Библиотека java книг - на главную
Авторов: 46992
Книг: 116720
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Пусть ему будет стыдно»

    
размер шрифта:AAA

Тара Сивек
Пусть ему будет стыдно

Посвящается каждой женщине, которая когда-либо была влюблена.
Неважно с наручниками или выпивая коктейль,
ты тоже найдешь своего Прекрасного принца
и совсем чуть-чуть дашь ему под зад для ускорения.

Глава 1

— Ваша честь, мой клиент хотел бы…
Жжжжжжжжжж.
Вибрация моего мобильного заставляет телефон двигаться по деревянному столу прямо передо мной. Я на мгновение делаю паузы, чтобы взглянуть на экран и вижу, что названивает Пейдж. Она же знает, что я в суде, кроме того она прекрасно знает, что меня не стоит беспокоить, когда я в суде, даже если кто-то умирает. Из-за всего, что произошло за последнее время (наркобарон пытался убить Кеннеди, мафия сидела на хвосте у Пейдж) мое сердце замирает.
А адвокат противоположной стороны занят формулировкой вопроса суду, судья тем временем смотрит совершенно в другую сторону, поэтому я быстро хватаю телефон, согнувшись над столом и подношу его к уху.
— Пейдж, что случилось? С Кеннеди все в порядке? — шепотом спрашиваю я, насколько могу.
Я слышу хихиканье на другом конце провода и визг.
— Пейдж! — снова шепчутся я, поглядывая на судью Робертсон, который до сих пор занимается с защитой.
Еще один взрыв хохота слышится в телефоне, затем, наконец, Пейдж произносит:
— Мэтт, серьезно, щекотно!
Боже мой.
— Пейдж, я вешаю трубку. Я в суде.
— Лорелей! О, боже, прости! Я совершенно забыла. Я звоню, чтобы напомнить тебе, что следует забрать повестку и доставить ее Ричарду Ковингтону.
— Адвокат, мы вам не мешаем?
Я поднимаю голову, и рывком убираю телефон от уха, видя взгляд судьи Робертсон, направленный через весь зал прямо на меня.
— Простите, ваша честь. С моей мамой произошла неприятность, — лгу я. Быстро завершив вызов, положив телефон на стол.
Я начинаю понимать свою ошибку, как только его раздраженное выражение лица, становится обеспокоенным.
— Если вам необходим перерыв, адвокат, скажите.
Как это у меня совершенно выскочило из головы, что судья Робертсон неплохо знает моих родителей? Мой отец играет с судьей Робертсон в гольф раз в неделю. Я никогда не совершала подобных ошибок раньше. Никогда. Единственное объяснение моей безответственности — приходится перелопачивать множество дел и мозг одновременно вынужден работать в ста разных направлениях.
— Хорошо, ваша честь. Мы можем продолжить.
Пока защита продолжает выставлять свои аргументы, я записываю, обратите внимание, в верхней части своего желтого блокнота — забрать повестку из суда, и сказать отцу, что когда судья Робертсон спросит, как поживает моя мать, ему следует придерживаться моей лжи.
Вероятность, что такое может произойти — ноль. Мой отец — судья Верховного Суда Индианы, а моя мать преподает расширенный курс уголовного права в Нотр-Дам. У них нет терпимости к фривольности, и они никогда не поймут, если я скажу, что прервала заседание суда, чтобы поболтать с одной из своих подруг.
Жжжжжжжж.
Звук моего сотового телефона, снова подпрыгивающего по столу, выводит меня из угнетающих мыслей.
«Клянусь Богом, я убью Пейдж».
Я быстро накрываю телефон рукой, пытаясь успокоить, нервно бросаю взгляд на судью Робертсон, не слышал ли он. К счастью, он призвал защиту подойти к нему и занят оживленной беседой.
— Пейдж, я клянусь, лучше, чтобы кто-то умер, — я с извиняющейся улыбкой смотрю на своего клиента.
— Да! Да! О, Боже! О, Мэтт! Сильнее!
Мои глаза расширяются от ужаса, и я быстро отключаюсь.
«Она что на самом деле позвонила мне, занимаясь при этом сексом?»
В этот раз я быстро засовываю свой сотовый в сумку, стоящую на полу. Не удивительно, что я так была смущена. Поскольку у меня есть две подруги, которые влюбились прямо на моих глазах, особенно если учесть, что мы зареклись больше не связываться с мужчинами, по крайней мере, остальную часть нашей жизни.
Мои родители еще не знают, что я совладелица агентства, которое мы создали все вместе… агентство по расследованию «Единожды солгав». Впервые в своей жизни я на самом деле сама увлеклась чем-то. Я откладываю сообщать им эту новость уже месяцами. Мой идиотский брак с Дугом сошел на нет, и я ощущала себя полностью потерянной. Постоянно возникло такое чувство, будто я барахтаюсь изо дня в день, пытаясь понять, что мне дальше делать со своей жизнью, что может мне доставить удовольствие. Даг, конечно же нашел свое счастье с другим мужчиной.
Возможно из-за этого я медлила сообщать родителям. Как только они узнают, чем я занимаюсь в свободное время, агентство «Единожды солгав» перестанет быть моим собственным делом. Выбор, который я сделала, работая просто так, они раскритикуют и разобьют в пух и прах.
Остаток предварительного слушания проходит как по маслу. Судья Робертсон постановляет — нет оснований для претензии к моему клиенту и, к счастью, нам не нужно будет идти с этим делом в суд.
Выскочив из зала суда, я вытаскиваю свой сотовый телефон из сумочки, и набираю Пейдж.
