Библиотека java книг - на главную
Авторов: 38864
Книг: 98373
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Тень Земли»

    
размер шрифта:AAA

Пролог

Из отчёта Аналитического Отдела ОМБ директору ОМБ, Маркусу Грене, от 21.12.2113.
«…Данные последних двух лет позволяют с вероятностью 87% предположить, что нападения на миротворческие силы Федерации, не являются хаотичными, а носят регулярный характер.Аналитическим отделом предложена модель (см. приложение) дальнейшего развития ситуации.Цель подобных акций очевидна: подрыв доверия к силам Федерации, однако кто стоит за нападениями неизвестно…»

* * *

14 января 2114 года.
Сибирь, Российская Федерация.
Ветер завывал, подхватывая маленькие снежинки, и ровным слоем расстилал их по замёрзшей трассе, бросал на стёкла проезжающих джипов, дворники которых еле справлялись с нахлынувшей на них вместе со снегом работой. Фары автомобилей, пробивая светом ночную тьму, не помогали разглядеть ничего, что было дальше десяти метров, но в салоне головной машины было тихо и тепло.
Полковник Семёнов, пухлый как свежеиспечённая булочка человек лет пятидесяти, в очередной раз просматривал перечень проведённых работ. Отчёты, отчёты, отчёты… всё это надоедало. И после двух часов утомительного пути, мозг уже отказывался воспринимать монотонную информацию, и он решил немного отдохнуть.
Офицер Службы Безопасности, сидевший на переднем сиденье, вот уже с минут десять беспокойно поглядывал на сканер «Искатель-3». Прибор сообщал, что на данной территории обнаружено девять единиц оружия. К сожалению даже последний образец прибора не мог распознавать модели, но класс определял с высокой точностью. Спустя секунду высветился результат анализа: шесть пистолетов и три автомата. Всё верно. Это их арсенал, учитывая вооружение трёх солдат, которые находятся в единственной машине сопровождения.
«Никого»,– подвёл итог Льюис, и всё же его чувства говорили: что-то происходит, что-то нехорошее, а он привык доверять своим чувствам.– «Что же именно они пытаются мне сказать?»
Он увеличил радиус сканирования до десяти километров, максимально возможный на ручном сканере. Всё тот же ответ. Ничего не предвещало опасности, но тогда почему встревоженный взгляд снова и снова падает на монитор? Может быть, чувства подвели? Если так, то это произошло впервые.
Льюис посмотрел на дорогу. Из-за сильного ветра и снега было видно лишь ближайшие несколько метров. Там, куда уходил свет фар, кружились только белые хлопья снега. В зеркале заднего вида отражался еле пробивавшийся сквозь пургу свет: армейский джип следовал за ними. Впрочем, Фэнч это видел и на сканере, непогода скан-лучам не преграда. «Наверное, я ошибся»,– подумал он, успокаивая свои нервы.
Зловеще запищал сканер. Льюис бросил на него взгляд. В полукилометре от них, следуя полосе разметки дороги, летела ракета!
«Ракета! Внимание! Опасность!» – пищал «Искатель».
– Какая е…– донёсся голос Семёнова и замолчал. Все услышали шипение приближавшейся смерти.
Водитель резко дал влево, на скользкой дороге и при скорости 80 километров в час манёвр не сработал, и машину лишь развернуло боком. Да и бессмысленно – от ракеты не увернуться. Сквозь белый хоровод снежинок уже был виден пылающий огонь смерти. Крик водителя, пытавшегося вернуть управление машиной, утонул в рёве плазменной струи.
Сто метров… Пятьдесят… Ракета неожиданно метнулась вверх, как показалось, на мгновение зависла над машиной, и рванула к автомобилю сопровождения.
Взрыв потряс своей силой. Волна выбила стёкла и подтолкнула и без того неустойчивую машину. Джип подскочил на несколько сантиметров и по инерции слетел в кювет. Машина перевернулась и, прокатившись несколько метров, уже грудой металла остановилась.
Наступила тишина, только звук горящей кучи металлолома и свет огня, пробивавшийся сквозь пургу, говорили о произошедшей трагедии.
Льюис открыл глаза и осмотрелся: всё цело. Система безопасности сработала на славу. Он отстегнул ремни. Резкая боль в руке указала, что цело далеко не всё.
Агент Фэнч посмотрел на водителя. Тот сидел, распластавшись на сиденье, глаза раскрыты, в них читался ужас. Одного взгляда на него было достаточно, чтобы определить, что он был мёртв, но всё же Льюис проверил.
«Действительно, мёртв».
Превозмогая боль в позвоночнике, он повернул голову назад. И как он удивился, когда увидел Семёнова практически невредимым, только лоб рассекло, и осколки стекла посекли кожу, но шрамы, конечно, зарастят. Льюис инстинктивно провёл здоровой рукой по лицу, и тоже обнаружил несколько порезов.
– Полковник, вы сможете выйти?
– Да,– еле выдавил из себя пассажир.
Фэнч попытался открыть дверцу, но не тут-то было: замок заклинило. Ударил ногой по ней – та лишь слегка шелохнулась. Помятая дверь поддалась только на третий раз, Льюис вышел и помог Семенову выбраться из машины. Вес последнего сильно мешал этому, сказывалась боль в руке, но она уже понемногу стала затихать.
Агент Фэнч осмотрел местность: на дороге пылал пожар, больше ничего. Было тихо, но что-то подсказывало ему, что это ещё не конец.
– Откуда взялась ракета?– вслух спросил он у самого себя. Не было времени разбираться, но Льюис своими глазами видел, как ракета появилась из ничего. Сканер не отмечал объекта, откуда она была запущена. В мистику он не верил: всему есть своё объяснение.
– Агент Фэнч, у вас есть разумное объяснение тому, что произошло?– донёсся голос сзади.
– Нас атаковали,– логично ответил Льюис, прекрасно понимая, что спрашивали его не про это.– У вас оружие при себе?
– Да.
– Приготовьте,– бросил Фэнч, доставая пистолет и одновременно снимая его с предохранителя. Еле слышный щелчок за спиной провозгласил, что Семёнов сделал то же самое.
«Чего же я жду?»– уже в который раз спросил себя Льюис. Он был бы рад ошибиться, но…
То, что Льюис увидел на дороге, заставило шевелиться волосы на голове. В сопровождении слабых вспышек света и лёгкого толчка из ниоткуда возникло восемь тёмных фигур. Да, он почувствовал этот лёгкий толчок тогда, перед тем как сканер объявил тревогу, но принял его за кочку на дороге.
«Так вот откуда появилась ракета. Из ниоткуда».
Пущенные им в сторону дороги две пули, заставили присесть противников и тем самым выиграть время. Этого как раз хватило на то, чтобы укрыться за машиной. Семёнов был уже за покорёженным джипом, другой защиты на бескрайнем просторе степи можно было искать вечно.
Раздавались выстрелы, пули с лязгом впивались в металл. Между выстрелами слышались щелчки. Что это, Льюис определить не мог. Стреляли как-то мягко и не прицельно, из чего он уяснил, что противники плохо подготовлены и обладают слабым вооружением, что не вязалось с ракетным обстрелом и их мистическим появлением. Чёрные плащи и капюшоны вполне могли бы дополнить ощущения, но разглядеть детали не представлялось возможным.
Раздался звон разбитого стекла – полетели осколки. Льюис, выглянув из-за укрытия, пустил несколько пуль в боевика, который бежал к ним – тот рухнул, – боковым зрением отметил положение остальных: они уже преодолели треть пути до разбитой машины.
– Ну, теперь держитесь,– прошипел Фэнч, переводя пистолет на режим стрельбы очередями, маленькая точка на рукоятке замигала, оповещая, что оружие готово.
Он показался из-за укрытия и, облокотившись на помятый капот джипа, нажимал на курок, методично пуская короткие очереди и уничтожая боевиков, как мишени в тире, система противоотдачи помогала вести более-менее точный огонь. Семёнов поддерживал его, ведя стрельбу из-под колёс машины. Пламя огня, пробившееся сквозь снегопад, вычёркивало в ночи фигуры нападавших, в то время как пурга прятала полковника и Льюиса.
Пистолет защёлкал – кончились патроны. Льюис скрылся, заменяя пустую обойму полной и улыбнулся сам себе: «Если дело так пойдёт дальше, бой выигран». Азарт брал верх перед страхом. Слабое оружие противников придавало надежду. При каждом выстреле нападавшим приходилось передёргивать затвор своих «музейных образцов», к тому же они сильно дымили.
– Как в старые добрые времена,– произнёс вслух, отчего Семёнов наградил его удивлённым взглядом, но тут же снова сосредоточился на бое.
Опять почувствовался слабый толчок, и вновь на дороге возникли восемь человек. Вместе с оставшимися четырьмя их стало уже двенадцать. Значительный перевес!
Льюис уже намеревался показаться из укрытия, как почувствовал всё тот же толчок: в считанных метрах появились ещё восьмёрка. Они ещё не разобрались в местоположении, и Фэнч воспользовался этим. Длинной очередью он скосил пятерых, но в обойме кончились патроны. Раздались три выстрела – боль овладела всем его существом, Семёнову повезло больше: ударом приклада его заставили замолчать.
Больше ничего сделать было нельзя.
Двое боевиков, одетых в коричневые шинели и вооружённых примитивными ружьями, забрали у них оружие. В это мгновение остальные уже подошли, окружив Семёнова и Льюиса. Он увидел зрачок дула, крупинки пороха дотлевали в его жерле. Страх сковал его волю, но смерть уже второй раз обманула его.
В этот момент чуть в стороне возникла вспышка, и на этом месте появился ещё один человек, с виду он отличался от остальных и был одет в современную одежду. Незнакомец уверенной походкой направился к ним.
Фэнч думал, что сюрпризы исчерпали себя, но последний стоил всех предыдущих вместе взятых. Только Льюис взглянул ему в лицо, как ужаснулся. Лицо было нормальное человеческое, но это был он ! Копия!
– К… кто… вы?– Льюис пытался говорить, но боль в груди сковывала. Трудно дышать: лёгкие были прострелены.
– Я – это вы, мистер Фэнч,– его голосом ответил двойник и расплылся в улыбке. Он повернулся к очнувшемуся полковнику.– А-а-а, господин Семёнов. Какая приятная встреча! Рад вас видеть целым и невредимым!
Семёнов в ужасе отпрянул, увидев второго Льюиса, а тот довольный произведённым эффектом улыбнулся, и вообще выглядел он очень счастливым, как будто произошло эпохальное событие, которого он ждал всю жизнь. Полковник собрался и бросил с вызовом:
– Вы за это заплатите!
– Вряд ли… Как печально…
– Чего вы этим добиваетесь? Кто вы?
– Неважно, сэр… неважно, и для вас, и для всех остальных,– ответил двойник, глядя на него. Снежинки хлестали по лицу, но он не обращал на них внимания. После короткого молчания он покачал головой и объявил:– Поздравляю вас с новым назначением, полковник.
– Чего вы несёте?!
Двойник не ответил, лишь улыбнулся, доставая плазменный пистолет и направив его дуло на Льюиса, произнёс:
– Нас двое в этом мире, такого быть не должно. Такого больше и не будет. Приятно было познакомиться, прощай…

