Библиотека java книг - на главную
Авторов: 44291
Книг: 110160
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Личные встречи»

    
размер шрифта:AAA

Эни Майклс
Личные встречи

Глава 1

Я наблюдала, как городские уличные фонари проносятся мимо окон такси, а мои мысли метались так же быстро, как пролетали здания. Закрывая глаза, я видела только Престона, прячущего мои трусики в нагрудный карман, и его взгляд, обжигающий моё тело. Мой клитор пульсировал при воспоминании о том, что я чувствовала, когда большой палец Престона гладил его. Быстро открыв глаза и бросив взгляд на водителя, убедилась, что он не смотрит на меня. Его внимание было сосредоточено на дороге, и это было хорошо, потому что, окинув меня лишь взглядом, он наверняка смог бы распознать мои тёмные и грязные мысли.
Всего в нескольких кварталах от моего дома в моей сумочке пиликнул телефон.

«Собери сумку с вещами. Я еду за тобой».

Сообщение от Престона заставило мои внутренности расплавиться, но я не была уверена, что поехать с ним самое умное решение. Моё тело хотело отправиться с ним, не было никаких сомнений, но поездка на такси позволила моему мозгу работать спокойно, и он велел не совершать ещё больше ошибок в моём уже полуразрушенном браке. Не то чтобы меня волновало, как его сохранить, но беспокоило, как уйти невредимой и с деньгами, по праву принадлежащими мне.
Заплатив таксисту, я пошла по подъездной дорожке, когда услышала безошибочно узнаваемый звук автомобиля Престона, выезжавшего из-за угла. Я наблюдала, как он проехал своё обычное место парковки ниже по улице и вместо него направился прямо в ворота, как будто они принадлежат ему. Это и была проблема. Он открыл дверь, вышел и, начав идти мне навстречу, нажал на кнопку на своём брелоке, отчего фары автомобиля замигали и раздались два коротких, громких сигнала.
Он подошёл в том привлекательном смокинге, его глаза были прикованы ко мне, и не было никаких признаков, что он отведёт их. На самом деле он смотрел мне в глаза, пока стоял передо мной, и прервал контакт, только когда нежно положил руку на мой локоть, развернул меня и повёл в сторону дома. Подойдя к электронной клавиатуре, он с точностью ввёл пароль.
Я открыла рот, когда Престон втянул меня в коридор.
— Как ты узнал пароль в мой дом? — не останавливаясь, он потянул меня вверх по лестнице к моей спальне, но ответил, пока мы шли.
— Повторяю, Лена, узнавать что-то, особенно тайны, — моя работа.
Мы вошли в спальню, и он отпустил мой локоть и подошёл к шкафу, зажигая свет изнутри.
— Ты был в моём доме без меня?
— Собирайся, — был его единственный ответ, когда из полуоткрытой двери вылетела сумка, приземляясь на середину кровати.
— Престон, — сказала я твёрдо, — ты побывал в моём доме, пока меня здесь не было? — он появился в поле зрения, выйдя из гардеробной, и подошёл ко мне.
Остановился, оставляя между нами несколько дюймов, но не предпринял никаких попыток прикоснуться ко мне. Он смотрел мне прямо в глаза.
— Несколько дней назад я следил за Дереком, и он приехал сюда. Он вошёл в дом с портфелем, а вернулся к своей машине без него. Я подумал, что, возможно, там есть что-то важное, что я смогу использовать против него. Так что да, я зашёл в дом. Но ничего не смотрел и никуда не заходил, кроме его кабинета.
Это не укладывалось в моей голове, и меня беспокоил уровень недоверия между нами. Я, преследуемая определёнными намерениями и целями, наняла его, чтобы знать обо всех тайнах и подозрениях, и мне не нравилось ощущение, будто он что-то скрывает от меня. Но тем не менее его признание, похоже, всё изменило между нами. Теперь, признав это, он больше не был просто кем-то, кого я наняла, чтобы расторгнуть свой брак; он стал тем, кто вовлечён в это.
— Лена, — прошептал Престон, шагнув ко мне ближе, его руки мягко обхватили меня за шею, призывая посмотреть на него. — Не позволяй разуму управлять тобой, — он провёл большими пальцами по моим скулам, мягкие прикосновения действовали успокаивающе. — Не зацикливайся на «зачем» и «как».
