Библиотека java книг - на главную
Авторов: 46992
Книг: 116720
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Полтора метра счастья»

    
размер шрифта:AAA

Полтора метра счастья
AlmaZa


Первый вечер

В двадцать первом веке не верят ни во что: ни в Бога, ни в черта, ни в любовь, ни в науку, опровергнувшую всё это в веке двадцатом, ни в честность, ни в верность, ни в совесть. Иногда верят в себя, но умудряются обмануться и в подобных «религиозных» убеждениях. И уж во что не верят точно, так это в сказки. Я тоже не верила. Пока не встретила своего принца. Ну как принца… вообще-то он псих, убийца и социопат без белого коня и с гемофобией, но героем моего романа стал безоговорочно. Бывает иногда и вот так: встречаешь парня, а он киллер, но такой милый, что хоть трава не расти. И когда ты готова ради него собственное сердце из груди вырвать, ему приходится бежать из страны, чтобы не попасть в тюрьму, что изменить не сможет ни твоё вынутое сердце, ни проданные почки, ни минет шефу полиции. А тебе за границу нельзя, потому что ты несовершеннолетняя и ещё два года ею будешь. Отличная перспективка. Но это других бы она испугала, а меня – нет. Помимо прочего, я не поверила в то, что разлука погубит мои чувства, что время заставит забыть и так далее, и тому подобное, и, подражая Пенелопе, засела ждать. К счастью, не двадцать лет, а немного меньше.

Должна заметить, что тки я покрывало, как она, целыми днями, я бы с ума сошла, это точно. Поэтому употребила время более плодотворно, закончила школу, поступила в универ, а по ночам, так как расплетать было нечего, висела в скайпе со своим принцем. Да, вот так технологии смягчают мучения от расставаний и уничтожают романтику тоски по кому-то. Но глупец тот, кто подумает, что пялиться на экран на любимого человека и не иметь возможности его потрогать – легко. Видит око, да зуб неймёт – чертово чистилище, товарищи! Но я продержалась, вопреки всему. Дождалась, не забыла, не изменила и не изменилась. Почти.

- Вы уверены, что хотите постричься? – спросила меня парикмахер, разглядывая мои отросшие до лопаток волосы, убеждаясь, что решение моё серьёзное.

- Совершенно. Вот по сюда, – указала я нижнюю границу, обрисовывая мальчишескую стрижку, с которой ходила два года назад. – И обесцветить ещё на тон.

Мне хотелось принять именно тот облик, при котором мы с Химчаном познакомились, чтобы стереть все эти дни, вставшие между нами, будто их и не было. Девушка без энтузиазма принялась выполнять желание клиентки, клацая ножницами. Я погрузилась в поверхностную отключку, пока меня прихорашивали. Стоило лишь подумать о том, что завтра я буду в Нью-Йорке, рядом с ним, как меня нещадно трясло и колошматило, как пулемёт при стрельбе. Два с лишним года! Охватить разумом все эти часы, недели и месяцы без него, так дурно становится! Вчера вечером, договариваясь с Химом о том, что он меня встретит в аэропорту – с моим ногоблудием, несовместимым с ориентированием на местности, одну в незнакомом городе меня оставлять нельзя, - я с трудом сидела перед веб-камерой, то и дело вскакивая и кружась по комнате.

- Шилла, у меня в глазах сейчас начнет рябить, – сдержанно отпил он чай из синей кружки с толстыми стенками и поставил её обратно, по правую руку. За ним виднелась бессменная съемная комната, в которой он жил с тех пор, как вынужденно покинул Южную Корею.

- Приготовься, я не скоро ещё успокоюсь и по прилёте тоже буду носиться вокруг тебя, как угорелая, – плюхнулась я на крутящийся стул обратно и тоже ухватилась за чашку. Чаепитие он-лайн, вместе. Только так, при возможности.

- Может, мне стоит снять квартиру побольше? А то тут ты разнесешь всё. – Обитель была тесновата, что есть то есть. Рядом с ноутбуком, невидимая мне, над столом нависала книжная полка. В одном заднем углу, за спиной Химчана, стоял холодильник, в другом платяной шкаф. Над холодильником висел телевизор, между ним и шкафом окно с грязно-серыми жалюзи на нем, потому что шторы бы ещё сократили пространство, между окном и столом с ноутом всегда тщательно застланная кровать. Вне поля зрения смотрящего через око вебки дверь в санузел. И часто промелькивающая собака, порой прерывающая наши диалоги призывом на прогулку. У дальней левой стенки стол с микроволновкой и электрическим чайником. Нора холостяка-отшельника со скверным и нелюдимым характером, но вечно прибранная до последней пылинки. О да, там будет очень тесно, только и тереться друг о друга.

