Библиотека java книг - на главную
Авторов: 38898
Книг: 98415
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Волчья душа»

    
размер шрифта:AAA

Мария Рожнова
Волчья душа

Мы плачем часто и смеемся,
И прожигаем этот мир,
Мы слишком редко признаемся
Что жизнь — бесценный сувенир.
Девушка с огненно-рыжими волосами, словно нимфа шла по лесной тропинке, а ее печальный взгляд блуждал по суровой красоте окружающей природы. Здесь все было прекрасным, высокие вечнозеленые кедры, мягкий мох, скромные фиалки, все напоминало ей о том, что она потеряла. Это не ее жизнь, не ее дом, не ее земля, и ей придется убраться отсюда как можно быстрее, в очередной раз она появлялась в новом уголке света лишь для того, чтобы исчезнуть во мраке, захватив с собой в будущее лишь горькие воспоминание. Время. У нее было его предостаточно, чтобы разобраться со своими внутренними противоречиями раз и навсегда, но она так и не смогла этого сделать. Раз за разом она оступалась и стремительно падала вниз, чтобы подняться вновь и продолжить путь, несмотря на кровоточащие раны. Это была ее последняя ошибка — поклялась себе Грейси и она собиралась сдержать свое обещание несмотря ни на что. Так больно, так холодно и одиноко, что сердце превратилось в кусочек льда, который никогда не сможет согреть страдающую душу. Грейси вновь почувствовала себя маленькой и заброшенной девочкой, которая пыталась обратить на себя внимание и заслужить любовь взрослых любой ценой. Несмотря на то, что это было так давно, время потеряло свою целебную силу, и девушка повернулась лицом к прошлому, которое вновь открыло едва затянувшиеся раны.

Глава 1

Маленькая девочка с зелеными глазами и рыжими волосами играла вместе с другими детьми, но увидев свою мать, бросила веселую компанию и побежала навстречу женщине, так похожей на нее саму. Крошечная Грейси крутилась возле матери, и протягивала свои ручки, но ее родительница лишь отвела глаза в сторону, словно стесняясь собственного ребенка. Девочка чувствовала отстраненность матери, но все равно пыталась получить хоть немного ласки и нежности от женщины, и, хотя каждая попытка заканчивалась неудачей Грейси не теряла надежды.
— Мама, мама, смотри, какой веночек из цветов я сплела для тебя, — радостно заверещала девочка. — Тебе нравится?
— За какие грехи я была так наказана? — Со вздохом спросила женщина, обратив свой взор к небу. — Уйди, Грейси, мне до тебя.
Слезы блеснули в глазах девочки, но она мужественно сдержала их, и, опустив низко голову, медленно побрела к другим детям. Матери ее подруг гладили своих детей, целовали в покрытые руменцем щечки, и нежно обнимали, отцы подбрасывали в воздух и катали на своих плечах, Грейси же была лишена любых проявлений нежности со стороны своей семьи. В глубине души она завидовала детям, которые знали, что такое родительская любовь, но никогда не показывала своих переживаний остальным. Она являлась единственным ребенком в первой семье, который появился на свет после нескольких столетий мучительного ожидания, она могла быть радостью и надеждой своих родителей, но стала их проклятием и разочарованием, потому что ей довелось родиться дочерью, а не сыном. В ночь ее рождения, на улице бушевала гроза, и пока Хелен, мучалась в родовых схватках, пытаясь произвести Грейси на свет, ее муж пировал на улице с мужчинами, объявив, что скоро появится его наследник, который со временем займет его место в стае. Спустя шесть часов из небольшой хижины вышла уставшая повитуха, держа в руке маленький сверток, она тихо объявила:
— Мой повелитель, ваша жена только что дала жизнь дочери.
В это момент спеленатый младенец в ее руках дал о себе знать, нарушив, внезапно установившуюся на поляне тишину, своим громким пронзительным криком.
— Что за бред ты несешь, Хлоя? Твой разум помутился или зрение настолько ослабло, что ты не можешь отличить крепкого паренька от девчонки?
Но когда женщина распеленала новорожденного, и высоко подняла его над головой, Артан замолчал на мгновение, а, когда понял, что знахарка его не обманула, разразился грязными ругательствами.
