Библиотека java книг - на главную
Авторов: 38895
Книг: 98415
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Тени прошлого»

    
размер шрифта:AAA

Кирилл Алейников
ТЕНИ ПРОШЛОГО

ПРОЛОГ

Общая начальная школа.
Город Харон-Т2 (Бесарэй).
Планета Харон-19.
— XXI век для планеты Земля был веком глубоких потрясений, разрушительных войн, смертоносных болезней и чудовищных катаклизмов. Всё новые и новые военные технологии, всё более и более совершенное оружие — огромные темпы необоснованного наращивания боевого потенциала человечеством обернулись именно тем, чем и должны были обернуться в итоге: войной. О, как же правы были одни пророки древности, говорившие о падении человеческой цивилизации! И как неправы были другие, заверявшие в том, что беды обойдут нас стороной. Нет, не обошли нас беды, не миновала Землю тяжкая судьбина глобальной ядерной войны, не устояли люди перед соблазном уничтожить самих себя…
Но что-то я заговорился. Итак…
Третья Мировая Война, начавшись в середине XXI века — в 2051 году — и закончившись через пять лет, опустошила планету Земля. Цивилизация людей была разрушена самими же людьми практически до основания: огромные мегаполисы лежали в руинах, тысячи гектаров земли горели от нефти, разлившейся из перебитых нефтепроводов, и метана, вырывавшегося из разрушенных скважин… Почти девять десятых всей биосферы планеты было уничтожено. Из одиннадцати миллиардов человек осталось не больше одного. Поверьте, это были грандиозные потери! Никакая нация не одержала верх в войне, никакая страна не присвоила себе знамя победы, ибо то была пиррова победа, победа ничейная, давшаяся слишком дорогой ценой. Из космоса планета выглядела как огромный дымящийся шар, стремительно летящий в бездну небытия. Атмосфера на несколько десятков лет вперёд превратилась в едкий, воняющий гарью и трупными газами туман. На развалинах городов и военных баз крысы и тараканы чувствовали себя полноправными хозяевами…
Нам с вами повезло, мы не вдыхали тот воздух, насквозь пропитанный смертью…
Но, не смотря на всё это, на останках погибшей человеческой цивилизации родилась новая цивилизация, возродившая науку, культуру, искусство… Новая цивилизация людей, осознавших все свои ошибки. Новая цивилизация людей, познавших ужас тотального разрушения. И эта новая цивилизация начала новую, в чём-то схожую, но всё же отличную от предыдущей жизнь.
Лектор отошёл от голопроектора к окну аудитории.[1] Ласковое солнце пригрело едва отошедшую от суровой зимы долину. Харон-19 не Венера и тем более не Земля с их райским, повсеместно тропическим климатом. Лишь сотню лет назад колонизованная планета ещё сопротивлялась людям в их стремлении переделать её под себя, сменяя засушливые периоды, когда дождей могло не быть месяцами, на холодные зимы со средней температурой минус сорок пять. Класс не был настроен слушать вводную лекцию новой истории и постоянно шумел, перекидываясь записками, шутками и файлами. До конца учебного года оставался всего месяц, после чего ребята отправятся в специализированные Институты по подготовке кадровых работников. Этот месяц традиционно посвящался изучению прошлого, и традиционно ребята с неохотой, через силу посещали занятия. Невозможно учиться, когда за окнами школы расцветает природа, когда весна берет в свои руки мир, когда бурлят гормоны и хочется свободы во всех её проявлениях.
— Спустя семьдесят лет после окончания Третьей Мировой Войны, — продолжил лектор, — ученым Земли наконец удалось очистить б*льшую часть атмосферы, гидросферы и литосферы от радиоактивного и химического заражения. Восстановились поля, где можно было высаживать пшеницу, снова стали прозрачными реки и ручьи, воду которых можно было без риска для здоровья пить. Прояснилось небо, и закончились кислотные дожди, воздух стал пахнуть не гарью и дымом, но наполнился ароматом цветов и трав. Все эти семьдесят лет люди боролись за выживание, прячась под землей от губительной радиации, заселяя далекие океанические острова и горные вершины, чтобы скрыться от всех ужасных последствий войны. Каждое зернышко и каждая капля чистой воды были на строгом учете и ценились больше какого бы то ни было золота. Каждый здоровый человек обязан был трудиться на благо общества и во имя выживания. Лозунгом тех лет был призыв «Восстанови планету! Восстанови человечество!», это же было и основной задачей. Тяжело приходило в умы людей осознание совершенной ошибки, тяжело они переживали ее последствия, но жизнь, как сказал один из древних мудрецов, всегда ищет выход…
Хрупкая девочка с симпатичным лицом, сидящая на втором ряду, робко подняла руку, показывая, что хочет задать вопрос. Лектор кивнул, разрешая.
— Мистер Крокус, зачем нам изучать историю планеты, которая находится в тысячах световых лет отсюда? Почему бы не изучать историю Харона-19?
Учитель вздохнул. Сорок лет он преподавал историю в начальных школах, и сорок лет ученики задавали один и тот же вопрос. Действительно, зачем детально изучать историю мира, в котором, скорее всего, никогда не побываешь? Зачем знать прошлое чужой и далекой планеты, когда есть своя, милая и родная?
— В истории Харона-19, мисс Макеева, нет достаточно примечательных фактов для изучения в силу того, что человек здесь живет лишь сто три года. А история Земли — это не история планеты. Это история человечества, человеческой расы, которая чуть было не уничтожила себя. И знать её прошлое необходимо для того, чтобы не совершить повторных ошибок. Я удовлетворил вас?
Девочка кивнула головой, и учитель продолжил лекцию:
— В первые послевоенные годы общественное устройство приобрело новую форму, взяв за основу в большей или меньшей степени коммунизм и общину. Появилось четкое распределение обязанностей между людьми, впоследствии приведшее к образованию Каст. В это время закладывалось ядро новых политических, экономических и социальных отношений. Пропали границы между государствами, потому что государства потеряли смысл. Пропали расовые и религиозные предрассудки, потому что каждый человек ценился сам и ценил других, осознавая своё положение. Исчезло разделение на богатых и бедных, на обеспеченных и обездоленных, потому что каждый в равной степени был жертвой войны, каждый потерял на той войне все что имел. Всё это привело к тому, что в июне 2125 года общины планеты объединились и провозгласили себя Свободной Землёй. Уже это название нового глобального государства дает нам право считать, что правительство того времени сделало ставку не на эксплуатацию собственного мира, как было сто тысяч лет, а на освоение прилегающего космического пространства. Именно с этого момента и начинается новая история новой Земли.
