Библиотека java книг - на главную
Авторов: 46521
Книг: 115390
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Я — джедай! » » стр. 3

    
размер шрифта:AAA

Случаи, когда Ведж повышал голос, я мог пересчитать по пальцам. Все смешалось в голове. Мысли метались, не желая собираться в кучу.
— Я не знаю.
Люк рассмеялся:
— Никогда не слышал более честного ответа. Ну так вот тебе два факта, которые должны подтолкнуть к правильному решению. Первое: когда Вейдер пытал моих друзей, он хотел заставить меня приползти к нему. И тут я совершил самую суровую и обидную ошибку в своей жизни — оставил моего учителя. Решение стоило мне руки, чуть было не стоило жизни и повлияло на развитие Восстания. У тебя есть шанс избежать подобной ошибки.
— А второе?
— Кореллианская традиция джедаев очень мощная. Джедай присягают на верность и служение. Многие из них находятся не так далеко и при желании придут тебе на помощь. Умноженная Сила станет неоценимой подмогой в дальнейших испытаниях.
— Я выслушал все, что вы сказали: Но здесь есть проблема. Я, конечно, не Хэн Соло, но не могу сказать, что меня плохо знают в Галактике. Кому надо, тот наслышан. Но если похитители узнают об академии, то жизнь Миракс точно будет в опасности.
— М-да, Люк, об этом мы не подумали, — поддержал Ведж. — Его слава в данном случае сослужит плохую службу.
— Безусловно, но нет проблем, которые нельзя было бы решить. Изменим твой внешний облик: перекрасишь волосы, отрастишь бородку. На службе в КорБезе тебе приходилось работать под прикрытием.
— Да, но я не ходил тогда под именем Корран Хорн.
— Поменяешь имя. В базе данных я наткнулся на имя, которое для тебя подходит идеально. Когда-то в Ордене был Кейран Халкион, возможно, кстати, какой-то твой предок. Ты сможешь использовать его имя, оно малоизвестно. Почти нет опасности, что кто-то заподозрит неладное.
Кейран Халкион. Имя гладким металлическим шаром скользнуло в сознание и причинило новую боль. Но я уже знал, что принимаю предложение Люка.
— Похоже, действительно может сработать.
— Это решение — главное в твоей жизни. Иди домой, Корран. Подумай. Подумай и о том, что кто-то старается сломать жизнь тебе и Миракс. Джедай — это реальный шанс уничтожить врага. Если ты действительно хочешь, чтобы твои дети жили счастливо в Галактике, стань джедаем. Вот лучшее, что ты можешь сейчас сделать.

Глава 6

Ведж доставил меня до дому и предложил разделить одиночество — посидеть, поговорить по душам. Но я вежливо отказался:
— Спасибо, но мне, пожалуй, нужно побыть одному. Извини.
Он потускнел. Похоже, сам того не желая, я его обидел.
— Как хочешь, Корран. Но запомни, для меня нет ничего важнее моих друзей. Миракс мне словно младшая сестра. Она и Бустер — моя семья. Ты — мой друг. Может, ты и нервничаешь, потому что ничего не можешь сейчас сделать, но у тебя есть хоть какой-то выбор. А меня тут связали по рукам и ногам, да еще и глаза завязали для верности. Сейчас уйду, но вернусь, едва ты позовешь. Рассчитывай на мою помощь.
Я пожал ему руку:
— Спасибо. Мне важно слышать эти слова именно сегодня и именно от тебя. Еще небольшая просьба… Понимаю, что некорректно, но все же постарайся выполнить.
— Выполнить что?
— Не говори Бустеру.
— Но он же ее отец! Он должен знать.
— Да, но не стоит по двум причинам. Во-первых, Миракс — моя жена, а все остальное — формальности. Во-вторых, у меня такое впечатление, что Кракен именно хотел, чтобы Бустер узнал о происшествии с дочерью. А значит, зачем, ему доставлять удовольствие? К тому же «Искатель приключений», может, и не в лучшей форме, но это все-таки боевой корабль. Представляешь, какое впечатление произведет на окружающих появление над Корускантом «звездного разрушителя»? Ты же первым побежишь к истребителю.
Он задрал голову к загаженному обломками небу планеты и согласился, что прибытие разгневанного папаши на крейсере не лучший способ вернуть дочь.
— Твое право. Но лгать Бустеру я не буду. Постараюсь просто с ним не видеться и не разговаривать до тех пор, пока не появятся хорошие новости.
— Спасибо. Позже увидимся.
— Удачи.
Только после того, как флаер Веджа скрылся из виду, я вошел в дом. За время моего отсутствия здесь произошли большие изменения, хотя и отсутствовал-то я не более нескольких часов. Но дома, как и люди, чувствуют беду. Мебель покрылась тонким слоем пыли, вещи поникли, а в комнатах витал запах неопределенности и тоски. Жилой вид придавал только свет, которого стало намного больше. Я обернулся, услышав за спиной шорох.
— Да, Свистун, это я.
Маленький зеленый астродроид вкатился в комнату, крутя «головой». В гостиной в живописном беспорядке высились баулы и сумки, контейнеры с едой. Из цилиндрического тела дроида высунулся манипулятор-клешня и замелькала, раскидывая все по своим местам. Диетические продукты, диетические напитки, фрукты и овощи. Одновременно он умудрялся сервировать стол и убирать комнату.
— Свистун, послушай меня. Несмотря на то, что когда-то Миракс наказала тебе в ее отсутствие следить за моим питанием, я все же могу сам позаботиться о себе. — Присев на корточки, я протянул руку к его клешне. — Сейчас не испытываю чувства голода, так что, будь добр, оставь эти приготовления на потом.
Свистун задвигался еще быстрее. Еще и насвистел на меня.
— Что значит «почему»? До сих пор не знаю, что ты можешь понять, а что нет. Иногда ты кажешься самым разумным существом в Галактике, а иногда просто поражаешь меня своим упрямством и тупостью.
Свистун демонстративно меня игнорировал. При виде стакана молока я удвоил увещевания:
— С тех пор как ты здесь, стало намного легче. Миракс исчезла. Она по-настоящему исчезла. Кто-то забрал ее, и Скайуокер думает, что мою жену заморозили в специальной камере. Почему же у меня нет ключа?
Ответ Свистуна выразился в еще одной зажегшейся лампочке у меня над головой.
У меня не было ни времени, ни желания решать, что он имел в виду.
— Мы говорили с Люком и Веджем, и они настаивали на том, чтобы я стал слушателем академии на Йавине. По их мнению, это даст мне ключ к разгадке тайны исчезновения Миракс. Какая-то часть меня знает, что это, пусть и долгий, но правильный путь. Но другая пребывает в сомнениях. Я постоянно думаю, как поступить, как бы в такой ситуации поступил бы мой отец. Столько вопросов, и ни одного ответа.
