Библиотека java книг - на главную
Авторов: 48456
Книг: 121050
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Темнейшее Поражение»

    
размер шрифта:AAA

Джена Шоуолтер
Темнейшее Поражение

Пролог

Пятнадцать тысяч лет назад…
Или
Миллион лет назад…
(Зависит от того, кого спросить.)

Впервые, за все время существования, Игры Гарпий закончились большим количеством мертвых, нежели живых, и каждый из выживших знал, что четырнадцатилетняя Кайя Скайхоук была тому виной.
День начинался достаточно невинно. В небе ярко сияло утреннее солнце, когда Кайя бродила по переполненному лагерю, держась за руки со своей любимой сестрой — двойняшкой Бьянкой. Шатры всех размеров заполняли пространство, а многочисленные костры потрескивали, прогоняя прохладу раннего утра. Запахи украденных бисквитов и мёда наполняли воздух, заставляя её рот увлажниться.
Навеки проклятые богами, гарпии могли, есть только то, что они украли или заработали. Если они съедали что-нибудь ещё, они чувствовали ужасную тошноту. Так что завтрак Кайи был очень скудным: чёрствый рисовый пирог и половина фляги воды — и то, и другое она стащила из человеческой седельной сумки.
Можно было стащить печенье у кого-то из клана соперников, размышляла она, но потом закачала головой. Нет, она должна оставаться полуголодной. Ее вид не особенно любил подчиняться правилам, но те, которые у них всё-таки были, свято чтились. Такие как: никогда не засыпать там, где смертные могут обнаружить тебя, никогда никому не показывай свою слабость и, самое важное, никогда не кради ни малейшего кусочка у тех, кто принадлежит к твоей собственной расе, даже если ты ее ненавидишь.
— Кайя? — спросила ее сестра, пытливым тоном.
— Да?
— Разве я не самая прекрасная девушка здесь?
— Конечно. — Кайе не нужно было даже оглядываться вокруг, чтобы подтвердить этот факт. Бьянка была самой красивой девушкой во всём мире. Правда, иногда она забывала об этом и нуждалась в напоминании.
В то время как у Кайи была отвратительная копна рыжих волос и самые обыкновенные серо-золотистые глаза, у Бьянки были блестящие черные локоны, мерцающие янтарные глаза и облик, как у их благородной матушки — Табиты Порочной.
— Спасибо, — сказала Бьянка, довольно ухмыляясь. — А я думаю, что ты самая сильная. Совершенно точно.
Кайя никогда не уставала от похвал сестры. Чем могущественней была гарпия, тем больше уважения ей выказывалось. Всеми. Больше всего на свете, Кайя жаждала уважения.
- Даже сильнее, чем… — Она изучала гарпий поблизости, отыскивая кого-то, кто мог составить ей конкуренцию.
Те, кто были достаточно взрослыми, чтобы соперничать с ней в традиционных состязаниях в силе и хитрости, суетились, готовясь к одному важному событию под названием — Последний выстоявший бессмертный. Мечи со свистом извлекались из ножен. Металл лязгал о камень, когда затачивались клинки.
Наконец, Кайя нашла достойную кандидатку. 
- Я даже сильнее, чем она? — спросила она, указывая на брутальную тетку с вздувающимися мускулами и частыми шрамами, пересекающими ее руки.
Раны, от которых остались эти шрамы, должно быть, были тяжелыми; их раса была бессмертной, поэтому они быстро исцелялись по собственному желанию, изредка оставляя свидетельства своей трудной жизни напоказ.
— Без вопросов, — преданно сказала Бьянка. — Могу поспорить, если ты бросишь ей вызов, она убежит, поджавши хвост.
— Безусловно, ты права. — В самом деле, кто не сбежал бы от нее? Кайя тренировалась больше, чем кто-либо и даже взяла верх над своим инструктором. Дважды.
Ей не хотелось бы хвастаться, но она тренировалась больше других гарпий из ее клана. Когда все остальные прерывались с наступлением дня, она продолжала до тех пор, пока пот не начинал лить по ее груди ручьями, а мускулы дрожали от напряжения… пока кости больше не могли выдерживать ее вес.
Однажды, возможно даже скоро, ее мать будет гордиться ей. Потому что, всего несколько ночей назад, Табита похлопала ее по плечу и сказала, что ее умение метать кинжал почти улучшилось. Почти улучшилось. Нет похвалы сладостней, чем та, что исходит из уст Табиты.
— Пошли, — сказала Бьянка, подталкивая ее. — Если мы не поспешим, то у нас не будет времени вымыться в реке, а я очень хочу быть в лучшем виде, чтобы наблюдать за тем, как наш клан раздавит соперниц. Снова.
Одна мысль о призах, которые наверняка выиграет её мать, заставляла маленькое тело Кайи раздуваться от гордости.
Игры Гарпий появились тысячи лет назад как способ «обсудить» взаимные недовольства, не прибегая к войнам — хорошо, не прибегая к ещё большим войнам — а также дать дружественным кланам продемонстрировать превосходство, даже друг перед другом. Старейшие из двенадцати семейств встретились и договорились о состязаниях и наградах.
На сей раз, каждый победивший в одной из четырех битв получал сто золотых слитков. Скайхоуки уже заполучили двести. Иглшилдсы завоевали сотню.
— Выбрось это из своей головы… Вооот так… хорошая девочка. — сказала Бьянка, ускоряя свой шаг, вынуждая тем самым и Кайю идти быстрее. — Ты слишком много фантазируешь.
— А вот и нет.
— А вот и да.
— Нет!
Её сестра вздохнула, признавая своё поражение.
Кайя ухмыльнулась. Двое из гарпий, находящихся по близости, обратили на них внимание и она убедилась, что медальон воительниц Скайхоук висел у нее на шее. Ее мать подарила его несколько месяцев назад, и она дорожила этим подтверждением своей силы почти также, как дорожила своей близняшкой.
Каждый, кто встречался с ней взглядом, уважительно кивал, даже те, кто принадлежал к клану соперников. Те же из Гарпий, кто не принадлежал… не осмелились бы совершить нападение на нейтральной территории, так что Кайя не заботилась о возможном конфликте. Вообще-то, она в любом случае не беспокоилась. Она была такой же смелой, как и сильной.
На самом краю лагеря, в небольшой рощице, она заметила что-то странное и остановилась. 
- Те мужчины, — сказала она, указывая на группу обнажённых по пояс мужчин. Некоторые разгуливали свободно, несколько были привязаны к столбам, а один был прикован. Насколько она знала, мужчинам не разрешалось участвовать в играх или даже быть зрителями. — Что они там делают?
Бьянка остановилась и проследила за направлением её пальца.

