Библиотека java книг - на главную
Авторов: 38910
Книг: 98455
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Легенда из Подземелья»

    
размер шрифта:AAA

Реброва Алена Дмитриевна
Книга 4. Легенда из Подземелья

Пролог




I. Трехполье

1. Новые друзья Леопольда


Лекои Опоаль Л`диэн

Мы добрались до материка спустя четыре дня после остановки на острове. Бэйр говорила, что это был наш небольшой отпуск и называла путешествие круизом. Мы ели, спали и отдыхали, я половину суток проводил с морскими животными, привыкая к новым обличиям, а Бэйр по вечерам запиралась с Арландом в своей новой комнате и они вместе там экспериментировали со своими силами, иногда приглашая меня в качестве подушки для битья. Надо было подготовить Арланда к предстоящей работе и развить его инквизиторские силы, а для этого ничего не жалко...
На шестой день мы причалили к городу-порту в Агираде. Спустившись с корабля на землю, я испытал некую грусть. Не полетать мне больше с чайками и не попрыгать в волнах с дельфинами... столько возможностей теперь было закрыто для меня! К тому же, теперь снова придется садиться на лошадь.
Из портового города мы уехали сразу после того, как Арланд написал в Орден о двух кораблях и команде моряков, которые изъявили добровольное желание присоединяться к владениям Сеймуров. Команда Саами Грута, пополнив запасы, отправилась обратно к Тангейю и Рашемии, им предстоял долгий путь до земель Ордена. Мы же двинулись в дорогу до города, в котором ждали услуг Арланда.
Нам предстояло посетить один из крупнейших городов Агирада, находящийся на восточной границе с лесами диких леннайев. Добраться туда можно было на лошадях, но тогда мы бы потратили на путь целый месяц, поэтому у нас встал выбор между путешествием на речных суднах и... на поезде. Бэйр, когда узнала о том, что в нашем материке есть поезда и на них даже можно ездить, была без ума о счастья! Она так рвалась на вокзал, что Арланду ничего не оставалось, кроме как раскошелиться на три билета для нас и три для лошадей. Я тоже раньше никогда не видел поездов, но мне идея ехать внутри громыхающего железного монстра нравилась совсем не так, как Бэйр, приходящей в восторг от всего механического.
Поезд, на который мы сели, почти без остановок шел до нужного нам города. Четыре дня безвылазного пребывания в тесной комнатушке с окном за шторками были похожи на заключение в темнице, только хуже. В Ордене меня хотя бы кормили нормально, а тут давали только кашу и вяленое мясо, просто счастье, если на немногочисленных остановках удавалось выйти и купить пирожков с отваром! К тому же, я все это время не мог превращаться, потому что держать животных в купе было запрещено, а лететь за вагонами я не успевал.
К счастью, в пять часов вечера на четвертый день мы все-таки приехали и смогли навсегда распрощаться с поездом.
В городе мы разделились, Бэйр отправилась на прогулку с лошадьми, чтобы те немного размялись, а мы с Арландом взвалили на себя вещи и пошли на поиски гостиницы. Спустя три часа к нам присоединилась Бэйр и с помощью ее обаяния один из хозяев все же согласился приютить у себя нашу странную компанию.
Пока мы с Арландом бродили в поисках гостиницы, я успел немного рассмотреть город. Он сильно отличался от того, что мне доводилось видеть прежде. Поскольку в гостинице мы остановились где-то в седьмом часу вечера, а к восьми закончили ужинать, я отпросился у Бэйр погулять. Она не возражала, потому что сегодня у них с Арландом намечалась особая тренировка и они могли обойтись без моей помощи. Я оставил их одних.
Надев лучшее, что было у меня из одежды, я отправился на прогулку вдоль просторных городских улочек. Был конец первого месяца зимы, и хотя снега еще не было, стемнело достаточно рано. Путь мне освещали десятки высоких витых фонарей, стоящих вдоль дороги, по которой то и дело проносились спешащие куда-то черные экипажи, запряженные породистыми лошадьми.
Все дома были трехэтажными, выбеленными или кирпичными с красивыми цветными дверцами. Над каждой из таких дверец была вывеска с гербом и фамилией семьи, которая занимала дом, или с эмблемой ремесленника. Дома, где могли снять комнату небогатые приезжие, были с одной и той же вывеской, изображающей коричневую дверцу с медной ручкой и белой надписью "Дом Постояльцев". Таких гостевых домов за всю прогулку мне попалось три или четыре.
Люди в Агираде тоже были другие. Начиная с того, что они иначе выглядели. Если в Рашемии было много русых и светлоглазых, а в Тангейе больше распространялись карие глаза и каштановый цвет прямых волос, то в Агираде почти все были зеленоглазые, со слегка вьющимися светло-коричневого цвета волосами. Женщины были низкого роста, с овальными пухловатыми лицами и тонкими вздернутыми носами, обсыпанными веснушками. Мужчины были низковаты, коренасты, с тонкими сгорбленными носами, низкими широкими лбами и узкими и длинными подбородками, многие носили густые красиво подстриженные бороды.
Но особенно в этих людях поражали их образы. Именно что образы, складывающиеся из манеры поведения и одежды. Сдержанные, но плавные движения, и прямые, но короткие взгляды, рты, которые всегда в вежливой полуулыбке, и одинаковая манера говорить холодно и отстраненно - сочетание не сочетаемого. То же можно было сказать об одежде. Прямые однотонные женские плащи начинались с длинной волнистой пелерины, на которой были узоры из шерсти или богатая цветная вышивка с бисером, вместо шляп носили широкие капюшоны, нередко стянутыми обручами на лбу. Большинство женщин носило тугие на талии и груди строгие сарафаны, юбка которых очерчивала бедра и расширялась к низу. Рубашки или же кофты с жакетами были разные. Мужчины носили плотные кафтаны с причудливыми ремнями, пышные цветные шарфы вокруг шей и аккуратные круглые шляпы с прямыми широкими полями.
Я чувствовал себя среди этой толпы, как среди иномирцев. Все эти люди казались мне странными, но в то же время привлекали, как и их одежда - чудная и нелепая, но манящая своими формами и фасонами.
Чем больше я ходил и видел, тем больше мне хотелось узнать о новой стране, но все люди вокруг так спешили, что я не решился ни с кем заговорить.