Она отвечает на первый же звонок.
— Пожалуйста, не убивай меня. Прости, что позвонила, когда ты была в суде. Клянусь, это больше не повторится.
Я вздыхаю, неся тяжелый кожаный портфель и толкая двойные двери главного выхода из здания суда, выходя на солнце.
— Я бы предпочла, чтобы ты извинилась за звонок, когда ты с Мэттом занималась сексом, — невозмутимо поясняю я.
Пейдж от шока вздыхает, а потом начинает смеяться.
— Боже мой! Я случайно нажала на твой номер!
Она продолжает смеяться, и я слышу, как Мэтт начинает смеяться вместе с ней.
— Скажи Мэтту, что он должен мне бутылку отбеливателя, чтобы я смогла прочистить свои уши.
Пейдж и Мэтт познакомились месяц назад, когда представился очередной случай нашему агентству «Единожды солгав» — поймать очередного изменщика жены. Но Пейдж быстро поняла, что муж оказался как не мошенником, по крайней мере, он не обманывал свою жену, а все как раз наоборот, его бывшая пыталась присвоить компанию его отца в момент бракоразводного процесса.
На самом деле, я рада за них. Несмотря на то, что я сама завязала с любовью, совершенно не означает, что я не могу порадоваться, когда мои самые лучшие подруги нашли ее снова.
— Я забрала повестку для Ричарда Ковингтона у секретаря суда и направляюсь прямо к нему, — говорю я ей, нажимая на сигнализацию своего Мерседеса, опуская сумку на пассажирское сиденье рядом с водительским креслом.
Мы до этого нанимали другую юридическую фирму для доставки повестки Ричарду. Поскольку я единственная, кто имеет отношение к суду, мне и поручена эта миссия, если можно так выразиться.
— Ладно, удачи тебе. Я видела его фотографии в Forbes, он слишком горячий парень, как ад. Не стань жертвой его внешности и обаяния, — поддразнивает меня Пэйдж.
Как будто это может случить. Прежде всего, Ричард Ковингтон формально еще женат. И не то, чтобы я уж так хотела встать под десятифутовую жердь. Я вышла замуж за обманщика, который как оказалось предпочитал мужчин. И я не собираюсь падать на самого настоящего обманщика в середине кровавого бракоразводного процесса, представляющего из себя настоящее побоище. Его бывшая пытается наложить лапу на все, что есть у мистера Блуждающие глазки Денежного мешка.
Сейчас однозначно нет такого мужчины, который бы представлял для меня такую ценность и ради которого я готова была бы пожертвовать своей независимостью.
— Уверена, я смогу ему противостоять, Пейдж, — говорю я, закатив глаза, и начиная выруливать с парковки. — Повестка в суд, уведомляет, чтобы он предоставил все свои записи об использовании Интернета. Такие люди, как он слишком самоуверены, чтобы удалять свои истории из Интернета.
— Спорим, у него имеются слишком извращенные фетиши. О, я хотела бы побыть мухой на стене, когда юристы по разводу начнут рыться в его компьютере, — со вздохом отвечает она.
— Правда, Пейдж? Только что ты мне говорила, что он дьявольски неотразим, и мне стоит внимательней к нему приглядеться. Приятно узнать, что ты теперь на моей стороне, — отвечаю я.
— Эй, фетиши с причудами могут быть смешными, если только он не превращается в скабрезного животного.
Я стараюсь не слова не проронить из-за нарисованного ей образа.
— Это отвратительно.
— Чем черт не шутит. Может он просто веселиться, а может он предпочитает садомазо или секс втроем. Он достаточно горяч, чтобы иметь какую-нибудь из этих склонностей, — со смехом говорит Пейдж.
— Я кладу трубку, Пейдж. Этот разговор прямиком сходит на нет.
— Могу я помочь тебе познакомиться с кем-то, чтобы ты была так же счастлива, как я? — спрашивает она.
— Я вполне счастлива сама по себе. Я говорила тебе уже.
— И это помогает тебе засыпать по ночам, Лорелей. Когда-нибудь ты встретишь мужчину, который изменит все, — предупреждает она.
Я вздыхаю и мне хотелось бы, чтобы она увидела, как я отрицательно качаю головой на ее слова.
— Я уже встретила однажды мужчина, который именно это и осуществил. В данный момент он жениться на официанте из моего любимого итальянского ресторана.
Даже если бы я хотела рискнуть еще раз, не думаю, что на это у меня будет время. Количество дел на фирме достигает невероятных размеров, я пытаюсь взять на себя как можно больше и в нашем агентстве «Единожды солгав», чтобы у Кеннеди и Пейдж осталось побольше свободного времени, которое они могли бы провести с мужчинами своей мечты.
— Я не теряю веру в тебя, Лорелей. У меня есть надежда. Позвони мне, когда закончишь с повесткой. У Мэтта совещание, и Кеннеди упоминала что-то об обсуждении новых дел за бокальчиком коктейля.
Я завершаю вызов, обещая перезвонить, и бросаю мобильник на пассажирское сиденье. Я могла бы воспользоваться нашем девичником, поскольку ужинаю с родителями в ближайшие выходные, и мне нужен совет от моих подруг, стоит ли сообщать родителям про «Единожды солгав».
К счастью, все, что мне необходимо сделать, чтобы вручить повестку Ричарду Ковингтону — это постучаться в его дверь, он должен устно подтвердить свою личность, и вручить ему повестку. И все. И могу спокойно отправиться на встречу с Кеннеди и Пейдж, все это займет у меня меньше часа.

