Библиотека java книг - на главную
Авторов: 44270
Книг: 110070
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Тайны Тайи»

    
размер шрифта:AAA

Медведев Дмитрий
Тайны Тайи

Часть 1. Крот

1

Июньская ночь нежно укутала Гросвилль, мягко погасив все краски и принеся долгожданную прохладу. С северной наблюдательной башни открывался прекрасный вид, и Кирилл, проведший там четыре часа, успел налюбоваться и закатом, и сумерками, и приходом освежающей ночной темноты. Влажная духота отступала неохотно, сдав позиции лишь с первыми звездами.
В начале смены он видел вдали крупное стадо лусотитанов и динхейрозавров — динозавров из семейства диплодоков. Правда, обитатели Лорданы уступали своему именитому сородичу в длине. Кончик хвоста от мелкой бестолковой головы отделяло чуть меньше двадцати метров, в то время как длина диплодока доходила чуть не до сорока. Вит рассказывал, что во время краткой вылазки на Номнес сам видел диплодоков и приятно удивился.
Там, на другом материке, они были исполинами, а здешним динхейрозаврам приходилось держаться ближе к более массивным лусотитанам, дабы уберечь свои тучные тела от торвозавра. Высоченные лусотитаны ничего против не имели, поскольку животные в любом случае не соперничали за пропитание. Если лусотитаны предпочитали общипывать верхушки деревьев, чему способствовала массивная шея, посаженная высоко, до динхейрозавры налегали на средний и нижний ярусы.
Кирилл давно понял, что на Тайе обитали животные, которые на третьей от Солнца планете не могли встретиться вместе. Точнее, теоретически не могли. На практике возможно что угодно, этого уже не узнать, однако ученые, например, были уверены, что в конце юрского периода цератозавры и торвозавры вымерли, а здесь они здравствовали и наводили ужас на все вокруг. В земной истории в позднеюрской Лавразии господствовали аллозавры, сыгравшие свою роковую роль в вымирании торвозавра и цератозавра, но здесь, на Лордане они были вытеснены на юго-восток материка, за бурлящую реку Акилу. Вит с умным видом как-то поведал, что местные аллозавры не достигли размеров своих земных сородичей — они остались в той же весовой категории, что цератозавры и конкавенаторы, голосистые ящеры с жутковатыми горбами на спине, и в конечном счете отошли, уступив большую часть Лорданы конкурентам.
А вот на материке Номнес аллозавры господствовали безраздельно — тамошние чудища достигали двенадцати метров в длину и чувствовали себя весьма недурно, оставаясь вне досягаемости для других хищников, включая и таких монстров, как торвозавр и заурофаганакс.
