Библиотека java книг - на главную
Авторов: 38910
Книг: 98455
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Эта страшная и смешная игра Red Spetznaz»

    
размер шрифта:AAA

Эта страшная и смешная игра Red Spetznaz
Александр ВИН

«… Мы не успели, не успели оглянуться,
а сыновья, а сыновья уходят в бой»
© Александр ВИН, 2015

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru
От внезапного испуга тошнило.
Каждый раз, когда на его лицо садились крупные зелёные мухи, только что ползавшие по тем, мёртвым, людям, мальчик кривился, шмыгал носом и снова начинал размахивать вокруг себя маленькими грязными ладонями.

…Промокнув потный лоб и, поправив свою фуражку, дедушка аккуратно накрыл убитого солдата густыми шуршащими ветками, но мальчик всё равно смог увидеть, как по чёрному вздувшемуся лицу, по губам и багровым глазам водителя уже ползали тонкими струйками лесные муравьи.
Другой человек, с орденами, видно выпал из открытой чёрной машины во время аварии и ударился спиной о толстый сосновый пень на краю песчаной дороги. Крепкая сухая ветка торчала из его живота, голова наклонилась набок и вперёд, словно офицер всё ещё продолжал с удивлением рассматривать свои вывалившиеся на брюки внутренности.

Опять с той стороны пахну́ло гниющей кровью, и его в очередной раз начало рвать.
– Хватит, Генрих! Не притворяйся! Помогай же мне, помогай! Держи!
Дед прикрикнул на него вполголоса, не глядя и не отвлекаясь от работы.
Сначала они перетащили из багажника разбитой машины в выкопанную наспех яму длинную деревянную коробку, тонкую и тяжёлую, потом дед, оттолкнув его жёсткой рукой, поддел лопатой крышку другого ящичка, размером со школьный ранец.
– О, Дева Мария!
И снова, заслонив костлявой спиной находку, дедушка отодвинул внука в кучу песка на обочине.
– Помоги нам, всевышний, прошу тебя, помоги…!

Пять квадратных ящичков, остальные футляры и шкатулки они уложили в их старую ивовую корзину и волоком дотащили её до ямы. Дед крепко упирался в сосновую пыль под ногами, со стонами и проклятьями тянул за собой корзину по песку, а он, испуганно стараясь помочь, изо всех сил толкал от себя и вперёд её жёсткий плетёный бок.
– Давай, давай, мой мальчик! Ещё два шага! Потерпи, осталось немного…

Высокие сосны охотно пропускали сквозь свою тишину на тонкий песок лесной дороги полосы сильного весеннего солнца.
Всё ещё пахло вокруг дымом недавних взрывов и сгоревшим бензином. Где-то далеко вверху, над деревьями и облаками, гудели маленькие самолёты.
Дедушка, хоть и продолжал спешить, но уже не кричал и не ругался. Мальчик устало смотрел, как сноровисто его дед забросал яму жёлтой землёй, как руками и квадратными носками кожаных башмаков накидывал поверх небольшого холмика старую хвою и палые листья.

В суете и спешке они оба не замечали, что за ними наблюдают.
У подножия большого дерева, на другой стороне дороги сидел на земле ещё один человек в серой форме. Молодой куст бузины заслонял его от всех взглядов, но сквозь пелену узких весенних листьев он, не мигая и молча, смотрел на них.
– Ну, вот!
Дедушка снял с бледно-красной головы фуражку.
– Присядем, Генрих. Теперь нам можно немного отдохнуть.

…Живой человек сидел, опираясь спиной о тёплый ствол сосны, протянув вперёд, по траве, грязные сапоги и безвольно разбросав по коленям слабые ладони. Одна его нога была толсто перебинтована, а в распоротой штанине галифе другой кусками торчали сизые жилы и бугорчатые края сломанных костей.

– Всё, пошли!
Покряхтев, дедушка поднялся, отряхнул внуку сзади штанишки и протянул руку.
– Ты у меня молодец! Вот, возьми платок, вытри лицо!
Старик выпрямился, поправил свой пиджак, ещё раз обвёл ладонью влажный лоб. Взялся за верёвку тележки, обернулся. Понурив голову, мальчик послушно двинулся за ним, но дед вдруг остановился, ласково тронул руками его плечо и голову.
– Запомни хорошенько всё вокруг. Вот, видишь, это толстое дерево, этот поворот дороги, начало оврага. Обязательно хорошо запомни, где мы спрятали эти вещи.
Он послушно слушал шёпот дедушки, не понимая ещё пока ничего, и медленно смотрел по сторонам, стараясь не глядеть на разбитую машину.