- Это супруги. И рабы.
— Это я знаю. Поэтому я спросила, что они там делают, а не кто они.
— Они удовлетворяют потребности, глупенькая.
Кайя нахмурилась в замешательстве. 
- Какие потребности? — Их мать всегда подчёркивала важность заботы в первую очередь о себе, затем о своей семье и больше ни о ком другом.
Бьянка тщательно обдумала свой ответ, затем пожала плечами и сказала:
- Они стирают, омывают ноги, подносят оружие. Ну, ты знаешь, все эти занятия для прислуги, для которых мы слишком хороши, чтобы делать это самим.
Что из этого следует? Если у тебя есть супруг или раб, тебе больше никогда не нужно будет заниматься стиркой.

- Я хочу одного из них, — объявила Кайя, и маленькие крылышки, выступающие из её спины, бешено затрепетали.
Как и все гарпии, она носила топ, который прикрывал её груди, — хотя у неё они в настоящий момент трагическим образом отсутствовали — но оставался открытым сзади, давая свободу изгибу её маленьких крылышек, источнику её необыкновенной силы.
— И ты знаешь, что Мама всегда говорит, — добавила она.
— О, да. Доброе слово завоюет для тебя улыбку, но кто в здравом уме пожелал бы завоевать улыбку?
— Не это.
Бьянка сморщила губы.
— Человека на самом деле нельзя убить добротой. Приходится использовать меч.
— Нет, и не это.
Её сестра раздражённо всплеснула руками.

- Что тогда?
— Если ты не берёшь сокровища и мужчин, которых хочешь, у тебя никогда не будет сокровищ и мужчин, которых ты хочешь.
— О. — Глаза Бьянки расширились, когда её внимание вернулось к мужчинам. — Так которого ты хочешь?
Кайя постучала пальцем по подбородку, изучая кандидатов. Все мужчины носили набедренные повязки, и каждое твёрдое тело было испещрено разводами грязи и пота, но ни на одном из мужчин не было следов ран или ушибов, как у неё, говорящих о том, что они достойно показали себя на поле боя. Или, по крайней мере, попытались.
Нет, неправда, поняла она секундой позже. Тот, что находился в цепях, был покрыт боевыми отметинами, его тёмные глаза определённо светились вызовом. Он был бойцом.
— Его, — сказала она, указывая на него движением подбородка. — Кто владеет им?
Бьянка оглядела его, задрожав. 
- Джульетта Истребительница.
Джульетта Иглшилд, союзница и красавица с холодным сердцем, обученная самой Табитой Скайхоук.
Подчинить мужчину, приручить которого не смогла даже Истребительница, было бы…

— Даже лучше.
— Ну, я не знаю, Кайя. Нас же предупреждали, чтобы мы не разговаривали ни с кем из мужчин.
— Меня не предупреждали.
— О да, предупреждали. Я знаю это, потому что ты стояла как раз рядом со мной, когда Мама произносила предупреждение. Ты, наверное, снова замечталась.
Она отказывалась сворачивать с выбранного пути.
— Новое правило: если дочь не слышит предупреждения, она не должна принимать его во внимание.
Бьянка стояла на своём.

