Библиотека java книг - на главную
Авторов: 38850
Книг: 98332
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Тень Луны»

    
размер шрифта:AAA

Тень Луны

Игорь Алексеевич Байкалов

ПРОЛОГ

Время неизвестно…
Место неизвестно…
Космос чёрным покрывалом обволакивал всё окружающее пространство, и лишь далёкие и недоступные звёзды пробивали его мрак серебристыми точками, образуя причудливые созвездия. Им давали разные имена, их считали искрами божественных колесниц, глазами богов, плазменными шарами, дарующими жизнь живому. Но всё же в подавляющем объёме космос оставался мёртвым в глазах живых, а звёзды взирали на них своим безразличным светом…
Однако был ещё один яркий источник света, кроме самой ближней звезды, которая обогревала двенадцать планет, своих родных детей. Одна из них, отражая свет своего родителя, мерно светила со спины, обтекая голубоватым потоком скафандр.
Сзади находилась его родная планета, его Родина, его Дом. Теперь уже никто не в силах был что-либо исправить.
И он боялся… боялся повернуться и увидеть гибель своего мира. Он замирал от страха, хотя и чувствовал, что произойдёт это неизбежно. Все естество заполнял страх, ужас, ожидания конца.
Он слегка повернул голову, и в поле зрения попала старая космическая станция времён первого рывка. Плоскости древних солнечных батарей резко выступали из блестящего цилиндра корпуса. Синей краской на истерзанной временем и жёстким космическим излучением поверхности станции горели символы. Эти знаки — единственное, что останется от цивилизации через несколько секунд.
Он ожидал яркой вспышки, которая поглотит родную планету и превратит её в безжизненные обломки астероидов, смешает живое с мёртвым, словно его и не существовало никогда.
Наконец, он повернул голову. Взгляд выхватил голубой шарик планеты. Атмосфера дымчатым одеялом покрывала её тело. Сквозь белые пушистые облака нельзя было видеть материков, но там где они отсутствовали, явственно виднелась суша и океаны. Он чувствовал любовь к этому пусть и несовершенному, но родному ему миру. Эту связь ничто не сможет разорвать, даже смерть. И тысячи лет истории сейчас должны сойтись в этой точке. Сейчас…
Внезапно, в одном месте облака расступились, выбрасывая из-под себя красный огонь, сметающий всё на своём пути. Ужас приковал взгляд.
«Вот он… конец»,— промелькнула отчаянная мысль.
Второй всполох огня осветил иную часть полушария, сжигая в термоядерном огне всё живое, за ним последовал третий, четвёртый… Планета сотрясалась от взрывов, касалось, даже здесь, в безвоздушном пространстве космоса, слышался стон миллионов погибших, крик умирающей планеты, умирающей колыбели рода…
Могучие взрывы продолжали рвать и сотрясать обречённую планету. Хотелось кричать, кричать и кричать, но уже никто и ничто не могло остановить разбушевавшуюся огненную стихию, отражающуюся в стекле шлема. Этот немой крик никогда не долетит сквозь космическую бездну вакуума. Он хотел быть там, среди горящих в огне! Он даже не мог кричать. Натренированный до автоматизма организм не позволял ему тратить воздух. Какой в этом был смысл сейчас? Боль, породившая этот немой крик, подпитывала его бесконечно. Рука тянулась к горящему шару умирающей планеты, то ли, поглаживая её края, то ли просто в безуспешной попытке дотянуться. Так продолжалось долго, пока пелена чёрно-красного огня не накрыла источающую смертоносную радиацию атмосферу планеты.
Всепоглощающая боль и ужас переполняли его. Тысячи и миллионы криков слились в один предсмертный вопль. Оставшись один, привязанный тонким тросом к космической станции, он продолжал жить… жить, несмотря на гибель всех.
