Библиотека java книг - на главную
Авторов: 42549
Книг: 106900
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Звёздный мост» » стр. 3

    
размер шрифта:AAA

— Хорошо, Крист. Я обещаю. И все же скажи, что ты об этом знаешь?
— Те, кто принял наркотик, начинают слышать и видеть то, что недоступно обычному человеку. На какое-то время они становятся сверхсуществами. Исчезают все болезни. Появляется необычная сила. Человек одновременно как бы существует в нескольких мирах. Здесь, на Зидре, остается лишь небольшая часть его сознания, а другие миры он может выбирать себе сам. Но это продолжается недолго, а цена слишком высока… В конце концов ему приходится выбирать между смертью и «Фениксом»…
— «Фениксом»? Разве мы его уже не выбрали?
— Есть другая часть «Феникса», ничего общего не имеющая с рудниками, но об этом здесь лучше не говорить.
Он решительно оборвал разговор и занялся своим остывающим ужином.
Пытка пищей все еще продолжалась, когда в столовой показался невысокий человек в фуражке посыльного. Заметив меня, он решительно направился к нашему столику.
— Ты новенький, без регистрации?
— Да. Это я, хотя я вроде бы регистрировался, пока там не разнесло терминал.
— Тебя вызывает управляющий.
Это не сулило ничего хорошего. Быстро они оправились, и мои надежды на уничтожение базы данных во время нападения на вербовочный пункт не оправдались. Спорить не имело смысла. Лучше всего играть свою роль до конца и изображать полнейшее недоумение. Не возражая, я поднялся из-за стола и последовал за посыльным. Мы пересекли двор и оказались в небольшой конторке местной администрации.
— Тебя нет в списках! Какого черта ты тут делаешь?
Не слишком вежливо встретил меня грузный мужчина, сидящий за дверью с надписью «Управляющий рудником». Однако его фраза дала мне возможность понять, что он не имеет ни малейшего представления о том, кто я такой на самом деле. А значит, можно придерживаться выбранной линии поведения и изображать из себя святую невинность.
— Я думал, проверка моих документов закончилась. Когда началась стрельба, я не стал дожидаться, пока меня прикончат, и последовал за остальными. А что, теперь я должен снова проходить регистрацию? Документы у меня в порядке…
Мой наивный вопрос подействовал на служащего компании, как масло на кота, и он решил, что сможет на этом деле немного поживиться. Правда, я допустил одну оплошность, насторожившую управляющего.
— Если ты прошел регистрацию, откуда у тебя документы? Они хранятся в конторе до конца контракта.
— Я решил, что, когда стреляют, документы лучше иметь при себе. Стекло конторки разбилось, а они лежали на столе. В общем, я их забрал…
Управляющий какое-то время раздумывал, и можно было заметить, что решение дается ему нелегко. Он сильно рисковал, нарушая обычный порядок регистрации, но желание заработать и надежда на то, что заварушка все спишет, в конце концов победили осторожность.
— Я могу внести тебя в списки, но это обойдется в недельный заработок. Иначе придется возвращаться в город и вновь становиться в очередь.
Предложение устраивало меня как нельзя лучше, теперь мои документы вряд ли станут подвергать серьезной проверке.
Передав служащему компании заполненную регистрационную карточку и остальные документы на фамилию Ростокова, я вернулся в барак и занялся устройством места, где мне предстояло жить неопределенно долгое время. Возможно, несколько месяцев, до прибытия военного федерального корабля, а возможно, лишь остаток этого дня, если яд выпустит свои смертельные когти до того, как я смогу разыскать капсулу.
До наступления темноты мое поведение не должно отличаться от остальных завербованных, иначе мне вряд ли удастся этой ночью беспрепятственно покинуть рудник.
Почти перед каждой кроватью висели какие-то открытки, в большинстве случаев это были фотографии обнаженных девиц или местные спортивные знаменитости. Вряд ли эти художества успели развесить здесь те, кто прибыл вместе со мной. Они остались от наших предшественников. Люди в этом бараке меняются довольно часто, как на фронте… Интересно, с чего бы? Лишь одно место, у самой стены, оставалось девственно чистым.
Завтра, если мне удастся благополучно вернуться из ночного похода, я постараюсь познакомиться со своими соседями. А сейчас мне необходимо выяснить гораздо более важный вопрос. Насколько сложно выбраться из поселка горняков? То, что я не заметил на руднике даже ограды, ровным счетом ничего не значило. Здесь могли быть скрытые электронные ограждения и такая же охрана. Это нужно проверить еще до наступления темноты.
Даже сейчас в этом отчаянном положении я продолжал выполнять свою работу. Если ночной поход закончится благополучно, если мне удастся справиться с ядом, который придавал окружающим меня предметам и событиям странный оттенок нереальности, мне необходимо будет разыскать тех, кто совершил нападение на офис компании в Барнуде.
Следы остывали с каждым часом, мне вряд ли удастся отлучаться с рудника слишком часто и слишком надолго. И все же придется этим заняться. К моменту прибытия федеральных кораблей я должен знать о противниках «Феникса» все. Возможно, Л. Брове сказала правду, и тогда я вновь увижу эту женщину…
В день прибытия все рабочие могли заниматься устройством собственных дел, и многие, выбрав себе место в бараках, теперь бесцельно слонялись по двору. Я присоединился к одной из таких групп, толпившейся возле информационного терминала, на котором одно за другим появлялись объявления местной администрации.
Из текстов объявлений и из комментариев окружающих я узнал, что каждую субботу в Барнуд уходил специальный кар, отвозивший горняков в городские злачные места. Большинство рабочих возвращались на рудник лишь в понедельник утром. Похоже, территория рудника все же не охранялась…
Тем не менее, переходя от одной группы рабочих к другой, я незаметно дважды обошел ее по периметру, так и не обнаружив ни одного следящего устройства или признаков охранных систем.
Над двором проплыл мелодичный звук гонга, усиленный скрытыми от глаз динамиками. Закончилась очередная смена, и из подъемников повалила толпа уставших людей.