- От него исходит запах опасности.
— Мы любим опасность.
— Дышать мы тоже любим. А мне кажется, что он скорее разорвёт нас на кусочки, чем станет мыть нам ноги. Не говоря уже о том, что с нами сделает Джульетта, если у нас получится забрать его.
— Доверься мне. Джульетта не такая сильная, как я, иначе ей не пришлось бы заковать его. — Безусловно, Джульетта была известна своей готовностью убить любого когда угодно, вне зависимости от пола или возраста, но Кайя скоро прославится как девочка, утеревшая ей нос.
Её сестра логически обдумала это в течение минуты, затем кивнула:
- И правда.
— Я просто расскажу ему, какое наказание последует, если он ослушается меня, и я обещаю тебе, он не ослушается. — Легко, просто. Её мать будет так ею гордиться.
Табита гордилась не многими. Только теми, кто сумел доказать, что является ей ровней. Так что… другими словами, она пока не годилась никем. Может быть, именно поэтому каждая гарпия мечтала стать ею, и каждый мужчина стремился завоевать её. Её сила не имела равных, её красота была несравненна. Её мудрость — бесконечна. Все дрожали при одном упоминании её имени. (Если нет, то должны были бы.) Все уважали её. И все восхищались ею.
Настанет день, когда все будут восхищаться мной.
— К-как ты собираешься выкрасть его? — спросила Бьянка. — Где ты его спрячешь?
Хм, хорошие вопросы. Но, размышляя над ответами, она преисполнилась негодования. Почему она должна выкрасть его? Почему ей нужно его прятать? Если она так поступит, никто и не узнает, что она совершила. Никто не напишет истории, повествующие о её силе и отваге.
Больше, чем она хотела раба, исполняющего её приказы, она хотела этих историй. Нуждалась в этих историях. Из-за того, что она и Бьянка были близнецами, их постоянно дразнили тем, что они разделили на двоих то, что предназначалось одному. Красоту, силу, что угодно, всё. Как будто каждая из них являлась только половиной того, чем они должны были стать.
С меня хватит, черт побери! И я докажу это.
Она заберёт мужчину здесь, сейчас, при всех.
Её просто распирало от необходимости предпринять что-то сию же минуту, с трудом сдерживаясь, Кайя повернулась к сестре и взяла в ладони её лицо. Бьянка, с раскрасневшимися от ветра щечками, выглядела обеспокоенной, но это вовсе не помешало Кайе сказать, — Не позволяй никому пройти дальше этого места. Я всего на минутку.
— Но…
— Пожалуйста. Ради меня, пожалуйста.
Не в силах сопротивляться, её сестра вздохнула. — Ох, ну ладно.
— Спасибо! — Кайя поцеловала её прямо в губы и быстро пошла прочь, пока её любимая мягко-характерная сестра не успела изменить мнение Кайи. Она припрятала кинжал. Мужчины сделали вид, что не заметили её, когда она прошмыгнула мимо них, не раздалось ни одного протеста. Хорошо. Они уже её боялись.
Когда она добралась до желанного объекта, то встала в точно такую же позу, что и её мать. Кайя видела это уже тысячу раз. Бедро отведено в сторону, сжатый кулак повыше, кинжал наготове, лезвием наружу.
Мужчина сидел на пеньке, упираясь локтями в избитые в кровь колени. Его голова была немного опущена, иссиня-черные волосы падали ему на лоб.
— Ты, — сказала она на человеческом языке. — Смотри на меня.
Он поднял свой темный взгляд сквозь спутанные пряди волос и посмотрел на неё. Как она и предполагала, он был красив. Черты его лица были словно высечены из камня. У него был острый нос, угловатые скулы, тонкие красные губы и упрямый подбородок.
Вблизи она увидела, что цепями были скованны его запястья, только запястья, железная цепь была только между ними. Больше его ничего не сковывало. Либо Джульетта не знала, как правильно содержать пленника, либо мужчина был слабее, чем Кайя себе представляла.
Обидно конечно, но теперь она не переменит своего решения.
— Ты — мой, — сказала она уверенно, — твоя предыдущая госпожа могла бы попытаться сразиться со мной за тебя, но я одержу над ней победу.
— Да ну. — Его голос был глубокий и хриплым, будто в нем звучали гром и молния. Она еле сдержала дрожь. — Как тебя зовут, девочка?
Она сжала зубы, ее ощущения были забыты. Она не девочка! 
- Меня зовут Кайя… Сильнейшая. Вот. Именно так меня и зовут
Прозвища были очень важны среди гарпий, они выбирались лидерами клана, и хотя Кайя пока не получила свое прозвище, она была абсолютно уверена в том, что мать одобрит ее выбор.
— И что же конкретно ты собираешься делать со мной, Кайя Сильнейшая?
— Я заставлю тебя удовлетворять все мои нужды, конечно.
Он выгнул бровь.
- Какие, например?
— Выполнять работу по дому. Всю-всю работу. А если ты не сделаешь этого, я проучу тебя. Своим кинжалом. — Она помахала оружием, серебряное лезвие смертоносно блеснуло в солнечном свете. — Знаешь, я очень жестокая. Я уже убивала людей насмерть. По-настоящему убивала. Даже после смерти они корчились от боли.
Он не дрогнул при виде ее оружия или, услышав ее угрозы, и она подавила волну разочарования. Тогда она утешила себя мыслью о том, что большинство людей не имели представления о том, какими навыками владеют гарпии. Точно, он просто понятия не имел. Коль скоро он сам не мог бы приподнять тысячефунтовый валун, он вероятно не в состоянии представить, что кто-то другой мог бы справится с этим.
— И когда же я должен буду приступить к своим новым обязанностям? — спросил он.
— Сейчас.
— Что ж, отлично. — Она ожидала возражений, но он поднял своё большое тело с пня, на котором сидел. Боги, ей пришлось поднимать взгляд все выше, и выше… выше.
Тем не менее, она не испугалась. Во время тренировок, она сражалась с существами, которые были намного выше него, и одержала победу. Хорошо, может быть только чуточку выше. Да что уж там, они все были ниже. Она не была уверена, что кто-либо вообще был выше этого мужчины. Неудивительно, что Джульетта претендовала на него.
Кайя ухмыльнулась. Её первый набег в одиночку прямо средь бела дня и она может заполучить лучший из призов. Она сделала прекрасный выбор. Ее мать не сочла бы это ошибкой и, возможно бы захотела его для себя. Может быть, когда Кайя закончит с ним, она подарит его Табите.
Табита улыбнулась бы ей, поблагодарила её и сказала бы ей, какая она прекрасная дочка. Наконец-то. Сердце Кайи подпрыгнуло в груди.
— Ну не стой же здесь. — Прежде, чем у мужчины было время ответить, она устремилась ему за спину, отчаянно хлопая крыльями, и подтолкнула его. — Двигайся.
Он пролетел вперед, но быстро обрел равновесие. Он шагал, высоко подняв голову. Но прежде чем пересечь границу лагеря, почему-то резко остановился.
— Пошевеливайся, — повторила она, снова подталкивая его.
Он остался стоять на месте, даже не повернувшись к ней лицом.
— Я не могу. Это место было окружено кровью Гарпий и цепи не дадут мне покинуть лагерь без адской боли, которую я испытаю, если попытаюсь пройти.
Она прищурилась, впившись взглядом в его широкую загорелую спину. — Я не идиотка. Цепи я с тебя не сниму. — Плюс ко всему, она хотела, чтобы он вел себя смирно и не рвался на свободу, когда она поведет его через лагерь для всеобщей демонстрации. Когда Джульетта узнает, что она сделала, то вызов, считай, будет брошен. Кайя должна быть сосредоточена, ни на что не отвлекаясь.
— Не нужно снимать с меня цепи. — Ни в его тоне, ни в его действиях не было и намека на эмоции. — Просто добавь свою кровь к той, что уже окружает это место, после чего смажь ею мои цепи и можешь без проблем вести меня, куда хочешь.
А, ну да. Она и прежде слышала о цепях, скованных кровью. Тот, на ком они были, оказывался в круге-ловушке, и каким бы ни был этот круг — широким или наоборот маленьким — только кровь Гарпии могла снять ограничение на передвижения пленника. Любой Гарпии.
- Хорошая идея. Я как раз подумала об этом.
Она внимательно осмотрела лагерь Гарпий. Никто не заметил её, только Бьянка нервно переминалась с ноги на ноги, смотря то на лагерь, то на Кайю, в её взгляде читалась мольба.
Быстром и точным движением кинжала Кайя порезала себе ладонь. Она едва почувствовала, как острое лезвие пронзило её плоть. Добавив свою кровь к очерченному на земле темно-красному кругу, она провела своей кровоточащей ладонью по холодным металлическим цепям, сковавшим запястья мужчины. Сделав это, она быстро обошла его и, встав позади, опять толкнула своего пленника.
Он споткнулся, выходя из круга, и остановился, чтобы размять затекшие мышцы, потом тряхнул головой и выпрямился, расправив плечи. Она не могла его сдвинуть с места, как бы сильно не толкала. Но тут он обернулся и оскалился в злобной усмешке. Прежде чем она успела понять, что происходит, он схватил её руками за шею и Кайя почувствовала, как её ноги отрываются от земли.
Её глаза чуть не вылезли из орбит, когда он стал душить её с такой невероятной силой, какой не мог обладать ни один человек.
Несмотря на нехватку воздуха, помутневшее сознание и жжение в горле, осознание, наконец, пришло к ней. Он был не человек.
Она внезапно почувствовала исходившую от него ненависть, зрачки его темных глаз гипнотически вращались. — Тупая Гарпия. Пусть я и не мог разорвать эти цепи, но этот круг был единственным, что мешало мне разгромить ваш лагерь. Теперь все вы умрете за нанесенное мне оскорбление.
Умрете? Вот черт, нет! У тебя есть кинжал. Используй его! Она попыталась ударить его. Жестоко рассмеявшись, он резко перехватил её руку.
Позади она услышала крик Бьянки. Послышались её шаги, Бьянка бросилась к ним, стремительно сокращая расстояние. Нет, она попыталась закричать. Назад. Но потом все её мысли разлетелись, как только мужчина усилил хватку, крепче схватив её шею.
Темная волна захлестнула её, затягивая в пучину небытия.
Нет, не совсем небытия. Крики отозвались эхом… так много криков… Хрипы, стоны и рычание. Скрежет металла, разрезающего плоть, хруст ломающихся костей, отвратительный звук вырываемых из щелей крыльев… Эта кошмарная симфония продолжалась несколько часов, может дней, прежде чем всё, наконец, успокоилось.
— Кайя. — Мозолистые руки обхватили её плечи и принялись трясти. — Очнись. Немедленно.
Она узнала этот голос… Кайя сумела как-то выбраться из затянувшей её пучины, веки гарпии затрепетали и она открыла глаза. Прошло мгновение, прежде чем её разум прояснился и темная дымка исчезла. В луче лунного света она увидела нависшую над ней окровавленную, хмурую Табиту Скайхоук.
— Посмотри, что ты наделала, дочь. — Никогда прежде голос её матери не звучал так резко — и это что-то значило.
Несмотря на то, что ей хотелось возразить, она села, скривившись, как только её шею пронзила адская боль, мгновенно охватившая всё её тело. Она окинула взглядом лагерь. От увиденного желчь подступила к её горлу. Гарпии и… другие вещи плавали в реках крови. Оружие, оказавшееся бесполезным, валялось на земле. Полоски ткани от разоренных палаток висели на ветвях деревьях, развеваясь на ветру, словно печальная пародия на белые флаги.
— Б-Бьянка? — Ей с трудом удалось вздохнуть, голос звучал грубо.
— Твоя сестра жива. Едва.
Кайя поднялась на дрожащие ноги и встретилась с взглядом янтарных глаз своей матери. 
- Мама, я…
— Замолчи! Тебе было сказано не приближаться к тому месту, и ты ослушалась. После чего попыталась украсть супруга другой женщины, даже не спросив моего разрешения!
Она хотела солгать, продолжая лелеять свою мечту о предстоящей похвале, но поняла, что не может. Только не её любимой мамочке. 
- Да. — Слезы жгли глаза Кайи, а её мечта превратилась в пепел. — Я сделала это.
— Ты видишь разруху позади меня?
— Да, — повторила она мягко.
Табита и не думала о пощаде. — Ты одна несешь ответственность за всё, что сегодня произошло.
— Мне жаль. — Её голова опустилась, подбородок уперся в грудь. — Мне так жаль.
— Оставь себе свои сожаления. Они ничего не изменят. Те страдания и боль, что ты принесла, уже не вернешь обратно.
О, Боги. В голосе её матери была ненависть. Настоящая, неприкрытая ненависть.
— Ты опозорила наш клан, — сказала Табита, срывая медальон с шеи Кайи. — Ты не заслуживаешь его. Настоящая воительница спасает своих сестер. Она не ставит их жизнь под угрозу. И этим эгоистичным поступкам ты заработала себе прозвище. С этого момента ты будешь известна как Кайя Разочаровывающая.
На этом Табита развернулась и пошла прочь. Её ботинки шлепали по лужам крови, звук грубым эхом отдавался в ушах Кайи.
Она упала на колени и разрыдалась словно ребенок, первый раз в своей жизни.