— Каким именем вы нарекаете свою дочь? — спросила Хлоя
— Мне все равно, как будут звать это никчемное создание. Будь проклята эта ночь, этот ребенок и ее мать! — Заорал мужчина, сжав кубок в своих руках с такой силой, что он погнулся.
Бросив чашу с вином на пол, Артан развернулся и направился в глубину леса, проклиная небеса, которые были так жестоки и несправедливы по отношению к нему. Хелен услышала громкие проклятия мужа, и, опустив голову на подушку, женщина зарыдала в отчаянии. Когда повитуха принесла ее дочь в хижину, Хелен с отвращением посмотрела на кричащего младенца в руках старухи, и отвернулась в сторону. Маленькая девочка стала объектом ненависти для своих родителей лишь потому, что ей Богом был дарован неугодный пол.
— Каким именем вы желаете наречь свою наследницу?
В комнате воцарилась тишина, даже новорожденная перестала плакать и затихла, словно в ожидании чуда, но Хелен молчала, игнорируя вопрос. Не дождавшись ответа от новоявленной матери, повитуха запеленала новорожденную и тихо произнесла "Тебя будет ждать нелегкий путь, Грейси, но ты справишься".
Шло время, Артан продолжал пренебрегать отцовскими обязанностями, как будто его дочери не существовало вообще, и она была чем-то компрометирующим для вожака стаи. Мужчина срывал свою злость из-за несостоявшихся надежд на жене, а Хелен в свою очередь накидывалась с упреками на собственного ребенка. Грейси пыталась заслужить любовь и внимание родителей, старалась во всем угождать им, но все равно получала в ответ лишь наполненный презрением взгляд, а ей так хотелось узнать, что такое ласка.
Грейси унаследовала огненно-рыжие волосы от матери и изумрудный цвет глазв от отца, но не свое отражение они видели, смотря на нее, а наказание, посланное на их головы свыше. Внешнее сходство не имело никакого значения для родителей девочки, они все равно отвергали свою дочь, которая не смогла родиться сыном и разрушила мечты первой стаи. Наследник! Им может быть только сын, и ни в коем случае не взбалмошная девчонка, которая должна знать свое место и свято чтить его. Отец постоянно внушал маленькой Грейси, что служение мужчине — единственное предназначение женщины, а раз так, то ей никогда не стать олицетворением власти. Хелен пыталась навязать своей дочери мысли о покорности и полном подчинении воли отца, но в глубине души девочки зародился протест, который тяжелее подавить с каждым днем. Грейси надоело выслушивать оскорбления за то, в чем ее вины не было, она была отвергнута, но не могла понять за что. Мать всегда спокойно сносила нападки отца, а он в свою очередь все чаще накидывался на нее с обвинениями. После очередной ссоры, Артан, выплеснул всю свою ярость на жену и дочь, а затем ушел на охоту. Хелен горько плакала в углу, и маленькая Грейси не знала, как утешить свою мать. Девочка попыталась обнять Хелен, но женщина грубо оттолкнула своего ребенка.
— Мамочка, пожалуйста, не плачь, — сбивчиво затароторила Грейси, а из ее глаз заструились предательские слезы.
— Уйди от меня, маленькое чудовище! Это из-за тебя Артан разлюбил меня, из-за тебя он стал вымещать свой гнев на мне. Будь ты проклята!
От таких слов Грейси сжалась, девочке было обидно и страшно, и она не хотела верить в то, что являлась причиной всех бед. Выбежав на улицу, Грейси направилась в лес, который всегда давал ей утешение.
