Библиотека java книг - на главную
Авторов: 46568
Книг: 115540
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Практическая работа для похищенной»

    
размер шрифта:AAA

Купава Огинская
Практическая работа для похищенной

Это черновик. Самый черновой черновик из всех возможных. Пунктуационные ошибки — есть. Орфографические — в наличии. Сюжетные ляпы? Куда же без них. Я ни на что не претендую, и ни за что не отвечаю. Оно все само получилось. И я не в курсе, что именно там получилось. Когда-нибудь я все это перечитаю и отредактирую, а пока оно такое, какое есть.

Глава первая. (Не)правильный ответ

Кровать была мягкой, с гладким, приятным на ощупь постельным бельем. Я лежала, чувствуя странную слабость и нереальность происходящего. В домике Ирзы — одной из городских целительниц и, по совместительству, хозяйки лекарского магазинчика, у которой я и проходила последипломную практику, таких кроватей отродясь не было. Да и подобная умиротворяющая тишина — редкость. За все три месяца, что я жила в этом городе, понежиться в постели удалось всего раз. Все остальное время крики и шум с улицы будили раньше восхода солнца и как‑то не способствовали приятному отдыху.
Потянувшись, я сладко зевнула, открыла глаза, да так и замерла, неверяще разглядывая светлый небесно — голубой балдахин над кроватью. Повернув голову вправо, наткнулась взглядом на плотно задернутые шторы такого же цвета, с серебристыми кистями. Перевела взгляд чуть в сторону и увидела глубокое, удобное на вид кресло в том всему интерьеру, и тихо застонала. Это была не моя комната, изученная за три месяца до самых мельчайших деталей, и уж точно, это был не жилой этаж Ирзы, расположенный прямо над ее магазинчиком.
Только сейчас расслабленное и какое‑то заторможенное сознание решило напомнить, что нашу скромную персону, возвращающуюся вечером из посудной лавки, кто‑то весьма бесцеремонно схватил, зажав рот и нос резко пахнущей тряпкой. Что было потом я не знала. Последнее, что услышала, звон разбивающихся склянок, когда моя сумка, соскользнув с плеча, упала на каменную дорогу, а потом темнота.
Подскочила как ужаленная, внимательнее оглядела помещение на предмет посторонних. В комнате я была одна. Нервно хихикнув, тяжело опустилась обратно на постель, прикрыла глаза, дожидаясь пока пройдет приступ слабости. И, уже аккуратнее, поднялась на ноги. Обойдя комнату по периметру, заглянула за кресло, попыталась отодвинуть огромный, шкаф из белого дерева с красивой росписью на резных дверцах, даже дверную ручку подергала. Убедившись, что одна из дверей заперта, уверенно направилась ко второй. Та оказалась не закрытой и вела в светлую, искусно отделанную ванную.
Эту дверь я закрыла с громким хлопком, позволив себе сорвать злость на ни в чем не повинной деревяшке. К большому окну подходила уже ни на что не надеясь. Как оказалось, сдалась я рано. Окно, поддавшись, отрылось, впуская в комнату осенний воздух. Глазам моим предстала удивительная картина. Большой, очень интересно заросший сад. И границ сада за высокими деревьями я не видела. Перегнувшись через подоконник, глянула вниз и поняла, что удача все же на моей стороне. До земли далековато, но выбраться из незнакомой комнаты было вполне реально.
К кровати подошла с вполне понятными намерениями. Сдернув на пол одеяло, взялась уже за простынь, планируя по ней и спуститься. Я столько романов в свое время перечитала и доподлинно знала, что именно таким образом, как правило, попавшие в плен героини и сбегали из заточения. Стягивая простынь, я была даже немного благодарна похитителю, позволившему мне так развлечься. О том, что меня, в общем‑то, могут поймать, я не думала. Так ведь не бывает.
— А что вы делаете? — удивленный, женский голос от дверей, заставил выпустить из ослабевших рук ткань и медленно обернуться. Или бывает. Наверное, бывает только так.
На пороге стояла молодая девушка в простом, но добротном платье с перекинутой через плечо косой пшеничного цвета. В руках она держала связку ключей. Я сглотнула, не совсем понимая, что мне следует ответить, а незнакомка, глянув на открытое окно, вновь перевела взгляд на меня и неодобрительно покачала головой.