Я прошел вдоль нескольких улиц, несколько раз сворачивал в переулки и в итоге вышел к парку. Деревья с опавшими листьями, ветвистые сухие кусты, яркие магические свечи за мутным пыльным стеклом металлических черных фонарей, подвешенных в воздухе... пространство было наполнено тихим грустным настроение и только перешептывания прогуливающихся парочек как-то разбавляли общую мрачность этого места.
Мне встретилась одна из лавочек вдоль тропинки и я решил немного посидеть, прислушаться к звукам животных. Как и во всех городах, здесь почти не было интересной живности, только воробьи, мыши, да кошки с собаками.
- Вы ждете кого-то? - я давно услышал неторопливые шаги девушки, которая обратилась ко мне сейчас. У нее, должно быть, очень изящные ноги, раз такая легкая походка. Каблучки замшевых сапожек касались каменей тропинки с приятным гулковатым звоном.
- Нет, никого не жду, - ответил я и подвинулся на лавочке, чтобы она тоже могла сесть.
За девушкой из-за кустов выпрыгнуло странное создание. О таких я раньше только читал. Его задние ноги были совсем как кошачьи, длинный хвост заканчивался красиво расчесанной кисточкой, передние же лапы были кожистые, трехпалые, с подвижными когтистыми пальцами, как у орлов. Пушистая пернатая грудь была гордо выпячена, могучая изогнутая шея с пышным густым оперением заканчивалась орлиной головой с желтым крючковатым клювом и перьевыми загнутыми ушками, из-под серых перьев на меня смотрели грозные зеленые глаза. Крылья, сложенные вдоль едва оперенных боков, покачивались в такт шагам гордого зверя-птицы.
- У вас чудный грифон, - заметил я, любуясь переливающимися в свете фонарей перьями. Они сверкали всеми оттенками серого. - Я читал о них, но никогда не видел... мне казалось, они чуть больше.
- Нет, этот чистокровный, специально выведенная порода, - улыбнулась девушка и хлопнула по своим коленям. Издав звук, похожий одновременно на мяуканье и на крик хищной птицы, грифон подобрался и прыгнул на ноги хозяйки, вцепившись передними когтями в подол ее платья. - Не больше кошки, так и должно быть, - добавила девушка, погладив за ухом своего питомца. Тот разинул клюв и крякнул. - И да, это не грифон. Грифоны большие, а это норуш, они совсем домашние.
Взяв норуша под передние лапы, хозяйка прижала его к груди, как ребенка. Он обнял ее всеми конечностями и положил голову на плечо, довольно заурчав.
- А можно погладить? - спросил я.
- Он обычно кусается...
- Ничего страшного, мы и сами с зубами, - улыбнувшись, я протянул руку к норушу, чтобы пригладить ему перья, но как только он почуял приближение, тут же встрепенулся и потянулся к моим пальцам, чтобы укусить. Я едва успел отдернуть руку.
- В самом деле кусается, - я спрятал обе руки под мышками и злобно посмотрел на норуша. Встреться ты мне еще без хозяйки, я тебя без хвоста оставлю, чертово отродье!
Поняв, что я хочу донести до него этим взглядом, норуш поспешил спрятаться под плащом девушки.
- Странно, что вы не видели норушей до сих пор. Они очень распространены в Агираде, ведь они преданы, как собаки, ласковы, как котята, и могут петь не хуже птиц. К тому же, здесь повсеместны норушьи бега и залеты, ежегодно в Агираде проводятся выставки и состязания этих животных... Это почти национальное животное.
- Я тут не так давно, если честно. Только сегодня сошел с поезда, а до этого провел неделю на корабле, - объяснил ей я.
- А откуда же вы? - девушка широко распахнула свои зеленые глаза и с любопытством на меня уставилась.
- Я из Рашемии, моя семья владеет всем северо-западом этой страны.
- Так вы граф!? - изумлению незнакомки не было придела, она даже рот открыла.
- Да, - кивнул я. - Мое имя Лекои Опоаль Л`диэн Сеймур. А вас как зовут?
- Меня?... Шарлотта Грейми, я дочь городского судьи.
- Приятно познакомиться.
Я взял руку девушки, чтобы поцеловать, но норуш зарычал. Я на него цыкнул и угрожающе нахмурился, только тогда он заткнулся и позволил мне познакомиться со своей хозяйкой... Кажется, это был первый раз, когда мне удалось нормально поговорить с незнакомым человеком! Надо будет потом рассказать Бэйр, она обязательно меня похвалит!
- А что, в Рашемии так принято? - удивленно спросила она, аккуратно вынув из моих ладоней руку.
- Да, это очень распространенный обычай, - кивнул я. - А что насчет местных обычаев?
- При знакомстве мы просто жмем руки или касаемся правыми плечами, вот так, - она изогнулась и коснулась моего плеча. Ее лицо и волосы были так близко, я как в воду с головой окунулся в аромат ее духов. Очень приятный цветочный запах дурманил, я невольно потянулся за девушкой, когда она отстранилась.
- Что это вы? - спросила она, смутившись и покраснев.
- У вас замечательные духи, - ответил я, садясь прямо. - Вы давно гуляете?
- Не так чтобы очень, я вышла меньше часа назад.
- Это очень красивый город. Я хотел бы посмотреть на что-нибудь... особенное. Не подскажете, где это?
- Здесь много чего есть.
- А вам что нравится?
- Эммм... - Шарлотта прикусила нижнюю губу, задумавшись. Это выглядело очень мило... она вообще очень красивая девушка. Особенно когда задумывается. - Есть одно место, возле которого я могу ходить часами, - призналась она. - Если хотите, я вас к нему отведу, господин граф.
- Это было бы здорово!
Шарлотта вывела меня из парка и мы пошли по улицам города, разговаривая о каких-то пустяках. За разговором мне все вокруг, - и люди, и животные и даже дома, - казалось оживленней и приветливей, чем раньше. Новая знакомая рассказала мне историю города, и о некоторых семьях, чьи дома мы встречали. Оказалось, что здесь вывески над дверью - пик моды. Каждая семья сама делает себе эскиз и отправляет его резчику, тогда он вырезает табличку и ее вешают над входом.
Мы подошли к застекленной витрине бакалейной. Внутри играла музыка и горели приглушенным оранжевым светом лампы, за маленькими круглыми столиками сидели посетители, запивая пирожные чаем и беседами. Запах из открытого окна кухни шел такой, что у меня коленки задрожали.
- Обожаю это место, - призналась Шарлотта. - Если бы не фигура, каждый день бы здесь сидела!