И тут Свистун меня удивил. Он подкатился к экрану, маленькая клешня заработала в бешеном ритме, нажимая на кнопочки и клавиши. И — на экране появился образ отца. От неожиданности, я попятился. Свистун укоризненно повернулся ко мне и замер. Что делать?
— Все, что от тебя требуется, это задавать вопросы, — голос отца вернул меня к действительности.
Свистун счел возможным вмешаться, напомнив, что запись была сделана давно, еще во времена, когда я только-только вступил в КорБез. Еще перед вторжением Трауна и освобождением заключенных с «Лусанкии». Отец поручил Свистуну включить этот файл только в исключительной ситуации, когда форс-мажорные обстоятельства наступят мне на пятки. И вот он, свет в конце галактического тоннеля. Что-то во мне сопротивлялось тому, чтоб выслушать сие сообщение, и первая реакция последовала незамедлительно: я отвернулся. Вдруг меня возьмут и уговорят поступить так, как мне не хочется. Если отец скажет мне стать джедаем, то придется подчиниться. Одновременно это будет означать — уход из эскадрона и невозможность начать поиски Миракс. Однако в данной ситуации выключить компьютер — означало моральное бегство, трусость, если хотите.
Странно, я знал об этом файле давно, но ни разу не возникло желания или даже любопытства просмотреть его. Вот еще одна причина наших споров с Миракс. Моя женушка неоднократно корила и стыдила за проявленное малодушие, но ей так и не удалось настоять на своем.
— Корран, ты идиот, — говорила она. — Твой отец не причинит тебе вреда. Он просто хочет передать тебе свое знание и понимание жизни. Ты же, словно ребенок, отворачиваешься и говоришь — не надо. Не слова, а страх разрушают нашу жизнь.
И Миракс как всегда оказалась права. Подсознательно я знал, что файл, записанный много лет назад, не станет разочарованием и не разрушит образ отца, по крупицам создаваемый из года в год, изо дня в день. Конечно, он отличался от настоящего Хорна-старшего, ну и что! Его смелость, его вера и мое безграничное доверие — гарантия того, что все в мире грез и воспоминаний останется по-прежнему, все то, что касается нас двоих. Отец умер на моих руках, и я не смог ничего сделать, чтобы спасти его. Именно поэтому иногда хотелось повернуть время вспять и изменить роковое стечение обстоятельств. В той, другой, жизни мне удавалось невозможное — отец оставался жив. Но прошлое есть прошлое, а все же я задавал себе вопрос: как бы сложилась моя жизнь, если бы тогда я смог бы его спасти?!
Свистун замер рядом со мной.
— Помнишь, Свистун, он записал эту кассету задолго до своей смерти. На всякий случай. Отец не хотел, чтобы его наследник остался без информации и соответствующих рекомендаций. Мне тогда едва исполнилось шестнадцать лет. Он специально несколько раз повторил это. Так же как и то, что я должен ему доверять, поскольку он действует исходя из моих интересов. Как ты думаешь, Свистун, время пришло? Включи. Вот код.
Как только отец вновь появился на экране, в горле появился комок. Он был выше меня, и я всегда смотрел на него снизу вверх. Черные волосы, желтые, словно огни, глаза и легкая улыбка. Как давно это было, он еще не знал о той последней схватке, которая ему предстояла.
Сильный и чистый голос заполнил комнату. Как давно я его не слышал…
— Я специально записал это для тебя, Корран, потому что существуют вещи, о которых ты должен знать. Служба в КорБезе полна опасностей, и по правде говоря, не хочется, чтобы со мной что-нибудь случилось прежде, чем ты узнаешь кое-что о нашей семье. Надеюсь, что мы сейчас сидим с тобой вместе и смотрим на экран, искренне потешаясь над тем, как молодо и забавно я выгляжу. Если это не так, то, Корран, пожалуйста, помни, что твой отец очень тебя любит и он всегда гордился тобой…
По лицу скатилась скупая мужская слеза. Свистун нажал «стоп». Похоже, еще немного и о моей сентиментальности начнут слагать легенды. Шок от исчезновения Миракс повлиял на меня гораздо сильнее, чем предполагалось ранее. И вот сейчас прошлые события черной тенью встали за спиной, мне показалось, что снова чувствую отцовскую кровь на своей одежде и руках. Этих двоих я любил больше всего на свете, а теперь со мной лишь верный Свистун и горечь потерь.
— Свистун, продолжай.
Отец вновь улыбнулся, резанув этой улыбкой по самому сердцу:
— То, что скажу, наверное, больше похоже на сказку. На самом деле то не сказка — правда. Твой дед, Ростек Хорн, не является родным тебе по крови. Как ты знаешь, он сотрудничал с одним из джедаев, еще до начала Войны Клонов, и джедай погиб. Его звали Нейаа Халкион, он и был моим отцом и учителем до того, как умер. Мне было десять лет, и после его смерти мы с матерью остались ни с чем. Ростек помогал нам, а потом случилось то, что случилось: они с мамой полюбили друг друга и поженились. Ростек усыновил меня. Весьма своевременно, потому что вскоре Империя начала уничтожать джедаев и их семьи. Ростек сумел стереть прежние данные о нас и заменить их новыми. Тем самым он спас и меня, и мою мать от верной смерти. Информация держалась от тебя в секрете, Корран. Однако на то существовали особые причины. Я знаю тебя и знаю, что ты будешь гордиться своим происхождением. Повелитель Тьмы и его приспешники, ведущие охоту на джедаев, были безжалостны. Я видел результаты их кровавой работы. И сохранить твое происхождение в тайне означало спасти твою жизнь. Такова была жестокая необходимость. Клан Халкионов был очень известен среди джедаев Кореллии. Мы были очень уважаемой семьей, о чем свидетельствуют многочисленные хроники, которые велись вплоть до смерти Нейаа. Безусловно, сейчас ты не найдешь их ни в одном архиве. И дело здесь не в Империи. Ростек постарался, чтобы любое упоминание о Халкионах исчезло. Правда, я надеюсь, что он просто спрятал эти данные. Очень надеюсь. Отчим никогда мне не рассказывал, где они хранятся, просто говорил, что их нет. Халкионы были восприимчивы к Силе, но никогда публично это не демонстрировали. Порой слова, действия и помощь людям в определении, что выбрать — зло или добро, оказывались вполне достаточными. Мы не настаивали, мы давали им право выбора. И вот сейчас, Корран, я дарую это право тебе. Запомни, я буду любить тебя и гордиться тобой вне зависимости от твоего выбора. Тот факт, что ты решил когда-то вступить в КорБез, порадовал меня и твоего деда гораздо больше, чем ты себе представляешь. Мы подумали, что ты идешь по нашему пути. Самое главное, что этот путь двойной. И Ростек, и я — мы оба служили традициям джедаев и КорБеза. Если у тебя получится, если ты захочешь, если тебе будет необходимо, поступи так же — прими обе традиции. Но помни, быть джедаем и служить в КорБезе — в том нет ничего зазорного и неправильного. Но если поступить наоборот — то уже трагедия. Я свой выбор сделал и цену ему знаю. Надеюсь, и ты сможешь достойно выдержать удар. И ты сможешь, сын. Теперь ты знаешь, кто ты и какой силой обладаешь. Теперь все зависит только от тебя. Я бы испытал великую радость, если бы ты вернул имя Халкиона в Орден, но если этого не произойдет, я испытаю не менее великую радость от того, что у меня есть такой сын и ты счастлив.