Он наклонился и прижался губами к моим в лёгком, самом чувственном поцелуе, который я когда-либо испытывала. Этот поцелуй затронул каждую мою частичку: мою грудь, мой разум, моё сердце, и определённо мою сердцевину. Это не был исключительно сексуальный поцелуй — его язык едва ли задевал контур моих губ, без жажды, просто дегустируя. Я сделала глубокий вдох через нос, в то время как поцелуй продолжался, и меня окутал мускусный аромат одеколона Престона. Он был пряный и сухой, что добавило ещё один пункт к сексуальности, которую я должна была попытаться игнорировать.
Когда он запустил руки в мои волосы и начал вынимать шпильки, продолжая целовать меня, моя решимость немного пошатнулась. Он пытался заботиться обо мне, всё время целуя меня. Шпильки были скрыты в моей причёске, но Престон осторожно вытянул одну, другую, а затем, когда избавился ото всех, слегка пробежался пальцами по волосам. Он закрутил один локон вокруг пальца, и вся моя решимость полностью разрушилась.
Мои руки потянулись вверх, и вцепившись в лацканы его пиджака, я притянула его к себе, сливаясь с ним в поцелуе. Он ответил, ещё сильнее углубляя его, выпутывая руки из моих волос и плотно оборачивая их вокруг моей талии, притянул меня к себе. Я ахнула, когда его губы оставили мои, путешествуя вдоль моего подбородка к уху.
— Не здесь, милая, — прошептал он. Моё тело заболело, когда он отстранился от меня, его глаза нашли мои. — Я не хочу ничего больше, чем похоронить себя в тебе, показать, как сильно я желаю тебя, как сильно хочу поклоняться тебе, но не здесь.
Я кивнула, и он целомудренно поцеловал меня в губы. Быстрый, чувственный поцелуй.
— Собери. Сумку. Встретимся внизу, — он отвернулся от меня и зашагал к двери.
— Престон? — сказала я, и мой голос прозвучал громче, чем я рассчитывала. Он повернулся и посмотрел на меня. — Как долго меня не будет?
— Я хочу удержать тебя навсегда, Лена, поверь мне. Но я привезу тебя обратно завтра, — его голос был низкий и побеждённый, как будто он скорее сделает хоть что-то, лишь бы не возвращать меня обратно.
Развернувшись, он покинул комнату, и я услышала отдаляющиеся шаги вниз по лестнице. Я сделала глубокий вдох, а затем медленно выдохнула, пытаясь вникнуть в суть моей ситуации, не позволяя ощущениям, по-прежнему струящимся по моему телу, всё испортить. Качая головой, я подошла к кровати и открыла сумку, мысленно составляя список того, что нужно упаковать.
Через десять минут я спустилась вниз, переодевшись в удобные спортивные штаны, приталенную футболку и вьетнамки. Я была в вечернем платье и на убийственных каблуках всю ночь и не слишком стремилась произвести впечатление на Престона своей повседневной одеждой.
Как только я вошла в фойе, он повернулся ко мне, и его улыбка показала, что его нисколечко не волнует, во что я одета. Я распустила волосы, теперь они струились по плечам, и когда подошла к Престону, он, не теряя времени, начал теребить мои локоны.
— Ты готова идти? — спросил он, накручивая на палец прядь волос.
Я улыбнулась и кивнула, утопая в его тёмных глазах.
Он быстро поцеловал меня, затем отстранился, говоря: «Пойдём». Схватив мою сумку, взял меня за руку и вывел из дома, остановившись, чтобы включить сигнализацию перед уходом. Когда мы подошли к Lotus, я улыбнулась только при мысли о Престоне за рулём такой сексуальной машины. Я подавляла своё влечение к нему с первой встречи, но сегодня, как только увидела его перед автомобилем, всё пробудилось. Он открыл для меня дверь, и я залезла внутрь, вдыхая аромат кожи, смешанный с отчётливым запахом Престона.
Машина тронулась, направившись прочь от дома, и до меня дошло, что я понятия не имею, куда мы едем. Кроме того, я очень мало знала о сидящим рядом со мной человеке. Я знала наверняка лишь то, что целиком и полностью хочу его этой ночью и что также беспрепятственно отдамся ему. Я желала его во мне, на мне, вокруг меня — хотела заявить на него права. Но ещё я надеялась, что за то время, которое мы проведём вместе, у меня появится возможность узнать его больше, чем просто физическим способом.