Небо было затянуто мрачными тучами, погода словно вторила ее чувствам, а когда после раскатов грома на землю упали крупные капли дождя, Грейси разрыдалась. Ливень не прекращался, омывая прохладным потоком зеленые листья и траву. После дождя в лесу царило какое-то волшебство, словно сама природа решила преподнести чудесный дар своим детям. Робкие солнечные лучи пробивались сквозь тень деревьев и превращали капельки воды в сияющий хрусталь, а песчаные тропинки в благородное золото. В воздухе витал аромат свежести, в котором чувствовалось сладкое благоухание лесных фиалок и горьковатый запах полыни. Наблюдая, за тем как выглядывают из своих укрытий птицы, перед тем как вновь запеть торжественный гимн, Грейси почувствовала себя немного лучше. Она нашла приют под сенью широких крон, которые хоть на короткий промежуток времени могли уберечь ее от неприязненных взглядов и резких слов. Маленькое сердечко обливалось кровью от ран, нанесенных людьми, которые должны были заслонить девочку от всех бед на свете, как делали это другие оборотни для своих детей. Она пыталась быть сильной, как дочь вожака, но в то время, когда другие представители стаи восхищались ее храбростью, собственные родители считали ее никчемной. Грейси не сдавалась, несмотря на то, что ей было обидно, грустно и одиноко, она все равно продолжала любить свою семью, и лишь укрывшись в глубине леса, девочка давала волю слезам. Грейси никогда никому не уступала, просто не могла позволить себе быть слабой, да и не хотела. Вскоре, среди ее друзей остались лишь мальчики, таким образом девочка хотела доказать отцу, что она тоже смелая и ловкая, достойная своего родителя-вожака. Грейси не раздумывая, принимала участие в драках, пуская в ход кулаки, ноги и зубы, и вскоре за ней закрепилась репутация отчаянной девчонки-сорванца, она была своим парнем среди юношей. Девочка гордилась ободранными локтями и коленями, синяками на лбу, считая их боевыми шрамами, принесшими ей репутацию настоящей воительницы.
Артан вернулся с совета старейшин поздно вечером, многих оборотней не устраивало его жесткое бескомпромиссное правление, но вместо того чтобы пойти на компромисс, он объявил, что как вожак стаи имеет право делать все, что хочет. Грейси увидела, что отец вернулся домой, но не сделала, ни шагу навстречу, не смотря на то, что ей хотелось подбежать и обнять его. Он всегда отталкивал ее, словно она была прокаженной, и именно поэтому в этот раз девочка просто осталась сидеть на своем месте.
— Мало того что у меня родилась дочь, а не сын, так еще она не может выполнять элементарную женскую работу и целыми днями страдает от безделья, — гневно сказал мужчина.
— Но папа… Я помогала другим женщинам сегодня собирать хворост.
— Не смей меня перебивать, никчемное отродье. А что ты делала вечером?
Девочка заставила себя поднять на отца глаза, несмотря на страх и обиду.
— Тренировалась.
— Тебе не положено находиться на подготовке молодняка. Они парни — будущие воины, а ты… Ты всего лишь жалкая девчонка, которая отвлекает их от получения необходимых навыков для защиты стаи.
— Прости папа… Я не хотела тебя расстраивать, — пролепетала девочка.
— Твой отец прав, от тебя нет никакой пользы, и мне стыдно, что у меня такая дочь, — сказала Хелен. Лучше накрой на стол и покорми отца, а не сиди здесь, занимая свою голову глупыми мечтами.
Девочка, молча, принялась исполнять приказ матери, опасаясь вызвать новую волну гнева у обоих родителей. Каждый день Грейси ничем не отличался от предыдущего, она старалась меньше проводить времени со своей семьей, чтобы не видеть осуждения в их взглядах, постепенно превращаясь в дикого, затравленного зверька. Другие девочки сторонились ее, считая выскочкой и задирой, зато парни всегда были рады ее компании. Шло время и, вскоре Грейси превратилась из нескладного подростка в красивую девушку, на которую бросали влюбленные взгляды все оборотни стаи. В семнадцать лет девушка все еще оставалась человеком, когда остальные сверстники успешно прошли превращение несколько лет назад. Она смирилась со своей участью, но Артан так и не смог принять особенности своей дочери.
— Такое слабое существо как ты, не может быть моим ребенком. Грейси, ты даже не оборотень, а просто человек, который не перестает меня огорчать своей неспособностью ко всему.