Глава 2

Через двадцать минут я въезжаю в Breakwater Village, охраняемый закрытый коттеджный комплекс в городе Грейнджер, где живет Ричард Ковингтон. После того, как я сообщаю о себе охраннику у ворот, он записывает номер моей машины и машет рукой, чтобы я проезжала.
В результате карьеры моих родителей я выросла в доме, который некоторые способны назвать особняком, расположенном среди самых богатых семей штата Индиана. Каждые выходные мы посещали что-нибудь одно: или загородные клубы или такие же роскошные дома этих же семей. И за свою юридическую карьеру, я привыкла вращаться среди богатых людей, устраивающих вечеринки в своих огромных домах. Но даже я пребываю немного в шоке, пока еду по дороге к дому Ричарда Ковингтона.
Дом передо мной выглядит как красивое английское поместье, расположенное в зеленой местности, окруженный большим количеством деревьев, с профессионально выполненным ландшафтным дизайном кустарников и цветников. Хотя дом большой, но он не загораживает вид на озеро и пристань для лодок позади себя. Я выбираюсь из машины и поправляю костюм Шанель, смотрюсь на свое отражение в окне автомобиля в порядке ли мои каштановые волосы длинной до плеч.
Моя мама была бы в восторге, если бы узнала, что прямо сейчас я иду к входной двери Ричарда Ковингтона. Она пыталась заручиться участием Ричарда в одном из своих благотворительных мероприятий на протяжении уже нескольких лет. Согласно статье журнала Forbes, на которую ссылалась Пейдж, он — самый богатый человеком в штате Индиана. Его состояние сейчас исчисляется в миллиарды, а началось все, когда он учился на последнем курсе в медицинской школе, и изобрел медицинский прибор.
Сжимая повестку в руке, я звоню в дверь и жду.
Потом еще жду чуть-чуть.
Поскольку я припарковалась за новым кадиллаком, предполагаю, что кто-то же должен быть дома.
Я снова звоню в дверь и, жду еще несколько минут, но все бестолку, я решаю постучать, но дверь тут же немного открывается, как только я дотрагиваюсь до нее.
Нервно оглянувшись, я аккуратно просовываю голову в открывшейся дверной проем.
— Мистер Ковингтон?
Тишина, только тикают часы в прихожей. Что-то здесь не так, говорит мне моя интуиция, предлагая убраться подальше и приехать в другой раз. К сожалению, мой голос разума напоминает мне, что мне следует взять себя в руки, потому что именно это я хотела сделать со своей жизнью. Не доставлять повестки, а работать частным детективом… испытывая захватывающие, более сильные эмоции, которые могут сделать меня счастливой.
Решив прислушаться к своему голосу разума, собственно так я всегда и поступаю, я осторожно вхожу в дом и снова кричу:
— Мистер Ковингтон? Здравствуйте! Кто-нибудь есть дома?
Я оглядываюсь по сторонам и спокойно прослушиваюсь к звукам. Хотя в таком большом доме, кто-нибудь может управлять самосвалом в восточном крыле, а я его даже не услышу.
Должно быть, у него имеется обслуживающий персонал в таком огромном доме. Трудно поверить, что даже если нет самого хозяина, кто-то же еще должен присутствовать и услышать звонок. Даже в доме моих родителей всегда присутствует экономка миссис Купер.
— Эй? — я пробую крикнуть по громче.
Голос эхом отражается от массивного потолка фойе.
Я, наконец, решаю сдаться и прийти в другой день. Несмотря на то, что дверь была открыта, мне не кажется очень хорошей идеей вламываться в чужой дом без приглашения. Особенно, если учесть, что я нахожусь здесь исключительно, чтобы передать ему повестку суда, скорее всего он будет раздражен. Плюс, тишина этого пустого дома начинает меня слегка нервировать.
Я поворачиваюсь, чтобы выйти за дверь, но громкий истеричный вой кошки нарушает тишину. Я подскакиваю и ору от неожиданности, стукнувшись спиной об открытую дверь, белый перс несется ко мне, шипя и завывая. Мои глаза расширяются от шока, когда я вижу, что он оставляет за собой кровавый след.
С трудом сглотнув, я прослеживаю откуда появился это кровавый след — из соседней комнаты слева. Даже не задумываясь, я направляюсь туда, каблуки громко цокают по полу. Я делаю шаг в комнату, пол из дерева сменяется ковром, и каблуки проваливаются в густой ворс.
Это библиотека, все стены заставлены полками с книгами. Убранство помещения я даже толком и не разглядела, потому что мое внимание привлекает другое — совершенно не сочетающееся с этим безупречным домом. Скользя взглядом по красным отпечаткам лап животного, я подхожу к телу, лежащему в середине комнаты. Телу, распластанному на ковре, с пулевым отверстием во лбу, широко открытыми, безжизненными глазами, с лужей крови, под головой, которая впитывается в ковер.
Со свистом я выдыхаю, когда понимаю, что передо мной находится никто иной, как Ричард Ковингтон.
— Еще раз, Лорелей. Скажи мне точно, что ты увидела, когда вошла в библиотеку.
Брат Кеннеди Тед прибыл сюда первым, как только я позвонила в полицию, и он уже полчаса расспрашивает меня. Я столько раз все объяснила ему в деталях, что мне кажется, будто мой мозг сейчас взорвется. Пока судебно-медицинский эксперт и несколько детективов занимаются своими делами, Тед тянет меня на кухню от этого хаоса, чтобы побольше донять своими вопросами.
— Вот, выпей это, — говорит Кеннеди, протягивая мне стакан с янтарной жидкостью.
Я не задумываясь залпом проглатываю, алкоголь проделывает свой огненный путь по моему горлу и желудку, кажется сжигая все. Я кашляю и брызгаю слюной, с грохотом ставлю стакан на столешницу перед собой.
— Где ты это взяла? — спрашивает Тед.
Кеннеди пожимает плечами и садится на один из барных стульев рядом со мной.
— В баре в гостиной.
— Черт, Кеннеди! Это место преступления. Ты не должна тут следить в поисках бухла, — ругается Тед.
— Послушай, заткнись, дурак. Лорелей впервые увидела труп. Женщине нужно чем-то снять напряжение.
Хотя мне казалось, что я в порядке, но сейчас по крайней мере я не чувствую жуткого холода и внутренней трясучки, как только обнаружила Ричарда, застреленного в библиотеке. То, что дала мне Кеннеди похоже на бензин, мне кажется я изнутри воспламенюсь, но по крайней мере я больше не чувствую озноба.
