Библиотека java книг - на главную
Авторов: 37945
Книг: 96526
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Пружинки и золотинки»

    
размер шрифта:AAA

Пружинки и золотинки
Крис О'Кэйн


Пролог

Цитадель Метамор. Год 706, конец мая
...Мадог так искусно слился с тенями, что промаршировавшие по коридору солдаты не заметили его. Механический зверь позволил им пройти мимо — сейчас он был слишком близко к цели, чтобы отвлекаться.
Покрутив головой, автомат еще раз осмотрел коридор, ведущий к личным покоям герцога — высокие стены из серого гранита, сводчатый потолок, дюжина напольных ваз и столько же статуй в полный рост, за одной из которых он сейчас прятался. Сияющие молочно-белым мрамором, отблескивающие благородной желтизной янтарных прожилок, мерцающие серебром инкрустаций — настоящие произведения искусства, неизменно привлекающие взгляд. Но Мадог даже не замечал их великолепия — его внимание было приковано к стоящему у двери с эмблемой, охраняемому четырьмя закованными в пластинчатую броню стражниками... сейчас автомат видел только цель — герцога Цитадели.
Медленно и осторожно, держась у самой стены, механический зверь прокрался за спиной статуи с книгой в руках, замерев позади последней в ряду вазы. Пристально осмотрел врага... Представил, как свалит лорда на пол — перекусив подколенные сухожилия. Потом вырвет горло. Оторвет конечности, а под конец разорвет труп в клочья. Особое внимание он уделит голове.
«Не должно остаться ничего, что можно было бы опознать!» — такими были точные слова приказа.
Потом механический зверь сосредоточился, пуская в ход магию. Пасть с золотыми зубами широко открылась, вырвавшиеся из нее клубы черного дыма почти мгновенно заполнили коридор непроницаемой пеленой.
Закрыв пасть, Мадог прислушался к тревожным возгласам стражников. Золотые глаза с лазурно-синими зрачками еще раз двинулись слева-направо — мгла не мешала механическому зверю, его магическое зрение позволяло отчетливо видеть все. Часовых, охранников... и герцога.
Молнией выскочив из укрытия, Мадог миновал ослепленных часовых и прыгнул прямо к цели. Золотые зубы вонзились в ногу, и герцог рухнул на пол...

Глава 1

Двумя годами ранее
Постучав, Джон замер перед дверью комнаты Михася. Главный антиквар Цитадели уже догадывался, почему тот попросил заглянуть — у лиса был настоящий талант отыскивать очень интересные (и очень старые!) предметы.
— Входи! — послышалось с другой стороны.
Первое, что увидел Джон, открыв дверь, был валяющийся посередине комнаты большой рюкзак. На спинке стула висела небрежно брошенная туда, вымазанная в глине накидка, рядом, на полу — не менее грязные башмаки.
— Эй? — сказал олень-морф в пустоту комнаты.
— Я в мастерской, Джон!
Пройдя через дверь возле камина, олень увидел лиса-морфа, стоявшего на коленях посреди мастерской над большим свертком.
Оглянувшись, Михась махнул лапой:
— Иди сюда!
Приблизившись, Джон увидел завернутый в дерюгу длинный предмет — покрытый слоем глины, с торчащими пообок ржавыми рычагами... Торопливо опустившись на колени, олень ощупал покрытую грязью бронзу и возбужденно воскликнул:
— Что это?! Где ты это выкопал?!
— Почти у самой Цитадели. Помнишь, лорд Хассан собирался расширить участок дороги под южным склоном Отпорного холма? Дорожные рабочие вывернули его из земли как раз в тот момент, когда я проходил мимо. А вот что это... Ни малейшего понятия.
Джон еще раз очень внимательно осмотрел непонятный предмет. Кое-где под слоем глины можно было различить остатки обшивки, сквозь дыры в которой просматривались рычаги, тяги и зубчатые колеса, ныне спаянные грязью и коррозией в один ком.
— Это очень сложный и большой механизм. Что-то вроде больших часов, или...
Михась указал на цилиндрическую деталь, отходящую в сторону от корпуса:
— Присмотрись внимательнее, разве это не похоже на часть металлической ноги?
— Точно! — воскликнул олень. — У тебя есть старые тряпки? Или что-нибудь ненужное... что-нибудь, чем я могу ее протереть?
Пошарив лапой под верстаком, лис достал ворох ветоши и две небольшие щетки. Одну он подал Джону и они вместе принялись за непростое дело очистки.