Их глаза встретились.
Пронзительная и жесткая нить случайного взгляда внезапно соединила детский страх и чёрную боль раненого солдата.
Грязная окровавленная одежда…. Молчаливые сжатые губы…. Тусклые, почти мёртвые зрачки. И большой сверкающий нож, безразличным последним усилием уже приставленный к бледно-голубой изнанке руки под закатанным рукавом кителя.

День 1. Воскресенье
Классические летние забавы

Трудно было по-настоящему.
Отдельные крупные капли пота падали на песок, другие, прозрачно стекая с напряжённого лица на шею, струйками пробегали вниз по судорожно вздымающимся рёбрам тонкого загорелого тела. Звонко трещало во многих местах сухое дерево. Он дышал тяжёло, надрывно. Движения повторялись ритмично, почти одинаково. Сначала он жилисто упирался босыми ногами в мелкий песок, проворачивая на вдохе массивный механизм снизу вверх, потом хрипел, подпирая деревянный рычаг плечом, а когда длинная жердь опускалась чуть ниже – наваливался на неё уже всем своим небольшим весом.
Верёвочные тросы до самого берега дрожали, напрягаясь от его усилий, и ослабевали, когда он останавливался и успевал громко выдохнуть.
У блестящей воды, на полосе ровного, мокрого песка торчала грубая конструкция из случайных брёвен и светлых, разной ширины, досок. На невысокую, в рост, перекладину, уложенную меж двух мощных треног, прочно вкопанных в песок, с берега заходили два тонких бревна, а череда таких же тонкомеров, уложенных стык в стык и блестевших чисто срубленными сучьями, тянулась дальше от воды к ближнему леску.
В самом начале этой деревянной рельсовой дороги, на соседних горбатых сосенках скрипел, небрежно устроенный и закреплённый толстыми старыми канатами во́рот, сделанный из стального лома, обвязанного толстыми обрезками досок.
Уходящий вдаль песчаный берег был чист и безлюден, но всё пространство вокруг неуклюжих конструкций было щедро истоптано голыми пятками.

Человеку, с такими усилиями заставлявшему двигаться в жарком, липком воздухе паутину тросов и блоков, было лет двадцать, может, чуть больше.
Мокрые от пота спутанные волосы, светлые, выгоревшие на августовском солнце, брови, неуверенная ещё, юношеская небритость впалых щёк… Пояс белых полотняных штанов, закатанных до колен, сильно потемнел сзади от пота.

Выдернув решительным движением суковатый рычаг из нижнего проёма, мальчишка подпрыгнул и в очередной раз воткнул его в свободную верхнюю щель во́рота. Подогнул ноги, повис, проворачивая заскрипевший в тесноте сосновых развилок лом.
Опять поднялись на натянутых канатах неуклюжие блоки, и снова прогнулась перекладина на береговых опорах.
По тонким двойным брёвнам ещё немного двинулась от леса к воде, качнувшись в беспорядочном плену многочисленных верёвок и палок, огромная деревянная шлюпка.
Перекидывая рычаг снизу вверх уже всё медленнее, юноша несколько раз взглянул в сторону от берега и от своего тяжёлого груза. Сильно вздохнул пару раз, опёрся на палку, вытер локтём мокрый лоб, опять вставил рычаг в самый верх обвязанного толстыми верёвками барабана, собираясь тянуть шлюпку ещё ближе к воде…
– Стоп! Тебе что, так сильно нравятся тяжкие физические упражнения?!

Тросы, натянутые от шлюпки к берегу, медленно закончили раскачиваться и окончательно провисли. Вместе с ними успокоились вершинки двух маленьких сосен.

Улыбаясь, юноша скрестил ноги, и устало опустился на песок прямо под большой уродливой лебёдкой.
– Ещё день такой дикой работы и я на каждом углу буду кричать, что Робинзон был прав!
– А если не бросишь вредной привычки завтракать пивом – я попрошу Ализе всегда загорать прямо в шлюпке! Будешь тогда целыми днями тянуть свой корабль вместе с продюсером. Пойдёт?
– Без комментариев…
– До чего же быстро и с удовольствием люди иногда соглашаются быть мудрыми.

