Библиотека java книг - на главную
Авторов: 37925
Книг: 96458
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Нелегкий день. Из первых уст об операции «морских котиков» по ликвидации Усамы бен Ладена»

    
размер шрифта:AAA

Марк Оуэн, Кевин Морер
Нелегкий день. Из первых уст об операции «морских котиков» по ликвидации Усамы бен Ладена

Единственным легким днем был вчерашний.
Девиз "морских котиков"
Да здравствует братство!
Перевел с английского C. Э. Борич по изданию: NO EASY DAY (The Firsthand Account of the Mission that Killed Osama Bin Laden) by Mark Owen with Kevin Maurer, 2012.

© 2012 by Mark Owen
© Перевод. Издание на русском языке. ООО «Попурри», 2013

От автора

Когда я учился в школе на Аляске, как-то раз нам дали задание написать аннотацию к любой книге на свой выбор. Просматривая стеллажи в библиотеке, я наткнулся на «Людей с зелеными лицами» бывшего «морского котика» Джина Венца. Книга была посвящена военным миссиям боевых пловцов в дельте Меконга во Вьетнаме. В центре повествования, насыщенного описаниями засад и перестрелок, была охота на коварного полковника из Северного Вьетнама.
С первой же страницы я понял, что хочу быть «котиком». Чем больше я углублялся в чтение, тем сильнее становилось желание испытать себя в этом деле.
Проходя военную подготовку на Тихоокеанском побережье, я познакомился с людьми, которые, как и я, ненавидели неудачи и стремились показать все, на что способы. Мне выпала честь служить в их рядах и учиться у них. Я рос и мужал бок о бок с ними.
Моя личная война закончилась после тринадцати командировок, насыщенных многочисленными боевыми заданиями. Своей книгой я подвожу черту под этим этапом жизни. Прежде чем окончательно распрощаться с военной карьерой, мне хотелось бы объяснить, что двигало мною в ходе изнуряющих тренировок и целого десятилетия участия в боевых операциях.
Мы не супергерои, но у нас есть общая цель служить великому делу. Нас объединяет братство, и эта связь дает нам силы без раздумий идти на смертельный риск.
Это история подразделения особых людей, в котором я имел честь служить с 1998 по 2012 год. Я изменил все имена, включая и свое, и в книге не содержится никаких деталей операций, которые на данный момент еще не завершены.
Кроме того, я не раскрываю в ней особенностей тактики, способов и методов борьбы с террористами и мятежниками, которые наши группы ежедневно ведут по всему миру. Так что если вам нужны секреты, то вы обратились не по адресу.
Стараясь по возможности точно описывать происходившие события, я придаю особое значение тому, чтобы не раскрыть секретной информации. С помощью издательства я привлек к работе бывшего юриста министерства обороны, который занимался специальными операциями, и он тщательно проверил текст на предмет наличия в нем не подлежащих разглашению фактов и сведений, которые могли бы быть использованы потенциальным противником для нанесения ущерба интересам безопасности США.
Если в книге я делаю ссылки на какие-то военные или правительственные структуры, то только для того, чтобы облегчить понимание описываемых событий, да и то лишь в тех случаях, когда об участии этих структур в тех или иных операциях уже было упомянуто ранее в других открытых публикациях или правительственных документах.
Иногда я использую подлинные имена старших военачальников, которые хорошо известны общественности, но лишь при условии, что это не ставит под угрозу осуществление ими своей деятельности. Во всех остальных случаях я умышленно обезличиваю повествование, сохраняя анонимность всех участвующих лиц. В нем также не раскрывается никаких технологий, описание которых могло бы представлять угрозу безопасности США.
Вся содержащаяся в книге информация почерпнута из не секретных публикаций и других открытых источников. Ни один из приведенных фактов не может быть использован для официального или неофициального подтверждения или опровержения тех или иных событий и участия в них конкретных людей, учреждений или правительственных структур. В целях сокрытия некоторых моментов операций в отдельных случаях я опускаю конкретные даты и меняю последовательность событий, однако это не влияет на точность описываемых деталей. Всем упомянутым мною миссиям уже были посвящены многочисленные публикации в печати и правительственные заявления. Их можно найти в открытых источниках.
Изложение всех событий, а также содержание бесед и диалогов основывается на моих личных воспоминаниях. Боевые действия развиваются, как правило, хаотично, но я, как мог, старался сохранить точность в их описании и беру на себя личную ответственность за любые обнаруженные ошибки. Книга представляет только мое видение событий и не отражает взглядов руководства военно-морскими силами, министерства обороны или каких-либо других лиц и учреждений.
Несмотря на предпринятые усилия по защите национальных интересов США и безопасности людей, продолжающих боевые операции по всему миру, все же считаю, что книга достаточно точно описывает события и дает правдивую картину деятельности «морских котиков» и царящих в этой среде взаимоотношений. Я не считаю свой опыт чем-то исключительным. Я не лучше и не хуже любого из своих сослуживцев. Решение написать книгу далось мне нелегко, и я знаю, что за нее кое-кто будет косо посматривать на меня.
Тем не менее я считаю, что настало время честно рассказать об одной из самых значимых военных операций в истории США. В многочисленных репортажах, посвященных ликвидации бен Ладена, упускается такая важная деталь, как причины успеха этой миссии. Своей книгой я хочу наконец воздать должное тем людям, которые его обеспечили. Операция стала плодом коллективного творчества очень многих людей. Это и аналитики разведывательных служб, которые обнаружили местонахождение Усамы бен Ладена, и пилоты вертолетов, доставившие нас в Абботтабад, и группа, непосредственно участвовавшая в боевой операции. Каждый из них сыграл свою роль в конечном успехе.
Эта книга – история о мужественных людях и о жертвах, на которые им приходится идти ради дела. В ней рассказывается o братстве, которое существовало в этом элитном подразделении задолго до того, как я поступил в него на службу, и будет продолжать существовать еще долгое время после того, как я покинул его.
Надеюсь, что в один прекрасный день какой-нибудь школьник прочтет эту книгу и также решит стать «морским котиком» или посвятить свою жизнь другой великой цели. Если такое произойдет, я буду считать, что не напрасно написал ее.
Марк Оуэн 22 июня 2012 года Вирджиния-Бич