Через несколько минут торопливой работы удалось очистить большую часть конечности и фрагмент плеча. Металлическая обшивка на обеих ногах проржавела и частично отвалилась, открывая рычаги и внутреннюю механику.
Отогнув очередной пласт, Михась осторожно прошелся щеткой по сложной шарнирной передаче.
— Джон... я думаю, это автоматон!
— Что-что?
— Механическое существо. Заводная кукла. Знаешь, заводишь, а она двигает головой, машет хвостом и так далее, — объяснил разведчик.
— Думаешь? — спросил Джон.
— Ну... это определенно не статуя, у них нет внутреннего механизма. И уж точно не часы.
— Хм... вынужден с тобой согласиться. Но пока невозможно понять, что же это такое... — отложив инструменты, олень встал и на мгновение задумался. — Придется сначала вычистить всю эту грязь, хотя это будет очень непросто. Нам понадобится больше щеток, скребки, вода... еще неплохо бы взять какого-нибудь подходящего очистителя у Паскаль... Кстати, ты не будешь против, если я приглашу Смитсона? В подобных делах он настоящий профессионал.
— Конечно нет, — ответил Михась, тоже откладывая щетку. Он взглянул на настенные часы. — Ого, уже одиннадцать! А ведь мне еще идти к Филу, докладывать о результатах разведки. Давай продолжим часа так в три. Успеете все организовать?
— Вполне, — ответил Джон, стряхивая грязь с рук. Они вместе направились к выходу и уже у двери, Михась оглянулся на загадочный артефакт.
— Интересно, что же это такое?
— Не беспокойся, скоро выясним! — ответил его друг. Олень тоже смотрел на странный предмет, пытаясь сложить воедино то немногое, что смог разобрать — и на мгновение ему привиделся смутный образ припавшего к земле хищника, готового взметнуться в прыжке...
Но тут скрипнула входная дверь, и наваждение рассеялось.


Вернувшись к мастерской, Михась обнаружил у двери Джона в компании незнакомого козла-морфа и целую кучу корзин и свертков.
— Прошу прощения, но встреча заняла больше времени, чем мне хотелось бы, — сказал лис, впуская гостей. — У Фила оказалось слишком много вопросов.
В комнате он сунул в шкаф какие-то свитки и, закрыв дверцу на ключ, объявил:
— Итак, несколько ближайших дней я совершенно свободен! Если не ошибаюсь, Джон, ты привел наставника?
— Да. Возможно, раньше вам уже приходилось встречаться, но все же представлю. Михась, прошу — достопочтенный Себастьян Смитсон, профессор Эльфквеллинской Академии Прикладной Археологии! — торжественно провозгласил Джон. — Смит, знакомься: Михась Яркий Лист, мастер-скаут.
Лис и козел пожали друг другу лапы.
— Ну, где тот артефакт? — нетерпеливо спросил козел.
Михась улыбнулся:
— Что, не терпится увидеть? — весело спросил он, открывая дверь мастерской.
Козел тут же бросился к лежащему на полу предмету:
— Так-так-так... это явно механизм, притом очень древний! Весьма необычный объект... весьма...
— Как ты думаешь, что это может быть? — спросил Михась.
— Не знаю... пока не знаю, — ответил Смитсон.
— Это ведь какой-то автомат, не так ли? — настаивал разведчик.
— Вполне возможно... но пока мы его не очистим, мы этого не узнаем.
Археологи принялись торопливо распаковать пакеты и корзины, доставая инструменты. Там оказалось неожиданно много щеток всех форм и размеров, — от самой маленькой, шириной едва в несколько волосков, до самой большой — шире растопыренной лапы. Их аккуратно разложили на полу, рядом с артефактом, вместе со скребками, мастерками, ножами и бутылками химикалиев.
— Вы неплохо оснастились, — заметил Михась.
— Я убежден, что для хорошей работы нужен хороший инструмент! — провозгласил Джон.
Михась кивнул и, оставив травоядных распаковываться, ушел в другую комнату. Там, достав из сундука кружку и бутылку вина, он налил себе и вернулся в мастерскую.
Козел-морф посмотрел на лиса, нахмурился, но промолчал.
— Не надо фыркать, Смитсон, я не собираюсь напиваться. После двух месяцев нелегкой работы в поле, думаю, я могу позволить себе пару кружек! — сердито буркнул Михась.
— Извини, я не собирался тебя осуждать. Иногда я забываю, какой нелегкой бывает жизнь у вас, скаутов... Но все же, дрожащие лапы — не самый лучший инструмент.
Проглотив напиток, лис поставил бутылку и кружку на полку.
— Никаких проблем... просто я еще слегка не в себе после дальнего патруля. Ну что, приступаем?
— Ты знаешь, что и как нужно делать? — спросила козел.
Лис кивнул:
— Да, я уже обрабатывал кое-какие мелочи вместе с Джоном. Но столь большой объект в моей карьере археолога встречается впервые.
— Уверен, ты справишься. Прежде у тебя неплохо получалось, думаю это врожденный талант! — поддержал его Джон.
— Ладно, хватит болтать, за работу! — подытожил Смитсон.

