Библиотека java книг - на главную
Авторов: 44291
Книг: 110160
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Я — джедай! » » стр. 7

    
размер шрифта:AAA

— Нет, все не так, — Люк решительно покачал головой. — Ты все понял неверно.
— Возможно, мастер Скайуокер, но… — я тяжело сглотнул. — Знаете ли, мне знакомы правила этой игры. Со мной было то же самое, когда умер мой отец. Никто из нас не может быть уверен, что он сделал все, чтобы спасти их, но никакие раздумья не дадут нам второго шанса спасти их. Единственное, что нам остается — это принять все как есть и жить в новых условиях.
Выражение лица Люка осталось невозмутимым, но и это само по себе было довольно красноречиво. Какой-то момент, хотя и недолгий, я смотрел на него с обычных житейских позиций. Воспитанный родственниками на Татуине, вечно задающий вопросы о своих родителях, он так никогда и не понял, как относиться к отцу или матери. Его вечная мучительная головоломка — почему его жизнь не «нормальна». Ему и невдомек было, что все задают себе такие вопросы. И затем, когда он все узнал, оказалось, что его папа — правая рука самой ненавистной личности в Галактике. Его отец не просто убивал людей, но еще и предал одну из самых уважаемых традиций в Галактике. И все же Люку удалось спасти отца, но лишь затем, чтобы сразу потерять его навеки.
Я подошел к учителю и положил руки ему на плечи.
— Вы сделали все, что могли. И вы это знаете. Здесь, в этой академии, вы помогаете искоренить черное наследие своего отца. То, что вы делаете, важно и правильно, но вы не можете закрывать глаза на то, что сейчас происходит, уверяя себя, что все в порядке. Кип вышел из-под контроля, попав под влияние кого-то, кто погряз в темной стороне. Вам необходимо поговорить с ним и направить на верный путь.
Я почувствовал, как Люка захлестнула волна умиротворения.
— Ты объяснил, почему пришел к выводу, к которому пришел я, еще до вашего с ним открытого столкновения. Кип все еще в состоянии сильного душевного возбуждения. Мне кажется, что сейчас он воспримет любое вмешательство как вызов на бой, согласен?
Я кивнул:
— Решили дать ему время, чтобы разобраться с собственными мыслями? Он умный парень, и это должно обязательно сработать. Если я смогу оказаться полезным…
— Только не провоцируй его.
Я покачал головой:
— Извините, что вмешиваюсь, мастер Скайуокер. Я с удовольствием оставлю его в покое. Со своим союзником он все равно не моей весовой категории, — я натянуто улыбнулся. — Я не нарываюсь на драки с противником, который меня может в порошок стереть.
Люк ответил на мою улыбку:
— Если только нет серьезного повода…
— Так точно, и мне кажется, что вряд ли кто в ближайшее время сможет справиться с Кипом.