Из-под красно-чёрного покрова огня и пепла вырвалась серебристая точка. Она неслась к кораблю. До подлёта оставалось всего немного времени, но эти минуты растянулись в вечность. Как хотелось умереть! Умереть! Быстрее, чтобы не чувствовать свою боль и отчаяние! Чтобы обрести покой…
Ракета не промахнулась, попав точно в цель. Она, казалось, взрывом озарила весь космос, разорвав хлипкую конструкцию на множество малых частей. Куски обшивки и обломки солнечных батарей мчались прочь от огня, недолго подпитываемого атмосферой станции, которая закончила свой жизненный цикл вместе с цивилизацией. Одним из осколков перерезало трос.
«Лучше бы умереть!»,— чуть не выкрикнул он, не в силах что-либо изменить. Его уносило взрывной волной прочь от умирающей планеты, прочь от разметающейся космической станции, в глухой, не восприимчивый к чувствам живого существа космос, туда, где ему предстояло ещё немного пожить, запертому в скорлупке скафандра, последнему представителю погибшей цивилизации. И это было страшно. Ему предстояло ещё наблюдать термоядерные взрывы и видеть разлетающуюся станцию уже несуществующей цивилизации.
Ему ещё предстояло жить…

ЧАСТЬ 1. Объект особой важности

Победы иной раз влекут за собой столько же бедствий для государства, сколько и самые кровопролитные поражения.
Гишарден

Глава 1

Аналитический отдел директору ОМБ, Маркусу Грене, от 13.02.2114.
«Аналитическим отделом было выполнено моделирование возможных последствий нападения на ПИЦ. При любом исходе, как при победе, как и поражении, позиции Российской Федерации подвергнутся большому удару не только в рамках Федерации Северных Государств, но и в остальных государственных объединениях Земли. Прежде всего, это скажется на уровне доверия, что может повлечь за собой пересмотр внутри ФСГ политики безопасности. При самом пессимистичном прогнозе Бразилия и Индия может пересмотреть свои планы сотрудничества в космической сфере. Модели поведения прилагаются…»
* * *
15 февраля 2114 года.
Дом генерала Ромина, Москва, Российская Федерация.
Будильник завёл серенаду ровно в «6:00». Генерал, руководитель Особого Отдела ОМБ, Евгений Николаевич Ромин, нажал на кнопку и встал. Начинался обычный рабочий день, который, как часто происходит, пройдёт так же напряжённо, как и стремительно. Но Ромин даже не подозревал, что этот рядовой день станет отправной точкой в его новой жизни.
— Дорогой, ты уходишь сейчас?— донёсся из-под одеяла голос жены.
— Да.
— Когда ты вернёшься?
— Не буду загадывать.
Он зажёг свет и посмотрел на Нину. Она зажмурилась от брызнувшего в глаза света. Уже более тридцати лет они вместе, но до сих пор юношеская любовь пылала в их сердцах.
— Я пойду, приготовлю тебе завтрак,— зевнула она, вставая, накинула халат и направилась в сторону кухни.
Ромин проводил её изучающим взглядом, в свои за пятьдесят она по-прежнему оставалась красавицей, и вздохнул известным только ему мыслям.
Он встал, проделав зарядку, включающую в себя приседания, наклоны и ряд других нехитрых упражнений. Это уже давно стало правилом. Поддерживать спортивную форму необходимо и рядовым, и генералам. Евгений Николаевич пересёк комнату и направился в ванну, чтобы привести себя в презентабельный вид.
«Эх, что ещё нужно мужчине для счастья?»
Действительно, генерал Ромин считал себя счастливым человеком. Он выполнил все три условия, или почти их выполнил. Построил одноэтажный домик недалеко от Москвы, в котором они сейчас жили, посадил дерево своей карьеры, и теперь мог наслаждаться плодами. Сына не было, но зато он вырастил дочь-умницу, которой невозможно не гордиться: Лида окончила Институт Внешних Связей и теперь работала в посольстве в Австралии.
В общем, жизнь удалась.