Глава 1

Наши дни

— Я ЕГО ХОЧУ.
— Где же я слышала это раньше? Ах, да. В день Прискорбного Инцидента, хотя ты заставила меня дать клятву не упоминать об этом даже под страхом смерти. И я не хочу упоминать об этом сейчас, так что подбери слюни. Я уж было подумала, что ты стала более осмотрительной в своих привязанностях.
Кайя Скайхоук всматривалась в свою близняшку — Бьянку Райскую Шлюху, как Кайя недавно ее окрестила. И это прозвище сестрёнка заслужила. Девчонка связалась с ангелом. С грёбаным ангелом. А в ответ Бьянка прозвала ее Кайей — Постельной грелкой Повелителей Преисподней за то, что она пала так низко, что переспала с Парисом, величайшим распутником на всем белом свете.
И это прозвище не так сильно причиняло ей боль, как предыдущее. Да что уж там, как единственное настоящее. У гарпий была хорошая память и крики: «Посмотрите-ка все, а вот и Наше Разочарование» всё ещё преследовали ее каждый раз, когда она сталкивалась с кем-то из своего вида.
Как бы то ни было, Бьянка выглядела просто великолепно, впрочем, как и всегда. Её черные волосы каскадом ниспадали на спину, глаза цвета янтаря сияли как звезды. И только тогда, когда она просматривала вешалку с дизайнерскими платьями, от неё исходила смесь решительности и беспокойства.
— Слушай, это случилось миллион лет назад, — сказала Кайя, — и Страйдер — первый мужчина, которого я… чёрт, да он первый мужчина, которого я захотела, действительно захотела, — добавила она, прежде, чем её сестра смогла бы отпустить комментарий по поводу её «бойфрендов» в течение всех этих веков, — с тех пор. Или вообще когда-либо.
— На самом деле, это, как ты говоришь, случилось не больше полутора тысяч лет назад, но мы не говорим об этом. Так что на счет Кейна, хранителя Бедствий, а? Я думала, у тебя с ним что-то было? Ты вроде хотела развеяться, устроить себе эмоциональную встряску или что-то вроде этого.
— Дохлый номер.
Бьянка фыркнула, её эта ситуация явно забавляла.
- Попробуй еще раз.
— Не знаю. Может быть, его демон почувствовал во мне родственную душу и потянулся ко мне, надеясь раздуть в моей душе чувственное пламя. Это не значит, что нам с Кейном суждено быть вместе. Меня к нему не влечет.
— Ладно, Кейн в пролёте. Может, тебе стоит поискать парня где-то ещё. Скажем, к примеру, на небесах. Я могу устроить тебе встречу с ангелом. — Бьянка подняла струящуюся полоску голубой ткани с расшитыми блёстками цветочными аппликациями, пришитыми сверху, и рядами кружевных складок на подоле.
— Что ты думаешь об этом?
Проигнорировав платье, Кайя продолжала.
— Никаких встреч. Я хочу Страйдера.
— Он тебе не подходит.
— Он идеально мне подходит. — Во-первых, он не принадлежит другой Гарпии. Во-вторых, он не психованный. Ну, — добавила она после секундного размышления, — он не психованный большую часть времени. И в-третьих, он… он мой супруг, я знаю это.
Ну вот. Она и сказала это в слух кому-то, кроме себя и мужчины, повернутом на этом вопросе. Мой супруг.
Супругов, как теперь знала Кайя, было невероятно трудно найти, и поэтому они чрезвычайно ценились. На самом деле они были необходимы. Гарпии от природы обладали неустойчивой психикой, были опасны, а в раздражённом состоянии — смертоносны для всего мира. Супруги успокаивали их. Супруги смягчали их.
Если бы только можно было выбрать себе супруга по каталогу и покончить с этим. Вместо этого тобой руководит инстинкт, а тело предательски следует его примеру. Всё бы не было так плохо, только вот у каждой Гарпии может быть только один супруг за всю её, казалось бы, бесконечную жизнь. Только один. Потеряешь его — и будешь вечно страдать. Если конечно не убьешь себя тут же с горя.
Из-за того, что Кайя когда-то попыталась украсть супруга Джульетты, последняя была без своего мужчины все это время, не зная, жив он или мертв, ненавидя его за то, что он сделал. Но, несмотря на это, она все равно нуждалась в нем. Понятно, что Джульетта до сих пор ненавидела Кайю и обещала ей отомстить — эта сучка до сих планировала свою месть. Она хотела опозорить Кайю. Но что она могла сказать в своё оправдание? Ничего!
Кайя не подчинилась. Она освободила того мужчину, позволив его ярости пролиться на ничего не подозревающих гарпий.
Каждый год Кайя посылала Джульетте корзину фруктов и открытку с извинениями — «извини за твоего супруга», и каждый год она получала эту корзину обратно с гнилыми яблочными огрызками, почерневшей банановой кожурой и картиной, на которой Джульетта перебрасывает её через плечо, дополняла расправу кровавая надпись «Умри, Шлюха, Умри».
Единственная причина, по которой Джульетта до сих пор не набросилась на Кайю, это уважение к Табите, которая по-прежнему обладала такой силой, что с ней считались как союзники, так и враги.
Не думай о прошлом. Ты начинаешь зацикливаться на этом.
Она должна думать о своем супруге. Страйдер. Грубый развратник, этот идиот Страйдер. Он был бессмертным воином, который давным-давно украл и открыл ящик Пандоры, чтобы «преподать этим тупым Богам урок», которые посмели выбрать «простую женщину» для охраны этой «дурацкой реликвии». Из-за безудержной глупости бестолкового Страйдера, он и помогшие ему друзья — печально известные Повелители Преисподней, которых жутко боялись все, кроме Гарпий, — так вот, все они были прокляты, вынужденные вечно хранить в себе освобожденных ими демонов.
Страйдер, красивый идиот, был одержим демоном Поражения. Он не мог проиграть ни единого вызова, не страдая при этом от изнурительной боли. Естественно, это придавало ему решимости выигрывать во всем, даже в чем-то столь глупом, как Рок Бэнд (Rock Band — музыкальная видео-игра, разработанная Harmonix Music Systems). В которую она зареклась когда-либо с ним играть, поскольку полностью прибрала Фэндер (Fender — гитара производства компании «Fender Electric Instrument Company»), затем ударные, затем микрофон, а он лажал и кричал на нее, прежде чем вырубиться, подергиваясь от боли.
Какая мелодрама.
В любом случае, его решимость делала его тупым, эгоистичным, тупым, болваном и тупым! Но не было мужчины более привлекательного, мужчины более свирепого.
Мужчины, у которого было бы меньше желания терпеть ее.
Она упоминала, что он был тупым?
— Ну? — Бьянка потрясла платьем перед лицом Кайи, настойчиво добиваясь ее внимания, — Мнение, пожалуйста. И когда-нибудь сегодня.
Сосредоточься.
- Не убивай гонца, но эта штука сделает из тебя трещащую по швам королеву студенческого бала, без планов переспать со своим парнем по окончании главного танца — потому что парня у нее нет. Она слишком странная. Извини.
Бьянка лишь пожала плечами, ничуть не смутившись.