Палеоботаники что-то еще болтали о цветковых и плодовых растениях. Мол, такие на Земле появились в середине мелового периода, но никак не раньше, а здесь кишмя кишели, да еще и пользовались неожиданным спросом со стороны легконогих бегунов гипсилофодонтов. Кирилл во всех этих эпохах не смыслил ровным счетом ничего, и потому долгие размышления на подобные темы, даром что были интересными и увлекательными, все же быстро утомляли. Ну, есть здесь кустарник с мелкими красными и белыми ягодками, и что с того? Тоже мне, открытие.
Тогда, устав думать о вещах околонаучных, Кирилл стал представлять себе Крулевец. Там уже начинается декабрь, все готовятся к Рождеству, на земле, возможно, даже лежит снег… Интересно, а здесь бывает снег? В горах-то точно есть, а вот на суше вряд ли. Зимой в Гросвилле нередко льют дожди, а температура ненадолго опускается ниже пятнадцати градусов. Правда, все тот же Вит говорил, что же несколько тысяч лет уровень океана плавно опускается, а планета становится чуть холоднее, но этот процесс будет идти еще очень и очень долго, прежде чем кто-то заметит перемены…
— Эй, часовой, — Кирилла хлопнули по спине ладонью, больше похожей на лопату. Это был Тиджей, двухметровый чернокожий морпех. Он несколько лет прослужил на базе под Казанью и успел немного выучить русский, чем беспрестанно пытался бравировать перед Кириллом.
— Что, все? Смена кончилась? — Кирилл отошел от ограждения и поднял руку с прицепленным к рукаву КПК, чтобы посмотреть на часы. — Да, и правда. А ты пунктуальный, минута в минуту пришел.
— А то, — хмыкнул Тиджей. — Больно мне охота взад-вперед шастать, я лучше тут вздремну. А Паскаль подежурит, да?
Низкорослый, кривоногий и коренастый Паскаль был родом из Бразилии, хоть и походил на монгола. Он двигался бесшумно, как кошка, не любил разговоры и отличался недюжинной силой. Паскаль никогда не занимался никакими единоборствами, но это не помешало ему уложить четырех грабителей, напавших на какую-то крупную шишку из Гроско прямо на улицах Рио. Так он и попал сюда, вмиг став одним из любимцев Расима.
— Все будет с точностью до наоборот, — голос у Паскаля был трескучий и высокий, совсем ему неподходящий. Наверное, поэтому он и отличался немногословием.
Сегодняшний напарник Кирилла — Станислав — сладко потянулся до хруста в спине и первым пошел к ведущей вниз крутой лестнице, на ходу бросив:
— Ну, удачного дежурства.
— Минутку, ребята, — Тиджей словно что-то вспомнил. — Станислав, ты идешь к автопарку, Расим планирует выезд — там кто-то опять датчики поломал, семь штук сразу и подряд. Видимо, стадо этих слонопотамов с длинной шеей проходило.
— Я что, один буду патрулировать? — удивился Кирилл — это считалось нарушением, и патруль, и дежурство всегда проводилось в парах.
— Не, тебе поможет другой новенький, — ответил Тиджей и, перегнувшись через ограждение, добавил. — Он тебя уже внизу ждет. «Старичков» разобрали, уж звиняй.
Тяжело вздохнув, Кирилл зашагал вслед за Станиславом.