Мужчина в белой майке и тёмных шортах подошёл к укреплённой на штативе видеокамере, около которой уже аккуратно собирал разноцветные шнуры ещё один молодой парень.
– На сегодня всё. Закончили.
– Ура! Шеф наконец-то вспомнил, что сегодня воскресенье!
– А он и не забывал.
– Михаил, – мужчина снова повернулся к невысокому пареньку. Тот с готовностью скинул наушники на шею. – Заруби себе на носу, что аппаратуру ты должен останавливать обязательно по отмашке, а не после моей команды «Стоп»! Понял? Посторонние звуки не должны идти в эфир. Он здесь один. Никого с ним рядом нет, ясно? Иллюзия одиночества должна быть полнейшей.
Упитанный Миша сконфуженно кивнул головой.
– Ладно…
– Я есть хочу! Мяса хочу! Окрошки хочу! Всего хочу!
Трудолюбивый юноша счастливо раскинулся на песке в тени невысоких деревьев, забавляясь и, не глядя из-под опущенной на глаза руки ни на кого, гудел на одной ноте.
– Ласки хочу! Мира во всём мире хочу! Таскать это корыто больше не хочу-у!
– Ализе, дай нашему мощному труженику самый большой кусок мяса!
Захохотав, мужчина показал размахом рук предполагаемые размеры пищи. Стоявшая около автомобильного прицепа молодая черноволосая женщина улыбнулась.
– Хорошо, босс. Я сделаю это. Сашка будет доволен.
– Всё! Я купаться! Кто со мной – тот герой! Приступаем к водным процедурам.
Одним махом старший сбросил себе под ноги майку, пнул по сторонам в песок сандалии, аккуратно снял с шеи и положил на одежду две тонкие золотые цепочки.
– Эх, Морозова!
Провёл руками по голове, по коротким, с проседью, волосам, сильно вздохнул всей грудью. Оглядел прозрачными синими глазами дальний берег. Коротко разбежавшись по мокрому песку и мелкой зыби, с брызгами ухнул в блестящую воду.

– И ещё.
Помидоры блестели цельными красно-жёлтыми прозрачными боками, огурцы же, разрезанные вдоль по четвертям, длинно развалились на маленьких пластиковых тарелочках. Куски чёрного и белого хлеба, заботливо прикрытые от солнца салфеткой, сухо сыпали с краёв мелкие крошки на скатерть.

В лёгкой сосновой тени им всем было хорошо.
– И ещё…
Тот, кто ещё недавно так уверенно командовал на берегу, протянул руку за солью.
– Робинзону, как тебе известно, было двадцать семь лет, когда он попал на свой замечательный остров. Ты пока моложе. Но такой же, как и он, изнеженный, не приспособленный к тяжёлой телесной работе. Впрочем, это и к лучшему. Вас уравнивает то, что ты обладаешь гораздо бо́льшими, чем этот юный англичанин, познаниями в технике и непроизвольно пользуешься в своей повседневной деятельности некоторыми прогрессивными инженерными достижениями… – Мужчина улыбнулся одними глазами. – Но правильно закручивать шурупы ты всё равно не умеешь!
– Зато я, в отличие от твоего Робинзона, абсолютно лишён жажды наживы!
– Это временное явление. Распробуешь ещё.… Подай мне, пожалуйста, минералку.
– Ализе, ваше мнение об актёрских способностях этого маленького хвастуна?
Хорошо улыбнувшись, женщина потёрла остренький, красный от солнца носик.
– Он бы мог успешно сниматься в Голливуде…
– Во! Я же тебе говорил!
Светловолосый юноша восторженно вскочил с раскладного стула, размахивая недоеденной куриной ножкой.
Старший с усмешкой посмотрел на него и молча качнул пальцем в сторону Ализе.
– Ну, продолжайте, милая. Сашка, по-вашему, мог бы сниматься в Голливуде.… Так?
– Да.
Молодая женщина прищурилась.
– …Но только в роли самого-самого большого хвастуна!
Со смешным грозным рычаньем Сашка закусил уже обглоданную косточку, выскочил из-за стола и с широко расставленными руками бросился в сторону Ализе.
Старший легко остановил его, схватив одной рукой за короткую штанину.
– Запоминай, малыш! Французские женщины всегда вовремя хвалят мужчин.