- Царство корицы, глазури и сахарной пудры... нежные бисквиты, хрустящее тесто, песочное печенье... О, да, так пахнет рай! - согласно закивал я, вдыхая ароматы полной грудью.
- Любите сладкое, господин граф? - девушка посмотрела на меня, как собака, зовущая поиграть.
- Не всегда, если честно. Я люблю готовить, а не есть, - признался я.
- Готовить!?
- Да, думаю, я хорош в этом деле. Судя по стряпне тех, кого я встречал за время путешествия, я бы мог обставить всех людских поваров.
- Людских? - Шарлотта совсем растерялась, судя по ее удивленным глазам. - А вы... вы ведь не человек?
- Я могу быть кем угодно.
- Я не очень понимаю, о чем вы, если честно...
- Это не так важно, кто я, на самом деле, - я решил не пугать ее и не говорить, кто я такой. Тем более, Арланд просил не распространяться насчет обстоятельств моего рождения и воспитания.
Постояв еще немного у бакалейной, мы продолжили прогулку. Шарлотта показывала мне памятники и особо значимые здания городе, при этом успевая болтать обо всем на свете. От интересующей меня истории города мы перешли на недавнюю интригу, связанную с ссорой двух старших домов, затем девушка рассказала мне последние новости, а потом стала осторожно выспрашивать у меня, кто я и откуда. Я заметил, что она сильно расстроилась, когда узнала, что я скорее всего уеду через несколько дней.
Наша прогулка закончилась тем, что я проводил Шарлотту до дома и, поцеловав ей на прощание руку, отправился на поиски ближайшей подворотни. Найдя наиболее темную, я превратился в голубя и полетел к гостинице.
Был второй час ночи и Бэйр, наверное, уже спала, но я все равно решил зайти к ней в комнату. Иногда она засиживалась допоздна с какой-то книжкой, и с ней можно было поговорить.
Но, к моему удивлению, я не застал ведьму в ее комнате. Видимо, их занятия с Арландом затянулись. В таком случае их лучше не беспокоить.
Подумав так, я отправился спать, но долгое время не мог уснуть. Из моей головы не выходила Шарлотта, то, что она рассказывала, и то, что я сам видел.
В этот вечер я как будто заглянул в окно к людям, живущим совершенно нормальной беззаботной жизнью. Они росли в теплом светлом доме с родителями, ходили в школу или имели домашних учителей, играли с друзьями, их главной проблемой является выбор платья и расчет с банкиром, они ломают головы над тем, что приготовить на ужин, и понятия не имеют, каковы на вкус змеиные яйца, которые приходится есть, загибаясь от голода в пустыне... Я как будто, наконец, коснулся мира нормальной людской жизни, о котором так часто думал, но который обходил меня стороной все это время.
Наверное, мне стоит встретиться с Шарлоттой завтра, попробовать еще что-нибудь из нормальной жизни. Думаю, Арланду я не буду нужен по время выполнения заданий, а Бэйр не заставит меня весь день продавать зелья. Помогу ей и буду свободен, тогда и зайду за Шарлоттой.

***


Проснувшись от традиционного стука в дверь, обозначающим приглашение на завтрак, я быстро привел себя в порядок и отправился вниз, в столовую. Арланд и Бэйр сидели рядышком за одним столом и о чем-то довольно шептались.
- Поздно вы вчера легли, - заметил я, усаживаясь на свое место. Пока стол был пуст, это означало, что служанка пока не появлялась и я еще могу сам себе заказать завтрак. - Долго тренировались?
- Тренировались? - лицо Арланд вытянулось, но потом Бэйр пихнула его локтем в бок, и он все вспомнил. - Ах, да, мы тренировались!... Долго, да. Бэйр вчера совсем с ума сошла, не давала мне спать, хотела тренироваться снова и снова...
- Ну да, ну да, это я вчера с ума сошла, - хмыкнула ведьма. Арланд как-то странно на нее посмотрел и потянулся к ее лицу, чтобы поцеловать, но потом передумал, покосившись на меня, и сел ровно.
- Хм. Мне показалось, или ты пытался поцеловать Бэйр? - я решил все-таки уточнить то, что сейчас видел. Это очень странно, учитывая их недавние отношения, когда они друг друга загрызть были готовы.
- Да, хотел, - признался братец, избегая смотреть мне в глаза. Он отвернулся и стал разглядывать стену. Его уши налились красным, он потом нахмурился и заговорил достаточно жестко. - Нет, это все абсолютнейший бред! Почему мы должны!?... - он не успел заговорить, как Бэйр пнула его так, что он согнулся пополам.
- Что происходит? - я непонимающе посмотрел на ведьму, надеясь, что хоть она объяснит мне, в чем дело.
- Арланда вызвали в селение недалеко от города, там есть подозрения на вселившегося в тело духа, - рассказала она, хотя я так и не понял, как это относится к их странному поведению. - Я решила, что мне лучше поехать с ним, во-первых, потому что ему может понадобиться моя помощь, во-вторых, потому что в городе мне не так-то легко будет найти покупателей.
- Значит, мы сегодня уезжаем? - я не стал скрывать того, что расстроился. Может, если они увидят мое грустное лицо, им придет в голову спросить, как я провел вчерашний вечер и какие у меня были планы... эгоисты чертовы!
- Что-то не так? - Бэйр тут же отвлеклась от Арланда и переключила внимание на меня. - Ты не хочешь уезжать?
- На самом деле да, - признался я. - Вчера я познакомился с одной девушкой, и мы договорились встретиться снова сегодня. К тому же, я хотел найти себе какую-нибудь работу... хотя бы на пару дней.
- Ты познакомился с девушкой!? - Арланд и Бэйр удивлено переглянулись. В этой переглядке было что-то непонятное для меня, что-то, о чем эти двое могли говорить без слов. Подобными взглядами они обменивались все чаще в последнее время.
- И кто она? - осторожно спросила ведьма, повернувшись ко мне.
- Ее зовут Шарлотта, она дочь городского начальника стражи. Я хотел встретиться с ней сегодня после того, как помогу вам с работой. Но все отменяется, не так ли? - я вопросительно взглянул на них обоих.
- Это замечательно, что ты познакомился с девушкой, особенно то, что она дочь начальника стражи, - произнесла Бэйр так медленно, будто слова давались ей с трудом. Под конец фразы она взглянула на Арланда, словно приказывая ему сделать что-то.
- Эм... - Арланд растерянно взглянул на меня. - И... что у вас с ней было?
