одного рейда трофей — два «охотника за головами» с гипердрайвом. И теперь механики из моего звена ломали голову над тем, как приклепать гипердрайв к моему «когтю». Кто из пилотов был поумнее, тот послушался меня, но пара-тройка в пылу борьбы переключались на лазеры.
Во время атаки поверхности я старался свести к минимуму бомбардировки гражданских объектов.
— Да, заправочная станция взрывается очень красиво и даже может спалить полгорода, но ведь наша настоящая цель не в этом, — сказал как-то я на теоретическом занятии. — Вот смотрите: можно убить нерфа и сшить себе пальто из его шкуры, а можно взять его шерсть и через год снова стричь то же самое животное. Так и у нас: мы можем показываться в системе раз в полгода, выдвигать список требований, и они сами будут грузить для нас целые челноки разного добра.
Почти все пилоты поняли мой призыв, и только пару раз нам пришлось отгонять других «возмутителей» из наших зон контроля. Однажды я увидел, как Ремарт расстреливает флаеры, несущиеся по дороге. Просто так, от нечего делать. Убийство ради убийства. Я всадил в его «коготь» ионный заряд и связался по комлинку с капитаном Гуртт, чтобы она отозвала его, что она и сделала. Позже я забрал его долю награбленного добра и отослал ее родственникам убитых в качестве компенсации.
Кроме того, я поклялся, что когда-нибудь заставлю его ответить по справедливости.
За пятнадцать минут до возвращения в нормальное пространство мы получили приказы и сели в «когти». Я забрался в кокпит, врубил двигатели и выслушал доклады моих пилотов. Затем сам доложил о готовности капитану Гуртт, которая командовала группой «выживших». Группа «Возмутительного» состояла из эскадрилий «Меч», «Клинок» и «Пика». «Скала» должен был действовать в паре с «Пикой».
Я почувствовал, как корабль слегка тряхнуло — приехали. На семь секунд раньше намеченного. Не успел я выяснить, что произошло, как нам дали добро на взлет, что мы немедленно сделали. У меня во рту пересохло. Не от большой любви к серой планете, окутанной облаками.
Мы вышли из гиперпространства раньше, потому что над Кса Фел завис тральщик. Рядом с ним были его друзья — звездный крейсер Мон Каламари и «виктория». Вокруг трех богатырей крутились стайки кораблей поменьше, и среди них — десантные челноки, которые, как я понял, перебрасывали войска на поверхность планеты. Присутствие «Интердиктора» означало, что удрать «возмутители спокойствия» не могли, а корабли Новой Республики уже начали перестраиваться в боевые порядки.
Но самым худшим, на мой взгляд, было то, что на нас летел целый рой истребителей. Мои экраны выдавали информацию гигабайтами. Там было по крайней мере две эскадрильи «костылей» и «ашек». Эге, да еще и «бритвы»! Они с «ашками» направились к «Ответному удару». Если они оставили наши «когти» «костылям», значит, у «костылей» была подмога.
Я увидел, что это за подкрепление, и мое сердце ушло в пятки. Я щелкнул переключателем комлинка:
— «Возмутительный», у нас серьезные проблемы. К вам со стороны Кса Фел приближаются истребители.
— Им не пробиться сквозь заслон наших истребителей, Скала-Лидер. Это невозможно.
— Не говорите «невозможно», — я послал на «Возмутительный» картину со сканнера. — Это Разбойный эскадрон, и они специализируются на невозможных вещах.

Глава 37

Я вышел на тактическую частоту «Выживших»:
— Говорит Скала-лидер. Держитесь подальше от «крестокрылов». Займитесь «костылями», стрелять только из ионных пушек. Истребители сбивать, но пилоты пусть выживут.
Тотчас же послышался ответ капитана Гуртт:
— Но почему бы просто не убить их всех?
— У нас силы равные, и единственный способ победить — это смыться отсюда. Пусть их пилоты дрейфуют, республиканцы бросятся их подбирать. Тем временем «возмутители спокойствия» вырвутся из гравитационной ловушки и смоются. Республиканцам это покажется победой, и они дадут нам уйти.
— Мочи их всех! — голос Сасиру звенел от бравады. — Я не боюсь пилотов Республики.
— Отлично, тогда ты и займешься Пронырами. Удачи, — я бросил взгляд на монитор. — Через минуту мы вступим с ними в контакт. Капитан, слово за вами.
Гуртт немного помолчала, затем отдала приказ:
— Сбивайте «костыли», используйте только ионные пушки. И атакуйте пару десантных челноков. Пусть парни Тавиры займутся «крестокрылами».
Я переключился на тактическую частоту эскадрильи «Скала»:
— Тряхните «рогатки», держитесь подальше от «стрелок», к «ашкам» и «крестам» не суйтесь. Чуть что — зовите подмогу. Мы выберемся.
Я хотел сказать тысячи других вещей, но у меня было всего тридцать секунд, и мне нужно было сказать главное. С тех пор как я покинул академию джедаев, я не разу серьезно не открывался перед Силой. Я знал, что если советники Тавиры были чувствительны к Силе, то я мог навлечь на себя опасность, но я решил рискнуть. Я расширил свою сферу контроля, направляя ее вперед, к приближающимся истребителям. Я выделил все «крестокрылы», затем стал искать среди них. Я нашел полковника Селчу и внушил ему странный образ.
Словно мой «коготь» деформируется и превращается в «крестокрыл» с моими опознавательными знаками. Я понятия не имел, как он воспримет это видение, да и длилось оно всего секунду, но я надеялся, что он поймет, что перед ним — Корран Хорн. Я оставил Селчу в покое, давая нам обоим время сосредоточиться перед схваткой, затем нырнул в самую ее гущу.
Вокруг нас все сверкало — это крупные корабли обменивались залпами. Хотя у Новой Республики было три корабля поменьше «Возмутительного», по совокупной огневой мощи они были равны ему. Зеленые и красные лучи турболазеров превратили космос в сплошную полосу препятствий, где одно неверное движение могло закончиться очень печально. Выстрелы, которые достигали цели — другого корабля — сквозь мириады истребителей, отражались щитами, только у небольших кораблей они быстро сдавали. Обе стороны старались расстреливать небольшие корабли из ионных пушек, чтобы избавиться от назойливого обстрела, и многие истребители превратились в груды обломков.