Очистить артефакт весом больше двухсот фунтов1, от плотной корки из спекшейся с грунтом ржавчины, оказалось непростой задачей. Так что изначально друзья решили продолжить с уже открытых ноги и плеча.
Дело шло медленно, но щетки, вода, скребки и упорство дали результат — когда корка возле уже открытого плеча была полностью удалена, стало ясно, что это плечо передней ноги. Вскоре обнаружили и вторую переднюю ногу — гнутую и изломанную мешанину ржавчины, остатков обшивки и обломков механизма. Потом из под грязи проявилась толстая круглая шея, прорванная изнутри обломком вала.
Пока Джон и Смит очищали торс механического животного, Михась трудился над головой. Содрав основную корку большим шпателем, лис вооружился маленькой лопаточкой, размером не больше чайной ложки. Вода, щетка, шпатель... шпатель, щетка, вода — ком темно-коричневой глины постепенно приобрел очертания головы какого-то зверя без нижней челюсти. Впрочем, обломки ее обнаружились тут же — два больших и маленький. Очистив найденные фрагменты, Михась положил их на полку.
Постепенно лис продвинулся к макушке. На месте ушей зияли два рваных отверстия, на краях которых Михась, внимательно приглядевшись, заметил остатки золотого покрытия. Сняв пинцетом крошечные обрывки золотой фольги, лис положил их в конверт, подписав: «отделка ушей» и отправил на полку к обломкам челюсти.
Глаза лис оставил напоследок, опасаясь, что они могут оказаться очень хрупкими — но вставленные в глазницы шары оказались сделаны из металла, с едва заметными следами позолоты.
Отложив щетку, Михась отодвинулся, посмотрел на морду, которую он только что очистил... и расхохотался, нарушив царившее последние часы молчание.
Вздрогнув, Джон и Смитсон оторвались от работы, удивленно уставившись на коллегу.
— Ну, здравствуй, братишка! — сказал Михась. На него смотрела помятая и разъеденная коррозией, но явно лисья морда!
— Михась, да ты похоже нашел давно потерянного родственника! — засмеялся Джон.
— Точно! — согласился Михась, вставая и потягиваясь. Размяв затекшую спину, он отступил на пару шагов, впервые увидев всю почти очищенную фигуру целиком.