Часть 1. Во что бы то ни стало

Решительность устраняет опасность.
Буаст

Глава 1

Косаневич. «XXIIвек. Что дальше?», из цикла работ «Века».
«В основе причин наших конфликтов обычно стоят две основные проблемы, которыеможно назвать условно: материальная(недостатокресурсов) и духовная (расовая, религиозная нетерпимости и т.п.). Преодолев вторую, мы по-прежнему сталкиваемся с первой. Самое печальное, что из этой ситуации, кажется, нет выхода, ибо с возрастающими возможностями возрастают и потребности. А нас уже болеедесятимиллиардов…
Существует лишь три пути решения данной проблемы. Первая и самая простая – снижение населения Земли. Достигнуть подобного результата в короткие сроки (а других у нас нет) можно лишь тотальной войной, что по очевидным причинам не является выходом. Иное решение – внедрение в массы идеи об ограничении потребностей человека… Второй путь кажется сложным до безнадёжности, поскольку мы не можем тягаться с человеческой природой. И даже если допустить, что этот метод начнёт работать, то всё равно это лишь временные меры, поскольку придётся ограничивать и рождаемость в глобальном масштабе, что приведёт к ситуации аналогичной Китаю 20-30-х годовXXIвека, когда при избытке населения возникает нехватка рабочей силы, когда один человек кормит и себя, и ещё двоих. Связанно это, прежде всего с большим количеством пожилых людей, при этом необходимо учитывать, что возрастающая продолжительность жизни ещё более осложнит ситуацию. Однако существует ещё один путь: это Млечный Путь…»