Учитель подошел к своему терминалу и отключил классную сеть. Теперь дети не могли отсылать друг другу файлы, и по аудитории тихо прокатился ропот возмущения. Возможно, в другой школе мистер Крокус пригрозил бы маленьким гражданам или даже наказал бы некоторых, но в ЭТОЙ школе он никого никогда не будет наказывать. В ЭТОЙ школе дети совершенно необычные, и у них всегда найдутся наставники, которые ДЕЙСТВИТЕЛЬНО смогут их наказать.
С первых шагов объединенное правительство начало активную деятельность по урегулированию правовых, экономических и социальных отношений. Ожесточилась система наказаний за преступления и нарушения, появились трудовые планы. В 2127 году было официально объявлено о создании трёх Каст, в которые вошло все население планеты. Это привело к новым проблемам, потому что, к примеру, Каста Военных считалась (да и сейчас, известно, считается) самой престижной, и в неё стремились попасть многие, часто незаконными путями, и сей факт в недалеком будущем заставил отказаться от семейного воспитания и перейти к «инкубатору Лепенхольда».
— Извините, мистер Крокус! А что такое «инкубатор Лепенхольда»? — спросил без разрешения белобрысый юноша, не по годам развитый. Он являлся самым популярным мальчиком в школе и считал, что обладает гораздо более бо*льшими правами, чем одноклассники. Учитель в очередной раз закрыл глаза на нарушение школьного этикета и спокойно пояснил:
— «Инкубатор Лепенхольда» — это условное название системы обучения людей. Суть этой системы заключается в том, что после рождения ребенка мать обязана отдать его в специальные структуры, где опытные воспитатели и педагоги с младенчества займутся формированием его характера и профессиональных качеств. Как правило, к тринадцати годам этот процесс завершается, и ребенок передается на обучение в Кастовые Институты соответственно со своими физическими, психоэмоциональными и интеллектуальными параметрами. Зиг Лепенхольд был разработчиком этой методики, а «инкубатором» её окрестили противники системы, считающие, что людей не подобает выращивать словно цыплят.
Мистер Крокус сурово взглянул на белобрысого юношу, выдержал непомерно тяжелый взгляд ребенка, потом сказал:
— По-моему, я несколько раз отвечал вам на данный вопрос, мистер Максимус.
Юноша ничего не ответил.
Учитель вновь подошел к голопроектору и включил его. Огромная голограмма земного шара заняла почти весь объем аудитории; дети невольно втянули головы в плечи и умолкли. Медленно вращающаяся голограмма сверкала океанами и снеговыми вершинами в лучах несуществующего солнца; поверхность была столь детально смоделирована, что, казалось, просматривались города и крупные автодороги. Ученики восхищались картиной целой планеты, величественно вращающейся в центре класса.
— Земля. Колыбель человеческой цивилизации. Родина могущественной ныне расы людей. Путем невероятных усилий, проб и ошибок, удалось сохранить и восстановить её, начав новую эру. Ученые из развалин лабораторий восстановили знания, накопленные за века. Технологии, несмотря на трудное время, развивались головокружительными темпами. В 2149 году правительство одобрило программу колонизации Солнечной системы.
Голографическое изображение Земли сменилось на другое. Теперь посреди аудитории вращалась красная планета, испещренная глубокими каньонами и огромными кратерами вулканов.
— Марс. Четвертая планета Солнечной системы стала первой, которую люди решили колонизировать. К ней направились две сотни беспилотных космических кораблей, они высадили на поверхность мобильные станции по производству дыма. Первая фаза колонизации называлась «Черная завеса».
На голограмме из разных участков поверхности вдруг начали разрастаться черные шлейфы. Они становились всё больше и больше, пока плотное серо-черное облако не скрыло всю планету.
— В течение двух месяцев станции выработали столько черного дыма, что он полностью скрыл Марс от солнечных лучей. Но сей дым был непрозрачен лишь для излучения видимого спектра. Инфракрасные же лучи спокойно проходили сквозь завесу и нагревали планету всё больше и больше. Начали таять шапки полярных ледников, и от них во все стороны потекли реки из настоящей воды. Затем стал таять подповерхностный лёд, пока практически весь Марс не превратился в бескрайнее горячее болото. Ученые Свободной Земли не предполагали даже, что под поверхностью Красной Планеты так много водяного льда. Вместе с дымом беспилотные аппараты насыщали воздух кислородом, пользуясь поначалу собственными ресурсами, а затем добывая кислород из марсианской воды. Спустя шесть лет после начала «Черной завесы» к Марсу направились ещё три сотни кораблей для осуществления второй фазы. Вновь прибывшие роботизированные комплексы стали активно забирать черный дым из атмосферы, пока свет не пролился на планету. Привезенные ещё во время «Черной завесы» микроорганизмы и некоторые растения активно размножались в благоприятной для них среде, помогая насыщать воздух кислородом. Через восемь лет на Марсе был построен первый жилой комплекс на два десятка колонистов. Ещё через двадцать шесть лет атмосфера Марса стала пригодной для дыхания. А в 2190 году четвертая планета была объявлена пригодной для жизни и колонизированной людьми. Лишь сорок один год понадобился для того, чтобы совершить такую трудную задачу.
Мистер Крокус переключил голограмму на модель Венеры.
— Венера. Вторая планета Солнечной системы. Вторая колонизованная планета. Её освоение началось в 2207 году и закончилось через восемьдесят три года. Именно столько времени понадобилось людям, чтобы переделать местный ядовитый и горячий воздух в некое подобие земного. К середине двадцать четвертого века в Солнечной системе были более или менее населены людьми Меркурий, Венера, Марс, спутник Юпитера Европа, Луна и, само собой, Земля.
Первый корабль для межзвездной экспедиции был построен в 2312 году и получил название «Нео». Он был воплощением новейших технологий того времени, гордостью Человечества и надеждой на скорейшее познание тайн и загадок Вселенной. Огромный звездолет в том же году направился к звезде Тау в созвездии Кита, у которой астрономы обнаружили систему планет, по своим свойствам аналогичных малым планетам Солнечной системы. От Земли до Тау Кита чуть больше десяти световых лет, но скорости того времени не позволяли преодолевать значительные расстояния достаточно быстро, и полет «Нео» был рассчитан на столетие — именно в таком сроке нуждался звездолет, чтобы достичь цели.