2

С длинными волосами Ион выглядел комично. Пшеничные жиденькие пряди сползали на выступающий лоб, скрывающий мелкие зеленые глазки, а мясистые нос и скулы начинали казаться больше. В сочетании с вечно поджатыми толстыми, как у поп-звезд губами и выпяченной челюстью бывший противник, а сегодня напарник Кирилла имел уморительное сходство с прародителями человека.
— Привет, — неохотно произнес Кирилл, но руки подавать и не думал.
— Здорово, — буркнул Ион и, перехватив автомат, начал обход.
Провожая взглядом затрусившего к автопарку Станислава, Кирилл пошел следом. Он провел рукой по голове и вынужденно признал, что и сам основательно зарос. Сеня уже успел обкорнать свои патлы — оказывается, в этом очаге цивилизации имелся даже скромный салон красоты, расположенный в спортивном центре. Скрывался он за неприметной дверкой слева сразу после входа, и немудрено, что Кирилл его не замечал. Пора бы и ему туда наведаться, да привести голову в порядок. Юля там, кажется, время от времени делала маникюр. Да, ребята наверху знатно постарались, сделав Гросвилль почти неотличимым от захолустного, но вполне себе уютного западного городка.
Свет прожекторов обеспечивал превосходную видимость. Невероятная тишина и безветрие навевали мысли о том, что Кирилл разгуливает среди пластмассовых декораций, а испещренных холодными огнями небосвод — не более чем искусно выполненный потолок.
Наконец-то им полноценно доверили винтовки, хоть патрулирование внутреннего периметра разрешалось и с пистолетом-пулеметом. Нет, серьезно, в кого здесь стрелять? Никто большой и злой не подойдет к Гросвиллю, все окрестности усеяны датчиками. Но все-таки тяжеловатый автомат было держать приятно, в нем ощущалась настоящая мощь. Правда, долго тягать его Кирилл не любил, потому что начинали затекать руки.
Сосны прижимались к ограде с внешней стороны, укрывая любое мелкое движение от глаз патруля, а устланная мхом земля глушила шажки изящных лап. Если бы не чутье, которое Кирилл основательно развил за минувший месяц, юный сципионикс вполне мог остаться незамеченным.
На ходу наблюдая за едва заметной тенью, смещающейся параллельно патрульным, Кирилл понял, куда направляется хитрый пернатый хищник. Его внимание привлек подгнивший пень, находящийся в паре метров от ограждения. Там любили ночевать ящерки, потому что с наступлением утра небольшой открытый участок вокруг пня хорошо прогревался. Рептилии выбирались на солнце и заряжались новыми силами, после чего разбегались и начинал кошмарить насекомых.
Подобравшись к коряге, сципионикс повел носом и резко нырнул головой внутрь, с хрустом увеличивая крохотное отверстие, за которым скрывалась еда. Морда у него была бронебойная, дерево под ней податливо крошилась, а ящеру хоть бы хны. Неужто не больно?
Ион дернулся, но Кирилл поднял руку.
— Тс-с, это молодой сципионикс. Я уже его видел, он как-то гнался за нашим автобусом.
— И чего? — угрюмо спросил Ион, демонстративно отложив автомат и сняв с пояса тазер.
— Того, что он ничего плохо нам не сделает — его интересует вон тот трухлявый пень. Точнее, ящерица, что там прячется. Возьмет ее и убежит.
— Плевать я хотел, что его интересует, — отрезал Ион. — У меня инструкции есть.
Он направил белый луч фонаря на сципионикса. Тот уже держал в зубах ящерицу и, в общем-то, планировал ретироваться восвояси, но столь бесцеремонное обращение вывело его из себя. Динозавр выронил добычу, растопырил покрытые красивыми голубыми перьями передние лапы и дернулся головой вперед, сопровождая воинственный маневр пронзительным криком. Шея у динозавра тонкая, да крепкая… Тиджей на вышке негромко выругался.
Сципионикс выглядел не очень убедительно и страшно, но сама скорость поражала, заставляла отпрянуть. Движения этого красавца просто ускользали от глаз, и зрение фиксировало их уже постфактум.
Ион прошипел что-то злое на румынском и, не долго думая, пальнул в молодого хищника из тазера. Два зонда, подогретые разрядом электричества, устремились навстречу динозавру и ударили в грудь. Ночное безмолвие нарушилось второй раз, и теперь в вопле животного легко различалась боль. Динозавр не мог понять, что с ним происходит. Такое ощущение ему было не знакомо.
Сципионикс свалился на бок и принялся сучить ногами, инстинктивно пытаясь убежать, но при этом не чувствуя под собой земли. Лапы вспахивали мох, расшвыривали повсюду темные бесформенные комья.
Выпучив глаза от ярости, Кирилл повернулся к Иону и заорал, брызгая слюной:
— Отпусти кнопку, ублюдок!!!
Тот снял палец, и зонды покинули тазер, прекратив подачу электричества. Сципионикс мгновенно обмяк и стих, в воздухе закружил запах паленых перьев, а Ион сообразил, наконец, как его назвали.
— Ты че, козлопер, силу почувствовал? — из просто тупого лицо Иона сделалось тупым и очень злым — глаза превратились в карандашные точки, линия губ куда-то пропала, надбровные дуги хмуро поперли вперед.
— Пшел на, — бросил Кирилл, даже не глядя в сторону напарника. Он присел — сципионикс, беспорядочно дергаясь под током, подобрался совсем близко к ограждению. Кирилл мог ошибаться, но при свете спутников и висящего левее прожектора он, кажется, разглядел блеск в глазах динозавра. Да, так и есть, у животного выступили слезы. Хм, интересно… Могут ли птицы плакать? Кирилл был уверен, что нет. Значит это все же не птицы, это что-то особенное…
— Я доложу Расиму о твоей выходке, — пригрозил Кирилл.
— И узнаешь, что делают со стукачами.
Смачно харкнув зеленоватой сопливой лужей себе под ноги, Ион продолжил свое шествие вдоль ограды. Кирилл остался возле динозавра. Тот открыл слезящиеся, затаившие злобу глаза, и свирепо воззрился на человека. Голова животного находилась в считанных сантиметрах от ограждения. Кириллу было чертовски интересно прикоснуться к пернатой голове сципионикса, но трогать диких зверей без нужды было, по меньшей мере, глупо.
Тем более трогать этого реактивного ящера, не упускающего случая побегать за проезжающим туда-сюда транспортом
«Ты уж извини», — Кирилл чуть прикрыл глаза, настраиваясь.
Сципионикс мотнул головой, сбрасывая оковы краткого забвения, и упругим движением поднялся на ноги. Он смотрел на Кирилла, а тот устремил внутренний взор на динозавра.
«Не подходи так близко. И держись подальше от того ублюдка».
Динозавр совершенно склонил голову на бок, изучая Кирилла крупным круглым глазом. Нет, все-таки птицы… Кто же они? Даже ученые не знают. Не знает и головастый Вит, представляете? Исследовав пищеварительную, выделительную, кровеносную и дыхательную систему, он до сих пор не понимает, кто они такие. То ли рептилии, то ли птицы, есть кое-что и от млекопитающих…
Кажется, сципионикс сменил гнев на милость — во взгляде вместо боли читалось озорное любопытство. Зверь нырнул головой к земле, поднял ящерку и, бросив двуногому прощальный взгляд, припустил прочь, растаяв в ночной тьме, как призрак.
— Эй, чего там у вас? — донеслось со следующей башни, северо-западной. Кричал Элвин.
— Ничего! — ответил Ион. — Пугнули сципионикса.
— Я вам, блин, дам, пугнули. Стреляли, что ли?
— Пришлось угостить из тазера, он был опасен!
— Живой хоть? — поинтересовался Элвин, свесившись с верхотуры.
— Живой, — сообщил Кирилл. — Но злой. Не удивлюсь, если он как-нибудь найдет способ отомстить.
— Когда бьете по такой мелкой шелупони, ставьте тумблер на двойку или тройку, — велел Элвин и исчез из виду.
Догнав напарника, Кирилл бросил цепкий взгляд на его тазер, все еще лежащий в руке. Тумблер мощности стоял на значении «пять» из семи возможных. Ион спешно переключился на третий режим и вызывающе посмотрел на Кирилла. Нет, этот говнюк нарвется, как пить дать. И некому будет оттащить Кирилла. Зачем, ну зачем он это делает?
Подойдя к северо-западной вышке вплотную, ребята развернулись и пошли назад. Он едва ли успели отойти даже на тридцать метров, когда Кирилл расслышал сзади какой-то звук. Быстро обернувшись, он увидел уже знакомо раскачивающиеся сосновые ветви. Неужели динозавр? Сципионикс не мог вернуться сюда так скоро, на дурака он вроде не похож.
Но Кирилл не чувствовал присутствия животных прямо сейчас, совершенно. Единственное, что он ощущал явно, так это взгляд на своей спине. Но длилось сие безобразие какую-то долю секунды. Осмотревшись, Кирилл пожал плечами.
Что ж, если здесь кто-то был, но он успел прошмыгнуть на территорию Гросвилля прямо у них всех под носом. Надо же, но как? Между звуком и разворотом Кирилла прошло не больше секунды, никто бы не успел спрятаться, даже самый шустрый аристозух.
— Что там? — подошел Ион — Кирилл вновь отстал.
— Нет, ничего. Показалось просто, — пробормотал он отрешенно, забыв, кто перед ним.
Такая мистика приключилась уже второй раз. Кто-то невидимый проскочил мимо, почти не издавая звуков, и исчез. Почему-то Кириллу не хотелось ни бить тревогу, ни даже говорить кому бы то ни было о своих догадках. Сначала нужно их проверить самостоятельно. Для этого, пожалуй, лучше всего будет подождать.