* * *

Флейс. «Значение теории единого информационного поля».
«…Да, человечество всю свою историю стремилось достичь далёких и недоступных светил. С выходом человека в космос мы стали значительно ближе к свершению этой великой мечты, но нас по-прежнему разделяют световые годы расстояний, которые кажутся непреодолимым препятствием. Совершенно очевидно, что, работая только в рамках теории Эйнштейна с её ограниченностью в скорости, мы никогда не добьёмся выполнения поставленной цели. Значит нужно искать иной выход. С появлением Теории Единого Информационного Поля наши возможности значительно возрастают. Предложенная еще вXXвеке гипотеза о возможности соединения двух точек пространства может стать реальностью…»

* * *

15 февраля 2114 года.
Объект 156, Сибирь, Российская Федерация.
Лес. Тишина. Вокруг девственная красота могучих жилистых деревьев. Далёкое журчание ручейка. Тихое и переливное, пение птиц. Неизвестных ему птиц.
Он сидел на толстом вековом корне незнакомого дерева, взгляд был направлен в небо. Такое чистое, безоблачное, какого ещё не видел. Фиолетовое небо, хотя ещё не вечер. Он это знал. Откуда-то знал. Почему-то казалось, что здесь всегда небо фиолетовое. Странное небо. Внеземное и даже враждебное.
«Где я?»
Тишина не дала ответа. Только ветер недовольно шуршал листьями вековых деревьев.
Он встал – зёленая почва пригнулась под его весом, и сквозь мягкий мох просочилась вода, – дошёл до ближайшего дерева и огляделся: повсюду тот же непроходимый зелёный лес. Ручей находился неподалёку, и он решил выйти к нему. Дорога заняла не больше минуты. Сквозь расступившиеся деревья можно было видеть прозрачную воду, лившуюся из горного ключа. Холодная и чистая она приятно освежала воздух, принося запах жизни.
Во всём этом было что-то сказочное. Он закрыл глаза, прислушиваясь к запахам природы. Ничего знакомого. Всё другое, иное. Иное – это слово выражало всё. Свежий запах леса мгновенно пропал, теперь ощущалось присутствие цветов.
Он открыл глаза и осмотрелся. Панорама изменилась: вместо леса его окружала поляна. Зелёная трава отливала металлом в лучах лилового солнца, палившего с невероятной жестокостью ультрафиолета. Вдалеке размеренно текла река, волны которой спокойно поблёскивали и плыли по своим делам, им не было дела до встревоженного необъяснимым явлением человека.
Он тряхнул головой и снова очутился в лесу, но на этот раз лес не был таким уютным. Ему показалось, что кто-то наблюдает за ним. Тяжёлый изучающий взгляд проникал во всё естество, охватывая каждую клеточку тела. В кармане обнаружился нож, мгновенно оружие очутилось в руке.
Но никто не показывался. И снова стало, все, так как и было: шелест листьев, журчание ручья. Но что-то здесь всё же изменилось. Нет больше пения птиц. Нет птиц.
«Пропали? Или замолчали?»
Тишина и покой, словно в реабилитационном центре. Он опустился на выпирающий из-под земли корень и на секунду закрыл глаза. Почему-то была уже ночь. Проспал несколько часов и не заметил?
Вокруг ничего не изменилось, только стемнело. В небе появился незнакомый набор созвездий. Далёкие светила смотрели на человека игривым немигающим взглядом. Такие далёкие и недоступные звёзды.
В этой ночной тишине раздался звук будильника…
Саша лениво протянул руку к тумбочке, нащупал будильник, нажал, но противные часы не желали умолкать. Он открыл глаза и увидел, что надавил не на ту кнопку, ещё одно движение и проклятый электронный возмутитель замолчал. «Что-то я сегодня…» – мысль не пошла дальше. Он снова взглянул на часы: электронное светящееся табло показывало «4:00».
«Три часа сна – и ты как огурчик!» – усмехнулся Саша и вскочил с кровати. Сенсоры, учуяв пробуждение их подопечного, включили неяркий свет в комнате и в ванной. Холодная вода и душ разбудили его окончательно. Дальше по расписанию шёл кофе. Завтрак будет после, если вообще будет. Вода нагрелась за несколько секунд, пока Саша насыпал кофе, который быстро растворился в стакане с горячей водой.
«Надо менять такую практику, так не годится»,– подумал он, допивая последний глоток пробуждающего напитка.– «Хотя… где мне взять ещё пару часов…»
Солнце ещё не взошло, и комнату освещал искусственный свет. Саша чуть прибавил яркость и достал из шкафа глаженную офицерскую форму, на которой золотистыми буквами было вышито: «Александр Соколов. Служба безопасности». Проверил пистолет – заряжен, и вложил его в кобуру.
Шёл третий день его работы в Планетарном Исследовательской Центре, иначе именуемом Объектом 156. Технология работы с информационной матрицей, которая в последнее время приобрела новое звучание, совершенствовалась именно здесь. Саша знал, что китайцы ведут аналогичные проекты, но по всем данным отстают на год.
Александр не имел такого огромного стажа работы в ОМБ, как, например, генерал Ромин, но ума любого мало-мальски думающего человека хватило бы, чтобы понять: концы с концами не сходились. Любому здравомыслящему человеку показалась бы совершенно дикой мысль о том, что этой засекреченной и хорошо охраняемой базе может угрожать южноамериканских мафиози. По полученным сведениям некто Джулио организует атаку. Если с лицами, замешанными в деле, была проблема, то с целью было всё в порядке: ею является разрабатываемое здесь устройство мгновенного переноса материи – гипердвигатель. Хотя некоторые эксперты назвали устройство иначе: телепорт. Саша не забивал себе голову терминами. Тревожный звонок прозвучал и на него необходимо отреагировать. Перед ним и его группой стояла совершенно ясная задача: выявить возможных пособников среди персонала Исследовательской Базы. К тому же это отличный шанс заявить о себе.
Вспомнился вчерашний случай: кто-то пытался просканировать базу. Такого раньше не случалось. И это его сейчас волновало: кто это был и кто за этим стоит? Европа?.. Зачем?.. Их сотрудники работают здесь. Америка?.. Играет в двойную игру? Помощника руководителя проекта, Кэтрин Уилкс, из США. Девушка молодая и очень способная. Саша сразу проникся к ней симпатией. Было в ней что-то особенное. Заметив, что отвлекается, он стал рассуждать дальше. Китай?.. Кто их знает?.. Разработка его уже почти закончена, и если испытания пройдут успешно, то звёзды распахнут свои объятия людям. Фантастика?.. Нет, реальность. А она такова: население Земли велико, хоть и замерло на отметке в двенадцать миллиардов человек, что будет дальше всем понятно. Ресурсы Земли не бесконечны, и невозможно прокормить столько людей, не смотря на последние достижения биологии и генетики. Почва просто не выдержит нещадной эксплуатации, а есть синтезированную пищу занятие не самое приятное. Что может предложить нам Солнечная система? Марс? Эта планета со слабой атмосферой и гравитацией не сможет вместить большое количество людей. Строительство жилья с системой жизнеобеспечения требует больших затрат сил, ресурсов и денег. То же можно сказать и о Луне, только дело там обстоит гораздо хуже: отсутствие атмосферы создаёт дополнительные проблемы по защите людей от солнечной радиации, от небольших астероидов с каменоломни Солнечной системы. Найти бы такую же планету как Земля. Это был бы огромный подарок всему человечеству.