«Нео» до сих пор является единственным кораблем для межзвездных полетов, не способным развивать скорость большую чем скорость света. Уже через двадцать лет после его старта ученым удалось открыть транспортные свойства торсионных полей, которые позволили освоить гораздо более высокие скорости. «Нео» на пятой части маршрута был перехвачен посланными специально для этого скаутами, и его экипаж благополучно вернулся на Землю. Впоследствии, через три года, все члены экипажа были задействованы в другой программе по исследованию Тау Кита, основанной на новых открытиях.
Девочка со второго ряда, которая внимательнее всех слушала лекцию, вновь подняла руку, чтобы задать вопрос:
— При низких скоростях освоение Галактики почти невозможно, мисс Макеева. Зачем же люди прежде создали корабль, а не открыли торсионные поля?
— Человечество разумно, а основным свойством разума является стремление познавать. Не покорять, не завоевывать, а познавать. О существовании торсионных полей в то время знали, но о транспортных свойствах данных полей — нет, и человечество сделало выбор в пользу пусть и крайне медленного, но все же познания Вселенной. Разум стремится охватить как можно больше и для этого использует все подручные инструменты, все доступные способы и знания. Но не забывает разум и о поиске более рациональной системы познания мира.
Голопроектор постоянно сменял картины, обеспечивая рассказ наглядными изображениями звезд, планет, кораблей. Гигантская сигара звездолета «Нео» медленно проплыла по аудитории. Ослепительный свет фотонный двигателей заставил учеников зажмурить глаза, а когда они снова их открыли, двигатели были навсегда заглушены. Рядом со звездолетом кружил ничтожный в сравнении скаут. Именно он забрал экипаж так и не достигшего цели «Нео» домой.
Почему-то вид брошенного в глубоком космосе огромного звездолета обескуражил большинство учеников.
— В 2335 году на орбиту звезды Тау Кита вышла первая межзвездная экспедиция в составе трёх кораблей: «Санта-Мария», «Пинта» и «Нинья».[2] Именно этот год считается началом освоения Галактики. Две пригодных для колонизации планеты, одна из которых оказалась кислородным миром, стали новым домом первопроходцев. Кислородная планета получила имя Терра и ныне является второй по стратегической значимости после Земли. Другая — практически идентичная Марсу — стала называться Викторией.
К тому времени как произошел Контакт, система звезды Тау Кита была достаточно хорошо — по меркам людей — колонизована. Терра, к примеру, насчитывала почти двадцать тысяч жителей. Транспортные корабли проложили оживленную трассу по маршруту Солнечная система — Тау Кита, и Человечество начало считать себя покорителями Космоса, пока не встретилось с цивилизацией, не в пример более развитой и обладающей обширнейшими владениями в Галактике.
Этой цивилизацией оказался Сейтхент.
Вполне возможно, и я бы даже сказал — так оно и есть, — что людям крупно повезло, когда Контакт был осуществлен именно с Сейтхентом, а не с другой расой. Голубокожие сейты оказались настолько похожи на людей, а мы, в свою очередь, похожи на них, что отношения двух рас сразу стали дружескими, каковыми остаются и по сей день.
Дело в том, что в 2396 году по нашему времени, в том году, когда и произошел долгожданный Контакт, в Галактике имел место быть серьезный конфликт между гуманоидными и негуманоидными цивилизациями. Если первые были представлены лишь двумя расами: Сейтхент и Лиалая, то негуманоидных рас в то время было больше двадцати. Суть конфликта заключалась в борьбе за доминирование в Галактике, и, как следствие, в подчинении себе пригодных для использования планетных систем. Постоянные военные столкновения подтачивали мощь гуманоидов, и им жизненно необходимы были новые союзники, в лице которых не замедлило себя представить Человечество.
Сейтхент и Лиалая подарили массу новых технологий и знаний, которые позволили за считанные годы возвести на орбитах наших планет гигантские заводы и верфи. Эти заводы и верфи, в свою очередь, положили начало Военно-Космическим Силам. К середине двадцать пятого столетия Человечество оказалось втянуто в первую за свою историю галактическую войну, которая показала, насколько жестокой может быть война в Космосе. Гибель кораблей и необходимость увеличения боевых крейсеров заставляли людей колонизировать всё больше и больше новых планет, захватывать вражеские миры и заводы, расползаться пятном по Млечному Пути. Новые миры требовали надежной охраны, но естественная рождаемость не могла обеспечить Армию людскими ресурсами. Поэтому началось широкое использование технологий клонирования и постройки киборгов-андроидов.
К концу двадцать пятого столетия мощь Армии Человечества достигла такого уровня, что мы стали равны лиаланцам. Отвага и стремление победить склонили чашу весов в пользу гуманоидов, и война, в конце концов, была остановлена.
Человечество, само не заметив как, стало полноправным жителем Галактики и членом Союза Рас, в котором сначала были лишь сейты и лиаланцы, а потом вошли и «блудные» негуманоидные цивилизации. Высокое технологическое развитие, подстегнутое войной, позволило нам стать серьезным конкурентом для всех.
Один из учеников поднял руку. Лектор прервался и разрешил ему задать вопрос.
— Мистер Крокус, но почему Человечество позволило втянуть себя в войну? Разве у нас не было выбора?
— Выбор был. Либо рискнуть и выйти на тот уровень, о котором мы могли только мечтать, либо отказаться от союзничества и тем самым подставить себя под удар негуманоидов.
— А мы могли бы принять сторону негуманоидов?
— Скорее всего, нет. Морфологическое сходство с сейтами в большей степени и с лиаланцами в меньшей подстегнуло нас, в силу нашей же психологии, на союз именно с гуманоидами. Негуманоидные расы отличаются от нас не только внешним видом, но и другими качествами: системой ценностей, логикой, психологией. Возможно, при сегодняшнем развитии и опыте Человечество и смогло бы встать на сторону других цивилизаций, пренебрегая гуманоидными, но в те времена это было просто нереально. Вторым фактором, определившим наш выбор, стал факт геноцида против молодых «человекообразных» цивилизаций со стороны негуманоидов. Девять так и не открывших для себя Космос цивилизаций, представители которых внешне походили на людей, оказались истреблены из чувства страха…
Как бы там ни было, но мы с вами должны гордиться тем, что принадлежим великой расе людей, которая, преодолев огромные трудности, на сегодняшний, 2606 год по нашему летоисчислению заняла третье место в Галактике по большинству показателей.

