Библиотека java книг - на главную
Авторов: 44246
Книг: 110070
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Я — джедай! » » стр. 2

    
размер шрифта:AAA

И то верно. Генерал улыбался. Осторожно, будто приоткрылись створки раковины, и там на сотую долю секунды блеснула драгоценная сефах.
— Нам нужно обсудить с полковником сведения, полученные от Фан Риизоло, капитана «Жирного куска». Информация — бесценная. Благодаря новым данным мы сможем разгромить «Враждебный», а заодно раскрыть тайну его дислокации.
С генералами, конечно, не спорят, но тут уж, господа, не до политеса.
— Я хочу узнать о своей жене…
— Знаю, но поверьте, капитан Хорн, то, о чем я говорю, сейчас куда как важнее.
Откуда ему знать?! Пришлось подчиниться. Стиснуть зубы и молча наблюдать за неторопливыми действиями рыже-белого Кракена.
Он включил голографический проектор, и на огромном экране появилось изображение корабля — имперского «звездного разрушителя», огибающего орбиту.
— Это крейсер «Враждебный», — пояснил очевидное генерал. — Как видите, картинка довольно старая, поскольку у нас очень мало изображений их техники, а те, что имеются, — плохого качества. После смерти Императора, крейсер входил в группу кораблей под командованием адмирала Терадока. Это было семь стандартных лет назад. А примерно шесть лет назад в поле зрения появилась некто Леония Тавира.
Кракен щелкнул пальцем, и уродливый звездолет исчез. Вместо него — молодая девушка в имперской униформе, с адмиральскими знаками отличия. Подобные я уже видел у военных героев минувших дней, но те были в летах и явно заслужили столь высокий знак отличия. Девушка казалась слишком юной, слишком неискушенной. Возможно, все дело в прическе — черные волосы аккуратно пострижены вдоль линии шеи. Изящной шеи. Однако взгляд Леонии полностью перечеркивал первое впечатление. Древний алчный огонь горел в ее глазах.
— Генерал, она же совсем ребенок…
— Была, — Кракен по-мальчишески крутанулся в кресле. — Мы думаем, ей исполнилось шестнадцать стандартных лет, когда она познакомилась с Моффом планеты Эйатту IV, родной планеты одного из пилотов Разбойного эскадрона.
Тикхо усмехнулся:
— Плоурр, — сказал он. — Мы понятия не имели, что она член правящего дома, пока они не пришли просить ее вернуться и повелевать ими.
Я моментально подобрался:
— Плоурр появилась еще до переформирования эскадрона, еще до меня. Я и не знал, кто она такая, когда встретил ее на Кореллии… я тогда все еще служил в КорБезе.
— Ее доклад о том инциденте обсуждался очень широко, капитан Хорн,ладони Кракена сошлись вместе, словно в молитвенном жесте. — Вернемся к нашей теме. Леония очень амбициозна, я бы даже сказал, чересчур амбициозна, и после странной смерти жены Моффа, она сделала все, чтобы выйти за него замуж. Затем происходит еще одно печальное событие. Мофф попадает в ловушку, получает тяжелое ранение. И что мы имеем в результате? В результате мы имеем парализованного врага, причем в прямом смысле парализованного, и его юную жену, рвущуюся к вершине власти. Тут я отдаю должное Моффу. Обладая недюжинной силой воли, он сумел заставить свой организм бороться. Говорят, Мофф пошел на поправку, мог двигать руками, начал говорить. И как по заказу происходит новая трагедия. Рядом с постелью губернатора оказывается бластер.
Тяжелое движение руки, и Мофф кончает с собой. Вы верите в случайности? Лично я — нет. Идем дальше. Леонии в наследство достается высокий титул и обязанности мужа. Долгое время ей удавалось жить в свое удовольствие, совершая набег за набегом, пока Проныры не вынудили Леонию спасаться бегством. Что она и сделала, прихватив с собой значительную часть богатства планеты.
Струйка пота тонкой змейкой поползла по позвоночнику. На протяжении многих лет мне не раз доводилось слышать о людях, которых условно можно назвать «мне-на-тебя-наплевать». Такие ни перед чем и не перед кем не останавливаются. Никогда. Грязные убийцы, не снимающие траура. В практике КорБеза немало подобных примеров, но ни один из преступников не идет в сравнение с Леонией Тавирой. Такой молодой, такой красивой и такой безжалостной.
— Так все-таки она устранила мужа и его первую жену?
Кракен фыркнул, демонстрируя пренебрежение к моим умственным способностям:
— Нет никаких доказательств, что именно она. И, судя по всему, она их не предоставит. С чего бы? Леония ведет интенсивный образ жизни — изыскивая лазейки, чтобы проникнуть в Новую Республику. Официально доступ сюда для нее закрыт. До недавнего времени Леония путешествовала на собственном корабле, до тех пор пока опять не решилась противостоять Разбойному эскадрону. В данный момент она командует небольшой бандой пиратов, с которыми договориться оказалось гораздо легче, нежели с экипажем «Враждебного». Она избежала конфронтации и заключила соглашение с Терадоком. Благодаря этому, она вышла на командира «Враждебного», как именно — известно лишь этим двоим. Однако договоренности оказалось вполне достаточно, чтобы субсидировать и организовать новый рейд. Леония стала еще более безрассудной и смелой за время кампании Трауна и первой появилась на «Враждебном» во время возрождения Империи. Тогда дамочка еще не могла похвастаться особыми успехами, но полученных уроков вполне хватило для того, чтобы научиться управлять пиратами.
Изображение космической амазонки сменилось изображением «Жирного куска».
— Все, что она сделала, так это возобновила контакты с мародерами и прочими бандитами, которые давно искали с ней встречи. Нашла убежище и хорошенько подготовилась к дальнейшим военным действиям. Оружие, информаторы, ловушки, варианты отступления и помощь пиратов. Огромная, надо сказать. Чем-то Леония зацепила этих мерзавцев. После они залегли на дно.
Пришлось подать голос:
— Почему мы не реагировали на ее бегство? Ведь тогда обезвредить Леонию было проще простого.
— Не совсем. Конечно, мы знали, что большинство пиратов проводят время на Нал Хутта или укрылись в различных убежищах по всей Галактике,глаза Кракена сузились. — Без Тавиры и «Враждебного», ее флот развалился. А уж с новейшей военной техникой и крейсерами… Вы же были на К"ватте. У нас был крейсер Мон Каламари и два «звездных разрушителя» против тяжелого крейсера и одиннадцати «когтей».
— Прошу вас заметить, генерал, — вставил Селчу, упираясь локтями в стол (знакомая поза, у кого он ее передрал… с кем поведешься…), — что на К'ватте им не удалось захватить нас врасплох.