Девушка ничего не ответила на это замечание, потому что, чтобы она не сказала в свое оправдание, отец все равно останется равнодушным. В один из вечеров она отправилась на прогулку к озеру. Усевшись на поваленное дерево, девушка вздохнула и посмотрела на безмятежную водную гладь. Услышав тихие шаги Грейси подскочила на ноги, но увидев, что приближающего друга, Ника, — расслабилась и вернувшись на прежнее место, вновь обратила свой взгляд к озеру.
— Грустишь в одиночестве? — спросил парень, обнажив зубы в искренней улыбке.
Оборотень подошел и присел рядом с девушкой, так близко, что их тела соприкоснулись.
— Просто задумалась, — тихо ответила она, стараясь скрыть боль в голосе
— О чем? Или это страшная тайна, которую я простой раб, недостоин услышать.
Грейси толькнула Ника локтем и вымученно улыбнулась.
— Это я недостойна, чтобы быть оборотнем. Не знаю за что меня обделила судьба, но я проклята, и даже родители шарахаются от меня как от чумы.
— Ты просто не такая как все.
— Да, я выродок.
— Нет, ты особенная, чудесная, красивая, ловкая, а самое главное — настоящая. Грейси, пойми, ты должна гордиться собой, а не страдать от комплексов.
— Я… Я не знаю. Спасибо за поддержку, ты настоящий друг, но лучше я не буду витать в облаках и признаю правду, какой бы горькой она не была…
Девушка хотела сказать что-то еще, но внезапно острая боль сковала ее тело, и, не удержав равновесия, Грейси упала на землю. Ник, охнул, и рухнул на колени возле Грейси, он бережно притянул ее в свои объятия, не зная чем еще помочь девушке. Грейси билась в его руках, и стонала от дикой боли, раздирающей ее тело изнутри, она мечтала о смерти, но видимо на небесах в очередной раз проигнорировали ее мольбу. Когда из изумрудных глаза Грейси превратились в золотистые, а из пальцев появились когти, Ник понял, что девушка обращается и откатился в сторону. Через несколько минут прямо на него шла волчица с ярким, рыжеватым оттенком шерсти. Ник неподвижно замер, но когда хищница низко опустила голову и зарычала, юноша решил тоже принять звериную форму. Ник прошел переход четыре года назад, и мог обращаться за долю секунды, успевая при этом скинуть одежду, чтобы сохранить ее в целости, когда вновь станет человеком.
На какое-то мгновение взгляд Грейси затуманился, но потом обрел удивительную резкость. Ее чувства обострились как никогда ранее, девушка могла слышать и видеть то, чтобы не было подвластно человеку. Волчице хотелось почувствовать свою скорость, применить силу, направить свои инстикты на поиск и поимку добычи.
— Тише, тише Грейси. Это, я Ник, — обратился он мысленно к девушке. — Ты, слышишь меня?
Волчица отступила на пару шагов и протяжно завыла, подняв голову к небу.
— Мое тело, оно не подчиняется мне, как и разум. Я не знаю, как вернуться обратно, как опять стать человеком.
— Теперь ты вер-вольф, и все что тебе нужно сделать это попытаться расслабиться и представить себя в другой форме. Давай, у тебя все получится. Ты сможешь это сделать, я верю в тебя.
Грейси вернулась в человеческий облик, она сидела на земле в разорванной одежде и дрожала от холода.
— У тебя все получилось, пойдем домой, тебе нужно согреться. — сказал Ник и укутал девушку в свою куртку.
— Почему это произошло сейчас, когда я отчаялась? — спросила Грейси
— Все очень просто. Пришло твое время.
— Я не знаю радоваться или нет. Я столько лет мечтала о переходе, чтобы быть такой как все, но теперь не чувствую чтобы что-нибудь изменилось в лучшую сторону.
— Неужели это та самая Грейси, которая умудрилась поставить мне синяк под глазом?
— Ты сам виноват, не надо было толкать меня в воду.
— А я и не жалею ни о чем. Просто перестань прятаться от себя, и ты увидишь, что жизнь действительно хорошая штука.