Пролог
Высадка

За минуту до подлета к цели командир «Черного ястреба» открыл дверь вертолета.
В темноте я мог видеть только его силуэт, которому придавал несколько странный вид прибор ночного видения, закрепленный на шлеме. Он поднял вверх большой палец. Я огляделся по сторонам и увидел, как все члены нашей команды молча передали друг другу этот знак.
Кабину наполнил рев двигателя. Лопасти винта «Черного ястреба» с грохотом рассекали воздух, заглушая все остальные звуки. Когда я выглянул наружу в надежде разглядеть Абботтабад, на меня обрушился мощный поток воздуха.
За полтора часа до этого мы разместились в двух «Черных ястребах» МН-60 и поднялись в безлунное небо. От нашей афганской базы в Джелалабаде до пакистанской границы было рукой подать, а там оставался еще час полета до цели, которую мы уже несколько недель изучали по снимкам со спутника.
В вертолете царила почти полная темнота, если не считать огоньков, светившихся на приборной панели пилотской кабины. Всю дорогу я сидел скрючившись, прижатый к левой двери. Чтобы облегчить вес вертолета, мы вытащили из него все сиденья, и теперь сидели либо прямо на полу, либо на легких складных стульчиках, приобретенных по случаю в магазине спортивных товаров.
Теперь, сидя на пороге открытой двери, я смог вытянуть затекшие ноги наружу, чтобы восстановить кровообращение. Рядом со мной в кабине и во втором вертолете находились еще двадцать три моих товарища из группы разработки специальных методов ведения боевых действий ВМС Соединенных Штатов (DEVGRU). С некоторыми из них я участвовал в десятках боевых операций, знал их больше десяти лет и безоговорочно доверял каждому.
За пять минут до этого в кабине вертолета началось движение. Бойцы стали надевать шлемы, проверять рации и оружие. На мне было 27 килограммов снаряжения, в котором каждый грамм был придирчиво отобран и выверен в сотнях аналогичных миссий на протяжении десятков лет.
Группа была тщательно составлена из самых подготовленных бойцов нашего подразделения. В течение двух последних суток, когда время начала операции то назначалось, то снова откладывалось, мы уже не раз проверили и перепроверили все снаряжение и теперь находились в полной готовности.
Об этой миссии я начал мечтать еще с 11 сентября 2001 года, когда наблюдал по телевизору террористическую атаку на Всемирный торговый центр, сидя в казарме на Окинаве. Я только что вернулся с тренировки и успел увидеть, как второй самолет врезается в здание. Я не мог оторваться от экрана, наблюдая, как после столкновения самолета с башней с ее противоположной стороны вырос огненный шар, а из здания повалил дым.
Как и у миллионов других американцев, у меня захватило дух от увиденного. Я не мог поверить своим глазам и до самого вечера не отходил от телевизора, пытаясь хоть как-то осмыслить, что произошло. Одно столкновение самолета со зданием еще могло быть несчастным случаем, но второе, без сомнения, было террористическим актом. Таких случайностей не бывает, и последовавшие комментарии подтвердили лишь то, что мне было понятно с самого начала.
Одиннадцатого сентября 2001 года я находился на своем первом боевом задании, и когда было упомянуто имя Усамы бен Ладена, все были уверены, что нашу группу уже назавтра переправят в Афганистан. На протяжении полутора лет мы готовились к своей миссии. Тренировки проходили в Таиланде, на Филиппинах, в Восточном Тиморе и Австралии. Теперь, глядя на экран телевизора, я мечтал перенестись с Окинавы в горы Афганистана и устроить там охоту на боевиков Аль-Каиды, чтобы хоть как-то рассчитаться за содеянное.
Но приказа так и не последовало.
Я был огорчен. Неужели я попал в состав «морских котиков» и прошел изнурительную подготовку только для того, чтобы смотреть телевизор? Разумеется, в письмах родственникам и друзьям я не давал выхода своему разочарованию. Они спрашивали у меня, поеду ли я в Афганистан. Ведь я служил в элитном спецназе, и такое развитие событий представлялось им вполне логичным.