В шумном дыхании Кракена проявилась ненависть:
— Я знаю, и меня это беспокоит. Рейд «Жирного куска» связан с Тавирой. Риизоло сказал, что хотел поскорее от нее избавиться, ему все надоело. Предел мечтаний этого молодчика — отправится восвояси. Он специально залез в компьютер Леонии, чтобы узнать о захвате «Сверкающей звезды». Парень догадался о том, что мы будем сопровождать лайнер, примкнул к группе, надеясь, что в момент потасовки ему удастся ускользнуть.
— М-да, он не первый и не последний, кто искренне поверил в то, что все будет хорошо.
— К счастью для нас, он оказался слишком глуп. Риизоло рассчитывал, что информация, которой он владеет, представляет для отдела большую ценность. Но она не спасла его от тюрьмы. Впрочем, нет худа без добра. Мы получили портрет Леонии. Вот как она выглядит сейчас.
Мужчины есть мужчины. Вид красивой женщины всегда отвлекает. Но здесь, как говорится, приятное с полезным — и на дамочку поглазеть, и задание, м-м, выполнить. А посмотреть было на что. Оставаясь столь же молодой, Леония стала еще более прекрасной и опасной. Фиолетовые глаза только подчеркивали нежную бархатную кожу и пленительную улыбку. Волосы — коротко пострижены. На голове красовалась ярко-красная повязка. Из того же материала, что и вставки на черном жакете. Оружия на ней больше, чем у меня (а меня переплюнуть в данном вопросе очень сложно), черные леггинсы обтягивали стройные ноги и прятались в высоких шнурованных ботинках. Бр-р! С такой лучше не шутить. Циничная, безжалостная…
Кракен, заметив мою противоречивую реакцию, рассмеялся:
— Опасный враг. Она учится на собственных ошибках, причем учится очень быстро и очень хорошо. Отчасти поэтому мы не можем ее поймать. Как мы раньше предполагали, и как подтвердилось из беседы с Риизоло, Леония и была инициатором контакта. Никто из пиратов-исполнителей не знает, где она прячет свой корабль и когда появится в следующий раз. Только те, кого она наняла на «Враждебный», знают эти секреты, но расколоть их, простите за жаргон, — шанс из тысячи. Если вас пригласят на эту планету, то, зуб даю, обратно вы уже не вернетесь.
Тикхо молча рассматривал портрет Леонии, потом перевел тяжелый взгляд на Кракена:
— Кажется, припоминаю все операции против нее. Вы считаете, что у этой красавицы есть свои источники информации в наших рядах?
— Разделяю ваши опасения, полковник. Каждый раз как только мы расставляем ловушку, оказывается, что мы выбрали очень плохой день,Кракен потер ладонью виски. — Все попытки оказались бесплодными. Я даже поручил Йелле Вессири координировать все операции по обнаружению шпионов, работающих на Тавиру, а вы оба знаете, насколько доскональной может быть госпожа Вессири.
Попробуй тут не улыбнуться. Йелла была моим партнером в КорБезе а также старшим следователем в деле Селчу.
— Если она не найдет шпиона, значит, его и не существует.
Кракен потряс когда-то рыжей шевелюрой:
— Я придерживаюсь аналогичного мнения. Каким-то непостижимым образом, пока непостижимым для нас, Тавира узнает обо всех операциях против нее. И мне начинает надоедать эта игра в догонялки. Необходимо построить свою работу так, чтобы о всех замыслах знал избранный, если хотите, элитный круг людей. Еще раз повторю — утечки быть не должно. Не можете ее предотвратить, меняйте стратегию.
Он резко повернулся ко мне. Ледяные иглы впились в мои расширенные зрачки.
— Кстати, вы в курсе, капитан, что ваша жена также замешана во всей этой истории?
Сказать, что я подскочил, значит, не сказать ничего.
— Вы в чем-то меня обвиняете?
— Нет.
— Ее?
— Нет.
— И правильно. Не стоит обвинять ни меня, ни Миракс. Я знаю, что она жива. Когда люди любят друг друга, это чувствуется. Жду от вас совсем другой информации, генерал.
— Боюсь, не смогу удовлетворить ваш интерес. Сведений очень мало.
— И все-таки…
— Мне не нравится ваш тон, капитан.
Тикхо счел возможным вмешаться:
— Это его жена, и она исчезла. Войдите в его положение.
— Кто бы вошел в мое… Хорошо. Я знаю лишь то, где она может сейчас находиться, — Кракен сделал паузу.
Ситх бы побрал эти инструкции: «Если сделал паузу, то тяни ее сколько можешь!» Воздух свернулся в моих легких, застыв ледяной спиралью. Она, спираль, давила на кости, подбираясь наверх к вискам. Пауза тянулась. Лед обжигающим обручем сковал мозг, и я прохрипел:
— Где она?
— Миракс пришла ко мне несколько дней назад. Выглядела неважно. Спросила, что она может сделать, чтобы свести набеги пиратов на нет. По словам вашей жены, один из ее клиентов, коллекционер антиквариата, потерял чуть ли не все свое состояние во время последнего дебоша этих галактических тварей. Во что бы то ни стало он желал их вернуть и не нашел ничего лучшего, как поручить расследование Миракс. Повторяю, женщина пришла ко мне. Судя по всему, она сочла эту историю очень убедительной и рассчитывала на то, что я буду растроган и брошу все силы на разгром наших общих врагов. Красивая женщина должна быть глупой, но нельзя же быть такой бесконечно прекрасной. Пришлось объяснить, что экипаж «Враждебного» — плохой объект для исследования, они очень опасны. Но она будто потеряла разум, желала немедленно отправиться в это гудящее ядовитое гнездо, причем отправиться в одиночку, несмотря на риск и опасность. Отказалась даже от группы сопровождения. Корран, она произнесла странную фразу. Якобы сможет вздохнуть спокойно только после того, как все ваши враги будут разгромлены и вы исполните ее единственное желание. Ради этого она готова пожертвовать всем.
По моей щеке скатилась слеза, потом другая.
Тикхо и Кракен деликатно отвернулись, синхронно уставившись в стенку.
Какой я идиот! Если бы не глупое условие — первым делом, первым делом эскадрилья, ну а детушки, а детушки потом, она бы никогда не ударилась в эту бессмысленную авантюру. Я должен был предвидеть, я должен был знать… Она никогда не пасовала перед трудностями и привыкла добиваться своего. Не мытьем, так катаньем. Где она?
Всхлип не удалось сдержать, хотя и прикусил язык. Но разве боль физическая сравниться с болью душевной? В горле опять застрял комок, препятствующий словам. Рот раскрылся в безмолвном крике, правая рука метнулась к нему на помощь… Несколько вдохов, и я смущенно произнес:
— Прошу прощения…
— Не стоит, Корран, — Тикхо ответил горьковатой улыбкой. — Не могу себе представить, что бы почувствовал я, если бы моя жена исчезла.
