Библиотека java книг - на главную
Авторов: 47030
Книг: 116930
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Тайна зачарованной земли»

    
размер шрифта:AAA

Галина Алексеевна Беломестнова
Тайна зачарованной земли
Роман-фэнтези

Книга первая
Тайна зачарованной земли

Пролог

Дрова в камине негромко потрескивали, не нарушая повисшую в комнате тишину. Хозяин и гость сидели у огня, потягивая из хрустальных, с толстым дном бокалов коньяк.
– Алекс, что произошло? Ты просил меня срочно приехать. Я спешил… а ты до сих пор не обмолвился со мной и парой слов, не сказал о причине вызова, – не выдержав, произнёс гость.
– Вчера пришла весть из Делира. Большой совет магов сообщил, что Вакат умер, и я стал правителем страны. Мне нужно уходить в наш мир, а я не знаю, как сообщить об этом Полине. Если бы Айна не запретила мне рассказать дочери о даре «избранной», всё было проще, мы бы ушли в Делир вместе. Теперь это стало невозможно – она не прошла инициацию, когда настало для этого время.
– Не знаю, что побудило твою жену так поступить со своим ребёнком, но ты должен рассказать Полине о даре избранной. Тем более, что он пробуждается и мучает её.
– Этого не может быть! Откуда ты знаешь?
– Полина рассказывала мне, что к ней приходят сны, в которых она обладает необычными знаниями, управляет стихиями, властвует над людьми. Сны повторяются и становятся всё ярче. Она называет их кошмарами.
– Почему ты молчал о них?
– Я дал ей слово, что не буду тебя тревожить. Мы видели, как ты был занят в последнее время.
– Ким, ты хотя бы представляешь, что это значит? Кошмарные сны – это не самое страшное, что может случиться с ней. В древних манускриптах, унесённых во время исхода стихийных кланов в Делир, написано: «Маг клана „избранных“, овладевший своим даром без инициации и перешедший на тёмную сторону, может стать ужасом не только для своего мира, но и для других сопредельных миров, настолько велика будет его сила».
– Тем более нужно всё рассказать Полине.
– Поздно. Верный клятве, данной её матери, я воспитал дочь материалисткой, она такая, как большинство людей населяющих этот мир, для которых магия просто не существует. Как ей, взрослому человеку, объяснить, что она по рождению высший маг? Выслушав подобный рассказ, она решит, что я неудачно пошутил. Даже если мы убедим Полину в её исключительности, невозможно сейчас совершить инициацию. Нам нужны перстни, управляющие стражами стихий, которые по-прежнему хранятся в Делире. Без них и без помощи сильного мага Полина не пройдёт путь Посвящения.
– Ты возвращаешься домой как правитель, теперь сможешь потребовать от Совета вернуть перстни их хозяевам.
– Пустой разговор. Совет магов ни за что не даст согласие на то, чтобы отдать артефакты в этот мир. Через несколько дней я уйду по порталу в Делир и заберу перстни из хранилища, никого не спрашивая. Моя дочь не станет монстром.
– Я сказал тебе не всё. Возможно, это ошибка наблюдателей, но они говорят, что видели магических существ, похожих на стражей стихий, таких, что нарисованы в свитках древних.
– Наблюдателей пора сменить. У них уже видения начались. Вынужден просить тебя ещё задержаться здесь на некоторое время.
– Моя магия оборотня бессильна перед стихиями. Ты должен поторопиться с артефактами. Если донесения наблюдателей правда, то этот мир ждут ужасные катастрофы, а хранительницы, чтобы справилась с такими могущественными существами, как стражи, нет.
– Я понимаю твою тревогу. Жди вестника от меня, а до его прихода, оставим всё, как было.