- Нет-нет, площади на две живые души достаточно, – махнула я рукой. – А ты возьмешь отпуск на ближайшие дни?

Он вроде бы работал теперь в компьютерной организации, где занимался и программированием, и ремонтом техники с тонкими механизмами, от наручных часов до компьютеров новейших разработок. С трудом себе представляла простого трудягу Химчана, но сомневаться в этом пока не приходилось. Он сказал, что завязал и больше никогда убивать людей не станет. Что ж, так даже лучше. Мне за него спокойнее. Безопасный род деятельности и мирный образ жизни – что ещё нужно для счастья?

- Я взял на послезавтра выходной, зачем отпуск? – Вновь подскочив, я силой толчка бедром случайно откатила кресло в сторону и повалилась спиной на кровать в позе распятой на кресте.

- Трахаться, трахаться, трахаться… - неистово пробормотала я, втянув полные легкие воздуха и зажмурившись от рисуемых воображением картин.

- Шилла… - Я приподняла голову и увидела, что Химчан приложил ладонь к лицу, покачивая им. Я, конечно же, не была так помешана на одном только грядущем совокуплении, но о своей любви ему я и так говорила постоянно, не стесняясь и не уставая, так что сейчас можно было упомянуть и низменное.

- Что?! – поднялась я и вернулась к экрану. – А ты что, не хочешь?! Ты что, мне там изменял и у тебя был секс?!

- Да, причем с двумя, – распрямился он, серьёзно посмотрев на меня через океан, десятки стран и тысячи километров. Он показал левую руку. – Вот с этой, - опустив её, он продемонстрировал правую, – и вот с этой.

- А, ну с этими можно, – убежденно кивнула я. – И всё-таки я на тебя накинусь, когда приземлюсь. Готовься.

- Не надо угроз, - нахмурился Химчан. – А то я разнервничаюсь, и у меня не встанет.

- На меня? – огорченно распахнула я рот.

- От волнения. Такое бывает у мужчин, знаешь, когда они первый раз с какой-либо девушкой.

- Я постараюсь унять свои порывы, – заковывая рвение в кандалы, вздохнула я. Почему только мы не переспали хоть раз тут, когда имели столько возможностей! Судьба жестока. А теперь такое ощущение, что я вновь девственница. И это с моим-то прежним родом занятий.

- У тебя на это два дня. – Он скупо улыбнулся. Как обычно. Хотя у него хорошее настроение. Я входила в малюсенький круг людей, которые понимали, с какой ноги встал Химчан, несмотря на его поведение, не всегда соответствующее внутреннему состоянию. – А мне пора на работу. До встречи, Шилла!

Я открыла глаза в салоне красоты, лишенная груза волос длиной в четверть метра. Расплатившись, я прижала к боку сумочку с билетами на самолет и документами из университета, готовыми для перевода в какой-нибудь штатовский вуз, где я хотела бы продолжать учиться на лингвиста.

До встречи, Химчан. Реальной, ощутимой, осязаемой встречи. И это уже завтра.


Дэниэл подвез меня до Инчеона, выгрузив чемоданы из багажника. Я ещё в машине вставила в уши плеер, где вовсю орал альбом Sunrise Avenue, чьи песни теперь дословно понимала. Как же хорошо учить иностранный язык! Увидев, что мой попечитель шевелит губами, я опомнилась и выдернула пробки-колонки из ушей.

- Прости, что?

- Я говорю, надеюсь, что в самолете ты не заблудишься? – усмехнулся он, памятуя о том, как дважды приходилось разыскивать меня по районам, пока я не выучила путь из дома в университет. Даже спрашивая прохожих, я умудрялась сворачивать не туда и впадать в ступор. В результате он установил спутниковый контроль на мой мобильный и даже когда Дэн или Херин отправляли меня в магазин за чем-нибудь, то звонили и инструктировали «налево», «направо», превратив это в несерьёзный семейный прикол.

