Библиотека java книг - на главную
Авторов: 37945
Книг: 96526
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Узел»

    
размер шрифта:AAA

Стюарт Вудс
Узел

Пролог

Уимблдон, начало семидесятых
Чак выиграл очко, выиграл гейм. Он уселся рядом с кортом, взял полотенце, вытер пот, затем полез в свою сумку за сухой рубашкой.
Бад: Что ж, Дан, этот молодой Чак Чэндлер неплохо преуспел в нынешнем чемпионате.
Дан: Пожалуй, ты прав, Бад. Когда он только начал выступать здесь, его оценивали как сотую ракетку мира. Он сильно играл с первых своих встреч, затем стал подниматься все выше среди именитых финалистов, нещадно терзая фаворитов, разгромив при этом двух бывших чемпионов, а теперь он стоит на пороге большой карьеры. Тебе не кажется, Синтия?
Синтия: Ты абсолютно прав, Дан. У этого юноши есть не только способность побеждать кого угодно — он просто блестяще играет, — но к тому же еще и обаяние, и внешность — все, чтобы стать новым кумиром молодых болельщиц. А за пределами корта он с самого начала держится с той уверенностью в себе, которую только сейчас начинает проявлять во время игры, на этом Уимблдонском чемпионате.
Бад: А теперь Чак Чэндлер свел вничью два сета с нынешним чемпионом, проиграл пять геймов и выиграл четыре в третьем сете, и вот сейчас он выйдет на корт, чтобы сделать первую подачу в этом важнейшем из всех теннисных чемпионатов.

* * *

Чак натянул новую тенниску. Ему хотелось выглядеть хладнокровным и спокойным, когда он будет принимать золотой приз из рук герцогини, улыбаясь в камеры, греясь в лучах своей новой славы. Он уже предвкушал, как будет танцевать на балу сегодня вечером. Его партнершей будет чемпионка женского турнира, и он будет тесно прижиматься к ней, ее бедра будут касаться его бедер, как это уже происходило прошлой ночью в ее номере в отеле. Для газетчиков они составят прекрасную пару, «темноволосая восемнадцатилетняя красавица и обаятельный двадцатидвухлетний блондин, появившийся неизвестно откуда, чтобы выиграть Уимблдон». Вот что будет напечатано в газетах.
— Мистер Чэндлер?
Чак вернулся к действительности.
— Мистер Чэндлер, — сказал судья, — будьте любезны пройти на корт.
Широко шагая, Чак подошел к задней линии корта навстречу оглушительно вздымающемуся приветственному реву болельщиков. Они полюбили его с той минуты, как он в первом раунде победил предыдущего чемпиона, и теперь они демонстрировали эту любовь как только могли. Чак сверкнул им в ответ улыбкой, обнажающей безупречные зубы, и рев возобновился с новой силой.
Он принял на ракетку три мяча от мальчика у края корта, чуть поиграл ими, дожидаясь, пока зрители немного успокоятся, и положил один мяч в карман. Он занял позицию у задней линии, посмотрел через корт на ждущего подачи чемпиона, начал замах назад, коснулся мяча и сильнейшим ударом послал его за среднюю линию.
Толпа пришла в неистовство.
— Пятнадцать — ноль, — объявил судья в микрофон.
Чак прошел на противоположную сторону корта, занял позицию и послал следующий мяч прямо за среднюю линию со скоростью сто двадцать пять миль в час.
Толпа обезумела.
— Тридцать — ноль, — сказал судья.
Чак принял мячи от мальчика, занял свое место и на этот раз просто для разнообразия впервые подал мяч в правый угол противника, заработав еще очко.
Толпа совершенно осатанела.
— Сорок — ноль, — объявил судья.

* * *

Бад: Что ж, продолжим. Молодой Чак Чэндлер находится на корте, имея в кармане три решающих очка, а весьма растерянный чемпион беспомощно смотрит на него. Сможет ли Чак разделаться с этим чемпионатом своей следующей подачей? Сейчас мы это увидим.

* * *

Чак подумал о роскошном «кабриолете-порше», который он видел в автосалоне в Нью-Йорке. Первый звонок, который он сделает после этого матча, будет адресован торговцу автомобилями, карточка которого лежит у него в кармане шорт. Он позвонит прямо из раздевалки, даже прежде, чем примет душ.
— Мистер Чэндлер? — окликнул его судья.
Чак вздрогнул. Из толпы послышались смешки.

* * *

Дан: Замечтался о славе, конечно.
Бад: Кто может его за это осудить.

* * *

Чак ударил по мячу что было сил. Мяч ударился о верхнюю ленту сетки и упал обратно на его половину корта.
С трибун донесся стон.
Чак подал опять. Мяч снова угодил в сетку. Шум толпы выражал неподдельное горе.
— Сорок — пятнадцать, — объявил судья.

* * *

Дан: Ну что же, мне кажется, он может позволить себе двойную ошибку на этом этапе.
Бад: Не забывай, с этими двойными ошибками важно не насколько часто они случаются, а когда.

* * *

Чак почувствовал прилив гнева к самому себе. Он позволил своему вниманию рассеяться, и теперь ему нужно успокоиться и сосредоточиться. Он прошел на противоположную сторону корта и подал опять прямо в сетку.
Толпа издала вздох изумления.
Чак сделал глубокий вдох и без промедления подал опять. Мяч попал в ленту и упал на площадку.
Встревоженное, почти рассерженное гудение поднялось над толпой.
— Сорок — тридцать, — объявил судья. — Пожалуйста, потише, дамы и господа.

* * *

Бад: Это два потерянных решающих очка, и у него осталось лишь одна подача. Сумеет ли Чак выиграть ее?
Дан: Сейчас мы это узнаем.

* * *

Новая тенниска Чака внезапно промокла насквозь. Он вытер глаза от залившего их пота и взглянул через корт на чемпиона. Этот ублюдок и в самом деле чуть улыбнулся, или ему это лишь показалось? Его сердце билось с перебоями. Эту подачу я проведу как в учебнике, подумал он. Ноги на ширине плеч, носками к судейской вышке, ракетку держать для некрученой, сильной подачи, удар прямой рукой, с мощным замахом. Мяч ударился о ленту и отскочил за пределы корта.
Толпа ахнула.

* * *

Дан: В это с трудом верится, Бад. Для игрока, сумевшего так далеко продвинуться, залепить пять подач подряд в сетку — это просто поразительно.
Бад: У меня слов нет, Дан. Но у Чака осталась еще одна подача; посмотрим, сумеет ли он вытянуть ее.