— Куда ты меня везёшь?
— К себе, — ответил он без колебаний.
— И где это?
— Вест-Хиллз, — я знала, о каком районе он говорил. Это известная часть Портленда для богатых: большие дома, дорогие автомобили, крупные банковские счета. Эта часть не очень отличалась от того района, где жила я, но у Вест-Хиллз была репутация. — Не волнуйся. Там не так душно, как звучит. Кроме того, я плохо знаком с этим районом.
Мы продолжали ехать, и мне нравилось, как Престон вёл Lotus. Это урчание окутывало меня и делало влажной. Я всегда считала, что автомобили — это сексуально. Но сексуальность возрастает в геометрической прогрессии, когда его водит такой мужчина, как Престон.
Он легко, но крепко удерживал руль. Из-за этого его бицепсы выделялись под тканью пиджака. Когда он переключал скорость, я любовалась его большими руками с длинными, проворными пальцами. Если бы наша встреча в подсобке не была достаточной прелюдией, то наблюдение, как он управляет этим автомобилем, сделало бы всю работу самостоятельно.
— Ты всегда жил в Портленде? — решилась я на вопрос, надеясь узнать что-нибудь — что угодно — о нём.
— Я почти всегда жил поблизости. Рос в Лейк-Осуэго, затем уехал в колледж, но попробовав несколько лет пожить в разных городах, в результате оказался здесь. Я никогда и нигде не чувствовал себя хорошо, поэтому вернулся, кажется, навсегда, — он повернул голову в мою сторону и подарил улыбку, которую я у него прежде не видела. Она была широкой, яркой и красивой. Это немного застало меня врасплох, но я приспособилась, поскольку у меня внутри всё таяло от него.
— Где ты учился? — спросила я неосознанно, но это казалось следующим логическим шагом в нашем разговоре.
— Стэнфорд. Хотел быть адвокатом, но быстро понял, что наслаждаюсь соблюдением закона намного больше, чем его защитой. Я начал в юридической школе, но в итоге получил степень в компьютерной криминалистике, надеясь, что это поможет мне в будущем.
— Калифорния как другая Вселенная, — сказала я задумчиво. — Я была там несколько раз, но недолго, всегда чувствовала себя странно, как будто была не к месту.
— И я там был не к месту. После колледжа я попробовал несколько разных мест: Чикаго и Нью-Йорк, даже уехал на юг, в Техас, на некоторое время. Но нигде не чувствовал себя как в Портленде, — он улыбнулся мне, и я улыбнулась в ответ, потому что была согласна. Затем его улыбка исчезла, а взгляд переместился на зеркало заднего вида. Его губы сжались в линию, и несколько морщин появилось на лбу. — Оказывается, — заметил он, резко сворачивая вправо, отчего меня отшвырнуло в сторону, — за нами следят.
— Что? — я чуть не вскрикнула. Я обернулась, стараясь разглядеть хоть что-то через заднее лобовое стекло, но видела только фары. Обычные, ничем не выделяющиеся фары, которые можно всегда наблюдать на дорогах. — Почему ты думаешь, что они следят за нами?
— Потому что последние пять поворотов она следует за нами.
— Ты можешь сказать, что это за человек? — я посмотрела в боковое зеркало, всё ещё пытаясь разглядеть что-нибудь и получить хоть какую-нибудь подсказку. Я услышала его смешок и повернула голову, чтобы посмотреть на него.
— Меня никогда не преследовала девушка.
Я прищурилась, глядя на него, мне не понравился намёк, что девушка не сможет должным образом преследовать его. Я открыла рот, чтобы ответить что-нибудь язвительное, но вжалась в дверь, когда он сделал ещё один поворот, как по мне, на слишком большой скорости. Я схватилась за ручку на двери, моё сердце грохотало где-то в горле.
— Она настойчива, — сказал Престон, всё также бросая частые взгляды в зеркала. — Держись.