Свистун тактично нажал на кнопку, и экран погас. Спустя минуту молчания он предложил поставить все сначала, но я отказался:
— Он хотел меня направить на верный путь. Он знал, что будет идеальным выходом из создавшейся ситуации. Раньше я служил в КорБезе, выполнял задания и боролся с врагами. Но теперь настало время стать джедаем. Все идет к тому. Не так ли, Свистун?
В углу спальни — потайная панель. Отодвинув ее, я вынул узкий серебряный цилиндр, мощное оружие Нейаа Халкиона. Его лазерный меч. До самой смерти отец с ним никогда не расставался. Я повернулся к Свистуну:
— Люк Скайуокер набирает слушателей в академию. Я нуждаюсь в учителе. Корран Хорн умер, да здравствует Кейран Халкион.

Глава 7

Красавчик, возникший на пороге ванной комнаты, являл собой настоящее произведение гримерного искусства. Сим парнем, конечно же, был я. На меня во все глаза глядела Йелла, специально для этого и заглянувшая на огонек.
— Ну и что ты думаешь?
Взгляд карих глаз цепко пробежался по стройной мужской фигуре, затем вернулся к новой прическе и бороде.
— Неплохо, мой мальчик, совсем неплохо. Но никакого намека на зеленый.
— Переборщил с краской?
— Есть немного.
— Сейчас мы все исправим, госпожа.
Красавчик снова скрылся в ванной. Вернулся он, вытирая шею белым полотенцем. От зеленых разводов не осталось и следа.
— А теперь?
— Теперь замечательно! — она откинула голову, и золотистая прядь скользнула на глаза. — Теперь выглядишь старше. Усы и эта гнусная бородка меняют тебя настолько, что не будь я твоим старым боевым товарищем, у тебя появился бы шанс.
— Шанс на что?
— На все.
— А чем тебе не понравился зеленый колер?
— Слишком смело. И, согласись, лучше белый, чем зеленый. Благородная седина… Кстати, а ты внимательно прочитал инструкцию на коробке с гелем?
— Вроде бы.
— Выучи наизусть. Время от времени придется подкрашиваться, и важно знать пропорции. А то вместо белых прядей превратишься в ганда.
— А волосы на мужественной груди также нуждаются в окраске?
Йелла прыснула в кулак.
— У натуралов все одного цвета. И помни, здесь пропорции иные, а то опять засверкаешь изумрудными пятнами. Хотя должна признаться, что в прошлый раз цвет бородки удивительно сочетался с цветом твоих глаз.
— М-да, чего только не узнаешь. Надеюсь, что все займет не более одного года, иначе я свихнусь. Никогда не думал, что покрасить волосы так сложно.
— Привыкнешь. Правда, кто-то говорил, что со временем средство приводит к облысению.
— Спасибо, утешила.
— Давай поговорим обо всем за обещанным тобой завтраком.
— Хорошо, хотя, признаться, еда — последнее, о чем я думал в последние две недели.
— За свою скрытность будешь отдельно наказан. Я-то думала, что мы друзья, но когда твоя жена неожиданно исчезла, ты ни словом не обмолвился.
В устах другой подобная фраза выглядела бы фривольно, но только не в устах Йеллы.
— Извини.
Но старого боевого товарища было не унять.
— Ты должен был мне сказать, — она погладила меня по обнаженному плечу. — Ты же помог мне, когда я потеряла Дирика. Вот уж не думала, что подобное произойдет и с тобой. И не вздумай больше ничего от меня скрывать.
Я послал разгневанной женщине обаятельно-хамскую улыбку — самое обезоруживающее средство в таких случаях:
— Я действительно хотел с тобой поговорить. Но закавыка в том, что ты служишь в разведке Новой Республике, и я боялся тебя подставить. Конфликт между дружбой и службой — дело нешуточное. Нет, подожди. Я довольно давно тебя знаю и безмерно уважаю за профессионализм. Также почти всем известно твое безудержное стремление поступать по совести, чтобы всем было хорошо, далее в ущерб твоим собственным интересам. Ценю и за это весьма редкое качество. Именно потому не хочется подорвать репутацию самой прекрасной и умной женщины-разведчицы.
М-м, интересно, как этим бестиям удается столь обворожительная мимика!
— Сэр, ваша забота очень трогательна. Но я вполне взрослая, и все решаю сама. Это раз. А прежде, чем затевать что-либо, предпочитаю получить информацию. Это два. Например, о «возмутителях спокойствия» говорили на инструктаже в твоем родном Разбойном эскадроне.
Бровь свежевыкрашенного блондина артистично взлетела вверх:
— Но ведь то не что иное, как слухи?
— Слухи. Сплетни. Домыслы… — прелестные губы изогнулись в иронической ухмылке. — Во время ранних набегов, когда еще Леония Тавира снисходила обследовать результаты собственных деяний — места разрушений, покинутые дома, — так вот именно тогда наши осведомители сообщали о странноватых, закованных в доспехи фигурах, сопровождающих жестокую красавицу. Двух. Мужской и женской. Их описывали как очень похожих на Вейдера. Допрос Риизоло дополнил уже имеющиеся сведения.
— Как только ты произнесла «Вейдер», мне сразу стало не по себе. Мы говорим о масках, покровах и тяжелом дыхании или же они используют Силу, чтобы придушить собеседника на расстоянии? Или еще как-то играют с Силой?