Парень проводил девушку, и когда Грейси зашла в дом, Ник еще долго смотрел ей вслед влюбленными глазами. Запустив руку в свои черные волнистые волосы, парень провел ладонью по голове, и, вздохнув, направился снова в лес. Как и все молодые оборотни Ник был хорошо сложен, из-за юного возраста он еще не мог похвастаться горой мускул, но высокий рост, крепкое жилистое тело уже давало представление о том, каким он станет в будущем. Грейси дожидалась родителей, чтобы рассказать о случившемся, но ее надежды на счастливое будущее рухнули в один момент. Когда ее семья узнала о произошедшем событии, отец сказал "Даже если ты стала оборотнем, то все равно не превратишься в мужчину", а мать рассматривала пол, словно ей было все равно, что происходит с дочерью.
На следующий день Ник появился возле дома Грейси, он пригласил ее прогуляться и девушка согласилась. От него она узнала, что ее отец рассказал стае, что его дочь прошла переход, и это произошло так поздно, потому, что ей суждено стать одной из самых могущественных оборотней.
Какое лицемерный поступок, ведь вчера вечером он даже не удосужился поинтересоваться, как она перенесла изменения и насколько хорошо или плохо себя чувствует. Ему было все равно, она это знала, и вчерашний разговор окончательно уничтожил все ее иллюзии. C этого дня отец резко изменил свою политику: в стае он провозгласил ее своей наследницей, волчицей, которая обладает великой силой, превосходящей даже его собственную. Перед своими людьми он изображал заботливого родителя, но дома вновь превращался в тирана. Девушка думала, что стая догадывается, что она всего лишь обычный вер-вольф, слишком слабый, после недавнего превращения, но оборотни просто решили не афишировать свои знания. Почему? Она не знала, хотя в глубине души ей всегда было интересно. Возможно, они просто жалели ее и поэтому больше не высказывали претензий своему вожаку, а может быть, у них были другие интересы, о которых она не имела представлений. Грейси ненавидела себя за свои мысли, но иногда ей хотелось, чтобы стая взбунтовалась и свергла своего вожака, которым был ее отец. Возможно, тогда будущий предводитель смог бы контролировать жестокость Артана, прямо указывая на его недостатки и заставляя подчиниться. Она понимала, что любящая дочь, никогда бы не думала о таком, вот только сейчас ей казалось, что все чувства к семье умерли.
— Грейси, ты меня слышишь?
— Что? — девушка вздрогнула, и посмотрела на улыбающегося собеседника
— Прости, Ник, я задумалась.
— Не хочешь поделиться о чем?
— О жизни.
— Это самый подробный ответ, который я слышал за свою жизнь, и думаю, что рекорд вообще не будет побит.
— Я не из разговорчивых, если ты еще не заметил, — тихо ответила девушка., - тихо ответила девушка.
Если это и было возможно, то явно не с ним, ведь оборотень мог разговаривать с Грейси часами, и она всегда готова была поддержать любую тему. Ник понял, что Грейси чем-то серьезно расстроена, но желает говорить о причине своей грусти, поэтому он попытался обратить все в шутку.
— Это не проблема, моей болтовни хватит на двоих, а может и вообще на всю стаю. Моя мама часто повторяет, что я могу заговорить любого до смерти. Ты представляешь, я буду не победим даже без использования оружия или клыков.
Грейси не смогла сдержать улыбку и посмотрела на Ника, ветер растрепал его кудри, а в глубине его черных глаз читалось веселье и что-то еще. Сочувствие? Она не была в этом уверена, поэтому отвернулась и вновь стала рассматривать могучие кедры, окружающие их.
Они шли по тропинке, ведущей к озеру, и Грейси на мгновение вспомнила вчерашнее обращение, а затем в ее памяти вспыхнула беседа с родителями. Она встряхнула головой, будто таким способом можно было избавиться от навязчивых мыслей, и когда ее волнистые рыжие волосы рассыпались по плечам, словно языки пламени Ник застыл в изумлении. Когда ее друг внезапно остановился, Грейси тоже замедлила темп и с непониманием во взгляде посмотрела на парня.
— Что? Что случилось, — спросила она.
— Ничего, — пробормотал Ник и громко сглотнул. — Утебя листья в волосах запутались.
Он осторожно протянул руку к ее голове и вытащил из роскошной огненной копны два зеленых листочка.