Я помню, как в то время переписывался со своей девушкой по электронной почте. Мы говорили об окончании моей текущей миссии и строили планы насчет того, как проведем время перед следующей командировкой.
«Мне остался еще месяц, – писал я. – Скоро вернусь, если только до этого мне не прикажут убить бен Ладена». Подобные шутки я не раз слышал от своих сослуживцев.
И вот теперь, когда «Черный ястреб» находился уже над целью, я мысленно перенесся на десять лет назад. Все это время я мечтал о том, чтобы принять участие в такой операции. Лидер Аль-Каиды олицетворял для меня все, против чего мы боролись. Это он отдал пилотам приказ атаковать здания, и, глядя по телевизору репортажи из Нью-Йорка, Вашингтона и Пенсильвании, я понимал, что это война, которую начали не мы. Все эти десять лет многие люди шли на неимоверные жертвы, чтобы только получить шанс поучаствовать в миссии возмездия.
Из них восемь лет мы были заняты тем, что охотились на лидеров Аль-Каиды и уничтожали их, и вот теперь лишь считанные минуты отделяли нас от того момента, когда мы проникнем в логово бен Ладена.
Схватившись рукой за трос, прикрепленный к фюзеляжу «Черного ястреба», я почувствовал, что кровообращение окончательно восстановилось даже в пальцах ног. Стоявший рядом со мной снайпер также выставил одну ногу за борт, чтобы освободить хоть немного места для остальных членов группы, толпившихся у двери. Ствол его винтовки выискивал цели внизу. Он должен был обеспечить огневое прикрытие для бойцов, высаживающихся с южной стороны виллы.
Еще вчера никто из нас не верил, что Вашингтон даст добро на эту миссию, и вот теперь, спустя несколько недель ожидания, мы оказались у места назначения. Разведка сообщала, что наша цель находится на вилле. Я очень на это рассчитывал, но удивить меня уже ничто не могло, так как уже несколько раз мы чуть ли не вплотную подбирались к бен Ладену, но пока без особого успеха.
В 2007 году мы предприняли одну из таких попыток, основываясь на слухах. Было получено сообщение, что он окончательно перебрался из Пакистана в Афганистан. Источник утверждал, что видел в горах человека в «развевающихся белых одеждах». Мы готовились несколько недель, но информация оказалась уткой. На этот раз все должно было быть иначе. Перед нашим отъездом аналитик ЦРУ, проследившая весь путь бен Ладена до Абботтабада, дала стопроцентную гарантию, что он находится там. Мне хотелось верить, что она права, но из собственного опыта я хорошо знал, что окончательные выводы можно делать только после завершения операции.
Однако сейчас было не до размышлений. До виллы нам оставалось всего несколько секунд, и ее обитателям сегодня предстояла не самая спокойная ночь.
За последние десять лет мы уже бесчисленное количество раз проводили операции, подобные этой. Я высаживался в Ираке, Афганистане и на Африканском Роге. Мы участвовали в миссии по спасению Ричарда Филлипса, капитана контейнерного судна «Maersk Alabama», захваченного тремя сомалийскими пиратами в 2009 году. С тактической точки зрения сегодняшняя операция ничем не отличалась от сотен других, но в историческом плане она была особенной.
Когда я взялся рукой за трос, меня охватило спокойствие. Каждому в нашей группе уже тысячу раз до этого приходилось слышать команду о минутной готовности, и с этой точки зрения сегодняшний день был похож на все предыдущие. Через открытую дверь вертолета я всматривался в темноту, пытаясь найти ориентиры, хорошо известные по спутниковым снимкам, которые за несколько недель подготовки мы уже выучили наизусть. Я не был привязан страховочным концом к вертолету, и мой товарищ Уолт придерживал меня рукой за ремень, чтобы я не выпал. Все столпились у двери позади меня, готовые в любой момент последовать вниз. Справа был хорошо виден хвост второго вертолета, который также направлялся к месту десантирования.
Как только мы миновали каменный забор, ограждавший участок с юго-западной стороны, наш вертолет завис и начал снижаться к точке высадки. С десятиметровой высоты мне хорошо было видно белье, сохшее на веревках во дворе. На него летели клубы пыли и комья грязи, поднятые винтами. По двору вихрем метался мусор. В загоне неподалеку в панике бились козы и коровы, напуганные ревом двигателей.