Хохотали все.
Миша откинулся на спинку лёгкого стульчика, Ализе – вытирая губы бумажной салфеткой.
– Ладно, продолжайте угнетать меня и дальше…
Сашка притворно надулся и обиженно отодвинул от себя тарелку с крупной лесной малиной. Но, увидев, как облизывается напротив него Миша, спохватился и одним движением запихнул в рот сразу же несколько ягод.
– А откуда он мог взять в те времена такую лебёдку, как у нас? А?
– На парусных кораблях в семнадцатом веке уже были подобные во́роты для подъема якорей. Робинзон Крузо мог знать принцип их действия, не раз мог наблюдать, как работали на ручных шпилях матросы вымбовками, какое количество, какого троса наматывалось при этом на барабан. У него было достаточно времени после крушения, чтобы посмотреть, как этот механизм устроен на его разбитом корабле, он даже мог благополучно перевезти его целиком на берег. Или снять отдельные детали. При желании, конечно…
– Ну, у тебя-то желания сверх всего! Ты же ведь мог взять для проекта и шестивёсельный ял, а не эту дурацкую безразмерную баржу! «Шестой» ведь идеально подходит по размерам под английские корабельные шлюпки! Так ведь? Признайся?!
– Ты прав, малыш. Не спорю.

Тщательно выбрав на блюде упругое пёрышко зелёного лука, старший сосредоточенно пошевелил губами, нацеливаясь ещё и на маленький, полный яркого солнечного света, помидорчик.
– Больше того – я горжусь тобой. Ты прав – флотский шестивёсельный ял вполне подошёл бы нам, все размерения совпадают. Мало кто из наших потенциальных оппонентов придрался бы к такому варианту. Но… Похожи только их линейные размеры, но не вес! Английские гребные суда семнадцатого века, которые использовались как шлюпки на больших морских парусниках, были гораздо тяжелее «шестёрок»! Современный шестивёсельник тянет на девятьсот килограммов, а тогдашние пинасы весили под три тысячи фунтов. Это примерно…
– Тысяча триста пятьдесят килограммов.
Миша ответил и сильно закашлялся, запихивая в рот остатки малины.
– Вот, видишь. А сколько ты сегодня тянул по песку, почувствовал?
– Да там целый миллион, этих чёртовых фунтов…
– Не сердись. Именно столько, сколько и посчитал нам наш уважаемый оператор. Ты не подавился, Мишань?
Старший участливо наклонился к сопящему толстячку.
– Не-а…
– Это хорошо.
– Проехали. Тогда скажи мне, если ты всё это, конечно, так подробно знаешь, зачем ты заставил меня тесать из доски лопату и копать песок только ей?! Можно же было взять нормальную лопатку из машины и сделать всё быстрее и аккуратней?
– Ну, не расстраивайся, у тебя же получилось великолепное копательное приспособление! Клянусь, это самая роскошная и прочная деревянная лопата на всём нашем побережье!
Мужчина откровенно забавлялся и тем самым понемногу злил Сашку.
– Представь, как убедителен будет голос за кадром, когда он сообщит, что Робинзон Крузо в своё время потратил сорок два дня только на то, чтобы сделать одну доску для погреба, а наш современный и решительный супербой Сашка вытесал нужный ему инструмент всего за два часа! И сразу же, на весь экран, – крупный план данной лопаты! Тобой будут восхищаться, и тебя будут жалеть тысячи добрых девушек-домохозяек в разных уголках нашего доверчивого мира!
– А-а, ну тебя…