* * *

Оглядываясь назад, можно найти миллиард причин, по которым я мог столкнуться с Кипом, рискуя, что он вручит мне завернутую в красивую обертку мою собственную голову. Люк был мастером-джедаем, и он попросил меня отойти в сторону, что я и сделал, потому что согласился с его планом. Даже сейчас я жалел, что ничего не стараюсь предпринять, но все сценарии, появлявшиеся у меня в голове, были такими же кровавыми, как и все недавние события.
Лишенный возможности убить Кипа, я был неспособен что-либо изменить.
А убив его, я неизбежно изменился бы к худшему.
Я вернулся за стол, и мы закончили обед в относительной тишине. Если и раздавались комментарии, то чаще всего это были невинные фразы типа светлых детских воспоминаний. Я заметил, что мастер Скайуокер и Мара Джейд не поддерживали эти разговоры; помалкивали и мы с Бракиссом. Еда получилась на редкость вкусной, только этого никто не заметил. И какими бы маленькими ни были порции, никто не справлялся с ними.
После мытья посуды я направился к себе в комнату и услышал, как Мара идет к себе. Сон никак не шел, и я чуть не пошел к ней, чтобы немного поболтать, но то, как она вежливо уже заткнула меня тем вечером, дало мне понять, что я получу не менее вежливый отказ. Нарываться на это не хотелось, поэтому я остался в комнате и стал вспоминать и мысленно повторять все приемы владения лазерным мечом.
И вдруг в мою медитацию ворвался резкий писк астродроида серии Р2. Я не сразу понял, что это не Свистун, но только это до меня дошло, я схватил лазерный меч и бегом бросился по коридорам Великого Храма. Передо мной маячили два силуэта — должно быть, Мара Джейд и мастер Скайуокер. Когда я выскочил на свежий и прохладный ночной воздух, я увидел в звездном небе улетающий Зет-95, «охотник за головами».
— Он украл мой корабль! — ярость почти осязаемо била из Мары Джейд.Нужно немедленно послать за ним погоню!
Люк покачал головой:
— Мы не можем.
— Что значит «не можем»?
Я осторожно кашлянул:
— У нас здесь нет кораблей.
У Мары отпала челюсть:
— Нет кораблей? Нет «крестокрылов»? Вы вдвоем — и без «крестокрылов»?
— У нас здесь школа джедаев, а не пилотов, — Люк нахмурился, увидев, как остальные ученики начали выскакивать из Великого Храма.
— Кип улетел. Не знаю, вернется ли он когда-либо, но надеюсь, что вернется.
— Я тоже, — Мара медленно втирала кулак правой руки в ладонь левой.Подумать только, угнал мой корабль!
Люк пронзил ее пристальным взглядом:
— Мара, пожалуйста, успокойся. Злиться бесполезно — все равно не сможешь ничего сделать. Мне нужно идти к ученикам, чтобы объяснить им произошедшее. После того, как увижусь с ними…
Волны ярости, исходящие от Мары, стали слабее, но у меня возникло впечатление, что она просто экранировала их распространение.
— Иди, Люк, я поняла.
Мастер Скайуокер пошел обратно в Великий храм, по дороге ни разу не обернувшись. Я смотрел ему вслед, но желания последовать за ним у меня не было. Я не знал, что он собирался говорить всем остальным, но был абсолютно уверен, что знаю больше, чем он готов им сообщить. Быть там и задавать вопросы о его мнении и намерениях так же не стоило, как и демонстрировать вспышку ярости Мары, и потому я остался, где стоял.
Мара посмотрела на меня острым злым взглядом:
— И ты тоже можешь идти.
Я покачал головой.
— А ночь выдалась прохладная. Погреться в лучах твоего гнева — прекрасный способ не замерзнуть.
— Даже если я скажу, что не хочу тебя видеть?
— Притормози, Мара. Украли твой корабль, вот и все, — я постарался сказать это как можно беззаботнее. — Не веди себя так, словно солнце превратилось в сверхновую.
— Для меня это практически то же самое.
Я нахмурился:
— Может, я чего-то недопонял? Это ведь был всего лишь Зет-95, «охотник за головами», так?
— Так. Такой пустяк, — она нахмурилась, затем вскинула брови и вздохнула. — Для меня он был всем.
— Не вижу логики.
— Еще бы, тебе никогда не приходилось задумываться, — Мара бросила на меня презрительный взгляд. — Тебе, же всегда невероятно везло, правда? Твоя семья была частью КорБеза, поэтому вся твоя жизнь была уже распланирована за тебя. Ты поднялся там, насколько хватило твоих способностей, затем подался в Разбойный эскадрон, где участвовал в удачных операциях и прослыл победителем. Затем ты вдруг обнаружил, что на самом деле ты из семьи джедаев, и ты оказываешься здесь, готовясь выполнить очередное предначертание. Все давалось тебе слишком легко.
— Это вовсе не было так легко.
— По крайней мере, у тебя была цель в жизни. У тебя была семья, которая помогала принимать решения, — она покачала головой. — Ты смог преспокойно разгуливать по Галактике, разлетающейся на куски в термоядерных реакциях. И вот ты здесь, учишься на джедая, пока твоя похищенная жена спрятана неизвестно где. Ты настолько уверен в правильности всего, что делаешь, что можешь отречься от суеты и лишних переживаний, чтобы сконцентрироваться на главном. Тебе это прекрасно удается — для тебя это всего лишь еще одно испытание в жизни настоящего героя.
Я начал протестовать, но в ее словах была доля правды. Это, однако, меня мало волновало, потому что у меня мурашки побежали по спине, когда я задумался над ее словами, сопоставив их с тем немногим, что я знал о ней.
— Ты сама выбрала точно такой же путь героя, чтобы выделиться из толпы в Империи. Затем — бах!!! — все пропало. Все, ради чего ты жила, исчезло, выбросив тебя прочь, оставив тебя на произвол судьбы.
— Хватит, мне все понятно.
— Извини, — я отвел взгляд от нее и посмотрел на джунгли. — Ты достаточно умна и достаточно опытна, чтобы позаботиться о себе, но у тебя больше нет контрольных точек, по которым ты сверяла свой курс.
— Ты прав, а в Галактике все вдруг поменялось, черное стало белым и наоборот, — она посмотрела в ту же сторону, что и я, но я показал большим пальцем на Великий Храм. — Я прибыла сюда для того, чтобы понять, как мне найти место в новых условиях…
— И корабль был твоей спасательной капсулой. Если бы тебе что-то не понравилось, ты могла бы в любой момент улететь отсюда.
Я почувствовал, что оскорбил ее.
— Я не из тех, кто бросает начатое.
— А я и не пытаюсь тебя в этом обвинить. Просто я хотел сказать, что можешь в один прекрасный момент выяснить, что здесь не совсем то, что тебе хочется и нужно, — я повернулся к ней. — Ты кое в чем права насчет моей жизни, но в целом ты ошибаешься. Когда я лишился родителей, то остался без ориентиров, по которым мог бы сверить свой моральный компас. Я нашел других, которые пришли мне на помощь, но поиск подобной поддержки может продолжаться вечно. Ты продолжишь поиски. Я продолжу свои. Даже мастер Скайуокер продолжает их.
— Неужели?
— Именно так, — я почувствовал, что мои руки сжались в кулаки, и усилием воли заставил их разжаться. — Нам с тобой повезло, что нам на пути встретился такой человек, как мастер Скайуокер, который может помочь нам выяснить, где мы находимся и куда идем.
— Но ты думаешь, что он ошибается насчет Дюррона, — голос Мары вдруг стал резким.
— Он поступает не так, как поступил бы на его месте я, но это не значит, будто я считаю, что сердце мастера Скайуокера не на той стороне. Оно там, где надо. Он знает, куда хочет идти и повести за собой джедаев. Я просто не уверен, что он выбрал для этого путешествия самый удачный курс.
Она кивнула, но не сказала ни слова. Я тоже молчал, слушая крики охотящихся стинтарилов, нарушающих ночную тишину. Каким бы сумасшедшим ни был этот вечер, сейчас, после того как Кип улетел, все успокоилось, и я доверился вечернему умиротворению.
— Не люблю терять свободу, да еще так глупо.
— Я понимаю, только это на самом деле не смертельная потеря. Новый корабль с припасами будет здесь через неделю, а Кипу потребовалось именно столько, чтобы стать таким крутым, — я улыбнулся и подмигнул ей.У тебя есть шанс убедиться, действительно ли мастер Скайуокер предлагает то, что нужно тебе.
— Неплохой план.
— Особенно учитывая, что альтернативы нет.
Мара Джейд издала короткий смешок:
— А ты разрушаешь мое мнение о тебе как о тупом вояке-пилоте истребителя.
— Я рад. Должно быть, ты наслушалась разной чепухи, которую городит обо мне Бустер Террик.
— Точно, — она повернулась и зашагала к Великому Храму. — Я поняла, ты встаешь пораньше, чтобы побегать.
— На рассвете.
— Не против компании?
— А ты собираешься бегать со мной? — я бросился за ней и вскоре нагнал ее. — Только учти, обычно у меня довольно отвратительный маршрут.
— Вот увидишь, я пробегу эту трассу.
— Тогда ладно, — я улыбнулся. — Добро пожаловать в академию джедаев, Мара Джейд. Надеюсь, тебе здесь понравится.