* * *

Чак стоял весь в поту, крупные капли катились по его лицу, заливая глаза.
— Пожалуйста, вторую подачу, мистер Чэндлер, — сказал судья не без некоторого сочувствия.
В этом положении никакого второго раза уже быть не могло; ему оставалось только отыграть один мяч во что бы то ни стало. Он отошел к скамейке, вытащил из сумки полотенце и вытер лицо, а затем вернулся к задней линии. Когда он добрался до нее, пот снова заливал ему глаза.
Ну пожалуйста, Боже. Он взял себя в руки, выбрал момент, ударил по мячу и безошибочно отправил в сетку свое последнее очко.
Толпа безмолвствовала. Тишина была абсолютной.
— Поровну, — сказал судья.
Двадцать четыре минуты спустя в раздевалке Чак встал на колени перед унитазом, и его вывернуло наизнанку. Он потерял два следующих очка; он продул два следующих гейма; он проиграл Уимблдонский турнир. Он профукал лучшую возможность, которая когда-либо представлялась парню, чтобы стать героем.
Он потерял куда больше, чем мог вообразить.

* * *

Дан: Бад, что тут за штука такая случилась на центральном корте?
Бад: Тут может быть лишь одно объяснение, Дан, одно-единственное. У Чака случился нервный срыв.