ЭПИЗОД 1

Мегаполис Ладакс.
Планета Марс.
«Евгений Рафов. Особо опасный преступник. Скрывается от закона более десяти лет. Занимается торговлей оружием, наркотическими веществами, рабами. Принадлежит пиратскому клану «Крылья Возмездия». Специализируется на террористических операциях. Последний раз был обнаружен на территории орбитального комплекса «Рассвет-101» около планеты Левиант».
Ферганд внимательно читал послание из Центра. Голубой экран терминала выдавал скудную информацию строчка за строчкой.
«Есть данные, что Рафов готовит крупный теракт в Солнечной системе, приуроченный к встрече глав правительств гуманоидных цивилизаций. Необходимо найти преступника и уничтожить его, а также предотвратить теракт, несущий самые печальные и грозные последствия».
Вот и всё.
Центр вкупе с начальством Разведки снабдил Ферганда просто-таки фантастическим объемом информации. Необходимо поймать особо опасного преступника, чуть ли не врага цивилизации номер один, при этом пользуясь лишь тем соображением, что такой преступник существует. И всё.
Ферганд потушил сигаретный окурок и стёр печатные строчки с экрана. Выключив терминал, он поднялся, взял лежащий на диване пиджак и вышел из комнаты. Через несколько минут он уже шагал по тротуару к автостоянке.
Он получил задание. В тексте не указывались полномочия спецагента, значит, полномочия неограниченны. Весьма хорошо, потому что Ферганд не любил ограничений в своей работе. Он любил свободу везде и во всём…
…Поэтому при покупке личного средства передвижения не колебался ни секунды, а приобрел отличную модель моноцикла «Хонда» с двумя гиперфорсированными двигателями и кабиной-коконом. Когда автоматика парковочной площадки удостоверилась в личности клиента, Ферганд из бесчисленного ряда разнообразных колесных и антигравных машин безошибочно нашёл своего «стального коня» и оседлал его. Натужно взвыли двигатели, разгоняя тишину марсианской ночи, и вот уже обтекаемый каплеобразный болид стремительно мчится по широкому проспекту мегаполиса, освещая путь парой мощных противотуманных фар.
Евгений Рафов числился в списках Разведки под номером три. «Золото» и «серебро» в «соревновании» на самого опасного преступника заняли его коллеги по цеху Мариэль Шохтан и Николь Гейгенц. Второй террорист, кстати, был женского пола.
Враг цивилизации номер три был, помимо всего прочего, ещё и личным врагом номер один для Ферганда. Двенадцать лет назад шайка Ерша (так звали Рафова в Разведке) под видом обычных туристов проникла на базу «Гринлэнд» недалеко от Ладакса. На этой базе, расположенной в центре зеленой заповедной зоны, в то время отдыхали два друга Ферганда, а так же его девушка Мари, с которой он хотел связать жизнь узами брака. И сам агент не избежал бы смерти, потому что тоже должен был находиться на базе, но начальство срочно вызвало его на внеочередное и внеплановое задание. Взрыв реактора на базе — дело рук Рафова и компании. Доказанный факт. Поэтому новое задание, сколь сложным оно не является, фактически оказывается принципиальным для Ферганда.
Найти поганого бандита ранее он не смог бы в силу отсутствия и времени, и сил. Теперь, после официального разрешения на поимку террориста, с лихвой хватит и того и другого. Правда, встреча глав правительств намечена на начало июля и должна, по предварительным данным, пройти на Земле. Сейчас конец марта. Следовательно, на операцию должно уйти не больше трёх месяцев.
Чёрный моноцикл с широкой белой полосой на боках остановился на парковке возле высокого здания СОВРа в центре мегаполиса. Ферганд зашёл в вестибюль, поздоровался с охранниками, прошёл стандартную процедуру аутентификации и спустился на скоростном лифте на минус десятый уровень, к арсеналам.
Выбирать оружие агент не стал, ведь неизвестно, где и как ему предстоит ловить преступника. Зачем таскать с собой битком набитые стволами чемоданы, когда хороший автомат, пулемет или даже ракетную установку можно найти на любой планете. А для начала пойдёт и личный пистолет — легендарная «Кобра».
В оружейных комнатах Ферганду понадобилось взять лишь спецкостюм — чёрный лакированный комбинезон из прочных огнеупорных материалов, да пару хитроумных приборчиков, без которых секретный агент и не агент вовсе. Экипировавшись таким образом, он покинул здание, оседлал любимое средство передвижения и устремился к космопорту.
Он обязательно выполнит задание. Дело и в личном мотиве, и в приказе, и в принципе. Ведь Ферганд не провалил ни одного задания за свою длинную службу в Армии. И может быть потому, что фамилию носил достаточно звучную — Максимус.