Присмотревшись, я обнаружил, что мы все еще висим над гостевым домиком. Тут вертолет резко встряхнуло, и я понял, что пилот с большим трудом удерживает его в воздухе. Нас болтало между крышей гостевого дома и забором. Бросив взгляд на командира экипажа, я увидел, что он что-то кричит в микрофон, прижатый к губам, пытаясь сориентировать пилота.
Вертолет то и дело подбрасывало. Ему явно не хватало тяги винтов. Толчки были не слишком сильными, но что-то очевидно шло не по плану. Пилот лихорадочно орудовал рычагами, пытаясь успокоить машину. До этого наши летчики проделывали подобные маневры уже столько раз, что удержать вертолет над целью для них было не труднее, чем припарковать автомобиль.
Еще раз взглянув вниз, я уже решил выпустить десантные тросы, чтобы выбраться наконец из машины, потерявшей управление. Я знал, что это рискованно, но мне слишком уж не терпелось оказаться на земле. Ведь стоя у открытой двери вертолета, я вообще ничего не мог предпринять. Мне нужно было только отыскать удобное место для высадки.
А оно все так и не появлялось.
– Отходим, отходим, – услышал я в наушниках.
Это означало, что первоначальный план по быстрой высадке на тросах провалился. Теперь нам нужно было переместиться в южном направлении, приземлиться и атаковать здание снаружи, преодолевая забор. Операция затягивалась, и у обитателей дома появлялось время, чтобы вооружиться.
У меня перехватило дыхание.
До того момента, как я услышал приказ на отход, все шло как по писаному. Мы благополучно миновали пакистанские радары и системы противовоздушной обороны и прибыли к цели, никем не замеченные. Теперь же все летело к чертям. Мы были готовы к такому повороту событий, но это означало, что надо переходить к запасному плану. Если цель действительно находилась в доме, то нашим козырем был фактор внезапности, а он исчезал с каждой секундой.
Пытаясь выбраться из нестабильного положения, вертолет вдруг совершил крутой вираж вправо, повернувшись на 90 градусов. Я почувствовал, как хвост резко уходит влево. Это было настолько неожиданно, что я едва успел ухватиться за что-то в кабине, чтобы не вывалиться из двери.
Мое туловище свесилось за борт, и на секунду меня охватила паника. Бросив десантный трос, я всеми силами пытался снова забраться внутрь кабины, но у двери стояла толпа, и свободного места не было. Я почувствовал, как Уолт тянет меня за веревочную петлю, и в это время вертолет резко просел. Другой рукой Уолт пытался удержать снайпера. Я подался назад всем телом и практически лег на Уолта.
«О черт! Вот и приплыли», – подумал я.
Теперь, после разворота, вертолет двигался боком вперед, и мне было хорошо видно, как на меня надвигается каменный забор. Двигатель, мерно рокотавший до этого момента, перешел на визг, пытаясь вытянуть машину.
Вертолет, который сносило влево, едва не зацепил хвостовым винтом гостевой дом. Перед тем как отправляться на задание, мы шутили, что у нашей машины минимальные шансы на аварию, потому что в прошлом нам уже слишком часто доводилось переживать подобные моменты. Мы были уверены, что уж если какому-то из вертолетов и суждено разбиться, так только тому, который вез вторую команду.
Тысячи людей потратили миллионы часов, чтобы обеспечить успех нашей миссии, а она теперь находилась на грани провала, хотя мы еще даже не ступили на землю.
Я постарался еще глубже вжаться в кабину и подтянул к себе ноги. Ведь если вертолет ударится о стену, он завалится на левый бок и мои ноги окажутся под фюзеляжем. Откинувшись назад как можно дальше, я прижал колени к груди. Снайпер рядом со мной пытался сделать то же самое, но свободного места было слишком мало. Теперь оставалось только надеяться, что вертолет не упадет на бок и не перерубит нам ноги.
Время словно остановилось. Я постарался выкинуть из головы мысли о предстоящем крушении. Земля стремительно приближалась. Все мое тело напряглось в ожидании удара.