Глава первая

Привидение

Звонок мобильного телефона вывел из дремотного состояния Катерину, уютно устроившуюся на диване с журналом в руках. Оторопев, она слушала несшийся из трубки крик: Полина истерично требовала, чтобы Катя немедленно бросала все дела и ехала к ней домой. Это было так на неё не похоже, что Катерина, сунув руку с замолчавшим телефоном в карман халата, растерянно уставилась на сидевшую за столом дежурную по Центру медицины катастроф.
– Что-то случилась, Екатерина Васильевна? – заметив удрученное лицо врача, спросила та.
– Пока не знаю Таня. Мне нужно срочно съездить к Полине Александровне. Если что, скажете: уехала на вызов. Тревожный чемоданчик я возьму с собой, – ответила она и торопливо вышла из диспетчерской.
Пропустив на светофоре вереницу машин, Катя выехала на обводную дорогу – самый короткий путь к дому подруги. Небо с утра затянула серая пелена. Налетевший с северо-запада ветер с непонятной злостью искромсал облака в неряшливые клочья, закрутил в яростном порыве, сбивая в неповоротливые сизые тучи. С набухшего влагой неба заморосил холодный нудный дождь. Не обращая внимания на непогоду, Катерина гнала серебристую хонду по чёрному асфальту, то и дело попадая в лужи, веером разлетавшиеся из-под колёс автомобиля. Миновав тянувшийся вдоль трассы сосновый бор, Катя свернула в сторону Ингоды, добралась до левого берега, застроенного особняками. Остановив машину у высокого, плотного забора, выбралась наружу. Поёживаясь от порывов ветра, бросавшего в лицо пригоршни холодных брызг, заторопилась к калитке. Открыла задвижку и, спасаясь от дождя, забежала под ветви разлапистых сосен, словно шатром укрывавших гранитную дорожку, ведущую к двухэтажному дому.
– Привет, Янычар! – потрепала она по загривку большую серую собаку, сидевшую на крыльце под навесом. Пёс приветливо махнул хвостом, ткнулся холодным носом в подставленную ладонь. Ладонь была пуста, разочарованно вздохнув, он лёг, опустив тяжёлую голову на лапы.
– Ну, извини, ничего захватить не успела, торопилась к твоей хозяйке, – открывая входную дверь, виновато произнесла она.
В прихожей Катерина скинула мокрые туфли, пристроила на вешалке плащ и направилась к спальне. Остановившись в дверном проёме, внимательно вгляделась в бледное лицо подруги с тёмными кругами вокруг испуганных глаз.
– Жива? – спросила негромко.
– Жива! Наконец-то ты приехала! В доме такое происходит! Если бы случайно не обнаружила под кроватью телефон, до завтра точно бы не дожила! – возбуждённо заговорила Полина, пытаясь подняться с постели.
– Не вставай, ещё упадёшь, – придержала её Катя, устраиваясь на краешке кровати. – Ты так кричала в трубку, что я, перепугавшись, неслась через весь город, не разбирая дороги. Рассказывай, что случилось?
– Вчера собралась поехать в деревню. Складываю в сумку вещи, чувствую, кто-то стоит за спиной – оглянулась, а передо мной маячит существо в белых одеждах!
– С ума сойти! У тебя что, привидение завелось? Ты из-за него так кричала? – спросила Катя, не сдержав улыбки.
– Смешно тебе! Надо мной этот монстр почти сутки издевался! – заметив усмешку подруги, рассердилась Полина.
Она села, подоткнув под спину подушку. Одеяло, закрывавшее её до подбородка, соскользнуло, открыв золотое ожерелье, сверкающее поверх спортивного костюма зелёными камешками.
– Что-то не так? – спросила она, заметив удивленный Катин взгляд.
– Ты почему к спортивному костюму такое шикарное украшение надела? Стиль хип-хоп[1] стал нравиться? Кажется, уже старовата для него.
– Ехидничаешь? Нет бы, посочувствовать! Ожерелье – это оберег от нечисти.
– Сочувствую, Поля! Ещё как сочувствую! Собирайся, поедем в Центр, к Николаю Петровичу, там он и с нечистью, и с оберегом разберётся, – вынув из кармана мобильный, Катерина стала набирать нужный номер.
– Ты за кого меня принимаешь? Рассказать толком ничего не дала, а уже решила, что меня к психиатру везти надо, – возмутилась Полина, пытаясь выхватить телефон.
– Чего всполошилась-то? – пряча руку за спину, разозлилась Катя. – Со стороны себя видела? Лежишь в спортивном костюме под одеялом, обереги с изумрудами нацепила, о привидениях бормочешь. Что я ещё могу о тебе подумать?
Подруга, не услышав вопроса, полными ужаса глазами смотрела на что-то, находившееся за её спиной. Испуганно оглянувшись, Катя ничего не заметила.
– Беги! – вскрикнула Полина и так стремительно метнулась с кровати, что Катя едва успела её перехватить и прижать к постели.
– Поля, успокойся! Тебе что-то почудилось! – с трудом удерживая выдиравшуюся из-под неё подругу, пыталась уговорить она.
Почти задохнувшись под тяжестью навалившегося тела, та расплакалась и, вытирая ладошкой мокрые щёки, сердито проговорила:
– Уходи! Зря я тебя позвала!
– Ещё чего? – возмутилась Катя. – Сейчас поставлю укол, и вместе поедем в Центр.
Наклонившись над чемоданчиком с лекарствами, она торопливо стала искать нужную ампулу. Неожиданно что-то с силой приподняло и швырнуло её к окну. Пролетев через всю комнату, ударившись боком о подоконник, Катя упала на колени.