Хотя они сменили рабочие комбинезоны и успели принять душ, их лица хранили следы въевшейся в кожу сероватой пыли, а глаза…
Они не смотрели друг на друга, не разговаривали и брели угрюмо каждый к своему бараку.
Благодушное впечатление, которое производил рудник при первом, поверхностном знакомстве, теперь развеялось. Не усталость угнетала этих людей. Нет такой усталости, которая помешала бы людям, хорошо знавшим друг друга, обмениваться впечатлениями после закончившегося трудового дня. Была другая причина. Такими равнодушными, мертвыми лицами обладали лишь те, кто полностью утратил надежду…
Я вернулся в барак и, неподвижно лежа на своей койке, терпеливо стал ждать, когда все уснут.
Лишь в два часа ночи я решил покинуть барак. На всякий случай я проверил душевые кабинки и туалеты. Только убедившись, что там никого нет, я медленно направился к воротам. Поскольку изгороди не было, ворота носили символическую функцию, отмечая лишь стоянку аэробуса, ходившего днем на Барнуд.
Двор, несмотря на пятна редких фонарей, был погружен в темноту. И огромные, гладкие, как прибрежная галька, звезды казались частью искусственной иллюминации. Я никак не мог привыкнуть к виду этих звезд. На Земле звезды мохнатые, теплые, завораживающие безбрежностью пространства, в котором они находятся. А здесь совсем не так, здесь звезды напоминали обкатанные частицы голубого льда. Скорее всего это связано с составом и толщиной атмосферы Зидры.
Ученые на моем месте смогли бы выдвинуть по этому поводу соответствующую теорию. Но я не ученый, и для меня сейчас была дорога каждая минута…
Я никогда не мог понять, почему некоторые люди, к которым отношусь и я сам, начинают особенно остро замечать красоты окружающего пейзажа в экстремальных ситуациях.

Глава 7

Я миновал ворота, и редкие огни фонарей, горевших между бараками рудника, остались далеко позади. Темнота пустыни сомкнулась надо мной, и лишь Барнуд напоминал о себе далеким заревом огней. Глаза постепенно свыклись с полумраком, и я стал различать детали, незаметные раньше.
Очень скоро я оказался вдалеке от всяких признаков человеческой деятельности, и пустыня обступила меня плотным кольцом со всех сторон. Только благодаря радиомаяку, заложенному в капсуле, я умудрялся в кромешной тьме, царившей вокруг, не терять верного направления. Темнота казалась еще более плотной из-за слепящих вспышек метеоритов.
Каждую осень Зидра проходила плотный метеоритный поток. На Земле такое время называли звездными дождями, но здесь это скорее походило на звездный ливень. Крупные болиды довольно часто достигали поверхности планеты и представляли серьезную угрозу, особенно на открытой местности. Впрочем, и в самом Барнуде многие здания были разрушены прямыми попаданиями метеоритов.
В городе даже работала специальная антиметеоритная служба, занимавшаяся разборкой обломков и тушением пожаров. В периоды, когда поток становился наиболее плотным, Барнудская обсерватория объявляла что-то вроде воздушной тревоги, призывая людей укрыться в подземных убежищах. Но лишь немногие следовали этим призывам — за долгие годы люди привыкли к постоянной опасности.
В пустыне местность открывалась на многие километры вокруг, и я мог любоваться ослепительными вспышками, сопровождавшими падение каждого камня. Удар болида, достигшего поверхности планеты, больше всего напоминал взрыв артиллерийского снаряда. Почва под ногами после падения особенно крупных камней ритмично вздрагивала, и тогда все вокруг заполняли раскаты близких взрывов.
Метеориты, летевшие с космическими скоростями, при столкновении с поверхностью планеты выделяли столько энергии, что мощность взрывов намного превосходила артиллерийскую канонаду.
Меня беспокоили не метеориты — в конце концов, вероятность их попадания в человека не так уж велика, каких-то два-три процента.
Мне казалось, что от самых бараков, несмотря на все меры предосторожности, за мной кто-то шел, иногда приближаясь почти вплотную и бесследно растворяясь в пустыне при каждой вспышке синего звездного пламени, при каждой моей попытке оглянуться и рассмотреть, что делается за моей спиной.
Я понимал, что это лишь игра измученного действием яда и головной болью воображения. Я надежно укрылся от своих преследователей на руднике «Феникса» и за весь день не заметил ничего подозрительного. Я не сомневался, что при малейшем признаке опасности я бы ее почувствовал. Даже намека на слежку было бы для этого вполне достаточно. Но ничего подобного я не ощущал. День прошел вполне спокойно. И все-таки сейчас что-то было не так. Что-то объективно настораживало меня, предупреждая об опасности, притаившейся в этой мрачной пустыне.
И хотя мои собственные глаза убеждали меня, что пустыня мертва на многие километры вокруг (во время очередной вспышки я мог рассмотреть окружавшую меня пустыню почти до самого горизонта), я никак не мог успокоиться, продолжая то и дело озираться, словно подросток, впервые без спросу покинувший родительский дом.
Ослепительные вспышки метеоритного пламени, на мгновение выхватывая из темноты каждый камешек, лишь усиливали чувство тревоги. За каждую короткую световую вспышку, выявлявшую окружавший меня пейзаж с фотографической точностью, приходилось расплачиваться минутами полной слепоты.
Один раз мне показалось, что после одного из таких ослеплений я увидел сквозь плотную черную пелену ночи какие-то странные цепочки световых огней, двигавшихся за мной по пятам.
Но во время следующей вспышки я лишний раз убедился в том, что пустыня мертва. На ровной поверхности небольших песчаных холмов не было ни малейшего намека на движение.
Хотя, с другой стороны, ни один хищник, подкрадывающийся к добыче, не станет двигаться на виду у жертвы. Ему достаточно замереть, на несколько секунд слиться с окружающим пейзажем, исчезнуть, раствориться в серой пелене слепоты и лишь после этого вновь начать свое неуклонное движение к жертве…
Метеорный поток, обрушившийся на Зидру, был неравномерен, и периоды интенсивной бомбардировки время от времени сменялись относительным затишьем.