Глава 1
Зеленая команда

Медленно пробираясь по коридору «дома убийств» – здания, которое мы использовали для тренировки на базе в Миссисипи, я чувствовал, как пот каплями стекает по моей спине, пропитывая рубашку.
Дело было в 2004 году, за семь лет до того, как я оказался на борту «Черного ястреба» в Абботтабаде, участвуя в одной из самых исторических специальных операций. Я проходил отборочный подготовительный курс для зачисления в 6-й отряд «морских котиков», полное название которого звучало как группа разработки специальных методов ведения боевых действий ВМС США, в сокращенном варианте DEVGRU. Участников этого девятимесячного курса называли Зеленой командой. Успешно прошедшие его кандидаты зачислялись в это элитное подразделение.
Мое сердце неистово колотилось, пот в буквальном смысле заливал глаза, и мне приходилось часто моргать. Вслед за своим напарником я подошел к двери, пытаясь успокоить дыхание и выкинуть из головы посторонние мысли. Я сильно нервничал, а это как раз то состояние, в котором чаще всего допускаются ошибки. Мне надо было сосредоточиться, ведь что бы ни ожидало нас в комнате, куда мы должны были войти, это было сущей ерундой по сравнению с группой инструкторов, наблюдавших за нами с мостика.
Инструкторами были боевые ветераны DEVGRU, которым был поручен отбор новой смены. Мое будущее было в их руках.
– Главное – дожить до обеда, – пробормотал я сам себе.
Это был мой способ справляться с волнением. В 1998 году я проходил базовую подготовку боевых пловцов, и меня спасала мысль о том, что надо дожить до того момента, когда можно будет немного отдохнуть и поесть. Неважно, что я уже не чувствую рук от усталости, держа тяжелое бревно над головой, или что мое тело закоченело в холодной воде. Ведь все это не может длиться вечно. Есть такая шуточная загадка: «Как можно съесть слона?» Ответ прост: «Кусок за куском». Вот так и я проходил одно адское испытание за другим: сначала дожить до завтрака, потом до обеда, до ужина, и все с самого начала.
В 2004 году я уже был «морским котиком», но попасть в DEVGRU – это пик карьеры. Это контртеррористическое подразделение сил специального назначения ВМС занималось освобождением заложников, выслеживанием военных преступников, а после событий 11 сентября еще и поиском и ликвидацией боевиков Аль-Каиды в Афганистане и Ираке.
Но пройти курс подготовки в Зеленой команде было совсем не просто. Одних только навыков «котика» для этого было недостаточно. Простое выполнение нормативов здесь считалось провалом, а второе место означало, что ты первый среди проигравших. Нормативы нужно было не выполнять, а перевыполнять. Чтобы добиться успеха в Зеленой команде, требовалось умение преодолевать стресс и работать на максимуме возможностей – постоянно.
Каждому тренировочному дню предшествовала изнуряющая физическая нагрузка: забеги на длинные дистанции, отжимания, подтягивания и прочие упражнения, которые только могли прийти в голову нашим садистам-инструкторам. Мы вручную перекатывали с места на место автомобили, а иногда и автобусы. Когда мы наконец добирались до «дома убийств», предназначенного для отработки навыков ведения боевых действий в помещениях и состоявшего из целой сети коридоров и комнат, наши мышцы были уже в состоянии полного истощения. Предварительная физическая нагрузка перед отработкой тактических боевых навыков должна была симулировать стресс, возникающий в условиях реальной операции.
Пробираясь по коридору, я совершенно не следил за тем, что делают инструкторы. У меня просто не было на это времени. Это была наша первая тренировка в «доме убийств». Ей предшествовал целый месяц парашютно-десантной подготовки в Аризоне. Там тоже было несладко, но это были только цветочки по сравнению с Миссисипи.
Я постарался забыть об усталости и боли в мышцах и полностью сконцентрироваться на двери, находившейся передо мной. Она была сделана из тонкой фанеры и не имела никаких замков и ручек. Ее уже столько раз взламывали наши предшественники, что мой напарник без труда распахнул ее толчком руки. Прежде чем войти, мы на секунду задержались на пороге, осматривая комнату в поисках мишеней.
Комната была квадратной. Ее стены были облицованы старыми железнодорожными шпалами, чтобы предотвратить рикошет пуль. Пока я водил стволом винтовки по стенам, отыскивая цели, напарник вошел следом за мной.
Ничего. Комната была пуста.
– Вперед, – сказал напарник, входя в комнату, чтобы заглянуть за угол.