Тед вздыхает и осуждающе качает головой на сестру. И прежде чем он собирается ее отругать, мы слышим приглушенный разговор, доносящийся из фойе. Обернувшись на стуле, я понимаю, что прошло всего лишь десять секунд, как Кеннеди дала мне эту гремучую смесь, поэтому моя кровь итак разгоряченная, а от вида мужчины, который идет в сторону кухни, просто закипает.
— Привет, Даллас. Спасибо, что пришел, — говорит Тед Далласу, обмениваясь с ним рукопожатием.
— Без проблем. Я услышал об этом по полицейской волне и решил заскочить.
Даллас отворачивается от Теда и ухмыляется.
— Ты уверен, что не Адвокатша застрелила его?
— О, очень по-взрослому, — выстреливаю я в ответ, и сразу же ругаю себя, что поддалась на его уловку.
Ни для кого не секрет, что Даллас Осборн и я совсем не ладим друг с другом. Он владеет своим собственным частным детективным агентством «Детектив Осборн» в Грейнджере, и «Единожды солгав» имеет с ним партнерские отношения, каждый раз, когда нам нужна его поддержка. Мы знаем друг друга около трех месяцев… три долгих месяца ненавидим друг друга.
Пару недель назад он помог Пейдж поймать одного из самых известных боссов мафии в штате Индиана. Конечно, можно решить, что поскольку он помог моей лучшей подруге и регулярно выручает нашу компанию, я буду признательна ему. Ну, это не так.
Я возможно могла бы быть с ним милой, если бы он не был таким неандертальцем и высокомерным придурком. Также не помогает в решении этого вопроса тот факт, что он слишком хорош и прекрасно знает об этом — более шести футов чистых мышц и мускулов, с татуировками, покрывающими сверху донизу его сильные накаченные руки, с короткими, взъерошенными темными волосами и светло-серыми глазами.
— Почему он здесь? — спрашиваю я Теда с раздражением.
— ОН здесь, потому что его попросили, — самодовольно отвечает Даллас за Теда.
Игнорируя его ответ, я смотрю прямо на Теда, ожидая, что он скажет.
— В последнее время очень сильно сократили бюджет, и численность в полицейском участке уменьшилась. Я попросил Далласа, чтобы он пришел и взглянул, мог бы он взяться за это дело на данный момент, — объясняет Тед.
Я тут же встаю в стойку от возмущения.
— Простите? Я единственная, кто доставил повестку из суда и нашла тело. Если кто и собирается заниматься этим делом, то я.
Кеннеди гладит меня по спине в знак солидарности, и я гневно кидаю взгляд на Далласа, отказываясь отступать.
— Лорелей, я хотел бы отдать вам это дело, девочки, но у меня связаны руки. Вы не имеете никакого опыта в подобного рода вещах, — сообщает мне Тед.
— Ох, а мистер Пещерный человек имеет?
Я все еще по-прежнему смотрю на Далласа, поэтому вижу, как его глаза поблескивают, когда он снова самодовольно улыбается мне.
«Тупой мужчина и улыбка у него тупая».
— Ну, Адвокатша, я был офицером полиции до того дня, когда мне пришлось уйти в отставку из-за травмы колена. Департамент нанял меня, чтобы разобраться с этим делом из-за моих бесценных знаний, которых тебе явно не хватает.
Я стискиваю зубы и сжимаю руки в кулаки, останавливая себя, чтобы не стереть его самодовольную улыбку с его слишком красивого лица.
Я хочу получить это дело и хочу выяснить, кто убил Ричарда Ковингтона, чтобы доказать себе, что я точно могу быть очень хороша в расследовании. Тот факт, что Даллас, вот так просто может прийти и забрать его, можно сказать, прямо у меня из рук, не доставляет мне радости.
— Если ты хочешь, ты могла бы мне помочь. Мне всегда необходим кто-то, чтобы принести кофе или напечатать мои заметки, — говорит Даллас.
Только через мой труп.
— Хватит, Даллас, достаточно. Ты мне нравишься, но это не остановит меня, чтобы надрать тебе задницу, — предупреждает его Кеннеди, приходя ко мне на защиту.
Что есть такое в этом мужчине, что завязывает меня просто в узел? И я становлюсь слишком уж возбужденной.
— Прости, Кеннеди. Она слишком легко на все поддается, — со смехом говорит Даллас.
Да, точно. Он полный придурок.
— Даллас, если ты последуешь за мной в департамент, я сделаю копию заявления Лорелей для тебя, а также дам копию заключения медэксперта, — говорит ему Тед, направляясь из кухни.
— Я догоню тебя через пару минут. Быстро сейчас осмотрю место преступления, — отвечает Даллас.
Тед кивает.
— Не торопись. Дамы, я поговорю с вами позже. Лорелей, если ты вспомнишь что-нибудь еще, можешь позвонить мне или сообщить Далласу.
Да, конечно, разве похоже, что это когда-нибудь случиться?
— У тебя есть мой номер. Не стесняйся звони мне в любое время. Я, наверное, смогу принять твой звонок, хотя и буду занят решением этого дела.
Даллас салютует Кеннеди перед тем как выйти из комнаты. Я в ужасе на саму себя, потому что пялюсь на его крепкую задницу, пока он не исчезает из виду.
— Хорошо, теперь, когда они ушли, вот что ты должна сделать, — говорит Кеннеди, напугав меня. — Ты займешься этим долбанным делом и покажешь Далласу Осборну, куда он может засунуть свою проклятую дерзость.
Я вздыхаю и отрицательно качаю головой.
— Ты слышала своего брата? Я не могу заниматься этим делом, потому что я не из полицейского управления.
— С каких пор я должна слушаться своего брата? Черт с ним и с этим чертовым Далласом. Серьезно, тебе следует повнимательней присмотреться к этому гребанному Далласу. Этот мужчина превосходен, хорош. И он смотрит на тебя такими глазами, словно представляет обнаженной.
Я закатываю глаза и саркастически хмыкаю.
— Ты с ума сошла. Он меня терпеть не может и, конечно, же это чувство взаимно.
Она приподнимает одну бровь.
— Правда? Поэтому ты пялилась на его задницу, когда он выходил отсюда.
Я чувствую, как мои щеки начинают краснеть от смущения и быстро отвожу взгляд.
Кеннеди хватает меня за руку, потянув со стула.
— Пошли, Пейдж еще ждет нас в баре. Нам нужно выпить коктейли и придумать план игры.
Я позволяя Кеннеди тащить меня к двери, стараясь удерживать взгляд прямо перед собой, когда мы проходим мимо места преступления. Не потому, что я не хочу еще раз увидеть мертвое тело, а скорее из-за того, что Даллас в настоящий момент наклонился над ним, выставив свою задницу вверх, словно пытаясь подразнить меня.
И вдруг идея выпить коктейль мне кажется просто отличной.