Глава 1

Ки-Уэст, февраль 1995
Чак проснулся в поту, его сердце колотилось так же бешено, как двадцать с небольшим лет тому назад. Сон об Уимблдонском корте опять приснился ему. Бронзовые часы на переборке каюты показывали 9:20, а его новая работа начиналась в 10:00. Он юркнул в крохотный душ своей яхты и смыл с себя пот.
Без четверти десять он сошел на берег бухты Ки-Уэст, свежевыбритый и одетый в белоснежный теннисный костюм, с сумкой для ракеток и в черных очках, сдвинутых на самую макушку. Он огляделся вокруг. Это было довольно странное собрание судов по сравнению с причалами у Палм-Бич. Тут были прогулочные катамараны, одна или две крупные шхуны для привыкших к более традиционному отдыху туристов и диковинная посудина, напоминавшая формами подводную лодку, а также обычный набор рыболовных катеров и яхт для проживания на борту.
Его собственное судно представляло собой тридцатидвухфутовую двухвинтовую моторную яхту, построенную на заказ в пятидесятых годах на одной из работающих по старинке верфей в штате Мэн. Он прожил на ее борту уже почти три года с той поры, когда ему пришлось выбирать между жильем на паях и яхтой. Первый вариант никогда им всерьез не рассматривался. Он усердно трудился, чтобы содержать свою яхту в наилучшем виде, и она вознаграждала его усилия. Ее черный корпус лоснился, ее отделанные красным деревом внутренние помещения сверкали чистотой, а ее тиковые палубы были всегда начищены и хорошо навощены.
Яхта называлась «Срыв». Он предпочел сам подшутить над своим несчастьем, чем дожидаться, пока кто-нибудь сделает это первым, а охотники всегда находились.
Ему нужно оборудовать яхту сходнями, подумал он, взглянув на трехфутовый промежуток между кормой яхты и бетонной пристанью. Женщинам вряд ли понравится перепрыгивать через него.
Он подошел к автостоянке и остановился у своей машины. Это была модель «порше спидстер» конца пятидесятых, ярко-желтая, восстановленная с маниакальной тщательностью, и ее радиоантенну отломал какой-то проходивший мимо сукин сын. Чак вздохнул. Что делать, теперь он уже живет не в Палм-Бич.
Он сел в машину и поехал через весь остров в теннисный клуб «Старый остров», крохотное заведение, состоящее из трех кортов и маленького домика тренеров-профессионалов, принадлежащее большому отелю на другой стороне улицы. Он вошел в домик, когда часы пробили десять.
Меркл Коннор оторвался от своего компьютера и уставился на Чака.
— Ох, привет, — сказал он. — Ну да, ты же сегодня начинаешь. — Похоже, он забыл об этом.
— Верно, Мерк, — сказал Чак, улыбнувшись своему новому боссу.
— Присядь на минутку, Чак, — сказал Мерк, оттолкнувшись от письменного стола своего крохотного офиса и убрав жестянку с теннисными мячами с единственного свободного кресла.
Чак уселся. Ну вот, сейчас начнется.
— Позволь мне обрисовать тебе ситуацию, — сказал Мерк.
«Это не Палм-Бич», — попытался Чак угадать следующую фразу.
— Это не Палм-Бич, — начал Мерк. — Мы живем не роскошно, но мы не простаиваем. Если ты будешь усердно работать над тем, чтобы набрать себе клиентов, то сможешь зашибать семьдесят пять штук в год, может быть, даже больше.
«Держись от баб подальше».
— Тебе следует быть поосторожнее с юными дарованиями женского пола, — продолжал Мерк. — В прошлом году у меня был тут один парень, который ночи напролет проводил с проживавшей в отеле дамочкой в ее чертовом номере, и администратор накинулся на меня как бешеный, и заставил меня уволить его. В сущности, мне до лампочки, кого ты трахаешь, лишь бы это происходило не в отеле, и, ну, ты понимаешь, чтобы не было лишнего шума. Усек, куда я клоню?
— Я усек, куда ты клонишь, Мерк. Здесь проблем не будет.
— Вот и прекрасно, потому что мне и так хватает забот: одновременно вести сразу две программы, эту и еще одну в Санта-Фе. В апреле я отправлюсь на запад, и тебе придется вдвоем с Виктором держать эту лавочку.
— Виктор — это я, — произнес голос за спиной у Чака.
Чак обернулся и протянул руку для приветствия.
— Здорово, меня зовут Чак Чэндлер.
— Виктор Бреннан, — представился незнакомец. Ему было лет сорок пять, у него были пышные усы, взъерошенные волосы и вечная улыбка на губах. Что-то вроде брюшка выпирало из его шорт; он выглядел скорее как бывший футболист, чем как профессиональный теннисист. — Добро пожаловать в рай.
— Спасибо. Я так и предвкушаю нашу райскую жизнь.
— Тогда ты должен верить всем вракам Мерка.
— Ладно, Виктор, утихомирься и послушай, — сказал Мерк. — Чак, я собираюсь примерно поделить работу между тобой и Виктором; ты будешь заниматься хорошими игроками, зазнайками и визитерами. Виктору достанутся ежедневные посетители, в основном это постояльцы отеля, а также домохозяйки, малышня и новички. Он по своему темпераменту более подходит для работы с такого рода учениками.
— Это уж точно, — подтвердил Виктор. — Я самый покладистый парень на свете, и я могу научить играть в теннис кого угодно.
— С радостью уступаю тебе их, — сказал Чак. — У меня никогда ничего путного не получалось с новичками и растяпами.
— Я хочу брать больше с клиентов, занимающихся с тобой, потому что у тебя есть определенная репутация, — сказал Мерк. — У нас есть парни, которые с радостью заплатят просто за то, чтобы постукать по корту с тобой; несколько человек уже записались в очередь. Виктор расскажет тебе о них вкратце.
— Непременно, — сказал Виктор. — Выйдем-ка на корты, и я обрисую тебе ситуацию.
Виктор повел его из тренерского домика мимо автомата для подачи мячей и тележки с учебными мячами. Он набрал код на замке калитки, ведущей на корт, и они вошли. — На этой неделе код — «три-три-три», — сказал он, протягивая Чаку ключ. — Это от другой калитки, вон там. Я занимаюсь с учениками на первом корте, ты возьмешь себе третий, а средний мы сдаем в аренду. — Он махнул рукой в сторону скамейки. — Садись-ка, и я просвещу тебя.
— Валяй, — сказал Чак и сел.
— Тут есть несколько неплохо играющих завсегдатаев. Во-первых, Ларри, писатель, который играет с лучшими в городе игроками три или четыре раза в неделю. Он попробует сыграть с тобой очень скоро, и если ты хочешь, чтобы он продолжал сюда приходить, ты бы лучше позволял ему выигрывать два мяча из трех.
— Усек, — сказал Чак.
— Тут есть еще Холли, независимый личный тренер, который играет лучше тебя, ты уж мне поверь, и который разобьет тебя в пух и прах, если ты будешь с ним играть недостаточно внимательно.
— Ладно.
— Есть еще семнадцатилетний паренек по имени Билл Таббс, ты многого сможешь с ним добиться. Он дьявольски талантлив и поэтому очень силен; он мечтает стать гастролирующим профессионалом. Я не слишком многому сумел его научить, потому что он слишком упрям, думает, что всегда прав. И к тому же тебе придется иметь дело с его папашей, торговцем пивом, который считает этого паренька вторым Питом Сампрасом.
— Ладно, — сказал Чак. — Кто еще?
— Вот они, — сказал Виктор, кивнув в сторону автостоянки.
Чак повернулся и увидел парочку, вылезающую из сверкающего новенького спортивного «мерседеса». Мужчине было лет шестьдесят, он был высокого роста, стройный и по виду в отличной форме. У него были густые снежно-белые волосы, зачесанные прямо назад, и сильный загар. С противоположной стороны машины показалась самая красивая женщина, каких Чаку приходилось видеть с тех пор, как он прекратил гастролировать в качестве профессионального игрока, а это произошло уже много лет назад. Она была высокого роста — пять футов и восемь или девять дюймов — грудастая, длинноногая, с тонкой талией, ее темные волосы были собраны сзади в лошадиный хвост, и она была почти такая же загорелая, как и ее спутник. Она была лет на тридцать моложе его.
— Ого, — сказал Чак.
— И в самом деле «ого», — ответил Виктор. — Они появились тут несколько месяцев тому назад, и оба отлично играют. Их зовут Гарри и Клэр Каррас.
— Муж и жена? — спросил Чак.
— Не хотел бы тебя расстраивать, но это так.
— Что еще ты знаешь про них?
— Не так уж много. Он, похоже, здорово богат и отошел от дел. Они купили большой старый викторианский особняк в Старом городе и, похоже, потратили целое состояние, отделывая его. У него есть портативный сотовый телефон, и он постоянно треплется по нему. Тебе придется к этому привыкнуть.
Парочка открыла главную калитку, ведущую на корт, и вошла внутрь.
— Пойдем, я представлю тебя, — сказал Виктор.
Чак во все глаза смотрел на приближающуюся к нему женщину и вдруг понял, что ее муж следит за тем, как он смотрит на нее.
— Гарри и Клэр, — сказал Виктор, — это Чак Чэндлер, наш новый главный тренер.
Чак первым пожал руку Гарри. Его ладонь была мягкой, но сильной.
— Как поживаете, Гарри?
— Хорошо, — ответил Гарри.
— Клэр? — сказал Чак, поворачиваясь к ней. Он почувствовал, как в низу живота у него все напряглось от внезапного прилива крови.
— Привет, Чак, — сказала Клэр. — Мы слышали о том, что вы собираетесь приехать сюда.
Ее рука помедлила чуть больше, чем следовало, в его руке.
— Я рад, что оказался здесь, — сказал Чак, стараясь оторвать взгляд от ее огромных зеленых глаз. — Я слышал, что вы, ребята, неплохо играете в теннис.
— Давайте попробуем, так ли это, — сказал Гарри. — Виктор, ты не хотел бы составить нам компанию в качестве четвертого игрока?
— Конечно, Гарри, — ответил Виктор. — Я сыграю пару сетов; до одиннадцати у меня ничего не назначено.
— Отлично, — сказал Гарри. — Мы с Клэр против вас двоих. — Он повел жену на корт.
Чак поплелся вслед за ними, не в силах оторвать глаз от женщины. Она создана для теннисного костюма, подумал он. Или для того, чтобы вообще обходиться без одежды.
Чак внимательно следил за ними обоими, пока они разминались — оба оказались ловкими игроками, умело обращавшимися с мячом. Он решил начать с легких ударов, просто чтоб посмотреть, как это пойдет. Но легких ударов оказалось недостаточно; вскоре они с Виктором уже проигрывали со счетом ноль — три.
Гарри часто подавал крученые мячи, умело принимал их, он знал, куда нужно бить, — примета хорошего пожилого игрока. Несколько уменьшившуюся силу он с годами возместил мастерством.
Клэр была сильнее, чем можно было подумать по ее телосложению, и, казалось, она могла отбить любой мяч. Чак чуть поднял уровень своей игры и так и оставил; этого оказалось достаточно, чтобы закончить матч почти на равных, и они с Виктором победили с одной дополнительной подачей, когда счет сравнялся.
Они все пожали друг другу руки, затем перешли к автомату с холодной водой.
— Чак, это была отличная игра, — сказал Гарри. — Мы в следующий раз непременно наймем тебя.
— Я буду готов к этому, Гарри.
— Почему бы тебе не присоединиться к нам поужинать сегодня вечером? Мы официально приглашаем тебя отметить твой приезд в Ки-Уэст. Виктор, а как ты, не прочь?
Оба профессионала приняли приглашение.
— Отлично. В восемь в «Садике Луи».
— Спасибо, Гарри, — сказал Чак. Он посмотрел на Клэр. — Жду с нетерпением.
Красные губы Клэр чуть изогнулись. Чак решил счесть это за улыбку.