С такими мыслями он закончил наводить марафет, вернулся в спальню, натянул глаженные ещё вечером брюки, накинул рубашку, улавливая флюиды готовящейся пищи, подошёл к зеркалу и стал застёгивать пуговицы, критично оценивая свою внешность. Итогом его размышлений стала фраза:
— В двадцать мы все были красивы. М-да… Старею, животик скоро отращу.
Ромин лукавил. В пятьдесят девять он был даже строен, морщины лишь слегка тронули лицо. Умный, проникающий взгляд был спокоен и сосредоточен, как и подобает человеку его ранга.
Наконец, последовала очередь галстука. Его он завязывал сам, не прибегая к помощи жены. Вскоре и пиджак лёг на могучие плечи.
— Всё готово,— донёсся голос с кухни.
— Хорошо, сейчас иду.
«Как по расписанию»,— подумалось ему, и взял часы, бросив взгляд на табло скорее по привычке. Внутренний секундомер и так знал, сколько сейчас времени вплоть до минуты. Генерал любил точность.
Ромин направился на кухню, где Нина уже расставляла на столе тарелки с борщом, и удивился, увидев перед собой уже давно забытое в суматохе дней национальное блюдо.
— Похоже, меня ждал сюрприз, а я пришёл неготовым. Борщ!— усаживаясь, сказал Ромин.— Ты сама готовила или купила?
— Сделала сама,— присаживаясь рядом, сказала Нина.
— Спасибо, действительно не ожидал,— он принялся есть, наслаждаясь вкусом.
— Стареете, господин генерал,— с укором сказала она.
— Объяснитесь, рядовой.
— Что вы вчера ели на ужин?
— Не помню. Неужели борщ?
— Именно. Вы были так заняты своими мыслями, что не заметили.
«Прокол»,— мысленно усмехнулся Ромин, глядя в улыбающиеся глаза жены.
— Что ж, признаю свою ошибку и готов понести наказание по всей строгости закона.
— Хорошо, назначаю тебе самое строгое наказание: один день провести дома.
— Это слишком много, Ниночка,— Евгений Николаевич попытался изобразить подобие улыбки, но фокус не подействовал. Её ответ был мгновенным: жёсткий взгляд.— Пойми, у меня работа и я не могу уходить, когда захочу. У меня нет выходных.
— Я понимаю. Вчера я хотела поговорить с тобой, но ты слишком устал и не стал разговаривать.
— Но теперь-то я тебя слушаю,— произнёс он. Конечно, ей тяжело, Ромин понимал это с предельной чёткостью и ясностью.
— Через две недели приедет Лида, точнее через полторы. Двадцать шестого числа.
— Да?— искренне удивился он.— У неё отпуск?
— Нет. Будешь пытаться разжалобить меня? Не трать время. Это невозможно.
— Строга и непреклонна, как Фемида,— попытался отшутиться Евгений Николаевич.— Так она по делу?
— Да, но остановится у нас на день, поэтому я прошу тебя побыть хоть денёк.
— Ну, не знаю… Я бы, конечно, хотел…
— А ты не только захоти, но и сделай,— резко сказала Нина и, встав, стала наливать чай, а Ромин продолжил трапезу. Молчание затянулось, нужно было чем-то отвечать, но он не мог ни отказать, ни согласиться. Конечно, она понимала, как и он понимал её, но выхода не видел. Морока с Объектом, похоже, обещала затянуться надолго, и не было этому конца. Вскоре пять агентов ОМБ должны были выйти на связь и доложить результаты проведённой работы, переслав данные, поэтому Евгений Николаевич должен быть в Штаб-квартире Безопасности уже в 7:00.— Что молчишь?
— Я не знаю, как и ответить. Мне потребуется время, чтобы осмыслить все ваши аргументы и…
— Не играй со мной, Женя! Я уже давно не девочка. Итак, твой ответ.
Он попытался улыбнуться, но встретил холодный взгляд: Нина, похоже, была настроена серьёзно.
Спас звонок, который прошёл по спецлинии. Ромин смутился, чувствуя неладное: почему по спецлинии, откуда такая срочность? Мысли неслись одновременно с ним. Рука уже схватила трубку, а ноги ещё добегали расстояние от кухни до телефона.