ЭПИЗОД 2

Колонизатор «Колубм-4».
Стационарная орбита планеты 54-ON122.
— Капитан, дроиды готовы к спуску, команда техников уже на местах. Разрешите начать операцию? — голографическое изображение Василия Петрова, старшего в команде техников из двух человек, чуть заметно подрагивало над голопроектором в рубке корабля-колонизатора «Колумб-4».
— Василий, вы уверены, что необходимо начинать спуск именно сейчас? На месте вашей посадки формируется мощный грозовой фронт, и я бы не хотел, чтоб у вас возникли какие-нибудь проблемы. — Капитан, человек сорока семи лет, с вытянутым лицом и чёрными как смоль волосами с легким намёком на седину, в форменном тёмно-синем мундире со знаками отличия Военной Касты по обыкновению прохаживался по периметру рубки и в задумчивости жевал бог весть откуда взявшуюся у него зубочистку.
— Раньше начнём, раньше кончим. — Петров, как и все на «Колумбе», уже протёр штаны, сидя в тесных объёмах корабля. Двухнедельный перелёт к планете Зелёная, как был неофициально назван мир 54-ON122, неделя исследований на орбите… К тому же молодому Учёному-колонизатору ещё не выпадало случая быть первым человеком, ступившим на неисследованную планету, и вся его душа так и рвалась поскорее начать операцию. — Шлюпка предназначена для посадки и не в таких условиях, да к тому же грозы еще нет. Граница фронта более чем в трёх сотнях километров от места высадки.
— Ладно, Василий. Я понимаю ваше рвение, поэтому можете приступать прямо сейчас.
Капитан двухнедельным перелетом и последующим стационаром был удручен больше всех. Командир эскадрильи истребителей, боевой пилот, получивший ранение на одной из пяти мятежных колоний, задумавших перейти в подданство к сейтам, был переведен на колонизатор для реабилитации. Срок этой реабилитации — тридцать дней, двадцать три из которых уже прошли, а впереди было, по меньшей мере, ещё дней двадцать. При удачном раскладе. Только после этого «Колумб-4» сможет покинуть стационар Зелёной и уйти на базу.
Как всё-таки не вовремя появился приказ о начале колонизации мира под номером 54, единственной полноценной планеты безымянной М-звезды, чьего кода в межрасовом каталоге не помнил, наверное, никто, включая навигатора. Время реабилитации боевого командира рисковало удвоиться, а то и утроиться из-за этой дурацкой планеты.
В корпусе «Колумба», обращенном в сторону планеты, раскрылись створки грузового отсека. Во всполохах желтых проблесковых маячков из нутра колонизатора медленно, словно боясь разбудить спящую дикую планету, вышел дискообразный посадочный модуль. Ослепительные блики, порожденные лучами местного солнца, заиграли на его рифленой серебристой поверхности.
— Выходим на расчётную траекторию. Посадка через пятьдесят семь минут. — Голографическое изображение Василия Петрова давно сменилось на объемный вид, транслируемый видеокамерой на носу модуля.
Постепенно отходя от корабля на маневровых двигателях, шлюпка готовилась нырнуть в атмосферу, достаточно плотную, чтобы техников хорошенько потрясло. Но ни Василий, ни его напарник Вайко Тернет не боялись болтанки. В эти минуты они даже не думали о ней. Когда операция началась, то колонистами овладела некая эйфория, сродная той, что приходит от сигаретки с марихуаной. Они были по-настоящему счастливы, ведь первыми ступят на новую планету. И дело не в том, что по прибытии на базу они получат солидную премию, повышение и прибавку к зарплате, а в том, что они станут чуточку похожи на легендарных первопроходцев прошлого, которые своими подвигами строили Человечеству светлое будущее. А героев своих новая цивилизация людей помнила, любила, уважала, ценила всегда. И всегда ими гордилась.
Если, конечно, узнавала о них…
Стандартная процедура первичной колонизации кислородного мира такова. Сначала, естественно, находится данный мир. Иногда корабли наталкиваются на подобные планеты случайно, иногда целенаправленно их ищут в глубинах космоса у неисследованных звезд. Специально ради поисков подходящих для будущих человеческих поселений планет были созданы особые корабли — серчеры.[3] Такие корабли могут уходить в Дальний Космос на несколько лет и даже десятилетий, ибо поиски планет занимают очень-очень много времени даже при современных скоростях. Это во времена войны с «нечеловеками» планеты доставались уже обжитыми, иногда даже целыми планетными системами. Конечно, цена, которую уплатили люди за те планеты, гораздо выше цены любой свободно открытой…
По статистике, лишь одна из пятидесяти тысяч звезд имеет планету. Но эта планета может быть абсолютно непригодной для жизни людей, как, например, Юпитер или Меркурий. Юпитер — это мир сжиженного газа, не имеющая тверди планета, не сформировавшаяся до конца звезда. Даже если бы Юпитер был твердым, сила тяжести на его поверхности, во много раз превышающая допустимые для человека нормы, не позволила бы его колонизировать. Меркурий — мир раскаленных скал. Он находится слишком близко к Солнцу, которое нагревает поверхность планеты в перигелии почти до семисот градусов. Атмосферу на Меркурии невозможно создать, так как малая сила тяжести попросту не удержит её. Но если на Меркурии всё же построены лаборатории, где работают люди, большинство находимых планет абсолютно непригодны для колонизации.
Опять же, основываясь на данных статистики, лишь одна из сорока планет, так или иначе, может быть полезна для человечества. Это значит, что на ней можно строить шахты и рудники, лаборатории или заводы, военные форпосты или что-то ещё. Одна из пятидесяти таких планет может быть трансформирована в обитаемый мир по примеру Марса или Венеры. И лишь одна из трёхсот планет изначально имеет кислородную атмосферу.
Когда серчер обнаруживает подходящий мир, в нашем случае, как говорилось, — кислородный, он оставляет на орбите несколько спутников, посылает на планету различные зонды, примерно неделю «висит» на орбите, получая, анализируя и посылая на базу данные, а затем уходит либо дальше в космос на поиски других планет, либо возвращается домой. Теперь звезда и планета, а так же вся местная система принадлежат Земле. Любое незаконное вторжение на территорию Человечества может быть сурово наказано.
Обычно между открытием планеты и началом её колонизации проходит два-три года. За это время роботизированные спутники и зонды, оставленные серчером, получают достаточно информации по планете: климатические характеристики, примерная классификация флоры и фауны, тектонические и гидрологические процессы, анализ движения небесных тел — комет и астероидов, — принадлежащих местной звезде, анализ степени опасности для земных форм жизни местных микроорганизмов и т. д.
Собственно говоря, после этого и посылаются уже непосредственно корабли-колонизаторы. Если планета была признана стратегически важной, то таких кораблей выходит несколько, а сопровождают их Полицейские Космические Силы. Если степень стратегической важности планеты низка, колонизатор идёт один.
Важность колонизации новых миров трудно переоценить. Если представить, что лишь одна из двух миллионов звезд имеет пригодную для какого бы-то ни было использования планету, то становится очевидным факт необходимости поисков таких звезд, ведь растущая цивилизация требует гигантских затрат ресурсов на свое существование. А все более и более увеличивающееся население нуждается в новых кислородных мирах, которые встречаются лишь у каждой пятнадцатимиллионной звезды. Кому-то может показаться, что планета в космосе — вещь весьма и весьма редкая, чуть ли не диковинная. Это не так, ведь в Галактике более ста миллиардов звезд.
После прибытия на место корабль-колонизатор около недели проводит на орбите, уточняя полученную с оставленных серчером роботов информацию. Предпоследней стадией колонизации является спуск людей-техников, чьей задачей ставится контроль над строительно-монтажными дроидами, монтирующими первый контур планетарной базы колонистов. Обычно время, за которое дроидам удается построить пригодную для жизни, безопасную автономную базу, варьируется от одной до трёх недель — в зависимости от места посадки.
Конечно, колонизация непригодных для жизни планет длится гораздо больше времени. Строительно-монтажным дроидам приходится возводить не только первый контур базы, но основную её часть. Если климат и атмосферу планеты можно изменить, корабль-колонизатор начинает этот процесс, могущий затянуться на долгие десятилетия.
В заключение процедуры первичной колонизации на планету спускается половина экипажа и солдат, среди которых всегда найдутся специалисты в самых различных областях. Они будут первыми поселенцами, которых вскоре сменят команды рабочих и ученых с ближайших миров. После высадки части экипажа с корабля планета считается колонизированной.
Корабль-колонизатор возвращается на базу для подготовки к новой миссии, а к планете стягиваются какие-либо ресурсы для дальнейшего более или менее форсированного освоения.
— Вошли в атмосферу, — продолжал комментировать полёт старший техник, — Скоро сядем: сорок две минуты до посадки.
Модуль постепенно снижался, уходя всё глубже и глубже в атмосферу, пробивая местный воздух слой за слоем. Над полушарием планеты, обращённом к «Колумбу», неторопливо, но уверенно вставало солнце — красный гигант спектрального класса М. А над тем местом, где должна сесть шлюпка, начиналась гроза.