Металлическое животное, вдвое большее своего аналога из плоти и крови, лежало на левом боку, вывернув шею под неестественным углом. Хвост отсутствовал, три ноги из четырех были сломаны и деформированы, а шкура, еще покрытая коркой ржавчины, имела красновато-коричневый цвет. Лишь в паре очищенных мест проглядывал темно-серый металл. Эта металлическая обшивка была во многих местах разорвана, пробита и проедена коррозией.
Заглянул внутрь через одно из этих отверстий, Михась увидел беспорядочную путаницу рычагов, колес, шестеренок, тяг...
— Ну, теперь нет никаких сомнений — это был механический зверь. Притом очень красивый, — заметил Джон.
— Да... когда-то это было настоящее произведение искусства, — добавил Смитсон.
— Ты прав, он выглядел просто потрясающе... — задумчиво произнес Михась, медленно обходя лежащую на полу фигуру.
— Михась, у тебя вина не осталось? — спросил Смитсон.
— Что? — вздрогнул лис, отрывая взгляд от автомата. — Вино? Хм... конечно, сейчас принесу.
Принеся еще две кружки, Михась налил всем вина.
— А вы заметили, что мы проработали почти двенадцать часов? — глотнув вина, заметил Смитсон.
— Это только начало... — лис тоже отпил из кружки и указал ею на лежащую фигуру: — Как думаешь, сколько времени уйдет на то, чтобы полностью очистить внутренности моего металлического «щеночка»?
— Очистить внутренности? Сложно сказать, пока мы не изучили все более тщательным образом, — ответил козел.
— Что это ты надумал, Михась? — спросил Джон.
— Я его восстановлю! — сказал лис без капли сомнения в голосе.
— Ты хочешь сказать — восстановишь до рабочего состояния?! Тебе вино в голову ударило? — олень, взяв пальцами-копытцами глиняную бутылку, взглянул на выдавленный в глине вензель. — Надо же, с одного стакана! А вроде не слишком крепкое...
Смитсон покачал головой:
— А ведь он всерьез!
— Я смогу, — очень серьезно произнес Михась, наливая себе еще вина. — Времени уйдет немало, но я смогу!
— Работы тут просто немеряно... — задумчиво сказал Смитсон. — По меньшей мере, год. А то и больше.
— Наверняка больше — мне придется заниматься этим в свободное время.
— Так ты всерьез намерен восстановить его? — спросил Джон.
— Конечно. А что, есть желание помочь? — ухмыляясь, поинтересовался лис.
Смитсон расхохотался:
— Да ты ведь и сам знаешь!


Восстановить изъеденный коррозией автомат было воистину непростой задачей. Это нужно было делать внимательно и осторожно — чем медленнее, тем лучше — но Михась и не собирался спешить.
Первой задачей было снять металлическую шкуру с одной стороны, чтобы добраться до механизма...

— Осторожнее! Ты же не режешь, ты рвешь обшивку!
— Я стараюсь, но это ржавое... этот ржавый метал тоньше бумаги! — огрызнулся Михась.
— Тогда может стоит попробовать модельный нож? — предложил Смитсон
— Лезвие хорошо наточено? — спросил лис. — Ой!!
— Михась, ты режешь не ту шкуру! — хихикнул Джон.
— Шутник... вот сам и попробуй! — хмыкнул Михась, протягивая нож оленю. — Режь тут и тут. А я пока палец залижу...

— ...а потому нам потребуется немного твоего очистителя. Сделаешь? — спросил лис.
— Конечно, сколько тебе нужно — одна, две унции? — кивнула Паскаль.
— Примерно пять галлонов2, — невинно улыбнувшись, выдал Михась.
— СКОЛЬКО?!!

Сняв металлическую шкуру, Михась наконец смог изучить массу зубчатых колес, стержней, рычагов и других частей, составляющих внутренности автомата. Учитывая ужасное состояние обшивки, большая их часть была в удивительно хорошем состоянии.
Ничего не трогая, лис долго изучал устройство механизма пытаясь понять, как именно работал этот автомат. Он сделал множество эскизов, исписал кучу пергамента, но даже с помощью Джона и Смитсона понять это было непросто.

— ...Так... давай посмотрим... вот этот элемент, похоже, несущий. Пожалуй, можно условно обозначить его «позвоночником». А эти тяги, проходящие вдоль него, должно быть управляют...