- Эй, трещащие по швам королевы студенческого бала могут быть странными, но они горячие.
Если «горячая» синоним «суждено умереть в одиночестве», то ты права. Так что вперед. Купи платье, и я куплю тебе сотню кошек, составить тебе компанию, пока ты будешь проводить остаток вечности, пытаясь понять, где ваши отношения с ангелом пошли не так, на самом деле не понимая, что проблемы начались этой самой ночью.
— Ты хоть что-нибудь обо мне знаешь? Привет, я люблю собак. Но отлично, как угодно, — поджав красные губы, ее близняшка с треском водрузила вешалку обратно и продолжила поиски «идеального» платья, которое наденет, сообщая плохие новости своему супругу, Лисандру.
Бедная Бьянка. Она не просто заполучила ангела, она связала себя с ним. Навсегда. Лисандр жил и работал на небесах и был так скучен, что Кайя бы скорее засовывала бамбуковые щепки под ногти других людей, чем проводила с ним время. Ладно, пример неудачный. На самом деле она получала удовольствие, засовывая бамбуковые щепки под ногти других людей.
Это было нечто вроде лучшего в мире мюзикла, кода люди кричали и умоляли о пощаде, а хороший мюзикл она могла слушать весь день напролет.
— Кайя? — произнесла Бьянка, — О чем, черт побери, ты вздыхаешь?
— Мюзиклы.
— Мюзиклы? Серьезно? Когда мне позарез нужна помощь? Может, послушаешь меня для разнообразия?
— Скоро. Блин. Мне очень нравится такой ход мыслей, — вернее, ей понравилась остановка перед мюзиклами. Такому скучному мужчине необходимо такое же нудное прозвище… например… Папа Лисандр Первый. Точно. Он был элитным воином с золотыми крыльями и да, выдающийся убийца демонов, и ладно, дьявольски сексуальный, но также он был высокоморален. Словно ОСД (Обсессивно-компульсивное расстройство, от англ. obsession — «одержимость идеей» и англ. compulsion — «принуждение». Невроз навязчивых состояний — психическое расстройство) на этой почве. Кайя содрогнулась от отвращения. Медленно, но верно, он высасывал веселье из ее, некогда восхитительной, сестры.
На самом деле неприязнь Лисандра к откровенному магазинному воровству была причиной, по которой они покинули Будапешт, вернулись на Аляску, и ворвались в Анкориджский Пятая Авеню Молл (Anchorage Fifth Avenue Mall — пятиуровневый торгово-развлекательный центр в Анкоридже, штат Аляска), вместо того, чтобы взять то, что хочется, средь бела дня. Как всегда. Слишком много любопытных глаз.
По правде, Кайя отчасти смущалась из-за уступки. Она бы сказала своему мужчине взять свою просьбу «пожалуйста, не воруй на глазах у людей, это наводит их на мысли» и засунуть себе в задницу. Кроме того, она презирала нехватку острых ощущений, необходимую для успокоения ее темной стороны, но да хрен с ним. Она любила свою сестру. Более того, у нее перед Бьянкой долг, который никогда даже не надеется вернуть.
Они могли никогда не обсуждать Прискорбный Инцидент, но Кайя никогда не забывала о нем. (Видите? Гарпия с долгой памятью.) Ежедневно она вспоминала Бьянку, корчащуюся в луже собственной крови, с глазами, остекленевшими от боли. Как мучительные стоны слетали с изувеченных губ.
Бьянка вздохнула.
- Ладно, давай отбросим твои проблемы в сторону, чтобы мы могли сосредоточиться на мне. Расскажи, почему ты выбрала Страйдера своим сердечным другом. Знаю, ты умираешь от желания превознести его достоинства.
На мгновение, Кайя могла только моргать, глядя на сестру, уверенная, что ослышалась.
- Ты, блин, смеешься надо мной? Сердечный друг? Ты только что сказала сердечный друг?
Бьянка заржала.
- Да, и я почти повелась. Влияние Лисандра, знаешь ли. В любом случае, Страйдер такой хрен. И вызов, — еще один смешок, — Ясно? Вызов… он не может проиграть ни одного… но он чертовски уверен, поступая так.
Кайя округлила глаза.
- Думаю, ты слишком много времени зависаешь с ангелами. Твой IQ упал.
— Что? Это было забавно, — ногти квадратной формы, окрашенные в ярко голубой цвет, барабанили по металлической вешалке, разделяющей их, — И, между прочим, ангелы не так плохи.
— Скажи это самой себе, любовь моя.
Бьянка послала ей поцелуй, полный клыков.
- Все, что я говорю, это что Страйдер будет сущим наказанием — и не в хорошем смысле. Он… вообще то, подожди. Беру свои слова обратно. Он слишком большой, чтобы быть чем-то, кроме хорошего наказания. Или более того. Но он так же не будет плохим. Постой. Это тоже не звучит правдоподобно. Как мне это объяснить? Он будет…
— Я это уже поняла! У него огромный набор, и он чертовски раздражает. В этом твоя суть?
— Рада, что ты в курсе. На самом деле очень грустно, что тебе нужно столько объяснений, — блеск в глазах сестры погас, — В любом случае, ты сказала ему, что к нему чувствуешь, и он тебя отверг. Его будут раздражать все дальнейшие столкновения, инициированные тобой, а раздраженный воин, одержимый демоном, это огромная бомба замедленного действия.
— Знаю, — если бы она поняла его важность для себя раньше, то не переспала бы с его другом Парисом, хранителем Разврата. Иначе известный как Парис Робосекс, мужчина такой чувственный, что от него голова шла кругом. А если бы она не переспала с Робосексом, Страйдер Глупый не отверг бы ее.
Возможно.
Или нет. Потому что к ее ужасу — да, ужасу, а не всепоглощающему, сжигающему внутренности гневу — он типа, как бы желал другую. Хайди, хорошенькая женщина, принадлежавшая его дугу, Амуну, хранителю Тайн.
По крайней мере, Хайди была под запретом, и Кайе не нужно беспокоиться, что Страйдер распустит руки. Дело чести между злыми демонами и все такое.
Но, черт возьми, одна мысль о том, что он смотрит на другую женщину, заставляла ногти Кайи удлиняться и заостряться, клыки расти, а кровь кипеть. Мой, кричала каждая клеточка ее тела. Она убьет любую добивающеюся его, как и любую, кого добивался он; она будет не в состоянии совладать с собой. Ее темная сторона заявит о себе, побуждая защищать то, что принадлежало ей.
— Серьезно, ему повезло, что он жив, и не только потому, что хочу отрезать его мужские органы и скормить их животным в зоопарке у него на глазах, — продолжила Бьянка, — Любой мужчина, который не может признать чего ты стоишь, заслуживает хорошей пытки.
— Знаю, — не потому, что Кайя была какой-то особенной — хотя она была в некотором роде, может быть… черт возьми, она привыкла быть — а потому, что никто не мог отвергнуть Гарпию, не страдая от тяжелых последствий.
Вообще то, большинство Гарпий взяли бы Страйдера, не смотря на его желания. Так что возможно, она была идиоткой, поскольку позволяла ему отталкивать себя. Она просто хотела его доброй воли. Ей нужна была его добрая воля. Сбежать с ним, значило победить его, а победить — значило причинить ему боль.