Эскадрилья «Скала» ввязалась в схватку с агрессивной эскадрильей «костылей». Наши «когти» были быстрее их «рогаток», но пилоты «костылей» были парни не промах. Я достал первого, когда зашел ему в хвост и выстрелил под острым углом, всадив ему ионный заряд в обшивку двигателя. «Костыль» немедленно перевернулся на правый борт, вынуждая меня повторить этот маневр. Я сбросил скорость до нуля, затем переключил реверс и дал полный назад, предвосхищая аналогичный маневр моего противника. Он понял, что я перехитрил его, только через секунду-другую и стал удирать от меня на полной скорости. Я ударил по рулю направления, развернув «коготь» влево так быстро, что он чуть не сложился пополам, и всадил в «костыль» второй заряд — на этот раз сразу за кокпитом. Его щиты сдохли, но корабль продолжал круто набирать высоту, уносясь прочь от Кса Фел.
Я набрал скорость и закрутил «штопор», чтобы выйти в хвост «костылю», который обстреливал один из моих «исТРИбителей».
— Он мой, пятый. Уходи в сторону.
— Осторожно, лидер!
Синие ионные лучи понеслись в меня из кокпита «костыля». Ярко вспыхнул передний дефлектор. Я круто ушел вправо и вниз, использовав в качестве щита двигатель того самого «костыля», затем подал дополнительное питание на мои щиты.
— Выше головы, «Скала». Некоторые из этих «костылей» — двойки. У них кроме пилота есть стрелок.
Держась под «костылем», я разогнал свой «коготь», затем набрал высоту и дал очередь по «костылю». Его пилот начал разворачивать истребитель, чтобы дать возможность стрелку выстрелить в меня, но я попал в него первым. Перевернувшись на левое крыло и немного изменив курс, я снова поймал его в прицел и выстрелил. Погас задний щит, но «костыль» продолжал лететь.
Тут ему в корму вонзился еще один ионный заряд, и «костыль» унесся прочь, беспорядочно вращаясь. Мимо пролетела Кает, и я коротко поблагодарил ее. Она ответила веселым лаем.
Я вдруг обнаружил, что нахожусь в стороне от битвы и немного ближе к крупным кораблям Новой Республики, чем мне хотелось быть. Я выдал быструю бочку и нырнул вниз, затем, крутанув «коготь» в другую сторону, взмыл вверх. Я постоянно менял направление и летел по прямой не более секунды-двух. Ни один их крупных кораблей не стрелял в меня — у них были дела посерьезнее — но я не хотел превратиться в легкую цель, чтобы кому-нибудь захотелось пальнуть в меня.
Да, подбить меня было нелегко. Именно поэтому, как мне кажется, я и привлек внимание разбойного эскадрона. В какой-то мере мне польстило такое внимание. Мои бывшие соратники решили, что я — достойный противник, а поскольку они не знали, кто сидит в кокпите этой ТУшки, это был единственно возможный способ честно проявить свое внимание в такой анонимной ситуации.
Однако проблема была в том, что их методы оказания мне знаков внимания должны были убить меня. Мне этого искренне не хотелось, но я влип. Я мог выйти на их частоту, но я не знал их кода для расшифровки. Если они вызовут меня, использовав широкополосный сигнал, его наверняка услышат все остальные корабли, а это тоже не входило в мои планы. У меня даже не было времени, чтобы сконцентрироваться и при помощи силы внушить Тикхо еще одно мысленное послание, поскольку для того, чтобы его найти и установить с ним мысленный контакт, потребовалось бы все мое внимание, так необходимое мне сейчас, чтобы остаться в живых.
Я влип, но не безнадежно. Когда Сила — твой союзник, у тебя всегда есть шанс.
Не выпуская из рук рычага управления, я распростер свою сферу ответственности. Все вокруг моего кокпита казалось абсолютно хаотичным, калейдоскоп возможностей и вероятностей, которые менялись с каждой наносекундой. Вакуум заполнила мощная энергия, перелетающая от одного корабля к другому и обратно, а сгустки энергии поменьше разлетались во все стороны от истребителей. Протонные торпеды и кумулятивные ракеты неслись к целям, словно наводились они по страху тех, кого преследовали. Эйфория и боль, надежда и ужас, злость и решимость — все смешалось, и у меня в ушах стояли предсмертные крики и облегченные выдохи после чудесного спасения.
Из всей этой какофонии я выделил тех, чьи чувства были направлены ко мне, ментальную энергию, направленную на мой «коготь». Когда эти чувства стали сильнее, они превратились в сверкающие полосы, словно отблеск сверкнувшего на солнце лезвия. Я знал, уходить мне вправо или влево, вверх или вниз. В ответ я чувствовал шок, удивление или злость, затем снова — концентрацию мыслей.
Вот на меня направил свой «крестокрыл» Гэвин. Я читал все его чувства, словно цветные графики на широкоформатной деке. Когда он уже собрался взорвать меня, я сбросил скорость, нырнул вниз, затем потянул руль высоты на себя и взмыл вверх. Я перевернулся на правое крыло, потому что знал, что он любил эту сторону, и зашел прямо ему в хвост. Я угостил его очередью из ионной пушки, затем крутанулся на левый борт и ушел от него.
Следующим был Оурил. Он оказался даже круче, чем я ожидал. Он всегда был хорошим пилотом и стал значительно лучше, полетав в Разбойном эскадроне, но в учебном бою я всегда был чуть лучше его. Я не знал точно, почему, но когда он всадил мне в кормовой щит из лазера, я понял: во время тренировок у него срабатывало что-то вроде психической блокировки, и он не мог выстрелить в меня. Сейчас все было по-настоящему. Он вцепился в меня, словно нек в хвост хатта, и у меня возникли серьезные трудности с выяснением того, когда он намеревался стрелять.
Если я не смогу предвидеть его действия, я должен заставить его предвидеть мои. Я перевернулся на правое крыло, заставив истребитель лететь боком, затем нырнул вниз и крутанул левую «бочку». Я бросил свой «коготь» вверх, затем вниз пару раз, после чего снова перевернулся на левый борт, нырнул вниз и крутанулся через левое крыло. Показав пару маневров с более сложной последовательностью, я повторил тот же рисунок в третий раз. Чувства Оурила, все еще непостижимые для меня, изменились, и я понял, что он «разгадал» мою последовательность.