У меня не было шанса спросить у него, за что именно я должна держаться в его крошечном спортивном автомобиле, прежде чем он нажал на педаль газа и рванул вниз по улице в центре Портленда. Это была ночь пятницы, поэтому в городе и люди, и машины были повсюду. Я упёрлась ногами в пол автомобиля, одной рукой вцепившись в дверь, а другая оказалась на бицепсе Престона.
Он менял направление движения — уверена — нарушая несколько законов и избегая столкновения с пешеходами, о чём я предупреждала его криком. Либо он привык ездить с орущей на него женщиной на пассажирском сидении, либо делал превосходную работу, игнорируя меня. Несмотря на это, мой пульс зашкаливал, и я уже устала, что меня бросало из стороны в сторону, когда он направлял свой Lotus в повороты и через автостоянку, прилагая все усилия, чтобы оторваться от следующего за нами человека. В конце концов ему удалось вырулить на север, и я начала расслабляться, когда мы покинули район с большим количеством баров и ночных клубов и заехали в более промышленную часть города.
Обернувшись, я увидела, что даже после этого необычного вождения автомобиль продолжил ехать за нами, и посмотрела на Престона.
— Она всё ещё там. Что ты собираешься делать? — я никогда не участвовала в погоне раньше.
Во всех фильмах я видела, что преследуемый автомобиль либо отрывается от другой машины, либо разбивается. Мы ещё не достигли ничего из этого, и я надеялась избежать последнего.
— Просто держись крепче, — повторил он, и я закатила глаза, снова цепляясь за дверь и его руку.
Он заехал на пустую складскую стоянку, другой автомобиль следовал за ним, затем направился в небольшой переулок, который тянулся среди зданий. Даже такому небольшому автомобилю, как Lotus, там было трудно проехать, и я от страха закрыла глаза, сжимая пальцы на руке Престона. Конечно, машина, следующая за нами, не могла проехать через тот же переулок. Я почувствовала, что автомобиль оторвался от земли, отчего в моём животе появилось такое же чувство, как когда вы поднимаетесь на вершину американских горок, а затем быстро падаете вниз. Невесомость. Мы были в воздухе. Я издала приглушённый крик, но замолчала, когда машина опустилась на дорогу.
Открыв глаза, я с облегчением увидела, что мы действительно на земле в целости и сохранности. Я посмотрела на Престона, его глаза были сосредоточены на дороге. Быстро обернулась, чтобы посмотреть назад, но машины больше не увидела.
— Думаю, ты оторвался от него, — прошептала я, тяжело дыша в тихом салоне.
Престон не ответил сразу, но, когда он это сделал, прозвучало лишь: «Держись». Внезапно я полетела вперёд и в сторону, а затем почувствовала руку Престона, которая вернула меня обратно в кресло. Всё это произошло в течение секунды. Потом его ладонь легла на коробку передач, и, включив заднюю скорость, он направил машину в обратном направлении. Престон положил руку на спинку моего сиденья и посмотрел в заднее лобовое стекло автомобиля, проезжая ещё один переулок. Я снова крепко зажмурилась, боясь, что мы разобьёмся.
Затем мы остановились, заглушив машину и выключив фары.
Я открыла глаза и почувствовала, как Престон, обхватив моё лицо, поворачивает меня к себе.
— Ты в порядке? — спросил он, его глаза бродили по моему лицу, осматривая меня.
— Престон, — выдохнула я. У меня пропал голос, и его имя было просто дуновением.
— Лена, детка, — произнёс он, притянув меня в изгиб своей шеи и обхватив за плечи. — Всё хорошо. Прости, — прошептал он.
Я выдохнула в него, очень стараясь не заплакать, адреналин заставлял моё сердце биться сильнее, а в глазах стояли слёзы.
— Я в п-порядке, — запнулась я.
Затем нас осветила машина, и он отстранился от меня. Две фары были устремлены прямо на нас, и я замерла, дрожа, не зная, что происходит. Престон обхватил моё лицо и снова посмотрел на меня, говоря чётко и быстро:
— Я разберусь с этим, Лена. Не выходи из машины, хорошо?
Я кивнула, его руки были всё ещё на моих щеках. Затем он прижался очень быстрым поцелуем к моим губам и начал открывать дверь. Он почти выбрался, когда я услышала мужской голос.