Она не могла заставить себя причинить ему боль. Даже ценой своего здравого рассудка.
— В любом случае, ты слишком хороша для него, — произнесла, как обычно, преданная Бьянка.
— Знаю, — повторила она снова, на этот раз обманывая. Она всегда будет всего лишь позором своего клана. Он заслуживал лучшего.
Сестра вздохнула.
- Но ты все еще его хочешь, — констатация факта, а не вопрос.
— Ага.
— Ну, так что ты будешь с ним делать?
— Ничего, — сказала она, сражаясь с приступом уныния, — Однажды я бегала за ним, — и он подумал, что она ненормальная, — Я не собираюсь снова этим заниматься.
— Возможно…
— Нет. Несколько недель назад, я вызвала его надрать больше задниц Ловцов, чем я, — Ловцы, противник, намеревающийся уничтожить всех демонов. Фанатики, обожавшие обрушиться на невиновных, осмелившихся встать у них на пути. Считай что мертвецы, которые повстречаются с кончиками ее когтей, если снова приблизятся к Страйдеру.
Ладно, если осмелятся приблизиться к нему с оружием в руках. Она могла бы заставить их пресмыкаться пред ним, чтобы извиниться за беспокойство, причиной которого они служили столетиями. Пытки Повелителей — только ей было позволено делать это. Взрывающиеся дома — скучища. Может ли быть более второсортное кино? Таааак бесит. Обезглавливание хранителя Недоверия — ладно, этот был несколько больше, чем раздражающий, учитывая, что у Страйдера пока все шло наперекосяк в этом и во всем остальном.
Кстати об убийстве Недоверия, Хайди помогла осуществить его. Ага, та самая Хайди. Та, которую желает Страйдер.
Кайя этого не понимала. Если он может хотеть Хайди, несмотря на ее злодеяния, почему бы ему не хотеть Кайю.
— Я хотела помочь ему убить людей, пришедших за ним. Хотела, чтобы он увидел, какой способной я была, — добавила она, — Я хотела, чтобы он восхищался моим мастерством. А он? Неее-а. Он рассвирепел. Он бесился из-за той боли, которую я причиню ему. Так что я позволила ему победить. Блин, позволила ему. Ты же знаешь, я никогда не оставляю борьбу, — это попахивало слабостью, а уже слишком много людей лицезрели ее слабой, — И как он меня отблагодарил? Сказал мне отвалить. — уни-зи-тель-но. — Теперь, давай сменим тему, — пока она не впала в истерику и не сравняла торговый центр с землей, — Что ты ищешь? — спросила она, бегло просматривая вешалки.
— Распутное, но утонченное, — сказала сестра, оставляя эту смену без комментария.
— Хороший выбор, — она потерла небо языком, изучая красочное обилие одежды, — Думаешь, если приоденешься, это поможет в твоей ситуации?
— Боги, я надеюсь на это. Я планирую позволить Лисандру разорвать на мне одежду, заняться со мной любовью всевозможными грязными способами, а затем, пока он пытается отдышаться, обрушить на него большую, плохую бомбу и бежать, чтоб пятки сверкали.
Кое-что, Кайе бы понравилось делать со Страйдером — однозначно, грязная любовная часть — но ему не было бы насрать на все, что она ему говорит. Как он уже доказал, — В любом случае, что ты собираешься сказать Лисанди? Дословно.
Бьянка пожала хрупкими на вид плечами.
- Точно… Я не знаю.
— Попробуй со мной. Представь, что я твой отвратительно влюблённый ангельский муж, и покайся.
— Ладно. — Вздохнула, выпрямила спину, затем чудесные янтарные глаза с волнением уставились на Кайю. — Хорошо. Итак. — Пауза. Сглотнула. — Дорогой, я, эээ, должна сказать тебе кое-что.
— Что такое? — спросила Кайя самым низким голосом, на который была способна. Она опёрлась локтями о перекладину, при этом крючки вешалок впились ей в кожу. — Говори быстро, потому что мне нужно рассыпать мою волшебную пыль и взмахнуть волшебной палочкой, когда…
— Он не рассыпает волшебную пыль! Он убийца, чёрт возьми. — Возмущение стихло так же быстро, как и появилось. — А вот что касается его волшебной палочки… — Бьянка вздрогнула и расплылась в глупой улыбке. — Она действительно большая. Наверное, даже больше, чем у Страйдера.
Кайя только моргнула, глядя на нее в ожидании.
Сестра глубоко вдохнула, медленно выдохнула.
- Прекрасно. Продолжаем. Дорогой, впервые за целую вечность, моя семья была приглашена для участия в Играх Гарпий. Ты спросишь, почему впервые за целую вечность. Ну, забавная история. Видишь ли, моя сестра-близнец совершила глупейшую штуку и…
— Уверен, на счет этого ты преувеличиваешь, — вставила она, все еще используя этот низкий голос, подражающий Лисандру, — Твоя близняшка самая сильная, самая разумная женщина, которую я когда-либо встречал. А теперь, скажи мне что-нибудь важное.
— В любом случае, — Бьянка вошла в образ, — Я не уверена, почему нас пригласили, но несколько дней назад, Гарпия Экспрессом, пришла золотая тисненая карточка, с требованием нашего присутствия. Мы не можем отказаться, не навлекая большого позора на весь свой клан. Нас бы заклеймили трусливыми, а как ты знаешь, я не труслива. Так что… я уезжаю через неделю, и меня не будет четыре. О, и каждый из четверых соглашается на состязания, предполагающие кровопролитие, возможно удаление конечности и определенные пытки. Увидимся, — Она помахала мизинчиком, замолчала, ожидая ответа Кайи.
Кайя кивнула.
- Мне нравится. Решительно, содержательно и непоколебимо. У него нет другого выбора, кроме как отпустить тебя без ругани.
Беспокойство Бьянки немного ослабло.
- Ты, правда, так думаешь?
— Боги, нет. Совсем нет. Да он просто взбесится. Реально. Вы знакомы, не так ли? Защитник до мозга костей. — Счастливая. — А как тебе это? — Она приподняла практически отсутствующее изделие, соединённое по бокам тонкими серебряными цепочками.
Я думаю, оно великолепно. И правда, идеально. А ещё я думаю, что ты избалованный ребёнок.
В её улыбке не было и тени раскаяния. — Ты ведь всё равно любишь меня.
— Как ты сама сказала, у меня упал уровень IQ. — Бьянка прикусила нижнюю губу. — Ладно, итак. Вот как я думаю всё пойдёт после моего признания. Сначала он попытается остановить меня.
— Это точно.
— Затем, когда он поймёт, что не сможет, он будет настаивать на том, чтобы отправиться со мной.
— И снова верно. Ты согласна с таким вариантом? — Все будут смеяться над ней из-за того, что она связалась с мистером Добродетелью. Даже их мать. Особенно их мать. Табита ненавидела ангелов больше всех, так как всегда считала, что отец их младшей сводной сестры был ангелом, и винила его за мнимую слабость Гвен.
— Ага, — мечтательно улыбнулась Бьянка. — Я согласна. Я не люблю быть без него, и на самом деле убью любого, кто плохо отзовётся о нём, так что это добавит в мою жизнь остроты.
— Не говоря о том, чтобы устранить конкуренцию, потому что я помогу тебе в этой резне, — как же ей хотелось взять с собой Страйдера.