Глава 19

Ей и в самом деле здесь понравилось, по крайней мере если судить по выражению ее лица во время пробежек или когда она тренировок с лазерным мечом изводила на один шарик больше, чем я. Она, возможно, просто привыкла постоянно улыбаться, но ее триумфальную самодовольную ухмылку мне приходилось видеть настолько часто, что она навечно врезалась в память, как запечатленная в камне.
И что самое обидное — видели мы друг друга не так часто. По утрам мы бегали вместе, а потом Люк начинал занятия с Марой, уделяя ей практически все время, как когда-то с Кипом. Поэтому с нами все больше занимался Кам. После обеда мы обычно слушали рассказы об истории Ордена, которые поведывал нам Холокрон, затем у нас с Марой были тренировки с лазерными мечами. По уровню владения сверкающим лезвием я был ей не пара, поэтому, дабы исключить возможность нанесения серьезных ранений в ходе учебного боя, Кам просто заставил нас сражаться с летающими шариками.
Исчезновение Кипа встревожило учеников, хотя и несильно. Зато с появлением нового ученика, посла Мон Каламари Килгал, мы отвлеклись от мрачных мыслей, которые преследовали нас все последние дни, и ненадолго снова стали частью Галактики, получив последние новости. Килгал рассказала нам о нападении адмирала Даалы на Мон Каламари и уничтожении одного из ее Звездных Разрушителей, что было хорошей новостью. Тот факт, что проимперские силы все еще существовали, усилил нашу решимость стать рыцарями-джедаями, поскольку наше присутствие в Галактике было необходимо.
Однажды после обеда я сидел в общей комнате, слушая, как Тионне подбирает аккорды для очередной баллады, а Мара Джейд расспрашивает Килгал о деталях имперской атаки на Мон Каламари. Вдруг в комнату вкатился Р2Д2 и потянул меня за полу туники своим манипулятором. Он что-то пропищал мне, затем развернулся и направился в коридор. Я последовал за ним и не удивился, когда он привел меня в комнату Люка.
Из-за двери доносился резкий запах горелой электроники. Источником вони оказалась лужа расплавленного пластистила на столе. От нее еще поднимался дым. Я посмотрел на Люка, который сидел на своей койке с задумчивым выражением на лице.
— Что тут стряслось?
Люк посмотрел на дроида:
— Р2, закрой дверь, — он подождал, пока дроид выполнит его просьбу, затем продолжил: — Помнишь, я сказал, что проверю, нет ли в Холокроне еще информации насчет Экзара Куна?
— Помню.
— Оказалось, была. Водо-Сиоск Баас был сделан по образу джедая, который был наставником Экзара Куна. Я использовал его как зацепку, с помощью которой можно было выяснить, что произошло с Экзаром Куном, — Люк немного помолчал. — Баас полетел на Корускант, чтобы поговорить со своим учеником и вернуть его на сторону джедаев. Кун убил его в Зале Сената.
Я шумно и тяжко вздохнул.
— Невеселая новость.
— Еще бы. А когда я спросил его, что произошло затем… — он молча указал на расплавленную бесформенную массу. — Мне показалось, что в ярком свете вспыхнувшего огня я увидел тень черного человека и услышал его смех.
Я уставился на обожженную черную груду, и во рту у меня вдруг пересохло.
— Это и есть Холокрон?
— С точки зрения грамматики вернее употребить прошедшее время — был.
Я провел рукой по волосам:
— В голове такое не укладывается. А эта тень, которую вы видели, не могла это быть просто игрой света?
Мастер-джедай неуверенно пожал плечами:
— Может быть…
Я провел рукой над расплавленным Холокроном и почувствовал, что он еще довольно горячий.
— Экзар Кун постарался?
Люк покачал головой:
— Не знаю. Четыре тысячи — достаточно долгий срок. Мне кажется, что скорее всего это кто-то, взращенный Империей, кого использовали, как Мару. Этот «кто-то» обнаружил описания учения Экзара Куна и теперь прикидывается новым Повелителем Тьмы.
— За кандидатом далеко ходить не надо, — мои ноздри раздулись,кажется, Кип для этого подходит.
— Не думай, что эта мысль не приходила мне в голову. Он был настолько сильным и целеустремленным, что это лишь подогревало его нетерпение,Люк посмотрел на меня. — На днях ты сказал, будто я боюсь, что не смог спасти моего отца. Возможно, это и так. Но я точно знаю, что упустил Кипа.
— Нет, это Кип подвел вас, — я облокотился на стол. — Он согласился пройти интенсивную программу тренировок, но не представлял, куда он попал. Всю жизнь он был рабом на шахте. Вы показали ему, каким могуществом он обладает. Он еще только учился самостоятельно принимать решения, как вдруг перед ним открылись новые перспективы. Для людей типа меня или Кама с Марой практически невозможно совладать с таким могуществом, но для Кипа…
Люк стал еще мрачнее:
— Да, ты меня не утешил.
— Извините. Вы мастер-джедай, и вы знаете, что делаете. Но мне кажется, что вам необходимо переориентироваться на тех учеников, что остались здесь, — я громко вздохнул. — Кип может покинуть нас навсегда, а может, он когда-нибудь и вернется. Мы не знаем. Но что мы знаем наверняка, так это то, что ваша изначальная цель, та причина, по которой вы основали эту академию, остается в силе. Рыцарям-джедаям необходимо вернуться в Галактику, и вы — единственная надежда на то, что это произойдет.
Мастер-джедай какое-то время молчал, затем кивнул.
— Порядок — это то, что нам нужно. На это я и буду ориентироваться.
— Согласен, — я с надеждой посмотрел на него. — Я также считаю, что нам необходимо решить, что делать с Экзаром Куном.
— Точно, — Люк подался вперед и облокотился на колени. Полы его плаща закрыли его плечи и бока, отчего он показался совсем маленьким, каким я его еще ни разу не видел. — Все свидетельствует о том, что мы имеем дело с Экзаром Куном либо его учеником, прикрывающимся его именем. Я обыскал весь этот храм, но обнаружил лишь малейшее присутствие сил зла. Слишком мало для Экзара Куна.
Я подергал свою бородку, затем сказал:
— Мне кажется, я слышал, как кто-то — возможно, Бодо Баас — сказал, что все храмы здесь были построены как места средоточения Силы для усиления власти Экзара Куна. Возможно, этот храм не центральная точка этой «линзы», но как-то связан с ней. Если связующее звено имеет отношение к магии ситхов, Экзар Кун мог блокировать всякую утечку энергии, чтобы ее невозможно было обнаружить. Следовательно, эта энергия может фокусироваться в любом другом храме.
Люк кивнул, затем откинулся назад.
— Хорошая мысль. В этом же храме Ганторис с Кипом могли получать указания. Если бы только знать, где именно это было.
Я улыбнулся:
— Думаю, мы сможем это выяснить.
— Как?
— По журналам, в которых фиксируются маршруты исследований. Ведь каждый записывал, какие именно места ходил осматривать.
— Да, но мы завели такое правило уже после смерти Ганториса, — Люк сощурился. — А Кип мог намеренно вносить в журнал неверные записи, чтобы скрыть, где он был на самом деле.
— Верно, только он всегда выходил вместе с Дорском 81, а у того не было повода фальсифицировать свои отчеты, — мои губы расплылись в улыбке. — Если бы вы попросили всех сдать свои журналы отчета под предлогом подведения итогов исследований, я мог бы их просмотреть, чтобы выявить возможные места, где прячется клон Экзара Куна.
— Ладно, так и сделаем, — Люк встал и подошел к столику, чтобы посмотреть на то, что осталось от Холокрона. — Уничтожив Холокрон, наш враг причинил нам больший вред, чем предвидел.
— В самых сокровенных мечтах, — я мрачно улыбнулся. — Все, что мы узнали об истории джедаев — это очень хорошо. Не сомневаюсь, что мы — наследники великого дела. Теперь вам необходимо использовать свои знания для того, чтобы превратить нас в людей, которые продолжат легенду.