3

С дежурства, где больше не было никаких приключений, Кирилл вернулся в свою комнату в половину четвертого. Ясное небо за окном посветлело, а он только еще собирался укладываться. Такой распорядок восторга не вызывал, Кирилл причислял себя к жаворонкам и привык ложиться не позже одиннадцати. Ничего, придется привыкать.
Проведя картой и толкнув дверь, Кирилл замер на пороге.
— Э-э, неловко получилось…
Марья тоненько взвизгнула и тотчас рассмеялась, поняв, кто явился. Она смущенно натянула одеяло аж до подбородка, а Сеня, перевернувшись на спину, поднял руки, жестом говоря «сдаюсь». Он попытался обратить все в шутку, хоть у самого на пунцовых от стыда щеках можно было бифштекс жарить. И чего он так стесняется? Дело-то житейское.
— Не стреляйте, сэр, я безоружен, — отрапортовал Арсентий.
— Идите отсюда, безоружные, — слабо улыбнулся Кирилл. — Прошу понять и простить, не могу пойти и погулять еще пятнадцать секунд, чтобы вы закончили — смена была трудная, с ног валюсь. Пока я чищу зубы — собирайтесь. В следующий раз, так и быть, загодя предупрежу о своем возвращении.
К счастью, на такую строгость никто не обиделся. Марья мухой оделась и упорхнула из комнаты, снова хихикнув на прощание и оставив Сеню одного. Тот горевал недолго.
Вернувшийся Кирилл застал того уже вовсю видящим сны.
— Терминатор, блин, — тихо промолвил Кирилл, качая головой.
Спустя пару минут он уже и сам спал. Будильник был заведен на одиннадцать утра, но проснулся Кирилл в восемь. Ему не давало покоя сегодняшнее возвращение грузопассажирского судна с Земли — на нем сюда приедет еще сто двадцать рабочих и, самое главное, личный груз для обитателей Гроссвилля.
Арсентий продолжал спать, а Кирилл собрался и пошел на пробежку. Выйдя на улицу, он передумал — с самого утра опустилась несусветная жара, не меньше сорока градусов на солнце, а ведь все еще только начиналось. Нет, один день можно и похалтурить, он и так всю жизнь следует жесткому графику.
В итоге, не в силах противиться нетерпению и любопытству, Кирилл начал расхаживать вокруг охваченной высоким сетчатым забором территории космодрома. Обычно, когда ждешь вот так, считая секунды, ничего не происходит очень долго. Время начинает тянуться, издеваясь и изгаляясь, но иногда коварный закон подлости сбоит, позволяя судьбе обласкать страждущего.
Вскоре в небе появилась постепенно увеличивающаяся в размерах точка, оказавшаяся куском металла, полной людей. Кургузый, на вид неуклюжий челнок мягко приземлился, и на космодром пришло оживление. К челноку подъехал автобус, между ними подвели герметичный трап, а водитель — хороший знакомый Кирилла Марек — вышел покурить. Вслед за первым автобусом из автопарка подтянулся и второй.
Увы, ждать долгожданных новостей из дома Кириллу пришлось еще долго, почти час, прежде чем он, наконец, сумел добраться до Джозефа, Сандры и еще одной ассистентки — Клары. Похоже, Джозефу стало сложно справляться с такими наплывами новых сотрудников, и он нанял еще одну улыбчивую девицу.
Кроме Кирилла в конференц-зал набежала целая орава местных, и это при том, что у большинства, вообще-то, был рабочий день. Видать, тоска по дому так заела, что получилось вымолить отгулы или хоть на часок отпроситься с «каторги».
Джозеф поприветствовал всех, кратенько представил новичков (заочно, ибо они получали прививки в медкорпусе), сердечно поблагодарил за прекрасную работу «старожилов», пару слов проронил о важности корпоративных ценностей и, наконец, дошёл до главного, а именно до вручения передач и посылок.
Принимая маленькую фирменную коробочки из рук рыжеволосой Клары, Кирилл внутренне посочувствовал всем троим — завтра им ещё проводить масштабный инструктаж и улаживать кучу формальностей для вновь прибывших. Дело это, признаться, хлопотное.
Едва коробка из тёмного матового материала с логотипом Громко оказалась в руках — она была чуть больше смартфона — как Кириллу сразу же захотелось варварски вскрыть её и добраться до содержимого. Не без труда он сдержался, прихватил передачу ещё и для Сени и помчался в комнату. Уже возле жилого корпуса он вспомнил, что не взял Юлину коробочку, но успокоил себя, что сразу три в одни руки и так бы не дали. Да и будить девушку не хочется. Пусть себе отдыхает.
Доводчик ещё не успел захлопнуть за спиной дверь, а Кирилл уже подцепил ногтем крышку и с хрустом сорвал её, лишь после этого заметив крохотную серебристую кнопочку на ребре справа — она включала открывающий механизм. В любом случае, Кириллу было уже наплевать, упаковку он раскурочил безвозвратно.
Внутри Кирилл обнаружил крохотную карту памяти и ничего больше. Он-то рассчитывал на обычное письмо от матери, но почему-то она ограничилась электронным посланием.
Вложив карту в КПК, Кирилл открыл единственную папку.