Сейчас как раз наступил такой период, мои глаза постепенно стали вновь различать окружающую обстановку. Луна, до этого скрывавшаяся за плотными облаками, вырвалась наконец на свободу и залила мертвые холмы пустыни своим призрачным светом.
Зидровская луна выглядела раза в три крупнее земной, и назывался этот спутник планеты как-то иначе. Мне не было до него никакого дела, и потому я не удосужился узнать его название.
Я пытался обуздать собственное воображение, разыгравшееся под воздействием яда. Но не сумел с ним справиться. Чем внимательней я всматривался в линию мертвых холмов у себя за спиной, тем чаще замечал среди них движение непонятных огней, цепочками перемещавшихся над самой поверхностью почвы.
Огни были небольшими и неяркими и вполне могли сойти за глаза каких-то ночных животных. Однако у земных теплокровных животных глаза светятся лишь в отраженном свете. Эти же огни не исчезли и после того, как луна спряталась за облаками.
Минут через сорок они приблизились настолько, что уже не осталось никаких сомнений в их реальности. Какие-то существа упорно преследовали меня, и скорее всего этих преследователей было достаточно много. Я не мог подсчитать хотя бы приблизительно количество постоянно перемещавшихся, то появляющихся, то исчезающих огней — во всяком случае, их было никак не меньше сотни… И я не сумел определить, какие объекты могут быть источником подобного света.
Это определенно не были фонари механических устройств. Для этого они располагались слишком низко к поверхности почвы. К тому же источники огней не производили ни малейшего шума.
Вскоре я окончательно убедился в том, что таинственные огни пустыни преследуют именно меня.
Стоило мне остановиться, как весь постепенно смыкавшийся вокруг меня огненный полукруг замирал на месте. Когда я начинал движение, начинали двигаться и огни.
После каждой вспышки они оказывались все ближе. С уменьшением расстояния размеры огней не увеличивались — возможно, причина была в том, что теперь они стали четче, и расстояние больше не искажало перспективы.
Я вспомнил о рыбах Земли, обитающих в вечных сумерках километровых глубин. За годы эволюции они выработали приспособление, помогавшее подманивать добычу, — светящиеся глаза на длинных стебельках… Эти ложные глаза совершенно не соответствовали размеру самих хищников. Эволюция на чужих планетах бывает еще более причудливой.
Я чувствовал угрозу, исходившую от бесшумно приближавшихся ко мне огней.
Без оружия я был совершенно беспомощным, любой случайный ночной хищник мог покончить со мной, а до капсулы со снаряжением все еще оставалось не меньше пяти километров.
Я прикинул, что, если темп преследования сохранится, огни настигнут меня минут через пятнадцать. Следовало немедленно что-то предпринять.
Собственно, выбор был небольшой… Еще раз проверив азимут, я бросился бежать по направлению к капсуле со всей доступной мне скоростью. Впрочем, уже через минуту я несколько сбавил темп, вспомнив, что бежать предстояло больше четырех километров и необходимо беречь силы.
Огни тоже увеличили скорость преследования, но не настолько, чтобы сократить расстояние между нами. Через какое-то время расстояние начало даже увеличиваться, и я понял, что выигрываю состязание в беге.
Я решил, что, как только найду свою капсулу и заряжу бластер, познакомлюсь с этими любителями ночного бега поближе.
Состязание в скорости продолжалось около получаса, и в конце я почувствовал, что начинаю выдыхаться. Скорость моего бега значительно снизилась, и огни вновь приблизились. Однако теперь сигнал индикатора маяка на моих часах из желтого стал зеленым, а это означало, что капсула где-то совсем рядом.
Выбирая для нее место, я отметил поблизости подходящий ориентир. Характерный осколок камня, достаточно большой, чтобы его очертания не могло исказить даже ночное освещение. Теперь моя предусмотрительность принесла свои плоды.
Несколько минут спустя я уже стоял под знакомой скалой и, стараясь не слишком часто отвлекаться на стремительно приближавшиеся огни, занялся раскопками.
К счастью, дождей с того момента, когда здесь зарылась капсула, не было, и песчаная почва оставалась достаточно рыхлой.
Минут через пять я держал в руках продолговатый серебристый цилиндр. Вскрытие капсулы и сборка бластера займет еще не меньше пяти минут, этого времени могло оказаться вполне достаточно, чтобы мои преследователи настигли меня. Можно было попробовать укрыться на вершине каменного обломка, но я совершенно не знал, что собой представляли мои противники, и не стал рисковать. Они могли лазать по скалам гораздо лучше меня.
Пришлось полностью положиться на удачу и на собственный опыт. Наверно, еще ни разу я не собирал оружие в полной темноте так быстро. Фонарь в капсуле был, но, включив его, я сразу же убедился, что свет только мешает. Еще не прошла слепота от вспышек метеоритов. Не оглядываясь и не отвлекаясь больше ни на что, я полностью сосредоточился на сборке оружия, от которого, возможно, зависела моя жизнь.
За минуту до того, как щелкнул замок энергетической батареи, последней детали, вставшей наконец на свое место, меня накрыла волна шелестящих звуков. Словно по камням скребли тысячи небольших когтей. Наиболее отчетливо звук доносился от высокого камня справа от меня, и, обернувшись, я приподнял бластер, готовый к отражению атаки.
То, что я увидел при вспышке очередного метеорита, казалось нереальным. Поверхность камней в нескольких метрах от меня шевелилась, вся покрытая телами каких-то тварей размером не больше моей ладони.
Их были тысячи, и они ползли ко мне со всех сторон. Над головой у каждой раскачивался небольшой фонарик, прикрепленный к какому-то отростку, соединявшемуся с шипастой головой.
Не знаю, что меня остановило в последний момент от того, чтобы нажать курок и пройтись веерным огнем по поверхности ближайших холмов.
Возможно, то, что едва я обернулся, мои преследователи замерли на месте и больше не двигались.
Секунды текли в полной тишине. Я понимал, что если начну стрелять мне отсюда не выбраться. Их было слишком много. Никакой батареи не хватит, чтобы уничтожить их всех, а когда заряды иссякнут…
Я не знал, каким оружием они обладали — зубами или жалами, но они преследовали меня, им было что-то от меня нужно, и нетрудно догадаться, что именно, — моя плоть…
В темноте я все еще не мог рассмотреть их достаточно подробно, но уже не сомневался, что где-то раньше видел подобные существа.