* * *

Почувствовав, как спина Мары Джейд прижалась к моей, я невольно улыбнулся:
— С Камом заниматься нелегко, а?
Ее голубой клинок со свистом разрезал воздух, отбивая очередной выстрел парящего перед ней шарика.
— Легко — это не для джедаев.
— Ага, — я попытался мысленно охватить как можно большее пространство, но на весь темный ангар меня не хватило. Кам закрыл дверь и выключил лампы, оставив в качестве единственного источника освещения наши лазерные мечи. Восемь шариков летали в кромешной мгле, танцуя в причудливом ритме, заходя один за другой. Если мы недостаточно концентрировались, чтобы мысленным взором отслеживать все, что находится за шариками или колоннами, мы становились крайне уязвимыми.
Кам превратил это упражнение в командное, потому что половина шариков предназначалась мне, а половина — Маре, хотя они могли нацеливать свои выстрелы в любого из нас. С каждым попаданием в одного из нас мы теряли очко, а за каждый отраженный выстрел нам прибавлялось по очку. Я не столько беспокоился из-за того, что проиграю в счете Маре, сколько от того, что время от времени мои шарики попадали ей пониже спины, а я не успевал блокировать выстрелы своим мечом.
Где-то там, во тьме, я почувствовал энергетическое возмущение. Я резко опустил меч параллельно полу справа от себя, отразив выстрел, направленный в правое колено. Затем, подняв меч на уровень пояса, я поставил его вертикально и взмахнул вправо-влево, преградив путь еще двум молниям, пронзившим тьму. Перебросив меч из правой руки в левую, я упал на левое колено и рубанул мечом, отбивая энергетическую стрелу, летевшую в мой бок.
Я крутанул левым запястьем, и с удовольствием услышал гул меча и ощутил тяжесть его эфеса в правой руке. Самим клинком можно было размахивать без всяких усилий, но в этом и заключалась опасность. Крутить его в руке было так же легко, как перо между пальцами, но если лазерный меч уронить или нечаянно задеть им лицо или ногу, то будет больно. И очень.
Я почувствовал, как выстрелил шарик прямо у меня над головой. Моим первым порывом было поднять клинок и забросить его за спину, но там была Мара. Лишившись выбора, я подпрыгнул как можно выше и вскинул меч над головой. Серебристый клинок отразил выстрел, на секунду озарившись красноватым сиянием. Я победоносно расхохотался, затем увидел, как лазерный меч Мары описал круг, пролетел подо мной, отражая три разряда, летящих с разных сторон.
Я приземлился и сразу же пригнулся, затем нагнулся влево и отразил еще один выстрел, а секунду спустя на мой клинок налетел меч Мары. В месте, где скрестились наши мечи, брызнули искры, и я бросился назад, развернувшись через правое плечо, использовав энергию ее удара для разворота. Обернувшись и поднявшись, я поднял меч, легким взмахом отразив два разряда, прилетевших из темноты, но третий пришелся прямо мне в живот.
Я тотчас же прогнал боль прочь и отступил назад. Я увидел, как Мара увернулась от тройки стрел, одна из которых все-таки попала ей в правое плечо. Ее клинок после этого стал двигаться слишком медленно, пропустив еще два разряда в правое бедро. Разворот, который она начала сама, закончился уже не по ее воле, и она упала на пол ангара. Ее клинок вскинулся вверх и отразил еще один выстрел, но следующий попал ей в копчик, парализовав ее ноги, не давая ей встать.
Я смотрел, как она беспомощно лежит на животе, а ее волосы, подобно вуали, отражают серебристые отблески от моего лазерного меча, и почувствовал, как три шарика слетаются к ней, чтобы добить свою жертву. Два из них были над ее ногами и один — над головой. Ее лазерный меч померк и лежал рядом с головой, теперь бесполезный и неспособный ее защитить.
У меня оставался единственный, хоть и сомнительный выход.
Я бросился к ней, разрезав мечом воздух над ее ногами. Серебристый клинок перехватил два выстрела, которые должны были еще больше покалечить ее. Я не смог сдержать улыбки, когда это произошло, хотя и знал, что все это ненадолго.
В двух сантиметрах от ее лица я перехватил третий выстрел левой ладонью. Руку прожгла острая боль, но я использовал энергию разряда для того, чтобы успокоить возмущенные нервные клетки. Улыбка моя становилась все шире, когда произошла эта трансформация, и успех поднял мой боевой дух.
К сожалению, даже боевой дух не в силах справиться с отказавшимся подчиняться телом. Я тяжело повалился на пол, больно ударившись грудью. Я немного отлетел назад, стукнувшись об пол сначала пальцами ног, затем коленями. Я попытался перевернутся на левый бок и приподняться, чтобы клинок оставался надо мной, но все, чего я добился — так это покатился по полу и налетел на колонну, обернувшись вокруг нее. Мой лазерный меч вылетел у меня из рук, приземлившись в метрах десяти от меня.
В его серебристом сиянии был виден летящий ко мне шарик.
Я вздохнул:
— Что-то у меня плохое предчувствие.
Шарик не стрелял.
Я перевернулся на спину и, приподняв голову, увидел, что ко мне ползет Мара Джейд. Пот струился у нее по лицу, отчего к ее щекам прилипли пряди волос, а кожа приобрела льдисто-голубой оттенок в сиянии вновь активированного лазерного меча. Она слегка прищурилась, перебирая ногами, но на лице не было видно иных признаков боли или неудобства.
По залу эхом пронесся голос Кама:
— На сегодня достаточно. Вы хорошо поработали.
Я расхохотался:
— Если так, то почему я так плохо себя чувствую?
— Потому что, Кейран, ты поработал недостаточно хорошо.
— Спасибо за разъяснение, Кам, — я вытянул ноги и откинул голову на холодный каменный пол. Проведя рукой по бородке, я собрал скопившийся на ней пот, но тут соленые капли залили мне глаз. Я повернулся налево и увидел, что Мара уже подползла ко мне.
— Очень больно? — спросил я ее.
— Джедай не знает боли.
— Точно. Я тоже, — я посмотрел туда, где лежал мой меч. Вытянув руку в том направлении, я попытался позвать его к себе, но добился лишь легкого подрагивания рукояти. — Да, иногда мои способности к телекинезу оставляют желать лучшего.
— Какой ты ленивый! Просто встань и возьми его.
— Хорошо, только чуть позже.
Мара коротко рассмеялась, затем вздохнула:
— Спасибо, что бросился спасать меня.
— Не за что. Ты бы поступила точно так же.
Ее голос стал заметно веселее:
— Уверен?
Пришлось мне задуматься ненадолго.
— Уверен. Вселенная, в которой ты выросла, могла измениться, но твои базовые представления о долге и преданности — нет. Не то чтобы я думал, будто ты всегда будешь чувствовать, что обязана кому-то, но ты же распространишь это чувство благодарности на человека, которого считаешь своим другом, верно?
Молчание было мне ответом. Я перевернулся на бок и подпер левую щеку кулаком.
— Мы ведь друзья, а?
Она прищурилась, затем выключила лазерный меч, и ее лицо поглотил мрак.
— Не знаю. Не уверена, что у нас одинаковые представления о том, что такое иметь друга. Но я наверняка знаю, что доверяю тебе.
— Спасибо на этом.
— Так ты поэтому пожертвовал своей рукой для зашиты моего лица? Потому что считаешь меня своим другом?
— В какой-то мере да. В очень большой мере, — я пожевал губу, затем продолжил: — Еще я сделал это, потому что знал, что могу сделать это. Следовательно, это было моим долгом — поступить так. Даже когда я пришел на службу в КорБез, я знал, что мне придется иметь дело с довольно опасными вещами, но я должен был делать то, что не могли сделать другие. Моей ролью в обществе было принимать решения и брать на себя ответственность за тех, кто не мог этого делать. В глубине души я считаю, что именно в этом и заключается роль джедаев. Джедай всегда оказывается там, где он может спасти как можно больше людей от большего зла.
— Даже ценой собственной жизни?
Я медленно выдохнул:
— Никогда не хочется об этом думать, но это часть твоей работы. Я помню, пару раз, когда был в Разбойном эскадроне и до этого, мне надо было выполнить работу, и я знал, что это моя обязанность. Я был уверен, что готов умереть ради выполнения задания, что со мной чуть не произошло на Таласеа. Дело в том, что у меня были друзья, которые могли погибнуть, если бы я ничего не предпринял. Моя жизнь казалась не такой уж значительной в таком уравнении.
Мара фыркнула:
— Император счел бы тебя сентиментальным дураком, заслуживающим смерти.
— Я вспомню об этом в следующий раз, когда буду танцевать на его могиле, — я заставил себя сесть и скрестил ноги. — Бывают случаи, когда можешь не сомневаясь принести себя в жертву. Так, как сегодня. Просто решение, которое ты не задумываясь принимаешь, когда приходит время.
— Нелегко принять такое решение…
— Нет, — я встал и протянул ей руку. Она взяла ее, и я поддержал ее, когда она встала и покачнулась. — Но ты же сама сказала, что легко — это не для джедаев, помнишь?