- Она водила меня по городу и рассказывала о всяких интересных местах здесь.
Бэйр почему-то облегченно вздохнула.
- Тебе она понравилась? - спросила ведьма, улыбнувшись.
- Она милая, - я пожал плечами.
- Хах! - Арланд тоже улыбнулся и опять странно взглянул на Бэйр. В этом взгляде было столько нежности и тепла, будто он смотрел на маленького пушистого котенка, а не на ведьму. - А знаешь, братец, поездка в деревню займет не меньше трех суток, - заметил он, снова повернувшись ко мне. - Ты можешь остаться здесь, а мы с Бэйр поедем... На самом деле, я могу поехать один, ведь только мое присутствие там необходимо. Вы можете остаться и вместе погулять по городу. Бэйр, ведь ты вчера говорила, что хочешь здесь все осмотреть.
- Я мог бы познакомить тебя с Шарлоттой, - предложил я.
- Хм, - Бэйр задумалась. Пока она думала, к нам подошла служанка и, поздоровавшись, вручила нам по картонному листочку, где были написаны блюда и цены на них.
- Очень удобно! - заметил я, просмотрев листочек.
Не долго думая, мы сделали заказ и вернулись к нашему разговору.
- Я бы хотела поехать с Арландом, - неуверенно произнесла Бэйр. - Но как ты тут один будешь?...
- Значит, все-таки с Арландом, - я вздохнул и недовольно посмотрел на братца. И чем он так нравится Бэйр? Да и она ему нравится... вон, уже третий раз пытается ее поцеловать в щеку, но вспоминает про меня и стесняется. - Оставьте мне одну из комнат, а сами езжайте. Я присмотрю за вещами, если хотите.
- Ты уверен, что справишься? - Бэйр все еще сомневалась, но видно было, что ей бы хотелось уехать.
- Имеешь ввиду, не умру ли я за три дня с голоду или не буду ли убит бандитами? Очень сомневаюсь, что подобное может со мной случиться. Езжайте, а я попробую найти себе занятие.
Как оказалось, Бэйр и Арланд должны были ехать сразу после завтрака. Они заплатили за мою комнату за три дня, оставили мне на хранение ненужные тяжелые сумки и отправились в путь, дав мне десять золотых "на сладости", как сказал Арланд.
Попрощавшись с ними, я отправился на поиски работы. Как я понял, в большом городе можно устроиться кем угодно, самое легкое - уборщиком или посыльным. Впрочем, мне не хотелось бы скрести грязные поды и бегать весь день от дома к дому. На самом еще вчера мне пришла в голову идея насчет того, где я хотел бы поработать.
Без труда найдя бакалейную, которую мне показала Шарлотта, я вошел внутрь.
Колокольчик, приделанный к деревянной фиолетовой двери, звонко звякнул, обратив на меня внимание служанки, моющей полы. Это была полноватая женщина лет сорока.
Было восемь утра и посетителей пока не было, поэтому лицо женщины выразило досаду по поводу моего визита.
- Закрыто! - проворчала она, продолжая натирать полы.
С кухню доносились приятные запахи готовящейся выпечки, я слышал, как суетится повар, разливая тесто по формам, и как гремит посудой судомойка.
- Я хотел бы поработать здесь пару дней, - произнес я, надеясь, что все говорю правильно. - С кем я могу поговорить насчет этого?
- Мы всяких там с улицы не берем, какая бы у них морда не была смазливая. Это лучшая пекарня в городе, бродяга, и здесь нет место для таких, как ты! - прокряхтела уборщица.
- Я не бродяга, я путешественник, и, к тому же, я вполне чистый для работы на кухне, ваше замечание несправедливо, - заметил я, с укоризной смотря на сгибающуюся пополам женщину.
- Пф, какой важный! Иди, поговори с хозяином, в его кабинет можно пройти через кухню.
- Спасибо вам.
Кивнув ей в знак признательности, я тщательно вытер ноги о половой коврик и пошел к двери, ведущей на кухню, стараясь не наступать на уже вымытые доски пола.
В кухне меня встретили, мягко говоря, не слишком радушно, и, хотя я объяснил, что хочу устроиться на работу, меня выгнали. Но к счастью, выгнали меня через другой вход, ведущий на задний двор, где находилось открытое окно в кабинет хозяина. Превратившись в птицу, я влетел внутрь и прежде, чем мужчина, сидящий в кресле, успел опомниться, я вновь стал сами собой.
- Здравствуйте, я ищу работу. Не могли бы вы нанять меня на несколько дней? - вежливо спросил я, на всякий случай красиво улыбаясь и всем своим видом выражая почтение.
- Ты как здесь оказался!? - воскликнул он. Это был в меру упитанный усатый мужик с лицом кондитера-алкоголика.
- Я вошел через дверь, - заверил его я. - Насчет работы. Я уверен, что я вам подойду, ведь я умею отлично готовить, знаком с приемами финийских, тангейских и ишимерских поваров, в совершенстве знаю традиционную рашемийскую кухню, особенно мне удаются пироги из грибов и мяса и десерты. Если это важно, то так же я умею работать с охмаражскими приправами и создавать их, если мне дадут нужные ингредиенты... я готовил для царевича Кудеяра одно время.
По мере моего бахвальства у усатого мужчины все шире открывался рот, только когда я упомянул Кудеяра, кондитер пришел в себя и перестал так на меня пялиться.
- Ври-ври, да не завирайся, юноша! - нахмурился он. - Такое очевидное вранье даже смешно! Для царевича Охмараги!?
- Но я в самом деле готовил для царевича. Ведь он уехал с родного острова, чтобы совершать подвиги на материке, а наша еда непривычна для сенари, им требуется время, чтобы привыкнуть к нашей кухне, - начал вежливо объяснять я. - Он путешествовал вместе со мной и моей подругой какое-то время, ради него мне и пришлось учиться использовать охмаражские приправы.
- Рассказывать такие вещи может либо безумец, либо тот, кто говорит правду, - кондитер задумчиво разгладил усы. - Я не могу поверить тебе на слово. Все, кто сюда приходит устраиваться на работу, заливают, что готовят как боги, на деле же им нельзя доверить даже тесто для пирогов замесить.
- Работа нужна мне всего на несколько дней, я могу просто помогать на кухне, если вы не хотите доверять мне готовку.
- Естественно я не доверю тебе готовку! - возмутился мужчина. - Ты ведь совсем не знаешь нашей кухни!
- Тогда чем я могу заняться?
