Библиотека java книг - на главную
Авторов: 42427
Книг: 106650
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Лето, которое меня изменило»

    
размер шрифта:AAA

Лиа Рэй Миллер
Лето, которое меня изменило

Пролог

Когда я училась в средних классах, каждый год на Хэллоуин в нашем школьном спортзале устраивали праздник.
Там были все эти маленькие кабинки, где мы могли ловить яблоки ртом или метать дротики в шары за дурацкие маленькие призы вроде пластиковые колечек с паучками или свистков, которые не свистели. А еще была «тюрьма», которую изображала большая картонная коробка с дверью, окном и с пластиковыми трубами, раскрашенными черной краской – они были вместо решетки. Заплатив доллар, можно было на минуту отправить кого-то в «тюрьму». И по каким-то непонятным причинам, если парень посылал девчонку в тюрьму, это считалось признанием в любви.
Главным событием праздника всегда был конкурс костюмов, наверняка из-за того, что победитель всегда выигрывал деньги. В шестом классе я решила победить в этом конкурсе. На подготовку костюма ушло несколько недель. Я решила, что надо появиться в чем-то, чего жюри – тренер по софтболу, заведующий столовой и директор школы – никогда не видели раньше. И тогда я обязательно выиграю.
В то время я была увлечена книгой комиксов, которая называлась «Пигменты». Моим любимым персонажем была Спектрум-герл. Она заплетала розовые волосы в африканские косички и носила офигенный плащ. Больше всего времени я потратила на то, чтобы сделать такой же. Я приготовила длинные широкие полосы ткани всех цветов радуги, продела по краям гибкую проволоку так, чтобы они струились позади меня волнами – и теперь полосы выглядели так, будто я летела.
В тот вечер я так переволновалась, что меня чуть не стошнило прямо за кулисами. Другие участники выбрали все те же старые костюмы: ведьма, робот, главный герой последнего мультфильма. Я чувствовала всем сердцем, что проработала свой образ просто идеально.
И вот миссис Бердхилл объявила меня.
– Наша следующая участница – Мэдди Джин Саммерс. Она оделась как…
И вот тут я начала сомневаться в себе, потому что последняя часть реплики прозвучала так, словно она читает совершенно незнакомые слова.
– …лидер в команде супергероев «Пигменты» – Спектрум-герл?
Да, она закончила, как будто задавала вопрос.
Я вышла на сцену, ожидая охов и ахов, но меня встретила абсолютная тишина. Клянусь, я слышала стрекотание сверчка где-то в дальнем конце зала, пока шла к микрофону.
– Привет, я потратила две недели, работая над своим костюмом. Я выбрала Спектрум-герл, потому что она самая сильная из «Пигментов», и я думаю, что она подает хороший пример современным девушкам, – сказала я и сделала несколько гигантских шагов назад, чтобы медленно повернуться.
Сделав почти полный оборот, я остановилась и посмотрела на зрителей. Среди прочих были мои одноклассники. С каждым я ходила в школу, каждого отчаянно хотела поразить. В первом ряду сидела моя лучшая подруга, имени которой я называть не буду. Ей не нравилось, когда я заводила разговор о комиксах, и потому с ней о них не разговаривала уже давно.
Я помню, она сидела там, в костюме чирлидера. Уверена, мои глаза молили ее разрушить тишину, молили помочь мне – даже если ей не нравятся комиксы. Мы ведь были лучшими друзьями. Конечно, она бы меня поддержала.
Но она наклонилась к своей соседке и зашептала что-то ей на ухо. Они обе захихикали, а потом та-чье-имя-должно-быть-забыто, закричала:
– Откуда ты взяла идею для этого костюма?
Я подошла к микрофону, думая, что мой ответ поможет. Все любят Супермена и Бэтмена, как им может не понравиться костюм персонажа комикса?
– «Пигменты» – это книга комиксов, которая мне очень нравится, – сказала я.
– Книга комиксов? Что за чушь!
Я не знаю, все ли с этим согласились, но засмеялись вместе с ней все. Под общий хохот я убежала со сцены. Слава Богу, никто не ошивался возле выхода. Было бы еще унизительнее, если бы кто-то застал меня плачущей в темном углу.
Позже, когда я порвала свой тщательно сделанный плащ на кусочки и засунула его в мешок для мусора, я поклялась, что больше никому и никогда не позволю причинить мне боль.
Так началась моя двойная жизнь.