Глава 20

Мастер Скайуокер швырнул свой плащ Каму и схватился за рукоять своего лазерного меча.
— Спасибо, Кам. Пожалуйста, присмотри немного за остальными.
— Как скажете, мастер Скайуокер.
Мастер-джедай посмотрел, как я взял в праву руку свой меч.
— Нам не стоит этого делать, Кейран.
Я сухо улыбнулся:
— Думаю, стоит, мастер. И мне кажется, что у вас есть ко мне несколько вопросов.
Люк медленно кивнул:
— Наша дуэль — это прелюдия и к твоему отлету?!
Горечь, прозвучавшая в его голосе, болью отозвалась моем сердце. На глазах Люка разваливалась его мечта об академии джедаев. Ганторис был поджарен заживо, сожжен своей ненавистью и злостью. Кип, самый многообещающий ученик, поддался искушению зла древнего учения и пропал. Мара Джейд, секретный агент Империи, познавшая секреты Силы, прибыла в академию для обучения, но менее чем через неделю решила бросить учебу и сегодня утром ее забрали отсюда Хэн Соло и Ландо Калриссиан на «Тысячелетнем соколе».
Для такого небольшого срока работы академии — чуть больше месяца — процент потерь подающих надежды студентов был просто поразительным. Я мог бы принять заявление Люка за признание моих способностей, но я слишком хорошо понимал, насколько ему сейчас тяжело. Я и сам чувствовал себя немного преданным после того, как нас покинула Мара.
Я видел ее утром, когда пришел за ней, чтобы забрать ее на пробежку.
— Готова? — спросил я.
— Ага, — ответила она, — только не бегать. — Она стояла в том же самом комбинезоне из переливающейся ткани, в котором прилетела сюда. Кровать была аккуратно застелена, а у изголовья, рядом с тяжелым ранцем, лежала аккуратно сложенная мантия джедая. — Думаю, другой кандидат в джедай сможет ее поносить.
Я прислонился к дверному косяку, преграждая путь.
— Ты действительно говорила мне, что не пасуешь перед трудностями, или мне это послышалось?
В ее глазах блеснули и тут же погасли огоньки. Та легкость, с которой она взяла под контроль чувства, поразила меня.
— Нет, не послышалось — я не боюсь трудностей. Я здесь многому научилась, только то, чему мне надо было научиться, не совсем то, что нужно узнать тебе или другим.
— Не повторишь то же самое еще раз более популярно?
Она слегка расслабилась, перенеся тяжесть тела назад.
— Когда меня обучала Империя, я узнала многое из того, что вы сейчас учите. Я познала эти вещи и отточила свое мастерство. У нас с тобой ведь была совместная тренировка с лазерными мечами. Уж не думаешь ли ты, что я достигла этого за вечер-другой интенсивных тренировок?
Я пожал плечами:
— Ну, если взять для примера меня и Кама, то это возможно.
— Коран, ты же сам знаешь, что это неправда.
— Ладно, один-ноль в твою пользу.
Мара прищурилась:
— Мои имперские наставники учили меня использовать темные приемы для обращения к Силе, качестве «топлива» для своих поступков я использовала эмоции. Когда я попала сюда, мне казалось, Люк даст мне нечто новое, откроет во мне новые способности. Вместо этого он просто показал как использовать светлую сторону Силы. Я по-прежнему делаю то же самое, но теперь мне нужно другое топливо.
— То, которого хватает ненадолго, и найти потруднее…
— Ага, только двигатель от него не выгорает изнутри, — она обратила на меня взор своих зеленых глаз, и этот взгляд поразил меня своей беззащитностью. — На днях, когда ты говорил мне о готовности принести себя в жертву ради других, ты упомянул своих друзей и тех, кто неспособен самостоятельно принимать решения. Я сразу же вспомнила об унии контрабандистов. Мне вообще о многом нужно подумать.
Я понимающе кивнул:
— И твое недолгое пребывание здесь было отчасти вызвано нежеланием нести груз этой ответственности?
— В этом, мне кажется, не все агенты КорБеза безупречны.
— У всех свои недостатки.
— До сих пор я была в ответе только за себя. Я могла принимать решения, но они удовлетворяли меня только на уровне тактики. Когда за главного стал Тэлон Каррде, мне пришлось думать стратегически. Он полагается на меня и уверен, что я все делаю правильно. А это — лишняя ноша. Я справлюсь с ней — ни за что не брошу Каррде, но…
— Ты просто не уверена в том, что делаешь, — я улыбнулся. — Я понимаю тебя. Вот почему мне нравиться быть простым пилотом в Разбойном эскадроне, а не командиром моей группы истребителей. Не хочется настолько разбрасываться, чтобы потом, в нужную минуту, я не смог различить эти две ипостаси.
Взгляд Мары стал еще более пристальным:
— Готова поспорить, контрабандистам, промышляющим в твоем секторе кореллианской системы, ты пришелся не по душе.
— Не знаю, почему. Мне что, нужно было стараться своими действиями кому-нибудь угодить или как? — я покачал головой. — Они торговали редкими вещами, а я тратил на них редчайшее и самое дорогое на свете: время.
— Ах да, на Кесселе. Время там тянется так медленно.
— И я даже не попросил за это надбавки, — я выпрямился и протянул ей руку. — Мне очень жаль, что ты уходишь. Я думал, мы сможем вдохнуть чуточку жизни в это место и поможем Люку поднять учеников на следующий уровень развития. Не стоило бы этого говорить, но мне было весело работать с тобой.
Мара улыбнулась своей типичной едва заметной улыбкой.
— Если учесть, что все началось с нашего спора и похищения моего корабля, опыт пребывания здесь был не так плох, как я могла бы ожидать. Спасибо за помощь. Если я могу сделать для тебя хоть что-нибудь…
— На самом деле можешь, — я грустно улыбнулся. — С твоими связями среди контрабандистов, возможно, ты что-нибудь услышишь о Миракс. Я был бы рад узнать любую информацию о ней. Очень был бы тебе благодарен.
— Как насчет встречной просьбы? — она немного замялась, затем опустила глаза, уставившись в пол. — Присматривай за Люком, хорошо? Для меня.
— Конечно же, с радостью, — я нахмурился. — Что-нибудь особенное? Я знаю, что он не в восторге от твоего отъезда…
— Да, конечно… — ее голос дрогнул. — Его связь с темной стороной Силы. Я знаю, она служит стимулом к обучению студентов, но мне кажется, он даже не представляет, насколько тяжелым оказался для него этот опыт. Он был очень травмирован этим и до сих пор приходит в себя. Я не боюсь рецидивов, но кто знает…