— Ничего, кроме образов, хотя Риизоло настаивал на том, что тени — особые. Но вот вопрос, а можно ли ему доверять? У меня сложилось впечатление, что он рассказывал только то, что мы хотели услышать. Чтобы спасти свою шкуру, Риизоло продал бы кого угодно и как угодно. Из всего того, что мы знаем о Тавире самым достоверным кажется следующее — она создавала образы своих спутников, они могли появляться сразу же в нескольких местах. Во всех отчетах говорится о ее внешней привлекательности, но помимо этого, она обладает и чрезмерным тщеславием.
— Интересная информация. Спасибо. Итак, что дама изволит на завтрак?
Изящная ручка щелкнула не менее изящными пальчиками:
— Здесь неподалеку есть одно потрясающее местечко. Обещаю, твой вес после трапезы тебя приятно удивит.
— Что ж, пора привыкать. Не думаю, что в академии нас будут кормить разносолами.
Мокрое измятое полотенце полетело в угол. Свистун явно за это не похвалит, но стены нового учебного заведения спасут меня от праведного гнева. Все возвращается на круги своя. Поневоле вспоминается академия КорБеза. Круглосуточные тренировки, длинные пробежки, упражнения, классы, теория и практика. Все то же меня ожидает в академии на Йавине.
— Ты слишком мрачно смотришь на жизнь. Разве плохо быть элитой среди элиты.
— Скажешь тоже…
— Клянусь говорить правду, одну только правду и ничего кроме правды. Все будет хорошо, Корран. Или мне тебя называть Кейраном?
— Пока Корраном.
— Хорошо. Ты что, уже готов сожрать иторианца?
— Хорошая еда, но хочется что-нибудь более питательное, богатое протеином.
— Пора отправляться в новое местечко, оно недавно открылось — два сектора вниз, и мы уже там.
— «Кавсрах» Кар'улорна?
— По слухам, там готовят что-то потрясающее из минокк.
— Минокк? Действительно, потрясающе. Впрочем, что толку спорить. Дай мне пару минут надеть что-нибудь подходящее, и я к твоим услугах.
Пока я переодевался, Йелла переговорила с городским информаторием и выяснила, что ресторанчик находится даже гораздо ближе, чем предполагалось. И мы решили отправиться туда пешком. Прогулка сразу настроила на сентиментальный лад. Мы оба стали предаваться ностальгическим воспоминаниям.
— А ты никогда не думала, куда отправишься, когда все закончится?
— Я никогда не думала, что это все, как ты выражаешься, когда-нибудь закончится. Но если все-таки случится, то, наверное отправлюсь путешествовать. Я всегда думаю о сотнях миров, которые так хотелось бы посмотреть. Дирик тоже об этом мечтал… И еще Корускант. Правда, тогда я считала его весьма урбанистичным.
— А теперь?
— Теперь это отнюдь не единый бескрайний город, а много-много небольших городов. Раньше он был большим и серым. Сейчас мне он нравится больше, — она хитренько улыбнулась мне. — Но мне хочется познать какой-нибудь другой мир. Например, Алакату.
— Попроси Кракена. Пусть пошлет тебя что-нибудь там разведать.
— Предпочитаю не просить сильных Галактики, сами предложат. Да и честно говоря, совершенно не желаю возиться с пиратами.
— Обратись к Веджу. Уж он-то обязательно сообразит. Тем более, отпуск ему не помешает.
— Идея! Пожалуй, так и сделаю… Вот мы и пришли.
Она указала на ярко-красный светящийся шар на нижнем уровне.
Мы спустились.
Ресторанчик «Кавсрах» Кар'улорна оказался милым местечком. Правда, в основном здесь собирались тви'лекки. Мы сочли это добрым знаком, хотя усадили нас за уютный столик с прекрасным видом на… кухню. Поскольку в разговоре тви'лекки используют свои лекку точно так же, как люди — руки, зал больше напоминал серпентарий.
Я взглянул на голографическое меню:
— Напомни мне, я не хочу ничего, связанного с лапшой.
Она рассмеялась и указала на третью сверху строчку. «Минокки по-коронетски. Волшебное сочетание маринованных минокк, орехов вуейлу и иторианского чале под соусом лум».
— Звучит потрясающее. Но жареный горнт звучит еще более привлекательно. Напоминает шутку, которую мне давеча выдал Ведж.
— Про крайт-дракона?
— Слышала ее? Значит, говорила с Веджем?
— Существует биллион шуток про крайт-драконов. И, похоже, я слышала их все. Они очень популярны у нас в отделе, — некоторое время Йелла разглядывала поверхность стола. — Нет, с ним я не говорила.
К счастью, в этот щекотливый момент к нам подошла официантка и приняла заказ, сообщив, что прекраснее выбора нельзя было сделать. Но нервное подергивание ее лекку навело на мысль, что лично она охотнее выпила желчь ранкора, чем стала бы есть жареного горнта. Я не позволил ей запугать меня.
— Пожалуйста, побольше подливки.
Стоило нам снова остаться одним, и опять возникла напряженная тема:
— Слушай, а что между вами двоими происходит? Вы настолько похожи в своем желании остаться одинокими, что так и хочется, чтобы вы были вместе. Вы неплохо ладили друг с другом. Ты ему нравишься, он тебе нравится, в чем дело, ребята?
Йелла изучала свои безупречные ногти, не зная, как ответить на в общем-то простой вопрос. Простые вопросы, как правило, и оказываются самыми сложными.
— Хотела бы я сама знать, что происходит. Каждый из нас спрятался в свою раковину и не хочет сделать первый шаг. Он был таким понимающим, таким внимательным, когда вернулся Дирик, ни словом не намекнул ему на наши отношения. А когда Дирик умер, он больше всех помогал мне. Ты прекрасно знаешь, в чем заключаются наши служебные обязанности. Как следствие — времени, чтобы побыть вместе, не так уж и много. Сейчас у него к тому же появились новые обязательства, которые занимают почти круглые сутки.
Да, если кто не в курсе, «он» — это Ведж Антиллес и никто иной. Интересно, что за новые обязательства, которым он посвящает «почти круглые сутки»?
— Да, но ты вполне можешь убедить его уделять больше времени тебе!
— Мне бы хотелось так думать, но… я не знаю, — она полола плечами.Помнишь инспектора Сассич, которую неожиданно сделали главой КорБеза? Ей едва исполнилось сорок.
Еще бы я не помнил!!!
— Она послала мужа в самый дальний уголок Галактики, купила тот чирк флаер 3РКс-29 и принялась брать уроки езды у близнецов вдвое младше нее.
— Критиковали ее все кому не лень. А ты жаждал оказаться на месте тех близнецов.
— Нет, я мечтал о таком флаере, — я рассмеялся. — Тогда бы у моей матушки точно бы появился повод покритиковать любимого сына. Но ты бы слышала, что она говорила про Сассич!