Саша взглянул в зеркало. На него глядел высокий брюнет в хорошо отглаженной офицерской форме.
Накинув плащ, он подошёл к двери и вышел, когда она послушно открылась, впустив в комнату холодный ночной ветер. Зафиксировав понижение температуры, заработал кондиционер. Дверь выползла из стены и отгородила комнату от улицы. Внутри погас свет, компьютер перевёл систему на экономный режим работы. Это не бараки с пехотой, а отдельный маленький домик на пять человек – всю группу.
Саша выдохнул комнатный воздух, который тут же превратился в дымку. Лёгкие наполнились ночной свежестью. Морозная ночь.
Дорога, освещённая уличными фонарями, вела к входу в главное здание Исследовательского Центра, тропинка – к посту, на котором сейчас, если верить расписанию, находились Андрей и Тим, один из охранников, с которым друг часто нёс пост. Саша взглянул на часы. «Быстро я сегодня собрался. Ещё есть время»,– подумал он. Узкая тропинка, слегка припорошенная снегом, довела его до поста. Ребята, завидев приближающегося гостя, замолчали.
– Hello, Alex, – пожимая руку, поприветствовал его Тим.
– Привет,– Андрей пожал руку,– Не спится?
– Третий день как не спится,– ответил Александр.– Есть что-нибудь?
– Нет, сегодня ничего не было.
– Это хорошо, – задумчиво произнёс Саша и взглянул на мониторы, они не показывали ничего сверхъестественного. Датчики температуры не находили аномалий, температура на них не преодолевала отметки в –10 0 С.
– А что можэт быт?– на слегка ломанном русском языке и с сильным американским акцентом спросил Тим.– Мы сдес, никто не пройдэт.
– В этом я не сомневаюсь.
Саша, действительно, не сомневался ни в Тиме, ни в Андрее. Если американца он знал всего пару дней, то с Андреем его связывало множество событий, начиная с учёбы в Академии и кончая командировкой в Африку, которая разделила закадычных друзей на два года. И только недавно они встретились вновь.
Андрей Булдаков, отличник учёбы, человек с неиссякаемой внутренней энергией. Нет, он не отличался особой шустростью, но никто и никогда не видел его понурым. Вообще для большинства, даже для Саши, он оставался человеком-загадкой. Друг никогда не говорил о своих родителях и вообще о том, где он учился или жил до Академии. Никто и никогда не навещал его. Андрей на все вопросы отшучивался: «Меня клонировали инопланетяне и внедрили с целью выяснения состава нашего обеда». Вероятно, с питанием у гипотетических родственников Булдакова было плохо, потому что кормили всех в Академии отменно. Вообще друг любил пошутить как над другими, так и над самим собой. Его слова часто разрежали обстановку. Андрею как-то удавалось всего несколькими словами снять напряжение и моральную усталость. За это умение его негласно назначили внештатным психотерапевтом, хотя некоторые сами сомневались в психическом здоровье самого «врача». Врожденная способность понимать людей и находить в их душах ключевые точки сейчас играла очень важную роль. Андрей стал самым успешным добытчиком информации из всей группы. Так что, уходя, Саша был уверен: скоро Тим выложит всё, что знает. Именно благодаря другу Александр узнал о сканировании базы. Настрой начальника Службы Безопасности не мог не беспокоить. Именно к нему сейчас лежала дорога. Скоро должна подъехать машина и отвезти его к главному корпусу, поэтому пришлось поторопиться, но напрасно. Он вернулся раньше, чем рассчитывал, но ожидание длилось недолго. Машина пришла точно по расписанию.
Уже третий раз его забирала эта машина, пора бы уже привыкнуть. Удобный автомобиль уносил его к зданию, отгороженному колючей проволокой и высокими стенами, туда, где находился вход в Исследовательский Центр.
Машина остановилась у входа в комплекс. Весь путь шофёр рассказывал о своей недавней поездке в Тибет и говорил, что дороги в тех горах ничуть не лучше российских.
«Господи, наверное, на русские дороги не будут жаловаться только в том случае, если изобретут антиграв!»– подумал Саша, стараясь с умным видом поддакивать. Сейчас его мучили далёкие от путешествий проблемы. Благо, ехать было недалеко, и через пять минут он уже шёл к входной двери комплекса.
Снаружи исследовательский комплекс выглядел небольшим двухэтажным зданием, но это только казалось. Два этажа возвышавшиеся над землей были лишь кабинетами начальников различных уровней: всего около сотни человек, но это только малая часть сотрудников. Целая армия работала, а иногда и ночевала под землёй, куда на многие метры уходили конструкторское бюро, сеть лабораторий, переходов и этажей, соединённых лифтами и многочисленными лестницами…
Компьютер считал карточку, проверил сетчатку глаза, незаметно просмотрел отпечатки пальцев и ещё многое, что скрыто от человека. Только после этого дверь открылась.
Дорога до кабинета на втором этаже не заняла много времени. Сзади раздались шаги. Кто-то спешил. Саша обернулся: по коридору быстро шёл Роберт Балкер, правая рука начальника Службы Безопасности.
– Здравия желаю, сэр,– он отдал честь и быстрым шагом направился дальше.
«Уж, не к шефу ли он так спешит? Случилось что?»
Как только помощник завернул за угол, Саша последовал за ним.
Его догадки оказались верны. Александр видел, как тот вошёл в кабинет шефа, но не стал спешить, решив немного переждать. Мысленно дал ему пятнадцать секунд: за это время он успеет начать, но не успеет закончить. В самый раз.
Время истекло, и он постучался в кабинет. Секретарша, серьёзная женщина лет тридцати, встала со своего места и попросила его подождать, так как «…полковник Семёнов сейчас занят и не может принять вас». Как надоела эта официальность!
«Принимают таблетки, а не людей!»– мысленно ответил он с намёком, но вслух, разумеется, сказал другое:
– Посмею напомнить, что я имею право войти и без приглашения.
Секретарь нахмурилась, но всё же нажала кнопку связи:
– Господин Семёнов, к Вам майор Соколов… Да-да… Хорошо,– она отключила внутреннюю связь и повернулась к ожидающему офицеру.– Вас примут, можете входить.
Он вежливо улыбнулся и направился к двери.