Постанывая от боли, вытирая бегущие по щекам слёзы, она с трудом поднялась на ноги и с опасением обернулась. Там, где стояла кровать Полины, комнату заполнил непроницаемый серо-белый туман, его плотные клубы подбирались к двери, перекрывая путь к отступлению.
– Что это? – растерянно прошептала она.
В комнате стояла зловещая тишина. Прекратив увеличиваться в объёме, туман застыл, словно подстерегая.
У Катерины от страха пересохло во рту. Пересилив себя, набравшись духу, она направилась к завесе. Едва протянутая рука провалилась в белую мглу, как раздался оглушительный хлопок, и воздушная волна снова отшвырнула её к окну. На этот раз Катя сумела удержаться на ногах, крепко вцепившись в подоконник. Обомлев от ужаса, она так и замерла у окна, глядя на непонятное явление широко открытыми глазами.
Спустя некоторое время белёсые клубы начали редеть, истончаться и вскоре бесследно исчезли. Выждав несколько мгновений, Катя на цыпочках пересекла комнату, осторожно присела на кровать, вгляделась в лицо подруги. Полина шевельнулась, тусклым взглядом обвела комнату, хрипло спросила:
– Я прогнала этого гада?
– Туман, который внезапно взорвался, был, а змей не видела, – глядя на неё испуганными глазами, сказала Катя, заглянув на всякий случай под кровать.
– Причём здесь змеи?! Гадом я назвала привидение в белом балахоне, что уже сутки меня мучает!
– А туман откуда?
– Привидение в него превратилось, а потом напало на тебя. Я, как это увидела, так разозлилась! Неожиданно у меня в руках появился огненный кнут, я хлестала им это чудовище до тех пор, пока оно не исчезло!
– Привидение превратилось в туман и взорвалось, а потом неожиданно появился огненный кнут! Да ты же просто бредишь, подруга! У меня скоро вместе с тобой крыша поедет! – в отчаянии воскликнула Катя.
– Не веришь? Не надо! Я тоже не знаю, как объяснить мистику, что творится в моем доме. Но монстр был, и я его прогнала! Как я устала всё это тебе объяснять! – Полина отвернулась к стенке, накрыла голову одеялом и затихла.
– Хорошо, спи, – понимая тщетность что-либо выяснить, вздохнула Катерина.
Жуткий потусторонний страх ледяным комком ворочался в её груди, мешая двинуться с места. Она сидела, прислушиваясь к звукам в комнате. За окном мокрыми ветками скребла о стекло черёмуха, словно просила впустить в дом, укрыть от разыгравшейся непогоды. Мирно тикали на стене часы. Рядом, посапывая, безмятежно спала Полина.
«Мне это всё привиделось, бывают же такие наваждения», – прогоняя страх, уговаривала себя она.
Не в силах больше оставаться в этой жуткой комнате, наедине со спящей подругой, Катя встала и пошла во двор за Янычаром. Пёс дремал на веранде, свернувшись клубком, прикрыв нос пушистым хвостом.
– Пошли в дом, – позвала она.
Волкодав поднялся, потянулся и не торопясь направился к дверям.
Присутствие Янычара почти рассеяло страхи. Катя осмотрела комнаты. Собака следовала за ней по пятам, не проявляя беспокойства. В доме всё было как обычно, только в гостиной стояла открытая дорожная сумка, вокруг неё валялась одежда Полины. Сложив вещи, она поставила сумку в шкаф. Чтобы как-то скоротать время и успокоиться, пошла на кухню. Проверила содержимое холодильника, достала продукты и принялась готовить ужин. Разложив на сковороде кусочки курицы, посыпала специями, украсила ломтиками овощей и, смазав майонезом, поставила томиться мясо в духовку. Не теряя зря время, занялась салатом. Увлечённая делом, Катерина не заметила стоявшую на пороге кухни Полину.
– Как вкусно пахнет!
Вздрогнув от неожиданно раздавшегося за спиной голоса, слабо охнув, стряпуха присела на стоявший рядом стул.
– Крадёшься, как кошка! – замахнувшись полотенцем, вымолвила она охрипшим от волнения голосом.
– Я не подкрадывалась, с чего ты взяла?
– В твоём доме с привидениями я теперь каждого шороха боюсь. Меня твой полтергейст так швырнул на подоконник, что я чуть сознание не потеряла, – Катерина подняла юбку и показала большой синяк на бедре.
– Зря я тебя позвала, – потрогав кровоподтек, огорчённо произнесла Полина. – Семёныч мне не простит, что шкурку твою попортила.
– Издеваешься? А мне, между прочим, больно!
– Кать, ты же не думаешь, что я из-за этого пустяка рыдать начну?
– Полька, ну ты и вправду кошка, – вдруг повеселев, рассмеялась Катерина. – Я думала, неделю тебя выхаживать буду после случившегося, а на тебе следочка не осталось, и ехидничаешь как прежде. Ну, не томи душу, рассказывай, что это было? – добавила она, открывая духовку.
На Полину повеяло аппетитным запахом запеченного с овощами мяса.
– Катюш, подожди чуток, я только душ приму. Мы потом в гостиной стол накроем, камин затопим, посидим, поговорим, как в старые времена, – умоляюще попросила она.
– Ох, и упрямая же ты, Поля! Всю жизнь из меня верёвки вьёшь. Воду водонагревателем я уже нагрела, иди.
– Десять минут под горячим душем, и я буду как огурчик! – благодарно чмокнув подругу в щёку, Полина стремительно исчезла из кухни.