ЭПИЗОД 3

Здание Главного Управления Полиции.
Город Керинг.
Планета Офелия.
Шон Даско на работу сегодня опоздал: сломался дверной замок его жилого блока, вследствие чего пришлось ждать ремонтника. Полицейский патрульный опоздал на работу на целых сорок минут и был крайне удивлён большому скоплению своих коллег у двери кабинета начальника Управления — обычно к восьми сорока большая часть полицейских находится на маршрутах.
Ещё больше он был удивлён, когда заметил патрульных, у которых сегодняшний день являлся выходным.
— Что случилось? — спросил Шон у первого же человека, широкоплечего гиганта в голубой форме. Ростом гигант был не меньше двух метров, а шириной как минимум полтора, что невольно заставляло втягивать голову в плечи при его приближении.
— Какова!? И ведь кому-то повезёт! — ответ гиганта, на бирке которого чернела надпись «Служба безопасности космопорта», заставил Шона отпрянуть от него.
С каких это пор в здании Управления бродят психи?..
Не делая больше попыток узнать, что же происходит, Даско направился к своему кабинету, попутно обходя возбужденных полицейских, шепчущихся наперебой о чем-то своём, только психам известном. А в том, что все вокруг сошли с ума, Шон почему-то был глубоко уверен.
Не дойдя пары шагов до двери, ведущей в тихий, спокойный, ставший уже таким родным и таким надоевшим кабинет, Даско по внутренней связи услышал, лающий голос шефа — Собаки Баскервиллей, как за глаза его кликало почти всё Управление. От мысли, что придётся снова пробиваться через возбужденных полицейских, эпицентром внимания которых была замочная скважина в дверной панели кабинета шефа, пришло отчаяние. Именно так это чувство окрестил Шон. Нездоровый интерес окружающих к кабинету шефа и предстоящий визит в этот самый кабинет почему-то заставлял нервничать.
— Народ, разойдись! Дайте ему пройти! — пропел секретарь начальника Управления, худощавый мужичок в голубой форме и больших очках, яростно защищавший замочную скважину от форсированной атаки взглядов более чем тридцати пар глаз. Пропел, как Шону показалось, с явными оттенками восхищения и зависти в голосе.
Уже ничего не понимая и всячески противясь вызывать в голове мыслительные процессы, Даско подошёл к двери, открыл её и замер на пороге кабинета начальника Управления Полиции города Керинга, Хаккама Веласкеса.
Веласкес нервно ходил туда-сюда вдоль большого стола.
— Даско, где тебя черти носят?! Ты опоздал на целый час! — шеф явно был не в духе. Впрочем, не в духе он был всегда, но сегодня — особенно. Это было видно по красной от пота шее, выправившейся сзади из брюк форменной голубой рубашке и дергающемуся правому веку.
Не успел Шон раскрыть рта, чтобы начать извиняться за опоздание и придумывать мыслимые и немыслимые отговорки, как Хаккам Веласкес уже оказался около него. Небрежно оттолкнул, буркнув что-то нецензурное, и проорал в освободившийся дверной проём:
— Чего столпились, олухи!? Живо за работу! Клинский, разгони их!
Секретарь принялся что-то щебетать, но шеф захлопнул дверь, дергающейся походкой прошел к своему креслу, тихо, но весьма отчётливо бормоча проклятия в адрес всех полицейских Офелии, и сел за широкий, заваленный горами распечаток, микродисков и папок неизвестного назначения стол.
Напротив Хаккама-Собаки Баскервиллей сидела незнакомая девушка в полицейской форме. Именно эта девушка заставила Шона буквально врасти в пол, и именно она была причиной того, что за дверью шли ожесточенные баталии за право поглазеть в дырочку для ключа.
Она была прекрасна. Волнистые каштановые волосы едва доходили до плеч, обрамляя божественной, как подумалось Шону, красоты лицо с большими ярко-голубыми — в цвет форменной рубашки — глазами, маленьким, чуть вздёрнутым кверху носиком и ярко алыми, вызывающе красивыми губами, в которые бравый патрульный офицер Полиции тут же захотел яростно и страстно впиться. Стройную её фигуру свободная полицейская форма не скрывала, а наоборот подчеркивала. Незнакомка выглядела так, будто бы сошла с картинки забытой когда-то, но недавно возрожденной мультипликации «аниме».[4]
Девушка сидела в пол-оборота к шефу, смотря на противоположный угол, где стоял древний несгораемый шкаф черного цвета, успевший изрядно облезть. Было видно, что она сильно напряжена и растеряна. И это немудрено: в кабинет Собаки Баскервиллей все служащие Управления старались не заходить. Более того — обходить стороной. А если уж шеф вызывал, то шли доблестные патрульные к его кабинету с видом приговорённого к лазерной казни человека, внутренне беспрестанно крестясь. И всегда этих людей провожали молчаливые взгляды, в которых помимо сочувствия ясно читалась мысль «как-хорошо-что-это-не-я».