— Возможно, покажусь вам излишнее резким, капитан Хорн, — генерал Кракен наклонился вперед и дружески похлопал меня по колену, — но ваши чувства — ваше личное дело. Хочу лишь отметить, несмотря на то что Миракс до сих пор не вышла на связь, волноваться рано.
Волна раздражения и бессилия прокатилась по пищеводу, отозвавшись предательским холодком в желудке. Как же с ним тяжело…
— Еще раз прошу прощения за минуту слабости. Да, моя жена исчезла. Она не умерла, она просто исчезла. Я спал, и во сне услышал ее голос, произносящий мое имя. Что это, мистика? Или чудеса научно-технической мысли? Обыкновенный ночной кошмар?
— Это не было кошмаром.
— Часть наследства джедаев?
Смутная мысль юркой тенью скатилась в сознание. В этом что-то есть. До сих пор я как-то не связывал прелестную Миракс и Силу. Возможно, он прав.
— Не знаю, генерал, ваше предположение неожиданно. Я просто не ощущаю ее. Кругом пустота. Вот вы, полковник, можете чувствовать свою любимую на расстоянии?
— Мне кажется, понимаю, что ты имеешь в виду, Корран. И на твой вопрос скорее отвечу да, нежели нет. Но пойми, такое родство душ и тел дается не каждому. Это исключение, а не правило. Вам просто повезло. У меня и Зимы немного иначе. Я хорошо ее знаю, но не уверен, случись с моей женой что-либо, ощутил бы это. Тьфу, в какие дебри метафизики мы с вами забрались!
— Спасибо за откровенность. И… за честность. Итак? Когда вы видели ее в последний раз?
Кракен фыркнул:
— Не скажу.
— Должны.
— Не могу и не хочу, капитан Хорн. Задумайтесь хотя бы на минуту. У меня десятки агентов, которые уязвимы.
— Плевать мне на ваших агентов и их уязвимость, меня волнует Миракс. Я беспокоюсь за нее.
Кракен огрызнулся:
— Думаете, я бесчувственный чурбан и ваша сентиментальность мне недоступна? Ошибаетесь. Ваша жена находится в сложном положении, ей поручено ответственное задание. Теперь представим, что я поделюсь-таки с вами информацией. Вы, естественно, помчитесь выручать Миракс. В результате пострадают все. Миракс, вы, другие агенты. Она сейчас на Корусканте. Все, что я могу сказать. Доверяйте своей жене, тогда, быть может, вся эта катавасия закончится хорошо. Или почти хорошо.
— А если плохо? Значит, не хотите сказать мне, где Миракс. А если вам прикажут это сделать?
— Ну, если мне прикажет главный консул Новой Республики, тогда…
— Довожу до вашего сведения, что незамедлительно подам петицию. И мне все равно, что обо мне будут думать и говорить. Вчерашняя слава героя и нынешние лавры ничто в сравнении с Миракс. Я спасу ее.
— А хочет ли она, чтобы вы ее спасали?
— Вы этого не знаете, генерал. Я знаю! — вялый салют и, спустя паузу, необходимая ритуальная фраза: — По-прежнему испытываю глубокое уважение к вам обоим и прошу не рассматривать мое поведение как нарушение субординации. Миракс в беде. Мой долг как мужчины и мужа помочь ей. Она всего лишь женщина. Да, забыл сказать: вы не сможете мне помешать. И даже не пытайтесь.

Глава 4

У генерала Кракена были все основания, чтобы отказать в праве, дарованном мне конституцией Новой Республики, — праве на информацию. И если бы время и ситуация позволяли, я бы целиком встал на его сторону. Если бы… Сослагательное наклонение плохо подходит для реальной жизни. И забросив куда подальше логику и здравый смысл, я рухнул в двойные объятия ярости и боли. Слушай старших, сынок, и все у тебя получится. Приказ есть приказ. Однако в таком случае Миракс никогда не найдется.
Потом меня поставят в известность, что моя жена совершила подвиг во имя государства и погибла. Что значит одна человеческая жизнь супротив системы?! Ничего.
Соображай, Корран, соображай. Подать петицию, конечно, можно. Но… Во-первых, нетрудно себе представить, сколько времени это займет, а во-вторых, будем откровенны, боятся Кракену нечего. Теоретически любой гражданин Новой Республики может обратиться к сенатору, если на низших уровнях власти ему так и не смогли помочь. В идеале у него даже есть шанс попасть на прием к консулу. Но теория теорией, а практика практикой. Поднимите руки те, кому это удалось! Вот! То-то же. В моей ситуации можно направиться сразу же к Доман Берусс, коррелианскому консулу, и добиться аудиенции. Почти уверен, что консул позволит мне изложить суть, но палец о палец не ударит, чтобы помочь. Кому охота связываться с Кракеном! Разве что безумному капитану Хорну.
Перед тем как отправиться подавать петицию, я составил список тех людей, которые могли мне оказать посильную помощь. В высших сферах у меня немало друзей, вот и выясним, кто из них кто. Даже если двое не откажут в просьбе, тем самым мы выиграем день. Придется просить друзей о благосклонности и даже милости.
Моей первой остановкой — первой после возвращения домой и облачения в военную форму — стал офис генерала Веджа Антиллеса. Тратить время на ненужные формальности, типа вежливых звонков, не хотелось. А зря. Секретарь-ассистент-друг-товарищ-и-сестра Веджа, тощая, холодная, словно далекая звезда, осведомилась о цели визита. Секретаршу пришлось оттеснить мощным плечом. Она возмущенно пискнула, но возразить не решилась.
Офис генерала мог многое рассказать о человеке, которого я давно знал и которому доверял. Стена позади его стола была из прозрачного материала и создавала иллюзию, что хозяин кабинета в данный момент работает на балконе. Превосходный вид на Корускант и бескрайнее небо. Его стол был такой величины, что на него можно было посадить «крестокрыл», и содержался в такой чистоте и порядке, как будто Ведж действительно периодически сажал на него свой истребитель. У левой стены стоял еще один стол, длинный и низкий, кушетка и разномастные стулья. Я никак не мог отделаться от впечатления, что только что закончилось совещание, на котором Ведж мылил шеи своим пилотам.
— Надеюсь, что не потревожил вас, генерал.
Ведж вынырнул из-за непомерного для него стола и тепло мне улыбнулся. Полегчало.
— Корран, какими судьбами? Рад тебя видеть. Давненько ты не показывался.
— Что верно, то верно.