А вообще-то нет, подумала она в следующий момент. Слава богам, он с нею не собирается. В Гарпийских кланах ее поносили. Она умрет от унижения, если он увидит, что ее собственный вид от нее отворачивается, и попадет в порочный круг стыда, если он когда-либо услышит ее позорное прозвище.
Такой солдат как Страйдер ценит силу. Она знала, поскольку была солдатом, как Страйдер.
Конечно, следующая мысль неприятно поразила и глубоко ранила — Хайди была сильной. Сука. Даже (по большей части) человеком, девушка смогла снова и снова победить смерть, возвращаясь к жизни, чтобы сражаться с Повелителями. Пока не влюбилась в Амуна.
Если бы я не обожала Амуна так сильно, то отправила эту женщину обратно в могилу — в последний чертов раз! Никто не привлекал внимания Страйдера, не испытывая при этом невыносимых страданий.
Возможно, прежде чем Кайя уедет на игры, она устроит девчонке незабываемое происшествие со вшами в голове или что-то в этом роде. Никто не пострадает, Страйдера это оттолкнет, а Кайя будет чувствовать себя так, словно совершила некое подобие мести. Ура-ура.
— Ты меня слушаешь, или я снова тебя потеряла в цепочке мыслей? — спросила Бьянка, рассердившись.
Она вынырнула из своих размышлений.
- Да, я слушаю. Ты говорила о чем-то…с серьёзными последствиями.
— Ты слушала, — сказала сестра, рука взлетела к груди, — В любом случае, спасибо за предложение помочь наказать любого, оскорбившего Лисандра. Ты моя самая любимая пособница на свете, Кайя.
— Ты тоже, Би, — дела будут складываться в пользу Бьянки. Лисандр поддержит ее, не смотря ни на что, и Гарпии увидят, каким непреклонным он может быть, и отступят. Однако Кайя… нет, дела в ее пользу не сложатся.
— Дорогая мамочка собирается туда, — сказала Бьянка, стараясь, чтобы за непринужденностью, никто из них не почувствовал важности этой темы, — И она возненавидит его, не так ли?
— Естественно. Но в таком случае, у нее паршивый вкус на мужчин. Взять, к примеру, нашего отца. Феникс оборотень, также известный как худший из худших в глазах бессмертных рас. Они вечно грабят да поджигают всякую фигню на земле. Серьезно, нужно быть настоящим психом, чтобы подцепить одного из них. Это значит что? Мама настоящий псих. Я бы запереживала, если ей понравится Лисандр.
И, тем не менее, что бы Табита подумала о Страйдере?
Бьянка издала низкий, тёплый смешок. — Ты права. Она и есть.
— И знаешь, что еще? Она может отвалить, потому что мне все равно, — смелые слова, однако внутри Кайя все еще была той маленькой девочкой, отчаянно нуждающейся в одобрении своей матери, — Но возможно, я не знаю, возможно, она, наконец, закопает топор войны со мной, — Боги, неужели этот убогий тон ее?
Бьянка перегнулась через вешалку и потрепала ее по плечу.
- Ненавижу говорить это, сестра моя, но топор войны она зароет, только если тебе в спину.
Она пыталась не согнуться от горя.
- Очень точно, — И она не будет переживать. Она не будет. Правда. Но почему, почему, почему никто, кроме сестер, не считает, что она достаточно хороша.
Одна ошибка, только одна — когда она была не кем иным, как ребенком — и мать сбросила ее со счетов. Одна ошибка, только одна, и Страйдер не станет с ней связываться. Не то, чтобы она ему изменила. На протяжении многих лет они оба были одни, и даже не были вместе на свидании. Не целовались. Даже не разговаривали по-настоящему. А ночь, когда она переспала с Парисом? Она не знала, что однажды захочет Страйдера в сексуальном плане. Или вообще.
Он должен был с самого начала распознать ее привлекательность и попытаться соблазнить. Так, на самом деле, когда думаешь об этом, вина могла полностью лечь на его плечи. Или возможно на его демона. Поражение до сих пор еще не понимает, что потерять ее намного хуже, чем проиграть вызов. Иначе Страйдер будет страдать без нее.
Она хотела, чтобы он страдал без нее.
Демон был связан со Страйдером и необходим для его выживания, так что… возможно, она могла сделать что-либо, чтобы склонить злого демона на свою сторону. Если бы она решила затеять еще одну игру со Страйдером. Чего она делать не будет. Как она уже сказала сестре, он упустил свой шанс. Кроме того, приблизившись к нему сейчас, она бы выставила себя отчаявшейся. Каковой и была.
Боги, это наводило тоску. И бесило! Сопротивление должно быть сломлено, всегда, но как ей бороться с мужчиной, которого хотелось только защищать?
— О чем ты сейчас думаешь? — спросила Бьянка, — Твои глаза почти полностью черны, так что я знаю, что твоя Гарпия готова вступить во владения и…
— Эй. Эй, вы! Что вы там делаете? — прокричал кто-то.
Заставляя себя глубоко дышать и успокоиться, она бросила быстрый взгляд через плечо. Великолепно. Прибыл охранник торгового центра.
- Я в порядке, клянусь. Встретимся дома? — произнесла она, бросая сестре выбранное платье.
— Ага, — сказала Бьянка, хватая одежду и засовывая ее под футболку для сохранности, — Люблю тебя.
— Я тоже тебя люблю.
Они бросились в разные стороны.
— Стой! Стрелять буду!
Рыжие волосы Кайи практически сверкали во тьме, делая ее легкой мишенью, так что охранник, — который не стрелял, обманщик — погнался за ней, одновременно вызывая по рации подкрепление. Факт, что она показала ему средний палец, прежде чем преодолеть первый поворот, не имел с этим ничего общего.
Большинство ламп в универмаге было выключено, а остальная часть центра предлагала весьма скудное освещение. Не то, чтобы это имело значение для превосходного ночного зрения Гарпии. Ее взгляд со знанием дела прорезался сквозь тени, когда она увернулась и бросилась по направлению к выходу. К сожалению, человек знал местность лучше, и ухитрился не отставать от нее.
Самое время перевести события на новый уровень.
Её крылья затрепетали… готовясь… прямо перед тем, как она смогла соскользнуть в гиперскоростной режим, охранник сделал немыслимое, выстрелив в неё из электрошокера. Выстрелил из электрошокера. В неё. Всё-таки, не обманул. Кайя упала лицом вниз, кислород взорвался у неё в лёгких. Она была всего в нескольких дюймах от двери, но её судорожно сокращающиеся мышцы не позволили ей совершить побег.
Она могла бы отодрать клеммы от спины. Она могла бы изогнуться, вытащить один из кинжалов, прикреплённых к ней, и положить конец своей боли. Покончить с человеком. Но это был её город, и она не любила убивать местных. Или скорее, она не любила убивать больше одного в день, а она уже достигла своего лимита.
Ложь, но она останется при ней.
Кроме того, зачем убивать охранника, когда она на самом деле не убегала в полную силу, зная глубоко внутри, что он может обеспечить её тем, что она в тайне желала: повод позвонить Страйдеру.
В конце концов, кто-то ведь должен будет вытащить её из тюрьмы.