Глава 3

— Итак, что это за план игры, о котором ты говорила? — спрашиваю я Кеннеди, глотнув белого вина.
Я жду, пока она опорожняет свой бокал с разливным пивом, вытирая тыльной стороной ладони рот, поставив пустой бокал на стол с глухим стуком.
— Первая часть плана — тебе нужно перестать заказывать это девчачье дерьмо каждый раз, когда мы приходим в бар, от этого на твоем фоне мы выглядим плохо.
Пейдж смеется, и я с возмущением смотрю на нее.
— Какая связь между тем, что я пью, и что вы плохо выглядите на моем фоне?
Кеннеди облокачивается на стол и наклоняется ко мне.
— Если ты хочешь чего-то добиться в этом бизнесе, и заставить Далласа воспринимать тебя всерьез, ты должна перестать вести себя так… занудно.
Я хочу возмутиться на ее комментарий, но Пейдж накрывает мою руку своей.
— Мне кажется, Кеннеди пытается сказать, что ты должна использовать шанс и немного расслабиться.
Кеннеди пожимает плечами и подает сигнал бармену для следующего раунда.
— Точно, Пейдж все правильно сказала. Знаю, что ты хочешь вырваться из-под влияния своих родителей, но у тебя ничего не получится, если будешь продолжать делать все именно так, как они хотят. Выпей пиво, ругайся, как матрос, и ради Бога, прекрати, бл*дь, пользоваться этим антисептическим гелем для рук.
Я замираю с бокалом в руке.
— Я меня меньше всего волнует принимает ли меня Даллас Осборн всерьез. И на самом деле, Кеннеди, ты даже не можешь представляешь себе сколько микробов находится на этом столе?
Кеннеди закатывает глаза, прежде чем резко со стуком опустить голову на стол.
— В том то и дело, что Даллас уже занимается этим расследованием, — заявляет Пейдж. — Если ты хочешь в этом участвовать, тебе необходимо влезть ему в голову. Думать, как он, понять, что он может предпринять, чтобы ты смогла быть на один шаг впереди него.
Все свою жизнь я была достаточно осторожной, конечно же я не знаю, как вести подобное расследование, но я готова попробовать. Я постараюсь сделать все, чтобы раскрыть это дело, даже если мне придется перейти на темную сторону и влезть в упрямый отвратительный мозг Далласа. Существует единственная проблема, если я возьмусь за это судебное дело, нам за него не заплатят. Если я буду заниматься им, вместо других наших дел, поступления денег в наше агентство будет маленьким.
Кеннеди поднимает голову со стола.
— Забудь про пиво и ругаться матом. Первая часть этого плана будет лакомый кусочек пирога конкретно для тебя — расследование. Найди все, что сможешь, все, что касается жизни Ричарда Ковингтона. И не только обычные вещи, с кем дружил, и кто был на него зол. И не только кого он трахал еще в школе, и какие его самые любимые продукты. Нарой все, что сможешь найти, а потом уже начинай задавать вопросы.
— Ты забываешь тот факт, что нам не заплатят за это? И если Тед или Даллас узнают, чем я занимаюсь, то я могу попасть в серьезные неприятности.
Не то чтобы я переживаю, что думает Даллас, но я не хочу подставлять себя в самом начале.
— Тед слишком занят, чтобы беспокоиться о том, чем ты занимаешься. И заметь, если ты уйдешь от своей роли положительного адвоката, это отвлечет Далласа от его игры, сбив с толку. Ты сможешь закончить бой победой, пока он будет сидеть, сжимая свой член в руке.
Я морщусь, мне не нравится образ, который тут же возник у меня в голове.
— Тогда ты сможешь провести с ним переговоры, если раскроешь это уголовное преступление, по поводу получения гонорара, — добавляет Кеннеди.
У нее это так просто, словно я собираюсь оплатить счет за электричество в следующем месяце, полагаясь на мою способность распутать это дело вместо Далласа.
— Теперь, когда мы все уладили, можем перейти к более жизненно важным вопросам? — спрашивает Кеннеди. — Гриффин хочет увезти меня через пару недель на уикенд. И у меня есть такое смутное подозрение, что он собирается сделать мне предложение.
Пейдж оглушающе кричит и начинает подпрыгивать вверх-вниз на своем стуле.
Меня вместе с Кеннеди передергивает от крика, она, наконец, успокаивается.
— Боже мой! Ты серьезно? Нам срочно нужно пройтись по магазинам! — восклицает Пейдж.
— Почему-то я так и думала, что ты это скажешь? — жалобно спрашивает Кеннеди.
Пейдж выуживает свой мобильный из сумки и начинает рыться в Интернете.
— Нам необходимо купить тебе сексуальное нижнее белье. Думаю, что у Виктории Сикрет есть распродажа. Что ты скажешь по поводу автозагара?
Глаза Кеннеди расширяются от ужаса.
— Ничего кардинального, просто распыляется из баллончика. Нам необходимо покрасить твои корни. Что ты думаешь насчет платья или юбки? Мне кажется юбка с туфлями от Gucci из змеиной кожи, — Пейдж по-прежнему игнорирует выражение ужаса и полнейшего отвращения на лице Кеннеди, пока продолжает свои поиски в Интернете.
— Если она заставит меня пойти по магазинам, ты пойдешь со мной, — даже не спрашивает, а утверждает Кеннеди.
Несколько часов спустя я лежу на диване, свернувшись калачиком, с огнем, пылающем в камине, файл по этому уголовному делу и ноутбук лежат на подлокотнике кресла рядом со мной.
Я всегда любила свой дом. Мои родители воротили от него нос, как только я его купила, чем еще больше убедили меня, что это идеальное место. Он относится к недвижимости на небольшом Cape Cod среди семей среднего класса.
Окончив юридический факультет, предполагалось, что я должна занять соответствующую позицию в фирме своего отца в Индианаполисе и жить рядом с ними. После самостоятельной жизни в течение нескольких лет в Гарварде, имея возможность дышать без их постоянного вмешательства в мою личную жизнь, я поняла, что как только получу диплом, домой не вернусь. За все время это единственный мой бунт, который я осмелилась совершить по отношению к своим родителям. Но к полному ужасу мамы и отца, я ко всему прочему приняла предложение от фирмы в Саут-Бенд, которая находилась в полутора часах езды от их дома.
К сожалению, я нахожусь не так уж и далеко, чтобы избежать их суда и воздействия, которое они продолжают оказывать на мою жизнь.
Я хочу, чтобы они наконец поняли, что я вполне самостоятельный человек и собираюсь делать то, что доставляет мне удовольствие, а не то, что должно выглядеть приемлемым со стороны. Идея взяться за дело об убийстве, на самом деле захватывает и пугает.
Устроившись поудобнее на диване, я начинаю искать в Интернете дополнительные сведения о Ричарде. Мне необходимо выяснить об этом мужчине намного больше, нежели я уже читала в журналах. Не только нужно глубже узнать самого Ричарда, как человека, но также и всех людей, которые были связаны с ним. Из того, что я читала ранее, знаю, что он был женат на Стефани, женщине моложе его на тридцать лет (смех, да и только). Супруга — особенно так быстро ставшая бывшей — всегда первый подозреваемый.
Вспоминая слова Кеннеди, у меня действительно нет другого выхода, как только влезть в голову Далласа. Что бы сделал Даллас в этом случае? Он бы, наверное, сделал что-то незаконное, типа порылся бы в конфиденциальных закрытых документах суда или же ворвался бы в дом экс-жены.
На такие крайности я точно не готова. Я умная и находчивая, и у меня куча юридических возможностей. Я смогу это сделать, не опускаясь до его уровня. Таким образом вернув своего внутреннего ЛИДЕРА, я открываю свой доступ на сайт по судебным делам, вбиваю имя Стефани, пытаясь выяснить имела ли она когда-либо проблемы с законом, и не подавал ли Ричард на нее иски.
Звонок сотового телефона, лежащего на подушке под моей правой рукой, отвлекает мое внимание от экрана. Взглянув на дисплей — номер неизвестный. Но я должна на него ответить, поскольку этот звонок может быть от одного из моих клиентов, использующих другой номер, я подношу телефон к уху.
— Лорелей Уорнер.
На другом конце кто-то хмыкает, прежде чем сказать:
— Вау, ты даже отвечаешь на звонок с пафосом.
Стиснув зубы, я делаю глубокий вдох, прежде чем ответить:
— Что ты хочешь, Даллас, и как ты узнал мой номер?
— Аууу, только не играй передо мной Адвокатшу. Ты же ждала мой звонок, — говорит он явно с сексуальным подтекстом.
Нет. Ничего нет в Далласе Осборне сексуального.
— Извини, что беспокою тебя. Уверен, что ты конечно же очень занята в понедельник вечером, сидя дома и размышляя насколько ты ненавидишь весь мужской род, — добавляет он со смехом.
— Я вешаю трубку.
Убираю трубку от уха, я слышу его крик и медленно возвращаю ее к уху.
— Послушай, ты мне не нравишься, и я тебе тоже. Мы можем объявить перемирие на какое-то время? — со вздохом спрашивает Даллас.
Ожидая продолжения, я молчу.
— Я сижу над записями Теда твоих показаний и не могу прочитать ни слова из-за его почерка, он пишет, как курица лапой. Мне просто нужно узнать, ты заметила или нет, что входная дверь была повреждена, когда вошла в дом Ричарда Кавингтона? — поясняет он.
Он хочет, чтобы я помогла ему с этим делом, которое должно было быть моим. Этот придурок действительно думает, что я буду ему помогать?
— Ты абсолютно прав. Наверное, в данном конкретном случае будет лучше, если мы оставим наши разногласия. Ведь первоначальная цель — выяснить, кто убийца.
Я слышу вздох облегчения Далласа на противоположном конце трубки.
— Точно. Хорошо, что ты главная персона в этом деле, Лорелей.
Услышав свое имя, я замолкаю. Он никогда не называл меня по имени раньше, всегда по-другому и с оскорблениями. Я игнорирую какую-то чувство, появляющееся у меня в сердце, и вспоминаю слова Кеннеди: «отвлечь его от игры, сбив с толку».
— Ох, я определенно главная персонала, Даллас, — ласково говорю я ему. — Бери ручку и записывай.
Я слышу, как шуршит бумага.
— Готов, давай.
Следуя указаниям Кеннеди, я отбрасываю свой осторожный и интеллигентный нрав.
— Я не собираюсь подтирать твою задницу по поводу этого уголовного дела, Даллас Осборн. Когда я выясню, кто убил Ричарда Ковингтона, а я это выясню, я поставлю большую жирную точку и буду смеяться, пока ты будешь занят, сидя дома в понедельник вечером, сжимая свой член в руке.
Я отключаюсь, бросив телефон на журнальный столик, и улыбаюсь про себя.
А думать и говорить, как Даллас может оказаться самым лучшим советом, который мне когда-либо давала Кеннеди.