Рассудок не желал принимать то, что ему подсказывало зрение, и все же подсознательно я уже знал, что они собой представляли. Волна холодного иррационального ужаса захлестнула мое сознание. Нечто похожее испытывает женщина, увидевшая змею или крысу. Вот только у меня было больше оснований для подобного чувства.
Плечо еще болело от укуса одной из подобных тварей, и я знал, что, если хоть одна из них доберется до меня, второй порции яда мне не выдержать.
Казалось, отчаяние вот-вот подтолкнет меня к началу огненной атаки, из которой не будет выхода, но в это время фонарик на голове у ближайшего ко мне скорпиона неожиданно мигнул, и сразу же ему ответил соседний. Вслед за этим волна мигающих вспышек прокатились по всем рядам.
Что это было? Что это могло означать? Сигнализацию? Зачатки языка или нечто большее, подразумевающее интеллект?
В этот момент я, наконец, понял, что именно удерживало мой палец, не давая ему надавить на спусковую кнопку бластера.
Вокруг меня лежала огромная пустыня, дальше на западе, как свидетельствовали карты, она переходила в горы, а потом в океан. Десятки тысяч километров малоисследованной территории чужой планеты простирались вокруг меня.
Люди, занятые своими делами и проблемами, забыли о том, что они здесь гости. Само собой получалось, что человек старался превратить в подобие собственного дома любое новое место и постепенно забывал о том, что его окружает чужой мир.
Мы знали о Зидре чертовски мало. За последние десятилетия человеческая экспансия становилась все стремительнее, у нас почти не оставалось времени на серьезное исследование каждой новой освоенной планеты. Внимание тех, кто заселял новые миры, концентрировалось лишь на том, чтобы выжить, создать приемлемые условия для собственной жизни и добыть как можно больше ценностей с новой планеты.
Мы стали золотоискателями, охотниками и почти забыли, что прежде всего человек обязан быть исследователем.
Из подобной политики ничего другого, кроме Барнуда, этого изолированного ото всей остальной планеты и чуждого ей мегаполиса, и не могло родиться.
И вот теперь я встретился лицом к лицу с настоящими хозяевами этого мира, о которых ничего не знала наша земная наука.
Сотрудники службы внешней безопасности занимались не только интригами колониальных властей. Они разбирались с любыми возникавшими на колонизированных планетах нестандартными ситуациями. К этому нас готовили долгие годы — к встрече с неизвестным. И возможно, благодаря этой подготовке моя рука вместо того, чтобы нажать на огневую кнопку бластера, опустилась в карман и нащупала на его дне небольшой фонарик. Еще один крохотный огонек замигал в ночи, словно голос одинокого, заблудившегося путника.
Вначале это была просто серия бессмысленных вспышек — мне хотелось знать, как они отреагируют на само появление нового фактора, на мою способность разговаривать на их языке. Интуитивно я уже догадался, что перемигивание крошечных фонариков было каким-то подобием языка. Я не знал, какую информационную сложность он несет в себе, но то, что именно информация передавалась от одного существа к другому серией световых вспышек, уже не вызывало у меня сомнений.
Ответ пришел мгновенно. Бесконечная масса их тел, заполнявшая всю поверхность близлежащих холмов, заволновалась и затем совершенно неожиданно исчезла… Я так и не понял, как они проделали этот фокус. Растворились в воздухе? Зарылись в песок? Возможно.
Как бы там ни было, я вновь остался один. Каждый нерв еще трепетал, как туго натянутая струна. Текли минуты в напряженном ожидании, но ничто больше не нарушало мертвой тишины пустынных холмов.
Спустя полчаса, когда я наконец полностью пришел в себя после ночного происшествия, разобрался со своим снаряжением и совсем было решил двинуться в обратный путь, в метре от меня вновь вспыхнул единственный голубой огонек. Словно осколок одного из звездных метеоритов затерялся в темной массе камней… Вот только это был не метеорит. Голос неведомого обитателя ночной пустыни позвал меня…

Глава 8

Я сидел у костра и варил похлебку из саморазогревающихся концентратов. Я терпеть не могу концентратов и всегда, когда это возможно, стараюсь избегать подобной пищи. Но в этот раз в пять часов утра мне пришлось самому готовить себе завтрак.
Рассвет еще не наступил. На Зидре он всегда несколько запаздывает. Похлебка булькала в котелке и отвратительно воняла. Варить эти концентраты совершенно не требовалось — но мне казалось, что так они больше похожи на нормальную человеческую пищу.
Напротив меня на верхушке сухого колючего куста разместился мой собеседник и компаньон по раннему завтраку.
То, что внешне он смахивал на крупного сизого рака, уже не имело для меня особого значения, хотя я все еще старался реже смотреть в его сторону. Раком он, конечно, не был. Сомневаюсь, что даже специалисты по биологии смогли бы по его внешнему виду, без вскрытия определить, к какому классу живых существ относится его вид. До вскрытия, к счастью, дело у нас так и не дошло.
— Ты есть будешь? — спросил я Голема, не будучи уверен в том, что компьютер правильно перевел его имя, и даже в том, что вообще получу ответ.
— Только растительная пища.
— А как обстоит дело с кровью моих соотечественников? — пробормотал я, забыв отключить канал звуковой связи с компьютером, и тот немедленно преобразовал мое бормотание в серию световых вспышек, доступных пониманию Голема.
— Это не наша вина. Люди из конторы, называемой «Фениксом», кормили гремлинов соком Лагара. Такой сок пробуждает в нас древние инстинкты. Когда-то, много веков назад, мы питались соком этого растения и были ужасом для всего живого на этой земле. Но это было очень давно. Люди из «Феникса» нашли наши старые книги и узнали то, что не должны были знать.
Кое-что начинало проясняться, однако далеко не все. Полученная от Голема информация иногда казалась невероятной, иногда противоречивой. Порой она вообще выглядела недоступной для человеческой логики.