- Заняться? Слуги, принимающих заказы, давно просили отгул. Заменишь их обоих, будешь работать с десяти утра до девяти вечера каждый день. Нелюди у нас редкость, твоя внешность привлечет посетителей... Я заплачу тебе пять золотых за каждый день работы, плюс твои чаевые. Согласен?
- Да... хорошо. А что такое чаевые?
- Как тебя зовут, чудак? - спросил он, проигнорировав мой вопрос и потянувшись к какой-то бумажке.
- Лекои Опоаль Л`Диэн Сеймур.
- А короче?
- Леопольд.
- Леопольд... так зовут моего кота, - усмехнулся мужчина. - Мое имя Костаф Деноре, и ты принят на работу в моей бакалейной. Иди на кухню, там тебе объяснят, что тебе нужно делать. Скажи, что заменишь Карлоса и Линду.
- На три дня.
- На три дня, - кивнул Костаф. - А теперь вон с глаз моих!
Я отправился на кухню. Там все были заняты и не сразу заметили меня. Когда же заметили, вновь попытались выгнать, но я объяснил им, что меня взяли на работу. Тогда один из поваров отвел меня в раздевалку, заставил одеть форму слуги - кремового цвета рубашку с пышными рукавами-тюльпанами и светло-сиреневый поясной фартук. Я заплел волосы в более изящную и сложную косу, чтобы они не подметали пол, и отправился дальше за поваром.
Моего наставника звали Роберто, он объяснил мне, где какой столик, как обслуживать клиентов и где забирать заказы, а так же рассказал про чудесную вещь - чаевые. Все время, оставшееся до открытия, я сидел и изучал меню - такую же картонку, как в нашей гостинице.
К десяти часам утра я уже знал наизусть все цены и блюда, к тому же я успел незаметно понаблюдать за приготовлением каждого и запомнить почти все рецепты - знакомые мне десерты с небольшими изменениями. Теперь я мог рассказать будущим клиентам о каждом из блюд, об их составе и вкусе.

Когда начался рабочий день бакалейной, меня выставили у входа, как украшение интерьера, и велели встречать гостей. Первые несколько часов все они заходили лишь за тем, чтобы быстро купить свежего хлеба у прилавка, все спешили на работу, никому не хотелось подолгу засиживаться.
Примерно в час дня пришел мой первый клиент и сел за третий столик, находящийся у окна. Я записал в блокнот его заказ и отнес на кухню, через десять минут принес ему на подносе пирожное и кофе, а потом вновь встал на свое место и стал скучать, иногда переговариваясь с одним трех поваров.
Зато к трем часам посетителей было столько, что не хватало мест! Я едва успевал бегать между столиками и разносить заказы. Не знаю, как так получилось, что я не перепутал ни один из заказов, хотя на одном мне были все десять столиков. К пяти часам я валился с ног и ничего не соображал, в голове только пробегали строчки бесконечных заказов. Я чувствовал себя машиной, которая выполняет однообразные действия просто потому, что ничего больше не может. Одно только грело мне душу: благодаря тому, что я хорошо подготовился к работе, изучил меню и понаблюдал за приготовлением десертов, я смог ответить на вопросы даже самых привередливых клиентов и этим заработал себе не мало чаевых.
Ближе к концу моего рабочего дня, к восьми часам вечера, произошло целое событие, пробудившее мою забродившую от однообразной работы голову. В одной из клиенток я узнал Шарлотту.
Она сидела ко мне спиной и общалась с еще одной девушкой, видимо, с подругой. Я не видел лица Шарлотты, но узнал ее голос. Клиентов вокруг было не так много, поэтому я мог немного задержаться возле ее столика и послушать. Кажется, они говорили обо мне.
- ... Граф, представляешь! - увлеченно объясняла Шарлотта.
- Здравствуйте, - я подошел сзади и вежливо улыбнулся.
Девушки посмотрели на меня, Шарлотта удивленно ахнула.
- Леопольд! - воскликнула она. - А я как раз рассказывала о вас... а что вы здесь делаете?
- Я решил немного подработать. Тут приятно пахнет и к тому же есть, чему научиться, - объяснил я. Мне было так приятно снова видеть Шарлотту, что я не переставал улыбаться и, наверное, выглядел, как идиот. Впрочем, меня и так постоянно принимают за идиота, мне нечего терять.
- Граф, работающий прислугой? - подруга Шарлотты, курносая девушка с неестественного цвета золотыми волосами, насмешливо выгнула бровь. Почему-то эта особа мне не понравилась с первого взгляда. - Скажи, Леопольд, разве твой род настолько беден?
- Мой род достаточно богат, чтобы держать в порядке неплодородные северные земли, и то, что я работаю, а не сижу в поместье, не имеет никакого отношения к его состоянию, - возразил я. Хорошее настроение, навеянное появлением Шарлотты, мгновенно исчезло.
- Шарли, это же все ясно, как летний день, - усмехнулась крашенная блондинка, посмотрев на подругу и закрутив один из вьющихся локонов на палец. - У него приятные черты, потому что его отец-граф в свое время погулял с леннайкой. Открой глаза, милая: он нищий бастард, потому и связался с тобой!
- Малена! - девушка вспыхнула и поспешила извиниться передо мной. - Леопольд, не принимай это в серьез, пожалуйста! Увы, не все такие добрые и бескорыстные души, как ты... Как же мне стыдно, боги!... - она схватилась за голову и зажмурилась.
- Нам два лимонных кекса и чая с полевыми травами, - Малена одарила меня издевательским взглядом и пренебрежительно добавила: - И замени нам скатерть, а то я вижу здесь пятно.
- От вашей ядовитой слюны, полагаю. Она так и брызжет в стороны.
Не выдержав, я все-таки нахамил этой мерзкой девице и удалился, забрав с собой скатерть, на которой в самом деле было мокрое пятно.
Обслужив всех остальных посетителей, я отнес заказ к столику, за которым была Шарлотта. К счастью, она уже была одна, ее противная подруга, видимо, обиделась и ушла.
- Леопольд, вы ведь не сердитесь? - она взглянула на меня глазами, полными сожаления. - Это ужасно, что она сказала, и если вы подумали, что я с ней хоть в чем-то согласна... Знайте, что это не так!
- Я не сержусь, конечно, но подруга ваша не самая приятная особа, надо заметить.
- Она просто не привыкла сдерживаться, да и судит о людях всегда предвзято, во всем видит подвох. А так она очень хорошая, просто общество ее потрепало...