Глава 4

— Не знаю почему, но я даже не удивлена от того, что вы принесли с собой инструменты для взлома, — говорю я Кеннеди, наблюдая, как она присела перед дверью Ричарда Ковингтона, пытаясь открыть замок.
Прошла неделя с тех пор как я была в этом доме, где и обнаружила Ричарда, застреленного на полу библиотеки. Я вела всего лишь два уголовных дела, а оставшееся свободное время тратила, пытаясь отыскать как можно больше информации о Ричарде и Стефане. Наверное, мне ни в коем случае не стоило говорить Кеннеди, что я бы очень хотела, хотя бы на час попасть в дом к Ричарду, возможно попытаться найти что-нибудь, что могло бы помочь расследованию. Час спустя она постучалась в мою дверь и приказала надеть что-нибудь черное и захватить с собой фонарик.
— Я не могу поверить, что мы это делаем. Вы же знаете, что меня лишат лицензии, правда ведь? — жалуюсь я Кеннеди, поворачиваясь к ней спиной и осматривая темный газон. Если бы я не участвовала во всем этом, то могла бы просто сослаться на незнание, если нас поймают.
— Мне казалось, ты собиралась оставить свою работу. Так кого волнует, если тебя уволят? — шепчет мне Пейдж, светя фонариком в сторону Кеннеди.
— Есть большая разница между увольнением и лишением лицензии, Пейдж. Если нас поймают, я потеряю свою лицензию и не смогу больше заниматься юридической практикой.
Мне на самом деле следует больше быть обеспокоенной последствиями. Я не должна здесь находиться, пока мои лучшие подруги взламывают место преступления. По крайней мере, одна проблема будет наконец-то решена… мои родители узнают, чем я занимаюсь в свободное время, когда им придется вытаскивать меня из тюрьмы.
— Первое правило, Лорелей, если ты собираешься быть в этом бизнесе: всегда носи с собой скрепку или гаечный ключ с вращением в заднем кармане и перестань быть такой сладкой задницей, — объясняет Кеннеди, аккуратно вставляя инструмент в замок с точностью хирурга, проводящего операцию на открытом сердце.
— Я думала, что первое правило было побороться с этим мужчиной? — со смехом спрашивает Пейдж.
— Какого черта мы будем делать, если сработает сигнализация? — шепчу я, нервно оглядываясь вокруг.
— Сигнализация не сработает, потому что Тед сказал мне, что они отключили ее на пару дней, чтобы детективы могли свободно приходить и уходить, когда им вздумается, — отвечает Кеннеди, пристально глядя на дверь, продолжая возиться с замком.
Спустя несколько секунд я слышу громкий щелчок.
— Готово! — восклицает Кеннеди.
Она достает еще один инструмент из своего заднего кармана, на этот раз швейцарский армейский нож, и разрезает им полицейскую ленту, протянутую через дверь. Поднимается во весь рост и толкает дверь, и мы заходим в темный дом.
— Я заменю ее, когда мы будем уходить. Держите фонарики вниз. Мы же не хотим, чтобы проезжающие автомобили увидел прыгающий свет в окне, — предупреждает нас Кеннеди.
Мы тут же опускает фонарики на пол.
— Ты уверена, что охранник у ворот никому ничего не скажет? — нервно спрашиваю я ее, пока мы стоим в фойе.
— Однозначно. Я ходила в школу с этим парнем, и пару месяцев назад его бывшая жена попросила спросить его при встрече, как он себя чувствовал, надевая ее нижнее белье и шпильки. Я сказала ему, что отправлю уйму писем по емайл всем, кого он знает, — отвечает Кеннеди.
— Боже мой, этот парень прыгал вокруг нее на кухне в чулках в сетку и туфлях на шпильке? — в шоке спрашивает Пэйдж, я закрываю за нами дверь.
Кеннеди кивает, светя своим фонариком слева направо.
— Именно он. Его жена пришла домой как-то пораньше с работы и увидела, как он танцует заключительную часть танца из «Грязных танцев».
Пейдж и я стоим позади Кеннеди, пока она осматривается и решает в каком направлении лучше двигаться.
— Это место действительно жуткое. Тут кто-то умер, — тихо жалостно говорит Пейдж, пока мы медленно шаг за шагом через фойе направляемся в библиотеку.
Хотя темно и Кеннеди идет впереди нас, но я вижу, как она закатывает глаза.
— Перестань быть таким ребенком. Тела же здесь уже нет.
— Ты не хочешь признаться, что тебя это пугает хоть чуть-чуть? Ты вошла в дом, где находилось его тело. Это просто ужасно, — говорит Пейдж с содроганием, пока мы останавливаемся рядом с кровавым пятном на кремовом ковре.
Кеннеди игнорирует ее жалобы и направляется к гигантскому дубовому столу в дальнем конце комнаты.
— Я начну с этой комнаты. Лорелей, ты проверь первый этаж. У это парня дом с размером небольшой страны. Он мог бы расположить десять фирм в таком большом доме, но вместо этого, он сделал библиотеку на первом этаже. Очевидно, что он немного странноват. Пейдж, тебе нужно осмотреть все комнаты наверху и постараться найти картотеку или какое-то место, где Ричард мог хранить документы. В этом доме он явно ощущал себя в полной безопасности… подруги, ищите все, что сможете найти.
— Черт побери, почему я должна бродить наверху одна?
Пейдж стоит в дверях, скрестив руки на груди.
— Нечего бояться. Это всего лишь пустой дом. Соберись и приступай к работе, — командует Кеннеди. — Может быть, если повезет, ты сможешь покапаться в гардеробе бывшей. Она давно съехала, но я слышала, как в день убийства офицеры сказали, что она кое-что оставила из вещей.
Даже от слабого света наших фонарей, я вижу, как глаза Пейдж загораются от волнения.
— Если понадоблюсь, я буду наверху.
Она поворачивается и просто выбегает из комнаты, спустя несколько секунд я слышу стук ее каблуков по лестнице.
В течение следующих двадцати минут, я осматриваю первый этаж, передвигаясь из комнаты в комнату, не обнаружив ничего интересного. Я возвращаюсь в библиотеку и застаю Кеннеди, читающую содержимое папок, которые она вытащила из стола.
— Мне даже не верится, что Пейдж была так напугана, придя в этот дом, — со смехом говорит мне Кеннеди, как только видит меня. — Она крупнейшая кокетка… СУКИН ГРЕБАННЫЙ СЫН, КАКОГО ЧЕРТА ЭТО БЫЛО?