Десять секунд спустя я резко увильнул вправо и нырнул вниз. Затем перевернулся на девяносто градусов влево, словно я снова начал свою ленивую «бочку», потянул рычаг управления на себя и сбросил скорость. Оурил начал левую «бочку», направляя «крестокрыл» в ту сторону, где я должен был оказаться, подставив мне свое брюхо. Я как следует огрел его из ионной пушки, затем его долбанул кто-то другой, и его истребитель сдох.
— Я «сделала» его, лидер! — крикнула Тиммсер. — Не нужно благодарить меня.
Я и не собирался. Подбитый корабль Оурила направлялся к Кса Фел, и если он не сможет совладать с управлением, то вскоре ему предстояло врезаться в атмосферу и сгореть в ней. Я перевернул свой «коготь», чтобы мне было лучше видно его, и стал смотреть, не в силах что-либо изменить, как он по широкой спирали падает на планету. До вхождения в плотные слои оставалось меньше минуты.
Как жаль, что я не мог использовать телекинез и поднять его истребитель на высокую орбиту!
Его кокпит словно взорвался, выплюнув Оурила в кресле. Секундой позже его дроид серии Р2 также покинул умирающий «крестокрыл». Катапультная ракета понесла его в сторону тральщика, и хотя ее вряд ли хватит на весь путь, Оурил был спасен.
На мне сфокусировал внимание кто-то еще, и я понял, что у меня серьезные неприятности. Некоторые люди обладают настолько медленным мышлением, что можно услышать, как искрят их синапсы, неторопливо передавая сигнал. Другие, даже не прибегая к помощи Силы, отличаются настолько быстрым умом, что вас всегда поражают их моментальные решения, и только минут через пять-десять до вас доходит, каков был их логический путь. А у некоторых мысль носится сразу во всех направлениях со скоростью света, и вам далее не догадаться, как работают их мозги.
Тикхо Селчу обладал именно таким умом, но меня поразила не столько скорость, с которой он думал, сколько превалирующий над его мыслями холодный расчет.
Когда он выбрал меня в качестве мишени, я не видел кромку лезвия, как в случае с Гэвином. Тикхо просто нарисовал кубик вокруг моего корабля и шаг за шагом, с каждой секундой все плотнее сжимал его, отбрасывая ненужную информацию, пока мой корабль и небольшой кубик, который он определил целью, не совпали окончательно.
И самое впечатляющее, что от этого кубика в разные стороны расходились стрелки, обозначавшие направления моего возможного бегства. Если бы я рванул влево, то куб сразу бы переместился вслед за мной. Если бы даже я соединил два-три головокружительных фортеля, кубик все равно неотступно следовал бы за мной. Мозг Селчу работал, как легендарный монкаламарский кальмар-демон, обвивая меня своими щупальцами и утягивая туда, где он мог спокойно придушить меня.
Единственный способ победить его — это превратить его в жертву. Я включил реверс и нырнул вниз, затем перевернулся и выдал мертвую петлю, чтобы оказаться у него на хвосте. Он предвидел этот маневр и перевернулся на правое крыло, уходя от меня, поэтому мне пришлось срочно догонять его. Я разогнался слишком сильно и приближался к нему быстрее, чем нужно, поэтому мой выстрел ему в корму ушел за молоком нерфов. Я выдал быструю «бочку» через левый борт и потянул рычаг управления на себя. Я летел вверх долгих три секунды, затем перевернулся и продолжил взлет по пологой петле.
«Крестокрыл» Тикхо пронесся у меня перед носом, но я не успел выстрелить в него. От него ко мне поступили изображения нескольких увеличивающихся кубов, в которые он пытался поймать меня. Несмотря на то что ему приходилось решать другую проблему — он сам стал мишенью — он постоянно пытался поменяться ролями, и мне приходилось изо всех сил стараться, чтобы не допустить этого.
— Скала-лидер, это «Возмутительный». Направляйтесь к нам, если хотите вернуться домой.
— Вас понял, — я передал этот приказ свой эскадрилье.
— Помочь, лидер? — спросила меня Кает.
— Не-а, я в порядке. Смываемся отсюда.
— Поспеши.
— Слушаюсь и повинуюсь.
Я перевернулся на правый борт, затем резко повернул влево и сбросил скорость, чтобы уменьшить радиус разворота. Выйдя из него, я снова поддал, уходя от залпа четырех лазерных пушек Тикхо, затем выкрутил регулятор скорости до минимума, развернул истребитель на Селчу и снова дал полный вперед. Прямое попадание в корму «крестокрыла» озарило задний щит лазурным сиянием, но я на этом не успокоился. Круто вывернув руль направления, я развернулся почти на месте и нырнул вслед за Тикхо. Еще один выстрел из ионной пушки — и его кормовой дефлектор сдох.
На его месте я бы запаниковал, но я не почувствовал ничего подобного в голове у Тикхо. Мы просто переместились в куб большего размера, и он выдал на своем «крестокрыле» столько фигур высшего пилотажа подряд, что я не смог бы их повторить, даже если бы запрограммировал на это свой компьютер. Всякий раз, когда он оказывался перед выбором, он принимал решения в сотые доли секунды, затем обсчитывал следующую альтернативу. Казалось, что выбор делается вслепую, отчего предугадать его действия было невозможно, однако грани кубика неумолимо сжимались.
Но я не стал тупо гоняться за ним, а стал по широкой дуге пробираться к «Возмутительному». «Звездный разрушитель» окружил себя стеной заградительного огня, который исключал саму мысль о его преследовании. Теоретически наши канониры не должны были расстреливать атаковавшие крейсер истребители, но они старались укладывать выстрелы как можно ближе к нам, чтобы отпугнуть преследователей. Хотя выстрелы с крупных кораблей и не предназначались истребителям противника, горячие республиканские парни так или иначе должны были обращать на них внимание, что отвлекало их от погони. А если возвращавшийся пилот был достаточно ловок, он мог умудриться нырнуть туда, где только пролетел луч турболазера, таким образом используя энергию корабля в качестве щита, заслоняющего его от преследования.