В этом не было ничего удивительного. Слишком большая биологическая пропасть разделяла нас. Да и сама беседа, искаженная и замедленная переводом компьютера, больше походила на телетайпные переговоры двух полевых штабов.
Мне сильно мешало отсутствие эмоциональной окраски в характере нашей беседы. Мимика и жесты — все то, что оживляет и дополняет человеческую речь, естественно, отсутствовали в световом языке, хотя я и не был в этом полностью уверен. Дело в том, что компьютер сообщил мне о непонятной световой модуляции, содержащейся в языке Голема. Очевидно, компьютеру удалось понять и перевести для меня лишь самый внешний, поверхностный слой светового языка, несущий в себе одну лишь голую логику.
— Вы пишете книги? — спросил я, словно именно это было самым важным в его сообщении.
— Не мы сами. Гиссанцы ведут наши летописи.
— Кто такие гиссанцы?
— Наши друзья. Возможно, ты встретишься с ними.
Это сообщение не слишком меня обрадовало.
— Они живут здесь, в пустыне?
— Нет. Другая земля.
— С меня и этой хватает…
Я потянулся к котелку, собираясь покончить с отвратительной вонью, исходившей от похлебки из концентратов, и в этот момент услышал смех. Казалось, смеялась сама пустыня. Демонический издевательский хохот нарастал среди холмов и падал на меня, как обвал. Тело Голема стало изменяться, размазываться в пространстве и исчезло совсем. Вслед за этим стал меняться весь мир вокруг меня.
Прежде всего изменился свет, и я почувствовал холод. Исчезло пламя костра. Только что я протягивал к нему руку, снимая котелок с перекладины. Котелок с похлебкой все еще был в моей руке, но самого костра уже не было.
Нет, он не погас, и его не заслонили — он просто исчез. Только что меня окружала глубокая черная ночь пустыни, время от времени разрываемая вспышками метеоритов, но больше не было ни этой ночи, ни самой пустыни.
Я сидел на обочине проселочной дороги с котелком горячей похлебки в руках. Шел мелкий моросящий дождь, помнится, я еще подумал, что в пустыне не бывает дождей. Даже то, что ночь превратилась в серый дождливый день, почему-то поразило меня меньше, чем исчезновение костра и моего странного собеседника.
Возможно, потому что внутренне я все время ждал чего-то подобного, я знал, что яд, или, вернее, наркотик, содержавшийся в яде голубого скорпиона, должен был вызвать пространственные галлюцинации, и вот теперь этот момент наступил. Какое-то время мой организм довольно успешно сопротивлялся действию яда, а я как последний идиот, вместо того чтобы немедленно ввести противоядие, развесил уши и почти поверил, что в пустыне могут обитать разговаривающие световым языком призраки. Теперь галлюцинации полностью овладели моим сознанием.
Беда была в том, что в этих рассуждениях не было ни капли истины. Я слишком хорошо знал, что собой представляют галлюцинации и как с ними нужно бороться — любой серьезный агент проходит специальную подготовку, во время которой его обучают сопротивляться введенным в организм психотропным веществам.
Конечно, все зависит от дозы, от индивидуальных особенностей организма и от продолжительности воздействия этих веществ. Но в любом случае я бы сумел распознать симптомы такого воздействия, прежде чем полностью потерять контроль над своей психикой.
В данном случае никаких симптомов не было. Я оказался сидящим на обочине пустынной дороги, в мире, в котором шел отвратительный, промозглый дождь. Моя куртка пока еще была сухой, но, судя по ледяным каплям, падавшим на открытую шею, — это ненадолго…
Я внимательно всмотрелся в окружающий пейзаж, стараясь отыскать в нем хоть какое-то разумное объяснение происшедшему. Но мои усилия не увенчались успехом.
Пейзаж не отличался ни яркостью, ни разнообразием. Грунтовая дорога уходила в обе стороны километра на два, а затем терялась в пелене дождя. За моей спиной, там, где недавно были невысокие холмы песчаных дюн, теперь лежал луг, плавно переходивший в подлесок. По другую сторону дороги, среди нагромождений камней, виднелись небольшие клочки посевов, обнесенные деревянными заборами, призванными защищать урожай от вторжения животных. Сейчас урожай уже собрали. Судя по непрекращавшемуся дождю, здесь стояла глубокая осень.
А в Барнуде меня душила жара, и там была середина лета… Что же это все-таки, черт возьми, должно означать?!
Я вскочил на ноги, едва не расплескав горячую похлебку из котелка, и только теперь понял, что, кроме этого котелка, из прежних вещей со мной осталось лишь то, что находилось в карманах. Капсула с оборудованием и оружием исчезла вместе с пустыней, на ее месте было лишь несколько камней.
Из леса за моей спиной исходила какая-то смутная угроза, я чувствовал ее, хотя и не мог бы объяснить, что именно меня беспокоило: запахи, звуки?
Я не стал углубляться в философские рассуждения по поводу возможных пространственных галлюцинаций, вызванных неизвестным земной науке наркотиком, доводившим восприятие фантомного мира до полной реальности. В конце концов, по-настоящему реальным является для нас тот мир, который воспринимают все наши органы чувств. Этот мир был реален, и внутренне я уже принял факт его существования, хотя мое появление здесь не укладывалось в привычную человеческую логику.
И раз уж я признал окружавшую меня реальность, следовало что-то немедленно предпринять, если я не хотел окончательно закоченеть от холода или быть растерзанным дикими зверями.
Судя по полям и по следам на дороге, здесь жили люди. Неплохо было бы отыскать какое-нибудь человеческое жилье. Возможно, встретившись с местными жителями, я смогу определить, куда меня занесло и как отсюда следует выбираться.
С одной стороны дороги вдали виднелись низкие строения, больше похожие на развалины, и поскольку, кроме них, в окружающем пейзаже не было ничего хотя бы отдаленно напоминающего человеческое жилье, я направился к развалинам.
Минут через пятнадцать я смог убедиться, что мое первое впечатление от этих строений оказалось верным. Это были всего лишь развалины, причем очень старые. Остатки какой-то укрепленной усадьбы, разрушенной во время давно отгремевшего боя.