— Разве твоя мать хоть раз сказала о ком-нибудь что-то резкое?
— Я этого не говорил. Насколько я помню, мама сказала, что «инком 3Кс-26» — более практичный драндулет. Вот все, на что она способна по части критического анализа. Она всегда думала, что болтовня — самое последнее, чем могут заняться люди. Но мы, кажется, говорили о Ведже, нет?
— Я думаю, у него сейчас переломный момент. Не так давно ему пришлось взять на себя ответственность за решение, которое многим людям стоило жизни. Не хочу сказать, что кто-то другой мог принять решение и получше… но он никак не может смириться с законами бытия. Он такой. И всегда таким был. И всегда должен принять решение сам. Он ведь ненамного старше тебя, всего на два года. Но пока ты еще был ребенком, ему судьба уже устроила веселую жизнь. Смерть родителей, необходимость самому зарабатывать себе на еду, риск…
— Время, проведенное с Бустером Терриком…
— … у него ни разу не было шанса побыть самим собой. Мне кажется, он получил сейчас такую возможность и пытается ею воспользоваться. Не уверена, что напоминания о прошлой жизни — то, что ему сейчас нужно больше всего.
Анализ ситуации поверг в откровенное уныние. Я тепло и нежно относился к ним обоим, а тут такое… Но, в конце концов, его характер она всегда знала лучше всех.
— Означает ли сказанное тобой, что в ближайшее время мне не стоит ждать радостных известий о вас двоих?
Слабый кивок. И ослепительная улыбка официантке, поставившей перед нами тарелки.
— О, спасибо! Запах удивительный. Просто слюнки текут.
Соврала… Я внимательно разглядывал чашу, наполненную подливкой. На поверхности жижи плавали комки — цвет их менялся от бурого до болотного.
— Уверен, что в академии кормежка еще хуже…
Официантка витиевато изобразила лекку фразу «я вас предупреждала» и удалилась.
Йелла находилась в лучшем положении. Отправив кусочек маринованного минокка в рот, она зажмурилась и с наслаждением прошептала:
— Великолепно!
Аромат выбранного ею блюда добрался до меня и защекотал ноздри. А в моей тарелке дымилось что-то обугленное и явно неаппетитное. Надеюсь, это действительно горнт. Подцепив на вилку шмат мяса, я поднял его на свет, скрупулезно разглядывая черные волокна. Знаете, что главное при посещении межгалактического ресторана? Выбирать то же, что и твой спутник. Если ошибешься, будет не так обидно, ведь ошиблись оба.
— Рад за тебя.
Крепкий мужской желудок воспринял данную сентенцию как величайшее оскорбление.
— Сам виноват. Тви'лекки считают горнта едой для туристов со всеми вытекающими отсюда последствиями. С тем же успехом мог бы заглянуть в кантону и заказать молока.
— Поделись с другом обедом…
— Никогда! Ладно уж, бедолага — подставляй тарелку.
Блаженные минуты, когда нужно лишь жевать и ни о чем не думать. Но, выяснилось, не думать я не умею.
— Йелла, иногда я склоняюсь к тому, чтобы признать Свистуна гением.
— Почему?
— Если бы впереди не маячила академия джедаев, а позади — файл с голосом отца, я бы точно сошел с ума. Не знаю, что бы я делал.
— Ты не прав. Орден — твой путь. Рано или поздно ты все равно пришел бы к пониманию этого постулата. Даже если бы сейчас рядом сидела Миракс, ты не переменил решение и все равно отправился бы в академию.
— И чем только питаются такие умницы?
— Минокками. Маринованными. Вдобавок не забывай, что мы партнеры. За годы, проведенные вместе, я изучила тебя вдоль и поперек. И поверь, другого такого специалиста не существует. Знаешь, почему ты первый и единственный, кому удалось сбежать с «Лусанкии»? Потому что ты ни за что не позволил бы Исард взять над тобой верх.
— Хорошо, ну а при чем здесь академия?
— Ты всегда хотел быть лучше всех, а рыцарь-джедай самое подходящее амплуа. Посмотри на себя. Ты всегда начинаешь учиться раньше, чем начинается сам процесс обучения. Такова твоя натура.
Я молча жевал горнта. Жевал и думал. В сообразительности моему партнеру не откажешь. Взяла и разложила всю психологию по полочкам. А пищевой дискомфорт и отвратительный вкус только усилили общее восприятие.
Наблюдая за моей мимикой, Йелла не смогла удержаться от смеха. Ну, вот к имеющимся заслугам, кажется, приписали еще одну — умение забавлять. Не возражаю. От такого дара не отказываются.
— Корран, ты много лет боролся, отказываясь от собственного предназначения. Боролся и не понимал, что твоим единственным противником был ты сам. Сейчас все изменилось. Люк будет превосходным наставником, даже не сомневаюсь. Таким же, как когда-то был Ведж. И я уверена, ты не повернешь назад. Изменив свою судьбу, ты, возможно, изменишь Вселенную.
Горнт плотным куском стоял в горле. Угораздило же заказать такое неудобоваримое блюдо!
— Вообще-то могла бы сказать мне об этом гораздо раньше?
— Пыталась. Несколько раз. Но иногда ты бываешь столь невыносимым в своем упрямстве!
— Я потерял столько времени. Все могло случиться уже тогда, после смерти отца.
— Да. Могло бы. Если бы ты доверял Люку. Его интуиции, его знанию, опыту, чувствам. Но вот парадокс: только когда ты сам понимаешь, кто ты и зачем, только тогда можно что-то менять. Слова других — чужой путь, может быть, соблазнительный и красивый, но чужой. Тогда самым важным ты считал службу в КорБезе. И был прав.
— А сейчас?
— Сейчас старые привычки отмирают, появляются новые. Кстати, еще минокка не хочешь?
— Нет, спасибо. Я проложил этот курс, я и буду лететь. Оставим несчастного горнта покоится здесь, никогда его не бери.
Некоторые части тела, в частности желудок и зубы, со мной согласились.
Мы помолчали, испытывая вполне понятную неловкость: позади остались признания и доверительная беседа, впереди — неопределенность.
— Йелла, мне хотелось задать тебе один вопрос…
— Задавай.
— Я со многими говорил о своем решении, кроме деда. Может быть, стоит сейчас отправится в Кореллию и поговорить, а после вернуться обратно?
Она задумалась.
— Не думаю, что его противники до сих пор ведут за Ростеком слежку, так что относительно встречи с ним, проблем не возникнет. А вот в отношении самого путешествия и пребывания там, я не так уж уверена. Если тебя опознают, то Ростек уже ничем не сможет помочь. Мне бы, например, не хотелось попасть в руки тамошнего правительства.