4

Мама выглядела бесконечно измотанной, и в исхудавшей руке, обтянутой тонкой бледной кожей и испещренной голубыми прожилками вен, опять качалась сигарета.
Пол и постель ушли было из-под ног, но вмиг вернулись, стоило Кириллу включить видео — никаких плохих новостей не было, мать припасла сплошь хорошие.
— Сынок! Прости, что я здесь с сигаретой, не в форме, но я решила записать видео сейчас, потому что мне только что звонили из больницы! Я получила твои деньги и, поверь, никогда ещё в жизни я не испытывала такой благодарности и гордости, как сейчас.
Мой врач звонил пару минут назад, двадцать первого ноября я ложусь на операцию. Он уверен, что даже одна поможет добиться длительной, многолетней ремиссии. Благодаря тебе я буду жить, совершенно точно. Голова перестанет каждый день болеть, и все будет прекрасно.
Человек, который доставил мне эту карту памяти, ничего о ней не знал, но на посылке был номер телефона. Я позвонила, и мне все объяснили. Я не очень сильна в польском, ты и сам знаешь, но главное поняла — ты работаешь где-то очень далеко, на другой планете. На другой планете, — мама усмехнулась, и в усмешке на краткий миг мелькнула живая ирония, родная и знакомая. — Подумать только, как же странно звучат эти слова, когда произносишь их сама. Мне сказали, что ты вернешься через год. Что ж, с одной стороны я рада, что у тебя получилось… Э-эмм… Оказаться в интересном месте, а не где-то ещё, но я волнуюсь за тебя. По телефону мне сказали, что сообщение от тебя будет в декабре, и я с нетерпением жду его. Порадуй на Новый Год, похвались своими достижениями.
Мама рассказывала о домашних делах, о том, как на работе застукали студентку-стажерку в горячих объятиях охранника — дело было в кабинете ушедшего в отпуск директора — как разродилась неугомонной тройней соседская кошка, и как в подъезде едва не начались боевые действия за обладание шерстяными комочками.
На сердце сделалось тепло и в то же время грустно, а подъезд с облупленной краской и через раз работающим лифтом стал таким желанным, что в какой-то момент Кирилл уже согласился бросить здесь все и метнуться в какой-нибудь телепорт одностороннего действия.
«А Юля?» — спросил он себя.
Свой монолог мама закончила весьма интригующе:
— Кстати, твой двоюродный братец поправился, голова уже не болит, да только ума так и не прибавилось. Никто больше ни на кого обиды не держит.
Кирилл впал в короткий ступор, а потом на смену тоске пришло окрыляющее облегчение. Со спины будто сняли гигантский джетпак, набитый картошкой, а из конечностей вынули шунты. Ай-да мама, ай-да молодец. Тебя бы в шпионы, как ловко, но понятно все завернула!
— Что ж, сын, даже не знаю, что ещё добавить. Ты меня спрашивай, если что интересно, и постарайся рассказать мне как можно больше. Не нужно там себя мучить, понял? Я не хочу, чтобы ты пахал ни износ, теряя здоровье, даже за сто тысяч евро. И, ради бога, не ври мне, я сразу пойму это и очень, очень расстроюсь!
Напоследок ожидаемо шмыгнув носом, тревожно покрасневшим, мама выключила камеру. В комнате воцарилась пустая звенящая тишина. Минул всего месяц, а Кирилл уже настолько отвык от всего прежнего, земного, что даже вид матери, самого родного человека, запускал в душе совершенно новые процессы.
Кириллу стало чудиться, словно на самом деле он никогда на Земле и не был. А что, если все воспоминания — это сон? А единственной явью была Тайя, Лордана и Гросвилль. От накатившей было на пару мгновений хандры не осталось и следа. Здесь за окном каждый день солнце, деревья и самые невероятные существа из всех, нам известных. А ещё здесь Кирилл здесь как рыба в воде, а не лишний, не изгой, не чужак. В сером и хмуром Крулевце этот комплекс преследовал его, что называется, с младых ногтей.
Нет, в этом мире Кириллу хорошо живется, несмотря на Иона, цератозавров, пауков, фиолетовых ядовитых ящерок-сладкоежек и прочих гадов. Ему плевать на косые взгляды тех, кто оказался раздосадован его успехами. Во многих случаях, говоря начистоту, злопыхатели просто приходили в бешенство — с их точки зрения всякий, в чьих жилах бежала русская кровь, обязан был нести бремя кары, назначенной почти полвека назад, и не имел права поднимать головы. За минувший месяц Кирилл приучился не только жить с этим, но и даже наслаждаться каждым днём своего пребывания в Гросвилле. Все было хорошо.