Кеннеди чуть ли не визжит совершенно не характерным для нее девчачьим голосом. И я вижу, как она вскакивает на кресло, начиная водить фонариком туда-сюда под столом.
— Что-то дотронулось до моей ноги! Что-то коснулось моей ноги! — кричит она.
Направляя свой фонарик под стол, я медленно обхожу вокруг него, пока не останавливаюсь рядом с креслом Кеннеди.
— Я ничего не вижу. Ты уверена, что не задела ногой об стол? — спрашиваю я, присев на корточки, чтобы получше рассмотреть под столом.
— Я не задевала ногой об этот чертов стол! Что-то дотронулось до моей лодыжки, — с раздражением утверждает она.
Я стараюсь скрыть свой смех от того насколько испугана и зла Кеннеди.
— Что ты недавно сказала Пейдж? — спрашиваю ее я, продолжая свой путь вокруг массивного стола. — Перестань быть таким ребенком?
Я не могу уже сдерживаться и фыркаю от смеха.
— Не заставляй меня сходить с этого кресла и надирать тебе задницу, Лорелей.
Я снова смеюсь и качаю головой.
— Здесь никого нет. Думаю, ты просто… БОЖЕ ЖЕ МОЙ, ЧТО ЭТО?!
Звук напоминает помесь гремучей змеи и причитания умирающего доходяги из-под стола. Я спешно отскакиваю, спотыкаюсь и падаю на задницу. Фонарик выпадает из рук, катится по полу, луч мигает из стороны в сторону по всей комнате, как вспышка света.
— Я говорила тебе! Говорила, что кто-то коснулся меня! — победно кричит Кеннеди.
Я продолжаю на заднице отползать как можно дальше назад, подальше от стола.
— Перестань так радоваться, а вдруг тот, кто под столом пытается нас убить!
Вдруг комната наполняется ярким светом, я морщусь, моргая.
— Выключи свет! А если кто-то увидит? — кричит Кеннеди Пейдж, стоящей в дверях.
Закатив глаза, Пейдж шагает по комнате, опускается на четвереньки и наполовину исчезает под столом. Шипение и стоны становятся громче, когда Пейдж вдруг вытаскивает белый сердитый шар, похожий на кошку.
— Правда? Я слышала даже наверху, как ты кричала. Соседи, наверное, услышали уже тебя. Свет — это наименьшая твоя проблема, — говорит Пейдж, поднимаясь с кошкой, крепко ухватив ее за загривок.
Поднявшись на ноги, я подхожу к ней.
— Ой, бедняжка. Ты одна в этом доме всю неделю. У нее все еще засохшая кровь на лапах.
Кошка отвечает на мое беспокойство шипением с такой силой, что даже плюется.
— Пока вы, две идиотки пребывали в ужасе от кошки, я нашла кое-какие интересные письма в комнате Ричарда, — говорит нам Пейдж, протягивая мне кошку и нагибаясь, чтобы забрать с пола бумаги.
Кошка смотрит на меня большими, грустными глазами и я чувствую своеобразную связь с ней, она начинает низко урчать и снова шипит.
Кеннеди слезает со стула и поворачивается, показывая рукой на кошку.
Подняв руки вверх, качает отрицательно головой.
— О нет. Даже не думай об этом. Эта кошка засранка.
Кошка шипит и пытается вырваться из моих рук к Кеннеди. Я крепче держу ее, пытаясь удержать ее, чтобы она не бросилась царапать лицо Кеннеди.
— Не называй ее так, — шепчу я. — Скорее всего, она пребывает в шоке, что убийство ее хозяина произошло прямо у нее на глазах.
Я удерживаю ее одной рукой, второй пытаясь успокоить, почесав за ушами.
Кеннеди делает шаг вперед и внимательно смотрит на кошку.
— Сейчас уже не такая крутая, да?
Кошка опять шипит, и я отворачиваюсь от Кеннеди, так по крайней мере ее никто не будет дразнить.
— Так какие письма ты нашла в комнате Ричарда? — спрашиваю я Пейдж.
Она протягивает бумажки, Кеннеди просматривает их.
— Ну и ну. Похоже адвокат Ричарда пытался его шантажировать, — говорит Кеннеди с улыбкой. — Месяц назад он послал Ричарду электронное письмо, сообщив, что если Ричард не заплатит ему четверть миллиона долларов, он расскажет все, что знает.
— А не сказано, что он имеет ввиду? — спрашиваю я.
Кеннеди листает страницы.
— Неа. Здесь повторяется одно и тоже, но Ричард в основном говорит ему отвалить.
Кеннеди протягивает мне письма, и когда я вижу имя и адрес электронной почты в верхнем углу страницы, мой рот раскрывается.
— О, Боже мой. Я знаю этого парня. Я училась с ним в юридической школе.
Майлс Харпер. Он был в выпускном классе, и мы пересекались пару раз с ним на занятиях. Он был идиотом тогда, и несколько раз я видела его на общественных мероприятиях, уже когда учились на юрфаке, могу сказать одно — он не изменился.
— Ну, значит, заставить его рассказать тебе все — это просто твоя удача, — говорит мне Пейдж с улыбкой.
— Пейдж, почему на тебе блестящие серебряные туфли? — вдруг спрашивает Кеннеди.
Я смотрю на ноги Пейдж и, конечно же, черные сапоги, в которых она пришла, сейчас заменены на четырехдюймовые шпильки, покрытые кристаллами.
— Ты правда думаешь, что я найдя гардероб бывшей жены миллиардера не примерила бы шпильки? Я не могу поверить, что она оставила их.
Пейдж выставляет свою ногу и свет просто переливается и искрится от ее туфель.
— Верни, — предупреждает Кеннеди.
Пейдж переминается с ноги на ногу на шпильках.
— Но ей они даже не нужны! И у нее шесть пар просто потрясающей обуви здесь. Они из летней коллекции Даниэля Мичетти 2010 году. Это кристаллы Сваровски!
— Ты что, говоришь по-русски? — жалуется Кеннеди. — Я понятия не имею, о чем ты говоришь.
Кошка шипит на Кеннеди.
— О, заткнись чертовая кошка. Верни обратно обувь и валим отсюда.
Кеннеди хватает мой фонарик с пола и смотрит на Пейдж, когда та выходит из комнаты, чтобы вернуть обратно обувь. Кеннеди останавливается в дверном проеме и оглядывается на меня, вопросительно приподнимая бровь.
Я делаю вид, что не понимаю ее вопроса, и продолжаю гладить кошку по голове. Наконец, она всплескивает руками.
— Ах, ты должно быть шутишь?
Я выхожу из себя.
— Я не могу оставить ее здесь. Она грязная, голодная и совершенно одна.
Кеннеди качает головой и вздыхает.
— Хорошо. Но если эта тварь сделает что-то мне, поскольку так смотрит на меня, по дороге домой, я открою дверь и вытолкаю вас обоих на полосу встречного движения.