— Ты похожа на лесную нимфу, ну или ведьму. — сказал он, не скрывая восхищения, а затем легко хлопнул ее листьями по руке и побежал к озеру громко прокричав:
— Догоняй, если сможешь, Грейс. У тебя нет никаких шансов на победу, но возможно, сегодня я проявлю великодушие и буду бежать в полсилы.
Движимая непонятным инстинктом, девушка побежала вслед за Ником. Ее охватил незнакомый азарт, и неожиданно для самой себя она засмеялась, а Ник поддержал ее, разразившись громким хохотом. Вскоре они были у озера, и, рухнув на зеленую траву, болтали обо всем на свете, наслаждаясь компанией друг друга. Грейси было легко с Ником, он был внимательным слушателем, прекрасным рассказчиком, и великолепным собеседником. Рядом с ним она забывала о своих проблемах, и чувствовала себя почти свободной от домашних оков. Они вернулись в селение ближе к вечеру, и Грейси незаметно проскользнула в дом, надеясь, что родители были слишком заняты, чтобы заметить ее отсутствие в стае. К их приходу она закончила с домашними делами, и ни отец, ни мать не узнали, о том, как она провела сегодняшний вечер. Когда Грейси была ребенком, ее родители не интересовались с кем она общается и как долго, но потом Артан решил, что дочери вожака не позволительно тратить свое время на пустую болтовню. Клетка, так можно было назвать ее дом, из которой она выходила только для того, чтобы выполнить какое-то поручение. Она по-прежнему любила уходить в лес, но всегда возвращалась оттуда с травами, грибами или хворостом, чтобы оправдать свое отсутствие. В ее прогулке с Ником не было ничего такого, что могло бы быть преступным или неправильным, но родителей раздражал любой ее поступок, поэтому девушка и не хотела ставить их в известность. Она чувствовала, что отец не одобрит ее дружбу, и мать поддержит его, как делала это всегда. Грейси слишком нравился Ник, чтобы терять его из-за непонимания в семье, дружба — это единственная радость, которая у нее была, и она очень дорожила этим отношением.
— Стая захотела посмотреть, как ты превращаешься, они хотят убедиться, что ты достойна статуса моей наследницы, — сказал Артан, вернувшись с охоты.
— Но, отец, я всего лишь один раз принимала форму волку и не знаю смогу ли сделать еще раз.
— Чертова девчонка, мне наплевать на то, что ты думаешь. Ты не опозоришь меня, и поэтому у тебя есть месяц, чтобы довести превращение до совершенства.
— Но остальным оборотням требуется на это год и даже не один.
— Мне все равно как ты это сделаешь, но ты должна продемонстрировать свои способности на высоком уровне. Это ты прожужжала мне все уши, что стала вер-вольфом, поэтому тебе придется ответить за твое хвастовство.
— Отец, стаю не интересует моя сила, мой переход и моя жизнь, это ты пытаешься удержаться на месте вожаки при помощи лжи и жестокости. Как бы я ни старалась быть лучшей во всем, чтобы я не делала, чтобы заслужить твою любовь, ты все равно считал меня неугодным ребенком. Я терпела все твои выходки много лет, но есть вещи, которые от меня не зависят, и тебе придется смириться с обстоятельствами, нравится тебе это или нет.
Впервые Грейси посмела выказать открыто свое неповиновение и ее смелость привела Артана в состояния неконтролируемой ярости. Мужчина подошел к своей дочери, и, размахнувшись, ударил ее со всей силы по лицу.
— Ты будешь мне подчиняться. И если не хочешь быть избитой, то станешь послушной дочерью, уважающей своего отца и вожака стаи, в которой ты живешь — прорычал Артан.
Грейси отлетела в сторону и ударилась об стену, ее щека нестерпимо горела, а из рассеченной губа потекла тонкая струйка крови, но она сдержалась и не заплакала.
— Когда-нибудь ты ответишь за свои поступки, — тихо проговорила она.

Глава 2

Благодаря способностям оборотней быстро восстанавливаться, к утру от синяков Грейси не осталось и следа, и никто так и не узнал о побоях. После того как она помогла женщинам пошить одежду из шкур, Грейси отправилась в лес, где ее уже ждал Ник. Оборотень протянул ей венок из одуванчиков, и девушка улыбнулась, растроганная добрым жестом, но в ее глазах по-прежнему оставалась печаль.