Он потащил меня к креслам, мы уселись. Разделял нас низенький столик, точно такой же как в моей спальне. Боль отозвалась в лодыжке. Этот стол был до верха завален барахлом: отчеты о боевых действиях, какие-то исторические доклады, нечитанные чипы, последние электронные журналы по архитектуре. Закралось подозрение, что работает Антиллес именно здесь, с ногами забравшись на кушетку, а большой письменный стол — всего лишь декорация для посторонних.
— Корран, тебе нет нужды быть столь официальным.
— Извини, Ведж. Официальность — знак уважения. В эскадроне мы не удивились, когда тебя перевели в высшее командование. С Империей не шутят. Парни вытерпели даже последние четыре месяца, когда ты летал на низкой орбите и разгребал обломки, чтобы они кого-нибудь не пришибли. Но вместо того чтобы вернуться, ты осел на этом странном посту, и у многих из нас родилась одна и та же мысль: а в чем подвох-то? это ведь неспроста! спроста генерал ничего не делает… И кое-кто стал задавать вопрос: может быть, тебе просто нравится как это звучит — генерал Антиллес?
Ведж рассмеялся, ив его карих глазах я увидел подтверждение своим мыслям.
— Мне бы очень хотелось вернуться к вам. Но, знаешь, я одиннадцать лет воевал без передыха… все время что-то взрывал… Мы вернулись на Корускант, я увидел разрушенные дома, бездомных людей… тебя и Миракс… и я не знаю, но вдруг захотелось все это поменять. Исправить.
Он откинулся на спинку, прикрыв глаза. На какую-то секунду лицо напоминало трагическую маску забытого героя, но всего лишь на секунду. Потом непокорная прядь темных волос упала ему на глаза, он опять стал похож на подростка. Ведж взял в руки журнал по архитектуре.
— Когда-то очень давно, я еще жил с родителями на Гус Трета, у меня была мечта. Я мечтал иметь собственный дом — не на орбите, не в космосе, а на обычной планете — и строить невероятные здания. Потом случилось… ну, то что случилось, и я почти забыл о детских грезах, вспомнил о них только сейчас. Так что подвох в одном — я хочу, чтобы у людей на Корусканте был свой дом. Не знаю, застряну я здесь навсегда или нет, но сейчас я хочу заниматься именно этим.
Странное признание. Странные ассоциации. С одной стороны, хотелось громко протестовать, взывать к воинскому долгу, убеждать вернуться в эскадрилью. С другой — он казался таким счастливым… Только и осталось, что промямлить:
— Мы будем рады, если ты окажешься в наших рядах.
— Спасибо, — Ведж смахнул с глаз длинную челку. — Итак, что же тебя сюда привело? Визит вежливости?
— Нет. Скорее, вопль о помощи и о сострадании. Громкий вопль.
Ведж тут же стал сумрачнее и серьезнее:
— Что случилось, Корран?
— Миракс исчезла, и мне необходимо ее найти. Генерал Кракен в курсе ее местопребывания — он поручил ей задание, — но он не счел нужным поставить меня, ее мужа, в известность.
Ведж хмыкнул:
— А ты как думал! Ведь сломя голову помчишься в самое пекло и тем самым поставишь жизнь Миракс и всю операцию под угрозу.
— Сговорились вы что ли?! Понимаешь, Миракс в беде, и я должен помочь ей. Спрошу прямо — сможешь ли ты поговорить сенатором Органой Соло и повлиять на нее, чтобы она помогла мне с петицией у консула? Если консул прикажет Кракену, тому придется поделиться со мной информацией. Ты же… вроде как дружишь с Лейей Органой…
По мере того как нужные и правильные слова слетали с языка, я понимал, что все бесполезно. Даже если мой нынешний собеседник и поможет, консул никогда не подпишет подобный приказ.
Ведж не успел ничего сказать, потому что в кабинет ворвался долговязый парень с горящим взором. Еще один ассистент-друг-товарищ-и-брат? Нет, тут чин будет повыше.
— Секунду, и я исчезну, — вошедший оглянулся на напирающую на него сзади секретаршу хозяина кабинета, и на лице его отразилась вся гамма незатейливых эмоций. — Ведж, хочешь со мной на Кессель?
— Куда-куда? Это последнее место, где бы я хотел очутиться! — изумление в голосе генерала было неподдельным. — Спасибо за приглашение, конечно, Хэн, но у меня здесь есть дела.
— Какие еще дела?! Дела могут подождать! Строительные дроиды без тебя обойдутся! Тебе нужно лететь со мной, а все остальное. вполне реально поручить подчиненным, — Хэн Соло укоризненно взглянул на генерала и обратился ко мне, поприветствовав коротким кивком: — Извините, что прервал беседу.
— Вы знакомы? — с непередаваемой ухмылкой осведомился Антиллес.
Тон его мне не понравился.
— Нет, — признал я. — Но много слышал о генерале Соло. Его репутация безукоризненна.
Если я посчитал, что сумею этим признанием сбить широчайшую улыбку с физиономии Соло, то здорово ошибся.
— Уже не генерал, а гражданское лицо, спасибочки.
— Осторожно, Хэн, — предупредил его Ведж, — я не знаю, о какой из твоих репутаций идет речь, но на всякий случай не расслабляйся. Это капитан Хорн. Раньше служил в КорБезе.
Хэн, ничуть не смутившись, протянул мне руку:
— Что ж, тогда и я наслышан о ваших подвигах. А также о подвигах вашего отца.
— Моего отца?
— Он как-то раз сел мне на хвост. Пришлось вступить в Имперскую военную академию, чтобы стряхнуть его.
В голосе Хэна Соло прозвучали нотки самодовольства, по ассоциации они мне напомнили самодовольство и наглость контрабандистов и пиратов, и я почти возненавидел его за это — внезапно и на секундочку. Память услужливо подкинула информацию об этапах большого пути Хэна Соло. Контрабандист, авантюрист с большой дороги. Блистательная военная карьера и позорное изгнание, снова взлет и почести. Было что-то в его глазах и манере поведения, выдававшее в нем личность незаурядную и сильную. Конечно, проще всего высмеивать Соло, как мелкого торгаша, паразитирующего на принцессе Лейе, но подобные обвинения рассыпались, как только речь заходила о смелости Хэна во время сражений против Империи. Мужчина, который, отбросив корысть, сражается против зла, это мужчина. Возможно, его тогдашнее поведение — стремление добиться успеха или обыкновенное тщеславие. Возможно, и то и другое. Но в любом случае список преступлений и смертей, которые сделали из него личность, обширен.
— Рад вас встретить, сэр.
— Ну, раз ты из КорБеза, то предполагается, что я тоже буду называть тебя «сэр». Хотя этикет никогда не считался моей сильной стороной, — Хэн усмехнулся.