— Генерал Ромин слушает.
— Господин генерал,— раздался знакомый баритон заместителя,— ужасные новости.
— Что?!— выкрикнул он, боясь услышать самое страшное.
— Мы потеряли связь с Объектом 156.
— Когда это произошло?— внутри всё похолодело.
— Около семи часов по Якутскому времени. В час по Москве.
— Почему я получаю информацию только через пять часов?
— Информация пришла к нам только что. Просите, генерал, больше мне ничего не известно. К вам уже выехала машина. Данные поступают к нам каждую секунду, поэтому…
— Я понял! Выйду на связь, как только получу скан-снимки. Скоро буду.
Ромин бросил трубку.
«Дьявол! Только этого не хватало!»
— Мне пора,— бросил он, заглядывая на кухню.
Нина ничего не сказала, и он был за это благодарен. Она уже давно не спрашивала о делах государственной важности, понимая последствия разглашения тайн.
— Чай не попьёшь?
— Я…
Раздался звонок. Компьютер сообщил, что пришла машина.
— Прости, у меня действительно дела.
— Сегодня-то хоть вернёшься?
— Не знаю, прости,— ответил он, уже надевая куртку и готовясь уйти.
Нина вышла в коридор, прислонилась к стене и внимательно посмотрела на него. Их взгляды встретились, но оба промолчали.
— Ладно, иди, Женечка,— спустя секунду совсем по-домашнему сказала она, открывая дверь.
— Я позвоню,— уже на пороге бросил он, скручивая личный компьютер в трубочку, и вышел.
На улице было тихо и свежо. Даже ветер не играл воздухом. Казалось, совершенно невероятно, что где-то случилось непоправимое. Ночь ещё не отдала свои права, и на улице царствовала тьма, разгоняемая серебряными лучами фонарей, которые, отсвечивая от снега, искрились россыпью алмазов, но проникаться красотами природы не было времени.
Ромин шёл по протоптанной дорожке к автомобилю, который терпеливо ждал его у ворот. Уже подходя к «Премиуму-15-04», он надел на ухо телефон, чтобы тот не мешал работе с компьютером. Благодаря новым технологиям передачи информации на основе i-волн связь была надёжна, поскольку прослушка исключалась полностью, так как некоторые свойства информационных волн не позволяли их перехватить: распространяясь мгновенно, они попросту не существовали для всего остального.
Ромин сел в машину. Тёплый салон был приятным контрастом зиме.
— Здравствуй, Семён.
— Здравия желаю, Евгений Николаевич,— отозвался водитель и завёл двигатель. «Премиум» мягко тронулся и стал выруливать на трассу.
— Только прошу тебя, быстрее,— произнёс генерал, доставая свёрнутый в трубочку компьютер, который через секунды принял прежний вид. Сейчас электронный мозг соединялся с главным компьютером системы ОМБ, чтобы получить те крохи информации, которые пришли в Центр.
Ромин почувствовал, как ускорение вжало его в сидение. Они уже вышли на трассу ведущую в Москву. Не более чем через час, его нога переступит порог Штаб-квартиры ОМБ.
Тонкий писк бортового компьютера объявил превышение скорости на замёршей дороге, но водитель отключил его и с невозмутимым видом жал на педаль газа. В утренний час трасса была пуста.
Компьютер высветил приветствующую заставку с эмблемой Организации Международной Безопасности и потребовал пароль, который был введён моментально натренированной рукой генерала. Если полагаться только на такую защиту, то наверняка все бы секреты уже давно были известны врагам. Существовали ещё и другие способы проверки полномочий: от кода машины, который сверялся с базой, в результате чего злоумышленник не мог проникнуть из любого компьютера, в случае утраты (что ещё ни разу не происходило) полномочия сразу же аннулировались, до передачи биометрических данных, которые считывал специальный сканер машины.
