Библиотека java книг - на главную
Авторов: 47451
Книг: 118300
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Космическая одиссея»

    
размер шрифта:AAA

Леонид Кудрявцев
Трансформеры
Космическая одиссея

ЧАСТЬ 1
В ПУТЬ!

Глава 1

На планету Сиднея пришла зима. Станция автоботов была устроена не очень далеко от экватора, и поэтому снегопады ей не грозили, но все же по утрам ощутимо подмораживало, да так, что в некоторые особенно холодные деньки на траве появлялся иней.
Лес вокруг станции замер, большинство животных и птиц впали в спячку. Куда-то исчез даже живший в озере возле станции плезиозавр. Автоботы было встревожились, но Оптимус Прайн объяснил им, что озеро возле станции подземными, заполненными водой, туннелями соединяется с морем. Плезиозавр ушел в море, чтобы переждать зиму и, когда станет потеплее, — вернуться.
Кстати, самим автоботам мороз был нипочем. И только живший с ними на станции мальчик Микут, выбегая наружу, чтобы поразмяться, вынужден был одеваться теплее, чем обычно. Впрочем, на его настроение это ничуть не влияло и количество его проказ тоже не уменьшалось.
После очередной его шалости Оптимус Прайн заявлял, что основное предназначение мальчиков — готовить уроки. Микуту приходилось садиться за учебники и заслуживать прощение предводителя автоботов упорным трудом. В следующий раз все повторялось вновь. Таким образом, Микут значительно опережал по знаниям своих сверстников, живущих на Земле.
Однажды Оптимус Прайн собрал всех автоботов, которые были на станции, и объявил, что через три дня на Земле наступает Новый год. А значит, автоботы тоже будут его праздновать.
Последующие три дня были заняты подготовкой к Новому году.
Спасатель слетал на другую сторону планеты и все-таки нашел растение, удивительно напоминающее ель. Оно даже пахло точно так же. Остальные автоботы занимались изготовлением елочных игрушек, бумажных фонариков и гирлянд, которые должны были украсить стены координационного зала. Смельчак сконструировал сложную установку, предназначенную для того, чтобы поддерживать «ель» в прекрасном состоянии, своевременно добавляя в раствор, который по трубкам подавался к корням, все необходимые растению питательные вещества. Волнорез занялся изготовлением хлопушек и фейерверков. Свои пиротехнические работы он производил в отдельной комнате, в глубокой тайне, по скольку хотел подготовить несколько сюрпризов.
Один за другим стали прибывать остальные автоботы, работавшие на других планетах, и когда до праздника остались считанные часы, они собрались на станции все.
Сразу стало шумно и весело. В ожидании начала праздника автоботы отдыхали и подзаряжались энергией. Микут носился между ними на своей антигравитационной платформе как угорелый. Некоторых автоботов он не видел уже по месяцу и теперь спешил обнять их, рассказать, что за время их отсутствия произошло на станции, расспросить, что интересного они видели на других планетах.
Наконец до праздника осталось совсем немного и автоботы, а также три оператора, дежуривших на станции, собрались в координационном зале, в центре которого стояла разукрашенная само дельными игрушками и бумажными фонариками «елка». Стены координационного зала были увешаны гирляндами и венками, сплетенными из цветов, за которыми Рапира слетал в тропический пояс планеты. Экран межпланетной связи был настроен на Землю.
Рядом с ним стоял Оптимус Прайн. Когда автоботы собрались все, он начал заранее заготовленную речь:
— Друзья, вот, наконец, закончился один год и начинается другой. Я хотел бы пожелать всем нам, чтобы этот год был более спокойным, более мирным. Вы и сами прекрасно знаете, сколько раз в прошедшем году нам приходилось отражать нападения десептиконов, и не только их. Последний раз, буквально два месяца назад, нам пришлось биться с космическими кочевниками, вторгшимися в нашу часть Галактики. Но они получили достойный отпор. Победа была трудной, и в какой-то момент судьба людей и автоботов держалась на волоске. Но все же враг был побежден. Я хочу, чтобы будущий год выдался более мирным!
Как только Оптимус Прайн умолк, на экране межпланетной связи появился оператор и от лица всех жителей Земли поздравил автоботов с Новым годом. После этого он поднял бокал шампанского и выпил за их здоровье. Оптимус Прайн разразился ответной речью, в которой поздравил всех людей от лица автоботов. Поскольку автоботы питаются только энергией, он не мог в свою очередь поднять бокал с шампанским. Но тут к экрану подскочили Микут и операторы. Операторы торжественно подняли бокалы с шампанским, а Микут чисто символически выпил бокал газировки.
На этом торжественная часть закончилась и началось веселье.
Волнорез настроил передатчик на волну одной из станций Земли, и в координационном зале зазвучала музыка. Начались танцы. Большим успехом пользовалась Веточка, то и дело менявшая партнеров, потому что с ней хотели потанцевать буквально все. Даже Микут на своей антигравитационной платформе выделывал под потолком зала такие замысловатые па, что Оптимус Прайн то и дело бросал на него встревоженные взгляды. Предводителю автоботов казалось, что он вот-вот куда-нибудь врежется. К счастью, все обошлось, поскольку мальчик владел своей платформой просто виртуозно.
И все же Оптимус Прайн покачал головой и погрозил ему пальцем. Микут стал летать более осторожно.
Веселье было в самом разгаре, когда Волнорез вдруг выключил музыку и с самым таинственным видом предложил:
— Друзья, давайте выйдем наружу. Сейчас начнется фейерверк.
С одобрительными возгласами автоботы направились к выходу из зала. Микут с криком: «Без меня не начинайте! Я только потеплее оденусь!» — бросился в коридор.
Через пять минут все уже вышли наружу и, столпившись возле станции, стали смотреть вверх. Убедившись, что зрители собрались все, Волнорез вытащил из контейнера на груди дистанционный пульт со множеством кнопочек.
— Итак, — важно объявил он, — начинается демонстрация пиротехнических чудес! Смотрите и удивляйтесь!
Одну за другой он стал нажимать конки на пульте, и небо взорвалось огнями.
Действительно, здесь было чему удивиться. В небе одно за другим вспыхивали и постепенно гасли удивительные полотнища, составленные из пылающих разноцветных огоньков, распускались фантастические, невиданные цветы, возникали странные инопланетные животные.
— Красота! — восхищенно сказал Рапира.
— Действительно очень красиво! — согласился с ним Оптимус Прайн.
— Блеск! Самые настоящие фейерверки! — радостно кричал Микут.