— Он может попытаться сделать слишком много слишком быстро?
— На него это так похоже.
Я кивнул, и мне захотелось дать пинка самому себе, за то, что не увидел этого раньше. Для Люка, как и любого другого, путешествие на темную сторону и обратно все равно, что быть расстрелянным очередью в упор. Бактотерапия, возможно, и помогла залечить физические раны, но кошмарные воспоминания забудутся не сразу. Конечно, успокаивающие упражнения джедаев помогали бороться с возникающим беспокойством, но они только снимали симптомы, не излечивая вызывающего их заболевания. Только время могло исцелить его. Время, любовь и поддержка его друзей.
— Ладно, для тебя я за ним присмотрю. А ты позаботься о себе, хорошо?
— Договорились.
— И если кому-нибудь из твоих дружков-контрабандистов придется избавляться от лишних продовольственных припасов — я имею в виду, хорошей еды, которую им надо будет где-нибудь выгрузить, ты знаешь, где они смогут сделать это.
Мара набросила ранец на плечо и прошмыгнула мимо меня.
— Считай, нормальный паек у тебя в кармане, КорБез. Увидимся в паре парсеков отсюда.
После того как Люк проводил ее, он начал без всякого интереса заниматься с нами по утрам. Он явно старался полностью выложиться с нами, но сердце его было не с нами. Я узнал в нем тот же самый тип поведения, который увидела у меня Йелла после смерти моего отца. Люк слишком много размышлял о том, что произошло, с головой погрузившись в прошлое, в то время как вся остальная вселенная переместилась куда-то в будущее.
В моем случае Йелла и Гил Бастра привели меня в кантину с самой дурной репутацией на Улице Кораблей с Сокровищами. Это место, которое называлось «Полет Фела», облюбовали свуперы и крутые циклеры. После того как было выпито очень много кореллианского виски, они подбили меня затянуть шуточную песню о стойкости духа и отсутствии мозгов у энтузиастов гравициклерского движения. Мой голос даже в лучшие времена приводил в неистовство впечатлительную аудиторию, а на этот раз в безумной драке кантона была буквально разнесена вдребезги. И что самое главное, боль от синяков и ушибов вернула меня в реальный мир и словно намертво прикрепила меня к нему якорем.
К моему великому сожалению, у нас здесь не было ни одной кантины и вообще ни капли виски. Мне показалось, что Люку, чтобы вернуться на твердую почву, не помешала бы небольшая встряска, поэтому я вызвал его на дуэль. Кам объяснил мне, что были вещи, которым я мог научиться только в бою с настоящим противником, а он, Кам, не обладает достаточным умением, чтобы устроить спарринг со мной. Придется Люку как следует сконцентрироваться, чтобы не ударить меня и не пропустить удар.
Я активировал свой меч, и ангар заполнил его негромкий гул.
— Мне нравится, что вы спросили прямо, уезжаю я отсюда или нет. У вас есть все основания задать его. Нет, я не собираюсь бросать академию, если только этот бой не закончится трагически для одного из нас.
Ожил зеленый клинок лазерного меча Люка.
— Посмотрим, чему ты успел научиться.
Я сразу же пошел вперед и замахнулся на его левое плечо. Он блокировал удар высоко в воздухе, так что я даже не пробил внешний круг его обороны. Я нанес второй удар — на этот раз целясь ему в левое колено, но он моментально опустил свой меч и с легкостью отбил мой клинок. Искры, возникшие при столкновении двух лазерных мечей, вырвали из темноты безучастное выражение лица Люка.
Примерно этого я и ожидал. Перебросив меч в правую руку, я быстро приблизился к нему и, резко крутанув запястьем, опустил клинок вниз, затем сделал выпад. По мере продвижения вперед я все больше набирал скорость, и Люк успел парировать удар только в среднем круге. Продолжая наступать, я оттолкнул его мечом и опустил рукоять, чтобы ударить ею Люка в грудь. Одновременно с ударом я подставил свою правую ногу под правую ногу Люка, и тот повалился на пол.
Я отступил назад, и зеленоватое сияние его лазерного меча высветило удивление на его лице.
— Если не хотите уважать меня, то уважайте по крайней мере Кама, который научил меня всему этому, — сказал я, пожалуй, слишком резко.
Люк медленно поднялся на ноги, держа меч перед собой наизготовку. Я держал свой меч так, что он по диагонали пересекал мое тело: руки у правого бедра, а клинок заканчивался у моего левого плеча. Я сделал ложный выпад, топнув левой ногой, словно собирался атаковать снова, и Люк сделал шаг назад.
Ему необходимо собраться. Я подождал, пока он придет в себя, затем зашел на него с левого фланга по широкой дуге. Я ударил наотмашь — два удара крест-накрест, слева направо и обратно, чтобы не подпустить его к себе, затем пошел вперед и сделал еще один выпад. Люк парировал мой клинок круговым движением, отбив его далеко вправо.
Его ликующий смех неожиданно оборвался, когда моя правая нога въехала ему в живот. Это пока он увлекся парированием моего выпада, я перегруппировался и изо всех сил ударил его ногой под дых. Люк сложился пополам, и, сделав несколько шагов назад, плюхнулся на пол, но я не дал ему времени опомниться. Я немедленно кинулся на него, яростно размахивая мечом, описывая им восьмерку.
Люк посмотрел на меня.
И в этот момент я налетел на стену из Силы, которая отбросила меня на пару метров назад. Я тяжело приземлился на пятки и ощутил на губах соленый вкус крови, струящейся из разбитого носа. Нет, он не был сломан, но наткнуться носом на что-то твердое — редко доставляет удовольствие.
Я утерся рукавом зеленой туники, но в полумраке и ткань, и кровь казались черными.
— Хороший трюк.
Люк искривил губы в мрачной улыбке. Он не говоря ни слова пошел вперед, двигаясь с невиданной плавностью. Он нацелил на меня удар, который должен был разрубить меня от правого плеча до левого бедра. Я успел заметить, как удивленно округлились его глаза, когда я не парировал удар высоко в воздухе, а пропустил его сквозь внешний и средний круги обороны. Поставив защиту над самым плечом, я шагнул вперед и врезал Люку правым плечом по подбородку.
