Библиотека java книг - на главную
Авторов: 42939
Книг: 107850
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Я — джедай! » » стр. 4

    
размер шрифта:AAA

Лучший способ разозлить недруга — игнорировать его. Кстати сказать, одна из причин, почему я старался удрать по утрам подальше от Храма. Однако не всегда удавалось. Дождливый лес и безумная влажность делали прогулку весьма экстремальной. Я то и дело спотыкался о гигантские корни, скользкие от воды и гнили. Лицо царапали острые, шипастые ветки. Как позже выяснилось, ветки принадлежали одному из самых опасных растений здесь — оркидам. Оркидов еще называли охотниками за глазами. И точно, глаза здесь следовало беречь, простите, за каламбур, как зеницу ока. Цветы-хищники, пылающие разноцветными огнями. Они реагировали на движение и ультрафиолет, появляясь из пустоты и поражая свою жертву смертельными шипами.
К тому времени, когда я добирался до Призма-шторма, мою одежду можно было выжимать. А расстояние-то все ничего — полтора километра. С лица струилась вода — то ли капли дождя, то ли соленый пот или не менее соленые слезы. Кто тут разберет! Путь проходил мимо еще одной достопримечательности — Храма Веток с Синими Листьями. В столь романтическом словосочетании, можно предположить, что лунный рай у небольшого замка усыпан синими и голубыми цветами. Однако — вот что значат стереотипы! — ничего подобного здесь не было и в помине. Маленький храм получил свое название из-за синих гирлянд, свисающих со стен. Я не был внутри, но Люк говорил, что там находится редкой красоты кристалл, в котором заключена энергия. Правда, он так иронично на меня посмотрел, что неясно — правда ли… Мастер предоставил ученику очередную свободу выбора — мучиться в догадках.
Но главный риск исходил от созданий, которые жили в лесу. Теоретически каждое из них могло за несколько секунд перечеркнуть будущую блистательную карьеру джедая. Лес чавкал, хрумкал, охотился… В общем, жил своей жизнью, подстерегая неразумных жертв, охочих до тишины лунного утра. Синие жуки перемалывали человеческие кости намного быстрее, чем лазерный меч. Они шлепались на шею и руки и, не обладай я редкой реакцией, давно бы превратили бренное тело в подножный корм.
Еще одни «друзья» — вуломандеры, чей мех на свету переливался всеми оттенками золотого и синего, устраивали ловушки с помощью веток и листьев, и чтобы пройти сквозь них, я ежедневно являл чудеса изобретательности и умения. Новички заглядывались на их совершенную красоту и, как следствие, проваливались в вонючие ямы, любезно подготовленные милыми зверьками. О дальнейшем лучше не думать: более прожорливые твари науке неизвестны. Существовало еще несколько видов хищников, но о них как-нибудь после. В частности (нет, не могу молчать!), одна улитка чего стоит! Дорогого стоит! Прозванная бронзовой, она обитала преимущественно на склонах и добычей выбирала лучших из лучших. Но, сказано, — как-нибудь после.
Люк каждый раз недоуменно провожал меня взглядом, но ни разу не сделал замечания. Игра с опасностью держала меня в форме, не позволяя расслабляться и предаваться скорби и тоске.
Благодаря занятиям, я лучше чувствовал в себе Силу и учился справляться со стрессами и опасностями самостоятельно. Любое открытие, любая победа, пусть даже и самая маленькая, приближала меня к Ордену, постепенно я превращался в джедая. Словно путешествие от прошлой жизни к новому пониманию бытия. И вот с этим чувством Кейран Халкион не собирался расставаться, даже несмотря на козни Ганториса.
По плану, мы с Камом должны были обучать остальных некоторыми военным приемам. Мастер Скайуокер проверил нас и дал добро. Начали, как и полагается, с медленной отработки одних и тех же приемов, постепенно увеличивая скорость, пока не выработали автоматизм движений. Теперь реакция возникала автоматически. Люк тем временем учил нас черпать из источника Силы. Сочетание классических боевых искусств и энергии космоса приносило вполне ощутимые результаты. Также он учил чувствовать врагов с помощью Силы.
Во время прогулок я не раз думал об этом. Мне казалось, что мы совершаем ошибку, которая в свою очередь может привести к большой беде. Вот, скажем, Тионне, грациозная женщина с серебряными волосами, которая прежде раздражала своим педантизмом и ученостью. Однако теперь, благодаря желанию стать джедаем, из нее получился превосходный товарищ и отличный студент. И вот во время одного из упражнений, я вошел в ее сознание и случайно вторгся в запретную зону, почувствовав откровенный женский интерес к моей персоне. Она возмущенно выбросила меня, но неловкость наложила определенный отпечаток на наши отношения. Сможем ли мы воспрепятствовать тому, что наши мысли будут считывать другие? Вопрос не давал мне покоя.
Времени на размышления и рефлексии нет. Когда Кам начал упражнения с лазерным мечом, то мне как никогда было необходимо почувствовать своего оппонента. Знание психологии — еще ничто, знание внутреннего мира — уже многое. При этом важно уметь закрыть себя. Мои способности развивались, но я не доверял им, за что чуть было и не поплатился. Когда мы кружились, исполняя очередной танец с мечами, мое сознание было закрыто процентов на девяносто, остальные десять я опрометчиво подставил оппоненту. Чем и воспользовался Ганторис.
На первый взгляд, в инструкциях Люка не было ничего провального, потому что он учил, нас трем кольцам защиты. Самое дальнее кольцо включало в себя четыре позиции: справа-наверх, слева-наверх, снизу-вправо, снизу-влево. Стиль позволял, во-первых, держать оборону и не подставлять уязвимые части тела, а во-вторых, вести пусть незаметную, но все же атаку. Среднее кольцо также включало в себя четыре позиции — высокую, низкую, левую и правую. Среднее кольцо было направлено по диагонали, причем верхняя и нижняя позиции были параллельны земле, а правая и левая перпендикулярны. Среднее кольцо отражало удары раньше, чем они могли достичь тела. Люк также предупредил, что среднее кольцо превосходно отражает заряды бластера. Внутреннее кольцо использовалось для быстрой схватки — дистанция была короткой, однако удары, наносимые в этой позиции, были смертельными, меч легко вспарывал живот врага. Внутреннее кольцо считалось последним уровнем защиты, опасность, защищающая жизнь, опасность, которая атакует.