— Пройдемте со мной, вас хотят видеть.
— Аааа, — пригладив растрепанные волосы, жалобно спросила, — может не очень хотят?
— Вам не о чем беспокоиться, — мягко улыбнулась она, — хозяин вас не обидит.
Из комнаты выходила, пытаясь унять нервную дрожь. Конечно, не обидит. Ведь все знают, что на сильных мира сего обижаться нельзя, это чревато серьезными проблемами. Причем исключительно для того, кто имел наглость обидеться. А я почему‑то не сомневалась, что в гости попала не к обычному человеку. Настолько наглыми могут быть только аристократы. Наши милые, добрые, беспринципные, самоуверенные аристократы. Ну, или разбойники. Но что‑то я сильно сомневаюсь, что подобный контингент имеет возможность проживать в таких домах.
Остановившись перед дверью из темного дерева, девушка постучала и, дождавшись разрешения, открыла дверь, жестом приглашая меня войти. А я стояла, комкала в пальцах ткань платья и категорически не хотела знакомиться со своим похитителем. И, в то же время, показывать, что я его, в общем‑то, боюсь, тоже не хотелось. Как утверждала Мира — моя соседка по комнате в академии: наглость — второе счастье. Она придерживалась этого правила и, должна заметить, неплохо жила.
Сделав глубокий вдох, я расправила плечи и шагнула вперед, морально готовясь к чему угодно. Как выяснилось, не ко всему мне удалось подготовиться и, уж точно, не к предложению наглого лорда.
Комната оказалась кабинетом. Большое окно с низким подоконником, такое же, как и в комнате, где я очнулась, было забрано темными шторами. Перед ним стоял большой массивный стол из темного дерева, а за столом в таком же темном, под стать всему в комнате, кресле сидел он. Не узнать нашего лорда было невозможно, слишком примечательная личность. Не глядя на хозяина кабинета, сего поместья и, что уж мелочиться, ближайших земель, я с интересом разглядывала обстановку. В кабинете преобладали всего три цвета: черный и малахитово — зеленый с легкими вкраплениями золотого. Красиво, дорого и как‑то угнетающе мрачно, как на мой вкус. Книжный стеллаж во всю стену слева, столик перед ним, ковер на полу. Большая картина какого‑то сражения на противоположной стене, большие часы в углу. Ничего лишнего. Все нужное, все на своих местах, все так как и должно быть.
— Нравится? — голос у лорда был красивый, глубокий, именно такой, какой и должен быть у человека, которому по статусу положено приказывать.
Я отвернулась от картины, встретила взгляд холодных, серых глаз и, вспомнив добрым словом Миру, заявила:
— Не очень.
Мужчина хмыкнул, откинулся в кресле и предложил, указав на одно из кресел расположенных перед его столом:
— Присаживайся.
Устроившись на самом краешке, сложила руки на коленях и уставилась на бумаги, лежащие на столе. Скользнула взглядом по чернильнице, лотку для документов и остановилась на перьевой ручке, не совсем понимая, зачем, в таком случае, нужна чернильница. Лорд о моих размышлениях ничего не знал, а потому решил перейти сразу к делу.
— Я пригласил тебя сюда для… — заметив, как мое лицо скривилось при этих словах, лорд Шаардан с нажимом повторил, — я ПРИГЛАСИЛ тебя сюда, чтобы сделать предложение.
Если предложение он будет делать так же, как и приглашал, то ничего хорошего меня точно не ждет.
— Будь добра смотреть на меня, когда я с тобой разговариваю.
Голову подняла, даже попыталась выдержать тяжелый взгляд, но не преуспела в этом деле и отвела глаза. Лорда это, кажется, вполне устроило и он продолжил:
— Так вот, я хочу сделать тебе предложение, — повторил он, замялся, постучав пальцами по подлокотнику, и выдал невероятное, — я хочу, чтобы ты стала моей любовницей.
Вот так вот прямо в лоб. Никаких пространных разговоров или намеков. Просто и незамысловато. Наверное, именно поэтому я не сразу поверила в услышанное. Просто подняла ошалевший взгляд на этого энтузиаста и переспросила:
— Что?