Ведж пригласил Хэна присесть, но тот остался стоять.
— Корран сейчас просил меня поговорить с твоей женой на одну очень важную тему. Ты помнишь Бустера Террика?
Лицо Хэна просияло:
— Бустера? Его трудно забыть. Он был легендой среди контрабандистов еще до того, как появилась Кореллия. Корран, это не твой папаша, загнал Бустера на Кессель?
— На пять лет.
— Большой срок, — Хэна аж передернуло.
— Корран женат на дочери легенды, — вставил провокатор Антиллес.
— Неужели? Забавно, меня всегда интересовало то, что развивается вопреки всем законам. Так и о чем ты хотел поговорить с Лейей?
Нет, я точно рехнусь, повторяя всем одно и то же!
— Миракс исчезла, и я хочу отыскать ее. Но Айрен Кракен скрывает местонахождение моей жены. Надеюсь, что консул поможет мне получить информацию.
— Я поговорю с Лейей. Но, как мне кажется, ты совершаешь ошибку — путаешь личное со служебным, — бровь бывшего контрабандиста взметнулась вверх. — Конечно, как женщина Лейя тебе поможет, но твое имя окажется в конце списка. Приоритеты в Новой Республики давно установлены. Хорошенько подумай о моих словах, прежде чем сделаешь роковой шаг. Лучше наслаждайся холостяцкой свободой.
— Понимаю, сэр.
— Как бы там ни было, разведка Новой Республики — не то место, где ты сможешь узнать что-либо о Миракс. Она продолжает летать на «Коньке-пульсаре»?
— Да, сэр.
— Перед тем как я отправлюсь на Кессель, Лейя заставит меня связаться кое с кем из тамошних обитателей, раз я в тех краях не в первый раз. Запущу ребятам слово, посмотрим, не видели ли «Конька» где-нибудь в любимых портах Миракс. Может, что и всплывет, — Соло разглядывал меня прищуренными глазами. — Но это все, чем я смогу помочь.
Я почувствовал, что улыбаюсь:
— Спасибо, Хэн. И несмотря на мою службу в КорБезе, меня можно называть по имени.
Хэн тоже улыбнулся:
— Галактика — огромное место, следовательно, поиски не будут легкими, так что желаю удачи, даже вопреки своему мнению. Вряд ли тебя остановят трудности.
— Вы правы.
— Возможно, и с вами пребудет Сила, — Хэн повернулся к своему другу.Так ты точно не хочешь на Кессель?
Антиллес решительно замотал темноволосой головой.
— Сегодня — нет. В другой раз. Последний раз, когда я там был, отбил всякую охоту вернуться. Еще одна встреча с Морутом Доолом меня не впечатляет. Он меня не любит. Сделай себе одолжение, не говори ему обо мне.
— Понял тебя. Когда я вернусь, дам знать, Корран, о своих достижениях, — и Хэн отсалютовал. — Удачного полета вам обоим.
Как только за Соло закрылась дверь, я рассмеялся:
— Он всегда сохраняет присутствие духа.
— Да, что есть, то есть.
— Кто бы взял смелость и объяснил ход мыслей Соло. Кстати… Не знаю, планировал ли ты встречаться с Йеллой, пока разгребаешь земную грязь, но если это произойдет, не говори с ней о Миракс. Она работает у Кракена, и потому я не хочу ее впутывать в эту историю.
— Я запомню, — Ведж хмурил брови. — Думаешь, нам с ней нужно опять… возобновить… знакомство?
Началось. Когда дело доходит до Йеллы, Антиллес — не разумнее новорожденного эвока.
— Вы двое слишком долго были поодиночке. Может быть, пришло время это исправить?
— Надеюсь…
Если он сейчас же не скажет «да», мне придется угнать строительный дроид и… и что я с ним буду делать?
— Вы отлично с ней ладили раньше. Вообще-то я думал, что у тебя были серьезные намерения.
— Были… и все еще есть… — он заерзал в кресле, как будто собирался протереть в нем дыру. — Я хотел рассказать ей о своих чувствах, а потом оказалось, что ее муж все еще жив… а потом он погиб… столько всего произошло. Тайферра, Призраки, Траун…
— Закон подлости. Должно произойти немало событий, прежде чем мы поймем, что нужно делать. Зачем связывать свою судьбу с первой встречной, когда есть женщина, готовая разделить с тобой Вселенную?
— Вы с Миракс доказали это. Кто знает, закончу со строительством… вдруг и в моей жизни еще будет счастье.
Смотрел он на меня с откровенной завистью.
— Как сказал Хэн, Галактика — большое место, но не думаю, что ты найдешь лучше, чем она. Эта женщина создана только для тебя. А жизнь есть жизнь. Когда она была легкой?
— Никогда, Корран.
Ну, наконец-то у него заблестели глаза. Он даже опять начал улыбаться. Только я обрадовался, как мой бывший командир взялся за прежнее:
— И все-таки прежде всего мы должны решить твою проблему.
— То есть?
— Люк. Он здесь, на Корусканте. Тебе нужно с ним поговорить. Найти Миракс — означает ввязаться в очередную политическую интригу, но если ты решил не отступать, то без джедая не обойтись. Верно?

Глава 5

Несмотря на ранний час, Ведж позвонил Люку Скайуокеру, и нас пригласили в Имперский дворец. Ведж арендовал флаер, привычно устроившись в кресле пилота. Мне всегда нравилась его манера вождения — резкая, чуть агрессивная, но полная уверенности и силы. Мы летели едва не касаясь вершин домов — по направлению к дворцу, то резко опускаясь вниз, то стремительно взмывая. Ведж резко завалил флаер на левый борт — машина проскользнула в невероятно узкую щель между двумя грузовиками,потом резко взял штурвал на себя. У меня заложило уши от перепада давления. На территорию дворца Антиллес ворвался так, будто собирался уничтожать наземные цели.
Я мельком взглянул на довольное лицо своего спутника.
— Верь или не верь, но ты уже тоскуешь по военным будням. Мирная жизнь не для тебя.
— «Тоска» — не мужское слово. Конечно, я уже сейчас скучаю по высоте и скорости. Но терпеть выходки подчиненных, которые только и думают, как бы поскорее отправиться на тот свет, и утихомиривать ваше общее эго… сожаление становится мимолетным. Да и к тому же нынче я выгляжу моложе и стройнее — без комбинезона и тяжелых ботинок.
Я не стал ему говорить, что он и в мешковатом комбинезоне и тяжелых ботинках был ниже всех ростом в эскадрилье. И во всем полку. А о том, чтобы выглядеть моложе, ему вообще никогда не приходилось и не придется заботиться.