Покидая поле боя, я увидел множество подбитых кораблей и их пилотов, катапультировавшихся в космос. Вокруг висело столько «костылей», что орбита Кса Фел стала похожа на космический госпиталь. Но были там и отстриженные «когти», и каркасы нескольких корветов, как наших, так и «ихних». «Ответного удара» среди подбитых кораблей не было, что я воспринял как хорошую (сравнительно хорошую, естественно) новость. Да, «выжившие» были сборищем убийц, ворюг и мародеров, но многие из них стали мне почти что друзьями, и я не желал им смерти.
Вдруг меня окатила волна радости близкой победы, исходящая от Тикхо. Большим пальцем я переключил селектор монитора на сканер целей и стал смотреть, откуда проистекает угроза. О, что я вижу! У меня на хвосте сидели две протонные торпеды. Как я ни улепетывал от Тикхо, он послал мне вдогонку два маленьких сувенира с самонаведением. Торпеды летели куда быстрее моего «когтя». В этом было их основное преимущество и, к счастью для меня, основной недостаток.
Я проследил по индикатору дальности, пока первая торпеда не приблизилась ко мне на двести метров, затем резко дернул на себя рычаг управления, круто переложил его влево и бросил ТУшку в крутой штопор. Первая торпеда пронеслась мимо, зато вторая вовремя скорректировала курс. Я оттолкнул рычаг управления от себя, резко уходя вниз, и сувенир номер два тоже побежал куда-то вперед. Мимо меня. Я улыбнулся. Этому трюку я научился у тебя, Тикхо.
С помощью сканера я определил, где находится первая торпеда, и зафиксировал ее как цель. Развернув свой коготь так, что он летел прямо на нее, я подождал, пока она не приблизится ко мне менее чем на километр, переключил селектор выбора оружия на спаренную лазерную пушку, навел прицел на летящий ко мне гостинец и дважды нажал на гашетку. Первые два выстрела пролетели мимо цели, зато вторая пара попала в десятку, разнеся торпеду вдребезги всего в пяти сотнях метров от меня. Я выдал «бочку», развернулся и атаковал вторую торпеду. Ее я достал с первого выстрела, взорвав ее в километре от себя. Пролетев сквозь золотистое огненное облако, я взял курс на «Возмутительный».
В комлинке раздался хриплый голос Тикхо — он обратился ко мне в широком диапазоне:
— Хорошо летаешь, «коготь».
— Не хотел, чтобы ты подумал, что я — зеленый пилот, Проныра-лидер. До встречи.
Я помахал ему «когтями», нырнул под спасительный зонтик огня «Возмутительного» и посадил свою ТУшку на палубу, выделенную «выжившим». Подлетая к люку посадочной палубы, я заметил, что «выжившие» потеряли всего шесть из тридцати шести «когтей», и я потерял всего два. Имперская группа истребителей недосчиталась более полутора десятков «исТРИбителей». Отсутствовала их ведущая эскадрилья в полном составе — места для их старших офицеров оставались пустыми.
Сделав глубокий вдох, я снял шлем и скафандр, затем открыл «фонарь» кабины и выбрался из «когтя». Тиммсер и Кает помогли мне спуститься на палубу и поддержали меня, когда мои ноги отказались нести меня. Мне понадобилось некоторое время, чтобы понять, насколько сильно я устал. Схватка с Тикхо оказалась самой трудной в моей жизни, и даже Сила едва спасла меня. То, что делали Селчу и Ведж, не прибегавшие к помощи Силы, делало их сильнее джедаев. Они летали сердцем, умом и всем своим существом.
Тиммсер подняла меня на ноги.
— Круто ты там, Йен. Расстрелял торпеды. Показал себя.
Взревела сирена и замигали красные огни. Я схватился за шасси «когтя», чтобы не упасть: «Возмутительный» перешел на скорость света. Гравитационные генераторы, установленные на корабле, устраняли физический эффект разгона, но мне достаточно было увидеть, как звезды превращаются в яркие полосы, чтобы потерять равновесие.
Кает застегнула свой плащ и набросила капюшон, затем нацепила темные очки.
— Да, мы неплохо постарались, — сказала она. — «Стрела» потеряла только одного. «Хищник» — троих.
— Кого потеряли мы?
— Пятого и Седьмого, — Тиммсер пожала плечами. — Они решили помериться силами с «ашками», и те замочили их.
Я покачал головой:
— Зря они сунулись.
— «Ашки» атаковали «Ответный удар». Блук и Яндер решили, что у них есть шанс зарисоваться перед капитаном Найвом, — Тиммсер потеребила свои волосы, чтобы те встали дыбом, оросив меня при этом капельками пота. — А вы как, кэп?
Я выпрямился:
— Уже лучше. Плохое быстро забываешь.
— Зачем вы с «крестами» в догонялки играть стали?
— Они сами погнались за мной, Кает. Тиммсер первого достала. Спасибо за помощь.
— Лишь бы вы остались живы, кэп, — длинноногая Тиммсер наградила меня улыбкой. — Конечно, как вы летаете, это не проблема.
Снова взвыла сирена и переборки ангара содрогнулись от низкого мужского голоса, пробасившего в интерком:
— Смирно! Адмирал на палубе.
Громкий стук каблуков звучал не больше нескольких секунд, пока мы выстраивались перед нашими «когтями». Напротив нас построились по росту пилоты имперских эскадрилий. Они смотрелись молодцевато в своей черной форме, в то время как мы являли собой весьма жалкое зрелище. На некоторых из нас была форма «выживших» — серо-красная с золотой вышивкой, другие все еще носили форму тех армий, откуда они когда-то дезертировали, но основная часть была одета в пестрые тряпки по принципу «с планеты по нитке — „выжившему“ рубашка». Эскадрильи казались надиром и зенитом, и единственное наше преимущество было в том, что мы выжили в этой битве.