На мониторе высветились некоторые данные с ВБ-18-06, в частности, касающиеся наблюдений за ПИЦом. Всё это выглядело несколько странно и даже загадочно. Система сканирования военной базы отмечала, что никаких существенных изменений в работе Объекта не наблюдается, в то время как по обычной радиосвязи никто не отвечает. И ни одного человека на улице. Все люди сидят на своих местах, словно вкопанные. В то, что сканеры базы сбоят, мог поверить только технически неграмотный, ибо они не могли ломаться в определённых направлениях. В таком случае приборы бы выдали несуразицу данных. А в картинке было всё нормально, за исключением неподвижности людей.
«Впрочем»,— подумал Ромин,— «они вполне могут находиться на постах».
Такое объяснение было вполне логичным, но почему тогда никто не отзывается? Почему нет связи?
Генерал нажал кнопку связи и услышал голос заместителя:
— Да, генерал?
— Я просмотрел записи со сканера. Они настораживают. Аналитики уже занимаются этим?
— Да, они только что приступили к обработке информации.
— У них уже есть конкретные предположения?
— Пока нет.
— Соедини меня,— в трубке послышался слабый щёлчок и раздался знакомый голос главного аналитика Особого Отдела Анатолия Греченко:
— Доброй утро, генерал.
— Не такое уж оно и доброе, как успели выяснить,— поправил Ромин.— Толя, ты видел снимки?
— Да.
— И твоё мнение?
— В принципе ничего особенно, если бы не одно «но», которое всё портит: люди сидят неподвижно более пяти часов. Есть предложения, оно довольно фантастическое, что сканер сбоит.
— Есть более глубокие мысли?
— Простите, Евгений Николаевич, но гадать мы не имеем права. Займёмся прогонкой вариантов.
— Они хоть живы или нет?
— Невозможно определить. Спутник выйдёт в район через несколько часов. Тогда станет ясно.
— Скорее там будут военные с базы,— сказал Ромин и, подумав, добавил.— Я решил лететь туда. Твоё присутствие было бы не лишним.
— Я прибуду в аэропорт через полчаса, до встречи,— ответил Греченко, в трубке щёлкнуло, и послышался голос заместителя:
— Снимки до сих пор поступают.
— Хорошо, но от них пока никакого толку. Мне нужен самолёт. Я немедленно вылетаю на место,— Ромин оторвал взгляд от монитора, посмотрел на огни большого города и сказал водителю.— В аэропорт.
На компьютер продолжали поступать данные в реальном времени, но никаких изменений не наблюдалось: всё те же застывшие фигуры.
— Как военные?— спросил генерал.
— Вертолёты уже вылетели. Техника выезжает. Скоро они будут на месте. Связать вас с командующим базой?
— Нет, не нужно. Просто сообщи, что я буду. И ещё: найди мне Павла Корышева.
— Одну минуту.
Связи не было чуть больше обещанного срока, но Ромин не обратил на эти мелочи внимания. Он думал над ситуацией и о вероятной потере пяти агентов ОМБ. Если подтвердятся самые худшие опасения, то на место Соколова должен прийти более опытный Корышев. Именно для этого генерал и связывался с ним. Но если же опасения окажутся излишними, Павел присоединится к группе.
«Надейся на лучшее, готовься к худшему».
— Здравствуйте, Евгений Николаевич,— донёсся из трубки знакомый голос Корышева.
— Доброе утро,— ответил генерал.
— У нас в Сибири уже день.
— Так… ты в Сибири, это замечательно. Случилось одно неприятное происшествие, я хочу, чтобы ты возглавил группу, которая будет расследовать инцидент. Приказ я подготовлю позже. Нет времени. Собирай своих людей, найди Сиинова и его сотрудников, думаю, они там понадобятся.
— Так что произошло, Евгений Николаевич?
— Слышал про ПИЦ?
— Да. Кто про него не слышал…
— Мы потеряли с ним связь. Сейчас туда направляются военные.
— Хорошо, но мне нужны все данные.