Кабинет шефа безопасности был большим: справа тянулись ряды шкафов, набитые различными документами, слева – окна, из которых открывался великолепный вид на прилегающую территорию и парк, который разделял жилые комплексы и Исследовательский Центр. Значительную часть пространства занимал Т-образный стол, за которым сидели двое: капитан Балкер и Семёнов. Полковник выглядел очень напряжённым. Видимо он что-то узнал из тех бумаг, которые лежали перед ним.
– Входите,– разгоняя заслон раздумий, запоздало сказал хозяин кабинета.
Саша спокойно снял плащ и неторопливо направился к столу. Всё это время полковник Семёнов смотрел на него так, словно оценивал степень опасности. Александр ничего не произнёс, но, когда сел за стол, с нескрываемым любопытством посмотрел на бумаги.
– Чем могу быть полезен?– спокойно спросил Семёнов, хотя Саша чувствовал, что полковник чувствует себя не в своей тарелке.
– Мне бы не хотелось перебивать господина Балкера…
– Хорошо,– ответил Семёнов и повернулся к Роберту.– Продолжайте.
– Итак, мы проанализировали всю собранную информацию. Сканирование производилось с орбиты. Судя по мощности, довольно солидный спутник.
– Есть у кого-нибудь подобные спутники?
– Официально нет.
– А не официально?
– Имеются,– он замолчал, доставая из кейса бумаги,– здесь все данные о самых мощных спутниках-шпионах, которые я смог раздобыть.
Семёнов взял листы и внимательно просмотрел, потом, уловив пытливый взгляд, передал их Саше. Выходило, что спутники подобной мощности имеют лишь четыре страны: Европа, Россия, Китай и США.
«Своих можно отбросить, американцам и европейцам это не нужно, достаточно лишь иметь информатора на крайний случай. Но зачем им это, если это совместный проект? Или он не совсем совместный? Остаётся Китай. Да… Китай может, но так открыто, даже не пытаются скрыть сканирующий поток. К чему бы это? Подобная открытость грозит вылиться в международный скандал. По меньшей мере, глупо с их стороны, если, конечно, они уверены в своей безнаказанности и всесильности»,– Саша отложил бумагу, а вереница мыслей продолжала углубляться.– «Нужно будет поскорее сообщить об этом в Центр, вряд ли этот «зажратик» и пальцем пошевелит. Ему лишь бы брюхо набить».
Взгляд скользнул с бумаги на Семёнова. Антипатия обоих пробивалась даже в присутствии Роберта.
– Что-нибудь ещё?– спросил полковник у помощника.
– Нет. Это вся основная информация, остальное – на бумаге, – он указал на небольшую стопку листов.
– Спасибо, можешь идти.
Довольный помощник встал и через секунду уже направлялся к выходу.
«Ну, что ж спасибо, Роберт. Надо будет с тобой потолковать поподробнее. А ты, Семёнов, что-то не особо чешешься, даже распоряжений никаких не дал!»– подумал Саша, провожая взглядом Балкера. Когда за помощником закрылась дверь, он продолжил изучать бумаги:
«Судя по данным, действительно выходит, что спутник не слабый. Сканирование производилось с высоты большей, чем обычно,– размышлял он.– Странно, чем дальше спутник находится, тем он хуже сканирует. Так что или это просчёт тех, кто выводил его, что с трудом верится, либо его не хотят афишировать. Этот вариант вряд ли стоит рассматривать серьёзно, ибо его не спрячешь, переведя на более высокую орбиту, либо… либо этот спутник уберегают не только от ракет с Земли, но и от лазеров орбитальных станций, по возможной высоте можно судить, что его вряд ли ими достанут. Это уже интересно! Очень даже интересно… Если так мыслить, то выходит это спутник тех, кто противопоставляет себя всему миру?! Ерунда какая-то. Ну что, господин Шерлок Холмс? Заносит тебя Саня, куда-то… не туда».
– Итак, что за срочное дело?– начал полковник, как только Саша оторвался от бумаги.
– Михаил Витальевич, я обнаружил некоторые просчёты в системе безопасности комплекса,– многозначительно начал Саша.
– Осмелюсь спросить: какие же?– вот тут-то Семёнов выдал свою неприязнь.
– Во-первых, я считаю, что в смене необходимо не два человека, а гораздо больше, я об этом уже говорил вам, что двое не смогут обеспечить должную охрану пункта.
– У нас не хватает людей…
«Самодовольный болван, неужели тебе мало фактов хотя бы для того, чтобы усилить охрану?! Людей ему якобы не хватает! Ума тебе не хватает!»
Саша вообще был удивлён, как такой некомпетентный человек мог быть назначен на столь ответственную должность.
– И?
– Нам прислали пятерых,– ответил он и так засверлил глазами, естественно имея в виду Александра и его людей.
– А, по-моему, людей хватает, только почему-то они не на постах. Но это ещё не всё. Самое неприятное, что вся система защиты здания отдана компьютеру.
– Вы хотите сказать, что техника не надёжна?
– Нет, техника надёжная, но кто-нибудь может проникнуть и взломать Систему, а, следовательно, и вся защита останется без управления.
– Это исключено!
– Вы действительно так думаете?
– И что вы от меня хотите?– с оттенком иронии спросил Семёнов.
– Я хочу, чтобы вы приняли надлежащие меры. По-моему очевидно, что некто проявляет особый интерес к разработкам, и вы должны делать именно то, зачем вас сюда направили. Не так ли, полковник?
– Не учите меня работать, майор,– отмахнулся Семёнов.– Вы выполняете свою работу, я выполняю свою. Вас это не должно касаться. Если вы продолжите тут сеять панику, то ситуация примет весьма интересный оборот.
Таких слов Саша не ожидал услышать. Это была уже неслыханная наглость! Семёнов хоть и был старше ему по званию, но не работал в Особом Отделе ОМБ. Формально Александр мог указать в отчёте нарушение начальником СБ приказа об оказании всесторонней помощи группе. Как же иначе в таком случае расценивать сокрытие информации? Разве полковник не понимал этого? Он просто не мог не понимать!
– В пятидесяти километрах отсюда располагается военная база, никто сюда и не сунется,– сказал Семёнов.
– Я знаю об этой базе… а теперь давайте посчитаем сколько времени понадобится, чтобы они смогли добраться до нас. Никак не меньше часа, это если они отреагируют мгновенно. Вы когда-нибудь задумывались о своей карьере?
– Вы мне угрожаете?
– Нет. Приказы нужно исполнять, «лейтенант».
– Я – полковник!
– Боюсь, у нас слишком разные взгляды.
– Вы сомневаетесь в моём профессионализме?
– Да, и этот факт может стать для вас роковым. Надеюсь, вы учтёте мои рекомендации, в противном случае я буду вынужден поставить вопрос о нецелесообразности вашего пребывания на посту,– лицо Семёнова стало бурым.– Поймите, ничего личного, просто работа,– поднимаясь с места, дополнил Александр и направился к выходу. Оказавшись около двери, он повернулся и, глядя Семёнову в глаза, резко добавил.– Всё докладывать мне,– и вышел.
Семёнов ещё долго смотрел на закрытую дверь. Что полковник думал в этот момент – никто не знал, но по истечении десяти минут он попросил секретаря вызвать к себе Роберта и дал ему указание удвоить охрану на постах.