В тот день мы тренировались с Ганторисом. Обыкновенный тренировочный поединок. Некоторое преимущество ему давал рост — Ганторис немного выше меня. Мои козыри — стремительность и опыт, приобретенный в рядах КорБеза. К схваткам явно не привыкать. Мы рассматривали друг друга, сознательно оттягивая начало поединка, как вдруг я понял, что Ганторис намерен сражаться со мною всерьез. Открытие не то чтобы удивило, но неприятно царапнуло. Причины столь неприкрытой неприязни понять трудно. Повернувшись направо, мы синхронно салютовали мастеру Скайуокеру, затем так же слаженно отрапортовали влево — в сторону Кама. Кам поднял руку, махнул ею и крикнул:
— Начинайте!
При сигнале к атаке, я отступил на шаг.
На лице Ганториса мгновенно появилось хищное довольное выражение, словно он уже предвкушал триумф победы. Инстинктивное движение противника доставило ему ни с чем не сравнимое удовольствие. Он послал мне холодную улыбку и ринулся в ложную атаку.
Я снисходительно ее принял, поскольку уже просчитал его дальнейшие действия. Впрочем, просчитал, сказано довольно громко. Просто в голове возникла информация, и я использовал ее, не задумываясь, истинная она или нет. Сила питала меня, оставалось только воспользоваться ею.
Лезвие пошло вправо-вверх — я подался влево. Легкость, с которой мне удавалось отражать удары, почти удивляла меня самого. Я ломал линию защиты, разрушал левый фланг, меч неоднократно мог вспороть живот противника, но задачи такой не стояло.
Все более и более распаляясь, мы продолжали страшный и красивый танец опасности и смерти.
Ганторис подготовился к новой атаке. Разящее лезвие сверкающей спиралью спикировало на меня.
Пытаясь отразить удар, я подался вперед, но не учел обманного движения противника. Обжигающая боль вспорола ногу. Первая реакция — попытка вспомнить методики джедаев, блокирующие боль и останавливающие кровь. Увы, то ли я еще недостаточно их изучил, то ли на медицинские эксперименты не хватило времени.
Почувствовал слабину, Ганторис испустил крик радости и ринулся на меня.
Мои щеки покрыл предательский румянец. Мне поручили инструктировать новичков, обучать военным хитростям — и вдруг, на глазах учеников, их горе-учителя положили на обе лопатки. Имидж рассыпался по мере того, как на лицах зрителей читались насмешки, шок и сожаление. В их восприятии Кейран Халкион представлялся жалкой жертвой, но уж никак не героем-джедаем.
И вдруг я осознал — кое-кто пытается мною руководить. Что ж, посмотрим кто кого!
Блокировав сознание, я сгруппировался и картинно рухнул на землю.
Ганторис попался на удочку, подошел слишком быстро и тут же заработал мощный удар, сбивший его с ног.
Полученных секунд хватило на то, чтобы собраться и нейтрализовать боль. Когда Ганторис вскочил, я снова был полностью мобилизован. Все опять встало на свои места. Больше всего меня поразило то, что одновременно я мог прочесть мысли окружающих, и получив коллективный образ, почерпнуть из него необходимую энергию. Сила освободила меня, придав движениям легкость и ловкость: я парил, отражая удар за ударом.
Наконец, Ганторис отскочил, показывая, что прерывает поединок:
— Продолжим после.
Салютовав грозным оружием, я ответил:
— Когда пожелаешь.
Ганторис презрительно усмехнулся и обратился к мастеру Скайуокеру:
— Предупредите, чтобы он получше защищался, учитель.
Что скрывалось за непроницаемым лицом Люка, непонятно. Помолчав, он нехотя ответил:
— Думаю, предупреждение излишне. Кейран превосходно владеет мечом.
— Считаю ниже своего достоинства сражаться со слабым соперником.
— Тогда проиграешь. Победа только тогда становится победой, когда в ней нет хвастовства. Это урок для тебя, Ганторис, запомни.
— Да, сэр.
— Что касается тебя Кейран, ты защищаешься, только когда сам этого хочешь.
Мы обменялись холодными рукопожатиями с Ганторисом, но мне никак не удавалось отойти от шока. Похоже, я впервые так явно и настолько проникновенно постиг возможности Силы. Сила сканировала Ганториса, раскладывая его мысли и движения на составные, — я же просто следовал ей, считывая будущие картинки. Почему же произошел сбой? Потому что в какой-то момент я перестал ей доверять и перестал доверять себе, включился разум, говорящий, так не может быть потому, что не может быть. И вот результат: неглубокая рана на ноге и чуть было не подорванная репутация.
Понаблюдав за нами, Люк принял решение о продолжении поединка.
Последующие десять минут мы вяло кружили, изредка делая выпады. Мне никак не удавалось почувствовать Ганториса. И вдруг вновь родилось ощущение легкости. Будто удалось проникнуть в чужую оболочку и из нее подсказывать себе же, что делать дальше. На сей раз эти ощущения нисколько не испугали, напротив, обрадовали.
По окончании схватки Люк сказал нам обоим:
— Сегодня особый день. Вы оба получили бесценные уроки. Спустя время вы в совершенстве научитесь владеть Силой и защищать себя и других с ее помощью. Вчера вы еще были младенцами, сегодня вы стали совершеннолетними. Примите поздравления.
Мы промолчали.

Глава 10

Совершеннолетие — еще не зрелость. Поэтому мы яростно вновь и вновь ставили эксперименты, изучая Силу. И мне приходилось признавать: если в детстве кое-кто и считал меня вундеркиндом, то сейчас лавры гения предназначались более уверенным и талантливым парням. Проникновение в сознание и чувства других шло медленно и мучительно. Этические соображения, желание бросить занятия и вернуться к привычным делам — список причин долгий и неинтересный. Правильно мастер говорил, тяжело в ученье.
Порой во время медитации кто-то входил в мою комнату. Естественно благодаря профессиональному инстинкту, я это моментально замечал и менял позу лотоса на более соответствующую моменту. В такие минуты Люк очень сердился, обзывая меня самым нерадивым учеником. Способность быть все время начеку, бесспорно, ценилась в КорБезе, но не здесь. В общем, подводя итоги, — процесс явно затягивался.
Нет, все же нельзя сказать, что курс молодого джедая меня разочаровал. Ежедневно Кейран Халкион открывал в себе нечто новое, неприсущее Коррану Хорну. Это не пугало, а скорее забавляло и удивляло. Талантами мои первое и второе "я" пока еще не оскудели, так что надежда в душе готовилась к новому броску.