— Куттер! Куттер, ты тут? — воззвал лис, увидев пустую конторку библиотекаря.
— Здравствуй Михась, — промолвил Фокс Куттер, появляясь откуда-то из-за книжных стеллажей. — Чем могу помочь?
— Я ищу одну библиографическую редкость. «Автоматику» Архамеалоса... и его «Механику», может найдется? — с надеждой в голосе спросил разведчик.
— Хммм... сейчас посмотрю... — библиотекарь скрылся за рядами полок. Через несколько минут он вернулся с тремя книгами.
— Обе, а еще вот «Механика» Мервианоса. Думаю, она тоже пригодится.
— Отлично, Куттер! Ты просто чудо, спасибо!

— ...смотри, получается тяга «А» управляет движением хвоста. Тяги «Б» и «В» — верхней частью левого и правого бедра. Очень интересно... но что тогда делали вот эти ржавые остатки? — Смитсон устало потер виски и откинулся на спинку стула. — Чем больше я знакомлюсь с этим механизмом, тем больше поражаюсь мастерству его создателя...


Со временем Михась начал процесс полной разборки. Раскручивались (а чаще высверливались) винты, выбивались заклепки и шпонки. На каждой части аккуратно прописывался номер, к каждой прилагался рисунок со схемой расположения.
Когда внутренности механического лиса опустели, Михась взялся за очистку этой оболочки. И тогда выяснилось, что никто не может определить, что это за красивый темно-серый металл.

— Так ты знаешь этот металл?! — воззрился на кузнеца Джон. — Мы целый месяц пытались это выяснить!
— И что же это такое? — нетерпеливо спросил Михась.
— Это не металл. Это сплав. Алуминал, — пояснил Уилл Харди.
— Алуминал? Очень понятно... — фыркнул лис. — И что же такое алуминал?!
— Алуминал — это сложный сплав золота, серебра, железа и самое главное — мифрила. Используется он очень редко, но отнюдь не из-за своей цены.
— Не из-за цены?! — удивился Михась. — То есть цены мифрила, составляющей, если мне память не изменяет, четыреста солидов за унцию, недостаточно? Что же еще?
— Из-за его непрактичности, — встопорщил усы выдр. — Ценность мифрила не только в его прочности, легкости и стойкости, но еще и в способности воспринимать, сохранять и подпитывать магию. Так вот, алуминал обладает этим свойством лишь частично. Если по доспехам из мифрила можно колотить обычным мечом сколько угодно, то такие же из алуминала выдержат недолго — накопленная в нем магия иссякнет, и они превратятся в доспехи из довольно мягкого и непрочного сплава. Чтобы они снова приобрели прежние свойства, нужен либо маг, который напитает их магией, либо длительная выдержка рядом с каким-нибудь природным источником магических сил. Так что по своей сути алуминал — это металл для короткого боя.
— Минуту, — вмешался Джон, — но если в этом сплаве есть мифрил и была магия, то как он мог проржаветь?
— Ну, нет такой силы, которую нельзя преодолеть либо большей силой, либо длительным воздействием, даже небольшой силы.
— Прекрасно, мы выяснили, что это за металл... — Михась покрутил в лапах кусок обшивки. — И что толку? Отсутствует хвост, треть правого бока, десятая часть левого бока, примерно половина оставшейся обшивки никуда не годится... понадобится не меньше десяти фунтов сплава. Сколько же нужно мифрила?
— Десять фунтов... Десять фунтов сплава... — вздохнул Уилл. — Содержание мифрила в сплаве — одна двадцатая от массы. Итого восемь унций. Впрочем,  наименее пострадавшие части обшивки наверняка можно будет оставить, остальные переплавить, но все равно — как минимум пять унций мифрила все же понадобится. А еще двадцать девять унций серебра и сталь...
— Пять унций мифрила!! — схватился за голову Джон. — Две тысячи солидов3!!! С ума сойти...

— Две тысячи солидов?!! Да ты с ума сошел!! Да мне все герцогство за год меньше дохода приносит!
— Пять-шесть унций мифрила устроят меня даже больше, — криво улыбнулся Михась. — Не придется таскать кучу золота по всему Мидлендсу.
Лорд Хассан несколько секунд оторопело разглядывал сидящего перед ним лиса, потом расхохотался:
— Михась, мне нравится твоя наглость! Прийти к герцогу и заявить: милорд, выверни-ка карманы, мне на ошейник для любимой зверушки шесть унций мифрила не хватает! Ха! В следующий раз чего потребуешь? Коронные брильянты?.. Мифрил... мифрил. Ладно, будет тебе мифрил! Есть у меня кусок древней кольчуги...