Распахнулись двери центрального турболифта, и оттуда вышли два штурмовика, в чешуе… пардон, в доспехах настолько ярко надраенных, что мне захотелось одолжить у Кает ее очки. Штурмовики остановились, затем расступились в стороны, и на палубу вышла Тавира. По сравнению с двумя громилами, стоящими по бокам, и теми двумя, что появились вслед за ней, физически она казалась совсем крошечной, но манера Леонии держать себя заставляла забыть тебя о ее небольшом росте. На ней была серая адмиральская форма, а в руках, сомкнутых за спиной, она держала плетку. Даже находясь от нее на приличном расстоянии, я чувствовал, как струится энергия из ее фиолетовых глаз.
Она посмотрела на своих людей, затем на нас и опустила руки. Правой рукой, затянутой в черную перчатку, она поигрывала плеткой, то и дело направляя ее на нас. Штурмовики пропустили ее вперед; ее расслабленная походка резко контрастировала с их четкими размеренными шагами. Когда она приблизилась к нам и пошла вдоль строя, она стала постукивать плеткой по левой ладони или слегка касаться ею подбородка.
Я старался сохранить невозмутимое выражение лица, когда она прошла мимо меня, и подавил всякую реакцию, когда она бросила быстрый взгляд в мою сторону. Она была на добрых десять сантиметров ниже меня, а ее черные как смоль волосы отливали серебром. Ее бледная кожа туго обтягивала тонкие кости, а в уголках рта и глаз еще не было морщин. По комплекции и возрасту она казалась почти что ребенком, но холодная непоколебимость ее поступи и манера мерить нас мимолетным скользящим взглядом выдавала целые килобайты информации о ее умственном и психическом развитии.
Она остановилась перед капитаном Гуртт и хлопнула Тиресию плеткой по плечу:
— Это вы доложили нам план действий, так?
— Да, адмирал, — ответила Тиресия ровным голосом, но даже я услышал в нем легкую дрожь.
Тавира некоторое время вглядывалась ей в лицо, выдержав паузу настолько длительную, что все начали нервничать.
— Вы предложили отступать, а республиканцев заставить спасать своих пилотов.
— Так точно, адмирал.
Снова повисла зловещая тишина, но и Тавира и Тиресия застыли, словно в стасисе. Напряжение все нарастало. Стратегия, которую ставили в вину Тиресии, была моей, и любое наказание, которая она понесет, тоже должно быть моим. Я сделал глубокий вдох, и уже открыл рот, но тут увидел глубокие складки в уголках рта Тавиры.
— Эта стратегия оказалась выигрышной, капитан Гуртт, — Тавира как-то небрежно махнула плеткой в сторону своих пилотов. — Полковник Ламнер не согласился с ней и бросил своих молодцов прямо на «крестокрылы». Как вы все видите, он не вернулся обратно, чтобы доказать правильность такого решения.
— Никак нет, адмирал. Не вернулся.
Плетка снова опустилась на плечо Тиресии:
— А это значит, что мне нужно найти ему замену. Его место займете вы, полковник Гуртт.
Глаза Тиресии округлились:
— Я? Перевожусь на «Возмутительный»?
— Уверена, капитан Найв не будет возражать.
— Никак нет, адмирал, — Тиресия сдвинула брови. — Считаю своим долгом доложить вам, адмирал, что стратегия, переданная вам, была предложена капитаном Иданианом. Он предложил, я сочла ее удачной и доложила о ней вам.
— Ах да, — промурлыкала Тавира, — капитан Иданиан. Тот самый, что сбил протонные торпеды, направленные в мой корабль. Я подумала, что ему нужно занять ваше месте в эскадрилье «Стрела».
Ремарт покачал головой, и Тавира резко повернула голову в его сторону, как нетопырка, учуявшая слизняка. — Вы хотите что-то сказать, пилот?
— Прошу прощения, адмирал, но среди «выживших» офицеры избираются не так.
— Да, и как же это происходит?
Ремарт одарил ее чарующей улыбкой:
— Во первых, сначала нужно проголосовать, чтобы кандидат попал в эскадрилью «Стрела». Мы ведь элитное подразделение.
Тавира понимающе кивнула:
— Его люди должны проголосовать, чтобы он перешел к вам?
Ремарт ответил кивком:
— Да, адмирал.
Прижав плетку к губам, Тавира развернулась и посмотрела на мою эскадрилью:
— Все, кто за то, чтобы капитан Иданиан перешел в эскадрилью «Стрела», пусть поднимет какую-нибудь конечность.
Девять рук вскинулись вверх. Все, кроме моей.
Тавира нахмурилась:
— Ты что, против?
— У меня есть обязательства перед моими людьми.
— У тебя есть обязательства передо мной. Я хочу видеть тебя в эскадрилье «Стрела».
— Слушаюсь, адмирал.
Она посмотрела на Ремарта:
— А сейчас ты скажешь мне, что он должен быть избран командиром вашей эскадрильи, правда?
— Таков порядок, адмирал.
Тавира расплылась в широкой улыбке:
— Ты сам наверняка жаждешь занять пост командира эскадрильи, верно?
Ремарт выпятил грудь вперед:
— Я буду вашим самым преданным слугой, адмирал.
Тавира хлопнула Ремарта плеткой по животу, причем не так уж ласково.
— Ты можешь им стать, только я не хочу, чтобы ты командовал «стрелками». От груза ответственности у тебя на лбу могут появиться морщины, а я вовсе не хочу этого. Итак, эскадрилья «Стрела»! Кто признает командование капитана Иданиана, вскиньте конечность.
Поднялись девять рук, затем, после удара плетки, к ним присоединилась рука Ремарта. Тавира умиленно улыбнулась:
— Хоть я ненавижу демократию, так приятно видеть, что этот вопрос был решен при помощи старомодного ритуала единогласно. Мои поздравления, капитан Иданиан. Принимайте командование. Теперь вы можете докладывать ваши планы сразу на «Возмутительный».
— Я буду пользоваться этой привилегией с величайшей предосторожностью, адмирал.
Ее фиолетовые глаза сузились:
— Отчего у меня возникло смутное подозрение, что я только что совершила ошибку, выдвинув тебя на этот пост?
— Понятия не имею, адмирал, — ответил я с простодушным видом.
— Постарайтесь, капитан Иданиан, больше не давать мне повода сомневаться в своих поступках.