— Не так быстро, Рид. Вернись в машину и открой окна, — фары погасли, окутывая нас снова темнотой. Престон сел обратно и опустил стёкла, как и просил мужчина.
— Дерьмо, — пробормотал он себе под нос. Протянув руку, сжал моё колено. — Всё будет в порядке. Я обещаю, — тихо произнёс он.
Я услышала шаги, приближающиеся к машине, и, хотя по Престону больше нельзя было сказать, что нам что-то угрожает, я всё ещё дрожала и была напугана. Выглядывая человека, который преследовал нас, мой взгляд метнулся в темноту. Наконец появился силуэт мужчины, приближающегося к нам твёрдым, неторопливым шагом. Это был высокий, полный мужчина. Возможно, весом около трёхсот фунтов (135-140 кг) и шести футов ростом (180 см). Ему повезло, что он преследовал нас на своей машине, потому что Престон мог бы легко обогнать его в беге.
— Рид, хорошее проведение вечера за спокойной ездой, — теперь мужчина стоял около водительской двери, глядя на Престона.
— Эдгар, я бы сказал, что рад тебя видеть, но это будет ложью.
Я с трудом сглотнула, немного нервничая, потому что Престон поливал грязью человека, который загнал нас в ловушку в переулке.
— Знаешь же, что мне нравится, когда ты называешь меня Эдди, — сказал мужчина, положив руку на дверь и наклонившись так, что его голова была в поле зрения. Его лицо соответствовало телу, круглому и полному.
— Чего тебе, Эдди? — голос Престона был низким и сердитым.
— Я просто проверяю своих сотрудников, — взгляд Эдди упал на меня. — Привет, Лена, дорогая. Надеюсь, наша маленькая погоня не напугала тебя слишком сильно.
Я видела, как дёрнулись мышцы на челюсти Престона и как усилилась хватка на руле.
— Ещё раз, чего ты хочешь? — его голос прозвучал ещё ниже, почти рычанием.
— Я просто хотел убедиться, что ты продумал все свои действия, Рид, — Эдди снова посмотрел на меня. — Некоторые из нас начинают сомневаться относительно твоих возможностей при принятии решений.
— Я не отвечаю перед тобой, Эдди, но даже если бы это было так, то я бы сказал, что просто выполняю свою работу.
Эдди усмехнулся, затем вздохнул:
— У тебя есть яйца, Рид. И я отпущу это, — Эдди выпрямился и ударил ладонью по крыше машины. — Но это не сработает, ты потеряешь намного больше, чем просто яйца, Рид. Не говори, что я тебя не предупреждал.
С этими напутственными словами Эдди пошёл обратно к своей машине. Через мгновение его фары снова осветили Lotus, а затем он сдал назад и уехал.

Глава 2

Я тяжело выдохнула, когда его машина скрылась из виду, затем повернулась к Престону, который всё ещё сжимал руль так сильно, что его костяшки побелели.
— Что, чёрт возьми, это было? — Престон наконец-то ослабил хватку, но вместо ответа просто завёл машину и переключил передачу, приводя Lotus в движение. Он вырулил из переулка и поехал обратно в город. — Престон, почему тот парень преследовал нас по всему городу, а потом просто взял и уехал?
Он раздражённо выдохнул:
— Я работаю с Эдди. Он просто пытался напугать меня. Я не хочу, чтобы ты волновалась по этому поводу.
— Откуда он знает моё имя?
— Как уже сказал, я работаю с ним.
— Мне кажется, ты говорил, что профессионал в том, что касается секретов. И я не понимаю, почему он должен знать моё имя.
Было что-то отталкивающее в том, как Эдди подошёл к Престону. Раздражало, что, так или иначе, я каким-то образом была вовлечена в нечто, частью чего не хотела быть, но погрязла в этом по уши.
— Слушай, он не знает, почему ты наняла меня. Он даже не в курсе подробностей дела. Чёрт возьми, он, возможно, даже не знал, что я работаю с тобой, пока не увидел тебя, так как ты точно узнаваема.
— Что это означает?