— Моей. Любовницей. — повторил он раздельно.
А я так надеялась, что ослышалась, что мне просто показалось, что у меня слуховые галлюцинации после той гадости, которой я вчера надышалась. В голове стояла звенящая пустота. К такому повороту дел я была совершенно не готова. Все, что могла сейчас сказать было нецензурным, малоинформативным и воспитанная девушка точно не должна была знать подобных слов, потому я молчала, разглядывая предельно серьезного психа передо мной. Всегда знала, что у аристократов проблемы с головой, но чтобы настолько…
Тишина затягивалась.
— Итак? — подавшись вперед и заглядывая мне в лицо он поинтересовался, — ты сейчас в обморок будешь падать?
— Что? — переспросила я, возвращаясь в реальность.
— Ты побледнела. Мне звать служанку с нюхательной солью?
— Не нужно.
— Хорошо, — кивнув, лорд выдержал паузу, и поторопил, — так каков ответ?
Судя по скучающей физиономии, вопрос был исключительной формальностью. Он был совершенно уверен, что я соглашусь. Да у меня и выбора особого не было. Он же тут главный. Везде главный. Во всем. А еще он не дружит с головой и, кажется, я тоже. Объяснить по — другому мой порыв я не могу.
Вставала я медленно, очень медленно подошла к столу, оперлась на него руками и тихо, проникновенно спросила:
— Вы с ума сошли?
— Неожиданная реакция, — признался лорд, ничуть, впрочем, не смущенный.
А я начала закипать. Характер у меня сложный, я с ним в свое время намучалась. Собственно, именно из‑за него я в двадцать лет все еще ходила незамужней и имела все шансы остаться старой девой. Зато была обладательницей диплома по специальности лекарского искусства и целительства, и проходила практику в довольно большом городе у замечательной целительницы. Мне моя жизнь нравилась, все в ней меня устраивало и менять ничего в ближайшее время я не планировала.
— И почему именно я?
— Ты мне понравилась, — просто ответил он, ничуть не смущенный моим поведением. Ну и я решила не смущаться.
— И когда же это вы меня разглядеть умудрились? — едко поинтересовалась, всплеснув руками. Мысль о том, что меня за наглость могут и наказать, даже не возникла. Я злилась. Любовницу ему подавай. Ха! Родители растили меня в строгости, планируя успешно выдать замуж — не их вина, что не получилось, — и подобные предложения для меня были не допустимы. В конце концов, у меня еще есть время замуж выйти, не настолько все плохо.
— Три дня назад, на ярмарке, — лаконично ответил он. Заметив, что я ничего не понимаю, пояснил, — ты с корзиной цветов была. Чуть не упала, я тебя поддержал.
Ярмарку я помнила и корзину ту тоже помнила. Я тогда цветочнице Велике помогала, цветы таскала. И как чуть не растянулась на мостовой, запнувшись за что‑то, тоже помнила. Не упала только благодаря какому‑то доброму человеку. Как оказалось, человек был не то чтобы добрым. Удивляться тому, что наш лорд, оказывается, посещает ярмарку таким незамысловатым образом, как на своих двоих, а не в карете, не стала. Смысл?
— И что? — я категорически не понимала какое отношение тот инцидент имеет к сегодняшнему предложению.
— И ты мне улыбнулась.
— А это‑то тут при чем?! — уследить за ходом его мыслей у меня не получалось. Улыбаться никому не возбранялось. Улыбались все и часто. Это распространенная практика. Раньше я и не предполагала, что из‑за какой‑то улыбки могу оказаться в таком глупом положении. Знала бы, никому, никогда, ни при каких обстоятельствах не улыбалась бы.
Лорд пожал плечами. Для него все было понятно, а то, что я ничего не понимаю не имело никакого значения. Безумно хотелось побиться головой о стену, все происходящее напоминало какой‑то странный сон. Потому что так не бывает. Не может быть.
— Ладно, пусть так, — не унималась я, барабаня пальцами по столу. Дробный звук успокаивал нервы, — ну вы же обо мне ничего не знаете. Вдруг я разбойница какая‑нибудь? Или у меня просто проблемы с законом.