Он даже немного подпрыгнул, громко клацнув зубами. Ткнув его вдобавок кулаком под ребра, я пригнулся, пропуская над головой удар, который подравнял бы мне волосы на уровне мочек, и приземлился на руки, левой ногой подсекая ноги Люка. Его лодыжки сошлись с громким стуком, и он снова повалился на спину.
Я отскочил назад и остановился, глядя на него:
— Я от вас ожидал большего.
Люк медленно поднялся и левой рукой стер с подбородка струйку крови, сочащейся из разбитой губы.
— Я не рос среди ярости и насилия, — начал оправдываться он. — Мы с друзьями были скоре гонщиками, чем бойцами.
— В таком случае вам следовало бы стать не рыцарем, а гонщиком-джедаем.
— Ты не понимаешь, — Люк сплюнул кровавой слюной, — что здесь замешаны нешуточные силы. Я чувствую возмущение энергии.
— Возможно, я смогу понять, если вы поделитесь со мной своими проблемами, — я опустил клинок. — Вы мастер-джедай, но это не значит, что вы должны взваливать на свои плечи всю ответственность. Вы уже поняли это, раз позволили Тионне изучать историю и делиться с нами открытиями, а Каму — немного проводить с нами занятия. Вы дали мне задание заниматься проблемой черного человека, и кстати, мне кажется, я вычислил храм Экзара Куна, исходя из отчетов Дорска 81. Я как раз собирался пойти туда сегодня вечером и все проверить.
— Нет, — Люк покачал головой, давая понять, что он категорически против. — Я не позволю идти туда одному. Я не хочу, чтобы туда вообще ходил хоть кто-нибудь из моих учеников.
— Значит, пойдете вы, а я прикрою вас.
Он немного поколебался, затем снова покачал головой.
— Не могу, не сейчас.
— Но почему?
Люк закрыл глаза и вздохнул:
— Помнишь, как я рассказывал тебе о том, что я знал, что мои друзья попали в беду на Беспине?
— Да. Вы сказали, что это было предвидение будущего, — я прищурился.Вы еще сказали, что это Дарт Вейдер позволил вам почувствовать это, чтобы заманить вас в ловушку.
— Сейчас у меня другое предвидение, другое предчувствие, — боль заставила Люка напрячься. — В скором будущем нас ждет ужасная катастрофа. Она казалась далекой, когда здесь была Мара, но сейчас я чувствую, что беда совсем близко.
— Так сделайте хоть что-нибудь!
— Что? — вопрос Люка прозвучал подобно мольбе о помощи. — Меня мучает это гнетущее чувство приближающейся всеобщей гибели. Это коснется всех и вся. И ничего нельзя сделать, чтобы предотвратить это, хотя я продумывал много планов спасения. Ничего не подходит.
Я утер кровь из-под носа рукавом:
— Погодите, не так быстро. Вы думаете, что эта ужасная гибель, это будущее, уже зафиксировано в камне или оно поддается изменению?
— Будущее всегда изменяемо, но я не могу сделать ничего, что могло бы изменить его.
— Вы упускаете два момента, мастер Скайуокер. Во-первых, размышления — это скорее попытка к действию, чем само действие, если вы понимаете, к чему я клоню. Изменение будущего требует действий, а не планирования действий. Если джедаю присуще защищаться, а не нападать, то отсюда не следует, что предпринять активные шаги для своей защиты — это плохо.
Люк медленно кивнул:
— А второй момент?
— Возможно, действовать нужно и не вам. Пусть это будет Кам или я, или мы с ним вместе, — я вздохнул. — Вы учите нас, как использовать Силу, вы открываете перед нами новые возможности, и вы добились того, что мы чувствуем себя продолжателями дела джедаев и относимся к этому ответственно. Но дело в том, что вы не наделили нас никакими обязанностями. Чтобы предотвратить нависшую над нами угрозу, которую вы ощущаете, избавиться от Экзара Куна или кем бы ни был этот черный человек на самом деле, от нас потребуется, наконец, принять на себя обязанности джедаев.
Сейчас вы возложили на себя ответственность за все, что здесь происходит, до мельчайших деталей. Вы уже похоронены под непосильной тяжестью этой ноши, хотя вам это кажется цепочкой неудач. Мара Джейд улетела отсюда не потому, что вы предали ее, она все бросила, потому что вы прекрасно во всем преуспели. Она узнала то, что ей требовалось узнать — хотя, возможно, это не совсем то, чему собирались учить ее. Она уехала, потому что не хотела бросать остальных, за кого она чувствовала себя ответственной.
Люк открыл глаза:
— Ты считаешь, что я обращался с вами, как с детьми?
— Вы почти попали в цель.
— Я так не думал, но вы действительно еще дети в обращении с Силой.
— Все это хорошо, мастер Скайуокер, и верно, но еще мы и разнородная группа взрослых. Кем был Кип? Самым младшим среди нас, примерно в этом возрасте вы начали учиться на джедая. В этом возрасте я только пришел в академию КорБеза. Мы уже достаточно сформированы как личности и достаточно мудры. Те, кто прибыл сюда учиться у вас, уже приняли решение начать новую жизнь. Вы должны позволить нам сделать это. Вы должны бросить нам настоящий вызов, а не загружать заданиями, в которых главное — это размеры поднимаемой усилием воли скалы или радиус, который охватывает ученик мысленным взором. Это все испытания для наших способностей. А не для нашего духа, и все неудачи связаны с недостаточно крепким боевым духом.
— Но вы еще не готовы к таким испытаниям.
— Если вы только не собираетесь устраивать нам таких испытаний, чтобы мы сразу же сломали хребет, — я указал на его правую руку. — Вы многое вынесли из вашей неудачи на Беспине?
Люк сжал пальцы:
— Да.
— В таком случае дайте и нам возможность потерпеть неудачу, чтобы понять, что это такое. Как говаривали у нас в КорБезе, все циклеры делятся на две категории: те, кто уже падал, и те, у кого это впереди. Любой джедай рано или поздно потерпит неудачу, и если вы не научите его, как поступать в случае, ему не хватит сил выкарабкаться, вы снова его потеряете.
Клинок меча Люка померк.
— Мне необходимо поразмыслить над тем, что ты сказал.
— Не думайте, учитель, действуйте, — я тоже деактивировал меч, и нас поглотила тьма. — Если вы не будете действовать, то катастрофа, чье приближение вы предчувствуете, будет иметь такие последствия, от которых нам никогда не оправиться.