* * *

В камине весело потрескивали берёзовые поленья. Блики пламени играли на хрустале бокалов.
– Кажется всё, – разложив серебряные ножи и вилки, одобрительно окинув взглядом стол, проговорила вслух Катерина.
– С кем ты тут разговариваешь? – спросила, появившаяся в дверном проёме Полина. На голове у неё пламенел тюрбан из ярко-оранжевого махрового полотенца. Оценив красиво сервированный стол, она льстиво произнесла:
– Только ты, Катенька, можешь за полчаса превратить простой ужин в праздник.
– Да, этого у меня не отнимешь, – похвалила сама себя подруга, зажигая свечи в высоких бронзовых подсвечниках. – Ну что? Надеюсь, у тебя нет больше причин затягивать наш разговор?
Хозяйка налила в бокалы тёмно-красного вина и предложила:
– Давай как всегда – за нас красивых.
– Давай.
Они выпили и дружно принялись за еду.
– Неделю назад ко мне на работу пришёл гонец от отца, – прервав трапезу, неожиданно промолвила Полина и не мигая уставилась на подругу.
– Твой отец нашёлся? – радостно всплеснув руками, воскликнула та.
– Нашёлся, Катюша! Только не знаю, рада я этому или нет. Вся мистика, что последнее время происходит вокруг меня, началась после визита незнакомца. Мой рассказ может показаться тебе странным. Поэтому прошу, выслушай всё до конца, не задавая никаких вопросов.
– Слова не скажу, – заверила сгоравшая от любопытства Катя.