Глава 2

Чак отыскал «Садик Луи» со второй попытки. Остров Ки-Уэст был всего в милю шириной и четыре мили длиной, но ему пришлось воспользоваться картой, и даже с ее помощью это оказалось сделать непросто. Вдоль острова шли всего две или три улицы; остальные были узенькими и сплошь застроенными каркасными домишками того типа, которые иногда называют «ракушками». «Садик Луи» находился на одной из этих маленьких улочек; это был приличного размера викторианский особняк, который выглядел как чей-то жилой дом, нежели как ресторан.
— Мистер Каррас еще не появился, — сказал метрдотель, — но еще один гость из вашей компании ожидает в баре снаружи. Просто пройдите прямо через зал.
Чак вышел из заднего входа ресторана и оказался на трехъярусной террасе, уставленной столиками; бар находился на нижнем ярусе, почти у самой воды. Море заплескивало на настил террасы, и восходящая луна освещала посетителей ресторана — в основном туристов, как сообразил Чак, приехавших на юг погреться на солнце.
Виктор помахал ему от бара, и Чак опустился на соседнюю с ним табуретку.
— А где наши хозяева? — спросил он.
— Гарри и Клэр не слишком сильны в умении приходить вовремя, — ответил Виктор. — Купить тебе выпивку?
— Спасибо. Я бы выпил порцию водки, простой, неразбавленной, очень холодной, — сказал он бармену.
Они чокнулись бокалами.
— Добро пожаловать в рай, — сказал Виктор.
— То же самое ты сказал мне сегодня утром. Это действительно так?
— Вполне может быть. Зависит от того, на что ты настроен.
— Я настроен весьма благодушно.
— Тогда тебе тут понравится. В этом городе полно самых странных типов, — сказал Виктор. — Это конец пути, образно говоря, для очень многих из них. Они больше нигде не смогли добиться того, чего хотели, поэтому приехали сюда, чтобы не делать ничего. Ничегонеделание — вот чем эти люди тут занимаются.
— Мое настроение не настолько благодушно, — рассмеялся Чак. — Я собираюсь здесь сделать достаточно денег, чтобы на них можно было прожить.
— Уже нашел себе жилье?
— Я притащил его с собой.
— Трейлер?
— Я пока не пал так низко; это небольшая моторная яхта. Я нашел место для стоянки в бухте Ки-Уэст.
— Вот где, значит, все и происходит, на борту судна, — сказал Виктор. — Ну а этот желтый «спидстер», он твой?
— Ага. Я восстановил эту штуковину из металлолома, пока жил на Палм-Бич.
— Наверное, Мерк уже сказал тебе, что здесь не Палм-Бич?
— Я рад это слышать.
— Послушай, Чак, мы с тобой не так уж хорошо знакомы, но я хотел спросить тебя...
— Ага, у меня был нервный срыв.
— Да нет, не про это.
— А про что же тогда?
— Про Палм-Бич. До нас тут донесся один слушок. Ты действительно обрюхатил жену президента клуба?
Чак покачал головой.
— Я на самом деле в это не поверил, — сказал Виктор.
— На самом деле это была жена председателя. И беременность была ложной, истерической.
— Истерическая беременность?
— Да, истерическая, разве не слышал про такие? Она на самом деле просто пару раз пропустила месячные.
— Я в это не верю.
— Вот и ее муж тоже не поверил. Конечно, к тому времени, как у нее все опять наладилось, я уже не работал в клубе. — Чак посмотрел на залитое лунным светом море. — Прекрасный вид, не правда ли?
— Уж это точно, — согласился Виктор.
Чак смотрел, как полная народу лодка отчалила от приличного размера моторной яхты, стоящей на якоре неподалеку от берега, и направилась к «Садику Луи». Рулевой привязал лодку «Бостонский китобой», и шестеро пассажиров выбрались на берег.
Чак посмотрел на свои часы.
— Наши хозяева опаздывают на двадцать минут, — сказал он. — Тебе, возможно, придется угостить меня ужином.
— Они придут, — сказал Виктор. — Гарри относится к тому типу людей, которые всегда выполняют обещанное.
Прошло еще полчаса, прежде чем Каррасы появились, и все посетители ресторана повернулись, чтобы посмотреть, как они входят, вернее, как входит Клэр. Она спустилась по ступенькам в белом декольтированном платье без бретелек, державшемся лишь благодаря ее природным формам, и на краткое мгновенье при виде ее все умолкли.
Чак встал, глядя, как она подходит к бару.
— Привет, Гарри, — сказал он, сначала подав руку мужу, — и Клэр.
Ее холодная ладонь снова сжала его руку. Он постарался смирить свою фантазию.
— Извините за опоздание, — сказал Гарри, — но наш столик уже накрыт, так что присядем и выпьем там.
Чак и Виктор последовали за парочкой к удобно расположенному столику и заказали еще по одному бокалу. Гарри заказал шотландский виски; Клэр попросила бокал белого совиньона.
Гарри поднял свой бокал.
— Добро пожаловать в Ки-Уэст, — сказал он.
— Спасибо, Гарри, — ответил Чак. — Мне кажется, здешние места придутся мне по вкусу. — Он старался не смотреть на Клэр, когда говорил это.
— Значит, вы прямо из Палм-Бич, — сказал Гарри. — Эти слухи верны?
— Нет, это все пустые сплетни, — сказал Виктор. — Это просто была истерическая беременность.
Они все трое расхохотались, и Чак присоединился к ним.
— Чак, — сказал Гарри, когда они перестали смеяться, — ты что, проявляешь особенный интерес к чужим женам?
— Нет, Гарри, — ответил Чак. — Но время от времени они проявляют особенный интерес ко мне.
Все снова рассмеялись.
Клэр положила руку на плечо Чаку.
— Кто может осудить их за это? — сказала она, и в ее голосе послышалась едва заметная нотка сарказма.
— Вы слишком добры ко мне, Клэр, — ответил Чак.
Разговор перешел на теннис, когда им подали меню, и они придерживались этой темы, поглощая первые два блюда. Потом Гарри заговорил о другом.
— Вы хоть немного занимаетесь подводным плаванием, Чак? — спросил он.
— Да. Я живу на борту моей яхты, она стоит в бухте Ки-Уэст, и я был бы рад захватить вас с собой в море как-нибудь.
— Это мы захватим вас, — сказал Гарри.
— Буду весьма рад.
В эту минуту налетел порыв ветра настолько сильный и неожиданный, что опрокинул один из бокалов с вином, и через долю секунды воздух наполнился грохотом. Все посетители ресторана повскакивали от неожиданности, глядя в одном направлении.
Чак последовал взглядом за остальными. Столб желтого пламени поднимался в небо, и обломки падали в воду в большом радиусе от него. Моторная яхта, которую Чак заметил раньше, превратилась в пылающий факел.
— Вот дерьмо, — пробормотал Виктор.
— Газ, — сказал Гарри. — Это, должно быть, газ.
— Газ и бензин, — ответил Чак. — Дизель бы так не взорвался.
— Как ты думаешь, кого-нибудь ранило? — спросила Клэр.
— Вряд ли, — ответил Чак. — Мы видели, как большая компания покинула яхту и высадилась здесь поблизости на берег совсем недавно.
Словно по подсказке, какая-то женщина вскрикнула.
Чак посмотрел в сторону бара. Теперь эта женщина зажимала одной рукой рот, другой указывала на пламя. Слезы струйками катились по ее лицу.
— Чего это она разоралась? — спросил Гарри. — Она ведь осталась в живых, верно?