- Вот ваш заказ, - я поставил на ее столик лимонный кекс и чай, а затем отправился обслуживать других клиентов. У меня не было никакого желания выслушивать оправдания за эту мерзкую Малену. Да, она верно сказала, что я нищий бастард, не имеющий и медяка... но что-то подсказывает мне, что сама она за всю жизнь заработала не больше, чем я за этот день.
В следующий раз я подошел к Шарлотте только когда потребовалось забрать деньги за заказ.
- Леопольд, вы так и не сказали мне ничего... Я не хотела бы, чтобы наша дружба обрывалась.
- Что я могу сказать? Я ведь на работе.
- А когда заканчиваешь?
- Через полчаса закрытие.
- В таком случае я подожду тебя здесь... Можно еще малиновое пирожное со сливками?
- Можно, - я снова заулыбался и, кажется, это привело Шарлотту в восторг.
После того, как я закончил работу, переоделся и получил свой первый заработок в размере одного с половиной золотого, мы с Шарлоттой снова отправились гулять по улицам города.
Уже через несколько минут прогулки я и думать забыл про обиду на эту Малену и чувствовал себя прекрасно, несмотря на длинный рабочий день и на адский голод. Девушка, убедившись, что я не злюсь, предложила мне познакомиться с другими ее друзьями, которые, услышав обо мне, захотели познакомиться со мной.
Пока мы шли на встречу, Шарлотта описывала мне каждого из людей, с которыми мне предстояло познакомиться.
Одной из них была актриса, которой удалось выйти замуж за драматурга, оба они работали в театре, который открылся совсем недавно и пока только готовился к первому спектаклю. Кроме них там находилось около трех богатых девушек, описания которых были так похожи, что я даже не стал пытаться запомнить, чем они друг от друга отличаются. Два молодых человека моего возраста или чуть старше, один из университета, другой молодой певец, оба прекрасно держатся в обществе и их определенно ждет большое будущее. Главными людьми компании являются, конечно же, двое, один из них сын мэра, другая его сестра, которая участвует в движениях против чрезмерной трудовой нагрузки на рабочих с фабрик, находящихся недалеко от города и снабжающих его товарами.
Особенно меня заинтересовала девушка, беспокоящаяся о рабочих, и чета из театра. Они почему-то показались мне более интересными.
Встреча должна была состояться в десять вечера, в квартире у парня, учащегося в университете. Шарлотта, видимо, сильно нервничала, ведя меня к своим знакомым, я же наоборот, испытывал воодушевление. Я позорился много раз и часто не замечал этого, еще один раз сделать какую-нибудь глупость ничего для меня не значило... по крайней мере, мне хотелось верить в то, что я смогу узнать людей, подружиться с ними и , может, понравится им, а если нет, то ничего страшного все равно не произойдет.
Квартира, куда мы шли, находилась в трехэтажном кирпичном здании. Мы зашли в подъезд и поднялись по каменной лестнице на второй этаж, а оттуда через плохо освещенный коридор с потрескавшимися досками пола и ободранными стенами уже вошли в квартиру студента. Нас встретила сразу вся компания.
Несмотря на то, что дом, куда мы пришли, был старый и достаточно мрачный, небольшая квартирка студента оказалась светлой и уютной. Стены были обклеены светлой бумагой - обоями, пол устелен паркетом. Нигде не было ковров, зато в главной комнате вся мебель была обита и застелена пышными мягкими тканями. Обстановка была не богатой, но с претензией на стиль. На обшарпанном комоде стояли небольшие картины в позолоченных рамках, старые затертые шторы на большом окне когда-то могли висеть в доме какой-нибудь знатной семьи, к тому же производила немалое впечатление огромная картина, изображающего породистого охотничьего норуша в лесу. Это произведение искусства висело прямо над диваном, занимая почти всю стену.
Люди, сидящие в креслах и на диване, пили чай. На круглом столе посреди комнаты стоял поднос, а на нем - старый фарфоровый сервиз и вазочка с какими-то печеньями.
- Это Леопольд, я рассказывала вам о нем сегодня утром, - объяснила Шарлотта, беря меня за руку и уводя в комнату, к паре стульев в углу. Только когда она коснулась моей руки я опомнился и перестал смотреть по сторонам.
- Здравствуйте, - я осмотрел присутствующих и поздоровался со всеми сразу. Они уставили на меня любопытные взгляды своих блестящих в свете люстры глаз.
- Присаживайтесь, - хозяин квартиры, тощий угловатый юноша в очках и с растрепанными волосами, указал мне на один из стульев, приглашая сесть. - Мы как раз обсуждали положение рабочих людей на вашей родине.
- Должно быть, это был интересный разговор, - я ответил первое, что пришло в голову. Но никто моего ехидства не заметил. Студент продолжил, как ни в чем не бывало.
- Мы слышали, граф, что вы путешествуете, живете скромно, если не сказать бедно, и не гнушаетесь работы?
- Если это так, то вы отличный пример для знати, - заметила девушка, сидящая на диване. На ней был строгий коричневый сарафан типичного агирадского вида и кремового цвета рубашка с узкими рукавами и кружевными манжетами. Коричневые волосы девушки были заплетены в аккуратную косу, выражением лица незнакомка напоминала учительницу, и только дорогие золотые серьги и жемчужные бусы указывали на то, что она совсем не из простого люда. Видимо, это дочь мэра.
- Я бы не сказал, что являюсь хорошим примером, - возразил я, внимательно оглядев собеседницу. - Я уехал из поместья путешествовать, хотя мог бы остаться и заняться хозяйством. Другое дело, что я не приспособлен для такой ответственной работы, как управление землей.
- А раньше вы занимались чем-то подобным? - спросил смуглый мужчина. Пышные черные волосы, уложенные назад, короткая борода, орлиный нос и черные глаза выдавали в нем тангейца, а яркие детали пышного костюма - творческую личность. Видимо, это был драматург, о котором рассказывала Шарлотта. - Видите ли, госпожа Наталь давно хотела найти кого-нибудь, кто близок к этому делу, и хорошенько промыть ему голову... И, да, извиняюсь за грубость, меня зовут Фиар Корко, а это моя жена, Лариса, - он указал на красивую рыжую женщину возле себя.
- Очень приятно, - я вежливо кивнул паре, а потом продолжил: - Нет, я никогда не управлял поместьем, этим занимался мой отец. Он следил за доходами и состоянием наших владений, много времени посвящал изучению истории нашего рода.