— Изадора Ивор, двадцати лет. С отличием закончила академию в Дэторе. Имелись незначительные нарекания не связанные с учебой. Проходишь практику с возможностью остаться работать на постоянной основе. Отец кузнец. Мать травница. Старшая сестра умерла шесть лет назад. Есть еще две сестры. Средняя, к слову, уже замужем.
Сглотнув, я отступила к креслу и опустилась в него.
— А как вы…откуда вы все знаете?
— Обычная практика, — кивнув в сторону ящичка, что стоял на столике рядом с книжным стеллажом, ответил он, — как ты точно заметила, я должен быть уверен в человеке, которому делаю подобные предложения.
А мне довелось вблизи увидеть почтовый ящичек. Новомодная вещица, дорогая, но полезная. Никаких тебе гонцов и ожидания. Написал письмо, положил в ящичек, через некоторое время получил ответ, при условии, что у получателя имеется такой же агрегат. Идеально.
— Итак, — он сложил руки на столе, черный камень в массивном кольце заблестел гранями на свету, — я жду ответа.
— Нет, — сказала и сама собой восхитилась. Отказать лорду. Тут уж надо быть либо безумно смелой, либо отвратительно глупой. И я очень надеялась, что мой случай относится к первому варианту.
— То есть, как это «нет»? — кажется, кто‑то совершенно не ожидал подобного ответа. И я его вполне понимала.
— Ну, вы сделали мне предложение, а я его не приняла, — устроившись поудобнее, нагло заявила, просто потому, что после отказа терять мне было уже нечего, — у меня, знаете ли, замечательная жизнь и я не хочу ее менять.
Лорд кивнул, как‑то странно глянул на меня, после чего величественно дал мне время на подумать:
— Я понимаю, это неожиданное предложение, тебе нужно время собраться с мыслями, — поднявшись, под моим настороженным взглядом, медленно обогнул кресло, неторопливо, стараясь не делать резких движений — видимо заметил мою нервозность, — двинулся к дверям, бросив на ходу, — ты пока посиди и подумай, а я распоряжусь насчет обеда.
И вышел. Щелчку замка я совсем не удивилась. Не знаю какие именно лорд давал распоряжения, судя по времени, он сам обед и готовил. Я успела изгрызть все ногти, почти оторвала пуговицу на рукаве и трижды простилась с жизнью, но решения не изменила.
Меньше всего на свете хотелось становиться игрушкой какого‑нибудь зажравшегося сноба. Когда дверь открылась, я прощалась с жизнью в четвертый раз и жалела, что не успела высказать Дорене — торговке свежих овощей, все, что я о ней думаю. Много интересного она смогла бы услышать.
Вернулся лорд в прекрасном расположении духа, устроившись на своем прежнем месте за столом, он откинул со лба мешающие пряди, отработанным и очень привычным для него жестом, пройдясь ладонью по волосам.
— Ты подумала?
Я кивнула, не стремясь говорить, что даже подумав не изменила своего решения. А вот лорд хотел услышать ответ поскорее. Наивный.
— Я слушаю, — поторопил он, улыбаясь.
— Нет.
Улыбку с его лица как стерло. Поджав губы, он хмуро осведомился:
— Что значит «нет»?
— Несогласие, отрицание, неприятие… — подняв взгляд к потолку, я готовилась перечислить все значения этого короткого, но емкого слова. Не удалось. Ударив ладонью по столу, Шаардан поднялся, как‑то сразу заняв все пространство в кабинете, и угрожающе спросил:
— Издеваешься?
Вжавшись в спинку кресла, я отрицательно помотала головой, разглядывая нависшего над столом мужчину. Широкий разворот плеч и мощная грудная клетка, узкий таз. Такой бы экземпляр нам на занятия анатомией. Вот уж кого приятно было бы изучать. А лорд молчал, видимо, не удовлетворённый моим ответом. Потому пришлось разлеплять пересохшие губы и нести какой‑то бред:
— Не издеваюсь. Я правда очень довольна своей жизнью. Мне все нравится, все устраивает, ничего менять я не хочу. Но, если вам очень нужна любовница, то могу предложить несколько кандидатур на выбор. Думаю, одна из них точно согласится, — потом вспомнила с кем, собственно, разговаривают и поспешно добавила, — или все.