Глава 3

Томми Скалли вскочил на ноги вместе с остальными посетителями ресторана, разинув рот и глядя на взрыв. Затем он взял себя в руки, достал из кармана сотовый телефон и набрал «911».
— Я так и знала, — сказала Роза. — Я знала, что ты что-нибудь придумаешь, чтобы испортить этот вечер, но, признаться, не ожидала от тебя такой изобретательности.
— Роза, заткнись и ешь свой десерт, — ответил Томми.
— Полиция Ки-Уэст, — произнес женский голос.
— Говорит детектив Скалли. Яхта взорвалась в ста пятидесяти ярдах от восточной оконечности острова, могут быть жертвы. Я хочу, чтобы вы...
— Как вы себя назвали? — спросила женщина.
— Детектив Томас Скалли из департамента полиции Ки-Уэст, — повторил он.
— Я не знаю никакого детектива по фамилии Скалли, — сказала она.
— Дорогуша, — сказал Томми, — если вы не будете слушать меня и делать то, что я скажу, прямо сейчас, то я сам приду к вам представляться и не обещаю, что буду в самом лучшем настроении. Я здесь новенький, понятно? А теперь свяжитесь с береговой охраной и скажите им, чтобы прислали катер и позаботились о том, чтобы на борту был врач.
— Вы уверены, что это не какой-то розыгрыш?
— Как вас зовут?
— Хелен Рафферти.
— Хелен, говорю вам как ирландец своей землячке, это верные новости. Кстати, в вашем департаменте есть какая-нибудь лодка?
— Да, но сейчас ее вытащили на берег, чтобы что-то там с ней сделать.
— Скверно. Вы вызовите береговую охрану, а я сам найду какую-нибудь посудину.
— А вы уверены...
— Сделайте это, думать можете потом. — Он поднял руку. — Официант! — крикнул он. — Счет!
Пять минут спустя Томми, предоставив своей жене оплачивать счет за ужин, посвященный ее дню рождения, схватил за воротник молодого человека, приведшего «Бостонского китобоя» к ресторану, и был уже на пути к месту взрыва, прихватив с собой и несчастного бухгалтера из Атланты.
— Я только-только купил эту посудину, — пожаловался бухгалтер. — Это было наше первое плаванье.
— Как вас зовут? — спросил Томми, раскрыв блокнот.
— Уоррен Портер, — ответил бухгалтер. — А вы кто такой, и что вы делаете на моей шлюпке?
Томми сверкнул своим новеньким значком:
— Полиция Ки-Уэста; фамилия Скалли.
— Как вы так быстро поспели сюда?
— Я ужинал в ресторане, как и вы. — Томми повернулся к рулевому. — Вы новичок на яхте?
— Нет, сэр, — ответил юноша. — Я работал на предыдущего владельца судна.
— Его обслуживание входило в ваши обязанности?
— Да, сэр. Яхта обслуживалась до последнего винтика, можете мне поверить.
— Можете ему поверить, — сказал бухгалтер. — Я покажу вам мой первый счет из дока.
— Там была газовая система для приготовления пищи?
— Да, сэр, два двадцатигаллоновых баллона, оба установлены в отсеке по левому борту. Эта система является... являлась первоклассной, удовлетворяющей всем требованиям береговой охраны.
— На каком топливе работали судовые двигатели?
— На бензине. Несколько необычно для судна таких размеров, но тот парень, который ее построил, хотел добиться наивысшей скорости, которую только можно выжать из двигателей такой массы, и дизель не мог этого обеспечить.
Они добрались до места взрыва, и Томми огляделся.
— Господи Иисусе! — воскликнул он. — Тут ничего не осталось. — Он смог разглядеть только небольшие куски плавающих на воде обломков корпуса, некоторые из которых еще догорали. Они дополняли лунное сияние причудливыми отсветами.
— Должны были остаться и более крупные обломки, но они, наверное, затонули, — сказал молодой шкипер. — Я хочу сказать, что разве что атомная бомба могла превратить шестидесятифутовую яхту в такие щепки. Готов побиться об заклад, что где-то под нами лежат на дне здоровенные куски.
Послышался вой сирены, и из-за мыса показался большой катер, сверкающий множеством бортовых огней.
— Вот подходит береговая охрана, — сказал Томми. — Я хочу задать вам обоим несколько вопросов, прежде чем они окажутся здесь. На борту кто-нибудь оставался?
— Нет, — ответил бухгалтер. — Мы все сошли на берег, чтобы поужинать у Луи.
— Благодарите Бога за небольшие поблажки, — тихо прошептал Томми. — Кто готовит еду?
— Нелл, — сказал шкипер. — Она моя подруга; мы оба на этой яхте уже года три.
— Она знает, как нужно обращаться с этой газовой системой? Как выключать ее и какие меры предосторожности принимать, когда она не используется?
— Готов поклясться, что знает, — сказал шкипер. — Она знает об этой яхте не меньше меня, и она осторожная девушка.
— Могло ли такое случиться, что она так спешила сойти на берег вместе с остальными, что позабыла закрыть вентили на баллонах?
— Ну такое возможно, — признал шкипер. — Обычно мы просто отключаем газ в плите, но не на баллонах, если только мы не покидаем судно на более длительное время.
— Так что там могла быть утечка?
— Возможно, но вряд ли. Мы бы учуяли запах газа.
— На борту был детектор газа?
Шкипер покачал головой:
— Он вышел из строя на прошлой неделе. Он стоял в списке тех вещей, которые я хотел заменить, пока мы будем стоять в Ки-Уэсте.
Томми кивнул. Все больше мелких неполадок, которые в сумме могли привести к аварии, выплывало наружу.
— Яхта была застрахована? — спросил он у бухгалтера.
Тот печально кивнул:
— Да, но на десять тысяч долларов меньше, чем она стоила, и страховка не покрывает того, что я потратил, пока нашел эту яхту и договаривался о ее продаже.
— Позвольте мне сказать вам два слова, мистер Портер, — сказал Томми. — Непредвиденные убытки.
Бухгалтер, казалось, чуть приободрился.