Возникали все новые фейерверки, рождая у зрителей чувство восхищения и восторга. Наконец погас последний, изображавший фигуру автобота, стоявшего с мечом в руке, готового защищать людей и Землю. На фоне звездного неба эта фигура, составленная из разноцветных огней, была очень красива.
Некоторое время автоботы стояли молча, под впечатлением увиденного. На конец Оптимус Прайн прервал затянувшееся молчание и сказал:
— Просто здорово!
— Точно! Красота-то какая! — вторил ему Спасатель.
— Просто прекрасно! — высказал общее мнение Грива.
А Веточка тихонько вздохнула.
Автоботы окружили Волнореза, хлопая его по плечу и благодаря за поистине удивительное зрелище.
Тот потупился:
— Да ладно, чего там. Я просто хотел сделать вам сюрприз.
— А теперь, — объявил Оптимус Прайн, — танцы продолжаются.
И все гурьбой кинулись внутрь станции. Снова зазвучала музыка, и опять в такт веселым ритмам закружились автоботы. А Микут, забравшись на кресло оператора, в котором так любил посиживать Оптимус Прайн, болтал ногами и поглощал конфеты, запивая их газировкой, наблюдая за танцующими автоботами, среди которых то и дело мелькали безудержно веселящиеся операторы. В пляс пустился даже сам Оптимус Прайн.
Вдруг распахнулась дверь и в станцию вошло очень странное существо. Больше всего оно походило на маленького железного поросенка.
— Поросюшка! — крикнул Микут.
— Да это же Поросюшка! — воскликнул Оптимус Прайн.
Все сразу прекратили танцевать. Автоботы окружили железного поросенка. Каждый из них старался оказать ему какие-то знаки внимания: погладить по железному боку, поприветствовать, сказать, как они все рады, что Поросюшка прилетел на станцию, да еще в разгар праздника.
Действительно, это был он, тот самый Поросюшка, который, пару месяцев назад помог автоботам прогнать вторгшихся в их сектор Галактики десептиконов. Сделал он это благодаря своим удивительным способностям, поскольку являлся представителем могущественной расы Преобразователей, когда-то как и трансформеры, созданной злобным Повелителем. Подобно автоботам Преобразователи быстро поняли, что Повелитель служит силам зла, и прогнали его прочь. Долгое время они жили на Земле, помогая людям, а потом улетели в центр Галактики, на поиски новых миров. Шло время, и о них забыли. Снова вернулся Повелитель. Он все еще нуждался в помощниках и создал трансформеров. История повторилась. Трансформеры быстро разобрались, кому и зачем служат. Большая часть их не хотела служить силам зла и они во главе с Оптимусом Прайном подняли восстание. В результате Повелителю и тем трансформерам, которые были ему верны, пришлось бежать.
Так появились автоботы и десептиконы. Десептиконами назвали трансформеров, оставшихся на стороне Повелителя, а автоботами тех, которые защищали людей, не давали захватить Землю и не позволяли установить господство сил зла.
Шло время. Десептиконы не раз предпринимали попытки захватить Землю, но автоботы успешно разрушали их злодейские планы. Дух павшего в одной из битв Повелителя вселился в командира десептиконов Скарпанога. Чего только ни придумывали десептиконы, чтобы вернуть себе власть над Землей, а вместе с ней и власть над тем сектором Галактики, который занимали люди. Однажды они случайно наткнулись на потерявшегося маленького Преобразователя, который искал своих родителей и все никак не мог их найти. Это и был Поросюшка.
Обманув детеныша Преобразователя, десептиконы взяли его с собой. Они хотели использовать его удивительные способности в борьбе с автоботами. Кстати, это им почти удалось, поскольку Поросюшка и в самом деле мог делать то, что трансформерам казалось просто чудом. К счастью, с Поросюшкой познакомился Микут и благодаря мальчику Преобразователь понял, что его обманывали и встал на сторону автоботов. Десептиконы снова были изгнаны, а Поросюшка остался рядом с автоботами. Он поселился на планете Аруп, в старой базе, которая когда-то принадлежала десептиконам, и целыми днями занимался тем, что ему нравилось, — мечтал. По его словам, он черпал свои способности именно из процесса мышления. Мечтая, Поросюшка учился и развивался. Ему очень не нравилось, когда в самый разгар раздумий его отвлекали. Именно поэтому он и поселился на самой удаленной от Земли планете и запретил ставить на бывшей базе десептиконов межпланетную связь.
Через некоторое время десептиконы вернулись и снова попытались захватить Землю. Так совпало, что одновременно с ними в сектор Галактики, который контролировали автоботы, вторглись и космические кочевники — многочисленное племя живущих прямо в космосе людей, основным занятием которых было грабить все попадавшиеся им корабли, а также планеты, мимо которых они пролетали.
Теперь автоботам пришлось бороться на два фронта, а это было очень трудно. К счастью, на помощь им подоспел Поросюшка. Он прогнал десептиконов и оказал большую помощь в борьбе с космическими кочевниками. В конце концов автоботы победили снова, и в их секторе Галактики наступил мир. Космические кочевники улетели в глубины космоса. От Скарпанога сбежала большая часть его войска, и он отправился разыскивать и собирать своих воинов. Поросюшка после торжественного чествования на Земле улетел обратно на планету Аруп, чтобы вновь предаваться мечтам.
С этого момента прошло два месяца, и вот он появился вновь…
— Я рад, что ты прилетел как раз в тот момент, когда мы празднуем Новый год, — сказал ему Оптимус Прайн. — Присоединяйся. Тебя тут не хватало.
— Это здорово, — прохрюкал Поросюшка. Вид у него был несколько смущенный, поскольку он не ожидал что его появление вызовет такую бурю восторга.
В этот момент через толпу автоботов протолкался Микут.
— Здравствуй, друг! — крикнул он и сердечно обнял железного поросенка.
— И я, и я бесконечно рад видеть вас всех, — отвечал Поросюшка.
Кто-то вновь включил музыку, снова образовались танцующие пары, и веселье продолжилось. Микут чуть не объелся шоколадными конфетами, у Веточки закружилась голова от бесконечных танцев, Поросюшка, исполняя сложную танцевальную фигуру, не рассчитал маневра и только чудом не врезался в экран большого компьютера.
Оптимус Прайн прикинул, что всеобщее веселье пора прекращать. И прекратил.