Глава 2
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • DeadMoon о книге: Елена Звездная - Мой личный враг
    Возрадуемся друзья, автор начала писать 2 часть данной серии. Молитвы страждущих услышаны!!! Автор я в вас верю. Мне нравится стиль, атмосфера и язык которым пишет автор.Здоровтя и сил дорогой автор.

  • evk82 о книге: Каролина Дэй - О'кей, шеф
    Когда только пройдёт мода на властных кобелей.

  • star72 о книге: Елена Звездная - P.S. Норт+Риа
    annettka, это не фанфик, а небольшой рассказ о событиях, которым не нашлось места в написанных книгах. Автор любит пописывать такие мини рассказы типа "в подарок тому-то, к Новому году и тд".

  • annettka о книге: Елена Звездная - P.S. Норт+Риа
    А это не фанфик?


  • Юнона о книге: Анна Муссен - Ведьма с украденным именем
    Ни на что не похожий авторский мир ведьм и магов. История ГГев поначалу была несколько запутанной, но затем было просто не оторваться! Здесь и психологизм, и даже триллер. Это не ЛФР, но хорошее фэнтези, где тонкими штрихами вписана интринующая ЛЛ. Хотелось бы увидеть продолжение истории, т.к. не все сюжетные ходы были раскрыты: о чем был договор между ГГней и ее фамильярами, чего пытался добиться Тмин, автор в конце как будто намекнула на оправдание его поступка. Почему ГГня в новом воплощении не вспомнила старых друзей, только свое имя? Хочется узнать, как все сложится дальше.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.