— Раньше на этих ботинках оседала звездная пыль, сегодня — пыль политическая. Тебе не кажется, что цели несколько измельчали?
Пауза царапнула салон.
— По мелкой цели сложнее стрелять. Но в чем-то ты прав. Подумаю об этом. Завтра.
Впереди возвышался Имперский дворец. Массивное и величественное здание — воплощение мощи и угрозы врагу. По крайней мере, так задумывалось раньше. И почти удалось. Только самый внимательный мог бы заметить следы переделок — местные мастера попытались смягчить формы и сделать дворец более изящным. Получилось ли — судить трудно, мешал свет. Мелькающие прожекторы пересекались крест-накрест и затем образовывали причудливые хитросплетения. Рябило в глазах. Нет, не спорю, стало чуть веселее. Но лучше ли? При взгляде на Имперский дворец на ум приходило полузабытое слово — комплекс. Чего уж тут объяснять! Комплекс, он в любой Галактике комплекс.
Правительство Новой Республики попыталось переименовать Имперский дворец, и во многих компаниях склоняли здание, как только могли. То его называли Домом Республики, то просто и изысканно — Капитолием. Были еще варианты-однодневки. Ни одно из имен не прижилось: изменить стереотип подчас бывает гораздо сложнее, чем выиграть сражение. Народ упорствовал и не желал лингвистических перемен.
Ведж неплохо здесь ориентировался. Он уверенно набрал код, и мы беспрепятственно прошли внутрь, петляя по длинным коридорам. Цель — апартаменты джедая.
Плохой из меня покоритель лабиринтов: уже после второго поворота я перестал обращать внимания на залы, ниши и переходы. Лишь чувство нескончаемого пути. Смутные воспоминания теснились в моей бедовой голове, но времени поймать их не было. Внутренний интерьер — смесь всех стилей и эпох, эклектика. Доминирующие цвета — золотистый, синий и зеленый. Яркие цветовые пятна сменяли размытые панели — казалось, мы путешествуем по Галактике от системы к системе. Я уже бывал здесь, и с тех пор убранство залов, оставшееся еще от эпохи Императора, почти не изменилось. И. если их не назвали военными, то лишь потому, что никто не обращал сейчас на это внимания.
Дворец не изменился со времени моего последнего визита. Я всегда приходил сюда вместе с женой. Миракс весьма интересовалась искусством, ее знание стилей, направлений и биографий художников неизменно меня восхищало и ставило в тупик. Чтобы доставить ей удовольствие, я останавливал внимание на тех вещах, которые нравились Миракс, и равнодушно проходил мимо остальных. И меня вполне устраивало такое положение дел. Миракс обладала безупречным вкусом, и, следовательно, наши вкусы совпадали. Оцените пассаж. Поэтому сопровождать любимую женщину по музеям я почитал за честь. Сейчас краски померкли.
В апартаментах мастера Скайуокера меня уже ждали. Дверь отворилась прежде, чем мы дотронулись до нее Ведж ни секунды не колебался и вошел. Я последовал за ним. Огни, расположенные внизу, мягко освещали помещение. И хотя палаты считались проявлением имперского стиля, все же до безвкусных статуй в виде крылатых праведников и героев дело не дошло. По стенкам — полки, на одной скопились чипы и прочие необходимые в работе документы. Тут же — летный шлем, пара подлинных джедайских вещичек. Остальные полки были пусты.
Обстановка напомнила мне наш прежний счастливый дом с Миракс. Минимум вещей и свобода пространства делали наше жилище самым лучшим во Вселенной. Время там текло медленно, и казалось, мы будем счастливы вечность, пока шторм потери не свел все на нет.
Люк выглянул из маленькой кухни. Он был рад нашему визиту:
— Ведж, старина, как я рад тебя видеть! И вас тоже, капитан Хорн! Хотите что-нибудь выпить?
— Каф, если он, конечно, у тебя есть, — Ведж с удовольствием потянулся. — Он у тебя получается достаточно крепким, чтобы я проснулся.
— Момент — и все будет готово!
Светлые глаза Люка сверкнули. Когда мы с ним встречались, я всегда чувствовал внутреннюю силу, исходящую от джедая. Но сейчас в нем что-то надломилось. Внешне Люк выглядел неплохо, хотя заметно нервничал, крути под глазами свидетельствовали о долгих ночных раздумьях и бессоннице. И хотя мы примерно одного возраста, Люк казался старше. Знание старит, а опыт разочаровывает.
— Так, а что для вас, капитан? Я держу здесь немного бледно-голубого эля для Хэна. И еще есть немного горячей какавы.
Я подумал и отрицательно мотнул головой. Лучше бы этого не делал: усталость сказалась сразу.
— Нет. Слишком рано для выпивки. Вдобавок опасаюсь, что начав, не захочу остановиться. А время дорого.
— Аргументация выше всяких похвал! — Люк указал на удобные кресла. — Так почему бы не объяснить, в чем заключается проблема?
Мягкий тон слегка меня успокоил и помог загнать эмоции вглубь.
Ведж сел справа от меня, Люк пристроился напротив.
Сделав вдох, я в очередной раз начал свой рассказ:
— Моя жена, Миракс, исчезла. Она отправилась в неизвестном направлении по заданию генерала Кракена. Суть заключается в том, что если она обнаружит местонахождение крейсера «Враждебный», то мы навсегда сможем с ними покончить. Рейды Леонии Тавиры уже надоели многим. — Я прикусил губу, заколебавшись на мгновение. — На ее решение повлияли наши ссоры и отсутствие детей. Я поставил условие — только когда последний пират исчезнет, мы позаботимся о прибавлении в семействе. Миракс не нашла ничего лучше, как отправиться к генералу Кракену. А тому только и подавай добровольцев, готовых на смерть во имя идеи. Если бы не мое упрямство, она не осмелилась бы на подобную глупость.
Люк участливо дотронулся до меня:
— Успокойся. И подумай. Хорошо подумай. Ты построил здание, хрупкое, почти ирреальное, но это здание стоит отнюдь не на песке.
— Что вы имеете в виду?
— Капитан, ваша основная ошибка в том, что вы берете ответственность за все действия жены, однако это неправильно, и так не должно быть, — Люк говорил шепотом, но я отчетливо слышал каждое слово. — Она могла отправиться к Кракену исходя из сотни причин, каждая из них имеет вес — и какой вес! Да, она хотела помочь вам и Разбойному эскадрону в благом деле. А что ты, собственно, хотел — женщины, они такие… Им всегда надо, чтобы здесь и только сейчас. Вы думаете, что она подчинилась вашему решению, на самом деле Миракс хотела вас спасти. Вас и ваших товарищей.