Один за другим автоботы отправлялись по отведенным им комнатам, чтобы заняться своими делами, подзарядиться энергией, поговорить о празднике, вспомнить чудесный фейерверк, который устроил Волнорез. Микут заснул прямо в кресле, и Смельчак осторожно, стараясь не разбудить, отнес мальчика в его комнату. Операторы уже полчаса назад удалились отдыхать. Оптимус Прайн сказал, что за них подежурит.
И, наконец, в координационном зале остались только Волнорез, Оптимус Прайн и Поросюшка. Комната для него была приготовлена, но железный поросенок не спешил, ему хотелось пообщаться с друзьями.
— А все-таки праздник получился просто отличный, — задумчиво сказал Волнорез.
— Ага, — согласился с ним Поросюшка. — Жаль, я прилетел немного поздно. Говорят, фейерверк был исключительно красивый.
— Да, фейерверк — выше всяких похвал, — проговорил Оптимус Прайн. Он сидел в кресле оператора и задумчиво пощелкивал затвором пушки в своей левой руке.
— К сожалению, на базе, в которой ты живешь, нет межпланетной связи, — сказал Волнорез. — Именно поэтому нам не удалось тебя пригласить. Извини.
— Да что там, — махнул копытцем Поросюшка. — Я сам так захотел, чтобы мне не мешали мечтать. Знаете, у меня тут недавно получилась такая мечта — пальчики оближешь. А потом… потом, что-то не пошло. Не знаю, грустно мне как-то стало, одиноко.
Оптимус Прайн бросил на него проницательный взгляд.
— Так почему же ты не прилетел к нам?
— Я и прилетел, — сказал Поросюшка. — Только еще долго колебался, думал, удобно ли…
— Глупости, — возмутился Оптимус Прайн. — Ты же знаешь, как мы тебя любим и как благодарны тебе за все, что ты для нас сделал. Без тебя, вполне возможно, сейчас Земля стонала бы под властью десептиконов. И потом — ты же наш друг, значит, можешь прилететь к нам в любой момент и рассчитывать на нашу помощь.
— Конечно, — поддержал его Волнорез. — Мы не раз уже тебе говорили, что если тебе станет грустно и одиноко, можешь прилететь на Сиднею или какую-нибудь другую станцию и жить на ней сколько угодно. Мы тебе только будем рады.
— Это понятно, — вздохнул Поросюшка. — Я имел в виду другое… совсем другое.
— Что же? — спросил Оптимус Прайн.
— Ну… — Поросюшка немного помедлил. — Я имел в виду, что мне, конечно, здесь просто здорово… у меня появились друзья… только… иногда мне очень хочется увидеться со своими родителями. Найти их…
Некоторое время автоботы обдумывали то, что он сказал, потом Оптимус Прайн произнес:
— Да, ты прав. Конечно, тебе нужно найти своих родителей.
Ну вот, — сказал Поросюшка. — Поэтому, я и прилетел… я прилетел попрощаться. Я решил отправиться в центр Галактики, чтобы их найти.
— Один? — ужаснулся Волнорез.
— Да, один. Это мое дело, и я должен его сделать сам.
— А как же мы? — спросил Оптимус Прайн. — Ведь мы твои друзья.
— Я очень сожалею, — тут Поросюшка потупился. — Но моих родителей найти просто необходимо. Я уверен, они сейчас занимаются тем, что ищут меня. И очень волнуются.
— Но ты не можешь отправиться в это путешествие один! — воскликнул Волнорез. — Там, в глубине Галактики, тебя могут ожидать страшные опасности. И одиночку ты с ними не справишься.
— Я надеюсь, что мне повезет, — вздохнув, сказал железный поросенок. — И не забывайте, что я обладаю кое-какими свойствами, которые мне помогут выбраться из всех передряг.
— Но один… — Волнорез покачал головой. — Нет, это неразумно.
— Я с тобой согласен, — проговорил Оптимус Прайн.
Он задумчиво пощелкал затвором пушки.
В зале воцарилась тишина. Каждый думал о своем.
Наконец Оптимус Прайн сказал:
— Вот что — я решил. Я хорошо понимаю, что Поросюшка абсолютно прав. Его родителей надо найти. С другой стороны, отпустить его одного в глубины Галактики мы не можем. Он наш друг, и мы не хотим, чтобы он подвергался каким-нибудь опасностям.
— Где же выход? — спросил Волнорез.
— Выход? Я думаю, надо сделать так: мы отправим вместе с Поросюшкой трех автоботов, которые помогут ему в поисках родителей. Мы не имеем права оставить его один на один с опасностями, которые, несомненно, поджидают его в космосе.
— Точно! — воскликнул Волнорез. — Мы так и сделаем. Это хорошая мысль. Вот только…
— Что? — спросил Оптимус Прайн.
— Только… А если за то время, когда они будут отсутствовать, снова появятся подлые десептиконы и нападут на Землю?
— Сомневаюсь, — ответил предводитель автоботов. — В последний раз они хорошо получили и еще не скоро попытаются взять реванш. Думаю, Скарпаног сейчас занимается тем, что лихорадочно собирает своих разбежавшихся воинов по всей Галактике. А поскольку она очень велика, поиски дезертиров займут у него достаточно много времени.
— А все же?
— Мы отразим нападение десептиконов в любом случае. А Поросюшке помочь надо. Не забывай, он наш друг. Автоботы всегда помогают друзьям.
— Да, ты прав, я согласен, — проговорил Волнорез. — А кого мы пошлем в эту экспедицию?
— Завтра соберем собрание и решим, — ответил предводитель автоботов.
— Хорошо, завтра, — согласился с ним Волнорез.
Было заметно, что ему очень хочется попасть в число тех, кто полетит с Поросюшкой, но он понимал, что просить об этом Оптимуса Прайна сейчас было не совсем честно по отношению к остальным автоботам.
Они еще помолчали.
Поросюшка сказал:
— Я очень рад тому, что со мной полетят еще и другие автоботы. Там, в космосе, иногда бывает так пусто и одиноко. Но…
— Что тебя беспокоит? — спросил Оптимус Прайн.
— Но… можете быть, Волнорез и в самом деле прав. Может быть, не стоит отвлекать трех автоботов от их дел. Дел-то и в самом деле очень много. Людям надо помогать. И, кроме того, в любой момент могут появиться десептиконы.
— Нет, — возразил Оптимус Прайн. — Десептиконы не появятся по крайней мере еще несколько месяцев. Об этом не стоит и думать. А насчет сопровождающих — дело решенное. Кто именно полетит с тобой, мы решим завтра, на собрании.
— Тогда, может быть, ты разрешишь полететь со мной Микуту? — осторожно спросил Поросюшка.