- Вам не кажется, что это неправильно, когда одни люди работают на других, а те отдыхают? - спросила у меня Наталь, дочь мэра.
- По-моему, это правильно, если каждый при своем деле, - ответил я, пожав плечами. - Каждый занимает свое место, а кому это не нравится, всегда может изменить свою жизнь.
- Но ведь дворянину легче это сделать, чем, скажем, придавленному обществом рабочему, не так ли?
- Человек сам хозяин своей судьбы, у меня множество знакомых, которые могут послужить этому примером, - снова возразил я. Какие странные темы они тут обсуждают! Только вот мне непонятно, умно об этом говорить или бессмысленно?
- Например? - девушка аж подобралась от любопытства. Я осмотрелся и понял, что все в комнате смотрят на меня с такой внимательностью, будто я собираюсь показывать им фокусы или делать еще что-то интересное. Мне стало неуютно, но я пересилил себя и продолжил.
- Мой брат, например. Он мог стать главой нашего рода, лордом севера, но он выбрал ремесло взамен роскошной неторопливой жизни в поместье.
- Какое же это ремесло? - этот вопрос задала Шарлотта, которая вся светилась от удовольствия. Видимо, ей нравилось, что на меня обращают столько внимания.
- Он стал инквизитором.
В комнате повисло молчание.
- Странный выбор... - заметил драматург, сделав поэтический жест рукой. - Очень странный выбор для графа.
- Но все же он стал частью Ордена и сейчас с гордостью выполняет свои обязанности. Только сегодня он отправился в селение недалеко отсюда, чтобы изгнать из кого-то то ли злого духа, то ли вовсе демона, - ответил я.
- Это случайно не того, о котором позавчера написали в газете? - насторожилась Лариса, жена драматурга.
Все присутствующие взволнованно заговорили каждый свое, из общего гомона я так ничего и не понял. Только когда все успокоились, Фиар стал объяснять мне, что было написано в газете и сколько это подняло шума.
- Я так понял, что вы здесь недавно, граф, и пока не знаете, что здесь произошло. Так позвольте мне объяснить, - сказал он. - Две самые богатые и знатные семьи решили, наконец, объединиться, и поженить своих отпрысков, Аврору и Иона, но неделю назад Ион стал вести себя очень странно. Он поссорился со всем своими друзьями, устроил скандал в опере и на приеме у мэра, и, наконец, объявил о расторжении помолвки. Родители Иона говорили, что он сам не свой в последнее время, как будто это и не он вовсе. Чтобы избежать разборок и еще одного скандала, они увезли юношу куда-то в деревню, где у них есть дача. Ходят слухи, что они пригласили туда недавно приехавшего инквизитора, который наделал шуму в Ордене в Тангейе и в Рашемии, поймав знаменитую ведьму и оправдав ее. Если уж этот гений своего дела не излечит рассудок Иона и нельзя будет свалить все на злого духа, то семье придется уехать из города, а, возможно, из страны...
- Да, это мой брат, - я улыбнулся. - Интересная история. Думаю, если с Ионом в самом деле что-то не так, он излечит его. Арланд, несмотря на свой ужасный характер, знает свое дело.
- Вот это находка! - засмеялась одна из девушек, которая подходила разве что под описание трех дочерей богатых отцов. - Шарлотта, ты привела к нам будущую знаменитость, уверяю тебя! Граф, да еще родной брат инквизитора, который сейчас спасает честь семьи Варенети!
- Леопольд, вы не говорили мне, что ваш брат инквизитор, - с тихой укоризной заметила мне Шарлотта.
- Я не думал, что это важно при знакомстве, простите, - шепотом ответил я.
- А что, правда говорят, что он приехал сюда с той самой ведьмой? Вы знаете ее? - спросил у меня Фиар.
- Конечно знаю, она моя лучшая подруга. Ее зовут Бэйр.
- И она везде с вами ездит? Наверное, это ужасно... магички из академии все себе на уме, страшно представить, как ведет себя настоящая дикая ведьма! - воскликнула другая девушка.
- Вовсе нет, мы очень хорошо ладим, - возразил я. - Это заблуждение, что ведьмы невыносимы. Она добрее и преданней всех, кого я знаю.
- Не влюблены ли вы в нее, граф? - усмехнулся драматург. - Такого восторга в глазах я даже на сцене давно не видел. Вы весь светитесь, когда говорите о ней!
- Влюблен, возможно. Она замечательная, ее нельзя не любить, - ответил я, удивляясь такому странному тону Фиара. Как будто в его вопросе был какой-то подвох.
- А ваш брат знает о ваших чувствах? - с восторженным придыханием в голосе спросила одна из обезличенных богатством девушек.
- Знает, - я кивнул. - Он и сам любит Бэйр, хотя все вокруг считают очень странным, что инквизитор может так тепло относиться к ведьме.
- А что же ведьма? - спросила актриса, жена Фиара. Она и все сидящие в комнате выглядели очень удивленными и заинтригованными.
- А что она? И она нас любит, - ответил я, не понимая, почему это всех так поражает.
- Так вы что... втроем? - драматург посмотрел на меня исподлобья.
- Да, мы отлично дружим, думаю, нас даже можно назвать семьей, - ответил я, совсем растерявшись и нахмурившись. Как говорил мне Арланд, в непонятных ситуациях надо принимать вид уверенный и немного оскорбленный. - Почему вы на меня так смотрите, разве я сказал что-то удивительное?
- Да он наивен, как ребенок! - засмеялся молчавший до этого юноша. Видимо, это был упомянутый Шарлоттой певец. - Он даже не понял, на что ты намекаешь, старый развратник, - он дружески хлопнул по плечу драматурга.
- Простите граф, жизнь знаменитости испортила мои мысли, - усмехнулся Фиар, склонив голову в знак извинения. - Значит, вы просто друзья?
- Конечно. Хотя Арланд предлагал Бэйр выйти за него в начале лета, но она отказалась и с тех пор между ними ничего не меняется.
- Ах, Леопольд, не пугайте нас так, - облегченно улыбнулась Шарлотта. - Я уже подумала, что... впрочем, неважно.
- Его нужно непременно познакомить с Лендоном, - заметила всем Лариса. - Леопольд, вы определенно очень хороший юноша, многие захотят пообщаться с вами. Нужно вас нормально одеть. Вы уж простите, но походная одежда совсем не подходит к вашему красивому лицу! С такой внешностью вы должны выступать на сцене и вертеться в лучших кругах общества, скажу я вам.