Крыши не оказалось, но среди покосившихся стен можно было найти укрытие от ветра и дождя. Расчистив от камней и грязи небольшую площадку, я решил переждать здесь дождь и лишь теперь обнаружил, что все это время тащил с собой котелок с похлебкой, возможно интуитивно не желая расставаться с последней вещью, связанной с моим прежним миром. Сейчас все еще теплая похлебка уже не казалась мне такой отвратительной и помогла в какой-то степени восстановить душевное равновесие. Не спеша прихлебывая из котелка, словно я все еще находился в пустыне, я думал о Големе и о том, что мне не хватает моего исчезнувшего собеседника. В тот момент я еще не знал, что галлюцинации, вызванные «голубым громом», постепенно переходят в физическую реальность окружающего тебя мира. Никогда больше я не видел Голема и ничего не сумел узнать о его странном племени. Возможно, он был частью той самой начальной стадии перехода в параллельный мир, которая целиком находится в области грез. Но это я узнал значительно позже. Сейчас же самым важным, как мне казалось, было установить, где я очутился, определить хотя бы, в какой эпохе. Следы лошадиных копыт на дороге говорили о том, что время здесь может сильно отличаться от времени Зидры.
Об этом свидетельствовали и остатки здания, в котором я нашел убежище от дождя. Человечество, освоив межзвездные перелеты, перестало возводить стены своих жилищ из кирпича и камня. Много веков назад их заменил литой строительный пластик. Свои новые строительные технологии люди привезли с собой на дальние поселения, так что не стоило тешить себя иллюзией, что это какие-то окраины Барнуда. Похоже, я попал в неизвестный мир. Хорошо бы выбраться отсюда, но как? В романах герои возвращались из параллельного мира тем же способом, каким в него попали. Но в моем случае это, похоже, исключалось. Вряд ли здесь удастся отыскать Голема и уговорить его впрыснуть в меня дополнительную порцию яда.
Кроме всего прочего, вспомнив сатанинский хохот, сопровождавший мой переход в этот мир, я сильно засомневался в том, что Голем имел к этому хоть какое-то отношение. Я теперь очень сомневался даже в существовании самого Голема. Оставалось надеяться на то, что рано или поздно действие наркотика закончится, и я вновь окажусь в Барнуде.
Впрочем, такая надежда могла оказать мне плохую услугу. Окружающее следовало принимать со всей серьезностью, если я вообще собирался отсюда вернуться.
Прежде всего необходимо отыскать хоть какое-то подобие оружия, на худой конец сгодится и обыкновенная дубина.
Как только дождь немного стих, я начал рыскать среди развалин в надежде найти что-нибудь подходящее. Эти стены видели немало стычек, и что-то из оружия могло сохраниться, несмотря на то что с тех пор прошло много времени. Находят же в старых раскопах оружие тысячелетней давности…
Однако здесь время поработало весьма основательно. Хотя кое-какие следы былых боев в этой маленькой разрушенной крепости все еще сохранились. В одном месте я обнаружил даже очертания скелетов, рассыпавшиеся, впрочем, в прах при первом же прикосновении. Пятна ржавой пыли — вот и все, что осталось от металла. Если здесь и было оружие, оно давно превратилось в ржавчину.
Постепенно смеркалось, а из леса, раскинувшегося всего в двухстах метрах от приютивших меня развалин, то и дело доносились подозрительные звуки.
Что-то мерзко ухало, трещало, словно огромный сверчок, а временами кто-то огромный, как слон, с остервенением начинал валить деревья.
Не вызывало сомнений, что мир, в котором я очутился, не походил на Землю. Хотя здесь как будто и жили люди, судя по дороге и этим развалинам, существовали десятки других факторов, определенно указывавших на то, что я находился на незнакомой планете, к тому же достаточно дикой.
Пьянящий воздух, перенасыщенный кислородом, полное отсутствие промышленных запахов, звуки, несущиеся из леса, внешний вид растений, пробивавшихся сквозь трещины в каменном полу, — все говорило о том, что этот мир таит немало опасностей и неожиданностей.
До сумерек оставалось часа два, надо было принимать какое-то решение. Идти дальше по этой ведущей в неизвестность дороге не имело никакого смысла. От ближайшего человеческого жилья меня могли отделять сотни километров, а светлого времени оставалось не больше часа.
Но и ночевать среди развалин тоже казалось не слишком разумно. Их стены не предоставляли никакой защиты, скорее наоборот. В открытом поле, по крайней мере, видно любого зверя, который попробует выйти из лесу.
Неожиданно мне пришло в голову, что у этой усадьбы, похожей на развалины небольшого замка, наверняка были подвалы, если, конечно, ее возводили человеческие руки.
Последнее, впрочем, было совсем необязательным. Недавно была открыта планета, на которой жили человекоподобные обезьяны, создавшие примитивную цивилизацию. Там были повозки, вьючные животные и даже зачатки строительства. Но вот подвалов в строениях Прилусов не было и в помине. Слишком недавно они спустились с верхушек деревьев, и забираться под землю им совсем не хотелось. Отсутствие подвалов им компенсировали просторные чердаки.
Характер строений во многом определяется логикой местных обитателей.
И все же я решил продолжить поиски. Развалины занимали обширную площадь, не менее тысячи квадратных метров, и меня не оставляла надежда найти здесь какой-нибудь защищенный от хищников уголок.
Да и не только от хищников. К вечеру становилось все холоднее, а усилившийся пронизывающий ветер беспрепятственно разгуливал среди развалин. С минуты на минуту из низко летящих туч мог вновь хлынуть дождь.
В конце концов мне повезло. Я уже раз десять проходил мимо рухнувшей в центре строения каменной арки, на которой когда-то держались остатки кровли. Обходя в очередной раз причудливые каменные обломки, я совершенно случайно зацепил ногой металлическое кольцо, скрытое под толстым слоем мусора и пыли.
Видимо, потому, что кольцо было выковано из бронзы, время пощадило его. Заинтересовавшись находкой, я расчистил часть пола, выложенного потрескавшейся каменной плиткой, и обнаружил люк, ведущий куда-то вниз. Значит, подвал здесь все-таки был…
Остатки светлого времени ушли у меня на то, чтобы освободить крышку от тяжелых обломков и отыскать подходящий рычаг. Продев в кольцо обломок ветки, я попытался приподнять крышку. Это оказалось совсем не так просто, как я предполагал вначале, — крышка была слишком массивной. Но в конце концов она со страшным грохотом уступила моим усилиям.