— Это означает, что любой в этом городе, увидев тебя, знает твоё имя. Ты Лена, блядь, Беллоуз, Христа ради, — теперь он кричал, и его голос был сердитым и взволнованным. Хлопнув рукой по рулю, он рявкнул: «блядь!». Резко повернул вправо, съезжая на обочину дороги. Остановив машину, Престон развернулся в кресле ко мне лицом: — Послушай, я не хотел впутывать тебя в это дело. Когда я взялся за эту работу, думал, это пара пустяков. Думал, выполню всё за несколько дней, а потом буду двигаться дальше, как и всегда, — когда он говорил, его голос смягчился, а глаза умоляли выслушать и понять. — Я не хотел втягивать тебя, Лена. Я, возможно, не был готов к тому притяжению, которое почувствовал, когда мы впервые встретились. Мне следовало отказаться от этого предложения и уйти, но я не настолько силён.
Из его голоса пропали вся грубость и злость, проскальзывающие ранее, и теперь он звучал как шёлк. Размышления об уходе Престона вызвали во мне внезапную и непредвиденную панику. Конечно, если бы в тот первый день он мне отказал и ушёл из бара, не согласившись на работу, я бы просто нашла кого-то ещё. Но проведя с ним немного времени, я знала, какой властью он обладает над моим телом, и из-за предвкушения чего-то большего мне было страшно подумать, что он прекратит всё это между нами. Я не хотела, чтобы он уходил, но также не хотела быть частью этих странных и драматических сцен. Сексуальные эскапады в шкафах и преследования на машине были не для меня. Я хотела, свернувшись клубочком у камина, проводить тихие ночи с кино. Хотела неуместных шуток и глупых замечаний. И я не была уверена, что Престон Рид является тем человеком, который может дать мне это.
— Возможно, тебе стоит отвезти меня домой.
— Чёрт, Лена. Я забираю тебя к себе. Ты не можешь ночевать в одиночестве в своём доме, а я почти неделю не спал нормально. И не хочу снова коротать ночь в своей машине.
Он переключил передачу, и мы выехали обратно на дорогу. Мягкий Престон опять исчез, и я была в машине с настойчивым Престоном.
— Ладно, — вздохнула я.
Оставшаяся часть поездки была спокойной. Никто из нас не произнёс ни слова. Автомобиль снова замедлился, когда мы подъехали к охраняемому району. Остановившись, Престон опустил окно и ввёл на панели четыре цифры.
— Четырнадцать девяносто два, — сказал Престон мягко. — Год, когда Колумб пересёк океан, — он повернулся немного ко мне с мальчишеской ухмылкой на лице. — Это единственная комбинация из четырёх цифр, которую, как я знал, мне никогда не забыть.
— Имеет смысл, — ответила я.
— Запомни, она тебе пригодится.
Он подъехал к зданию, первый этаж которого занимали гаражи, и я поняла, что мы у его квартиры. И мне даже в голову не приходило, что там есть что-то ещё, кроме гигантских особняков Вест-Хиллза.
Когда мы приблизились к одному из гаражей, он начал открываться, и нам не пришлось останавливаться или замедляться — просто въехали без каких-либо трудностей. Как только автомобиль оказался в гараже, дверь за нами закрылась, и Престон вышел из машины. Я последовала за ним, захватив свою сумку, и старалась не позволить нервам взять верх. За последние три часа я волновалась больше, чем за всю свою жизнь. Я всё ещё пыталась держать своё остроумие в узде. Мне пришлось напомнить себе, почему я здесь на самом деле. Чтобы быть с ним. Чтобы позволить всепоглощающему влечению, испытанному при первой же встрече, управлять мной.
Без слов он повёл меня в свой дом, и я воспользовалась возможностью полюбоваться его квартирой. Она определённо принадлежала мужчине. Всё было чёрным, белым или серым. Престон провёл меня мимо гостиной, и мне понадобилась всего секунда, чтобы заглянуть внутрь. Мебель была из чёрной кожи, что напомнило мне о куртке, в которую он был одет при каждой нашей встрече, за исключением этой ночи. В середине комнаты стоял стеклянный журнальный столик, а на стене висел огромный телевизор с плоским экраном.
Следуя за ним по коридору, я заметила, что на стенах нет никаких фотографий. Везде было абсолютно пусто. Я старалась не думать о том, как украсить его дом, что можно добавить, чтобы сделать его более домашним и уютным. Последовав за ним в соседнюю комнату, я ахнула: мы оказались в самой красивой кухне, которую мне только доводилось видеть. В моём доме была хорошая кухня. Она была функциональна, и я часто пользовалась ею, но кухня Престона являлась произведением искусства.