— Слушаюсь, адмирал, — я склонил перед ней голову и не поднимал ее, пока она и ее эскорт не ушли с Тиресией представлять ее новым подчиненным. Я бросил взгляд на Ремарта и увидел, что тот дрожит от ярости. Я не дам Тавире повода сомневаться в правильности выбора. Ремарт, напротив, обязательно заставит ее пожалеть. Поэтому я не сомневался: когда дело дойдет до открытой схватки, выйти из нее сможет только один из нас.

Глава 38

Мой переход в бывшую эскадрилью Тиресии Гуртт, «Стрелу», оказался одновременно и сложнее, и легче, чем я ожидал. Йакоб Найв одобрил выбор Тавиры, что пресекло возмущение некоторых «стрелков». Все хотели увидеть, как я летаю, и если запись моего боя с Тикхо и то, как я расстреливаю торпеды, убедило большинство их них, некоторые отморозки ждали, когда представиться случай сразиться со мной в учебном бою.
Ремарт и двое его дружков, а также еще один пилот, перешедший из эскадрильи «Удар», образовали стойкую оппозицию. Я собрал их всех в третье звено и не мог дождаться, когда я смогу бросить их на Разбойный эскадрон или группу «ашек» Паша Кракена. Я знал, что такое низкое желание не должно возникать у джедая, но Ремарт явно строил планы, как подставить меня, а у меня в жизни и без него проблем хватало.
К счастью для него и для меня, «Возмутительный» не вызывал никого на задания более месяца, и мы изнывали от безделья на Коуркрусе. Как мы поняли, столь длительный период бездействия был необходим Тиресии, чтобы снова собрать группу истребителей «Возмутительного» в единый кулак. То, что «Возмутительный» не принимал никаких вылазок, не мешало адмиралу Тавире время от времени показываться на Коуркрусе и встречаться с предводителями банд, хотя не было слышно, чтобы в результате этих встреч было решено провести какой-нибудь рейд.
Кроме того, что я много работал со своей новой эскадрильей, я старался выяснить как можно больше о недавнем рейде на Кса Фел. Как мне стало известно из различных источников, Новая Республика на Кса Фел ждала не нас. Республиканцы нагрянули с внезапной проверкой на заводы Куата. «ВК» не раз предписывалось судами различных инстанций прекратить загрязнение планеты и начать широкомасштабную кампанию по ее очистке, но компания практически ничего не делала. Во время рейдов адмирала Трауна мало что было сделано для установления порядка. Не преуспел в этом и Возрожденный Император. «ВК» поверила в безнаказанность, и Новая Республика решила навести порядок раз и навсегда. Они пригнали в систему тральщик, и не выпускали никакие корабли без проверки.
Я был рад, что Кса Фел наконец-то решили очистить от грязи, но сама природа нашего рейда и то, что мы напоролись на неприятности, имело для меня гораздо большее значение. Советники Тавиры не почуяли засаду, потому что эти силки были расставлены не на Тавиру. У них была другая цель. Это значило, что советники могли предвидеть угрозу, направленную непосредственно на Тавиру, а не абстрактную опасность в будущем. Они улавливали те же враждебные намерения, что я почувствовал у Тикхо, только они получали предупреждение немного заранее. Если только угроза не была направлена на Тавиру и «Возмутительный», а значит, и на самих советников, она на регистрировалась.
Как бы хорошо они ни обращались бы с Силой, они казались ограниченными недоучками.
Я провел немало часов в бесплодных поисках, как использовать это открытие против Тавиры. Конечно же, я не мог поделиться этой проблемой с самыми близким друзьями. Однажды вечером мои тяжелые раздумья прервал Йакоб Найв, который вызвал меня к себе в кабинет. Я знал, что пилотов, которые участвовали в битве на Кса Фел, вызывали к их командирам и задавали какие-то вопросы, и вот дошла очередь до «Выживших». Пилоты других банд не распространялись о том, что происходило на этих допросах, но я так понял, что ни один из них понятия не имел о том, что с ними делали на самом деле.

* * *

Я вошел в кабинет, козырнул капитану Найву и адмиралу Тавире, затем сел на третий стул, стоящий у его стола, спиной к двери, ведущей в примыкавшую комнату. Адмирал Тавира, одетая в черный летный костюм пилота, короткую куртку и кепку такого же цвета закинула ногу на ногу и нетерпеливо ею покачивала.
— Спасибо, что нашли время зайти к нам, капитан Иданиан.
Я кивнул:
— Рад стараться, адмирал. Чем могу быть полезен?
— Я хочу кое-что выяснить о битве при Кса Фел. Как вы наверняка знаете, в прошлом мои советники всегда довольно легко вытаскивали «Возмутительный» из беды. На Кса Фел у них ничего не вышло, потому что они почувствовали присутствие.
— Присутствие? — я нахмурился. — Не уверен, что понимаю вас.
— Ты знаешь, кто такие рыцари-джедаи? — вопрос прозвучал мягко и почти чарующе. Кончик ее розового язычка увлажнил ей губы, пока она дожидалась ответа. Ее взгляд сиял внутренней энергией. Все ее жесты и оттенки голоска обещали награду за честный ответ, и я с удивлением обнаружил, что меня неудержимо тянет исповедаться ей. В памяти всплыло обещание Экзара Куна о том, что я буду обладать ею, затем этот образ сменился воспоминанием о Миракс, и я слегка вздрогнул.
Вздрогнул и почувствовал, что кто-то хочет пробраться в мое сознание. Чужой разум коснулся моего осторожно, даже робко, словно по поверхности моего сознания катался пушистый малышка нерф. Не будь я знаком с Силой, я бы вовсе не заметил этого присутствия или списал бы его на пронзительный взгляд Тавиры. Несмотря на то что я обладал рудиментарными навыками обращения с Силой, я предпринял все усилия для того, чтобы предотвратить глубокое проникновение.
Я вспомнил, как Люк проник в мое сознание, заставив свои мысли течь рядом с моими. Я перевернул это технику наоборот. Раз им нужна была информация о джедаях, и Силе, пожалуйста, я поделюсь ею. Я припомнил все, что видел о рыцарях-джедаях в дешевых голографических драмах, все сплетни и слухи, которые слышал о них. Собрав все эти образы до кучи, я выдал их тому, кто прощупывал меня, заключив остальные — настоящие — знания в прочную оболочку.