Тем временем мастер Скайуокер приступил к серии довольно необычных упражнений, которым его когда-то научили Оби-Ван Кеноби и Йода. Со стороны такие тренировки можно было принять за детскую игру. Для них подбирались забавные и примитивные предметы. Когда мы играли, это выглядело глупо, но Тионне и Кирана Ти, зеленоглазая ведьма из Датомира, и даже воинственный и суровый Стриен из Беспина, да и все остальные скрашивали неловкость юмором и пониманием. Мне становилось легче. Не люблю оказываться в дураках.
Скайуокер стоял перед нами, мы же сидели вокруг него на траве.
— Итак, сегодня тест в двух частях, который закрепит знания, полученные ранее. Неделю назад я показывал вам простейшие методики, как снимать боль. Их необходимость, думается, не нужно объяснять. То же самое относится и к умению блокировать чужое вмешательство. Зачем нам это нужно? Бракисс?
Высокомерный блондин лениво жевал травинку:
— Ну если сосед храпит, можно отключить слух и спокойно выспаться.
Мастер улыбнулся:
— Хорошая идея. В моей жизни бывали такие ситуации. Другие варианты есть?
Кирана Ти, будто примерная школярка, подняла холеную ручку:
— Поскольку мы полагаемся в основном на органы чувств, нас можно ослепить иллюзией. Можно отключить зрение и увидеть, что же происходит на самом деле.
Ганторис хмыкнул:
— Или ослепнуть.
Кам не согласился:
— Вы считаете недостатком свою способность чувствовать вещи и людей посредством Силы. Без зрительной путаницы чувство будет чище.
Люк удовлетворенно кивнул:
— Интересные точки зрения. Секрет заключается в контроле восприятия. Первое, что вы должны сделать, — скорректировать дату. Устранить различия и постараться получить всю информацию. Мы будем работать в этом направлении. Второе, что нужно, но, правда, позднее, — определить истинность или фальшь того, что вы воспринимаете.
— Мастер, но ведь порой они так похожи.
Люк внимательно посмотрел на меня:
— Не забывай, Кейран, что в зависимости от того, кто считывает информацию, она может обернуться либо правдой, либо ложью. Когда-то Оби-Ван Кеноби сказал мне: «Много истин, за которые мы так цепляемся, зависят лишь от точки зрения на них», — Люк щелкнул пальцами. — Кейран, не угодно ли эксперимент?
— Почему бы и нет!
— Отлично, — он прищурился. — Дарт Вейдер известен вам всем. Все привыкли считать его самым смертоносным и отвратительным существом из всех, когда-либо живущих. Он стал символом императорского гнева. Он олицетворял зло для всех вас.
Голос Скайуокера понизился до хриплого шепота. Пришлось напрягать слух, чтобы разобрать каждое слово.
— Но говорю вам, он был хорошим.
Я даже рот разинул.
— Вот уж действительно точка зрения!
Скайуокер кивнул:
— Прошу вас, услышьте меня… Под доспехами все еще жил человек, которым когда-то был Вейдер. Скрывался за наслоениями лжи и зла, но все-таки жил. И в последние мгновения жизни Вейдера он сумел победить. Он отказался от зла, которое стало его жизнью. Он отверг своего учителя, Императора, и убил его.
Бракисс недоверчиво покачал светлой головой:
— А я слышал, что его убили вы…
— Нет. Я лишь сумел достучаться до сердца Повелителя Тьмы. Я был лишь инструментом.
Мне вспомнились слова Люка о том, что его вернули к свету любовь сестры и друзей.
— Должно быть вам было, что ему предложить.
— Да. Любовь — самое сильное оружие в противостоянии с темной стороной. Любовь моей сестры спасла меня. — Люк колебался мгновение. — Любовь сына — вот что спасло Вейдера.
Значение этих слов я понял не сразу — видимо, общения с Люком оказалось недостаточно, так же как и самих занятий. После небольшого напряжения мне удалось уловить те печаль, страх и горькую нежность, что испытывал Люк по отношению к Дарту Вейдеру. К своему отцу. Душу захлестнула волна симпатии к Люку. Я как никто другой понимал его чувства, во мне жило уважение к памяти и делам Хорна-старшего. Люк не мог похвастаться тем же. Мне повезло больше — меня растили в любви. Как и всякий ребенок, я подражал родителю, а тот, в свою очередь, снисходительно улыбаясь, учил сына уму-разуму. И хорошо усвоенные в детстве уроки сейчас помогали выживать и совершенствоваться.
У меня появилось немало вопросов, которые хотелось бы задать Люку о Вейдере: когда и где Люк узнал, что это страшное существо является его отцом. Мне хотелось вернуться в прошлое и прожить с ним, с Люком, каждый день, испытывая ужас и надежду… и великую победу, торжество света. Он и обрел отца и потерял — одновременно. В моем случае все иначе — после гибели Хэла Хорна осталась память и любовь.
Люк смотрел мимо нас:
— Я рассказал вам об этом, чтобы помочь Кейрану выдержать эксперимент и убрать барьер между нами. Вы должны знать, что не бывает окончательных решений. Если вы по каким-либо причинам решите примкнуть к темной стороне, то не забывайте, всегда есть шанс вернутся. Как у меня. Вы можете и возвращать оступившихся и рухнувших в бездну. И все же я желаю вам никогда не оказаться в тех рядах. Ну вот теперь вы знаете мой последний секрет. Я доверил его вам. Может быть, когда-нибудь вы придете ко мне и доверите свои тайны. Обязательно вам помогу. Ну, а теперь довольно неожиданных откровений! Вернемся к нашим упражнениям. Вы выберете себе партнера и обнажите сознание. Закройте глаза и постарайтесь применить знания — отключитесь от внешних раздражителей. Каждый из вас должен взять в руку маленький камешек и вложить между большим пальцем и указательным. Объедините свое сознание с партнером, используя Силу. Сжимайте камешек так сильно, как сможете. Он будет проводником. Реагируйте только на прикосновение камня, а не на посторонние ощущения.
Мы с Тионне сели друг против друга. Взявшись за руки и укрепив меж пальцами камешки, сконцентрировались на глубоком дыхании.
Неловко улыбнувшись, я закрыл глаза и отключил осязательную способность левой руки, затем постарался ощутить присутствие Тионне. Сказать, что я чего-то лишился, значит, сказать очень мало. Хотелось, чтобы сознание быстрее достигло по невидимым нитям Тионне, но только сейчас я понял, как тяжело и больно проникать туда, где все закрыто. И я постарался действовать медленно, пробираясь на ощупь, сохраняя концентрацию. Сперва я пустил свои чувства широкой волной, но затем сообразил, что гораздо лучше, если они потекут узким, но сильным ручейком. Прежде всего, необходимо было ощутить руки Тионне, а не все тело или просто ее присутствие. Узкая задача как ни странно предоставила гораздо больше возможностей для восприятия, произошел энергетический взрыв, открывший извилистые линии мыслей. Теперь я ощущал, как через камешек идет теплый поток энергии, становясь все шире и шире, питая мою руку, кожу, тело и соединяясь с потоком Тионне.