- Нет, и он сам пусть только попробует заблудиться! – погрозила я кулачком в сторону взлетных полос. Меня в США ждал Химчан, и уже никакая сила не удержала бы, не остановила.

Попрощавшись с Дэниэлом, я прошла все требуемые перед посадкой процедуры, пересекла терминал и оказалась в долгожданном самолете, карете моей мечты, должной умчать меня в сказочную страну, где будет снившееся ночами «жили долго и счастливо». Но я реалистично понимала, что перелетом всё не закончится. С него всё только начнется, настоящее, волнующее, пусть трудное, но такое невероятное, что тикающие секунды как нарочно замирали, не пропуская меня быстрее к Химу. Многочасовой полёт обещал скуку, томление и учащенное сердцебиение, поэтому я воткнула наушники обратно и закрыла глаза. До Нью-Йорка не хочу думать ни о чем, если получится.


Гвалт в людской толкотне, шум, сотни голосов, разговаривающих с видимыми собеседниками и по телефонам, прощающиеся и приветствующие, шарканье подошв, цокот каблуков, объявления в громкоговорителе. Потягивая за собой маленький чемоданчик, я вертела головой вокруг, боясь проглядеть самого главного человека в своей жизни. Я не проглядела его два года назад, так грех будет не заметить сейчас. Затянув потуже узел из рукавов клетчатой рубашки на бедрах, я потеребила сережку в ухе и остановилась. Ага, мне было налево, встречающие обычно бывают там. В Штатах тоже было жарко, как и в Корее, откуда я улетела, но в искусственно освеженном холле аэропорта в коротких джинсовых шортах ощущалась прохлада. Уворачиваюсь от невнимательного встречного, увиливаю от нерасторопной дамы с кучей сумок, обгоняю ползущих пенсионеров, и вот передо мной расстилается зал, ничуть не облегчающий поиск. Людские головы, головы, десятки, может, пара сотен, снуют, двигаются, перемещаются, темные и светлые, русые и рыжие. Остановитесь же хоть на миг! И вот, как вода перед Моисеем, на долю секунды образовывается диагональный коридор справа от меня, в конце которого стоит он. Посматривая на часы в мобильном, в белой футболке и черных джинсах, с ниспадающей на лоб челкой, Химчан не выражает лицом никаких эмоций, будто работает тут таксистом и заехал не по личному делу. Не топает ногой, не хмурится, не перебирает пальцами, словно и не ждет ничего. Но он держит телефон, всё ещё держит, и постоянно поглядывает на экран, а там, зуб даю, кроме времени ничего не показывает. Теперь я превращаюсь в невнимательную и нерасторопную, пихаюсь и не смотрю на людей, просто подрываюсь и бегу, не останавливаясь, всё набирая и набирая скорость. Мои шаги ничем не выделяются от поступи других, но с приближением их Химчан поднимает лицо и смотрит в мою сторону. Он замечает меня и улыбается. Сдержанно, но глаза его сияют так лучезарно, что на мои наворачиваются слезы и, брызнув из них, уже не перестают течь, хотя я веселюсь и смеюсь, отталкиваясь с метрового расстояния для прыжка. Отпустив чемодан, я прыгаю и наскакиваю на Химчана целиком, обхватив его за шею и обвив ногами, как маленькая мартышка. Он без труда поймал меня, хоть и покачнувшись. Не веря, что щупаю его и держу в своих объятьях, я утыкаюсь носом в его плечо.
Хим погладил меня по волосам, поддержав другой рукой под бедро, чтобы я не сползла. Я знаю, как он не любит всю эту сентиментальщину и прилюдные выражения чувств, но мне плевать. Я не могу с собой совладать и не хочу. Это Америка, и тут можно даже лизаться взасос перед Белым Домом. Разврат и аморальщина – сами виноваты, демократы хреновы. Это не мои мысли – это тезисное конспектирование философии Химчана, но я с ней согласна, как и с большинством вещей, которые он говорит. Он старше меня почти на десять лет, черт возьми, разве могу я быть умнее? Хим терпеть не может Штаты и единственное, за что он их уважает, это за Гринпис и попытки грамотного отношения к экологии в своей стране. Хотя он тут же ненавидит эту страну за её вандалистское отношение к природе в чужих краях. В общем, главным образом, я думаю, неприязнь моего принца порождена тем, что он больше не имеет возможности вернуться на родину, и будет искать недостатки везде, где ему придется жить вне её.