Нежданный гость

В мае Полину неудержимо тянуло хотя бы на несколько дней выбраться из душного города и уехать в Таволгу. Влекло так, словно она боялась упустить что-то значительное, что-то очень важное. Каждую весну она брала отпуск и уезжала в деревню. Прихватив с собой Янычара, днями бродила по тайге, наблюдая, как, стряхнув окончательно стылый холод долгой зимы, стремительно просыпалась земля. Малиновым пожаром цветущего багульника вспыхивали сопки. Едва проклюнувшиеся листочки накрывали лес прозрачной зелёной фатой. Сквозь прошлогоднюю листву выбирались на свет лиловые, покрытые неясным серебристым пушком подснежники. От этой красоты её охватывало чувство восторга. Она словно возрождалась вместе с просыпающейся после зимы природой, пьянея от мощного прилива необъяснимой энергии. Дней через десять жизнерадостная, помолодевшая, с задорным блеском в глазах Полина возвращалась в город.
Этой весной всё не ладилось. Наступила уже середина мая, но из-за навалившейся бумажной работы никак не могла выбрать время и наведаться к директору, чтобы взять неделю в счёт отпуска. Сегодня, в конце рабочего дня, твёрдо решила не откладывать визит к шефу. Прихватив дописанные отчёты, она решительно постучалась к нему в кабинет. Ей не повезло, Алексей Степанович был не в духе – в отпуске он отказал, ссылаясь на доклад, который Полина должна была читать на конференции. Разговор закончился тем, что они крепко поругались. Вернувшись к себе, она кинула папку с бумагами на стол, подошла к окну и, пытаясь справиться с клокотавшим в груди гневом, стала разглядывать растущие в парке сосны.
В дверь постучали.
«Вот только посетителей сейчас не хватало!» – сердито подумала она и, собрав рассыпанные на столе документы, громко пригласила:
– Войдите!
В кабинет вошёл высокий сероглазый мужчина, одетый в джинсы и лёгкую кожаную куртку.
– Я ищу Полину Александровну Зотову, – промолвил незнакомец, просияв белозубой улыбкой.
– Это я. Чего же стоите в дверях? Заходите.
Пока мужчина устраивался в стоявшем у окна кресле, Полина втиснула толстую папку в плотный ряд расположенных на полке документов и вернулась к столу. Незнакомец молчал, внимательно её разглядывая. Стараясь не показывать раздражения, Полина спросила:
– Ну, что молчим? Зачем я вам понадобилась?
– Я привёз письмо и посылку от Александра, вашего отца.
– Мой отец пропал без вести, – тихим голосом проговорила она, с неприязнью глядя на улыбчивую физиономию незнакомца.
– Алекс жив, вот письмо, которое он передал вам, – гость протянул ей конверт.
Полина осторожно взяла, развернула… Этого не могло быть! Однако знакомый почерк, характерный наклон букв убеждали в обратном – письмо действительно было от отца.

* * *

Год назад поисковый отряд, которым руководил Александр Иванович, работал в горах Кодара. На их лагерь неожиданно сошла снежная лавина. Спасти удалось почти всех, но тело отца так и не нашли. Полина до сих пор не могла объяснить, почему не поверила в его смерть. Может, потому, что не видела мёртвым? Ушел в экспедицию, как обычно уходил всю её сознательную жизнь, и не вернулся. А она, несмотря ни на что, ждала.
Жив! От выступивших слёз строчки расплывались перед глазами. Читала, с трудом вникая в смысл письма: «Прости меня, моя девочка, что ушёл, ничего тебе не объяснив. Долг призвал меня вернуться в Делир – мир, где я родился и вырос. Твоя мама не хотела, чтобы ты узнала тайну своего рождения, но обстоятельства заставляют меня нарушить данную ей клятву. Человек, который принесёт это письмо и посылку, всё объяснит. Понимаю, как трудно будет тебе поверить в его рассказ, но знай – судьбы многих людей отныне зависят от твоего выбора: останешься ты прежней или пойдёшь по предназначенному тебе пути. До встречи, целую, папа». Закончив читать, она медленно свернула листок бумаги:
– Странное письмо… Расскажите, что с ним произошло? Почему он не приехал сам? Я могу с ним связаться?
– Он находится далеко отсюда, в мире, сопредельном с вашим. Алекс – правитель нашей страны Делир, вот это он передал вам, – незнакомец поставил на стол небольшую серебряную шкатулку, сделанную в виде сундучка.
– Как она оказалась у вас? – удивлённо спросила Полина. – Эта вещица хранится в моём доме. В ней лежит ожерелье – память о маме.
– Вы ошибаетесь, это другая шкатулка, откройте и убедитесь сами.
Откинув крышку, она с изумлением стала разглядывать содержимое. Гость не обманул. В сундучке, на черной бархатной подкладке, в специальных углублениях лежало четыре перстня. В золотых завитках дивного плетения сияли камни: голубой, как струи горного водопада, аквамарин; прозрачный, необычной огранки, горный хрусталь; золотисто-коричневый топаз, тёплый свет которого грел сердце и горевший красным огнём турмалин, или, как его ещё называли, малиновый шерл.
– И что с ними делать?
– Об этом и многом другом я должен вам рассказать.
– У меня сегодня трудный день, приглашаю ко мне домой, там и поговорим, – устало вздохнув, предложила Полина.