* * *

Было уже заполночь, когда Томми добрался до гостиничного номера, в котором он с женой остановился, пока они не подыщут подходящее жилье. Он прокрался внутрь, стараясь не разбудить ее.
— Хорошо повеселился? — спросила Роза.
— Настоящая оргия, дорогуша, — сказал Томми, забираясь в кровать. — Запах горящих яхт творит чудеса с вашим пищеварением, если вы перед этим основательно подкрепились.
— Чо же, похоже, тебе не стоит беспокоиться о том, что это слишком скучный городишко, — сказала Роза. — Что случилось?
— Похоже, что это случайный взрыв газа, который поджег бензобаки. На борту, слава Богу, никого не было. Я не думаю, что смог бы вынести запах обгоревших тел после такого ужина.
— Тебе здесь уже понравилось, правда?
— Кажется, мы правильно поступили, — ответил Томми.
Он вышел в отставку после двадцати лет службы в департаменте полиции Нью-Йорка, оформил пенсию и двинулся на юг. Розе нравилась Флорида, и ему потребовалось меньше месяца, чтобы найти работу в Ки-Уэсте. Ему было сорок два, и он только что начал выслуживать вторую пенсию. Когда ему исполнится шестьдесят два, они с Розой будут свободны, как птицы.
— Давай поговорим об этом, когда мы подыщем себе жилье по карману и когда прибудет мебель, — сказала она. — Вот тогда я смогу сказать, правильно ли мы поступили.
— Нет, Рози, тебе же всегда хотелось жить во Флориде, — сказал Томми.
— Это не Флорида, Томми. Это похоже на какую-то другую страну, на что-то вроде банановой республики. Это не имеет ничего общего с Флоридой.
— Здесь жарко, как в пекле, и влажно, и до черта пляжей. Это Флорида.
— Это ты так считаешь.
Он перекатился на бок и сунул руку ей под голову.
— Тебе здесь понравится, Рози, — сказал он. — Просто немного подожди.
— Я и так жду.
— Рози?
— Что тебе?
— Ты запомнила эту парочку, которая пришла сразу после того, как мы сели ужинать?
— Ты имеешь в виду парочку с дамой в белом платье со здоровенными титьками?
— Ее самую.
— Ну и что в них особенного?
— Этот парень показался мне знакомым, знаешь ли.
— В самом деле?
— Ты никогда не видела его раньше?
— Не-а.
— Ни в газетах, ни еще где-нибудь9
— Не-а.
— Знаешь, что мне показалось? Мне показалось, что он замешан в каких-нибудь темных делишках.
— Томми, здесь все выглядят так, будто в чем-то замешаны.
— Никогда не знаешь, с кем имеешь дело, — сказал он. — Слушай, я поздравил тебя с днем рождения?
— По правде сказать, нет.
Томми положил ее ногу на свою, потерся бедром о ее промежность и запустил руку под ее ночную рубашку.
— С днем рождения, — сказал он, ущипнув ее за зад.
Роза вздохнула и поцеловала его.
— Спасибо, Томми, это был запоминающийся вечер.
— Запоминающееся начинается прямо сейчас, — сказал Томми.