Ведж одобрительно выдохнул:
— Согласись, Корран, Люк сейчас объяснил все предельно ясно и четко.
Ясно и четко. Когда дело касается других, легко давать советы и сыпать мудрыми изречениями. Почему же мы так теряемся и глупеем от собственных бед и проблем?
— Замечательная точка зрения, ребята. Вы оба правы. И все же исчезновение Миракс — моя вина.
Люк подался вперед:
— Заладил, моя — не моя. Чувство вины вполне естественно, но оно не должно сковывать волю. Любопытно, меня насторожила одна вещь. Ты сказал — «исчезновение». В данной ситуации очень странный оборот. Конкретизируй!
— Я спал, ожидая ее возвращения, потом услышал голос Миракс. Она назвала мое имя. А после наступила пустота. Я только чувствовал, что ее нет — она жива, но очень далеко. Словно от меня отняли ребро. И вдруг я начал забывать подробности нашей совместной жизни. Смотрел вокруг, видел вещи, знаю, что она их покупала и приносила в дом, но вот эмоций, связанных с семейными событиями, восстановить в памяти не могу. Впечатление, будто кто-то или что-то стирает Миракс из моего сознания. Причем стирает намеренно. Я боюсь ее забыть.
Лицо Люка превратилось в темную неподвижную маску. Только губы шевельнулись:
— Очень любопытно.
— Что именно?
— Исчезающие воспоминания. Послушай, Корран, если не возражаешь, я бы хотел провести один эксперимент.
Я посмотрел на Веджа, ожидая от него подсказки или спасения. Антиллес кивнул: не боись, мол, прорвемся.
— Какой?
— Открыть твое сознание и проникнуть туда. Почувствуешь небольшое давление, похожее на легкий толчок.
— Хорошо.
Он сделал глубокий вдох, и по мере того как медитировал, я чувствовал, что теплая волна окутала мое тело. Постаравшись расслабиться, я закрыл глаза.
Мозг что-то царапнуло, легонько и нежно, словно коготок любимой женщины. Однако коготок становился все яростней и настойчивей, цепко и вертко проникал в потаенные уголки, отыскивая каждый запутанный узелок, каждое хитросплетение. Боль сменяла нежность, отчаяние — надежда.
Когда я очнулся, Люк, не мигая, смотрел на меня.
— Ну что?
— Очень интересно. Ты мне не пытался мне противостоять?
— Кто? Я?! Какие-нибудь проблемы?
— Как тебе сказать… Я проник в твои мечты, грезы, воспоминания, но некоторые уголки сознания остались недоступными. Так что есть новое предложение, подкупающее своей новизной и оригинальностью. Я хочу попробовать иначе. Ведж, если тебя не затруднит, поговори с Корраном. Пошути, расскажи байку. Да позатейливей! А ты Корран внимательно слушай, не напрягайся. Настройся на голос Веджа, я сделаю то же самое, наши мысли смогут идти параллельно. Таким образом ты обеспечишь мне доступ в свой внутренний мир.
— Странный способ.
— Какой уж есть.
Мы внимательно посмотрели на Антиллеса. Тот внезапно заартачился:
— Да не знаю я никаких баек! Какой из меня сказитель и уж тем более весельчак!
— От тебя и не требуется, чтобы мы надорвали животики от хохота, просто говори.
— Чего только не сделаешь ради друзей… Ну, значит так… Гм-гм!.. Вот значит… Мнэ-э… Есть еще такая болезнь, склероз… Значит вот… Однажды сотни световых лет назад подрядился добрый молодец победить крайт-дракона за полцарства и невесту царских кровей. Рыскал по пустыне, рыскал. Глядь: лежит дракон…
Я закрыл глаза и слушал мерный голос друга. С каждым словом я делал шаг назад, возвращаясь к тем временам, когда он учил меня уму-разуму, давал мудрые советы, поздравлял с удачным выстрелом, к той опасности, через которую мы прошли, к хорошим дням и веселым пирушкам. Картинки сменяли одна другую, напоминая о друзьях и врагах, о странных и необычных ситуациях, из которых нам удалось выйти победителями (а ставки там были такие, что даже кореллианин не рискнул бы продолжить игру). Я думал о людях, которых мы спасли и кому помогли, боли и крови наших товарищей, погибших в сражениях. За все время я только однажды уловил осторожное вмешательство Люка. Он шаг за шагом ступал по моим мыслям. Было очень больно. Сперва он вошел в отсек, где хранились мои воспоминания о Ведже. Потом пробрался в воспоминания, в которых Ведж появлялся вместе с Миракс. Потом резкий рывок, дыхание свернулось и что-то острое и тонкое проникло глубоко в мозг.
… Очнулся я на полу. Надо мной стоял Ведж. Голова кружилась, и было очень трудно дышать, словно в легкие налили свинца. Руки кровоточили, а ноги отказывались слушаться. В радиусе метра валялись обломки стула. Что здесь произошло?
— С тобой все в порядке, Корран? — Ведж опустился рядом со мной на колени. — Люк, ты там жив или нет?
— Скорее жив, чем мертв, хотя и сей факт и удивителен, — Люк материализовался в поле зрения и присел на корточки, сочувственно разглядывая меня. Затем дотронулся до плеча, которое тут же отозвалось болью.
Я снова ощутил его виртуальное присутствие в моем сознании.
— Сейчас будет легче, Корран. Знаю, это был шок. Извини.
Из прокушенной губы струилась кровь. Боль снова эхом отозвалось в мозгу, а содрогающийся желудок вызвал весьма нехорошие ощущения. Я был почти счастлив, что не пил. Пытаясь сохранить лицо, что было уже бесполезно, я жалко выдавил:
— Получилось не так, как ты задумывал?
— Не совсем.
Люк помог подняться. Удобное кресло уже поджидало. Рухнув в него, бесстрашный Корран Хорн, правда сейчас имевший весьма потрепанный вид, пробурчал:
— Прошу прощения за сломанный стул. Я куплю тебе новый.
— Корран, не мелочись.
Ведж тоже поднялся.
— Вообще-то я предполагал, что ты будешь смеяться, — задумчиво сообщил он.
Люк вежливо хмыкнул, даже я соизволил улыбнуться.
— Да нет, дружище, все отлично. Даже Корран по размышлении согласится с этим. Когда это случилось, я был в том отсеке, где хранились воспоминания о тебе и Миракс — вместе, это облегчило мою коммуникативную связь с Миракс. И, желая сделать лучше, я нанес Коррану мощный удар.
— А я тебя выкинул из своего сознания.
— Ну да, и сделал это не очень-то вежливо, — Люк в десятый раз совершил путешествие по комнате. — Думаю, мне понятно, почему вся информация о Миракс стирается из твоей памяти.