Я стоял перед темным квадратным провалом. При слабом свете догорающего дня можно было рассмотреть несколько крутых каменных ступеней. Все остальное скрывал мрак. В очередной раз пожалев о пропавшем снаряжении, я тщательно исследовал собственные карманы и обнаружил в одном из них небольшой фонарик, с помощью которого каких-нибудь пару часов назад я передавал Голему фразы на световом языке. (Только был ли Голем, вот в чем вопрос…).
Все, что было на мне или прикреплялось к моему телу, перенеслось вместе со мной в этот новый мир.
Обругав себя последними словами за то, что раньше не обнаружил фонаря, я начал осторожно спускаться вниз и вскоре очутился в пустом квадратном помещении.
Оно оказалось небольшим, около десяти метров отделяло стену от стены. На полу не было ничего, кроме толстого слоя пыли и выщербленных временем каменных плит. Однако, осмотревшись, я понял, что это не совсем так. В углу сохранились остатки скелета одного из обитателей этих мест. Несколько костей, череп, часть кирасы… В подвале воздух был суше, и время пощадило останки последнего защитника этого замка.
Наверно, когда рухнули стены, он пытался спрятаться здесь от врагов, но смерть нашла его и в подвале…
Я направился к лестнице, собираясь подняться. Оставаться в этом склепе на ночь не хотелось, несмотря на то что наверху меня не ждало ничего хорошего. Я уже ступил на первую ступеньку, когда луч фонарика, случайно метнувшись в сторону, вновь упал на древние останки, и тогда чуть в стороне от костяшек кисти скелета на мгновение вспыхнул яркий радужный огонек.
Я остановился и, преодолев неприятное чувство, вернулся к останкам. Под густым слоем мусора блестело что-то, похожее на крупный драгоценный камень. Когда я осторожно расчистил это место, передо мной засверкал огромный сапфир, украшавший рукоятку старинного кинжала.
Ножны давно истлели, но само лезвие было совершенно чистым, и его голубоватая металлическая поверхность сверкала в луче фонаря не хуже сапфира.
Это показалось мне самым странным. Сотни, а возможно, тысячи лет пронеслись над этим местом, превратив в прах все остальные предметы. Отчего же сохранился кинжал? Если можно было хоть как-то объяснить, почему время пощадило рукоятку, сделанную из черной кости неизвестного мне животного и обильно покрытую золотой инкрустацией, то само лезвие было явно стальным. Об этом свидетельствовал его цвет и твердость. И тем не менее на нем не оказалось даже следа ржавчины. Необычный сплав или неизвестные земной науке способы поверхностной обработки металла? В конце концов, я находился на чужой планете…
Я сжал кинжал в правой руке. Пальцы удобно легли в углубления на рукоятке. Этот кинжал явно предназначался для человеческой руки. Вещица, возможно из-за массивной рукоятки, показалась мне довольно тяжелой, но хорошая балансировка тридцатисантиметрового лезвия делала оружие необычайно удобным и заставила меня проникнуться уважением к неведомым мастерам.
Из холодного оружия я хорошо владел только ножом, так что мне невероятно повезло. Найди я тяжелый длинный меч, он скорее оказался бы для меня лишь обузой, но нож, особенно с такой балансировкой, вполне пригоден для точного метания, и теперь я смогу поразить противника на расстоянии нескольких метров.
Человеку, всю жизнь привыкшему иметь дело с оружием, оно придает необходимую уверенность. И я, не раздумывая больше, направился к лестнице.
Наверху по-прежнему резвился холодный ветер, но дождь, к счастью, полностью прекратился, а остатки закатного света позволили мне собрать достаточное для костра количество сухих веток.
Когда костер прогорел наполовину, стояла уже глухая темная ночь, вторая для меня за этот бесконечный день. Время нарушило свой привычный ход в тот момент, когда я сидел у костра в пустыне на Зидре. И вот теперь снова наступила ночь. Звуки в лесу стихли. Тишина была слишком полной. И это мне не нравилось. Однако теперь я мог постоять за себя. Слишком крупным зверям не удастся проникнуть в узкие проломы стен, а с теми, что не превышают по размеру человека, я надеялся справиться. Возможно, я даже задремал и не особенно об этом беспокоился, так как знал, что проснусь при малейшем подозрительном шорохе.
Так оно и случилось. Костер почти догорел, а с тех пор как я задремал, прошло, наверное, не больше часа. Но что-то неуловимо изменилось в окружающей обстановке.
Тишина стала более плотной, осязаемой. В лесу стихли малейшие шорохи. Даже облака поредели, открыв в небе незнакомые мне созвездия.
С минуту я прислушивался к этой странной тишине, пока не определил, что меня разбудило легкое потрескивание. Оно раздавалось в пяти метрах от меня, около противоположной разрушенной стены.
Звук был такой, словно кто-то осторожно рылся в камнях, стараясь производить при этом как можно меньше шума.
Я подбросил в костер последние оставшиеся ветки, и вспыхнувшее пламя осветило небольшой бугор в полу, в том месте, откуда доносились звуки. Вечером здесь не было никакого бугра, но сейчас он был и медленно, но неуклонно увеличивался в размерах, словно кто-то, обладавший чудовищной силой, пытался выбраться из-под земли наружу.
Рост бугра продолжался минут десять, и все это время вокруг меня стояла ватная, глухая тишина, словно и стены, и камни, и далекий лес, и даже ветер замерли в ожидании того, кто должен был появиться на месте поднявшегося уже до половины стены бугра. Я встал и почувствовал, что тело с трудом повинуется мне. Бежать? Но куда и от кого? Что, если чудовище, лезшее из-под земли, бегает гораздо быстрее меня и лучше ориентируется в темноте? Я предпочел остаться на месте, где догорающий костер давал пока еще достаточно света. И вот, наконец, вершина бугра лопнула в беззвучном взрыве, словно огромный нарыв.