Глава 21

Я просыпался медленно, с таким чувством, словно накануне я все силы потратил на поглощение спиртного в кантине, где стаканы не мыли, их содержимое не разбавляли, на бутылках этикетки отсутствовали, а набор первой помощи состоял из одной вещи, при помощи которой можно было выбраться из любой передряги — бластера. На самом деле, мне даже не выпало такой радости. Я был уверен, что ни в каких попойках я не участвовал, потому что у себя на лице я не обнаружил ни шрамов, ни татуировок, а синяки остались после тренировок. Тот факт, что ближайшая кантона была в добрых пяти парсеках — редкий «Сокол» туда долетит — вкупе с тем фактом, что у меня не было корабля, исключали саму возможность похмелья.
И все же у меня было чувство, что я прошел все это.
Несмотря на мое искреннее желание просто лечь и умереть, я сполз с кровати и натянул на себя тренировочный костюм. Это помогло мне окончательно проснуться, в основном по той простой причине, что он был все еще сырой, холодный и липкий после вчерашней короткой пробежки, которую я предпринял перед сном, чтобы выжечь гнетущее впечатление после разговора с мастером Скайуокером. Ничто так не напоминает о том, что ты жив, как прикосновение сырой ткани к твоей теплой коже. Конечно же, это противоречит взглядам на комфорт некоторых любителей сладкой жизни, зато по мне просто почувствовать, что ты еще жив, лучше ожидавшей всех нас в ближайшем будущем перспективы.
Я даже изобразил на лице улыбку:
— И если я умру, я не хочу остаться навечно замурованным в этом каменном храме. Может, для Экзара Куна это и ничего, но я не хочу.
Мышцы ныли и отказывались повиноваться, словно были стиснуты оковами из карбонита, но мне удалось заставить их работать, и к выходу из Великого Храма я, хоть и спотыкаясь, но все же подбежал. И тут я по-настоящему споткнулся, повалившись на четвереньки, потому что на взлетной полосе стоял Зет-95 «охотник за головами». Я на секунду запаниковал, решив, что это могло оказаться моих рук делом — вдруг это я угнал его от ворот кантины, где я гулял накануне, но я очень быстро успокоился. Для этого даже не понадобилась специальная техника релаксации джедаев.
Я просто подумал, что даже если бы я умудрился взлететь в таком состоянии, я был бы способен только на крушение, а не нормальную посадку. А Маре Джейд не понравилось бы такое обращение с ее «охотником за головами».
Осознание того, что я смотрю на ее истребитель, выветрило последние остатки одури из моей головы. Этот корабль украл Кип Дюррон, а если истребитель вернулся, значит, и Кип тоже. Я поднялся и бросился к «охотнику за головами», охватывая своими чувствами пространство вокруг, пытаясь засечь следы Дюррона. Я уловил легкие остатки его присутствия, но они исходили в основном от приборов управления корабля, которые выглядели так, будто он охватил их рукой и сдавил в кулаке. Маре Джейд это точно не понравится.
Я обернулся, уловив слабый след Кипа, ведущий к подножию Великого Храма. Он побежал напрямик сквозь рыжие лианы, поглотившие почти весь храм. Ближайшие к наружной лестнице лианы были бледными и чахлыми. Они обвивали ступени, подобно изготовившимся к броску змеям, и сильно выцвели на солнце.
Я перескакивал сразу через две ступеньки, спеша наверх. Хотя понятия не имел, что меня там ждет, и как я буду сражаться с Кипом, окажись он там. Я был твердо настроен драться и призвал на помощь Силу, чтобы подготовиться к сражению. И хотя это мне удалось, у меня было смутное предчувствие, что никаких подготовительных упражнений не хватит, чтобы справиться с тем, что я обнаружу там.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • book.com о книге: Ирина Молчанова - Музыка тысячи Антарктид
    В принципе, теперь понятно почему такой низкий рейтинг. Ведь в жизни тоже не все гладко.

  • galya19730906 о книге: Марина Суржевская - Мертвое
    Супер. Буду ждать продолжения.

  • alesh.nat о книге: Екатерина Гичко - Об истине
    Вторую книгу дочитала на упрямстве.Третья получше, но тоже не сильно впечатлила.

  • Лешачка о книге: Инга Ветреная - Лекарки тоже воюют
    Млииин!!!
    На самом интересном месте.
    Честно! Аннотации тоже разочаровала.но книга понравилась. Но на САМОМ ИНТЕРЕСНОМ.....
    ГРРРРР

  • Zvolya о книге: Дарья Быкова - Вербера. Ветер перемен
    Читала с удовольствием. Наконец-то не глупые герои, приключения, интрига и любовь присутствуют, написано лёгким слогом без бытовухи и постельности. Автору вообще очень удается не скатываться до розовых соплей и пошлости в описании отношений персонажей, что радует.
    Только в конце, по-моему, не хватило какой-нибудь эпической битвы или сражения, как-то быстро Главзлодея наказали, врагов победили и проблемы разрулили, но это моего впечатления не испортило. Автору спасибо.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.