— Так расскажи.
— Все дело в шоке, болезненной вспышке, уничтоживший прошлый счастливый мир. Голос твоей жены — своеобразный код. А поскольку ты находился на грани сна и яви, то он послужил катализатором для дальнейших событий. Полученная травма оказалась настолько сильной и глубокой, что инстинктивно ты закрыл сознание, не желая, чтобы тебе причиняли новую боль.
Мне опять стало нехорошо.
— Надеюсь, это не навсегда?
— Кто знает. В наше время восстанавливается все, даже нервные клетки. Возможно, твой ум скоро станет здравым, а память — твердой.
— Тебе бы все шутить. Пьешь какаву и размышляешь о человеческой психике. Лучше скажи, ты поможешь мне найти Миракс?
— По крайней мере, попытаюсь. Подведем первые итоги. Итак, почему исчезла Миракс?
Ведж рассеянно отхлебнул остывший напиток:
— Она исчезла, потому что отправилась искать пиратов.
— Уважительная причина, но почему именно Миракс, а не кто-нибудь другой? Почему бы не поручить это опасное задание профессионалу? Нет, из огромного списка выбирают безрассудную хрупкую женщину и отправляют на верную смерть. Почему? — Люк кому-то погрозил увесистым кулаком.Знаешь, в моей жизни был случай, когда Дарт Вейдер приказал пытать Хэна, Лейю и Чубакку. Таким образом он хотел меня заставить явиться. Моя несвобода могла помочь ему выиграть битву темных сил.
— Но он прекрасно знал, что ты — джедай, он знал, что тебя воспринимают как лакомую приманку. — Я инстинктивно дотронулся до горла. Болело. — Каждый знает, о моей связи с джедаями. И меня никогда не мучили за это. Хотя, по правде, связь пунктирная.
— Тогда почему они связали с этим и Миракс?
Тон Люка застал меня врасплох. Сердце глухо стукнуло, и на мгновение остановилось.
— У нее есть амулет, ритуальная монетка. Я дал ей его, когда мы поняли, что будем вместе. Она всегда его носит, когда путешествует.
Лицо Скайуокера потемнело:
— Вот оно! Вот разгадка! Я кое-что узнал о традиции кореллианских джедаев. Когда рыцарь становится магистром, он должен раздать ритуальные монеты — семье, друзьям, своему учителю, ученикам. Кажется, кто-то увидел медальон у Миракс, сопоставил его связь с тобой и начал атаку.
— Но зачем? — никак не укладывалось в моей голове. — Ты сказал, что Вейдер пытал твоих друзей, чтобы заманить тебя в ловушку. Я же не могу найти Миракс, так как можно выйти на меня?
— Очень просто. Пытаясь нащупать нить, ты шаг за шагом будешь совершать ошибки, волнуясь, ты станешь уязвимым. Плюс — твоя память, подвергшаяся мощному давлению. Плюс, естественно, для них. Для тебя — минус, — Люк хрустнул костяшками пальцев. — Мы не знаем, чего они добиваются. Мы в темноте пытаемся найти правильный путь.
Вспомнив Беспин, я только сделал предположение, не более того. Версия про запас, и она вполне может быть ошибочной. Вполне вероятно, что кто-то, узнав Миракс, похитил ее. Может быть, они думают, что смогут обменять женщину, ведь вас обоих знают, как участников Альянса. И ее исчезновение — предупреждение для тебя.
— Прекрасные перспективы, Люк. Воодушевляющие! Конечно, с твоей помощью я найду жену и разберусь с ситуацией. Но, откровенно говоря, все выглядит не очень привлекательно.
— В общих чертах согласен с тобой, но…
— Но?
— У нас проблема.
— Какая именно?
— Мне не удалось уловить твоей связи с Миракс. Тот способ, каким ее прервали, наводит на мысль о том, что она находится в стасисе. Пожалуй, поинтересуюсь у Лейи, что она чувствовала, когда Хэна сунули в карбонитовую камеру. Насколько помню, тогда сестра переживала тяжелые дни. Твои нынешние ощущения схожи с ее чувствами.
Мысль о том, что Миракс лежит в стасисе, почти доконала меня:
— Ты сказал, что не знаешь, как найти Миракс…
— Не сейчас и не на таком расстоянии.
— Итак, предприятие обречено на крах.
— Этого я не говорил, — Люк сел напротив и посмотрел пристально-пристально. — Думаю, что ты можешь найти ее. Думаю, ты обладаешь необходимой Силой, чтобы вырвать ее оттуда. Ее мысли стали гораздо глуше, они пробиваются едва уловимой ниточкой, но только ты сможешь их услышать. Они приведут тебя к жене.
— Но мне нужно найти ее сейчас!
— Нет. Тебе, в принципе, надо ее найти. Почувствуй разницу. А сейчас ты станешь учиться тому, как разыскать любимого человека. Понятно? — Люк задумчиво потер переносицу. — Корран, в последнее время я только и думаю о недавних событиях, и знаю, что мне, Лейе и ее детям, по мере того как они будут подрастать, придется взять на себя всю ответственность. Раньше Орден был мощным и неуязвимым, рыцари устанавливали порядок в Галактике, люди верили им.яЧленов Ордена было много — сотни, а возможно, и тысячи. Попытки Империи разрушить Орден были успешны, но остались восприимчивые к Силе люди. К примеру, ты, Корран, я или Мара Джейд. Для того чтобы восстановить равновесие, нам необходимо расширять Орден. Помнишь, я тебя уговаривал стать джедаем. Ты отказался, и причины были уважительными и обоснованными. Ранее я не думал, что необходима реконструкция Ордена, но сейчас времена изменились. В ближайшие дни хочу попросить у Сената разрешения основать академию джедаев. Из электронной базы мы сможем подобрать идеальных кандидатов. Как только соберется дюжина, мы сможем начать. Предлагаю стать одним из слушателей академии джедаев.
— Люк, это абсурд, разве можно учиться, когда моя жена находится неизвестно где?
Сзади неожиданно рявкнул Ведж:
— Корран, подумай хотя бы секунду! Голова у тебя бесспорно умная, но иногда ты выглядишь совершенным идиотом. Если ее похищение — своеобразное, послание, то расшифровать его сможет только джедай! Джедай, знающий Миракс близко, очень близко! Только джедай сможет найти ее. Если ты сейчас откажешься, то потом будешь жалеть всю свою жизнь. Одинокую, между прочим. Кстати, а как ты, собственно, собираешься начать поиски?
Молчание было ответом.
— Ведж прав. Если ты получил сообщение, благодаря восприимчивости к Силе, то похитители прекрасно об этом осведомлены. Став джедаем, ты сможешь противостоять врагам и спасти жену. Выбирай.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.