Осколки каменных плиток, некогда слагавших пол, вместе с мусором и землей хлынули вниз по поверхности бугра к его подножию, а на вершине возникло нечто белое, бесформенное и шевелящееся, словно огромная белая амеба высунула наружу часть своего туловища.
Вид этой белесой шевелящейся массы показался мне омерзительным, но еще хуже был запах. Удушающая волна вони обрушилась на меня, парализуя последние остатки мужества, ломая решимость к сопротивлению.
Запах отдаленно напоминал гниющие грибы, но был в тысячу раз сильнее. И вместе с этим запахом пришло ощущение холода, словно белая масса высасывала все тепло из окружавшего ее воздуха. Мне даже показалось, что вершина холма покрылась блестящей коркой льда, а пар, появившийся вместе с белой протоплазмой из разлома, стал превращаться в мелкую изморозь.
Костер неожиданно вспыхнул, пожирая последние ветки, и, хоть он теперь совершенно не давал тепла, я мог видеть мельчайшие детали происходящего.
Текучая белая масса на вершине бугра сформировалась в столб. Столб вытянулся и стал утолщаться к вершине. Сейчас он напоминал гигантский согнутый палец с утолщением на конце. Размеры столба впечатляли — метра два высоты и не меньше полуметра в поперечнике у самого основания. Выше столб утончался и заканчивался шарообразным выростом, размером с футбольный мяч. Этот вырост раскачивался из стороны в сторону, словно никак не мог решить, какая из сторон представляла для него наибольший интерес. Затем раздался звук — первый с того момента, как я проснулся. Казалось, чмокнули гигантские губы. Белесая оболочка вокруг шарообразного выроста лопнула, и шар на конце белого столба превратился в глаз. Он был величиной с футбольный мяч, у него был узкий кошачий зрачок и большие кожистые ресницы, образованные лопнувшей оболочкой. И этот огромный глаз медленно вращался, словно перископ подводной лодки.
Прошли секунды, минуты или часы. Время потеряло значение. Исчезло. Остановилось в присутствии этого ужасного глаза, неумолимо приближавшего сектор своего обзора к моей жалкой, распластавшейся на противоположной стене фигуре. И вот это случилось.
Глаз увидел меня. Бесцельное вращение прекратилось, и он застыл в одном положении, уставившись на меня. Сразу же вместе с этим парализующим взглядом от подножия холма в мою сторону потянулись какие-то изогнутые линии. Вначале я не понял, что они собой представляли, но потом увидел жгуты вывернутой наружу земли. Там, в глубине, под поверхностью пола, ко мне тянулись невидимые щупальца, столь мощные, что поверхность каменных плиток крошилась под их напором.
Потом я увидел, что эти извивающиеся трещины ползут ко мне со всех сторон. Они были даже на стене, к которой я прижался спиной. Им оставалось проползти несколько десятков сантиметров, чтобы вплотную приблизиться к моим ногам.
Я стоял неподвижно, парализованный запахом и уставившимся на меня глазом. Его огромный немигающий зрачок, казалось, проникал внутрь моей черепной коробки, не давая мне шевельнуться, и лишь где-то глубоко, на самом краешке сознания, билась отчаянная мысль — сейчас я умру…
Наконец пол у моих ног раскололся, и наружу из самой толстой и длинной трещины высунулось извивающееся белое щупальце. Не теряя ни секунды, оно устремилось ко мне, с каждым мигом становясь все длиннее и вместе с тем все толще…
В последнюю еще остававшуюся у меня секунду словно что-то подтолкнуло мою руку. Неожиданно я ощутил в ладони теплый предмет. Единственный предмет, излучавший тепло в заледеневшем вокруг меня пространстве.
И в эту последнюю секунду отрешенно и вполне буднично я подумал о том, что в моей жизни уже не раз бывали моменты, когда я стоял лицом к лицу со смертельной опасностью, всегда один на один… Даже тогда, когда меня окружали другие люди. В такую минуту каждый остается один…
А затем моя рука словно сама собой приподнялась и нанесла один-единственный, абсолютно точный удар в верхнюю часть щупальца.
Лезвие ножа легко вспороло оболочку и погрузилось по самую рукоятку в белую массу. Раздался беззвучный вопль, тем более ужасный, что он бил по моим барабанным перепонкам изнутри, а не снаружи.
В следующее мгновение все щупальца со свистом втянулись в землю. Глаз на вершине холма, казалось, задрожал от ярости и боли.
В следующее мгновение он исчез, скрывшись под землей, и я остался один.
Я стоял с занесенной для повторного удара рукой, сжимая рукоятку кинжала до боли в суставах. Однако второго удара уже не потребовалось. В мир постепенно возвращались звуки.

Глава 9

Остаток ночи я не сомкнул глаз, каждую минуту ожидая, что из-под земли полезут новые монстры. Однако больше ничего не произошло. Как только стало достаточно светло, я постарался разобраться, что же случилось ночью. Но прояснилось совсем немногое. В том месте, где ночью появлялся глаз, остался небольшой холм сырой земли, явно вывернутый наружу из глубинных слоев. Были остатки какой-то слизи на песке, был слабый запах гниющих грибов — вот, пожалуй, и все, что реально напоминало о чудовищном ночном визитере.
Что он такое? И зачем я ему понадобился? Впрочем, на последний вопрос ответ очевиден. Он пытался меня уничтожить, и только нож остановил его. А, кстати, почему? Я нанес не такую уж страшную рану. Эта тварь должна быть невероятно живуча и сильна, раз она запросто ворочает каменные глыбы. Ее не остановишь одним ударом ножа. Но именно это произошло…
Вечером я еще надеялся, что утром вновь окажусь в нормальном мире, но теперь с этой надеждой пришлось расстаться.
После ночного визита я не ждал ничего хорошего. Возможно, я вляпался в этот мир надолго, а может, даже навсегда… И хотя от этой мысли мне стало еще хуже, я приказал себе относиться ко всему происходящему спокойно. Только приняв неизвестные пока что правила игры в этом новом для меня мире, я смогу выжить, а если повезет, то, возможно, отыщу дорогу обратно.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.