— Микуту?
— Ну да. Он мой самый лучший друг. И кроме того, ты же обещал. Помнишь, после битвы с космическими кочевниками?
Тут уже тяжело и надолго задумался Оптимус Прайн.
Наконец он покачал головой.
— Да, я обещал, что если ты решишь отправиться на поиски родителей, отпустить его с тобой. Но пойми, как раз сейчас мальчику нужно учиться, у него много занятий. Да и вообще, в открытом космосе с лишком опасно. Я согласен и буду настаивать, чтобы с тобой полетели автоботы, я отправлю с тобой самых сильных и опытных воинов. Но мальчик… он может погибнуть.
— Жаль, — покрутил мордочкой Поросюшка. — А я рассчитывал…
— Я хорошо понимаю, что ты на это рассчитывал, — сказал Оптимус Прайн. — И мне очень неприятно, что я сейчас вроде бы как отказываюсь от своего слова. Но неужели вы хотите, чтобы мальчик подвергался опасности?
— Нет, — сказал Волнорез.
— Ни в коем случае! — воскликнул Поросюшка.
— Поэтому, думаю, было бы разумно его в эту экспедицию не брать. Что, если с ним случится несчастье? — проговорил Оптимус Прайн.
Волнорез ему возразил:
— Но, с другой стороны, с ним полетят трое самых сильных автоботов, и Поросюшка, который, как ты знаешь, способен в одиночку разогнать войско десептиконов. Неужели, если возникнет какая-то опасность, они его не защитят?
— Так-то оно так, — гнул свое Оптимус Прайн. — Но откуда вы знаете, какие опасности могут вам встретиться в центре Галактики? Там может оказаться такой враг, с которым не смогут справиться ни Поросюшка, ни автоботы.
— Врядли, — самоуверенно заявил Волнорез. — Вероятность того, что они наткнутся на такую силу, просто ничтожна. И, кроме того, мальчик так мечтает об этом путешествии. Оно будет ему полезно, он лучше узнает Галактику. Одно дело — читать об этом в книгах, другое — увидеть своими собственными глазами.
— Может быть, ты и прав, — пробормотал Оптимус Прайн.
Они помолчали. Каждый был занят своими мыслями.
Наконец предводитель автоботов сказал:
— Хорошо, мы поступим так, как решит собрание. Завтра мы определим, кто отправится с Поросюшкой и полетит ли с ними Микут. Вы согласны?
— Да, — кивнул Волнорез.
— Согласен, — сказал Поросюшка.
— А сейчас можете идти. Я должен все хорошенько обдумать, проговорил Оптимус Прайн.
Через минуту он остался один и, включив большой компьютер, стал изучать объемную карту Галактики.
Да, если Поросюшка с сопровождающим его отрядом полетит к центру Галактики, путь им предстоит тяжелый и наверняка опасный.
Оптимус Прайн покачал головой и надолго задумался.

Глава 2

Через несколько часов весть о готовящейся экспедиции облетела станцию. Собственно говоря, собрание можно было уже начинать, но Оптимус Прайн решил подождать, пока не проснется Микут. Будить мальчика не хотелось, а начинать без него неудобно, потому что на собрании будет решаться вопрос о его участии в экспедиции.
Тем не менее, в координационном зале время от времени стали появляться автоботы, чтобы невзначай завести со своим предводителем разговор о предстоящей экспедиции. Каждый втайне надеялся, что именно он окажется избранным.
Первым пришел Спасатель.
— Привет, — сказал он, едва войдя в координационный зал, — у меня тут к тебе есть дело.
— Какое? — спросил Оптимус Прайн.
— Очень серьезное, — ответил Спасатель. — Я хочу участвовать в экспедиции к центру Галактики.


— Понял, — ответил предводитель автоботов. — До собрания я не скажу никому, кто полетит вместе с Поросюшкой.
— Это твое твердое решение? — поинтересовался Спасатель.
— Тверже не бывает.
— Тогда еще один вопрос: полетит ли вместе с Поросюшкой Микут?
— Пока я настроен его в это путешествие не пустить.
— Почему?
— Мальчик еще мал. А путешествие, судя по всему, будет опасным. Мне кажется неразумным рисковать его жизнью.
Спасатель задумчиво почесал затылок.
— Но ведь малыш этого очень хочет.
— Я понимаю, — ответил Оптимус Прайн. — Но ничего не могу сделать. Представь, что мы все будем чувствовать, если с Микутом случится несчастье?
— Так-то оно так, — ответил Спасатель. — Но ведь ты обещал…
— Пусть лучше я буду чувствовать себя не очень хорошо, но мальчик останется на станции, и за его жизнь я буду совершенно спокоен. Еще вопросы есть?
— Нет, — уныло сказал Спасатель и удалился.
Через пять минут явился Смельчак.
Он встал неподалеку от кресла, в котором сидел Оптимус Прайн и некоторое время молчал.
Предводителю автоботов было достаточно одного взгляда, чтобы понять, зачем тот пришел, но начинать разговор первым он не собирался.
Еще немного помолчав, Смельчак тяжело вздохнул.
Оптимус Прайн бросил на него заинтересованный взгляд, но опять же не сказал ни слова.
Смельчак вздохнул второй раз.
Оптимус Прайн беспокойно зашевелился в кресле, но остался нем как скала.
Наконец Смельчак вздохнул третий раз и сказал:
— Говорят, тут намечается одна экспедиция?
— Да неужели? — поднял брови Оптимус Прайн.
— Точно, — подтвердил Смельчак. — Знаешь, иногда так хочется отправиться куда-нибудь в космос, прошвырнуться, посмотреть на другие миры, ощутить на своей шкуре, что такое настоящее приключение…
— Время от времени этого хочется всем, — ухмыльнулся Оптимус Прайн.
Смельчак вздохнул в четвертый раз.
Оптимусу Прайну стало интересно, чем все это кончится.
— Говорят, в эту экспедицию будут отбирать самых опытных и сильных воинов, таких как я, — наконец сказал Смельчак.
— Кто говорит? — поинтересовался Оптимус Прайн.
— Говорят… — уклончиво ответил Смельчак.
— Ах, вот так, значит?
— Угу?
— Короче, что тебе нужно? — спросил уже начавший терять терпение Оптимус Прайн.
Смельчак подавил вздох.
— Если эта экспедиция все же состоится. — проговорил он. — То я бы хотел напомнить, что есть воины, которые хотят в ней поучаствовать. Например, я.