Глава 5

Прошло несколько дней как мы вернулись домой, после обыска в доме Ричарда, я кормила Снежок тунцом из банки и пыталась помыть ее в ванне. До сих пор царапины, покрывают мои руки, и мокрая кошка не выходила из-под моей кровати целый день. Даже высохнув, она часто скрывается от меня под кроватью, шипя и даже рыча всю ночь, вернее сказать каждую ночь.
Теперь мне кажется, что имя Снежок не очень ей подходит.
Между расследованием по делу Ричарда Ковингтона и попытками уговорить кошку вылезти из-под моей кровати, при этом не получив новые царапины, я просматривала альбом выпускников с Майлсом Харпером. Оказывается, он работает в одной из фирм моего отца. Поскольку я буду ужинать с родителями в эти выходные, решила подождать, по расспрашивать их, перед тем, как говорить с ним.
В то же время, я пришла к выводу, что можно также поговорить и с другими подозреваемыми. По большей части, Ричард Ковингтон вел довольно обычную жизнь. Он вырос в обеспеченной семье, относящейся к высшему классу, у него не было ни братьев, ни сестер, и уже не было родственников. Он отправился в школу, чтобы стать врачом, изобрел новый тип катетера для сердца и заработал на этом миллиарды. Несколько лет назад встретил свою будущую жену, произнося речь в своей альма-матер. Она была студенткой, конечно же. Зачем пятидесяти пятилетнему миллиардеру жениться на ком-то своего возраста?
Согласно проведенному расследованию, он был честным, кроме того меценат, жертвующий средства во многие благотворительные фонды. Единственным его недостатком было пристрастие к порно, так говорилось на странице Facebook его бывшей жены. Большинство ее сообщений было именно об этом, с тех пор как они разошлись: «Я боролась с этим так долго, но пришло, наконец, время поговорить начистоту. Ричард и я разошлись из-за его пристрастия к порно».
Я так рада, что не сторонница Facebook. Считаю ужасным, трясти своим грязном бельем на весь мир. От ее заявления у меня только усиливаются подозрения на ее счет.
Поскольку я не хочу открывать свое настоящее имя, чтобы никто не знал, чем я занимаюсь, я использую фальшивое имя, чтобы задавать вопросы. Мне кажется, что его бывшая может быть неплохим началом.
— Здравствуйте, миссис Ковингтон, я Лори Вагнер. Мы говорили по телефону?
Стефани Ковингтон стоит в дверях своей квартиры с чашкой чая в руке и смотрит на меня с замешательством несколько минут.
— Да, верно. Вы репортер, — говорит она, кивая и открывая дверь шире. — Проходите, я только что сделала чай taheebo. Мой травник сказал, что у меня вяло работает печень. Не хотите чашечку? У вас печень работает не вяло?
Я понятия не имею, как реагировать на ее предложение, поэтому просто улыбаюсь и вежливо отказываюсь, входя в дверь.
Стефани Ковингтон выглядит совсем не так, как я представляла, учитывая, что она на тридцать лет моложе своего супруга. Ну, у нее глубокомысленный вид, какой рисуют на картине, тютелька в тютельку. Выглядит она на двадцать пять и обладает яркой внешностью супермодели с длинными светлыми волосами и грудью, которой хочется как-то помочь, чтобы она окончательно не вывалилась из облегающего красного платья.
Если честно я представляла, что она будет вести себя как элитная золото искательница. Но когда мы говорили по телефону, Стефани сказала, что будет очень счастлива ответить на некоторые мои вопросы и была со мной вежлива.
Страницы:

1 2 3 4 5





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.