- С приездом, – прошептал мне на ухо Химчан. Его голос показался ниже и глубже, чем при разговоре по скайпу.

- Я люблю тебя, – в тысячный раз вымолвила я и поцеловала его в щеку.

- Посмотрим, что ты скажешь после недели под одной со мной крышей, – заметил он, но я лишь самоуверенно хмыкнула. Чем он меня думает напугать? Занудством, замкнутостью, молчаливостью, придирками? На всё пофиг.

- Отпустишь меня? – Понимая, что слезть с него уже не могу из-за того, что Хим замкнул замком руки под моей задницей, я помотала ногами за его спиной.

- Нет, не отпущу, – покачал он головой. – Но на пол поставить могу.

Разомлев от его текста с подтекстом, освобожденная, я встала рядом с ним и, насилу завладев его незанятой рукой, крепко её сжала и пошла, держась за неё. Химчан взял у меня чемодан, а я перекинула свой рюкзак со спины на одно плечо. Солнце ударило в глаза, как только мы вышли из здания аэропорта. Слезы, о которых я совсем забыла, стали сами высыхать. Я всё ещё пребывала в состоянии эйфории, гигантского шока, что всё случилось, что встреча состоялась, что тот самолет, унесший когда-то от меня Химчана, который я провожала глазами, разрываясь от боли, остался далеко-далеко в прошлом и другой, дружелюбный и добрый, помог мне преодолеть разделявшее нас пространство. В тот ушедший в глубину времен день я не предполагала, что развязка будет благополучной.

- Хочешь есть? – прервал молчание Химчан. Несмотря на самые откровеннейшие виртуальные беседы, чувствовалось стеснение при реальной встрече. Мы отвыкли друг от друга физически, и это нужно было переломить. Я готова была хоть сейчас, но проблема именно в нём. Он никогда не сходится с людьми слишком быстро.

- Нет, я наелась в самолете.

- То есть, в кафе пойти не хочешь? – Хим вел меня к старому американскому автомобилю, на котором сюда приехал. Его горчично-золотистый цвет навевал мысли о прериях и Лас-Вегасе, не знаю почему. В американских фильмах 80-х и 90-х годов часто ездят ловить приключения именно на таких тушевозках.

- Нет.

- Тогда пойдем в кино? Или, может, в магазин? Тебе ничего не нужно? – Я покачала головой, остановившись у открытой дверцы. Он не садился за руль, ожидая ответа. – А что ты хочешь?

- Домой, – выдохнула я. На его лице отразилось смятение и неуверенность. Черт, у него реально эти два года не было секса ни с кем, кроме своих рук? Так, у меня тоже, но я вряд ли отвыкну когда-нибудь от простого отношения к занятию сексом при промежутках любой длительности.

- Хорошо, - кивнул Химчан и забрался в салон. Я уселась рядом, пристегнув ремень безопасности. Мои глаза не в силах были от него отлипнуть. Он завел мотор. – И да, я без цветов, потому что не люблю все эти банальности и…

- Я даже не подумала о них. Мне этого не нужно, – успокоила его я, если он нуждался в этом, или это он меня успокаивал? Я никогда не рассчитывала, что Химчан станет ухаживать за мной по стандартной схеме. Что вообще будет ухаживать. Я знала, с кем связалась, и его прелесть была не в угодничестве дамским капризам. Более того, он вообще был сплошная не прелесть, но это меня радовало, заводило, привязывало к нему, влюбляло в него.

Делая вид, что разглядываю виды за окном, я изо всех сил пыталась не глазеть беспрестанно на Химчана. Его точеный профиль с лисьими глазами и острым рельефом губ завораживал, заставляя косить левым глазом. Неужели мы вместе? Неужели я могу трогать его, протянув руку? Когда он переключал скорость на рычаге механической коробки передач, моя ладонь почти срывалась лечь на его пальцы, сверху, но я почему-то сдерживалась. Скорее бы добраться в его «квартиру» и там позволить себе всё. Я не верила, что у него может не встать, у молодого и здорового – физически, по крайней мере, - мужчины. Распирающие светлые и чистые чувства смешивались во мне с грязными мыслишками о заветной близости. Я до сих пор представления не имела, каким Хим может быть в сексе, хотя теоретически мы считались возлюбленными уже два года. Какие у нас старомодные отношения!