— Ничем не могу помочь, — развел руками Оптимус Прайн. — Кто конкретно полетит, решится на совещании через несколько часов. Вот проснется Микут…
— Кстати, насчет Микута… — сказал Смельчак. — Тут кое у кого сложилось мнение, что было бы неплохо, конечно, если к этому нет больших препятствий, чтобы он, по возможности, принял участие в экспедиции. Нельзя ли сделать так, чтобы кроме автоботов в полет отправился и Микут? Говорят, об этом просил даже сам Поросюшка, ведь Микут его самый лучший товарищ еще с тех времен, когда они познакомились на планете Аруп.
— Да неужели? — спросил Оптимус Прайн.
— Именно так, — ответил Смельчак. — Если, конечно, ты, наш командир, не возражаешь против участия в этой экспедиции мальчика. Кстати, это будет еще и символично, поскольку Микут будет представлять расу людей, а стало быть, его участие просто необходимо.
— Так, — начиная выходить из себя, сказал Оптимус Прайн. — Отвечаю: я против. Путешествие слишком опасное, и маленькому мальчику в нем нечего делать.
— Можно ли мне привести еще несколько соображений в поддержку своей точки зрения? — спросил Смельчак.
— Нет, — ответил Оптимус Прайн.
— Но мне все же хотелось бы…
— Все, — прервал его предводитель автоботов. — До собрания никаких разговоров.
— А можно ли мне задать один вопрос?
— Никаких вопросов, — уже серьезно начиная злиться, сказал Оптимус Прайн. — Все вопросы на собрании. А теперь тебе следует выйти из координационного зала и появиться в нем лишь за минуту до начала собрания.
— Это приказ? — спросил Смельчак.
— Да, это приказ.
— Есть, шеф, — уныло ответил Смельчак и, тяжело вздохнув, удалился.
Оптимус Прайн задумчиво пощелкал затвором пушки в своей левой руке и включил большой компьютер.
Через пять минут он уже совершенно успокоился и даже хотел было немного
поработать, но тут в зал вошли пять автоботов, составляющие робопоезд.
Тут уже тяжело вздохнул сам Оптимус Прайн.
— Я слушаю, — сказал он.
Автоботы стояли тесной группой. Вперед выступил тот, у которого на груди была цифра один. Звали его, соответственно, Единица. Он сказал:
— Ходят слухи, что готовится экспедиция к центру Галактики.
— Готовится, — подтвердил Оптимус Прайн.
— Также, говорят, что в ней будут участвовать только опытные, сильные воины.
— Именно так.
— Мы хотели бы принять в ней участие, поскольку считаем, что мы просто обязаны в ней участвовать.
— Это почему? — удивился Оптимус Прайн.
— Потому что во время последней заварушки мы практически не участвовали в военных действиях. В то время когда остальные сражались с десептиконами, мы охраняли Землю на тот случай, гели на нее нападут. Нам даже не удалось ни разу скрестить с врагом свои мечи.
Остальные четверо автоботов нестройно загудели, подтверждая правдивость его слов.
— На собрании, все решится на собрании, — отрезал Оптимус Прайн.
Составлявшие робопоезд автоботы переглянулись, и Единица снова заговорил:
— А еще ходят слухи, что ты не хочешь отпустить в это путешествие Микута.
— Да, не хочу, — ответил Оптимус Прайн.
«Кто же это распускает слухи? — думал он. — Когда мы обсуждали путешествие, в зале были только Поросюшка и Волнорез. Поросюшка? Вряд ли. Наверняка он улегся у себя в комнате и мечтает. Стало быть, Волнорез? Ну ничего, я ему при случае такое устрою!»
— Мы считаем, что это неверно. Это путешествие пойдет мальчику только на пользу.
— О какой пользе может идти речь, если оно попросту опасно? С ним там может произойти все, что угодно! — воскликнул Оптимус Прайн.
— Мы считаем, что наш Микут мальчик сообразительный и ему уже не раз приходилось попадать в серьезные переделки, из которых он, тем не менее, всегда выходил целым и невредимым. Кроме того, те автоботы, которые полетят с Поросюшкой, за ним присмотрят.
— Прежде всего, — сказал Оптимус Прайн. — Вы забыли о причине, по которой он попадает в эти переделки. У него совершенно нет ответственности. Вспомните, когда началась война с десептиконами у планеты Аруп, он, не послушавшись моего приказа, сбежал с Сиднеи и едва не сорвал высадку нашего отряда на планету, занятую врагом.
— Но в результате он познакомился с Поросюшкой, — возразил Единица. — И только благодаря этому мы тогда победили десептиконов.
— Во время других военных действий он, оставшись дежурным на станции, пренебрег своими обязанностями, в результате чего станцию захватил враг.
Но потом он сам же хитростью выманил врага наружу и тем самым вернул нам станцию, — напомнил Единица.
Оптимус Прайн поднял глаза к потолку. С этими ребятами справиться было труднее, чем со Спасателем и Смельчаком.
— Хорошо, — сказал он. — Можете идти, я подумаю над вашими словами.
— Мы надеемся, — сказал Единица, и составлявшие робопоезд автоботы двинулись к выходу из зала. Глядя им вслед, Оптимус Прайн добавил:
— Но я пока ничего вам не обещал. Я по-прежнему считаю, что Микут в это путешествие лететь не должен.
— Это твое право, — ответил Единица. — Ты наш предводитель, и мы подчиняемся твоим приказам. Мы просто хотели, чтобы ты хорошенько подумал.
— Я подумаю.
Автоботы вышли.
Оптимус Прайн покачал головой.
Это уже начинало напоминать хорошо спланированную осаду.
«Да, тут чувствуется рука Волнореза, — решил Оптимус Прайн. — Однако…»
В этот момент в зал вошли Крепыш и Рубака.
— Командир, мы хотели с тобой поговорить… — начал Крепыш.
— Об экспедиции? — спросил Оптимус Прайн.
— Да.
— Вот что, — сказал предводитель автоботов. — Слушайте мой приказ: если до собрания ко мне явится еще хотя бы один воин и заведет разговор о экспедиции, пусть пеняет на себя. Я придумаю для него такое наказание… такое… он его надолго запомнит. Поняли?
— Поняли, — хором ответили Крепыш и Рубака.
— А теперь, если у вас нет других вопросов, я бы хотел, чтобы вы покинули зал и передали мой приказ всем.
— Но мы еще хотели поговорить с вами о Микуте.
Оптимус Прайн застонал.
— Этот приказ касается и разговоров об участии Микута в экспедиции, — прорычал он.
— Мы все поняли, командир, — ответил Крепыш.