Я инстинктивно занял позицию, чтобы прикрыть его, и тут же услышал, как инструкторы, стоявшие над нами на мостике, начали вполголоса переговариваться между собой. Мы не останавливались, но я уже понимал, что кто-то из нас только что допустил ошибку. На меня накатила волна стресса, но я тут же постарался выбросить все из головы. Времени переживать по поводу ошибок у нас не было. Нам оставалось еще осмотреть несколько комнат. Про первую уже можно было забыть.
Мы вернулись в коридор и подошли к следующей двери. Там я сразу же обнаружил две цели. Справа было изображение бандита с револьвером в руке. Он был одет в свитер и напоминал какого-то персонажа из гангстерских фильмов 1970-х годов. Слева был силуэт женщины с сумочкой в руках.
Я выстрелил в бандита. Пуля попала в самый центр мишени. Продолжая двигаться в его направлении, я сделал еще несколько выстрелов.
– Чисто, – сказал я, опуская ствол винтовки.
– Чисто, – отозвался напарник.
– Оружие на предохранитель и на ремень, – раздался сверху голос инструктора.
За нами наблюдало не менее шести инструкторов. Они ходили по мостикам, располагавшимся над зданием. Потолков в доме не было, и им были хорошо видны все наши действия и малейшие ошибки в ходе зачистки помещений.
Я поставил винтовку на предохранитель, повесил ее на плечо и рукавом вытер пот со лба, заливавший глаза. Сердце все еще колотилось, хотя упражнение было закончено. Само по себе оно не представляло особой сложности. Тактика зачистки помещений была нам хорошо известна, но в данном случае мы действовали в условиях стресса и физической усталости.
Тем не менее это не давало нам права на ошибки, а я до сих пор так и не мог понять, что же мы сделали неправильно.
– Почему ты не продублировал команду «Вперед»? – услышал я сверху голос инструктора Тома.
Я ничего не ответил и только кивнул, чувствуя, как меня охватывает злость и обида. Я забыл продублировать команду и тем самым поставил напарника под угрозу.
Том был одним из лучших инструкторов нашего курса. От остальных его отличала огромная голова, которая заставляла предполагать, что и мозг у него был не маленький. Если бы не эта чисто внешняя особенность, его было бы вообще трудно заметить, так как он был очень спокойным и дружелюбно настроенным человеком. Мы все уважали его, потому что он был строг, но справедлив. Если кто-то допускал ошибку, у Тома было такое выражение лица, словно ему причинили личную обиду. Вот и сейчас он был явно разочарован.
Ни криков, ни упреков.
Один только укоризненный взгляд.
В этом взгляде читалось: «Парень, ты что? Ты действительно допустил такой ляп?»
Я хотел было что-то сказать в свое оправдание, но понял, что слушать меня никто не будет. Если инструкторы говорят, что ты не прав, значит, ты не прав. Когда ты стоишь у них под ногами в пустой комнате, бесполезно спорить и что-то объяснять.
– Замечание принято, – понуро ответил я, злясь на себя за такой глупый промах.
– Этого мало, – произнес Том. – Ошибки надо отрабатывать. Бегом марш на веревочную лестницу!
Сняв с плеча винтовку, я выбежал из дома и помчался к веревочной лестнице, висевшей на дереве примерно в трехстах метрах. Карабкаясь вверх, я чувствовал, что мое тело будто налито свинцом. И дело было вовсе не в тридцатикилограммовом снаряжении, которое висело на мне.
На меня давил груз допущенной ошибки. До сих пор в моей военной карьере подобных провалов еще не было.
Когда шесть лет назад я приехал в Сан-Диего для прохождения базовой подготовки, у меня не было ни малейших сомнений, что я справлюсь. Многие из прибывших вместе со мной кандидатов были либо отчислены, либо ушли сами. Кому-то не по зубам оказался совершенно убийственный бег по песчаному берегу, кто-то не смог пересилить страх перед погружением под воду с аквалангом.
Как и многие другие кандидаты, я с тринадцати лет мечтал стать «морским котиком». Я прочитал о них все книги, следил по телевизору за новостями об участии спецназа в операции «Буря в пустыне» и грезил тем, что сам однажды буду сидеть в засаде или высаживаться на берег с боевой миссией. Чем старше я становился, тем сильнее была моя мечта стать одним из них.
Окончив колледж в Калифорнии, я записался на базовую подводную подготовку и в 1998 году получил значок «морского котика» с трезубцем. После шестимесячных учений на Тихоокеанском побережье и первого боевого задания в Ираке, которое длилось с 2003 по 2004 год, я был уже готов к чему-то новому. К этому времени я уже знал, что такое DEVGRU. В это подразделение отбирали лучших из лучших, и я понимал, что не смогу жить спокойно, если хотя бы не сделаю попытки попасть туда.
Страницы:

1 2





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Rose-Maria о книге: Ульяна Соболева - Ты не буди вулкан остывший [СИ]
    У автора это излюбленный сюжет. Как под копирку написаны почти все книги. Кримминальная санта-барбара блин...

  • vvv340 о книге: Андрей Геннадьевич Кощиенко - Косплей Сергея Юркина [СИ]
    в книге гомосятины не на грош. не стоит наговаривать

  • Юнона о книге: Айя Субботина - Простокровка из Дра'мора
    Очень понравилось начало, хотя тоже не люблю об ангелах-демонах.не зря ждала окончания серии. Академика не перетягивает сюжет на себя, редкий случай, когда читать историю юной девушки увлекательно- ни тебе пятиэтажных описаний нарядов и вечеринок, ни стенаний над уроками физ-ры. Спасибо автору за хорошее фэнтези!

  • Abigel о книге: Александра Черчень - Ведьма против мага!
    Книга понравилась. Интересный сюжет, динамика, гг. Любовная линия интригует, необычно. Стоит потраченного времени

  • tktyjxrf о книге: Елена Звездная - Восход черной звезды
    Если бы я знала, "проглотив" в 2013 году третью книгу про Катриону и прочитав в феврале 2014 года:- "Привет всем. Так как меня замучили письмами о продолжении Катрионы, выкладываю начало на сайте". А речь шла о маленьком кусочке четвертой книги. Что это самое продолжене я увижу в 2018 году!!!!! У меня нет слов, чтобы выразить ....недоумение об отношении автора к своим читателям. Это отнешение - ... гнусное?
    И всё же. Спасибо за книгу.
    И может я и ошибаюсь, но от третей до четвертой Катрионы прошло БОЛЬШЕ пяти лет (осень 2018 - весна 2013).

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2018г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.