— Конечно, Паша, я уже пересылаю их на твой комп. Всё, что у нас есть по этому делу, там. Свяжись с региональным представительством.
— Конечно, Евгений Николаевич. Что-нибудь ещё?
— Будь поосторожнее, там происходит что-то странное.
— Спасибо за предупреждение.
— Всё, не теряй времени. Отбой.
Ромин отключил связь и, бросив грустный взгляд на монитор компьютера, подумал: «Что бы это могло значить? Как им удалось проскочить через сканирующие системы военной базы?»
Ответа не было, но ясно одно: нападение на ПИЦ нанёс огромный урон не только политической силе России, но и отбросил её в космических технологиях на несколько лет. И что из этого хуже, трудно даже предположить.
* * *
15 февраля 2114 года, приблизительно в это же время.
Неподалёку от Объекта 156, Сибирь, Российская Федерация.
Два военных вертолёта «УВ-44Н» практически беззвучно проплывали по небу величавыми птицами. Хищные носы рассекали воздух, невидимо скользивший по обтекаемым формам корпуса, вокруг которого еле заметно светилось плазменное поле. Специальное покрытие обеспечивало почти полную невидимость во всех диапазонах волн, даже в оптическом, путём нанесения нанотехнологичного оптического покрытия, которое преломляло свет, пуская лучи по корпусу, выбрасывая их с противоположной стороны. Однако плазменное поле «светило» машину в инфракрасном спектре. Увы, но от сканирующих средств защиты не было, как не было и у любой другой машины. Боевые системы вертолётов были способны уничтожить ПИЦ одним залпом за десятки километров, но на них лежала совсем иная задача.
Машины шли на предельной скорости. Пилот головного вертолёта, лейтенант ВВС РФ Денис Серов, только что закончил просмотр предложенной компьютером панорамы по результатам сканирования района и доложил:
— База, противник не обнаружен, приближаемся к сектору 15-84-73-40. Через десять секунд Объект появится в зоне видимости.
— Лейтенант, начинайте пересылку данных,— донеслось в ответ.
— Начинаю передачу данных.
Боевой компьютер являлся многофункциональной машиной и сразу после анализа слов пилота стал посылать шифрованные пакеты информации на базу.
— Внимание,— произнёс он ведомому,— входим в зону контроля ПИЦа. Снять щиты.
Электронный мозг, поняв желание Дениса, дал команду боевым системам вертолёта. Из чрева стали выдвигаться ракетные комплексы, пулемёт и плазменная пушка, активизировался противоракетный лазер. Снятие плазменных щитов объяснялось очевидным их недостатком: позволяя скрыть вертолёт от радаров, они делали его идеальной мишенью для самонаводящихся ракет, чему сопутствовала высокая активность в инфракрасном диапазоне, поэтому пилотам приходилось расставлять приоритеты. Сейчас щиты могли только помешать.
Если противник имел только обычные (радарные) средства обнаружения, то он был сейчас удивлён, поскольку на расстоянии в десять километров, то есть практически в упор, перед ними внезапно возникла одна цель, поскольку две боевые машины двигались бок о бок. При полёте с постоянной скоростью в 400 километров в час до Объекта оставалось всего полторы минуты.
Лейтенант Серов бросил короткий взгляд на боковое стекло кабины, где зелёным контуром светился другой вертолёт, потом посмотрел на переднее. Компьютер плавно обводил детали ландшафта, но самого ПИЦа пока видно не было. Зато сканер объявил, что заданный сектор начал прощупываться i-лучами.
Денис посмотрел на монитор — сканер не выдавал ничего необычного — и он лишний раз проверил системы ведения огня.
До Объекта 156 оставалось около семи километров, когда взгляд снова упал на монитор. То, что увидел Денис, заставило его открыть рот в удивлении и спросить, ошеломлённо:
— База, вы это видите?!
— Да, лейтенант, продолжайте полёт.