* * *

Косаневич. «На рубеже тысячелетий» из цикла работ «Века».
«Феномен «новых людей» не раскрыт до конца нашими учёными, но это не значит, что он непостижим. Ещё на рубеже тысячелетий человечество начало разделяться на два вида. Тогда их называли, Дети Индиго. Но дети стали взрослыми, и мы видим, как разительно изменился наш мир. Я бы не сказал, чток нам пришли спасители. Отгадка ломки нашего мировоззрения лежит не в этой плоскости. Мы неуклонно движемся вперёд. Проследим историю за последние двести лет. Ещё в двадцатом веке была осознана невозможность повторения мировой войны. В двадцать первом осмыслены последствияГлобальнойЭкологическойКатастрофы, которая поставила нас перед выбором. Изменение нашей психологии произошло не из-за появления новых людей, а вместе с ним. Мы просто дошли до того предела, когда дальше пропасть, уничтожение цивилизации.Гуманность стала необходимостью нашего времени, так как история поставила нас перед выбором: либоизмениться, усмиривсвои страсти и приняв их, либо погибнуть. К счастью у нас хватило ума выбрать первое…»

* * *

Огромные лабиринты коридоров, сотни сотрудников и один разрабатываемый гипердвигатель – всё это находилось на глубине 78 метров под землёй. Комната охраны и два этажа – только верхушка айсберга, который назывался «ПИЦ» – «Планетарный Исследовательский Центр» – центр научной деятельности Земли, а значит и всего человечества.
Здесь, на одиннадцатом уровне, было сердце этой гигантской лаборатории. Широкий коридор, отделанный металлической пудрой, связывал огромное множество помещений со сканирующими устройствами, которые следили за работой всего одного: гипердвигателя. Во время испытаний проводились замеры всех мыслимых параметров: от гравитации и магнитного поля до изменений в данных информационной матрицы. Всё это учитывалось и обрабатывалось уровнем ниже, где расположился Вычислительный центр, напрямую связанный с лабораторным отсеком N 74, там и находился сам гипердвигатель.
Прозрачная дверь с цифрой «74» мгновенно и практически бесшумно вошла в стену, и из помещения вышла Кейт Уилкс, помощник руководителя проекта «Переход». Официальная смена давно закончилась. Работа была интересна, но напряжённа и требовала много сил. Девушка сейчас хотела лишь одного: прийти в свою комнату и рухнуть на кровать, погрузившись в глубокий сон.
Коридор свернул направо, два человека вышли ей навстречу, остановились и начали копошиться с каким-то прибором у входа на склад. Не было сил спросить, что они делают, когда все уже закончили свою работу, и она прошла мимо, не придав факту особого значения.
Поворот направо и ещё несколько метров.
Лифт уже спускался вниз. «Придётся немного подождать»,– с грустью подумала она, но тому, кто ехал в нём, надо было именно на этот этаж. Двери открылись, и она взглянула на пассажира.
– Алекс?! Что ты тут делаешь?– говорила она на идеальном русском, хотя была американкой.
– Пришёл тебя отвезти,– с улыбкой ответил он.– Ты едешь?
Девушка устало улыбнулась.
– Да,– произнесла она, входя в лифт.
– Тебе куда?
– Наверх.
Он нажал верхнюю кнопку. Лифт быстро стал подниматься по шахте. Саша, хотя и не понимал почему, был рад такому повороту событий.
– Как проходит работа?
– В принципе мы уже заканчиваем,– ответила Кэтрин.– Последний компонент уже установили, осталось только проверить.
– Я слышал, послезавтра собираетесь запустить?
– Да, поэтому нас и отпустили. Дали один день отдохнуть. Наверное, будет непривычно не идти в пиццу.
– В пиццу?– показалось, что он ослышался.
– Да. ПИЦ. Главное здание мы называем пиццей, а столовую пиццерией.
– Забавные у вас сокращения. Как вы тут работаете под землёй…
– Да, хорошо переносим,– Кэтрин пожала плечами.– Мы там работаем неделями, все так увлечены, что даже не выходим на воздух и привыкаем. Здесь вообще неизвестно: утро, день или ночь. Да и у нас в голове иные вопросы, тут уж не до претензий к обстановке. По большому счёту она нас устраивает. А у тебя клаустрофобия?
– Нет, просто предпочитаю работу на открытом воздухе… по возможности. Так сказать, естественная среда обитания.
– Моя естественная среда обитания – наука. С тех пор, как Сергей Дмитриевич помог мне, я только этим и живу.
– Перетлёв? Твой руководитель?
– Главный конструктор проекта. Он гений. Я не видела здесь ни одного информатиста, который бы с такой лёгкостью решал проблемы!
– Хотелось бы запустить гипердвигатель сейчас?– догадался Александр.
– Да!– её карие глаза загорелись на миг, но скорее в них снова появилась грустинка.– Но всему своё время: придётся подождать.
Створки тихо открылась. Она вышла из лифта и направилась к выходу. Саша последовал за ней.
– Куда ты сейчас?
– Я – «домой».
– Я провожу тебя?
Она ничего не ответила, лишь смущённо улыбнулась, но в этой улыбке был ответ.
Саша взглянул на часы: до смены постов оставалось около сорока минут. До встречи с группой в кафе оставалось ещё чуть больше часа.
«Наконец-то есть немного свободного времени. Подарок судьбы!»
Саша сбегал наверх, в кабинет шефа, снял плащ и уже на ходу накинул его. Кейт уже надевала куртку и, как только он спустился, повернулась к нему.
На улице было по-прежнему темно. Только прожекторы освещали парковку и окрестную территорию. Кейт на секунду закрыла глаза и блаженно вдохнула свежий воздух.
– Я могу вызвать машину, если хочешь.
– Нет, не нужно. Спасибо. Хочу подышать воздухом. Как ты высказался: естественная среда обитания.
От здания Исследовательского Центра до жилого корпуса меньше полукилометра. Большая часть пути освещена уличными фонарями, вдоль дороги – скамейки, на которых можно было при случае отдохнуть, подышать свежим воздухом. Чуть в стороне находится парк. Чудесный, красивый парк, который и зимой не потеряет своей привлекательности. И находится он в удобном месте, в центре треугольника: казарма, жилой комплекс и ИЦ. Так что каждый день, по пути на работу и возвращаясь обратно, все проходили через него. Красота природы приятно отвлекала от насущных дел, помогала отдохнуть, повышая тонус. Хорошее место для времяпрепровождения.