Спрашивая у него о том, что мы проезжали и вообще о том, что в Нью-Йорке есть интересного, я щелкала радиоволны, переключая с одной на другую и задерживаясь буквально на единственную композицию на каждой. Так я занимала свои нервные лапы, что выдавало и мою внутреннюю боязнь того момента, когда начнется наша совместная жизнь. Она могла не заладиться, хоть я и не верила в возможность подобного. Я готова была положить всё на то, чтобы построить её, как надо. Наткнувшись на Kanye Westа я спешно нажала дальше, хотя и любила подобную музыку. Это был любимый исполнитель моего бывшего, не хочу, чтобы нынче вторгалось что-либо к нам третьим. Заигравшая Уитни Хьюстон не привела меня в восторг, и я хотела продолжать поиск чего-то по душе, но Химчан отвел мою руку от магнитолы.

- Оставь, у неё красивый голос, – коротко попросил он. Я кивнула, улыбнувшись. Блин блинский, он и песни-то слушает совсем не те, что прут обычных мужиков. А чего я ожидала? Да, чего-то именно такого, чисто в его духе. – Ты снова постриглась…

Нет, он не только что это заметил. Просто именно сейчас решил заговорить об этом. Его лицо было неизменным, понравилось ему или нет? Я не могла предугадать его реакцию.

- Да… так плохо? – уточнила я, машинально поправив челку и затылок.

- Нет. Это очень… сексуально, – выжал из себя Химчан, тут же поджав губы и сосредоточившись на пути.

Мы припарковались у невысокого здания красного кирпича. С внешней стороны я жилища не видела через веб-камеру, что ж, приятно познакомиться. Хим достал чемодан и, поставив автомобиль на сигнализацию, пошел впереди меня. Перед последним порогом на меня стала накатывать паника: не зря ли я приехала? Не буду ли я ему в тягость? Не от одиночества ли он мне позволил приехать? Дверь распахнулась, и он пропустил меня вперед. Вся комната была наполнена яркими воздушными шарами с растянутым между ними плакатом «Welcome home!». Открыв рот, я любовалась, как тупая малолетка на модные шмотки.

- Проходи. - Я робко сделала шаг, встреченная черным доберманом, ткнувшимся обнюхивать мои кроссовки.

- Привет, Тень! – смело поздоровалась я, даже не думая, что собака меня укусит. Я потрепала её за ухом. Химчан протиснулся следом, поставив чемодан у стены и, закрывшись, кинул ключи от машины на стол перед закрытым ноутом. Они с громким бряцанием упали о столешницу.

- С прошедшим днем рождения, кстати, – откуда-то достал он маленькую коробочку и сунул мне её в руки. – С совершеннолетием, мисс Шин Шилла.

- Спасибо… - приходя в себя, поблагодарила я, и бросилась варварски её распаковывать, срывая бант и фольгу. Под крышечкой меня ожидало золотое кольцо. По размеру можно было бы догадаться, но мне и в голову не приходило, что мой возлюбленный пойдет на такой сюрприз. Он ведь ничего не значит? Или значит?

- Чаю? – предложил Хим, как ни в чем не бывало. – Чувствуй себя, как дома. Даже более того. Чувствуй себя дома.

- От чая не откажусь. – Я осмотрелась, не зная, надеть кольцо или нет и, не видя никаких намеков со стороны Химчана, вытащила его и натянула на указательный палец, осторожно присев на край постели. Стул был всего один, у компьютера. Если сесть за него, то будто отгорожусь от Хима, а так есть шанс, что он сядет рядом. Он включил тефалевский чайник, зажегшийся голубой подсветкой изнутри, что было видно в прозрачной стенке, демонстрирующий уровень воды. – А вот к месту ещё надо попривыкнуть.

- Ты быстро освоишься. – Химчан достал чашки и, поставив их возле чайника, остался стоять над ними, спиной ко мне. Я не выдержала и, поднявшись, подбежала к нему и обняла сзади, обхватив вокруг талии.

- И времени достаточно, и торопиться некуда. – Улыбка сошла с моих губ, он не реагировал и думал о чем-то. Я отпустила его, отступив. – Мне страшно, Хим.