— Таким образом, первым застывает самый тугоплавкий металл — мифрил, образуя кристаллическую структуру первого порядка. Кристаллическую структуру второго порядка образует сталь, а серебро служит заполнителем. Именно благодаря такой упорядоченной структуре алуминал обладает еще одним любопытным свойством — небольшие повреждения на поверхности изготовленных из него предметов затягиваются подобно тому, как заживают раны на живой плоти...
Выхватив из горна заготовку, Джон выбежал из кузни и швырнул раскаленный добела кусок металла на стоящую прямо в снегу наковальню. Смитсон тут же принялся охаживать металл молотом, заставляя очередную деталь обшивки принять нужную форму...
Наблюдавший за процессом Магус тихо хмыкнул и, прервав лекцию о свойствах алуминала, провел лапами в воздухе, сплетая магическую сеть-защиту от раскаленных брызг.
Проблема была в том, что сплав требовалось нагревать до очень высокой температуры — куда сильнее, чем обычную сталь — иначе при ковке алуминал просто крошился, и из него невозможно было выковать тонкие листы обшивки. Для создания такой температуры в горне пришлось привлечь мага, но достигнутый результат сам по себе стал проблемой — находиться в одном помещении с перегретым горном было совершенно невозможно. Пришлось вынести наковальню наружу, и работать там.
Отпустив готовый кусок металлической шкуры, олень посмотрел на лиса. Тот все еще лежал в снегу, отходя от теплового удара.
— Живой?
Лис фыркнул:
— Не дождетесь!
— Держись Михась, мы уже почти закончили! — опершись на молот, сказал Смитсон. — Остался последний сегмент обшивки шеи. И все! Поработай мехами еще чуть-чуть...


Очередной этап ремонта — восстановление механизма — оказался самым долгим. К счастью, в отличие от шкуры, почти все шестерни и некоторые другие элементы были сделаны из бронзы, и неплохо сохранились. Но увы, не все.
За прошедшие века стальные детали превратились в бесполезные комки ржавчины, и в итоге лис отложил в ремонт почти четыреста отдельных частей. Гнутые и сломанные, их пришлось переплавить и отлить новые.
Но мало того! Отремонтировав, все это надо было собрать в работающий механизм! Что означало бесконечные часы свинчивания, склеивания, опиливания, шлифовки, подгонки и регулировки. Тяжелая, напряженная работа, на которую ушло очень много времени. Работа, которую никак нельзя сделать за один раз. А значит, в этой работе были перерывы. Некоторые из них были желанны, другие — не очень...

— Михась ты шевельнулся! — сказала Каролина.
— Прости дорогая, но я позирую больше двух часов, и у меня уже все тело затекло... — вздохнул лис.
— Ладно, намек поняла. Прервемся на четверть часика, — улыбнулась выдра.
Лис расслабился и потянулся:
— Как там мой портрет? Я могу посмотреть?
Каролина махнула еще влажной кистью:
— Нет, пока еще нет! Подожди, пока не будет готово.
Михась моргнул, коснулся пальцем носа и обнаружил на нем свежую краску.
— Ты мне нос заляпала!!
Выдра хихикнула:
— О! Прости меня! Я не нарочно! — дразнилась она.
Лис насупился, и сунул лапу в банку с краской... Каролина медленно отступила назад:
— Михась, любимый... не вздумай!
Плюх!
— Ну, все!!! Месть моя будет ужасна!
После короткой, но ожесточенной погони лис был схвачен, повержен, укушен и зацелован.

— Прошу прощения... сэр Яркий Лист... — нерешительно произнес паж.
Повернувшись, Михась взглянул на замершего в дверном проеме мальчика. Тот изумленно оглядывался по сторонам; в мастерской повсюду — на полках, столиках, на верстаке и вдоль стен лежали аккуратно разложенные, сияющие полированной бронзой и сталью части механизма.
— Кхм... что случилось, сынок?
— Лорд Томас приглашает вас в малую приемную, сэр! — встрепенувшись, ответил мальчик.
Лис вздохнул и отложил полусобранный механизм на верстак:
— Хорошо... передай герцогу, что я сейчас буду...