Подул сильный ветер, стало холоднее.
– Ты так замёрзнешь,– сказал Саша.
– Кто ж знал, что у вас такая зима. А у нас в это время жарко.
– Русская зима. Это не Флорида. Одень это,– он снял с себя плащ и протянул ей. Хоть она и отказывалась, но когда он всё же лёг на её плечи, сказала: «Спасибо». Саша удовлетворённо улыбнулся.– Можно вопрос?
– Да…
– Откуда ты так хорошо знаешь русский?
– Я училась в России.
– Да? Я думал во Флориде,– сказал он, хотя прекрасно знал её биографию.
– Нет, я там жила. У нас в Уэст-Палм-Бич двухэтажный дом на берегу океана.
– Ух-ты, это же курортная зона,– удивился он.
– Да, и мне там очень нравится.
– А почему ты решила переехать в Россию?
– Здесь больше возможностей. Честно говоря, я совсем не хотела ехать сюда, но отец настоял. Он сказал, что у меня талант и отправил в МГУ.
– Вижу, твой отец был пророком.
– Нет,– улыбнулась она,– он просто просчитывал всё на много шагов вперёд.
– Шахматист?
– Да, он шахматист,– Кейт посмотрела на него так, словно в чём-то подозревала, но не стала высказывать своих мыслей.– Он занял второе место по Югу.
– Очень высокий результат,– признал Саша.
– Да. В восемнадцать лет он уже был в команде нашего города.
– Ничего себе. В восемнадцать лет я пытался понять, как произнести слово «трискаидекафобия»,– выговорил он, Кейт хихикнула:
– Ты далеко продвинулся за прошедшее время.
– Да, хотелось бы верить. У меня складывается впечатление, что твой отец из псиоников.
Девушка лишь загадочно улыбнулась. Он поправил рукав рубашки.
– Алекс, что у тебя с рукой?
– Где? Ах, это?– Саша посмотрел на правую руку: вдоль большого пальца виднелся практически незаметный шрам. Оставалось только поразиться, насколько она наблюдательна.
– Боевое ранение.
– Ты что, воевал?
– Я охранял гуманитарные грузы. Это долгая история…– ему импонировал интерес к его персоне. Саша признался себе, что эта девушка ему нравится. Она задела его душу больше, чем он ожидал, и не знал что тому причиной: её божественная красота или цепкий ум.
– Расскажи, а?
– Ну, если интересно…– он сделал паузу и начал.– Нас направили в Камерун, это в Африке,– в голове всплывали события двухлетней давности.– Тогда там была тяжёлая ситуация: голод. И мы доставляли гуманитарные грузы. Партия уже была переправлена в аэропорт. Дальше, из Дуалы, их доставляли вертолётами. Мы подлетели к городу, сели. И в тот момент, когда начали разгружать мешки, началось…– он замолчал, вспомнилось всё, как было: выстрелы, кровь, убитый ребёнок… Видимо, всё, о чём он думал, отразилось на лице, потому что Кэтрин сказала:
– Тебе неприятно, прости,– она корила себя за глупость.
– Да, ничего,– он замолчал. Это было ужасно, самое тяжёлое воспоминание в жизни.
Несмотря на то, что на Земле почти покончено с войнами, и последние локальные конфликты почти разрешены, ещё встречаются люди готовые нести разрушение. Возрастающая гуманность рождает более жестокое проявление противоположного. Чем дальше мы загоняем наши страхи, тем ужаснее, когда они вырываются на свободу. Возможно, здесь исполняется некоторый принцип равновесия, но разве это объяснение? Похоже, что формула «Homo hominy lupus est» будет владеть умами ещё долго, никто не отменял человеческие недостатки, но в последние годы это стало болезнью. Поражает факт жестокости: нападающие не церемонятся с местными жителями, пытаясь уничтожить всех. Никто не знает почему, социологи теряются в догадках, военные усиливают охрану, а тем временем эпидемия нападений уже продолжается два года. В лексиконе снова появилось, казалось бы, уже забытое слово «террорист». Тогда было только начало, лишь вестник грядущего…
Транспортный вертолёт, вооружённый лишь пулемётом «Свирь», за которым сидел Александр, приземлился на небольшой аэродром, который располагался на окраине города. В воздухе барражировал лёгкий вертолёт «УВ-30». На земле находился всего взвод солдат и бронемашина. Собралось много людей, все они ждали только одного: помощи. Казалось, не было края людской реке, которая заполонила всё пространство площади. Многие не держали себя в руках, и тогда солдатам взвода поддержки приходилось отгонять их от транспорта, который сейчас разгружали контрактники российской армии. Всё началось неожиданно и жестоко, как только солдаты закончили выносить продовольствие.
Его друг, Юрий Овухов, был вместе с остальными, когда открыли огонь. Стреляли из окна на пятом этаже. Дуло пулемёта тут же устремилось вверх, Саша нажал на спуск – звук отдельных выстрелов слился в один, монолитный. Свинцовый вихрь превратил стену в решето. Где-то на площади грохнул взрыв – нескольких человек подбросило в воздух, крутя как тряпичные куклы. Толпа, и без того напуганная, бросилась к выходу, затаптывая людей. Больше не слышалось ни единого выстрела, только, шипя, пролетела ракета. Попав точно в цель, она уничтожила лёгкий вертолёт прикрытия, который горящим куском металла рухнул на бетон. Жидкий огонь пролился на площадь, и лишь по случайности никого не задел.
Через секунду из всех возможных щелей показались боевики – любители захватить товар и сбыть его по завышенной стоимости. Они ждали вертолёт, долго ждали и дождались, настало время забрать груз. Их было не меньше пятидесяти, все вооружённые автоматами. Они стреляли и по солдатам и по людям, которые ещё не успели уйти с площади аэродрома. Трое из десяти пехотинцев сразу же упали, сражённые пулями. В ответ послышались беспорядочные очереди из автоматов и пулемёта. Начался шквальный огонь, сзади заработал тяжёлый пулемёт бронемашины, которая через несколько секунд была разорвана гранатой в клочья. Её осколки чуть не стоили жизни одному из контрактников – сталь лишь чиркнула по бронешлему. Саша мгновенно отследил гранатомётчика, который уже хотел скрыться за углом – короткая очередь из «Свиря» отбросила боевика в сторону. В те секунды не существовало больше ничего, кроме бешеного рокота пулемёта и свиста пуль. Удивительно, как быстро мы забываем о гуманизме, когда речь идёт о жизни.