Лорд стоял, оперевшись о лакированную столешницу, сверлил меня холодным взглядом, даже и не думая смотреть куда‑нибудь еще. А я вспомнила, что нашего лорда бояться не только за тяжелый характер, что его считают чернокнижником, некромантом, а некоторые и вовсе уверены, что он является исчадием бездны. Никому, впрочем, это не мешает, радоваться тому, что лордом этих земель является именно он. Ведь какая разница кто у него предки, если налоги умеренные, а помощь, окажись она необходима, своевременная. Главное — не попадаться ему на глаза. Все остальное — мелочи.
А я вот попалась. И что делать в таком случае? История и умные люди об этом ничего не знают.
— Ты… — глубоко вздохнув, он медленно опустился обратно в кресло и крикнул, — Элара!
Дверь тут же открылась, а на пороге показалась девушка, что испортила мой побег. Кивнув на меня, лорд холодно велел, — проводи девушку в отведенные ей покои. Ей нужно время, чтобы подумать.
— Но… — наткнувшись на холодный взгляд потемневших от злости глаз, я как‑то запоздало поняла, что лучше держать язык за зубами. Поднялась и не глядя на лорда, выскользнула из кабинета вслед за бледной девушкой.
Доведя до комнаты, Элара пропустила меня вперёд, позволяя оценить идеально застеленную постель и плотно закрытое окно. После чего воровато огляделась, убедилась, что в коридоре кроме нее нет никого и зашла следом, притворив за собой дверь. Выдохнула и веско припечатала:
— Дура!
Спорить я не стала, не видела смысла. А она не унималась, развивая мысль:
— Это же надо было наговорить такого. И кому? Лорду! Тебя никто не предупреждал, что таким как он не отказывают?
— А ты не в курсе, что подслушивать не хорошо? — вяло огрызнулась в ответ. Коленки дрожали, безумно хотелось растянуться на постели и полежать так хотя бы пару минуток, а не выслушивать нотации.
— И ладно бы он страшным был, или старым, — не унималась Элара, — так нет же! А ты? Ты! Цену себе набиваешь что ли?
— Слушай! — я все же позволила себе опуститься на кровать и откинутся назад, а потому высказывала все голубому балдахину, — во — первых, он может не старый, но и не молодой, если на то пошло. Во — вторых, ничего я не набиваю, и соглашаться на подобное предложение не собираюсь, — показав указательный палец складкам плотной, голубой ткани, значимо поведала, — меня не так воспитали. И, вообще, — поднявшись на локтях, раздраженно глянула на девушку, — раз он такой замечательный, сама к нему в любовницы и иди.
— Я может и пошла бы, но меня никто не звал.
— А ты ему улыбнись, — посоветовала, опускаясь обратно, — у него пунктик на это дело. Глядишь, сразу про меня забудет и к тебе бросится.
— Поздно мне улыбаться, — беззлобно хмыкнула она, — у меня уже полгода как жених есть. Мы следующим летом пожениться хотим.
— Поздравляю.
Вот так и получается, что кому‑то руку и сердце предлагают, а кому‑то роль любовницы. Как интересно устроена жизнь.
— Стоп! Жених? Жених… а это идея!
Элара закатила глаза, страдальчески вздохнула и покинула комнату, и ненормальную меня. Дверь она дальновидно заперла. Выждав для порядка несколько минут, я с опаской подкралась к двери, прислушалась, но ничего не услышала и бодро засеменила к окну. Створки охотно открылись, глубоко вдохнув свежий воздух, я перевесилась через подоконник и выругалась сквозь зубы. На травке, прямо под моим окном, со всеми удобствами устроились двое мужчин. Заметив меня, один из них помахал рукой.
— Да что б тебя. Предусмотрительные все какие тут. Ыыы, — отшатнувшись от окна, встряхнулась и мстительно поведала закрытой двери, — ну ничего. Это мелочи. У меня теперь жених есть. Так что выкусите, лорд Шаардан.
Осталось только сообщить об этом непосредственно мужчине. Пускай порадуется, поздравит…и отпустит меня к моему жениху. Продумывать легенду я не стала. Решив, что разберусь по ходу дела. Успокоила себя этим и направилась в ванную комнату, чтобы посмотреть на что же там польстилось наше сиятельство.