- Спасибо, - я вежливо кивнул. Впервые комплимент моей красоте был по-настоящему приятен и не мешался с издевкой... видимо, это хороший знак! Значит, я все сделал правильно и понравился им!

Так продолжалось до полуночи. Достаточно бесполезная болтовня текла не торопливо, но ровно, как и чай из старого фарфорового чайника. Темы сменяли одна другую и не сказать, чтобы все они были интересны, о некоторых вещах мне нечего было сказать и я молчал, когда же речь заходила о чем-то знакомом, например, о книгах Ванеро Патти или о новых веяниях в фасонах сарафанов, я высказывал свое мнение, и всем оно нравилось, как ни странно. Кажется, мне удалось произвести впечатление адекватного нелюдя и меня так и не приняли за идиота, чего я опасался поначалу.
Я провел с новыми знакомыми целый вечер, и только когда я уже не смог сдержать зевков, меня отпустили в гостиницу. Шарлотта ушла вместе со мной.
- Вы, Леопольд, очень странный, вы знаете это? - спросила она, когда мы стояли у двери ее дома.
- Я догадывался, - хотя глаза уже слипались, а тело одолевала слабость, я нашел в себе силы улыбнуться и сделать доброе лицо.
- Все мои хорошие знакомые многого ждали от встречи с вами... я, видимо, увлеклась, когда описывала наше необычное знакомство. Но вы их не разочаровали, и спасибо вам за это.
- Мне тоже было интересно пообщаться с такими людьми, как ваши знакомые... Может, опустим это "вы"? Я понимаю, что приличия обязывают, но, если честно, я привык общаться совсем не так, - понимая, что, возможно, я делаю глупость, я все же сказал то, что хотел сказать уже давно. Все же слишком высокопарно звучит это "вы", а от этих сложных предложений голова уже раскалывается!
- Как скажешь...
- Лео. Зови меня Лео, - уверенно поправил ее я. - Все друзья зовут меня именно так.
- Хорошо, - Шарлотта улыбнулась и ее зеленые глаза блеснули в свете фонарей. Она застенчиво коснулась рукой подола своего сарафана и переступила с ноги на ногу. - Мы встретимся завтра, или я уже надоела тебе?
- Я уже говорил, что мой брат и Бэйр уехали на три дня. Эти три дня я буду здесь и мы обязательно будем видеться. К тому же, мадам Корко обещала отвести меня к какому-то Лендону, чтобы тот сшил мне нормальную одежду... Хотя я и сам могу справиться, на самом деле.
- Да, ты говорил, что ты шьешь, - Шарлотта закивала и немного подалась вперед. - Так значит, я смогу увидеть тебя завтра?
- Да, сразу после работы я приду к твоему дому.
- А раньше ты не можешь?
- Увы, у меня есть дела, с десяти утра до девяти вечера я занят в бакалейной.
- Да... ты ведь работал весь день сегодня. Наверное, очень устал, - в голосе девушки прозвучала приятная забота. Я тут же вспомнил о Бэйр и на душе как-то потеплело.
- В самом деле, я немного вымотался, - признался я.
- Эм... тогда я не буду задерживать тебя? - Шарлотта как будто спрашивала. Она выжидающе смотрела на меня, как будто я должен был что-то сделать.
- Спокойной ночи, Шарлотта. До завтра!
Помахав ей рукой, я развернулся и направился к уже знакомой темной подворотне. Там со мной попытался заговорить какой-то нетрезвый разбойник, но мне не хотелось тратить на него время, поэтому я просто ударил его в нос, чтобы он потерял сознание и прекратил меня толкать. После я превратился в птицу и отправился в гостиницу.
Только войдя в комнату, я разделся и залез под одеяло, надеясь не проспать завтрашнюю работу.

***


Встав в семь утра, я оделся и плотно позавтракал, помня вчерашнюю голодовку, а затем отправился в бакалейную. Я пришел раньше всех, мне открыла уборщица. Вскоре появился хозяин и, чтобы я не сидел без дела, велел мне начинать готовить. К тому моменту, когда пришел первый повар, я уже выполнил треть их работы... Но, вопреки моим надеждам, за хорошие результаты меня не оставили на кухне, а погнали обратно в зал, чтобы я снова стал красивой зверушкой для посетителей.
Новый день потек в том же ключе, в каком и предыдущий, только заработок оказался больше в два с половиной раза, что не могло не радовать.
Вечером я снова отправился к Шарлотте и ее друзьям. На этот раз мы встречались в доме самой Шарлотты и у меня была возможность осмотреть жилище знакомой, которое раньше я видел только с внешней стороны.
Как она мне потом рассказала, родители купили ей небольшой домик и устроили на работу в местную музыкальную школу, чтобы Шарлотта понимала цену своей самостоятельности. Это было небольшое двухэтажное жилище где-то между центром и окраиной города. Всего три комнаты, если не считать кухни, ванной и прихожей. Одинокой девушке и ее небольшому грифону хватало этого пространства с головой.
Обстановка в доме говорила о том, что Шарлотта не стремилась к роскоши, простоте или уюту, она шла собственным, отстраненным от привычных колей путем. Изнутри дом оказался достаточно мрачным, и дело было не только в плохом освещении, но и в мебели.
Пока мы были одни, Шарлотта показала мне каждую комнату. За время этой небольшой экскурсии я не увидел ни одной картины, или яркой вазочки, или горшка с цветами. Вся прихожая - недлинный, но широкий коридор, - была занята вешалкой и большим черным деревянным стеллажом со множеством книг в старинных переплетах. В зале, к которому вела прихожая, мебель была из темного дерева с темно-синей обивкой, и представляла собой диван, два кресла по бокам от него, и несколько стульев, расставленных вокруг круглого стола. На столе стояла красивая черная металлическая миска с печеньем. Но общей мрачности дома придавали некий шик такие детали, как большое зеркало в красивой бронзовой оправе в спальне, золотая паутинка вышивки на темно-синем покрывале кровати, золотистые кисти на подвязках для тяжелых темно-синих штор, бронзовые подсвечники, металлические статуэтки, расставленные в каждой комнате. На втором этаже было две комнаты - спальня и кабинет. В кабинете повсюду были аккуратно развешены и расставлены причудливые музыкальные инструменты, пюпитры, повсюду валялись нотные тетради. Последние можно было обнаружить в самых неожиданных местах в доме, от корзины для растопки дров до буфета.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2018г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.