Глава 4

Первая неделя Чака в теннисном клубе «Старый остров» была легкой. Его единственными постоянными клиентами были Гарри и Клэр Каррасы; они не пропустили ни одного дня и всегда появлялись вместе. Пока не наступила суббота.
Клэр пришла в одиннадцать часов утра, причем одна.
— Доброе утро, Клэр, — сказал Чак. — А где Гарри?
— Поехал в Майами по делам, — ответила она.
— Чем бы тебе хотелось заняться сегодня?
Некоторое время она смотрела на него.
— Давай поработаем над моими подачами, — наконец сказала она. — Я слишком часто ошибаюсь.
Чак кивнул:
— Я это заметил, но ты никогда не казалась мне заинтересованной в каком-либо обучении.
— Я заинтересована, — сказала она.
Чак взял тележку с тренировочными мячами и повел Клэр на корт.
— Разреши мне посмотреть, как ты сделаешь пару подач, — сказал он.
Клэр взяла два мяча и начала подавать.
Пару минут Чак довольствовался тем, что просто наблюдал. На Клэр был костюм, более подходящий для пляжа, чем для корта: малюсенький топ и очень короткие шорты, и всякий раз, когда она тянулась к тележке за мячом, на него дразняще пялились из-под белой ткани ее загорелые ягодицы.
Она остановилась.
— Ну как?
— Есть пара проблем, — сказал он, — начиная с того, как ты держишь ракетку. Ты слишком далеко захватываешь ее, так что все, что ты в состоянии сделать, это некрученая подача. Немного смести захват, вот так, и ты сможешь закрутить мяч, его будет труднее отбить.
Она попробовала сделать еще пару подач.
— Уже лучше, — сказала она. — Что еще?
— Ты слишком часто подаешь в сетку; тебе нужно следить за мячом до того момента, как ракетка ударит по нему. Держи голову повыше, и ты сможешь перебросить через сетку больше мячей.
Он проработал с ней целый час, и к концу урока ее подачи заметно улучшились.
— Спасибо, — сказала она. — Мне это понравилось.
— Мне тоже, — ответил он.
Она положила ракетку и вытерла лицо полотенцем.
— Приходи сегодня к ужину, — сказала она без всяких предисловий.
У Чака перехватило дыхание.
— С удовольствием. — Он старался придать голосу небрежную интонацию.
Она назвала ему адрес.
— В семь?
— В семь — это как раз то, что надо; можно мне принести вина?
— Хорошее красное будет вполне уместно.
— Очень хорошее красное.
— Ну, до семи, — сказала она. — Можешь не переодеваться.
— Я не буду.
Дом Клэр находился всего в одном квартале от бухты, где стояла у причала яхта Чака; это был большой трехэтажный викторианский особняк, стоявший на участке двойного или даже тройного размера по сравнению с обычным, если судить по длине забора. Дверь была открыта, но он все равно позвонил.
— Заходи внутрь! — прокричала она откуда-то из дома.
Чак открыл решетчатую дверь и вошел в дом. Там был короткий коридор, упиравшийся в лестницу. Справа был виден просторный плавательный бассейн.
— Сюда, наверх! — крикнула она со второго этажа.
Он поднялся по лестнице и оказался в просторной жилой комнате, слева от него была кухня, отгороженная баром.
Клэр рылась в холодильнике. Она повернулась к нему, держа в руках бутылку шампанского «Вдова Клико».
— Выпьешь шампанского?
— Конечно. — Он поставил на стойку бара принесенную им бутылку вина.
Она посмотрела на этикетку.
— Очень мило, — сказала она. — Оно прекрасно подойдет к нашему ужину.
— Это самое лучшее, что я смог найти на Прибрежном рынке, — сказал он, принимая от нее фужер шампанского. Они чокнулись.
— За новых друзей, — сказала она.
— С радостью выпью за это.
Она вышла из-за стойки бара и села на табуретку рядом с ним. На ней было короткое прозрачное платье, впереди расстегивающееся донизу. Два кармашка, наподобие заплаток, прикрывали ее груди, и ему были ясно видны сквозь материю ее трусики.
— Ты замечательно выглядишь сегодня вечером, — сказал он.
Она засмеялась, показав ровные белые зубы.
— Это моя работа, — сказала она.
— Твоя работа?
— Именно так я зарабатываю свое содержание. — Она передернула плечами. — Именно так большинство женщин зарабатывает свое содержание, если у них нет детей и они не ведут домашнее хозяйство.
— Брак в твоем изложении выглядит как-то очень по-деловому, — сказал Чак.
— А Гарри очень деловой мужик.
— Вы давно женаты?
— Чуть больше года. Первая жена Гарри умерла за год до того, как мы познакомились.
— А откуда вы родом?
— Мы оба с побережья — Гарри из Лос-Анджелеса, я из Сан-Диего. А ты?
— Из маленького городишка в Джорджии, называется Делано.
— Как тебе удалось научиться настолько здорово играть, чтобы стать профессионалом, если ты начал в маленьком городке?
— У меня в школе был очень хороший тренер. Он раздобыл для меня теннисную стипендию, благодаря которой я смог учиться в университете штата, а там у меня снова был другой хороший тренер. Я стал профессионалом прямо со школьной скамьи. А ты что делала, пока не встретила Гарри?
— О, я занималась множеством разных вещей — была секретаршей, регистраторшей, маникюршей, массажисткой.
— Готов спорить, ты была чудесной массажисткой.
Она снова улыбнулась.
— Я ей и была, уж это точно. Вот так я и встретилась с Гарри. Я работала в отеле в Лас-Вегасе.
— Ты уж слишком элегантная женщина, чтобы торчать в Вегасе.
— Я тоже так считала. Когда Гарри предложил мне выйти за него замуж, я поставила одно условие — что мне никогда, ни за что не придется вновь посещать Лас-Вегас.
Она налила им обоим еще шампанского.
— Ты эдак напоишь меня допьяна, потчуя меня шампанским на пустой желудок, — сказал он.
Она сняла ногу с ноги и села прямо.
— А разве я не должна напоить тебя, чтобы потрахаться с тобой? — спросила она.
Чак поставил свой фужер на стойку и попробовал унять дрожь, чтобы она не заметила его учащенного дыхания.
— Не-а, — сказал он.
Она встала, придвинулась к нему, обхватила его руками позади головы и поцеловала его слегка, играючи.
Чак задрал ее платье, положил ладони сзади на ее обтянутые трусиками ягодицы и сжал их, прижимая ее пах к своему.
— Их нужно снять, ты же знаешь, — прошептала она ему в ухо.
Он стянул их вниз.
Она выбралась из лежавших на полу трусиков, отступила на шаг назад и начала расстегивать платье.
Чак сбросил с ног туфли, стащил через голову рубашку и скинул шорты. Эрекция была полной.
Она протянула руку и взяла его за член.
— Иди за мной, — сказала она, пятясь через комнату и ведя его за собой, держа за член. Они дошли до толстого шерстяного ковра, она легла на спину и потянула его на себя. — Сейчас, — прошептала она. — Больше никаких предварительных игр. — Она направила его в себя.
Чак, опершись на локти, смотрел ей прямо в лицо. Ее глаза неотрывно следили за его глазами. Они оба начали двигаться вместе, сначала медленно, затем все быстрее.
Ее глаза начали затуманиваться, она протянула руку и нежно сжала в горсти его яички.
— Давай, — сказала она. — Прямо сейчас.
Чак не подкачал. Он кончил сразу вслед за ней, двигаясь так быстро, как только мог, постанывая от наслаждения. Они остановились постепенно, как заводные куклы, в которых кончился завод.
— Вот тебе и безопасный секс, — сказала Клэр.
— Ты кажешься мне вполне безопасной партнершей, — ответил он, скатившись с нее на ковер и вытянувшись на спине рядом с ней.
— Вряд ли ты впрямь в это веришь, — сказала она, затем встала, пошла к бару за бумажными салфетками и вернулась к нему. Она нежно вытерла его, затем себя. — Это получилось очень быстро, — сказала она. — В следующий раз тебе придется продержаться подольше, чтобы сделать меня счастливой.
— А я тут именно для того, чтобы делать тебя счастливой, — сказал Чак.
— Надеюсь, что так, — ответила она. — Минутку погодя, когда я чуть отдохну, я хочу приготовить тебе самый потрясающий бифштекс, который ты когда-либо ел, а потом я позволю тебе сделать меня очень счастливой.
— Я никуда не тороплюсь.
— У тебя нет чувства вины? Я насчет Гарри.
— Честно говоря, нет.
— Тебе не следует себя винить, знаешь ли. Гарри замечательно выглядит, но он вовсе не здоровый человек. Полтора года назад он перенес операцию на сердце, но он по-прежнему много пьет и ест жутко много жирного. А потом он выходит из дома и проплывает пятьдесят раз этот бассейн туда-сюда, словно для него не существует завтрашнего дня.
— Это опасно.
— Я знаю. Однажды он свалится замертво. Я выйду отсюда и найду его болтающимся в бассейне лицом вниз.
— Ты готова к этому?
— Да, но пока это не случилось, я практически лишена секса. Ему сделали операцию простаты в прошлом году.
— Я помогу тебе, чем смогу.
Она рассмеялась:
— Ты душка, думаешь только обо мне.
— Как, по-твоему, Гарри знает, чем мы занимаемся?
— Меня бы это не удивило.
— Как часто он уезжает по делам?
— Два или три раза в месяц, как правило.
— Это слишком редко.
— Мы что-нибудь придумаем. — Она повернулась и серьезно посмотрела на него. — Сколько тебе лет, Чак?
— Сорок четыре, — ответил он.
— Хм-м, — промычала она про себя. — Тебе уже пора бы подумать о твоем будущем, о твоем финансовом положении.
Она встала и, по-прежнему голая, начала готовить ужин.
Чак наблюдал, как она расхаживает по кухне, и удивлялся, с чего бы это ему так здорово повезло.
После ужина они снова занялись любовью, потом еще раз, пока не заснули в объятиях друг друга.