Сказав это, он вышел из зала. Рубака последовал за ним.
Оптимус Прайн облегченно вздохнул и повернулся к экрану большого компьютера.
За последующие три часа визитеров не было, и Оптимус Прайн славно поработал.
Потом ему доложили, что Микут проснулся. Через пару минут в зале уже собрались все автоботы.
Пора было начинать собрание.
Оптимус Прайн встал из кресла оператора и обвел взглядом зал.
Да, здесь собрались все, кто был на станции.
— Я собрал вас здесь, чтобы обсудить экспедицию к центру Галактики. Думаю, рассказывать о ее целях не имеет смысла. Мне кажется, об этом уже знают все автоботы, — сказал Оптимус Прайн и бросил укоризненный взгляд на Волнореза.
Тот потупился.
«Ладно, — подумал Оптимус Прайн. — На Волнореза нечего обижаться. Он сделал так не со зла, а потому что тоже болеет за успех дела и искренне считает, что мальчику следует принять участие в этой экспедиции. Может быть, он и прав и мальчику в самом деле путешествие пойдет на пользу… но опасности, которые подстерегают эту экспедицию в пути…»
— Но все же, — продолжил он. — Мне бы хотелось вкратце обрисовать ее задачи. Эта экспедиция организуется в первую очередь для того, чтобы найти родителей нашего Поросюшки. Для начала, я думаю, будет правильно, если он расскажет, как их потерял.
Взоры всех присутствующих обратились на железного поросенка.
Тот начал рассказывать:
— Ну, это было возле одной из планет в центре Галактики. У нас, Преобразователей, есть такой обычай. Когда пара Преобразователей решает завести малыша, они улетают как можно дальше, к какой-нибудь планете, и там живут в одиночестве, пока он у них не появляется. Так мне объяснил папа. Потом они обучают малыша мечтать и, только когда он подрастет, отправляются в обратный путь, в ту планетную систему, где живут остальные Преобразователи. Так оно получилось и в этот раз. Я появился у своих родителей возле одной небольшой планетки. Через некоторое время, когда я подрос, мы собрались в обратный путь. Мы удалились не так уж далеко от планетки, возле которой я появился на свет, когда произошло нечто странное…
— Что же именно? — спросил Оптимус Прайн.
— Ну, — Поросюшка шмыгнул носом. — Время от времени мы делали остановки, чтобы дать мне возможность помечтать. Вы хорошо знаете, что пока я не вырасту, я должен мечтать регулярно, ведь это единственный путь для нас, Преобразователей, чему-то научиться. Так вот, мы сделали остановку, я в очередной раз погрузился в мечты, а когда из них вынырнул, моих родителей рядом не было. Они… они исчезли.
— Как это? — спросил Спасатель.
— Не знаю. Их не было и все. Я долго их искал и никак не мог найти. Очень долго искал. А потом я отчаялся и тут мне встретились десептиконы. Поскольку мне был очень одиноко, а они хотели со мной подружиться, то я полетел с ними. Тогда я еще не знал, кто они и чем занимаются. Да и потом еще долго думал, что они добрые. Пока мне не встретился Микут и не открыл на и их глаза. Остальное вы знаете.
— Конечно… это очень сомнительно, — сказал Смельчак. — Но тебе не приходила в голову мысль, что они тебя… как бы это сказать… оставили?
— Нет, — уверенно сказал Поросюшка. — Нет, они не могли меня оставить. Ведь я же был их сын и они меня любили. Я уверен, с ними что-то произошло, я уверен, они бросили меня не по доброй воле.
Автоботы переглянулись.
Наконец Волнорез проговорил:
— Да, скорее всего, с ними что-то случилось. Думаю, они попали в беду и теперь нуждаются в помощи.
— Вот и еще одна причина отправить экспедицию на их поиски, — сказал Звездохват.
Оптимус Прайн задумчиво пощелкал затвором пушки в своей левой руке и спросил:
— Получается, ты даже не представляешь, где находится планетная система, и которой живут твои сородичи?
— Нет, — ответил Поросюшка. — Не имею ни малейшего понятия. Где-то в центре Галактики. Но где? Она как огромна.
— Понятно, — сказал Оптимус Прайн и обвел взглядом автоботов. — Думаю, это ни в коем случае не послужит причиной, чтобы отменить экспедицию. Она должна состояться.
Автоботы хором высказали свое согласие.
— Хорошо, — удовлетворенно сказал их предводитель. — Тогда, думаю, надо приступить к решению вопроса о составе экспедиции. Мне нужны три смельчака, которые полетят с Поросюшкой.
— Я! — первым воскликнул Волнорез.
Через мгновение к нему присоединились все остальные.
Оптимус Прайн встал и сделал несколько шагов по залу. Наконец он круто остановился и, повернувшись к автоботам, сказал:
— Определяя состав экспедиции, я оказался перед трудным выбором. В ней должны участвовать три опытных и сильных воина. Если я выберу их сам, то тем самым обижу всех остальных. Кто? И тогда я решил эту проблему таким образом. Пусть все решит…
— Жребий! — крикнул Спасатель.
— Ну конечно, — проговорил Оптимус Прайн. — Пусть все решит жребий. За полчаса до собрания я подготовил все что нужно для того, чтобы определить участников экспедиции.
Он шагнул к пульту, и тут только все заметили, что там стоит небольшой ящичек. Взяв его в руки, Оптимус Прайн сказал:
— Вот тут у меня лежит два десятка скатанных в трубочку листков бумаги. Большинство из них пустые, но на трех стоят крестики. Сейчас вы будете по очереди подходить ко мне и брать по одному листику. Те кому выпадет крестик, будут участвовать в экспедиции. Таким образом, никто не будет обижен, поскольку на судьбу, как известно, не обижаются.
Правильно! — крикнул Смельчак. — Вы нашли единственное мудрое решение той ситуации, которая возникла.
И он первый бросился к ящику.
Через пять минут жеребьевка была завершена.
Листочки с крестиками оказались у Спасателя, Смельчака и Меченосца. Они гордо помахивали ими. Остальные автоботы смотрели на них с завистью.
— Все, — сказал Оптимус Прайн. — Думаю, на этом собрание можно закончить. Экспедиция отправляется в путь через несколько часов. Командиром экспедиции назначаю Спасателя. Имеет смысл хорошенько проверить вооружение и взять дополнительные контейнеры с энергией. Когда подготовка будет закончена, можно вылетать.
Он хотел было сесть в кресло оператора, но тут Микут, который на протяжении всего собрания молчал, вдруг едва слышно пискнул:
— А я?