— М-да. У меня сложилось впечатление, что последняя голограмма, которую дед мне отправил, дошла с повреждениями. Кто-то любопытный и нетерпеливый был явно не прочь поинтересоваться ее содержанием.
— Очень большой риск, Корран. А времени рисковать уже нет. Представь, если разведка Кореллии тебя обнаружит? Так что лучше не стоит скоропалительно отправляться с визитом.
— Пытаешься предостеречь?
— На то и существуют друзья. Не упрямься.
— Господин? Госпожа? Надеюсь, вам понравился обед?
— Обед был просто восхитительным, особенно угольки на зубах.
— Не закажете ли десерт? — у официантки лекку просто скрутило в судороге.
— Разумеется. Моя подруга сделает заказ для нас обоих. В конце концов, для чего еще существуют друзья?

Глава 8

Оурил сидел рядом со мной в кресле второго пилота. Огни эль-челнока вспыхнули, когда корабль повернул к четвертой луне Йавина. Мы летели с обратной стороны луны — ночной, что позволяло приблизится к центру системы. Дневная сторона сейчас находится в части скопления газов, сосредоточенных вокруг орбиты. Это означает, что наше появление будет сопровождать оранжевое облако света.
Краем глаза я взглянул на ганда.
— Очень признателен за то, что ты разрешил мне вести машину.
Широкий рот раскрылся, демонстрируя… о-о, лучше не смотреть.
— Я понял, т-что ты еще ни разу не летал с тех пор как…
— Да. Свистун очень огорчился, когда его оставили в Корусканте. Но Люк настаивал на том, чтобы прежние контакты были сведены к минимуму. К тому же оказалось, что я слишком занят, чтобы летать. Так что Свистун сейчас занят анализом всей информации о «возмутителях» и прочих криминальных элементах. С нетерпением жду его новых отчетов.
— Тебе повезло со Свистуном.
— Еще бы!
Датчики хрипнули, сообщая, что нам мешает турбулентность. На луне очень влажный воздух, который почти всегда стабилен — за исключением периода наступления темноты.
Мы спускались по шаткой лестнице облаков, и я немного нервничал, контролируя ситуацию.
Люк Скайуокер появился как всегда вовремя:
— Сюда! Спускайся дальше в этом направлении.
— Как прикажете. Может быть, хотите сами сесть за штурвал?
— Нет. Кажется, за штурвалом ты себя чувствуешь намного лучше. Не так ли? Или хочется чего-нибудь другого?
— Нет причины менять роль в той пьесе, которая уже идет.
Я рванул рычаг, одновременно наблюдая за давлением в топливных баках.
— Оурил, втягиваем крылья и выпускаем шасси.
Серо-зеленые трехпалые лапы привычно затарабанили по приборной доске:
— Как прикаж-жете.
Челнок пошел на снижение. Местная посадочная полоса на редкость узкая. Необходимо проявлять чудеса внимательности и осторожности.
Поодаль высилась гигантская каменная пирамида, напоминающая инопланетное существо. Подобные скульптуры я видел неоднократно. Первый раз — в имперских новостях и позднее в истории Альянса. Особенно экспрессивно пирамиды смотрелись на голограммах, но не так органично и естественно, как эта.
— Вижу цель!
Челнок не без изящества пролавировал между деревьями, и наконец опустился у восточной стены Храма.
Здесь, на базе, я увидел широкую площадку, куда можно поставить корабль. Недалеко от нас суетилось две дюжины инженеров из Новой Республики, готовящих Великий Храм к его новой исторической роли — возрождению академии джедаев. По скорому окончанию работ, Оурил заберет их домой. Здесь только мастер Скайуокер, я и еще два слушателя. Остальные девять новобранцев присоединятся позднее.
Посадка прошла успешно.
— Оурил, признаться, мне будет не хватать таких полетов. Боюсь, что по прошествии времени потеряю необходимые навыки.
— Я — сыскарь, Кейран. Я помогу обрести умение вновь.
Оурил крутанулся на стуле, оказавшись лицом к лицу с Люком:
— Пот-чему Люк хот-чет, т-чтобы Кейран все забыл?
Люк укорил взглядом:
— С чего ты взял? Ты подарил Кейрану ряд замечательных навыков, я дам ему возможность стать более совершенным.
— Уж, что-что, но утратить талант пилота мне не удастся. Не дождетесь.
Дверь автоматически открылась. Теплый воздух юркнул в салон. Я потянулся.
— Спасибо за все, Оурил. Надеюсь, увидимся, когда прилетишь сюда снова.
— Оурил будет гордиться иметь среди своих друзей рыцаря джедая.
— И пилота.
— И пилота.
Ганд переместился в мое кресло, а мы с Люком прошли в пассажирский отсек.
Люк Скайуокер немного выше меня, но плечи у нас одинаково широкие. Два других слушателя следовали за нами. Рост Бракисса внушителен — на пятнадцать сантиметров выше, чем я. Кам Салусар — на десять. Бракисс отвечал всем представлениям об аристократе. Если бы не безумный огонь, горевший в ярко-синих глазах, я бы принял его за отпрыска из старинной благородной семьи, который от скуки пожелал позабавиться.
Кам Салусар — полная противоположность Бракассу, несмотря на то что оба обладали роскошной светлой шевелюрой. Правда, у Кама стрижка аккуратней, а шея и грудь более массивны. Обветренное лицо и грубые черты говорили о возрасте и том образе жизни, который Кам вел в последние годы.
Тот факт, что Кам носил на поясе лазерный меч, свидетельствовал, что решение поступить в академию не являлось спонтанным, а, напротив, хорошо продуманным.
Я привез меч деда с собой, но предварительно упаковал оружие в специальный футляр. Пока мне не хотелось распаковываться, несмотря на уверения Люка, что я имею полное право носить его. Сперва необходимо потренироваться.
Итак, мы взяли сумки, и Люк повел нас туда, где инженеры дожидались прибытия нашей группы.
Мы с Оурилом обменялись прощальным салютом, челнок взмыл вверх и, сделав круг над Великим Храмом, взял направление к обратной стороне луны, скрывшись в чаще деревьев.
Люк завернул рукава черной рубашки и с удовольствием оглядел новые владения.
— Добро пожаловать на Йавин IV. Это ваш новый дом. Я хотел, чтобы вы стали первыми слушателями, потому что вы трое обладаете необходимыми качествами для джедая. Каждый из вас знает, зачем ему это нужно. Понимание, в свою очередь, означает — процесс обучения пойдет гораздо быстрее, а результаты не замедлят себя ждать. Так что вскоре я буду просить вас помогать мне обучать других. Итак, познакомимся.