«Что ж, продолжать, так продолжать. Кто б сомневался…»
Самое необычное было в том, что ПИЦ был скрыт «туманной завесой», сквозь которую не пробивался сканер. Монитор выдавал чёткую картинку до того момента, пока i-луч не доходил до сферы радиусом около двухсот метров, которая шапкой покрывала Объект. Пилот не был силён в физике, но чётко понимал, что такое невозможно!
«Да что же там происходит?!»
Вопрос вновь и вновь всплывал в голове, но не находил ответа. Денис знал, что на этой базе проводились какие-то эксперименты. Вероятно, из-за них и произошла аномалия.
Полёт продолжался и вышел бы рутинным, если бы не странности Объекта. До него оставалось около полутора километров, когда Серов коротко, но информативно, скомандовал:
— Разделяемся. Прикрывай.
— Второй понял…
Ведомый стал отклоняться в сторону. Если противники наблюдали их в радар, то теперь они увидели бы, как одна точка разделилась на две.
Пальцы сжимали рукоять джойстика управления. Сейчас Денис был готов к любой неожиданности вплоть до появления НЛО прямо перед носом, но пока всё шло гладко.
На лобовое стекло кабины проецировалась вполне ужасная картина тлеющего КПП. Откуда-то, из глубин, начала вскипать злость оскорблённого человека. Кто бы они ни были, они смогли нанести удар в середине страны, далеко от границы. Ударили прямо перед носом!..
— База, вы видите картину?
— Да, лейтенант.
— Вражеской техники нет, но, похоже, здесь шёл бой.
— Приступайте к облёту Объекта, лейтенант. В аномалию не проникайте.
— Есть, База. Приступаю к облёту сектора.
«Аномалия… на Сферу походит»,— оценил Серов,— «Что же эти головастики там натворили?»
Хоть Денис и назвал аномалию Сферой, она не была таковой. Её высота не достигала и километра, в то время как в радиусе на земле она была значительно больше.
Пилот начал сбрасывать скорость, пока не подлетел к аномалии. Боевые системы пока не выдавали никаких признаков опасности, но они не видели, что было с той стороны здания ПИЦа, поэтому Денис сжал посильнее джойстик и стал забирать вверх, облетая Сферу. По мере увеличения высоты картина приобретала большую ясность.
Зависнув точно над парковкой перед Исследовательским Центром, вертолёт смог передать на монитор все подробности разыгравшейся недавно трагедии. Стёкла здания были выбиты, второй этаж глядел на него чёрной выжженной пустотой, грузовики и легковые машины, пробитые пулями, стояли где попало, словно брошенные в панике. В самом здании наблюдалось несколько затухающих термальных всплесков. Серов сразу же долгался, кто это. Комментарии казались излишними.
В жилых комплексах свет не горел, но термодатчик регистрировал множество людей. «Надеюсь, они живы»,— подумал он, пытаясь сравнить две интенсивности.
— База, что скажите? Мне снижаться?
— Нет, продолжайте наблюдение.
Внезапно раздавшийся взрыв ударил волной и световой вспышкой. Серов бросил взгляд в ту сторону, инстинктивно положив палец на кнопку пуска. Грузовик, что стоял у ангаров, окутался в жёлтое пламя. Некоторые его части ещё кружились в воздухе, но вскоре и они упали на землю.
— Фейерверк в честь нашего прибытия,— тихо прокомментировал он и посмотрел на монитор сканера: аномалия исчезла, теперь можно было прощупать всю местность на предмет нахождения оружия, но никакой новой информации сканирование не принесло…
* * *
Колонна, возглавляемая танком «Т-210М», прошла мимо восьмого КПП и уже подбиралась к главному знанию Исследовательского Центра. Даже на такой местности пятидесятитонная машина не выделялась на фоне снежной пустыни, толстым слоем покрывающей всё вокруг. Её фототропная броня легко приспосабливалась к любым цветам. Вертолёты прикрывали её с воздуха, а сканеры молчали, не обнаруживая противника. Порывы ветра приносили запах горелого пластика. Достигнул парковки, колонна остановилась.