5

Последние несколько выездов с учёными Кирилл пропустил. И Вита, и его коллег — Ларису, Пола и Хуберта — сопровождали другие группы охраны. Кирилл не понимал, отчего такая несправедливость, а Расим талдычил, что служба в охране — это не поход в кино, и все задачи должны заслуживать одинакового интереса и внимания. Талдычил и отправлял Кирилла чинить или менять датчики, как сегодня.
Работы оказалось порядочно — аккурат здесь сошлись два не поделивших территорию или что-то ещё конкавенатора, и в пылу битвы размолотили все в округе, прорвав цепь датчиков. Эти восьмиметровые верзилы повалили несколько молодых деревьев и изрядно встряхнули пару долгожителей, с которых вместе с ковром хвои посыпались и датчики.
— А, да они девчонок делили! — осенило кого-то.
— Да-а-а, точно, тоже слыхал об этом, — вторили ему — кажется, Тиджей.
М-да, вот что значит брачный сезон. У хищников он был смещен по отношению к травоядным, и объяснялось это просто — неокрепшие безобидные детеныши еще целый год буду представлять собой доступную и качественную пищу для матери, стерегущей выводок. Зато теперь и сами хищники, и их быстрорастущий выводок будет обеспечен хорошим питательным кормом в виде юных лусотитанов, динхейрозавров, дракониксов и прочих растительноядных.
На поляне, кроме деревьев и маленьких, похожих на коричневых жуков датчиков красноречиво возлежало главное доказательство и главный же результат недавнего побоища — огромная, уже остывшая туша с прокушенной и изломанной шеей.
Даже лёжа на боку, чудовище возвышалось над людьми. Поспорить с этим мог лишь Тиджей, но он не стал этого делать. Не в меру впечатлительный здоровяк предпочитал держаться в стороне от динозавров, в том числе мёртвых, и внимательно оценивать степень повреждения цепи сенсоров. Настолько внимательно, что взор его устремлялся исключительно на компактные приборы, не соскальзывая на недвижимую гору мяса, мышц и костей.
Первым делом группе из пяти человек предстояло зачистить территорию — к туше уже наведались любители падали всех мастей, от насекомых до рамфоринхов и, неожиданно, колосса-орнитохейруса.
Гигант, коего Кирилл прежде имел честь лицезреть лишь в недосягаемой вышине, на земле тоже производил впечатление. Сложив крылья и погрузив продолговатый клюв в дыру в гигантской шее хищника, монстр напоминал увеличенного в разы стервятника, смертью с косой, явившейся полюбоваться знатным урожаем. И заодно покушать, да.
От орнитохейруса веяло могильным холодом, но не для Кирилла. Он видел перед собой одно из многочисленных творений природы, к тому же весьма смышленое, о чем свидетельствовал проницательный, чуть насмешливый взгляд янтарных глаз. Такого о тех же рамфоринхах или диморфодонах не скажешь, у тех зенки отсюда напоминали щелки, из которых рвался недобрый красноватый огонёк.
— Пушки приготовьте, наставьте на тушу, насчёт три пальнем, — велел Элвин и бросил Тиджею, прикрывавшему автобус с автоматом. — Если гуманный способ не сработает, выстрели сперва в воздух, а следом по ним. И будь начеку, сюда с минуты на минуту могут нагрянуть ребята покрупнее. Из-за обрыва цепи информация с уцелевших датчиков неполная, можем проворонить. Говорил же, дайте нам дрон…
Чернокожий боец сурово кивнул, Элвин сосчитал до трёх, и все одновременно сработали из инфразвуковых пушек. Нажав на кнопку, расположенную на месте клавиши включения у фонарика, Кирилл почувствовал легкую неловкость — вроде жмешь, вроде есть обратная связь от встрепенувшихся ящеров, но при этом ничего, в общем-то, не происходит. Человеческое ухо не воспринимает инфразвук, да и для двуногого млекопитающего такая доза была не смертельной и даже не опасной, хоть в упор бей. Так, дискомфорт, чувство страха, короткий приступ паники, но не больше. А вот на мезозойскую живность подействовало здорово.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.