Вообще, Хаккам Веласкес был человеком незлым, но чрезвычайно вспыльчивым. А когда он горячился, то мог такое наговорить, так морально уделать, что люди, побывавшие в разных передрягах, где порой не раз приходилось рисковать своей жизнью, готовы были расплакаться и убежать подальше от этого «злого дядьки», как маленькие дети. Но — признавали все — Веласкес был прекрасным руководителем Управления Полиции, отличным организатором всех полицейских дел, и в разговорах, касающихся службы, был справедлив. И, наверное, мало таких людей, кто б его ненавидел. Боялись — все, ненавидели — единицы, не больше. Правда, офицер Даско не относился ни к тем ни к другим.
— Даско, ты случаем не отупел за выходные? Хотя было бы там чему тупеть. — Последнюю фразу, заставившую Шона наконец-то отойти от ступора, Веласкес произнес, выдергивая из-под груды каких-то бумаг тонкую зеленую папку. — Рапорт об опоздании напишешь потом, а сейчас ознакомься с этими бумагами. И побыстрее.
Даже если и нашлись б в кабинете шефа свободные стулья, он всё равно не потрудился бы пригласить Шона присесть. Не испытывая, тем не менее, никакого желания садиться, офицер принял из рук шефа папку, раскрыл её и углубился в чтение. Через несколько секунд он поднял на Веласкеса недоумённые глаза: в папке было личное дело некоего лейтенанта сейтского Флота Кейси. Ни фамилия («Или у сейтов нет фамилий?» — мимолетно подумал Шон), ни место последней службы инопланетного солдата ничего не говорили Шону.
— Что уставился на меня, как баран на старые ворота-то, а? — Веласкес, чуть подавшись вперёд, картинно округлил глаза.
— Сэр, я не понима… — не успел Шон закончить фразу, как Хаккам его перебил, цедя сквозь зубы:
— Даско, мой диагноз по поводу твоего отупения подтвердился окончательно… Офицер Кейси, подданство Сейтхента, прибыла сегодня утром на Офелию по программе обмена кадрами. И теперь это твой новый напарник, Даско. Попробуй у меня и в этот раз не понять.
Бросив последний, полный презрения и ярости взгляд в сторону Шона, шеф уставился на девушку, всё это время тихо сидевшую напротив него. Во взгляде по-прежнему было презрение:
— Лейтенант Кейси, вы можете приступить к службе немедленно.
— Слушаюсь, полковник Веласкес, — вставая, произнесла девушка тихим, чуточку низким и очень спокойным голосом. Так и не повернувшись к начальнику Управления лицом, девушка добавила, прикрыв глаза: — Разрешите идти?
— Да уж обрадуйте меня, молю покорно, — проговорил шеф не без сарказма, отводя взгляд от офицеров и начисто забывая о них.
Мысли в голове Шона перемешались, запутались, стали похожи на варёные макароны, но всё ж он твердой походкой подошел к двери, распахнул её, не замечая прыснувших во все стороны полицейских, и вышел из кабинета, бросив через плечо:
— Следуйте за мной, пожалуйста.
Шон присел в кресло и попытался отойти от, прямо скажем, тайфуна эмоций, обрушившегося за последние несколько минут. Предложил сесть вошедшей за ним девушке в такое же кресло по другую сторону стола, не большого доисторического великана, как у шефа, но кажущегося весьма внушительным в маленьком кабинетике.
Всё ясно. Ну, по крайней мере, ясно то, почему в Управлении царит такое возбуждение, почему Веласкес не на шутку раздражён, и почему он — Шон — так смутился, увидев красивую, но, в общем-то, обычную девушку.
Сейт.
Женщина-сейт.
Все представители Сейтхента красивы с точки зрения людей. Когда в человеческом обществе появляется сейт, он невольно заставляет всех, имеющих противоположный своему пол, влюбляться в себя. Влюбленность эта — своеобразный морок, наваждение, которое быстро проходит. Необъяснимый факт истории сосуществования двух рас. Но сейты действительно красивы. Сказать, почему все они так воспринимаются людьми, не сможет, наверное, никто.
Чуть больше века назад Человечество впервые столкнулось с цивилизацией Сейтхент. И люди, и сейты были крайне изумлены таким сходством в строении тел, практически идентичной структурой общества и одинаковыми принципами мышления. Не смотря на большую разницу в научно-техническом развитии, две цивилизации-близнеца сразу же стали друзьями. Только что вышедшие в Космос, прошедшие долгожданный Контакт люди, и древнейшая раса голубокожих сейтов.
И потому шеф сегодня крайне раздражен: он не любит чужих. И особенно — сейтов. Чем объяснить такое отношение Хаккама Веласкеса к «расе красавцев и красоток», Шон не знал, но был твёрдо уверен, что начальник жутко ненавидит сейтов. Возможно, на него их «чары» действовали по-другому: вызывали не огромную, но быстро проходящую любовь, а ненависть, которая проходила совсем не так быстро?
Обо всем этом думал Даско, перелистывая личное дело девушки, пока не вздрогнул, услышав её голос:
— А кабинетик у тебя уютный, не то что у Веласкеса. Кстати, мы можем сразу перейти на «ты», раз стали напарниками?
Похоже, она совладала с собой быстрее Шона, и теперь смотрела на него широко открытыми, чуточку печальными («Или это очередной морок?») глазами. Легкая улыбка коснулась алых губ, когда Даско оторвался от бумаг и глянул в её сторону.
— Конечно, офицер Кейси, — сухо ответил Шон после секундного замешательства. Пышные ресницы девушки порхали как ночные бабочки, завлекая его в омут прекрасных голубых глаз. — Нам уже нужно быть на дежурстве… Пойдём, что ли? Там и познакомимся получше.