* * *

Весна в этом году редко радовала забайкальцев солнечными днями. Вот и сегодня с утра надоедливо моросил дождь.
Пока добирались до дома, в машине висело глухое молчание. Говорить о пустяках не было желания, а для настоящего разговора ещё не настало время. Полина, высадив пассажира, загнала машину в гараж. Гость терпеливо мок, поджидая её. Отворив калитку, хозяйка вошла первой, предупредив его, что во дворе злая собака. Но предостережение запоздало. Чуть не сбив хозяйку с ног, пёс радостно взвизгнув, неожиданно бросился к незнакомцу.
– Узнал меня! Какой большой вырос! – воскликнул гость, обнимая радостно повизгивавшего волкодава.
Полина растерянно смотрела, как её верный сторож ластится к незнакомцу. Скрывая досаду на собаку, она направилась к дому. Не услышав за собой шагов, оглянулась – гость в ожидании приглашения стоял посреди аллеи.
– Чего ждёте? Вы же промокли насквозь, заходите в дом, – сердито позвала она.
– Не обижайтесь на него, Полина Александровна. Янычар был совсем маленьким, когда Алекс взял его с собой. Надо же, столько времени прошло, а пёс меня узнал, – виновато пояснил он, быстро поднимаясь за ней по ступенькам крыльца.
Полина молча пропустила его в прихожую, захлопнув дверь перед носом собаки. Вспомнив, что до сих пор не познакомилась с гостем, спросила:
– Как вас зовут?
– Андерс, – склонив в лёгком поклоне голову, представился он.
– С вашей одежды лужа натекла. Снимайте мокрое, а я пойду поищу что-нибудь переодеть вас.
Гость снял курточку, скинул с ног туфли, переобувшись в тапочки, огляделся. На верхний этаж вела витая, с резными перилами лестница. Полукруглая арка открывала вход вглубь дома. Большое зеркало в бронзовой раме отражало обстановку: мягкие кресла, между ними журнальный столик, на который падал неяркий свет от висевшего на стене бра. Пол покрывал пушистый шерстяной ковёр с геометрическим узором в серо-голубых тонах.
С толстым махровым халатом в руках вошла Полина, переодетая в свитер и джинсы.
– Вот, это папин, думаю, вам будет впору. Идёмте в гостиную, – позвала она.
Андерс, следуя за хозяйкой, прошёл в довольно просторную комнату. Оставив его одного, Полина ушла. Гость с любопытством разглядывал жилище, где много лет провёл его друг. Три высоких окна, выходившие в сад, закрывали лёгкие занавески из белого шёлка с вытканным рисунком. Портьеры из бордового бархата забраны витыми серебряными шнурами с кистями на концах. Мягкие складки ламбрекенов из той же ткани, что и портьеры, красивой ломаной линией прикрывали верхнюю часть штор. В простенках между окнами стояли книжные шкафы из полированного кедра. Над широким диваном ковёр ручной работы, на нём, в специальных гнёздах, размещались изящные тонкие шпаги, прямые и изогнутые кинжалы, длинные кавалерийские сабли, японские катаны, изогнутые турецкие ятаганы и прямые русские мечи. Холодное оружие было страстным увлечением Алекса, он прекрасно им владел и никогда не упускал возможности потренироваться.
Андерс подошёл к книжным шкафам, провёл пальцами по корешкам, читая названия. Друг не терял времени даром, он собрал и изучил всё, что касалось прошлого и настоящего этой земли. В одном из шкафов хранилась коллекция самоцветов. Андерс осторожно открыл дверцу.
– Это нужно смотреть вот так, – неслышно ступая по ковру, подошла хозяйка и включила подсветку.
Необычной величины золотисто-жёлтые и зеленовато-голубые аквамарины; голубого цвета чистой воды топаз; сиреневый, с теплым шелковистым отливом чароит и зелёный, словно молодая листва, берилл – заиграли всеми цветами радуги.
– Красиво, – залюбовался гость.