Сашка горячился, размахивал в разговоре руками, наваливался грудью на стол, стремясь смутить старшего если не точными знаниями, то, хотя бы, напором. Его собеседник лениво и хитро щурился, парировал мальчишеские наскоки легко, не забывая вкусно солить и откусывать хрустящие огурцы.
Черноволосая женщина молчала, но часто переводила внимательный взгляд с одного спорщика на другого.
Ей нравились умные лица обоих.
Лицо юноши было требовательно и азартно, но глаза всё равно оставались мягкими и извинительными. Взгляд мужчины отличался жесткостью и глубиной.
Она вмешалась.
– Сашка, моим зрителям действительно нужна сильная правда или действия, очень похожие на эту правду. Нелепую выдумку никто не будет смотреть, за пустышку никто не будет платить хорошие деньги, пойми это!
– Остынь.
Мужчина положил сильную ладонь на худую, загорелую руку юноши.
– Мишань, не поленись, принеси нам заветную книгу.
Паренёк вперевалку добрёл до трейлера и так же, не очень спеша, вернулся к столу.
– Итак, внимайте. «Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо – моряка из Йорка, прожившего двадцать восемь лет в полном одиночестве, на необитаемом острове, у берегов Америки, близ устьев реки Ориноко, куда был выброшен кораблекрушением, во время которого весь экипаж корабля, кроме него, погиб; с изложением его неожиданного освобождения пиратами, написанные им самим». Издательство «Академика», 1935 год. Перевод с английского уважаемой госпожи М. А. Шишмарёвой….
Судя по обширности названия, ни автор, ни сам Робинзон в те давние времена действительно никуда не спешили.
Поймите, коллеги, точность нужна нам не для того, чтобы, используя наши современные знания, обмануть зрителей. Или, допустим, оскорбить славного героя. У нас есть возможность, и вы это прекрасно знали с самого начала проекта, сделать классное, динамичное, убедительное противопоставление. Робин – тогда, Сашка – сейчас. Шлюпка англичанина могла быть примерно вот такой, у нас же – не легче и не проще. Робинзон Крузо не смог или не захотел, а Сашка смог. Но всё это – только на правде! Только на точных фактах! Иначе – убираем аппаратуру и просто загораем. Согласны?
Сашка показал ему язык и засмеялся. Мишаня улыбнулся малиновыми губами, Ализе ещё раз молча протёрла чистой салфеткой свои солнечные очки.
– Итак, чтобы закрепить наши глубокие знания и доброе настроение….
Старший раскрыл книгу ещё на одной нужной ему странице.
– Цитата первая. «Прошло десять месяцев моего житья – я решил более основательно обследовать остров». Кто после этого наш славный Робинзон?
– То-ор-моз!
Мальчишки одинаково ухмыльнулись.
– Фу, какие же вы противные! В те времена почтенный Даниэль Дефо славно импровизировал, фантазировал, не думая, что кто-то из неблагодарных потомков вздумает его когда-нибудь опровергать. Но мы же с вами не унижаем великих предков – наша задача возвысить слабых и нелюбопытных современников.
Итак, далее…. Напоминаю, коллеги, прошло три с половиной года после высадки нашего героя на чудный островок. Робинзон успешно устроил свой быт и вот… Цитата вторая, более сильная, поэтому попрошу обойтись здесь без особых эмоций. «Я решил сходить взглянуть на нашу корабельную шлюпку, которую ещё в ту бурю, когда мы потерпели крушение, выбросило на остров в нескольких милях от моего жилья. Шлюпка лежала не совсем на прежнем месте: её опрокинуло прибоем кверху дном и отнесло немного повыше, на самый край песчаной отмели, и воды около неё не было. Если б мне удалось починить и спустить на воду эту шлюпку, она выдержала бы морское путешествие, и я без особенных затруднений добрался бы до Бразилии. Но для такой работы было мало одной пары рук. Я упустил из виду, что перевернуть и сдвинуть с места эту шлюпку для меня такая же непосильная задача, как сдвинуть с места мой остров. Но, не взирая ни на что, я решил сделать все, что было в моих силах: отправился в лес, нарубил жердей, которые должны были служить мне рычагами, и перетащил их к шлюпке.
Я обольщал себя мыслью, что, если мне удастся перевернуть шлюпку на дно, я исправлю ее повреждения, и у меня будет такая лодка, в которой смело можно будет пуститься в море».
– Заметьте, я остановился до того, как вы задремали.
Мужчина захлопнул книгу.
– Малыш Робин так и не выполнил ничего из задуманного! Ну, и кто он после этого?!
Сашка одними губами выразительно произнёс короткое слово. Мишаня смешно хрюкнул, уткнувшись лицом в скатерть.
– Вот именно, уважаемый! Наша задача и состоит в том, чтобы большинство телевизионных зрителей, посмотрев то, что мы тут сотворили, отреагировали бы примерно так. Кстати, Ализе, Сашка сейчас не ругался, он просто умело скрыл от дамы свои некорректные эмоции.
– И ещё, Ализе…
Молодая женщина словно очнулась от каких-то своих мыслей.
– Да, да, конечно…!
Старший пристально посмотрел на неё.
– Вы не могли бы угостить нас своим волшебным кофе?
– О, да!
Француженка по-девчоночьи легко вскочила с кресла.