Он тут же повернулся, заботливо воззрившись на меня.

- Почему? – сжал он свои пальцы на боках, будто удерживая их на себе для чего-то.

- Я боюсь, что ты пожалеешь, что я прилетела. Что я надоем тебе тут. – Вжав голову в плечи, я опустила взгляд.

- Что за выдумки? Шилла! - Решившись, он взял меня за локоть и дернул на себя. Я подлетела к нему, упершись носом в его грудь. Химчан прижал меня, обхватив одной рукой и вцепившись в плечо. Я едва доставала ему до ключиц. – Если мы не надоели друг другу, чуть ли не каждый день треплясь через интернет, с чего это произойдет здесь?

- Не знаю… ты такой отстраненный. На расстоянии ты вел себя проще, – посетовала я.

- В интернете все смелые, – улыбнулся его голос и я подняла взгляд вверх. Так близко… он был так близко, а мы ещё даже не целовались. Я привстала на цыпочки, подтянувшись к нему. Он скромно чмокнул меня в губы и отпустил, якобы увлекшись закипевшим чайником. Я снова нахмурилась, но отошла, сев на кровать. – Ты думаешь я не переживаю за то, что в реальности могу показаться тебе другим, не таким? Могу нечаянно обидеть тебя чем-то.

- Единственное, чем ты меня можешь обидеть – это равнодушием, – честно призналась я. Химчан застыл, налив кипятка только в одну кружку.

- Я не могу быть к тебе равнодушен в принципе. Это выше моей природы. Как бы я ни вел себя при этом.

- Тогда поцелуй меня, – расхрабрившись, повелительным тоном позвала я. Не в силах продолжать своё занятие при данных обстоятельствах, Химчан вернул чайник на подставку и развернулся ко мне. – Не хочешь?

Он сел передо мной на корточки, положив ладони на мои колени.

- Шилла, любовь не всегда выражается только через такие вещи. Я люблю тебя до самых недр сердца даже если бы мы не увиделись уже никогда, и не услышали друг друга. – Я понимающе поникла, всё равно по привычке ища оправдания тому, почему меня не домогаются? Почему не пытаются овладеть мной? Разве не все мужчины хотели бы в результате прийти к этому? В любом случае, я хочу прийти к этому с Химчаном, а то чувствую неполноценность, словно мне не доверяют. Он увидел в моих глазах тысячи вопросов. – У меня никогда не было отношений и девушки. Прости, но я совсем не знаю, как надо себя вести. Я всегда был один, я так привык… и даже если хочу быть с тобой, это не облегчает мне поиска своего нового места.

- Но это же очевидно – как можно ближе ко мне, - подмигнула я, приободряясь. Если проблема только в отсутствии опыта у Хима, то мне есть чем поделиться и чему его научить. Он покорно кивнул и стал приподниматься. Ну вот, долго я ещё буду его уговаривать быть со мной смелее? Я грустно отвернулась в сторону, но в этот момент Химчан, вместо того, чтобы продолжить наливать нам чай, поставил колено по одну сторону от меня, потом тут же второе, по другую сторону и, толкнув меня на спину, навис надо мной сверху, расставив руки по бокам. От его прищура мне стало немного не по себе. – Ого-го! А ты, смотрю, не растерял непредсказуемость.

- А ещё я, по-прежнему, не привык, чтобы что-либо было не по моей инициативе. – Вопреки моей попытке сказать что-то, Химчан сжал мой подбородок и сладко впился в мои губы, оставляя их пунцовыми от страстных захватов. Проведя рукой по щеке, он вцепился в мои подстриженные волосы и оттянул голову назад, поцеловав шею и лизнув её вдоль подбородка. – Я хочу тебя, Шилла, но не надо меня торопить.

Я приникла к его губам ещё раз, вспоминая их после стольких месяцев отсутствия. Я наполняла себя поцелуем, как воздухом после долгой задержки дыхания. Химчан тоже немного отпустил тормоза и позволил себе перейти в атаку, запустив язык мне в рот и, заигрывая с моим, ловил его и втягивал в себя, после чего возвращался своим, пробегая им по губам. Я вцепилась в его плечи, жалея, что его ноги не дают мне развести мои и он, будто прочтя мои мысли, остановился. Как будто море после шторма, он успокоился и, с таким же безмятежным видом, как за минуту до этого, поднялся и долил кипятка во вторую чашку.