ЭПИЗОД 4

Астропорт «Звезда».
Мегаполис Белла.
Планета Офелия.
На молодую девушку, сидящую за круглым столиком бара «Серебряная пыль» — лучшего бара столичного астропорта, проходящие за стеклянной перегородкой люди бросали взгляды: мужчины — восхищённые, женщины — завистливые. Хоть девушка и не принадлежала расе Сейтхент, а была человеком, но привлекательностью природа её не обделила.
На ней был чёрный, лоснящийся, плотно облегающий тело комбинезон, легкие туристические ботинки и тёмно-серая кожаная жилетка. Длинные светлые волосы обрамляли красивый овал лица и волнами спускались по плечам.
Из динамиков, вмонтированных в потолок и стены, тихо лилась спокойная музыка.
На столике перед девушкой лежали два билета на лайнер «Метрополия», возвышались два высоких бокала с радужными трубочками и фирменным коктейлем бара «Серебряная луна», а около мягкого изгибающегося кресла, на котором она сидела, закинув ногу на ногу, покоилась внушительных размеров тёмно-синяя туристическая сумка.
В баре больше никого не было, если не считать трех арха — грузных желтых ящериц, дремлющих в дальнем углу зала, где на них падало меньше всего света. Арха не выносят яркий электрический свет, а солнечные лучи и вовсе смертельны для них. По понедельникам, а тем более в понедельник утром, простой люд находится на работе, и посетителей в любом баре Офелии немного. «Звездная пыль» — бар исключительно для ожидающих вылета либо только что прилетевших, а если учесть тот факт, что последний челнок стартовал всего десять минут назад, а «Метрополия» должна была прийти на орбиту через полчаса, то сразу становится понятно, почему в лучшем баре астропорта так мало посетителей. Никаких других рейсов пассажирский терминал не ждал. Это на стартовых площадках, обслуживающих грузовые и военные суда, деятельность погрузчиков-разгрузчиков, заправщиков, техников и прочего персонала астропорта не затухает ни на минуту. Каждый час «Звезда» принимает и отправляет более десяти межзвездных судов, из которых лишь одно оказывается пассажирским.
Через пятнадцать минут двери бара с легким мелодичным перезвоном распахнулись, и к девушке в комбинезоне легкой походкой, в которой чувствовалась кошачья грация и стремительность, направилась другая девушка в точно таком же комбинезоне. У постороннего наблюдателя могло возникнуть ощущение, что девушки совершенно идентичны, но на самом деле это было не так, хотя определенная доля истины в этом ощущении присутствовала.
Рыжие волосы были собраны в прическу «а ля торнадо над Невадой», кожаная жилетка имела светло-серый оттенок, а вместо туристических ботинок на стройных ножках вошедшей красавицы блестели черные лакированные сапожки на высоком каблуке.
Поставив в точности такую же огромную спортивную сумку рядом со столиком, девушка плюхнулась в кресло напротив светловолосой и звонким голосом, улыбаясь, произнесла:
— Привет, Лика! Извини, что опоздала.
Вместо ответа движением руки с длинными, покрашенными серым лаком ногтями, Лика придвинула к гостье билеты. Движение получилось настолько изящным, что даже сонный арха крякнул и сменил цвет кожи.
Взяв один из билетов и раскрыв его на последней странице, рыжеволосая «а ля торнадо» скользнула по нему взглядом. Ослепительная улыбка озарила лицо девушки. Звенящим от радости голосом она воскликнула:
— Как тебе удалось достать билеты в первый класс? Они ведь бешеных денег стоят!
— Тинка, мы ведь с тобой не сейтские соплячки… Просто кого-то из толстосумов ссадят на Офелии по подозрению в шпионаже, — здесь она скорчила ехидную гримасу. — И не без оснований, надо сказать! Ну а два прелестных юных создания полетят на Землю вместо них, ведь номера люкс на таком лайнере не должны пустовать.
— Превосходно! И когда мы вылетаем?
— Через пятнадцать минут «Метрополия» встанет на орбите, час на спуск челнока, минут десять на всякие формальности… Короче, часа полтора ещё есть.
Тина взяла бокал с коктейлем, задумчиво попила из трубочки слабоалкогольную смесь местного пива, яблочного сока и чего-то ещё, вернула бокал на место и произнесла:
— Вкусно… Слушай, раз есть ещё время, давай прошвырнемся по местным «дьюти-фри», а? Все равно ведь делать нечего.
Магазины «дьюти-фри» были в любом космопорте. Свободные от пошлин товары пользовались бешеным спросом у некоторых рас, несмотря на то, что большинство космопортов Галактики были провинциальными, и торговали там абсолютно ненужным и безвкусным хламом. Столичные же космопорты обладали действительно хорошими магазинами, где можно было купить абсолютно всё.
Допив свой коктейль и поставив бокал на столик, Лика кивнула головой, от чего её кудри пришли в движение, и сказала, вставая:
— Пойдем.
Легко подхватив свои, казалось, тяжеленные сумки, девушки грациозными походками, виляя красивыми бёдрами в обтягивающей синтетике и синхронно переставляя стройные ноги, направились к сектору паспортного контроля.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Anna86 о книге: Надежда Соколова - Две души. Испытания бытом
    Согласна с первым комментом- Ира выбесила просто всю книгу. Самой главное нравится в этом мире, но что так мужа-то бесить. Стерва-это призвание. И ее эти мысли. просто бесили, можно же мягче быть с мужем. Ну он любил, вот и прощал ей все. За Ирму рада, брак очень удачный-прямо лямур))) А Зойке так и надо.

  • Anna86 о книге: Надежда Соколова - Две души [СИ]
    ПРочитала - было интересно. Две такие разные женщины 30-летнего возраста и такое попадалово)))) Чернокнижник до конца книги держал интригу))) Советую прочитать

  • 45wq@mail.ru о книге: Жанна Лебедева - Гнев единорога
    Это же не конец,интересно продолжение есть уже или будет?

  • elag64 о книге: Лидия Демидова - Невеста из страны драконов
    А мне понравилось.. не сказать, что шедевр, но читать приятно...

  • Rose-Maria о книге: Эви Эрос - Мне не стыдно
    Начиналось все очень интересно, но как по мне автор развернула историю не в ту сторону. Если говорить про реалнве события, то все сложилось замечательно. Но для выдуманной истории сюжет скатился. Все шло прямо как по маслу. А в история должны быть неожиданные моменты, повороты. Хотя бы минимальные. Не знаю... Может в этом весь смысл?

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2018г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.