— Что — я? — переспросил Оптимус Прайн.
— Я тоже хочу лететь в экспедицию. Тем более, этого хочет и сам Поросюшка. И потом… ты же обещал…
Оптимус Прайн снова обвел взглядом лица автоботов, на которых было явственно написано, что они умоляют своего предводителя отпустить мальчика в экспедицию, и тяжело вздохнул.
— Хорошо, но на чем же ты полетишь?
— На своем кораблике. Если ты помнишь, он все еще стоит на космодроме, недалеко от станции.
— Но его еще надо подготовить к дороге, заправить горючим, пополнить запасы еды и воздуха. Это займет много времени и задержит отлет экспедиции.
— Зачем? — ухмыльнулся Волнорез. — Все уже сделано. Кораблик готов взлететь в любую секунду.
— Это что, заговор? — ошарашенно спросил Оптимус Прайн.
— Конечно! — ответил Смельчак и улыбнулся.
Оптимус Прайн сел в кресло оператора и задумчиво побарабанил пальцами по пульту.
— Хорошо, — наконец сказал он. — Пусть мальчик летит.
— Ура! — закричали все автоботы.
— Но только, — добавил их предводитель. — Все, кто полетит в экспедицию, отвечают за него. В первую очередь это касается тебя, Спасатель. Ты слышал?
— Конечно, — важно сказал тот. — Мы приглядим за мальчиком, я это обещаю.
— Ну, если так, — Оптимус Прайн покачал головой, — то больше обсуждать нечего. Экспедиция вылетает через три часа. К этому времени всем ее участникам следует явиться на космодром.
— Есть! — хором воскликнули Спасатель, Смельчак, Меченосец, Поросюшка и Микут.

Глава 3

Через три часа все члены экспедиции были уже на космодроме.
Тут же собрались и остальные автоботы во главе с Оптимусом Прайном. Неподалеку стоял маленький кораблик Микута, готовый в любую секунду устремиться в просторы космоса.
— Вы отправляетесь в очень опасную экспедицию, — начал свою прощальную речь Оптимус Прайн. — Так не посрамите там, в глубинах Галактики, славное имя автоботов. Смело устремляйтесь навстречу опасностям, но не рискуйте зря. Потому что того, кто поистине смел, отличает не только храбрость, но и осторожность, которая подсказывает ему, когда надо проявлять свою смелость, а когда пойти на хитрость, придумать обходной маневр.
Он посмотрел на Микута, на лице которого был написан истинный восторг от того, что ему все же удалось полететь в экспедицию и, тяжело вздохнув, покачал головой.
Мальчик сразу же принял виноватый вид, но Оптимуса Прайна, который видел, что у того глаза так и светятся от счастья, выражение его лица нисколько не обмануло.
Предводитель автоботов продолжил:
— А теперь мне бы хотелось сказать несколько слов Поросюшке, нашему дорогому другу. Я искренне надеюсь, что экспедиция обнаружит твоих родителей, или, на худой конец, планетную систему, в которой обитают твои сородичи. Ты был нам хорошим другом, и нам будет тебя очень не хватать. Прощай. Вернее, я хотел сказать — до свидания. Уверен, что даже если экспедиция достигнет своей цели, ты когда-нибудь нас навестишь.
— Спасибо, так и будет. Я вас никогда не забуду, — проговорил Поросюшка. Вид у него был несколько огорченный, поскольку он расставался с друзьями, но в глазах светилась надежда. Ему очень хотелось найти своих родителей, и теперь, когда вместе с ним полетели автоботы, он не сомневался в успешном завершении дела.
— Не будем терять времени, — сказал Оптимус Прайн. — Вам пора. В путь!
— В путь! — хором воскликнули члены экспедиции.
— Возвращайтесь скорее! — крикнул Волнорез. — Удачи вам!
— Мы вернемся, — ответил Спасатель. — Все будет хорошо!
Первым стартовал Поросюшка. Проделал он это несколько неуклюже, но никто даже не улыбнулся, поскольку все привыкли к этой особенности железного поросенка. Вслед за этим трое отправлявшихся в экспедицию трансформеров хором крикнули:
— Трансформируюсь!
Через мгновение, приняв удобные для путешествия в космосе формы, они унеслись в небо. Последним стартовал Микут. Ему потребовалось несколько секунд, чтобы добежать до своего кораблика. Тот изрыгнул пламя и, опалив поверхность космодрома, стартовал…


Когда Сиднея осталась далеко позади, Спасатель первым нарушил затянувшееся молчание.
— Ну вот, путешествие началось! — сказал он.
Все пять членов экспедиции летели тесной группкой.
— Да, — согласился с ним Меченосец. — Правда, мы еще не вылетели за пределы контролируемого людьми сектора Галактики, но так уже можно сказать.
— Жаль, что нам не придется пролететь мимо Земли, — сказал Микут, который мог по корабельной рации слышать все разговоры автоботов и с ними разговаривать. — Хотелось бы с ней попрощаться.
— Ничего, — успокоил его Спасатель. — Не думаю, что путешествие будет очень уж долгим. Месяца два, не больше. Ты не успеешь даже соскучиться.
— Не знаю, — покачал головой Смельчак. — Оно может и затянуться. Кто знает, что там нас ждет, в просторах Вселенной?
— Что бы там нас ни встретило, мы не отступим, — решительно произнес Спасатель.
— Правильно, — поддержал его Меченосец.
А Смельчак спросил:
— И вообще, с чего мы начнем? Галактика большая. В каком направлении Полетим прежде всего?
— Думаю, надо начать с планеты, возле которой Поросюшка потерял своих родителей, — предложил Спасатель.
— Правильно, — воскликнул Микут. — С нее мы и начнем.
— Эй, Поросюшка, — спросил Спасатель. — Ты можешь нас проводить к планете, возле которой потерял своих родителей?
О чем-то задумавшийся железный поросенок очнулся и ответил:
— Конечно. Правда, путь до нее неблизкий. Но я хорошо помню, где она расположена.
— Вот с этого мы и начнем, — подвел итог Спасатель. — Веди нас, Поросюшка, мы будем следовать за тобой.
Хорошо, — прохрюкал железный поросенок.
Они летели все дальше и дальше, удаляясь от Сидней и Земли. Вот маленький отряд миновал скопление астероидов, потом еще одно. Через некоторое время вдалеке промелькнула планетная система, потом еще и еще.