Пологий песчаный берег уходил косой полосой до самого горизонта. Зелёные неровности ле́са над ним сначала разделялись на высокие сосны и плотный лиственный подлесок, потом постепенно смазывались вдалеке в единую тёмную черту над светлой ниточкой песка.
Тёмно-синяя вода залива блестела до самого дальнего, противоположного берега.
Светловолосый юноша и его старший спутник, не очень спеша возвращаться, шли вдоль кромки воды, и так же, не торопясь, разговаривали. Их лагерь был уже близко.
– Ну, как, ты сегодня не очень устал?
Мужчина оглянулся на юношу, тот молча пожал плечами.
– Не жалеешь, что ввязался?
– Ты что?! Классно! Хочется побыстрей посмотреть, как всё у нас получится!
– По-моему, дела происходят точно по плану. За два дня тебе удалось сделать общую конструкцию. Так? Так. Шлюпку ты перевернул и поставил на ровный киль всего за полдня. Это очень здорово! Замерь, не забудь, на какое расстояние ты двинул её сегодня к воде. Только точно, понял? С диаметром барабана мы тоже правильно угадали. После двух, трёх полных оборотов витки каната лягут на нём вплотную – тебе будет легче, сразу почувствуешь.
– Думаю, за три дня продвинешь шлюпку до самой воды. Потом перекинем канифас-блоки ближе, ещё один день займёт сброс корыта на глубину. Сутки, не меньше, – на установку мачты, на подготовку всего такелажа, ну, и потом снимаем тебя в полной красе, под белыми парусами, уже на волнах, на пути к свободе!
Сашка молча слушал, сосредоточенно шлёпая босыми ногами по мелким прохладным волнам.

Тяжело, конечно, не видеться месяцами, говорить при встречах коротко и, почти всегда, о разном….
Они так были заняты друг другом, своим разговором и планами, что совсем не замечали, что кто-то их внимательно рассматривает.
«Осознаю́т ли эти двое, что когда-нибудь случится неизбежное и жестокость неумолимого времени поменяет их, без предупреждения и согласия, местами в этом мире.… Двое.… Один очень скоро будет настоящим мужчиной, обязательно; другой – всё ещё им остаётся…
Холодные голубые глаза, большой умный лоб, решительный подбородок и мощные плечи…
Юноша уже сейчас немного повыше, его светлые, растрёпанные ветром волосы пока ещё легки и свободны.…
А у того уже седина…, но очень славное, загорелое, обветренное лицо…».
Не выпуская из рук бокал вина, Ализе уютно устроилась в тени навеса, подобрав ноги в тесноту плетёного кресла.
«Наверно, я очень долго буду помнить их…».

– Пусть штативы до завтра останутся на песке? Хорошо?
Оператор Миша стоял перед ней с камерами в руках и большой чёрной сумкой на плече.
– Конечно, да, да…
– И третью камеру тоже к тебе в трейлер занести?
– Делай, как знаешь, Миша! Только, чтобы всё было в порядке!