Блаженная улыбка скользнула по моему лицу. Не видя лица Тионне, я ощутил ее улыбку.
Камни стали горячими, сжавшись до минимальных размеров, мы парили в космосе. Контакт затронул и правую руку, с кончиков пальцев энергия потекла дальше. Теперь пальцами я мог ощущать весь мир, не дотрагиваясь до него. Камень был окружен сверкающей пленкой, словно находился в капсуле.
Я решил изменить цвет — соприкоснувшись с желаниями Тионне, превратил камень в зеленый. Потом он сжался, становясь все меньше, и неожиданно стал желтым. Потом вспыхнул пульсирующе-красным.
На секунду мы полностью растворились друг в друге — я узнал все о Тионне, а она обо мне.
Свет ослепил и медленно стал гаснуть.
… По окончании упражнения мы открыли глаза и счастливо засмеялись. Триумфальные крики испугали луну, и она стыдливо спряталась в тени деревьев. Наша радость походила на восторг детей, впервые открывших для себя, насколько прекрасен мир.
Тионне смущенно отвернулась и даже в шутку сделала комичный реверанс.
Мы, словно любовники, пытались сделать вид, что ничего особенного не произошло. Но я знал, что уже никогда не забуду, насколько опасной и непредсказуемой может быть эта женщина. Да, безусловно, она очень красива и грациозна, но красота не меняла ее сути. Напротив, Тионне обманывала иллюзией, что мила и дружелюбна со всеми.
Если бы раньше меня спросили, кто является сердцем нашей группы, без колебаний указал бы на нее. Всерьез увлечься ею — нет. Принадлежу к типу мужчин, которые полюбив однажды, любят до самой смерти. Кроме Миракс, я никого не вижу.
Беспокоило другое — симпатия самой Тионне, которую она испытывала ко мне. А я со времен смерти отца не подпускал к себе никого. Исключением стала лишь Миракс. Давний принцип — как можно меньше привязываться к людям. Рискуя каждый день жизнью и глядя в глаза смерти, не захочешь причинять боль своим близким. Поэтому мы делили людей на чужих и своих. Чужие — не принадлежат к твоей семье или команде, они не будут беспокоиться о тебе.
И находясь в Разбойном эскадроне, я пал жертвой отдаления. Гибель друзей причиняла невыносимые страдания. Я толком не соображал, что делаю, пока однажды Ведж не открыл мне глаза. С кривой ухмылкой он сказал, что сам поступал точно так же, берегся от боли, но было только хуже. И добавил, что обнаружил — дружба поможет ему не потерять никого.
Вот и чувства Тионны, какими бы они ни были, представляли опасность для меня. Она вторглась в мою душу, умудрившись проникнуть во многие запрещенные зоны. Я становился уязвимым, а я всю жизнь боялся, что кто-то узнает мои слабости. Я знал, что если хочу стать джедаем, мне придется сразиться со страхами, но пока еще не был готов.
Люк похлопал меня по плечу, возвращая к действительности:
— А сейчас вы попробуете управлять Силой, заставьте ее двигаться. Это большая ступенька к совершенству. Если же удастся выбить камешек из руки партнера — просто замечательно.
Я почувствовал руку Тионне в своей.
— Кейран, это просто фантастика! Я многое слышала о возможностях джедаев, но чтобы ощущать такое… Не верю своему счастью.
— Да, ты права, это фантастика.
Мы закрыли глаза, я коснулся камня в ее руке и сразу же перестал его чувствовать. Попытался еще раз. Ничего. Только слабое умирающее эхо.
— Ты дотронулся до него пальцем.
— Понял. Извини.
Я сделал глубокий вдох и медленный выдох. Собрал мысли и реконструировал экран восприятия. Я ощущал, как струится Сила. Но между нами возникла какая-то мертвая зона. Камень. Это должен быть камень. Я попытался достать его. Ничего.
Тионне попыталась помочь, но ей удалось лишь вырвать мой камень, и ничего более. Я далее не ощутил его движения.
Еще одна попытка.
Ничего…
Еще одна.
Все тот же результат.
Пришлось открыть глаза и вопросительно уставится на Люка:
— Думаю, у меня ничего не получается.
— А ты не думай, ты чувствуй. И получится.
— Похоже, мне не удастся даже сдунуть пыль с этого камня.
— Твоя проблема в том, что ты опять не веришь. Посмотри.
Потрясающая картина! Слушатели, не открывая глаза, жонглировали мерцающими камешками — те подпрыгивали, спиралями падали почти до самой земли, а потом поднимались вверх. И только один голыш серым унылым пятнышком покоился на ладони.
— Поверь, и Сила войдет в тебя вновь.
— Я-то верю, но почему-то ничего не происходит.
Ганторис неожиданно открыл хитрые глаза:
— Ты веришь в собственную неудачу, Кейран. Тупиковый путь. Заколдованный круг.
Люк что-то шепнул, и камешки, которыми жонглировал Ганторис, взмыли в небо. Там, в оранжевых бликах они создали причудливый узор, потом, повинуясь пожеланию Люка, опустились чуть ниже, застыв разноцветной лентой.
— Есть только один заколдованный круг, Ганторис, — это жизнь. А жизнь — то, что питает Силу. Результат бывает разным, прогресс тоже. Успех и неудача — две стороны обучения. И тебе тоже от них не скрыться.
— Ну уж нет. Я никогда не потерплю поражения!
Восклицание Ганториса резануло слух. Я раньше слышал это выражение, только слова были иными: «Ты никогда не возьмешь меня живым, корбез!» Слова иные, но суть… И вот теперь в академии мне и в голову не могло прийти, что слова Ганториса не что иное, как предвестие очередной трагедии.

Глава 11

В тот вечер, после ужина, к которому я едва притронулся, меня не оставляли мысли о словах Люка. Соображение о том, что я почувствовал в себе Силу раньше, чем в нее поверил, причиняло беспокойство.
После Люк добавил, что со временем мы научимся использовать Силу, не прибегая к таким мощным энергетическим затратам. Каждое существо в той или иной форме использует космическую энергию, все зависит от возможностей и потребностей. Поверить — значит оставить сомнения. Неудача во время упражнения свидетельствовала о том, что какая-то часть меня все же противилась выбранному пути, я сам себе закрывал путь к Силе. Так, будто для того, чтобы овладеть Силой, мне требовалось принести себя в жертву, а я не хотел этого делать.