Вертолёт стал быстро ускорять вращение лопастей. Невыгодная позиция и огромный численный перевес сыграли на руку бандитам. Лишь пятеро солдат смогли отойти транспортнику и закрепиться на месте, среди них был и Андрей. Саша прошёлся длинной очередью по окнам соседнего здания, из которого стреляли двое боевиков. Оба изрешечённые пулями отлетели к противоположной стене. В вертолёт запрыгнул Юра, из руки ручьём струилась кровь, но в пылу боя он не обращал на неё внимания. Закончились патроны в рожке, и он спешно стал перезаряжать автомат. Завыл, раненный в ногу Андрей – Саша пустил несколько пуль по второму этажу, откуда с балкона выбежал ещё один бандит, под градом пуль его раскрутило, и враг мешком полетел на землю.
Кто-то мощно прошёлся по броне, пуля задела двигатель, который тут же замолк. Назад пути нет. Несколько бронебойных пуль пробили стекло кабины – раненный пилот упал на сиденье.
Один из бандитов догадался снять пулемётчика, хотя по логике это следовало сделать в самом начале, но по каким-то причинам этого не произошло, вероятно, Саша уничтожил того первым. Пуля, отскочив от пулемета, зацепила палец. Дикая боль, рука больше не слушается приказов. Саша откатился на металлический пол, задерживая поток крови, – пуля прошла сквозь мышцу руки, пропахав её практически по всей длине. Юра повернулся к раненному Александру, и его тут же накрыла очередь. Бронежилет взял часть ударной силы на себя, но не смог остановить все пули – его отбросило. Больше друг не поднялся. Через разбитое забрало бронешлема можно было видеть, как его недавно живые радостные глаза превратились в безжизненное зеркало. Он умер практически мгновенно.
Вскоре послышался далёкий гул приближавшегося вертолёта. Видимо у боевиков была только одна ракета, страшно представить, что бы сделал боевой вертолёт с ними, если б пилот нажал на «Огонь»: сплошной пылающий ад в радиусе сотен метров был бы обеспечен. После появился ещё один, его ведомый, и нападающие поняли, что вылазка не удалась, и всё мгновенно стихло. Стало тихо, и только стон плачущей женщины нарушал тишину. «Алекс, успокойся». Она склонялась над телом убитого пятилетнего ребёнка и рыдала. Боль потери сына заглушала физическую: в её голове сидела пуля, из раны струилась алая кровь. «Всё в прошлом, Алекс…»
Этот момент навсегда запомнился ему, до конца жизни он не забудет её пронзительного взгляда, который говорил, нет, он кричал: «Верните!!! Верните моего сына!!! Почему?! Вы же могли его спасти!» Нет, они не могли. Не могли! Боевиков было слишком много. Группу спасла лишь случайность: находившийся неподалёку военный вертолёт. Господи, этот пронзающий взгляд будет преследовать вечно!
Война – это ад на Земле, как бы её не подавали, ничего хорошего и прекрасного в ней нет. Как и в смерти, она не бывает ни красивой, ни мужественной. Смерть есть смерть, разница лишь в агонии. Как не приукрашивай, всё будет лишь ложью. Она не заслуживает похвалы, люди – вот кто достойны рукоплескания и вечного почитания, и погибшие и выжившие.
Тогда выжили только он и Андрей…
«Алекс»,– голос внутри становился всё настойчивее и взволнованнее. «Алекс! Алекс!!!» На этот раз голос внутри прозвучал гораздо громче, как будто ему крикнули в ухо. Саша очнулся. Руки Кейт лежали на его висках. От волнения она перешла на английский, что-то сказала, он её не понял, с трудом выходя из воспоминаний, осознал только, что она просит прощения:
– Прости, я не знала, что произошло. Прости, прости, пожалуйста…
– Тогда погибли мои друзья…
– Прости…
– Да, ничего. Что было, то прошло,– Саша выдохнул воздух, и он улетел как дурные воспоминания.
Александр улыбнулся и задумался: «Неужели я напугал её? Сколько я стоял? Что это она делала, она ведь даже не шевелила губами?» Конечно, узнал о её способностях одновременно с биографией, но не замечал до этого момента.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Конти о книге: Лилиана Мунская - Единственная для владыки
    Написано наивно , но меня заинтересовало . Критики к сюжету и действу вал и маленькая тележка : не продуман мир, не все раскрыто , не доработано .... и прочее и прочее , но ... что то такое во всем происходящем было , что не поленилась и прочитала от начала до конца .

  • Kalandra о книге: Лука Каримова - Ведьма нашего времени
    наконец-то что-то выбивающееся из надоевшего шаблона

  • RinaV о книге: Алисия Эванс - Сбежавшая жена Черного дракона
    не понравилось. жалкий юмор(предлагать вампирам вместо крови сосать кое что другое)всепоглощающая любовь отца(прости меня доченька я хотел как лучше)любовь-не любовь дракона(как всегда глава клана и очень опытен в поцелуях и занятиях сексом)как все это надоело!!!!

  • Zimnya о книге: Джен Робертс - Я - тьма
    Для меня книга на твёрдую четверку, люблю постапокалипсис но поначалу путалась в героях, для меня их было много, а в целом напряжение не отпускало до самого конца. Попробую прочесть вторую книгу.

  • zayachko0608 о книге: Елена Кароль - Позывной Зайчик
    Не понравилась мне моя тезка. Не особо положительный персонаж. Слишком легко оказалось заставить ее убивать, никаких угрызений совести по этому поводу, только себя, бедную, всеми используемую, жалко. Волшебное превращение из геймера в профессионального киллера [без долгих тренировок с реальным оружием и подготовки] тоже весьма позабавила.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2018г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.