— … Кам. Отец Кама, Раник Салусар, был великим мастером-джедаем. Кам учился у него, стал рыцарем, а затем присоединился к Империи. Черный воин, сражающийся на стороне темных сил. Сейчас он раскаялся и решил вернуться.
Пока Люк запросто рассказывал биографию блудного сына Салусара, на лице Кама играли желваки:
— Учитель сумел доказать мне, насколько я ошибался. Теперь я служу ему.
— … Бракисс. Его впервые открыла Империя как человека, наиболее восприимчивого к Силе. Обучен использовать свои способности. В итоге стал шпионом. Дальше — хуже, его заставили уничтожить собственную семью, проникнув в сознание близких людей. Через него враги воздействовали на их поступки. Сюда Бракисс пришел, чтобы научиться помогать, а не наносить вред.
Бракисс воздержался от комментариев.
— … И, наконец, Кейран Халкион…
Взгляды обратились на меня.
— Дед Кейрана также был рыцарем нашего ордена и погиб во время Войны клонов. Семья Кейрана придерживалась строгих традиций джедаев, и его присутствие здесь лишнее тому подтверждение. Как вы поняли, он к тому же отличный пилот, и это качество нам еще, возможно, понадобится.
После церемониала представления мы с Камом обменялись рукопожатием, с Бракиссом ограничились легким кивком приветствия. Мастер Скайуокер повел нас по великому Храму.
— В этом здании пять уровней. Шестой, если захотите подняться туда, находится на самой вершине. Нижний уровень, расположенный под полом, ранее использовался Альянсом как убежище для воинов. Главные уровни предназначены для боевых операций, там есть и жилые помещения. Еще два уровня использовались как командный и стратегический центры. Здесь мы будем чаще всего, потому что только здесь есть базовый компьютер, спортивный зал и библиотека. А вон там — зал для принятия пищи. Трапезная, если угодно… И самый секретный уровень — Главный зал — пока только для меня, не обессудьте… А пока выбирайте себе комнаты и немного отдохните. Завтра продолжим.
Моя рука взметнулась вверх:
— Несколько вопросов, если не возражаете.
— Не возражаю.
— Мы будем жить по координированному галактическому времени или же по времени Йавина? Лунный день короче, и, на мой взгляд, следование галактическому ритму неправильно.
Люк колебался всего лишь мгновение, в его глазах отразилось оранжевое небо.
— При условии постоянных тренировок, время — это последнее, о чем вам придется задумываться. Я буду учить вас восстанавливаться за считанные секунды, так что и спать вы будете всего ничего. Беспокойство о времени оказывает давление.
— Но если мы откажемся от чувства времени, то как будем знать о начале и конце упражнений и всего остального? Нужно сверить часы.
— Кейран, а кто тебе сказал, что нам понадобятся часы?
Я было ответил, что если кто-нибудь типа адмирала Трауна захочет показать свои возможности по завоеванию планеты, то мы должны быть к этому готовы. Мы должны знать, что происходит в мире, остановить время — значит остановить жизнь. Но развивать здесь эту мысль явно не стоит, и я ограничился общими фразами:
— Сверка часов будет способствовать росту ответственности и доверию между слушателями…
— Замечательно, Кейран! Но мне бы хотелось, чтобы вы доверяли Силе. Сами поймете, как только почувствуете в себе возможность взаимодействовать с Силой. Она даст вам все, в чем вы нуждаетесь, вне времени и вне пространства. И она объяснит, как «возмутители» узнают о наших ловушках.
— Еще вопрос, мастер. А когда мы начнем физические упражнения?
— Каждый решит в индивидуальном порядке. По личной необходимости.
— То есть общих организованных занятий, утренних пробежек и отжиманий не будет?
Кам засмеялся:
— Похоже, Кейран немного разочарован. Неужели ты ожидал армейскую муштру?
— Нет, я не разочарован. Скорее, обескуражен.
Люк похлопал меня по плечу:
— Со временем ты все поймешь, Кейран. Это же касается и лазерного меча.
— Лазерный меч, насколько все знают, мощное и смертельное оружие. Мой отец однажды сказал, что с ним не сравнится ни парализатор, ни навороченный бластер. Лазерный меч убивает быстро и страшно. Основной боевой курс поможет нам освоить ее наиболее эффективно, так, чтобы это опасное оружие работало.
— Тебе, Кейран, нужен специальный курс?
— А разве он будет лишним?
Кам меня поддержал:
— Нам действительно необходимы профессиональные навыки.
— Хорошо, хорошо. Уговорили, речистые. Кам и Кейран вы пройдете специальный курс подготовки. Мы вернемся к вопросу, как только вы получите необходимые знания. Что-нибудь еще?
— Нет, мастер.
— Появятся новые соображения — сообщите. А пока располагайтесь.
Наше бравое трио не обмолвилось ни словом, пока мы шли по коридору. Живя в Корусканте, я видел немало массивных и странных сооружений, но ни одно из них не сравнится с красотой и совершенством храма. Строение возникло задолго до Империи и сыграло немалую роль в последующих исторических событиях. Интересно, почему Империя не смешала его с пылью? Задачка, которую мне не решить.
Прожекторы и фонари освещали огромную территорию. Комнаты казались пустыми, и эхо выкатывалось из-под наших шагов. На ум пришли давние события, связанные со Звездой Смерти. Страх и паника, которую испытали люди, навечно впиталась в стены. Впервые за все то время, что я провел в Разбойном эскадроне, я пытался себе представить, что чувствовали Ведж, Биггс и Люк, оказавшись перед Звездой Смерти. Вдыхая вместе с давней пылью их эмоции, я вновь и вновь переживал те дни. Я вновь вспомнил наш визит на Черную луну и битву за Тайферру.
Впервые я понял, о чем тогда говорил Ведж, почувствовал прочную нить, протянувшуюся от новых Проныр к призракам героев.
Не помню, на каком уровне Кам и Бракисс оставили меня, но определенно до того, как ушли на верхние этажи. Я обнаружил себя в небольшой комнате, где стояли пара коек и несколько шкафчиков для личных вещей. На одной из коек лежали одеяла и постельные принадлежности. Я бросил сумку и оглянулся. Вот такое новое жилище. Интересно, почему мне здесь так уютно и привычно?
— Так и знал, что найду тебя здесь! — в дверях стоял Люк.
— Неужели я попал не туда?
— Забавно, но именно туда. Эта комната просто предназначена для тебя, поверь. И она гораздо лучше всех остальных. Знаешь, почему? Смотри!
Он повел по воздуху ладонью, и один из шкафчиков отодвинулся в сторону. . — Третий камень от пола. Посмотри.