Меряя комнату нервными шагами, я вновь подошел к надписи. Мое здешнее жилище словно пропахло жертвоприношениями. Имена на стене не оставляли мне выбора. Поркинс и Биггс погибли, отдав все, что у них было и могло еще быть. Ведж принес свою личную жизнь в жертву Альянсу; с его желаниями и мечтами никто не считался, никто не назвал бы его существование нормальной человеческой жизнью. А если включить в эту группу Скайуокера… Отец оставил ему в наследство задание восстановить Орден хранителей мира, который он разрушил собственными руками.
Внезапно стены моей комнаты подернулись дымкой, и я увидел трех парней, поклявшихся победить или умереть. Они знали о собственном будущем примерно столько же, сколько я знал о своем. Они жили той же жизнью, которой жил я. Они сделали выбор. Очередь была за мной. А ведь мне было легче, мне требовалось отказаться всего лишь от представлений и привычек, а не от плоти, крови и собственной жизни.
Пора прекратить думать и начинать чувствовать. Трудно сделать первый шаг, потом уже легче. Возможно, Йелла права, возможно, солнце над Корускантом станет новой звездой, когда я вернусь.
Видение погасло, и комната погрузилась в полумрак.
Скрипнула дверь, ноги повлекли меня к турбо-лифту. Пока он плавно поднимался, в прозрачных стеклах мелькала луна, задремавшая в газовой колыбели. Холодная изморозь оседала на окнах в преддверии настоящей холодной ночи. Когда двери разошлись, в образовавшуюся щель хлынул ледяной промозглый воздух. Он обвился вокруг, остудил пылающие щеки.
Конечно, страх перемен — чувство глупое. Впрочем, что-то не припомню эмоций, которые порождались бы интеллектом.
По стене полз жук — насекомое, цель жизни которого заключалась в пересечении границы. По одну сторону подстерегала смерть, по другую — притаилась жизнь. Он не мучился сомнениями, а просто полз.
Кейран Халкион — похожее существо, только обладает большими способностями. Но проявить их можно, только сумев пересечь грань, шагнув на новую ступень развития. Однако вот парадокс — блестящие возможности означают удвоенную ответственность. Не от нее ли так хотелось бежать? Если не уверен в себе, то как ты будешь отвечать за других?
На верхнем уровне Храма было пустынно. Только углу сидела серая фигура. Усмехнувшись, я попытался прощупать ее сознание, но опять потерпел неудачу. Сегодня явно не мой день.
Человек медленно повернул голову, узнал меня и вновь уставился на чернеющий внизу лес.
Пристроившись рядом, я, извиняясь, произнес:
— Вот уже не думал застать здесь кого-нибудь, Стриен.
Тот, чей возраст давно преодолел отметку молодости, откликнулся:
— Мне нравится одиночество. Компания внизу не то чтобы раздражает, но мешает думать.
— Намек? Мне уйти?
— Нет. Ты — исключение. С тобой интересно.
Паутина мыслей покрыла пергаментную кожу, подчеркнув мешки под глазами и скорбные складки около губ.
— Твое присутствие, Кейран, не причиняет боли. Редкое качество в наши дни.
— Спасибо на добром слове.
— Без обид, Кейран. Не умею себя вести в приличном обществе, постоянно срываюсь и хамлю. Ты любишь общаться? Я — нет. Долгие годы моей единственной компанией в Беспине были раввксы — черные мусорщики с огромными перепончатыми крыльями. У них весьма своеобразная психология, если это можно назвать психологией. Они прилетали, только если их звали, и оставались ровно столько, сколько было мне нужно.
— Лучшая черта друга — не быть назойливым.
— Наверное… Постоянно слышать чужие голоса в своей голове, чувствовать желания и эмоции окружающих, которые пользуются этим. Мне приходилось гнать всех прочь. Потом Люк Скайуокер научил блокировать сознание и вернул в мою жизнь тайну, волшебство.
— Тайну?
— Ну да, как и в твоем случае.
— В моем?
— Ты долгое время был закрыт, но сейчас все замки рассыпались. Боль, которую тебе причиняют ежедневные открытия, сравнима разве только с раной, нанесенной лазерным мечом. Не так ли? Но! Вместе с нею ты становишься иным.
Мнения о Стриене давно уже разделились. Одни называли его старым дураком, не способным ни на какой поступок, другие — мизантропом, третьи — великим. Узнав Стриена поближе, я был готов присоединиться к третьей группе. Стриен обладал уникальными способностями к восприятию.
— По поводу меча — что ты имеешь в виду?
Широкая улыбка:
— Ты не любишь Ганториса.
— Чтобы понять это, не нужно быть джедаем.
— Конечно. Но и он тебя не любит. Помнишь сегодняшнее упражнение?
— Когда Ганторис зашвырнул камешки?
— Да. И тебе не стоит расстраиваться по этому поводу. Когда они вместе с Люком прибыли в Беспин и стали уговаривать меня, то Ганторис продемонстрировал нечто похожее. Он давно научился подобным штучкам.
Забавно! Значит, Ганторис не новичок. Он давно уже знает, как общаться посредством Силы и как ее использовать. И Люк не остановил его хвастливые упражнения. Конечно, на то могут быть тысячи причин, но, ситх побери, так нечестно! По крайней мере, можно было остановить Ганториса!
Не знаю, какую цель преследовал мастер, но в душе остался неприятный осадок. Однако! Даже эта полезная информация не сделала меня ближе к Силе.
— Можно вопрос, Стриен?
— Пожалуйста. Но и я задам тебе тоже.
— Стриен, как именно ты ощущаешь в себе Силу?
— Хороший вопрос. Если мыслить образами, то Сила — эти, скажем, десять камней, которые с трудом умещаются в хрупкой коробке, рассчитанной всего лишь на пять. И при этом я чувствую легкую щекотку, словно пыль медленно оседает на солнце. Ощущение проходит сквозь всего меня, и я чувствую, что живу не зря. Не знаю, как объяснить… Легкий поцелуй на рассвете, когда одновременно баюкают сон и явь. И когда просыпаешься, становишься иным. Чуть лучше, чуть добрее, чуть справедливей.
— Хм…
— А для тебя? Что Сила значит для тебя?
Со стороны мы, вероятно, походили на двух малолеток, впервые познавших сами знаете что.