— Спасибо, Ник, — сказала она, одевая венок из простых, но таких ярких и ароматных цветов на свою голову.
— У тебя рыжие волосы, рыжие как огонь, а теперь в них еще и солнце запуталось, — сказал, ее друг.
— А мне нравятся твои волосы, они черные как ночь, как и твои глаза.
Юноша вспыхнул от удовольствия, и краска разлилась по его щекам, делая его еще симпатичнее.
— Ты сегодня какая-то грустная. Что случилось?
Грейси раздумывала о том, стоит ли говорить Нику о произошедшем. Ей нелегко было говорить о том, что ее презирает собственная семья, но и лгать своему единственному другу она тоже не хотела. Немного поразмыслив, Грейси решила, что Ник и сам прекрасно знает о ее непростой ситуации, и поэтому вряд ли изменит свое отношение, если она скажет вслух то, о чем все итак догадываются.
— Мой отец… — девушка вздохнула. — Он сказал всей стаи, что я наделена особой силой, и могу менять форму быстрее всех оборотней.
— А ты можешь? — удивленно спросил вервольф
— Ник, — горько ответила девушка. — Я лишь единожды обращалась, в тот вечер с тобой и не пыталась больше повторить это. Он сказал, что я должна продемонстрировать свое умение через месяц. У меня нет права на ошибку.
— Этого времени недостаточно, мне самому понадобился почти год, чтобы научиться контролировать зверя.
— Я знаю, что это не возможно, но не предполагаю, что произойдет, когда я опозорю своих родителей.
Ник запустил ладонь в свои волосы, он всегда делал так, когда нервничал или что-то обдумывал, а затем его лицо приняло решительное выражение. В этот момент ее лучший друг выглядел как мужчина, а не юный мальчик, в его взгляде читался характер настоящего воина.
— Этого не случится, — с уверенностью сказал он.
— Не надо утешать меня, Ник.
— Ты особенная. Все дело в практике, ты должна принять своего зверя, стать с ним единым целым, и тогда все получится.
— Не думаю, что из этой идеи что-нибудь выйдет.
— Ты не узнаешь этого, пока не попробуешь. Идем.
— Куда?
— Доверься мне.
И Грейси доверилась и направилась в восточную часть леса следом за Ником, пройдя несколько метров, он побежал, и ей ничего не оставалось делать, как последовать его примеру. Когда они оказались в чаще, Ник остановился. Деревья росли так густо, что солнечный свет не мог пробиться через их пушистые кроны и в лесу царил полумрак.
— Позволь своей волчицы вести тебя. Чувствуешь запах земли, свежей травы?
— Нет, не очень.
— Закрой глаза и глубоко вдохни, а потом прислушайся к звукам. Что ты слышишь?
— Хлопанье крыльев птиц, жужжание насекомых, какой-то хруст.
— Это кролик и он находится в нескольких метрах от нас.
Грейси почувствовала странное движение внутри себя, теплый жар разлился по ее телу, зубы заострились.
— Вот так, хорошо. А теперь открой глаза, тебе еще рано думать об охоте, потому, что инстинкт хищника иногда подчиняет себе разум человека. На сегодня достаточно, ты отлично потрудилась.
Вернувшись на берег озера, Ник развел костер и зажарил перепелок, которых он приготовил заранее. Еда показалась Грейси божественной, и девушка сама не знала, произошло ли это из-за того, что она сильно проголодалась или же из-за того, что впервые в жизни кто-то готовил для нее. Ник отобрал для нее самые лакомые кусочки и покормил с рук, умудрившись выпачкать ее лицо в саже.
— Вот сейчас ты похожа на рыжего задорного чертенка, — сказал он с серьезным выражением лица, но при этом его плечи тряслись от сдерживаемого смеха.
В отместку Грейси провела ладонью по его щеке, оставив на загорелой коже черную полоску.
— Теперь мы на равных. Кстати где твой хвост и копыта? — Спросила она хихикая.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2018г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.