— Знаю, адмирал, — я покраснел и потопил взгляд. — Я фанател от них, когда был совсем маленьким. Я смотрел о них все драмы, какие только можно было, потому что это здорово бесило моих предков. Я не понимал, какую угрозу это увлечение представляет для моей семьи и какую угрозу представляли для Империи джедаи. Я знаю, что Новая Республика заявляет о том, что несколько джедаев воюют на ее стороне, и мне кажется, один из них повинен в гибели Кариды.
— Так оно и есть, — глаза Тавиры стали ярче. — Во время битвы при Кса Фел мои люди почувствовали присутствие джедая. Тебе известно что-нибудь об этом?
Я закинул голову назад и расхохотался:
— Ха, теперь мне все понятно.
Она нахмурилась:
— Что именно?
— Протонные торпеды. Это он выпустил их по «Возмутительному».
Найв покачал головой:
— С этого места поподробнее, пожалуйста.
Я заглянул им обоим в глаза, поддавая в мои мысли оттенок ужаса:
— Этот джедай, Люк Старкиллер, Шлюз Дарклайтер, Биггс Скайуокер или как его там… Он использовал протонные торпеды, чтобы уничтожить звезду смерти на Йавине. Теперь мне понятно: это он выстрелил по вашему кораблю. Я сражался против Разбойного эскадрона, а он ведь и был основателем этой эскадрильи.
Я почувствовал, как удивление на лице Тавиры находит отклик в том чужом присутствии, что проникло в мои мозги. Однако оно исчезло, как только удивление на лице адмирала сменилось улыбкой.
— Я потрясена, капитан Иданиан. Больше никто не догадался связать Разбойный эскадрон с этим джедаем.
— Даже ваши советники?
— Нет, даже они не догадались, — она стукнула плеткой по руке в перчатке. — и как это пришло к тебе в голову?
Я прищурился:
— Этот пилот «крестокрыла» почти достал меня. Я знал, что он из Разбойного эскадрона, но уже потом, анализируя свои действия, я понял, что мне нужно побольше о них узнать. У них захватывающая история. Даже вы в ней упоминаетесь.
Она вскинула голову, и ее взгляд стал ледяным:
— У меня была с ними пара стычек, но ни разу там не было джедая.
Как я ни старался, я не мог унять дрожь.
Она заметила это и улыбнулась:
— Ты выжил после схватки с ними, как и я. Разве это не делает нас родственными душами?
— Это делает нас обоих выжившими.
— Ты гордишься тем, что ты — выживший?
Я покачал головой:
— Я горжусь тем, что я — победитель.
Ее глаза слегка округлились:
— А ты всегда побеждаешь?
— Пока что.
— Возможно, ты еще не встречался с достойным испытанием, — она поджала губы. — Возможно, мне стоит придумать испытание по тебе.
Капитан Найв нервно заерзал в кресле:
— Если хотите, я могу…
Я поднял руку:
— Прошу прощения, сэр. Могу я говорить открыто, адмирал?
Тавира моргнула:
— Это другое дело. Давай.
Я встал:
— Я глубоко уважаю вас, адмирал, как тактика и как человека, сумевшего сплотить вокруг себя такую коалицию. Ваша способность сохранить «Возмутительный» в целости и сохранности, когда на него охотится Новая Республика — это просто чудо. Кроме того, не сочтите это за наглость, но вы ослепительно красивы. Однако дело в том, что я присоединился к «выжившим», чтобы стать пилотом и зарабатывать этим ремеслом. Если испытание, о котором вы говорите, связано с подтверждением моего летного мастерства — я ваш. Но если нет, мне это неинтересно.
Найв был потрясен. Я не сомневался, что у него сейчас на уме: он ожидал приказа сейчас же убить меня в этом самом кабинете.
Тавира опешила. На целую секунду. Затем вскочила и огрела меня своей плеткой по лицу. Я знал, что будет больно — даже к Силе обращаться не надо было, чтобы это понять, — но я принял удар. Боль пронзила правую щеку и на смену ей пришел жар. Крови не было, но я знал, что рубец на пару дней и шрам на месяц мне обеспечены.
— Это тебе за нахальство, капитан, — Тавира подняла мой подбородок рукоятью плетки.
— Если бы мне показалось, что ты красив — хотя ты и не дурен собой, но ты не мой тип мужчины — и я хотела бы, чтобы ты уделил мне внимание, ты бы сделал это. Тс-с-с, молчи. Запомни: то, что я тебе говорю — это общеизвестный факт, — ее глаза почти полностью закрылись, когда она привстала на цыпочки и прошептала мне на ухо: — Как жаль, что ты — блондин. Блондины всегда приносили мне несчастье.
Она стремительно развернулась на пятках, и ее плеть ударила меня по горлу.
— А что касается испытания для тебя как пилота, я предоставлю тебе такой шанс. В течение ближайшей недели «выжившие» полетят со мной на задание. Я первыми брошу вас в бой. Этого тебе достаточно?
— Сделаю все, что прикажете, адмирал.
Тавира медленно обернулась и сладко улыбнулась:
— Еще как сделаешь, капитан. Я возлагаю на тебя большие надежды. Не разочаровывай меня, капитан. Тебе не понравится то, что я делаю с теми, в ком я разочаровалась.

* * *

Я вышел из кабинета Найва, пройдя мимо Тиммсер, которая должна была идти следующей, и вышел на солнечный свет. Я направился в сторону небольшого ресторанчика, который успел полюбить, но по пути задумался и стал бесцельно бродить по улицам. За эту короткую встречу произошло столько всего, что мне надо было разложить все по полочкам и решить, что делать дальше.
Во-первых, и это главное, я убедился в том, что советники Тавиру были восприимчивы к Силе и в какой-то мере были обучены обращению с ней. Я был более чем уверен, что они не заметили, как я отразил их атаку. Значит, эти советники не были обучены «прощупыванию» сознания. Скорее всего, их талант по предвидению угрозы был пассивным, и они улавливали только ту опасность, которая была направлена непосредственно на них. Это означало, что они обладали острой реакцией, как пилоты истребителей. Неплохо для меня, только удар им нужно было наносить первым, причем такой удар, чтобы они уже не могли ответить.