— Куттер, извини что побеспокоил, но мне нужна твоя помощь.
— Разумеется, — кивнул лис-библиотекарь, откладывая книгу.
Михась протянул ему лист новомодной бумаги с перерисованным гербом.
— Я никак не могу идентифицировать это.
Куттер глянул на листок, покачал головой и спросил:
— Башня на холме и две молнии под ней. Хм... Ты уже смотрел «Геральдику» Грейса?
Разведчик кивнул:
— Увы.
— Хммм... а где ты это нашел?
— Этот знак был выгравирован на внутренней поверхности черепа механического лиса, которого я восстанавливаю. Думаю, это геральдический символ создателя, — ответил Михась.
— Хм... в хранилище есть одна книга, которая наверняка даст тебе ответ... но сам я ее сюда не принесу. Поможешь?
— Неужели такая большая? — приподнял брови Михась.

Книга оказалась не просто большой, а очень большой — громадный фолиант, почти футовой толщины пришлось тащить вдвоем.
Осторожно опустив книгу на стол, Михась с интересом изучил ее. На покрытой мягкой черной кожей обложке не было названия, зато в самом центре имелась металлическая инкрустация — изображение перчатки рыцарских доспехов в натуральную величину.
Взяв листок с рисунком, Куттер свернул его трубочкой, положил на обложку поперек ладони... и стальные пальцы, отделившись от кожи обложки, обхватили свиток! А затем книга сама собой открылась, и Михась увидел абзац, написанный ярко-красными чернилами.
— Потрясающе, Куттер! Откуда здесь это чудо? — изумленно спросил Михась.
Лис-библиотекарь лишь пожал плечами:
— Я нашел ее в книгохранилище, вскоре после того как получил должность библиотекаря. А теперь слушай: «Баронство Граммонт, 345-350 AC. Пресекшееся. Барон Верноса Первый, вассал герцога Цитадели Метамор».
— Что значит, «пресекшееся»? — спросил Михась.
— Это значит, что баронства больше не существует.
— И это все?
— Это книга геральдики, Михась, не истории, — улыбнулся Куттер.
— Ну что ж... по крайней мере, теперь у меня есть имя, с которым можно работать. А еще я узнал, что мой металлический друг старше трехсот пятидесяти лет. Это уже больше того, что я знал десять минут назад.
Куттер закрыл книгу, и ладонь на обложке медленно разжала пальцы, отпуская листок.

Помогая нести громадный том на место, Куттер поинтересовался:
— А ты сам когда-нибудь слышал о бароне Верносе?
— Имя звучит знакомо... нет, не могу вспомнить, — пожал плечами Куттер. — Что-то такое было в истории герцогства Метамор, но что конкретно — не помню. Нужно искать в исторических летописях...

— Ну, Кэрол, что скажешь?
— Выглядит чудесно, но кое-чего не хватает, — ответила Каролина.
Подойдя ближе, она окунула маленькую кисточку в баночку с синей краской и раздвинув металлические веки, коснулась кисточкой золотого покрытия.
— Кэрол! Что ты делаешь?! Я потратил две недели, восстанавливая ему глаза и покрывая их золотом! — в панике воскликнул лис.
— Успокойся, дорогой, я знаю что делаю, — сказала выдра, переходя ко второму глазу. — Его глаза выглядели совсем безжизненными. Я придаю им немного жизни... полюбуйся!
— Хм... Ну... да ты права, так он выглядит куда лучше! — удивился Михась.
— Говорят, что глаза — зеркало души, — откликнулась Кэрол.
Обняв гладкие плечи лис лизнул выдру в нос:
— Из нас получилась отличная команда!