В зеркале отразилось встрепанное нечто с нездоровым цветом лица. Волосы неопределенного оттенка — я все никак не могла понять то ли я очень темная русая, то ли просто шатенка, — высокохудожественно торчали во все стороны. Помятое со сна лицо, я ведь отправившись к лорду даже не умылась. Нос, рот, брови. Острый подбородок. Потыкав пальцем в щеку, убедилась, что ничего особенного во мне нет. Разве только глаза, стандартного светло — карего цвета, как и у большинства жителей тех краев, откуда я родом, задорно блестели. Но это же благодаря жениху. Моему драгоценному спасителю, который вытащит меня отсюда. Как же сильно я его любила. Подозреваю, правда, что любила я его исключительно потому, что в действительности жениха не существовало.
— Ну и ладно, — улыбнулась я и тут же поморщилась. Улыбка больше походила на оскал, — выберусь отсюда и никогда больше улыбаться не буду, — пообещала отражению, на чем и успокоилась.
Холодная вода взбодрила, вернув лицу приличный вид и я вернулась в спальню, не совсем понимая, что буду делать.

Глава вторая. Попытка побега. Дубль первый

Я сидела в кресле, гипнотизируя взглядом горизонт. Под окном слышались неразборчивые голоса, давая понять, что побег не только глуп сам по себе, но просто невозможен.
В дверь сначала постучали, после чего, не дожидаясь разрешения, ключ в замке провернулся и в комнату вошла вездесущая Элара:
— Пойдем. Хозяин желает разделить с тобой ужин.
— Какая прелесть, — выбираться из кресла я не спешила, — а больше он ничего не хочет? Отпустить меня, например?
Что примечательно, обидевшийся аристократ обедать со мной не захотел. Еду мне принесли прямо в покои и я не смогла рассказать лорду о своем дорогом женихе. Сейчас же, издергавшись за день, я уже не была уверена, что к этой уловке стоит прибегать. И вот вам, пожалуйста, их светлости захотелось со мной поужинать. Тфу.
— Если ты не встанешь сама, то я позову слуг и тебя отнесут, — добродушно улыбнулась девушка, проигнорировав мой выпад. А у меня от ее тона мурашки по спине побежали.
Поднявшись, я преувеличенно бодро промаршировала до двери, где и остановилась, выразительно глядя на Элару. Пусть радуется, пока может.
В столовую входила с похоронным выражением на лице. Пускай все знают, что мне это не нравится.
Я не леди, изображать мне ничего не надо. Мы люди не интеллигентные, можно сказать, дикие. Знаем как ложку правильно держать и то хорошо.
Шаардан без особого интереса поднял на меня взгляд и кивнул на место рядом с собой. Сам лорд сидел во главе стола, рассчитанного на восемь человек. Мне же было предложено сесть слева от него.
Расторопный слуга сноровисто расставил тарелки и удалился, прикрыв за собой дверь, только тогда лорд удостоил‑таки вниманием мою скромную персону.
— Итак, у тебя было довольно много времени, — поправив салфетку на коленях, он почти с угрозой в голосе спросил, — ты не передумала?
Отрицательно качнув головой, ненадолго задумавшись, все же решила использовать идею с женихом. А вдруг прокатит?
— Вы не дали мне объяснить причину моего отказа, — очень издалека начала я, покрутив в пальцах тяжелую, серебряную вилку с монограммой, — дело в том, что я просто не могу согласиться на ваше предложение.
Кажется, выходило у меня достаточно убедительно. По крайней мере голос не дрожал, а Шаардан, кивнул и поощрительно улыбнулся, предлагая продолжить.
— Видите ли, у меня есть жених, — заметив скептический взгляд, поспешила горячо заверить, — замечательный человек! Достойный, работящий. И я не могу с ним так поступить.
— И как давно он у тебя есть?
— Да… — хотелось выдать что‑нибудь монументальное и значимое, но я вовремя вспомнила, что наш предприимчивый лорд успел нарыть на меня информацию, потому скромненько соврала, — уже неделю как.
— Хмм, правда? Очень странно. Элара утверждает, что жених у тебя появился сегодня утром. При её непосредственном участии.