Тот факт, что они засекли использование Силы во время битвы, обеспокоил меня. Я был рад, что до этого постоянно скрывал свою связь с Силой. Если предположение Люка насчет того, что Миракс выкрали, чтобы заманить меня в ловушку, заставив меня использовать Силу, было верным, то я едва не подал своим врагам знак — вот я, вяжите меня. То, что с готовностью поверили, будто в битве принимал участие Люк, не решало проблемы — просто пока они не могли отличить меня от Люка.
Меня также поразило, что я не чувствовал присутствия советников Тавиры ни во время битвы, ни в кабинете Найва вплоть до того, как они «прощупали» меня. Если они смогли «засечь» меня, значит, они были достаточно близко, чтобы и я их мог обнаружить. Выходит, они тоже скрывались. Учитывая тот факт, что еще шесть лет назад быть джедаем означало верную смерть, способность оставаться незамеченным была очень хорошим качеством. Для меня, однако, из этого следовало, что я могу оставаться рядом с противником и не замечать его.
Во-вторых, и это было не менее важно, я узнал, что Тавира не любит, когда ее сердят. Я резко отреагировал на ее намеки, и она наказала меня за это, вдобавок дав понять, что больше этого не потерпит. Она не призналась, что я опередил ее, и не потеряла контроля над собой в этой ситуации. Она явно считала себя победителем, и мне не хотелось думать о том, как она собирается подкрепить это мнение.
Тут я заметил, что стою у входа в «Аварийную посадку», и спустился в прохладный полуподвал. Я дал глазам привыкнуть к полумраку, затем пошел в угол, к столику, за которым сидели Кает и Тиммсер. Не успел я подойти к ним, как мне на плечо тяжело опустил руку Ремарт.
Я медленно обернулся и дернул плечом, стряхивая его руку.
— Чего надо?
Здоровяк хитро ухмыльнулся:
— Просто хочу угостить тебя.
— Что, сегодня специальная цена на алионские нейротоксины?
Бармен, чье лицо было сплошь покрыто болячками (видимо, он был с Кса Фел), расхохотался:
— Ха, за этим тебе к Маргатт надо. У нас заведение попроще. Значит, Сасиру тебя угощает. Что будешь?
— Кружку местного эля, пожалуйста, — я посмотрел на Ремарта. — С чего это такой щедрый?
— Я хочу, чтобы между нами не было никакого недопонимания, капитан,он поднял стакан с бренди, словно отсалютовал мне, — никаких трений.
— Отлично, — я взял у бармена эль, кивнул Ре-марту и пошел к своим. Тиммсер ногой отодвинула стул для меня. — Что это с Ремартом сегодня?
Тиммсер захихикала, и Кает коротко рыкнула.
— Сасиру зашел в кабинет Найва после меня, — сказала Тиммсер, — а вышел оттуда весь такой довольный, аж светился. Похоже, адмирал собирается после нашей следующей вылазки весело провести время с Ремартом.
— А, вот оно что, — я отхлебнул немного эля, и мой язык защипали пузырьки. Потом вдруг эль скис прямо у меня во рту, но я знал, что он был свежим. Просто мне была не по душе идея о том, что Ремарт с Тавирой будут вместе. Я повернулся и прожег его злобным взглядом.
Кает издала тихий вой:
— Йенос, ревность тебе не к лицу.
Я посмотрел на нее и моргнул от удивления.
— Что? Я ревную? К Ремарту? Брось.
Тиммсер покачала головой:
— Тебя же явно задело это, Йен.
— Да что ты чепуху несешь! — я насупил брови и выпил еще эля. Я постарался убедить себя, почему я не хочу, чтобы они были вместе, и нашел объяснение: став любовником Тавиры, Ремарт наверняка будет доставать меня еще больше. — С Тавирой за спиной Ремарт нас всех сожрет.
Тиммсер картинно кивнула:
— Вас понял, капитан Иданиан. Только мне кажется, что ваш сенсор барахлит и выдает разную чушь.
Кает поддержала подругу:
— Ищи правду, Йенос, — улыбнулась она. — Не лети вслепую.
У меня на лбу пролегла глубокая складка, когда я задумался о возможной ревности. Я не хотел ее — у меня была Миракс и я был счастлив. Я отверг Тавиру, и ясно видел, что она обратила внимание на Ремарта, чтобы убить двух вапм сразу: во-первых, спасти свою гордость и, во-вторых, досадить мне, поскольку наша взаимная неприязнь была всем известна. И хотя я не хотел ее, еще меньше я хотел, чтобы она была с ним.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Gaidelia о книге: Алёна Лисовец - Его кошка
    какая ерунда. не дочитала. мамашка отпускает доцю на все 4 стороны, ибо у той проявляются оборотнические способности. ау. мамаша, ей вообще все равно что с доцей то будет? и девица едет в город папаши, чтобы узнать больше об оборотнях. а потом блин идет с незнакомым оборотнем. ФСЕ на большее меня не хватило, и это не говоря уже о стиле написания. в топку!

  • Gaidelia о книге: Альмира Рай - Страсть – не оправдание
    хорошо. только не помню уже о чем остальные книги. В целом серия интересная.

  • nikaws о книге: Франциска Вудворт - Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!
    Было интересно большую половину книги, потом что-то поднадоели вокруг крутой ГГГ танцы павлинистых ГГ. Стиль легкий, ровный, есть интересные находки, непонятки Каким-то прорывом, открытием, книга не стала. Послевкусия нет Окончание тоже меня не удивило - все так же ее хотят, и она богата.
    Спасибо автору за бережное отношение к читателю, за отсутствие пошлости и розовости.

  • РыжеВласка о книге: Виктория Лошкарёва - Суженая
    Честно говоря, странная книга. Какая-то просто нереальная выдержка оборотня, странная ГГ с наивными представлениями о жизни и личным отношениях. Раздражала порой своим розовым миром, в остальном, не считая пары грамматических ошибок, вечер скоротать можно.

  • leepick о книге: Мария Лунёва - По дороге на Оюту [СИ]
    Покупать не рекомендую,начало захватывающее, идея сперта с фильма " чужие" . Потом сопли. Главный герой похож на мамашку опекающего младенца с уси пусями, аж до тошноты. До конца меня не хватило, а то чувствую вырвит скоро.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.