Глава 5

В воскресенье утром Чак проснулся поздно, и ему пришлось поторопиться, чтобы не опоздать на работу. Когда он сходил на пристань, какой-то катамаран длиной футов пятьдесят причаливал кормой вперед в свободное место по левому борту от его яхты.
— Вы не могли бы принять наши швартовы? — крикнула ему молодая женщина с кормы катамарана. Она была еще совсем молодая, лет под тридцать, наверное, невысокая и роскошно сложенная, что было нетрудно разглядеть, так как на ней не было ничего, кроме самого крохотного бикини. Ее распущенные волосы доставали ей до плеч, они выгорели на солнце, и она выглядела, — за неимением лучшего слова, подумал Чак, — шикарно.
— Конечно! — крикнул в ответ Чак и поймал конец причального каната за мгновение до того, как тот чуть не хлестнул его по лицу.
Он закрепил конец, затем поймал следующий брошенный ему швартов и тоже закрепил его на причале. На носовой палубе какой-то мужчина вытравлял якорный канат.
— Спасибо, — сказала девушка, сойдя на пристань и протягивая ему руку. — Меня зовут Мэг Хейли.
— Чак Чэндлер, Мэг; приятно было с вами познакомиться. Я полагаю, теперь я ваш ближайший сосед.
Ее спутник прошел через кокпит и тоже спустился на причал.
— Привет, я Дан Хейли, — сказал он, пожимая Чаку руку.
— Меня зовут Чак Чэндлер, и это моя яхта, — сказал он, кивком показывая на «Срыв». — Откуда вы?
— Последний раз мы стояли в Форт-Майерс, — сказал Дан. — Мы простоим здесь до конца зимы, я полагаю.
— Обращайтесь ко мне, если вам понадобится узнать, где тут что, — сказал Чак. — Я сам тут всего несколько дней, но готов рассказать все, что знаю.
— Спасибо, — ответила Мэг. — Вы могли бы начать с того, чтобы подсказать мне, где тут бакалейная лавка.
— Прибрежный рынок как раз по пути. Я направляюсь в ту сторону и могу проводить вас, если хотите.
— Я иду с вами, подождите меня минутку, — ответила она и прыгнула обратно на корму своей яхты.
— Вы здесь тоже лишь до конца зимы? — спросил Дан.
— Может, и подольше задержусь, — ответил Чак. — Посмотрю, как мне тут понравится.
Мэг вернулась, накинув поверх бикини тенниску и прихватив кошелек.
— Вернусь через полчаса, — сказала она Дану и поцеловала его в щеку.
Девушка спрыгнула на причал рядом с Чаком, и они пошли в сторону рынка.
— Значит, вы тут тоже новенький? — спросила она.
— Да, я совсем недавно прибыл сюда из Палм-Бич.
— Вы хотите немного поиграть в теннис? — спросила она, взглянув на его костюм.
— Я даю уроки тенниса, — ответил он. — Даже по воскресеньям.
— Нелегкая, должно быть, жизнь, — улыбаясь, заметила она.
— Ничего, я справляюсь, — ответил Чак, тоже улыбнувшись. — Ну вот мы и пришли, — сказал он, указывая на вход в магазин. — Все, что вы не сможете здесь купить, вы найдете в супермаркете, но туда придется ехать.
— Спасибо, — сказала она. — Увидимся позже.
Он смотрел, как она осторожно ступает по дорожке, усыпанной гравием, босыми ногами и входит в магазин. Слава Богу, она замужем, подумал он. В противном случае это могло бы привести к серьезным неприятностям. Дело не в том, что факт ее замужества мог бы его остановить: просто если бы она была одинокой, то от нее труднее было бы отвязаться, когда все закончится. Клэр, похоже, будет доступна только тогда, когда Гарри не будет в городе, и было бы неплохо иметь еще кого-то, с кем можно было бы провести свободное время.
Он забрался в старый «порше» и поехал на другой конец острова. Когда он подъезжал к перекрестку улиц Кэролайн и Элизабет, «мерседес» Гарри Гарраса проскочил как раз перед ним. Хорошо, что я не остался там на всю ночь, подумал он.
Он запарковал машину и подошел к теннисному клубу; какой-то юноша перебрасывался мячом с Виктором, и Чак остановился, очарованный ловкостью движений мальчика. Он вошел на корт.
— Доброе утро, Чак, — сказал Виктор. — Это Билли Таббс; ему, мне думается, захочется поработать с тобой.
Чак поздоровался за руку с юношей, на лице которого не отразилось никаких эмоций. Он был ростом по крайней мере шесть футов и два дюйма, не менее ста девяноста фунтов весом. Юноша, похоже, осмотрел Чака очень внимательно.
— А это отец Билли, Норман Таббс, — сказал Виктор, махнув рукой в направлении низенького плотно сложенного длинноволосого мужчины, привставшего с боковой скамейки. Они с сыном не были похожи друг на друга.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • ХмурыйКот об авторе Алескандр Зайцев
    Как заметила, у автора проблемы с финалами своих произведений. Нет, они завершены, но скомканно, странно, дергано и "на отвали"

  • ХмурыйКот о книге: Алескандр Зайцев - Суррогат Героя. Том II [СИ]
    Если, читая первую, я думала: "Божечки, как все круто, именно этого я и ждала так долго!", то вторая уже.. ну такое. Вторая часть менее продумана, и над шлифовкой ее, думаю, затрачено гораздо меньше времени. Это видно

  • Hellgirl о книге: Андрей Андреевич Красников - Альтернатива. Точка отсчета [СИ]
    Цикл однозначно понравился.
    Я вообще неравнодушна к ЛитРПГ, «патамушта боевик и там никого в реале не убивают».

    Перед нами - довольно необычное ЛИТРпг в постапокалиптическом жанре, максимально приближенное к "Фоллауту". Как всегда, герой Красникова - боец-одиночка, проходящий игру своим собственным путем, и не вступающий в долговременные союзы. Такая концепция нравится мне значительно больше, чем унылые клоны Росгарда, не способные ни на что без поддержки сильного клана.
    Как всегда у Красникова - герой совершенно неожиданно получает фантастические ачивки, и столь же неожиданно огребает люлей, причем одно уравновешивает другое. И как всегда, герой достигает успеха совершенно не там. где планировал - это так же приближает игру к лучшим образцам жанра, лишая персонажа "унылой непобедимости".
    Ну и отдельное спасибо автору за очень оригинальную концовку второго тома.

    В общем, книги Красникова стали для меня свежей струёй в довольно закомплексованной и шаблонной современной литературе. Они ценны не столько своей читабельностью, сколько тем, что автор не боится экспериментировать, и решительно осваивает новые горизонты.

  • Hellgirl о книге: Андрей Андреевич Красников - Точка кипения
    Цикл однозначно понравился.
    Я вообще неравнодушна к ЛитРПГ, «патамушта боевик и там никого в реале не убивают».

    Перед нами - довольно необычное ЛИТРпг в постапокалиптическом жанре, максимально приближенное к "Фоллауту". Как всегда, герой Красникова - боец-одиночка, проходящий игру своим собственным путем, и не вступающий в долговременные союзы. Такая концепция нравится мне значительно больше, чем унылые клоны Росгарда, не способные ни на что без поддержки сильного клана.
    Как всегда у Красникова - герой совершенно неожиданно получает фантастические ачивки, и столь же неожиданно огребает люлей, причем одно уравновешивает другое. И как всегда, герой достигает успеха совершенно не там. где планировал - это так же приближает игру к лучшим образцам жанра, лишая персонажа "унылой непобедимости".
    Ну и отдельное спасибо автору за очень оригинальную концовку второго тома.

    В общем, книги Красникова стали для меня свежей струёй в довольно закомплексованной и шаблонной современной литературе. Они ценны не столько своей читабельностью, сколько тем, что автор не боится экспериментировать, и решительно осваивает новые горизонты.

  • Фета о книге: Екатерина Васина - Бунтарка. (Не)правильная любовь
    Замечательная и захватывающая история. Интересный подход автора к данному союзу, видение и предоставление нам его. К сожалению у нас менталитет в стране не приемлет подобного, это как в "СССР секса нет", видимо все от туда. Я считаю лишь бы им это нравилось, обоюдно и не нарушало закон. Интересная героиня с не легким детством, тонко прописаны метания Кристины. Яркие мужчины типичные мачо со своими тараканами и змеями)). Немного не хватило развернутый концовки, т.е. именно диалогов и действий. А в целом книга великолепна, легкая не смотря на тяжелые ситуации в жизни героев. Огромное спасибо автор, вдохновения вам!!!

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2018г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.