— Стриен, весь фокус в том, что не знаю. Я не чувствую ее. Вообще ничего не чувствую.
— Все впереди.
— Надеюсь.
— Кейран, а теперь позволь задать вопрос тебе.
— Угу.
— Не угукай, дело близится к ночи. Помнишь, мастер Скайуокер говорил нам о темной стороне и как зло разнообразно и безжалостно. А я упомянул мусорщиков и наше странное с ними общение. Так вот, среди них был один, который выглядел гораздо симпатичнее и дружелюбнее, чем остальные. Хотя, что значит «гораздо»! Все познается в сравнении. Мне показалось, что мусорщик не безнадежен, и я принялся его учить. Будешь смеяться, но очень хотелось посмотреть, как он танцует…
Смеяться не хотелось, поскольку одиночество и горечь, прозвучавшие в голосе Стриена, оказались непритворными.
— Продолжай.
— Я был уверен, что если захочу по-настоящему воздействовать на него, то он мне подчинится. Однако время шло, и ничего не получалось. Я становился агрессивным, испытывая к нему почти ненависть. А потом догадался использовать Силу, чтобы он станцевал для меня под музыку. Хоть один раз, но станцевал. А потом… Нет, я не ранил его, я кормил и хотел сделать как лучше. Кто же знал, что он не выдержит.
Снаружи свистел ветер, прибивая к прозрачной поверхности мокрые листья, похожие на мертвые лица.
— Вот я и не знаю, на чьей стороне тогда выступал. Было ли мое эгоистическое желание проявлением зла или же…
— Сложно сказать…
— А ты попробуй.
Дыхание, вырвавшееся из груди мутным облаком, поплыло к потолку, создавая причудливые очертания.
— Если следовать тому, чему нас учил мастер Скайуокер, то ты, Стриен, безусловно был на стороне тьмы. Но, по-моему, то, что ты сделал — ни хорошо, ни плохо. Просто страница твоей жизни, пусть не очень удачная. Забыть не забудешь, но прошлое не должно становиться препятствием для будущего.
В глазах Стриена отразились две серебряные, почерневшие от времени и дождя звезды:
— А сам ты, ты сможешь противостоять своему прошлому?
— ?!
— Поговаривают, Кейран Халкион происходит из старинной семьи джедаев. Поговаривают, он сражался на стороне Альянса. Поговаривают, он был счастлив.
— Что правда, то правда.
— Но сейчас у тебя не лучшие времена. Твоя прошлая жизнь не отпускает и мешает сделать шаг вперед. Иногда мне кажется, что ты боишься забыть что-то важное для себя…
— Есть вещи, есть чувства, есть дни и ночи, которые не забываются. Их помнят вопреки всему. Моя проблема в другом — я не знаю, хочу ли быть джедаем.
— Что ж, признание настолько абсурдно, что я верю в твою искренность. Потрясающе! — Стриен смеялся, наблюдая за моим растерянным лицом. — По прошествии столь долгого времени ты все еще сомневаешься?! Браво!
— Это глупо?
— Нет, Кейран. Это мудро. И я завидую тебе белой завистью.

* * *

Следующие несколько дней мы провели в постоянных упражнениях. И мне все еще никак не удавалось почувствовать Силу.
У остальных возникли проблемы с вариациями процесса, который я назвал — энерготолчок.
Впрочем, и у меня иногда не получалось жонглировать массивными предметами — отбрасывать, притягивать, подбрасывать. Когда на вас с бешеной скоростью летит массивный булыжник, так и хочется пригнуться.
Люк сперва ругался, потом в сотый раз читал лекцию о том, что «размеры значения не имеют».
Мы уже настолько сроднились, что порой пытались возражать — имеет, еще как имеет!
Преодолеть свои сомненья было гораздо труднее, чем медитировать на глазах у всех.
Еще одна неудача — вместо того чтобы пустить по воде в чашке мелкую рябь, я ее опрокинул.
Отфыркиваясь и стараясь не обращать внимания на смешки, пробурчал, что еще только учусь.
Другие рассказывали о потоках энергии, струящихся вокруг, и только я, словно бесчувственный чурбан, ежился от мороза, не понимая, в чем дело. И дело даже не в желании все бросить и идти разыскивать Миракс пешком, исследуя каждый утолок Галактики. Никак я не мог отделаться от ощущения, что пока тут прохлаждаюсь и играю камешками, она где-то мерзнет, бедняжка. Ну не желало мое внутреннее "я" раскрываться, и все тут!
И все же ситуация была не безнадежна. И последующие события доказали это.
Мы все уселись вокруг серого валуна, врытого в землю. Указав на него, Люк промолвил:
— Вы уже знаете, что размер не имеет значения. Да-да, действительно так. И следовательно, задание покажется вам простым. Валун — лишь верхушка огромного камня, покоящегося глубоко в земле. Мы не знаем, насколько он огромен и как глубоко сидит. Чтобы вытащить его вручную, потребуется сотня человек и несколько недель. С помощью Силы каждый из вас сможет в одиночку вытащить эту скалу. И переместить куда-нибудь, желательно в уединенное место… Кто попробует первым?
Естественно, первым подскочил Ганторис:
— Учитель, позволь мне.
Взметнулась и вторая рука. Моя…
— Учитель, позволь мне.
Ганторис зашелся в грубом хохоте:
— Видали! Да у нею же ничего не выйдет!
Люк раздраженно цыкнул на него. И — мне:
— Уверен в своих силах, Кейран? Готов?
— Я уверен в том, что должен сделать это. Концентрируясь на маленьких предметах, я тем самым блокирую свое "я", не желающее размениваться по мелочам. Мне кажется, что-то большое поможет сдвинуть мои проблемы с места, — скаламбурив, я внимательно осмотрел каждого. — Я должен сдвинуть этот валун, и, следовательно, сдвину. Кто-нибудь возражает?
Молчание.
Уже неплохо. Конечно, риск велик. Если и на сей раз последует неудача, то прийти в себя будет ох, как непросто. Более того, меня вот уже несколько недель не покидало ощущение слежки. Словно темные силы готовились поймать Кейрана Халкиона в ловушку, в тот самый момент, когда он окажется особо уязвимым. А сейчас моя душа была на редкость ранима. И все же, кто не рискует, тот не выигрывает. Надоело топтаться на месте.
Учитель не возражал:
— Если считаешь нужным, делай.
Закрыв глаза, я медленно опустился на землю. Глубокий вдох заставил работать легкие, выпуская на волю потаенные чувства. Мое я ощутило Тионне — справа, потом Стриена — слева. Потом сверкающие нити протянулись и к остальным. Теперь мы были единое целое. Через них протянулся первый круг энергии, пока еще слабый, нечеткий, но с каждым вдохом он креп и расширялся, захватывая все большее пространство.