— Ааа…
— Да, она все рассказала. О попытке побега тоже, — полюбовавшись на мою перекошенную физиономию, он самодовольно продолжил, — конечно, я понимаю, что ты испугалась, очнувшись в незнакомой обстановке, не имея понятия, где находишься. Мне очень жаль, что так получилось.
— Зачем тогда надо было меня красть? — мрачно поинтересовалась я, не сильно веря в его сожаление.
Их светлость пожали плечами и добили меня равнодушным:
— Захотелось.
А я едва сдержалась, чтобы не высказать этому высокородному индюку все, что о нем думаю. Захотелось ему. Гадкий, мерзкий, эгоистичный аристократ! Но я молчала, впервые за день сделав что‑то умное. Зато с энтузиазмом принялась за еду, усиленно стараясь не давиться под насмешливым взглядом.
Еда — это силы, а силы мне еще пригодятся.

* * *

Ночь была прохладной, но окно я не закрыла, на что‑то надеясь. Раздеваться тоже не стала, устроившись в кресле, я ждала. Не знаю чего именно, кажется, просто чуда. Время текло медленно, лениво, но сна не было ни в одном глазу. Накрученная разговором с Шаарданом, только попав обратно в комнату, я добрых полчаса металась по помещению, не зная что делать. Потом просто ходила, после чего перебралась в кресло, где и затаилась.
Охранники все так же сидели под окном. Те же это были люди, которых я видела утром, или уже другие, я не знала, да и не интересовало меня это. Меня вообще мало что интересовало, разве только возможность выбраться. Себя было жалко до ужаса. За всю свою жизнь я и не предполагала, что могу оказаться озадаченной настолько странным предложением. И, уж точно, даже помыслить не могла, что найду в себе достаточно дурости, чтобы отказаться. Оставалось только надеяться, что лорду скоро это надоест, и он меня отпустит. Оптимизм меня всегда выручал. Вот и в этот раз, поверив в свою исключительную везучесть, я задремала.
Проснулась резко. Небо расцветало бледным заревом рассвета, прогоняя ночную тьму, где‑то вдалеке уже слышалось пение птиц. А я не совсем понимала, что меня разбудило, то ли затекшее тело, которое нестерпимо закололо от одного единственного движения, то ли шум за окном. Пока пережидала неприятные ощущения, прислушивалась и чуть не взвизгнула от радости, когда с улицы раздался громкий, раскатистый храп. Зажав рот ладонью, я, тихо попискивая, на носочках прокралась к окну. Мои безалаберные сторожа спали. Завернувшись в плащи, они растянулись прямо на траве под окном.
План созрел мгновенно, а я поняла, что героиней романа побыть все же удастся. Простынь рвала с особым удовольствием, выплескивая все свое раздражение и злость. Пока вязала узлы и сооружала себе спуск, прислушивалась, то и дело замирая. Если бы в комнату вошла Элара и повторно застала меня за попыткой к бегству, я бы свихнулась. На этот раз мне повезло.
— Ой…ай. Черт, — экстремальный спуск в платье оказался куда как сложнее, чем об этом пишут. Я дважды чуть не сорвалась, — да что б вас всех.
Когда наконец спустилась на землю, чудом не разбудив охранников, очень хотела лечь рядом с ними и просто полежать. Руки дрожали от перенапряжения, а ноги совсем не держали. Постояв несколько секунд с закрытыми глазами, я отерла влажные ладони о платье и поспешила скрыться за деревьями, пока мои неудачливые сторожа не проснулись.
В саду пахло яблоками, травами, древесной корой. И, если бы я не сбегала, то с удовольствием просто посидела бы под одним из деревьев, наслаждаясь покоем. Но покой нам только снился.
К ограде выскочила неожиданно быстро. Просто вывалившись из кустов врезалась в железные прутья с высоким каменистым основанием. Затрещала ткань платья. Подол зацепился за куст и с готовностью порвался. К этой неприятности добавились темные разводы ржавчины на рукавах и высокохудожественный росчерк на щеке. Перебраться через ограду оказалось намного легче, чем спуститься на землю по рваной простыне. Когда опора не мнется под руками это всегда очень хорошо.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.