- Держи, - протянул он её мне в мои трясущиеся руки. Ему дрожь в руках была неведома. Снайперам запрещено некрепко держать в руках предметы. Это я поняла давно, когда первый раз оказалась в его объятьях. Держит так, что на все сто понимаешь – не выпадешь.

- И, так, к слову. - Устроившись на краешке в позе лотоса, залюбовалась я паром, поднимающимся кверху от кипятка. – Сегодня у меня точно нет месячных. И они не нагрянут случайно.

Химчан рассмеялся, отчего его глаза заиграли лучиками в уголках. Боже, вот почему ему не рекомендовано часто смеяться! Это сносит крышу от восторга и порождает обожание до гробовой доски.

- Ты неисправима, Шилла. – Достал он печенье и заодно подал мне и его, взяв штучку себе. Что поделать, я не меняюсь, к добру ли это или к худу.

- Я немного повзрослела, чтобы совесть перестала тебя мучить насчет любовных утех со мной.

- Поверь мне, кроха, - наклонился он ко мне, посмотрев прямо глаза в глаза. – После двух лет дурацкого мужского дроча, мне неведомо такое понятие, как «совесть». Если ты думаешь, что это ты меня трахнешь, то я тебя огорчу: всё будет очень наоборот.

Если бы у меня была возможность приложить уши к голове, как у настоящего грызуна, я бы это сделала. Черные бусины глаз Химчана выстрелили в меня, пригвоздив к месту. Возможно, я сама не знаю, на что напрашиваюсь, но, черт возьми, как же подмывает скорее узнать!
Первая ночь
После чая я взялась раскладывать свои вещи, для которых мне заранее было отведено место. Кладя свои джинсы и футболки рядом с рубашками и джинсами Химчана, я ощущала такую робость и чудаковатость, будто залезла к родителям в спальню и нашла у них что-то взрослое, ещё непонятное ребенку. Пока Хим не видел меня за дверцей шкафа, я провела ладонью по стопке его одежды. Неужели я буду жить теперь с ним? Убийца, легенда, непойманный преступник, за которого полиция Кореи ухватилась бы любой ценой, мужчина, никогда не встречавшийся с девушками, хотя ему уже тридцать. Я в шоке, что здесь, на этом квадратном метре именно я. Именно я с ним, отчего дрожь идет даже по тем частям тела, где её в принципе не бывает. Достав из чемодана своё нижнее бельё, я собственнически подложила его к белью Хима. Моё. Пометила.

Закрыв дверцу, я обернулась к нему, включившему навороченный макбук и где-то там лазающему, на понятных лишь ему просторах. Стрелки тикали к ночи, я мысленно подгоняла их. Прочь все другие занятия, всё прочь. Я хочу обнимать его, трогать, спать на его плече и плакать от счастья. Я не плакала два с лишним года до сегодняшнего дня.

- А где ты готовишь еду? – поинтересовалась я, не столько привлекая его внимание (хотя и это), сколько желая знать бытовые мелочи. – Тут же только чайник и микроволновка.

- Я не готовлю. Ем в кафе или заказываю на дом, – ответил мне Химчан и лишь после этого, дописав что-то и перестав щелкать клавиатурой, обернулся ко мне. – Проголодалась?

- Нет, на будущее спрашиваю, – покачала я головой. – Мне далеко до умений Херин, с которых течет слюнями и не только Дэн, но всё-таки привыкла кормить себя, когда никто этого не делает.

- Когда я буду уходить на работу, ты можешь тоже есть в любом кафетерии поблизости, – пожал он плечами. – Дай мне номер своей карточки, я переведу туда деньги…

- Эй, я не собираюсь сидеть у тебя на шее, – насупилась я. – Быть домохозяйкой и торчать тут – да я свихнусь! Я найду себе работу, как можно быстрее.

- Кем ты хочешь устроиться? У тебя же ещё нет диплома, – назидательно заметил он, поднявшись и подойдя ко мне, но остановившись на почтительном расстоянии. Скрестив руки на груди, упихав их при этом глубоко под мышки, Хим оперся о подоконник, отведя глаза в просветы жалюзи.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.