Михась осторожно положил на верстак секцию металлической шкуры — часть, находящуюся на левой стороне туловища, там, где у живого лиса было бы сердце. Из маленькой коробочки лис достал металлический штамп.
Сидящий рядом металлический лис безучастно смотрел, как мастер взял ювелирный молоточек, аккуратно приставил торец штампа к внутренней стороне, и резко стукнул. Внимательно изучив оттиск своего герба — дубовый лист с лисьей головой — Михась осторожно закрепил секцию на место.
Вот и все...
Отступив на пару шагов, Михась сел на стул, любуясь результатом двухлетней работы.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • ХмурыйКот об авторе Алескандр Зайцев
    Как заметила, у автора проблемы с финалами своих произведений. Нет, они завершены, но скомканно, странно, дергано и "на отвали"

  • ХмурыйКот о книге: Алескандр Зайцев - Суррогат Героя. Том II [СИ]
    Если, читая первую, я думала: "Божечки, как все круто, именно этого я и ждала так долго!", то вторая уже.. ну такое. Вторая часть менее продумана, и над шлифовкой ее, думаю, затрачено гораздо меньше времени. Это видно

  • Hellgirl о книге: Андрей Андреевич Красников - Альтернатива. Точка отсчета [СИ]
    Цикл однозначно понравился.
    Я вообще неравнодушна к ЛитРПГ, «патамушта боевик и там никого в реале не убивают».

    Перед нами - довольно необычное ЛИТРпг в постапокалиптическом жанре, максимально приближенное к "Фоллауту". Как всегда, герой Красникова - боец-одиночка, проходящий игру своим собственным путем, и не вступающий в долговременные союзы. Такая концепция нравится мне значительно больше, чем унылые клоны Росгарда, не способные ни на что без поддержки сильного клана.
    Как всегда у Красникова - герой совершенно неожиданно получает фантастические ачивки, и столь же неожиданно огребает люлей, причем одно уравновешивает другое. И как всегда, герой достигает успеха совершенно не там. где планировал - это так же приближает игру к лучшим образцам жанра, лишая персонажа "унылой непобедимости".
    Ну и отдельное спасибо автору за очень оригинальную концовку второго тома.

    В общем, книги Красникова стали для меня свежей струёй в довольно закомплексованной и шаблонной современной литературе. Они ценны не столько своей читабельностью, сколько тем, что автор не боится экспериментировать, и решительно осваивает новые горизонты.

  • Hellgirl о книге: Андрей Андреевич Красников - Точка кипения
    Цикл однозначно понравился.
    Я вообще неравнодушна к ЛитРПГ, «патамушта боевик и там никого в реале не убивают».

    Перед нами - довольно необычное ЛИТРпг в постапокалиптическом жанре, максимально приближенное к "Фоллауту". Как всегда, герой Красникова - боец-одиночка, проходящий игру своим собственным путем, и не вступающий в долговременные союзы. Такая концепция нравится мне значительно больше, чем унылые клоны Росгарда, не способные ни на что без поддержки сильного клана.
    Как всегда у Красникова - герой совершенно неожиданно получает фантастические ачивки, и столь же неожиданно огребает люлей, причем одно уравновешивает другое. И как всегда, герой достигает успеха совершенно не там. где планировал - это так же приближает игру к лучшим образцам жанра, лишая персонажа "унылой непобедимости".
    Ну и отдельное спасибо автору за очень оригинальную концовку второго тома.

    В общем, книги Красникова стали для меня свежей струёй в довольно закомплексованной и шаблонной современной литературе. Они ценны не столько своей читабельностью, сколько тем, что автор не боится экспериментировать, и решительно осваивает новые горизонты.

  • Фета о книге: Екатерина Васина - Бунтарка. (Не)правильная любовь
    Замечательная и захватывающая история. Интересный подход автора к данному союзу, видение и предоставление нам его. К сожалению у нас менталитет в стране не приемлет подобного, это как в "СССР секса нет", видимо все от туда. Я считаю лишь бы им это нравилось, обоюдно и не нарушало закон. Интересная героиня с не легким детством, тонко прописаны метания Кристины. Яркие мужчины типичные мачо со своими тараканами и змеями)). Немного не хватило развернутый концовки, т.е. именно диалогов и действий. А в целом книга великолепна, легкая не смотря на тяжелые ситуации в жизни героев. Огромное спасибо автор, вдохновения вам!!!

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2018г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.