Фёдор Михайлович Ищенко, командующий ВБ-18-06, отложил компьютер, вышел из машины и посмотрел, как солдаты в бледно-серой форме выпрыгивают из грузовиков, занимая позиции. Парковка стала местом ожесточённого боя. Фасад здания был покрыт выщерблинами, словно его разъедала оспа.
Нервы разыгрались запоздалой злостью. Он извлёк из кармана потрёпанную временем зажигалку и прикурил. В лёгкие проникло успокаивающее тепло, но не помогло. Полковник смял горящую сигарету, та, словно сопротивляясь, обожгла ладонь своим огнём. Он с раздражением кинул её на асфальт и раздавил.
Откуда-то сверху донёсся треск лопастей. Ищенко поднял голову, пытаясь разглядеть барражирующий вертолёт, но это было трудно, даже учитывая ясную погоду. Маскировка работала превосходно, но всё же ему удалось отыскать проплывающий призрак.
— Господин полковник,— отвлёк его голос подполковника Родионова, командира группы спецназа «Коршун». Его звали Владимиром, но все его называли коротко: Владом, хоть это и не было сокращением от имени.
— Да?— Ищенко повернулся к нему, поймав пронизывающий взгляд. Одет он был в хамелеоновскую форму и бронежилет, поэтому казался облепленным снегом.
— Сомневаюсь, что мы что-нибудь найдем на поверхности.
— Я не хочу рисковать, а из-под земли никто не уйдёт. Ты что-нибудь чувствуешь?
Влад застыл. Что происходило в эти мгновения, не смогла бы объяснить и наука, но командир группы спецназа, каким-то загадочным образом мог предвидеть события и знать, что происходит за стеной. Как не парадоксально звучит, но в спецвойсках учат и этому. Вопреки распространенному мнению об уникальности «новых людей» любой человек обладает встроенным сканером, возможностью предвидеть события, но не многим удаётся найти свой дар и развить его. Всё-таки для этого требуется время и труд.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Twins6 о книге: Елена Кароль - Позывной Зайчик
    Книга в истинном стиле автора, для всех кто хочет отдохнуть не сильно напрягая мозг, феминистки проходят мимо. Им не понравится, что после всех подвигов в стиле "рембо в юбке" героиня осознает, что женщиной быть тоже круто, особенно если за спиной настоящий мужчина.

  • Zvolya о книге: Нелли Видина - Княжна-подменыш [СИ]
    Не, не смогла перестроиться на короткие и сухие предложения автора, вроде как протокол событий читала: Г-ня встала, пошла, посмотрела, удивилась (!)и т.д. Наверное, не в то время начала читать и "разбаловалась" хорошим языком других недавно прочтенных книг. Вобщем, на троечку

  • айшат о книге: Алисия Эванс - Сбежавшая жена Черного дракона
    Где комментарии?Будет серия?Зато оценки так и сыпятся.

  • Knyazhe о книге: Мередит Кларк - Стальной медведь [любительский перевод]
    Плохо. Ещё хуже первой книги.
    Дело не в переводе, привыкнув вполне читабельно. Дело в содержании: такого идиотизма ещё не читала. Про пары оборотней написаны тонны книг, в каждой автор изгаляется по-своему, но тут... В первой книге другой брат признал свою пару с первого нюха, здесь - год работал бок о бок и не признавал, пока она к нему в поместье не приехала. Авторская задумка провалилась. Про эротиШные сцены - это отдельная ржака: уже разделись, исцеловались во все места, а потом "мне нужно тебе кое-что сказать, пока мы ещё НЕ. Кароч, я - оборотень!" Самая эротиШная прелюдия, которую я когда-либо читала)))
    Книга - бред малолетних американок

  • azazuika о книге: Кристина Корр - Влюбиться в стерву и сделать предложение лебедю [СИ]
    Такого странного, несвязного, несуразного произведения давно не читала, дочитала только из любопытства, ждала заявленного в названии лебедя и пожалела что дочитала, верните мой час потраченного времени

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2018г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.