Чёрные гранитные столешницы, огромный остров с шестью встроенными конфорками, бытовая техника из нержавеющей стали и великолепные тёмные шкафчики. Две встроенные в стену духовки, расположенные друг над другом, и слегка приоткрытая дверь, которая, похоже, вела в кладовую.
— Ты любишь готовить?
— Не очень. У меня нет времени на готовку.
— Ой.
Это меня удивило. Зачем ему такая современная кухня, если он не готовит?
— Я купил новую квартиру, и это уже было сделано, — сказал он, читая мои мысли. — Не пойми меня неправильно, я умею готовить. Просто нечасто бываю дома, — Престон подошёл к противоположной стороне островка, а затем посмотрел на меня. — Могу ли я предложить тебе выпить? Водку с мартини?
Я покраснела, потому что он вспомнил мой любимый напиток. Сердце ускорило ритм лишь при мысли о том, что он обратил внимание на такую деталь.
— Можно мне просто водку? Со льдом?
Мне нужно было побыстрее расслабиться, а не наслаждаться этим чувством. Он не ответил мне, но я наблюдала, как Престон достал стакан и налил мне мой напиток, а себе скотч.
Держа оба стакана в руке, он обошёл остров, направляясь прямо ко мне. Его глаза не отрывались от моих. Когда он подошёл, то остановился позади меня, и я была вынуждена повернуться к нему. Прижимаясь ко мне, он поставил стаканы на гранитную столешницу с обеих сторон от меня. Я чувствовала прохладный гранит, вдавливающийся мне в спину, и тёплую, твёрдую, прильнувшую ко мне, грудь Престона.
Он опустил руки вниз и забрал сумку из моих ладоней:
— Здесь есть что-то хрупкое?
— Нет, — я улыбнулась от такого странного вопроса, а затем взвизгнула, когда он перекинул её через стол в гостиную. Он протянул мне мой напиток. — Спасибо, — сказала, забирая его.
Поднеся стакан к губам и не отрывая взгляда от Престона, я опрокинула его и выпила холодную жидкость одним глотком. Немного поморщилась, когда водка обожгла горло, но быстро пришла в себя, наслаждаясь распространяющимся в моём животе теплом.
Он улыбнулся мне, но эта была новая и другая улыбка. Она была почти хищной, опасной. Моя улыбка быстро пропала, а сердцебиение отзывалось в венах, и я крепче сжала обеими руками стакан, как будто это было единственное, что удерживало меня в вертикальном положении. Немного отодвинувшись, чтобы поднести стакан к губам, он сделал маленький глоток скотча, не отрывая от меня взгляд.
— Могу я попробовать? — слова вылетели из моего рта прежде, чем я осознала их. Я покраснела, поняв, какая это странная просьба. — Я раньше никогда не пила скотч.
С потемневшими и полуприкрытыми глазами он приблизился ко мне и, наклонившись, нежно прижался губами к моим. Этот поцелуй не был настойчивым. Он получился мягким и осторожным. Языком Престон дразнил мои губы. Раскрыв рот, я попробовала скотч. Наши языки сплелись друг с другом, и поцелуй стал диким и горячим. Из моего горла вырвался небольшой стон, и Престон вжался в меня ещё сильнее.
Где-то в глубине своего сознания я осознавала, как он забрал стакан из моих рук и поставил оба на столешницу, но наш поцелуй слишком увлекал. Освободив руки, Престон запустил их в мои волосы и притянул меня к себе, располагая мою голову именно так, как хотел, поворачивая её таким образом, чтобы получить от поцелуя всё, что искал. Щёлкнув по внешней стороне моих губ, он скользнул по ним языком и переплёл его с моим. Это был самый медленный и сексуальный поцелуй, бывший у меня когда-либо.
Когда Престон отстранился от меня, мы оба дышали тяжело и быстро.
— Лена, — прошептал он, а затем начал прокладывать дорожку из поцелуев по моей челюсти к шее. — В ближайшее время я не собираюсь останавливаться, — сказал он между ласками, останавливаясь на чувствительном местечке за моим ухом.
Страницы:

1 2 3 4 5 6





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.