Внутри что-то екнуло, и мое истинное я вырвалось навстречу Силе, ликуя от восторга и наслаждения. Круги энергии увеличивались, ощущение мира стало настолько пронзительно, что захотелось в нем навсегда раствориться, стать одной из теплых волн, ласкавших сейчас тело.
Я чувствовал свет, воздух, воду, деревья и кусты, я знал, где сейчас находится даже самое маленькое существо Йавина.
Циркуляция энергии перешла с духовного на физический уровень. Она проникала в ноздри, касалась, словно легкий поцелуй, губ и легко дула на ресницы. Так было лишь однажды, когда Миракс сказала, что любит меня. И сейчас мне далее показалось, что где-то вдали я слышу слабые мысли Миракс. Но мелькнув однажды, они исчезли. Зато я ощутил гордый смех отца и нежный запах материнских духов, обрывки разговоров друзей и бормотание Свистуна, убирающего наш дом. Все это сплелось в один пульсирующий клубок внутри меня.
Теперь я представлял мощный сгусток Силы. Сгусток выбросил тонкий сильный луч и коснулся камня. Поверхность чуть нагрета, шершавая на ощупь. Я вдруг увидел, как сотни лет назад его — осколок астероида — выбросило сюда и вогнало наполовину в землю.
Луч осторожно шел по диаметру. Там, где он соприкасался с коричневой поверхностью, осыпалась мелкая крошка.
Итак, глыбу нужно вытащить, поднять вверх и забросить так, чтобы результат эксперимента был более чем очевидным.
Чтобы немного облегчить себе задачу, я вообразил, что имею дело с гнилым зубом великана.
После первой энергетической волны зуб зашатался. Медленно, очень медленно я начал его раскачивать. Миллиметр здесь, миллиметр там… Они, миллиметры, в свою очередь, превращались в сантиметры. Четыре. Шесть. Двадцать…
Земля начала проседать, образовывая маленькую, но яму. Каскад мелких камешков стал сильнее.
Наконец, резец покачнулся, но мне этого было мало. Сила, пульсирующая внутри, обещала успех.
Камень крякнул, словно седовласый старец, и стал медленно выползать из своего векового дупла.
Рядом со мной кто-то изумленно ахнул, но я пока не открывал глаз, сосредоточившись на восприятии. Сомневаться не приходилось, поскольку сейчас мне было подвластно все. Или почти все.
Земля прогнулась, и огромный валун взмыл вверх, словно легкое перышко.
Мое тело сотрясла конвульсивная волна. Только тогда я открыл глаза и прямо перед собой увидел улыбающегося Люка Скайуокера.
Остальные, оцепенев от шока, запрокинули головы. Над нами, словно танцуя, кружился гигантский камень.
Рот Тионне округлился в восхищенном «О!».
Стриен автоматически выдирал из поредевшей бороды клочки волос.
Кам раскачивался из стороны в сторону, не в силах выйти из транса.
Остальные выглядели не лучше, но и не хуже. Разве что за исключением Ганториса. У того был на редкость глупый вид.
Ну, хватит. Пора заканчивать!
Невидимый луч мастерски рассек валун на четыре равные части. Они закружились и, отлетев на безопасное расстояние, мягко упали на землю в виде креста. Одна сторона смотрела на запад, другая — на восток, третья — на север, четвертая — на юг.
Мной овладело смешанное чувство усталости и победы.
Все молчали, только в насмешливых глазах Люка я уловил одобрение и гордость.
Первый нарушил идиллию Ганторис:
— Что это было?
— То, что сделал Кейран, было слияние с Силой. Он нашел свой собственный ключ. Ключ, который приведет Кейрана к таинству.

Глава 12

На следующее утро мастер Скайуокер ждал меня неподалеку от Храма. Увидев его, я остановился, пытаясь нормализовать дыхание, что после очередного экстремального общения с голубыми жуками не сразу удалось.
— Вот упрямец! Кейран, ты же можешь восстановиться при помощи специальной методики.
— Знаю, мастер. Но сознательно отказываюсь. Пока что. Пускай организм сам решает, что ему нужно, а то избалую, неровен час. Да и смешно задействовать Силу, чтобы залечить простую царапину или унять боль в легких.
— Старого вояку видно издалека.
— Не такой уж и старый, сэр!
— Да ладно тебе… обижаться.
Люк распахнул плащ, и у него на шее обнаружился кристалл молочного цвета, сверкнувший на солнце, словно приглашая заглянуть в него.
— Помнишь, что это такое?
— Холокрон джедаев. Он содержит истории, судьбы джедаев и прочую информацию, касающуюся ордена. Информацию, которая собиралась в течение многих лет. Тионне использовала его, чтобы изучить историю джедаев. Она говорила, что у врат знаний стоит хранитель по имени Бодо Баас.
— Совершенно верно!
Люк пропустил молочный куб сквозь пальцы.
Кристалл мягко засветился белым цветом, похожим на утренний туман, и вдруг в нем возникли смутные очертания насекомообразного существа. Зеленый призрак, умеющий мыслить и, как следствие, существующий внутри камня.
Призрак церемонно поклонился Люку:
— Приветствую вас, мастер! — И уже иным тоном обратился ко мне: — Я — Бодо Баас, хранитель Холокрона. У вас есть ко мне вопросы?
Люк задумчиво разглядывал мерцающую голограмму:
— Образ Бодо — результат кропотливых исследований. Модель выполняет сразу несколько функций. Бодо хранит, анализирует, запоминает информацию. Очень полезная локальная программа, убедишься сам. Максимум данных в удобном изложении. Я специально принес холокрон, пытаясь понять природу того, что произошло с тобой. Бодо поможет тебе.
— Неужели?
— Опять не веришь? Почему-то по прошествии времени самые простые вещи вызывают наибольшее сопротивление. Хранитель, объясни, пожалуйста, для Кейрана Халкиона понятие «измененного сознания».