Холод и пустота окружали пятерых смельчаков, но тем все было нипочем. Автоботы и Поросюшка давно привыкли к космическому пространству и чувствовали себя в нем как дома. Микута же надежно защищали стены его кораблика. Более того, ему даже не всегда нужно было им управлять. Когда мальчик чувствовал усталость и хотел немного по спать, Спасатель переключал управление корабликом на себя. Конечно, огромный автобот не мог поместиться в корабле, но предвидя это, он установил в кабине несложное устройство: стоило Микуту нажать одну кнопку, как кораблик начинал в точности повторять все маневры того автобота, который взял управление на себя.
Когда поблизости от них показалась планета Аруп, Поросюшка сказал:
— А все-таки жаль… Я, наверное, буду скучать по бывшей базе десептиконов, в которой провел так много приятных часов. Ах, если бы вы знали, как здорово было лежать перед ней на травке и мечтать, мечтать… Именно там я и придумал свои лучшие мечты. Не знаю, смогу ли я отыскать еще одно такое приятное место.
— Сможешь, — уверенно сказал Спасатель. — В Галактике можно встретить практически все, и даже больше.
— Тут ты прав, — согласился с ним Меченосец.
— А все-таки… — вздохнул железный поросенок.
Собственно, планета Аруп была на самой границе контролируемого автоботами сектора Галактики. Впереди простирались совершенно неисследованные области пространства. Без малейшей тени сомнения маленький отряд двинулся дальше.
Почти сразу же им попалось скопление космической пыли, плотность которого значительно превышала все прочие встречавшиеся автоботам до этого.
— Ужас какой-то! — протирая глаза, сказал Спасатель.
— И не говори, — вторил ему Смельчак. — Поросюшка, долго это безобразие будет продолжаться?
— Нет, — отозвался тот. — Еще не много — и все кончится.
— Откуда тут столько пыли? — спросил Смельчак, стараясь не потерять из виду своих друзей.
— Наверное, когда-то здесь было скопление астероидов, — предположил Спасатель. — За миллионы лет оно превратилось в пыль, которая все еще удерживается на месте, сохраняя форму скопления.
— Очевидно, ты прав, — согласился Смельчак. — Никакого другого реального объяснения я не вижу.
— Я тоже, — проворчал Меченосец. — Я не только объяснения, но даже и вас различаю с трудом.
Друзья дружно посмеялись его шутке и полетели дальше.
Действительно, скопление пыли быстро кончилось, и им пришлось сделать краткую остановку, чтобы избавиться от налипшей пыли и протереть иллюминаторы кораблика. Микут между тем продолжал безмятежно спать.
Но окончательно избавиться от пыли им не удалось. Сколько они ее ни стряхивали, пыль продолжала висеть вокруг них облачком.
— Это потому, — важно объяснил Поросюшка, — что вы являетесь более крупными объектами и ее притягиваете.
— Что же тогда делать? Как от нее избавиться? — спросил Меченосец.
— Ничего, — успокоил его Поросюшка, — Это до первой планетной системы.
Там пыль притянется к какой-нибудь планете, поскольку ее притяжение будет более сильным, чем ваше собственное.
Так и получилось.
Когда им попалась очередная планетная система, автоботы специально пролетели поблизости от одной из составлявших ее планет, чтобы избавится от пыли. Действительно, как только притяжение планеты стало ощутимым, пыль исчезла, будто ее и не было.
— Вот это дело! — повеселевшим голосом воскликнул Меченосец. — Слава богу, мы от нее избавились.
— Зато приобрели нечто другое, — мрачно сказал Смельчак.
— Что ты имеешь в виду?
— Я уже с полминуты гляжу на эту планету. Смотрите, что-то с нее поднялось и гонится за нами.
— Что это? — удивленно спросил Спасатель.
— Не знаю, — ответил Поросюшка. — Я пролетал возле этой планеты всего один раз и ничего подобного не видел.
Действительно, с поверхности планеты поднялось несколько десятков серебристых точек и двинулось в погоню за автоботами. Судя по той скорости, с которой они летели, погоня обещала быть непродолжительной.
— Не нравится мне все это, — сказал Спасатель. — На всякий случай давайте-ка приготовимся к бою.
— Почему ты думаешь, что это враги? — спросил Меченосец.
— Может, и нет, но на всякий случай надо приготовиться к любым неожиданностям. Не забывайте, мы уже находимся в той части Галактики, где еще не ступала нога автобота.
— Да, — согласился с ним Меченосец. — Зато тут не раз были десептиконы. Помните, чаще всего они нападали на нас именно с этой стороны.
— При чем тут десептиконы? — спросил Смельчак.
— При том, что они тут пролетали не раз и не два и каждый раз благополучно. Если даже это и опасность, то такая, с которой нам справиться под силу.
— Логично, — сказал Спасатель.
Через несколько мгновений друзья приняли боевую форму.
— Может, разбудим Микута? — спросил Меченосец.
— Нет, пусть поспит. Разбудим, если опасность будет большой, — покачал головой Спасатель. — Думаю, мы справимся с ней одни.
Загородив собой Поросюшку и кораблик Микута, они выстроились в шеренгу и обнажили мечи. Меченосец был вооружен двумя, за что и получил свое имя.
Между тем подозрительные точки становились все крупнее. Вот уже можно было рассмотреть эти создания получше. У них были цилиндрические тела, заканчивающиеся двигателем. В передней части просматривалась полукруглая щель, снабженная острыми зубами, очевидно, рот. Глаза, похожие на тусклые, отшлифованные до матового блеска металлические пуговицы, с неумолимой злобой смотрели на автоботов.
— Что-то не верится мне в мирные намеренья этих тварей, — пробормотал Спасатель.
— Это точно, — согласился с ним Меченосец и встал в боевую стойку.
— Космические акулы, — сказал сзади Поросюшка. — Во время путешествий по Галактике я встречался с ними. Очень глупые хищники. Бросаются на все, что кажется им съедобным.
— Космические акулы? — переспросил Смельчак. — Ну ничего, об нас они зубы поломают. Это уж точно.
Приблизившись на очень близкое расстояние, акулы кинулись в атаку. Они неслись на автоботов, выстроившись клином, и то раскрывали, то закрывали свои страшные пасти, видимо, им не терпелось сомкнуть зубы на добыче.
— А вот и не дождетесь, — воскликнул Спасатель, ловким ударом меча перерубая одну из кошмарных тварей пополам.
— Нами не так-то легко пообедать! — вторил ему Смельчак, нанося смертельный удар второй.
Буквально за полминуты половина космических акул была уничтожена. Вторая половина обратилась в бегство.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.