– Коллекцию собирал отец во время полевых экспедиций. Иногда он брал меня с собой. Часть камней мы нашли на Шерловой горе, часть на Кодаре, а вот эти малиновые шерлы и зелёные турмалины мы обнаружили с отцом близ деревни Лесковая на Вороньей горе. Наш край по запасам самоцветов не уступает знаменитому Уралу. Только об этом мало кто знает, – с горечью в голосе произнесла она и, захлопнув дверцы шкафа, выключила подсветку.
– Рассказывайте, это очень интересно, – попросил гость.
– Самоцветы – моя слабость, я могу говорить о них часами, но вы сюда пришли не за моими рассказами. В комнате прохладно, разожгите лучше огонь, а я тем временем приготовлю ужин.
Андерс занялся камином. Завитки бересты слегка задымились от поднесённой к ним спички, а потом ярко вспыхнули. Огонь жадно лизнул сложенные горкой берёзовые поленья, они весело затрещали, наполняя комнату приятным теплом.
Полина готовить особо не любила, но гостя надо было накормить. Обследовав содержимое холодильника, она решила приготовить рыбу. Порезав кусочками филе палтуса, поперчила, посолила, сбрызнула оливковым маслом и выложила на середину противня, рядом разместила порезанную кружками картошку, сладкий перец, и поставила запекать в духовку. Не теряя время, нашинковала морковь и цукини длинной соломкой, быстро обжарила в масле на сильном огне. Смешала овощи, заправила соевым соусом и кунжутным маслом, украсила ломтиками лимона – основное блюдо и гарнир были готовы.
Она внесла поднос, уставленный тарелками с едой, в гостиную. Помогая ей, гость пододвинул к огню низкий столик и два невысоких мягких кресла. То ли Андерс проголодался, то ли ему и в самом деле понравилась её стряпня, ел он с большим аппетитом, нахваливая и рыбу с овощами, и маринованные рыжики с картошечкой и солёными огурчиками. Заметив, что гость, насытившись, отставил в сторону опустевшую тарелку и взял в руки чашку с чаем, хозяйка заговорила:
– Андерс, кто подсказал вам, что меня надо искать в Центре?
– Прежде чем приехать в ваш город, я посетил друга Алекса, Кима. Он объяснил мне, как вас найти.
– Вы его знакомый?
– Нет, я познакомился с ним вчера, ваш отец посоветовал вначале побывать у него, а потом отправляться к вам.
– Хотя бы это уже понятно. Из письма и ваших путаных объяснений я поняла, что отец живёт в неком месте и вы прибыли ко мне с письмом и подарком от него. Жду вашего рассказа: где он, и что с ним случилось?
– Чтобы рассказ не показался странным, можно, я начну с легенды, которую вряд ли кто знает в этом мире.
– Ну что ж, интересно послушать, – облокотившись на широкий подлокотник, согласилась Полина.

Легенда о заповедной земле

Звёздных скитальцев было пятеро, когда они пришли в этот мир. Кто они, откуда явились, не знал никто. Сами себя они называли «создателями». Впервые за время путешествий среди звёзд им удалось найти планету, которая имела множество сопредельных миров, отсечённых один от другого невидимыми, прочными гранями. Более того, на одном из материков создатели обнаружили перекрёсток, из которого можно было попасть в любой сопредельный мир. Путешественники решили остаться в этом необычном месте. Обретя человеческий облик, звёздные скитальцы стали жить среди людей, изучая уникальную планету.
Земля, на которой они оказались, была пронизана магическими потоками. За века там возникло племя людей, обладавших возможностью пользоваться магией. Объединившись, маги развили этот дар и сумели укротить стихии – воздух и вода, земля и огонь стали подвластны им. Повелители стихий – так стали они себя называть – разделились на четыре клана. Рядом с их крепостями выросли поселения обычных смертных. Мир, спрятанный в глубине гигантского континента, за внутренним морем, процветал. Знания чародеев и человеческое трудолюбие быстро преобразили пустынный край. Люди называли свою страну Апсан.
Страницы:

1 2 3 4 5 6





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.