Хранитель обернулся ко мне и зачастил тоненьким скрипучим голоском:
— Навыки джедаев подразделяются на три уровня. Внутренний контроль — возможность узнавать и чувствовать Силу внутри себя и использовать для своих нужд. Внешнее чувство — вторая ступень, благодаря которой джедай черпает Силу из внешних источников. Сила становится связующим звеном между Вселенной и рыцарем. Третий и самый сложный уровень позволяет джедаю модифицировать Силу и перераспределять ее. Используя все три уровня, джедай может воздействовать на Вселенную, в зависимости от собственных целей. Сила, которую называют «измененным сознанием», как раз и объединяет в себе все три уровня. Джедай может внушать все, что он захочет, может вторгаться в чужие души. Это самая мощная сила, обладающая подчас разрушительным эффектом. Порабощение чужой воли трудно назвать благородным действием, а если такой методикой владеет человек, находящийся на темной стороне, последствия трудно предсказать.
— Очень интересно. А ты что думаешь, Люк?
— Когда штурмовики искали двух дроидов на Татуине, Оби-Ван именно так убеждал солдат, что они ошиблись адресом. И что это не те дроиды, которых они ищут. И-таки убедил.
— Аналогичная история случилась со мной на «Лусанкии». Меня тогда разыскивали, и я сделал все, чтобы меня не заметили. Удивительно, однако, получилось.
Глаза Люка изумленно распахнулись:
— Ты хочешь сказать, что тебе удался этот фокус даже без особых навыков?
— А что такого? Это плохо?
— Напротив. Твое признание многое объясняет. Насколько хранитель смог определить, ты обладаешь очень мощными и весьма редкими способностями. По-моему, у тебя врожденный талант. И теперь семена таланта упали в благодатную почву.
— Почва — я?
— Ты-ты.
— Вот уж не думал. Я ведь даже не знаю, как получается. Просто получается, и все тут. Не уверен, что смогу воздействовать на чужое сознание. Хотя на «Лусанкии» последствия для штурмовиков оказались кошмарными. Б-р-р!
— Кейран, наличие таланта — еще не гарантия постоянного успеха. Мне как-то пришлось общаться с Джаббой Хаттом, я хотел выручить друзей. Попробовал повлиять на него, но ничего не получилось. Может, у хаттов мозги не так устроены, а может, у них просто сильная воля, но на них этот фокус не действует.
— Что же, мне теперь всю жизнь твердить, что нельзя поддаваться темной стороне?
— Запомни, Кейран, что сейчас ты самая лакомая добыча для Тьмы. Тьма очень любит тех, кто хочет добиться всего сразу и побыстрее. Ты же принадлежишь к типу наиболее нетерпеливых. Будь осторожен. В ближайшее время ты сменишь партнера, и я постараюсь определить предел твоих возможностей.
— А в этот предел входит убеждение Ганториса и остальных в том, что наш всезнайка — по сути, пустышка?
— Тьфу! Ты все о том же! — Люк не сдержал улыбки. — Право, детские шалости! Что бы ни случилось, ты все равно останешься пилотом и воином. Пожалуйста, оставь Ганториса в покое. Возможно, вам придется вместе работать. А твоя откровенная антипатия…
— Мастер, мне он действительно не нравится. Ну не нравится! Он напоминает мне одного пилота из Разбойного эскадрона. Мы с Брором Джасом не поладили с первой же секунды, но потом… хорошими друзьями мы так и не стали, но научились понимать друг друга.
Скайуокер укоризненно посмотрел мне в глаза:
— Ганторису пришлось многое испытать. Он умудрился так сплотить народ на Эол Шатак, что они сумели выжить в ужасных условиях. Несмотря на суровый и часто жестокий вид, он не так уж плох. Да, тщеславен, да, честолюбив. Но он никогда не ударит тебя. По крайней мере, физически.
— Вот! А то я уж было пустил скупую мужскую слезу. Но за разъяснение спасибо.
— Возможно, ты поможешь ему.
Меня аж замутило, но я вежливо осклабился:
— Постараюсь.
— Ты должен.
— Если он мне поможет. Если он будет мешать, то все усилия пойдут прахом.
— Договорились! А теперь — к трапезе, к трапезе. Нынче трудный день, трудный для всех. Приступаем к заключительной части курса джедая.

* * *

Последующие дни оказались не хуже. Открытие следовало за открытием. Первое общение с Силой послужило катализатором. Кейран Халкион дорвался до запретного плода, и он оказался сладок. Ох, как сладок.
Было здорово находить в себе новые возможности и с восторгом экспериментировать. Друзья только посмеивались, когда я устраивал невинные розыгрыши. Узнав, например, что Тионне мечтает перекрасить волосы, я удумал недурственную идею…
Посадив красавицу перед зеркалом, начал внушать ей необходимую информацию.
Сменив несколько вариантов, мы остановились на светло-каштановом. Но Тионне так и не решилась сменить имидж. Увы, немного не рассчитал свои возможности. Я переключился на цветы — букеты из свежесрезанных оркид в комнате Кираны Ти теперь каждый час были другого цвета.
Мастер Скайуокер нашел мои эксперименты забавными и полезными. С каждым днем он уделял мне все больше внимания. Во время индивидуальных сеансов я учился концентрироваться и преобразовывать энергию.
Люк настраивал всех слушателей чувствовать себя комфортно и свободно, черпая Силу из окружающих источников. Ни о какой дисциплине не шло и речи — Люк сардонически ухмылялся, когда кто-нибудь из нас требовал придать занятиям организованность и порядок. А зря! Ибо каждый из нас чувствовал Силу по-своему. В итоге очередная встреча превращалась в энергетический бедлам. А Люку нравилось. Видимо, эти дни напоминали ему прежние времена его ученичества.
Однажды глубокой ночью нас разбудили и собрали в одном из туннелей замка, где никто еще не бывал. Сонные, зевающие до ломоты в скулах, мы оглядывали потемневшие от времени ступени, ведущие в темень. Холодный сырой воздух предательски проникал под теплые плащи, заставляя поеживаться.
Вниз и вниз. Мы спускались, поддерживая друг друга. Наконец идущие впереди остановились.
Я увидел напротив Тионне мерцающий влажный свет. Он шел от стены.
Ганторис осторожно приблизился и попытался до нее дотронуться. До стены, разумеется, не до Тионне. Но тут же одернул руку.
Люк, не проронив ни слова, отстранил торопыгу и нажал на секретную панель.
Стена медленно, с жутким скрипом, поползла в сторону. Мы увидели извилистый лаз.
Я шел последним. Впереди Люк освещал дорогу.
По обеим сторонам журчала пещерная весна: сталактиты и сталагмиты образовывали замысловатые фигуры — безмолвных стражей подземного лабиринта. Под ногами мелкой россыпью хрустели камешки и что-то еще, о чьем истинном происхождении не хотелось думать. Путь перекрыло огромное озеро, удивительно чистое, глубокое и синее. Вода в нем казалась живой и яркой в окружении белых минералов.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.