– …А в порядке всё у нас будет утром! Интеллектуалы примутся за поправку сценария, а бурлак опять поплетётся к станку!
Старший окинул взглядом площадку и уважительно посмотрел на толстенького паренька. Обеденный стол был чист, небольшой генератор дисциплинированно тарахтел за палатками, штативы спрятались под лёгкие голубые чехлы.
– Спасибо, Мишаня, за качественную приборку! Мытьём посуды сегодня займётся Сашка! Он только что на прогулке попросил меня об этом. Извините, но я не смог ему в этом отказать.
Лукавые смешинки прыгали в голубых глазах.
– Я сейчас в поселок. Думаю, что пришла пора поставить некоторую местную общественность в известность о наших опытах. Завтра доснимем крупные планы лебёдки и во́рота, подумайте сообща в моё отсутствие, как это сделать быстрей и лучше. Нам нужно хорошим зрительным рядом, пока без комментариев, дать возможность легко понять принцип их действия и то, как эти механизмы были здесь Сашкой устроены. Погода завтра будет, обещаю. Миш, спутник не выключай, антенну не свёртывай. Может, вечером оно мне и пригодится.
– Шеф, пиво будешь?
– Нет, я за рулём.
– За каким?
– Ты же, надеюсь, не против, если я воспользуюсь твоим мотоциклом?
Мишаня опять неловко поперхнулся, пустив на майку обильную пивную пену из запотевшей банки.
– Не шутишь?! Ты что, умеешь на байке рассекать?
– Ракетопланом я управлять ещё не пробовал, а остальное… Моё пиво лучше отдай вот тому юноше с печальными и кроткими глазами. Пока он окончательно не уснул. После трудов-то праведных…! Ну, всё. Буду к отбою.
– Шеф, может, ты сумки-то отстегнёшь? А шлем?
– Я так, безо всего, немного похулиганю.
Старший понемногу газовал, пробуя тормоза и передачи.
– Милая Ализе, не пытайся помогать нашему главному герою…. Прошу тебя – не подталкивай самостоятельно в моё отсутствие лодочку к воде – я всё равно это замечу. Тебе мороженое привезти?
Хрупкая женщина молитвенно сложила ладони перед лицом.
– Клубничное! Целую коробку!

Крутанув колёсами мелкий песок на пригорке, старший уверенно направил красно-белый мотоцикл на уходящую вверх от берега тесную лесную тропинку. Обернулся, махнул всем рукой.

…Миша привёл в порядок промокшую майку и свои толстые, влажные от пива щёки. Опять жадно припал к банке, сильно глотнул и с удовольствием отдышался. Подал другую банку Сашке.
– А ты чего, всегда со своим отцом так грубо разговариваешь?

Неприятно тяжёлое облако надёжно и надолго ушло в сторону. Солнце опять заблестело на белом лезвии острого охотничьего ножа.

Капитан Глеб Никитин вытер случайную слезу и снова захохотал.
– Послушай, боцман, а приличных анекдотов ты вообще не знаешь?!
– Не получается у меня про другое.… Почему-то всегда запоминаю только эти.
Крепкий пожилой мужчина внимательно чистил крупного краснопёрого окуня, изредка поглядывая в устроенный над костром котелок.
– Ну, Никифорыч, я уже три луковицы порезал. Хватит?
– Хорош! Плесни ещё воды туда немного, выкипает, пока мы тут с тобой за разговорами-то….
– А чего ты эти дни ко мне не заглядывал? И не звонил?
Глеб помедлил с ответом, ополаскивая в холодной воде нож.
– Хотел свою гвардию там, на берегу, как следует разместить, наладить работу, объяснить всё подробно ребятам. Мобильный телефон на дальних кварталах не берёт, вышка ваша поселковая слабовата. Думал, справимся с первыми делами, а потом.… Вот, сегодня выкроил время, подъехал к тебе.

С Виктором Никифоровичем Усманцевым – а роскошных окуней для гостевой ухи готовил у вечернего костерка именно он – капитан Глеб Никитин был знаком давно.
В далёкие незабвенные годы его, молодого гражданского штурмана, пришедшего по распределению во вспомогательный военный дивизион, боцман Никифорыч хорошо и по-доброму учил практическим морским премудростям.
Тяжёлый и краснолицый, очень похожий обликом и характером на их буксир МБ-31 – паровик довоенной постройки, боцман Усманцев тогда совсем не стеснялся орать на робкого вахтенного помощника, по нескольку раз подряд издевательски переспрашивая и уточняя отдаваемые тем не очень уверенные команды.
После того, как Глеб однажды всё-таки психанул и, зло глядя на боцмана, вплотную придвинулся к нему со сжатыми кулаками, Никифорыч буднично, мирно предложил:
– Послушай, паренёк, пошли сегодня ко мне в гости, я тебя грибками солёными угощу, с дочкой своей познакомлю…

Так и продолжалась все эти годы их негромкая дружба, расставались они иногда на время рейсов капитана Глеба, когда через некоторое время он перешёл работать на большие океанские пароходы.
Страницы:

1 2 3 4 5 6





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2018г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.