Я присел на корточки. Камень затянуло плесенью и мхом, я смел грязь ладонью. Открывшаяся за ней надпись заставила меня улыбнуться и вслух прочитать кривоватые буквы:
— Империя или мы… нас ничто не остановит. Биггс Дарклайтер, Татуин, Ведж Антиллес, Кореллия, Йек Поркинс, Бестин…
На лице Люка играла мальчишеская улыбка.
— Да, они жили в этой комнате… я прилетел позже и получил комнату на другом этаже. Перед последним вылетом они, чтобы не уснуть, рассказывали друг другу разные истории. Все мы надеялись выжить, несмотря ни на что. Иногда мне кажется, что эта надпись была вызовом смерти. Они всегда говорили слово «если». Если мы не выживем, если Альянс проиграет… И на всякий случай однажды сделали эту надпись. Чтобы их имена не были забыты.
— Но вам повезло. И теперь всем известны их имена. Как и ваше. Вы сумели изменить судьбы биллионов существ.
Люк опустил руки, плащ окутал его, словно тень.
— То, что мы сделаем, изменит судьбы биллионов существ.
Я выпрямился.
— Мастер, я хочу быть правильно понятым. Вы — мой учитель, я — ваш ученик. И не собираюсь своими вопросами выказывать вам неуважение.
— Мне и в голову не пришло, что твои вопросы могут подорвать мою репутацию. Глупо так думать. Ты вправе интересоваться всем, поскольку здесь ты именно для этого — для обучения владения Силой. Мой учитель когда-то считал меня самым бездарным и неудачным учеником. В твоем случае все обстоит и сложнее, и легче. С одной стороны, твоя натура идеально подходит для ордена. С другой — существует проблема. Я беспокоюсь о твоем моральном состоянии. Ты никому не доверяешь, даже себе.
— Со мной полный порядок. Пожалуйста, ответь еще на вопросы.
— Спрашивай.
— Вы сказали, оба новобранца до прибытия сюда имели контакты с темными силами. Вы ведь привезли нас троих не для того, чтобы я следил за Камом и Бракиссом?
— Нет, конечно. Иногда меня поражает одновременная нестандартность и банальность твоего мышления. Когда Император вернулся, я тоже пересек границу света и тьмы, по многим причинам… Одна из них — проявление того смутного времени, другие — даже сейчас сложно объяснить. Однако тот эксперимент дал мне бесценные знания — я понял, с чем надо бороться. Гораздо важнее, что любовь моей сестры и друзей побудили в конечном итоге вернуться. Это возродило меня. Пойми вот что. Каждый может в своей жизни оступиться. Главное, осознать ошибку. Не суди, да не судим будешь. И Кам, и Бракисс начали свой путь к свету. Я хочу им помочь. Кейран, не будь таким подозрительным. Не думай, но чувствуй. Принимай сердцем, принимай душой. Твоя задача не следить за ними, а учится у них. В какой-то момент темная сторона найдет тебя и начнет искушать, предлагать все, что пожелаешь. Устоять против соблазна сложно. Ведь часто мы выбираем то, что еще не изведали. Зачем совершать собственные ошибки, когда уже существуют показательные примеры? Извлеки из трагедии Кама и Бракисса нужные уроки и запомни. Их сила должна стать твоей силой. Их знание — твоим.
— Понимаю.
— Отлично. Спи спокойно, Кейран Халкион. Все, с чем ты столкнешься в будущем, не должно разрушить твою личность. Я верю в тебя.

Глава 9

После недели полного затишья в Великий Храм наконец прибыли остальные слушатели, расцветив здание жизнью и смехом. Впервые после долгих недель боли мне стало лучше. Со времен празднования очередной годовщины гибели Звезды Смерти здесь не было столько народа. Да и тогда праздник был омрачен горем и воспоминаниями о погибших товарищах. Начались занятия.
Все оказалось не так, как я предполагал. Мастер Скайуокер обучал каждого по особому, индивидуальному курсу. Правда, иногда случались общие упражнения. Все мы сознавали, что слушатели академии — пионеры в деле возрождения новой жизни. Эта мысль придавала дополнительные силы и уверенность в правильности выбранного пути.
Я последовал совету Люка принимать жизнь сердцем. Мастер искренне хотел, чтобы все двенадцать учеников чувствовали себя комфортно. Но иногда мне хотелось побыть одному. Поэтому рано утром я совершал утренние пробежки, навстречу к чуду, получившему название Призма-шторм. Когда луна входила в пелену газа и скрывалась из глаз, ночи становились холодными и влажными. В воздухе дрожали прозрачные кристаллы, и когда луна вновь появлялась во всем своем великолепии, то кристаллы соединялись в сверкающие призмы. Миллионы призм. Свет мерцал и струился сквозь атмосферу. Изумительное зрелище! Сперва оно меня пугало, но потом я привык к нему и всегда старался подгадать момент, чтобы полюбоваться лишний раз.
Вскоре о моих вылазках узнали остальные, и некоторые слушатели время от времени увязывались вслед, желая посмотреть бриллиантовое кино. Мы молча смотрели, как призмы, расколовшись на тысячи осколков, просыпались серебряным дождем. И только одного зрителя интересовали не метаморфозы пейзажа, а моя скромная персона. Спину буравили тонкие иглы взглядов.
Ганторис…
Личные конфликты до добра не доведут, но даже присутствие Люка их не может исключить. Слишком уж разными мы были, а ежедневное общение и обучение порой нарушало границы неприкосновенности личности каждого. Высокий мужчина с длинными черными волосами, стянутыми в хвост, Ганторис, безусловно, являлся лидером. Об этом свидетельствовали и надменное выражение лица, и уверенность в движениях, и нестандартность мышления. Его уникальная восприимчивость к Силе впечатляла каждого, кто с ним сталкивался. К Ганторису прислушивались многие и, глядя в их счастливые глаза, никто бы не усомнился в преданности предводителю. Ганторис не любил быть вторым, только первым, причем во всем, будь то миска еды или физические упражнения. Именно благодаря этому я и удостоился столь пристального его внимания. Ганторис явно решил, что пределом мечтаний Кейрана Халкиона является похвала Люка Скайуокера. По правде говоря, ему было отчего завидовать: мои успехи в военном искусстве радовали мастера все больше и больше. Однако талант этот, скорее всего, был врожденным. Правда, на гены воина наложилось еще и безумное желание стать совершенным. Интуитивно я понимал, что если не буду следовать этому негласному правилу, то совершу серьезную ошибку. Ганторису такая постановка вопроса не очень понравилась, и он предпринимал попытку за попыткой, чтобы сказать мне: «Кейран, ты не прав!»
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.