#1

Лето в Луизиане беспощадно. Или у меня настолько фигово с терпением, что нет сил мириться с ежедневной жарой в 35 градусов. Сегодня выходит последний выпуск комиксов из серии «Супергерои». Я уже несколько лет им увлекаюсь и теперь жду, пока парень с нашей улицы, Рэнди Хендерсон, закончит стричь наш газон – тогда можно будет проверить почтовый ящик. Обычно я скачиваю и читаю комиксы на компьютере, чтобы не было физического доказательства моей секретной жизни, но автор этой серии заявил, что последний выпуск будет доступен только в печатном виде.
Поторопись, Рэнди.
Моя нетерпеливость только усложняет дело. Кажется, Рэнди решил, что я за ним слежу. Каждый раз, проходя мимо со своей самоходной газонокосилкой, он бросает на меня косой взгляд и пытается выдать свою самую лучшую кривую ухмылку аля Роберт Паттинсон. Готова поспорить, он тренируется у зеркала. Надеюсь, он не пристанет ко мне завтра в школе. Эрик, мой парень, еще никогда не дрался из-за меня. Обычно он слишком увлечен своим образом «настоящего братана» – тут тебе и футбол, и цыпочки, и «эй, приятель, мы должны всех порвать в эти выходные». Но если Рэнди станет меня доставать и попадется Эрику на глаза, он рискует получить отпор. Давайте посмотрим правде в глаза: на грубой силе и держится весь футбол. А Эрик хорош в футболе.
Вот Рэнди останавливается возле большого пекана, растущего на нашем переднем дворе, подрезает последний кусок травы и наконец-то убирается прочь с подъездной дорожки. Выехав на улицу и развернув косилку в направлении дома, он машет мне рукой, демонстрируя черные кудрявые волосы в подмышках. Вы знаете, что улыбка способна предотвратить рвотный рефлекс? Я знаю, так что просто улыбаюсь и машу ему в ответ.
Когда звук газонокосилки становится едва слышным, я вскакиваю и выбегаю на крыльцо. Наверное, со стороны это похоже на бросок спринтера. Или забег? Как бы то ни было, я подбегаю к почтовому ящику и извлекаю все его содержимое почти со сверхчеловеческой скоростью. Там есть бумажный пакет, и клянусь, заметив его, я слышу пение ангелов. До дома я добегаю на той же сверхскорости. Вываливаю всю почту на кухонный стол, оставляя пакет себе. Прыжками и перебежками я поднимаюсь по лестнице на второй этаж. Чтобы не проскочить мимо, хватаюсь за дверной косяк и, развернувшись, влетаю в свою комнату. Дверь за мной захлопывается.
Я бросаю пакет на кровать, стараясь не смотреть на него, пока не подготовлюсь. Этот момент слишком важен. Я достаю из секретного места свой журнал впечатлений – он спрятан в шкафу на верхней полке, между свитерами, которые я не стану надевать до начала декабря – и тоже бросаю на кровать. Это простой блокнот, в котором я храню свои мысли о прочитанных книгах, но для меня он – бесценное сокровище, тайный сборник советов, цитат и жизненных уроков, которые могут преподать только суперлюди.
Я слишком резко машу ногами, скидывая шлепанцы, и они пролетают по комнате, едва не сбив прикроватную лампу. Ой. Я собираю свои светлые волосы в небрежный пучок на голове. Во время чтения не должно быть никаких волосков, ничто не должно загораживать мне обзор.
Ну, вот и все. Достаточно ли сильный Маркус Ультразвук, чтобы победить Барона Гравити? Или его затянет в небытие одной из недавно созданных Бароном Гравити черных дыр? Поймет ли Венди, что любит Маркуса, и отправится ли она его спасать? Погибнет ли Грейсон – милый, но забывчивый малый, также известный как Младший – и заставит ли меня плакать, ведь тогда он не узнает своих настоящих родителей?
Я заворачиваюсь в мягкий плед и поджимаю под себя ноги. Вытаскиваю фиолетовую ручку, привязанную пружинкой к блокноту, переворачиваю новую страницу и пишу: Супергерои, выпуск №400.
Я готова.
С закрытыми глазами я беру в руки конверт. Вслепую ощупываю края, открываю его и вынимаю комикс. Он тонкий, но тако-о-ой хрустящий. Нет ничего лучше запаха свежей краски. Я глубоко вдыхаю, чтобы сохранить в памяти этот момент. Приготовившись, прижимаю страницы большим пальцем правой руки, провожу указательным пальцем левой руки по держащим их скрепкам, снова вдыхаю и открываю глаза.

«Ваш Органический Сад и Вы»

Чего?
Я сметаю блокнот с коленей и, перегнувшись через край кровати, подбираю улетевший на пол конверт. Внутри больше ничего нет. Но ведь на кухонном столе остались только обычные письма. Я бы точно не проглядела.
Я поднимаюсь и сажусь за стол. Поворачиваюсь к своему ноутбуку, с трудом подавляя желание обозвать его тормознутым куском дерьма, и продолжаю возмущаться. Открываю электронный почтовый ящик, который надо было проверить сразу по возвращении домой – но я же была слишком занята, наблюдая, как Рэнди подражает Роберту Паттинсону, правда? Конечно же, там письмо.

Дорогая Мэделин Джин Саммерс,
В связи с беспрецедентным спросом выпуск «Супергероев» №400 на складе сейчас отсутствует. Ваш экземпляр будет отправлен в течение 5-7 недель. Мы приносим извинения за доставленные неудобства.

Они извиняются? Это что, шутка? Я не могу ждать 5-7 недель. Мне нужно знать сейчас! Сможет ли Венди – она же Чистое Безумие – взять себя в руки и сказать отцу, чтобы не учил ее жизни? Удастся ли ей потом улететь на разоренную войной планету Зокор и принести себя в жертву в очередном сражении? Сможет ли Маркус пожертвовать собой ради Младшего, защищая его от несущегося навстречу беспощадного радиационного луча?
Нет, я не смирюсь. Я должна заполучить этот выпуск №400.
И в городе есть только одно место, где его можно достать. Но если меня увидят, я потеряю свое место на вершине элиты средней школы Натчиточес-Централ. Стоит ли рисковать?
Нет. Совершенно точно – нет.
Я прошла долгий путь, чтобы попасть на вершину топа популярности. Потребовалось много обмана и уловок, чтобы заставить людей забыть тот Костюмный Кошмар. Как только затеваешь что-то в этом роде, все, пути назад нет. Я делаю это уже пять лет. Я ни с кем не могу обсудить последний фильм про супергероев (разве что с братом, но он не считается), мне приходится держать язык за зубами насчет фан-клубов и проявлять чудеса ловкости, чтобы скрыть свои нерд-улики1 от друзей, которые то и дело заявляются без предупреждения… Я постоянно пребываю в состоянии «никто не должен знать», и это отстой.
Но… разве я смогу прожить два месяца в незнании? Разве я смогу провести два месяца, не заглядывая на форумы любителей комиксов, в твиттер и фейсбук – если, конечно, не хочу наткнуться на спойлеры?
Конечно, нет.
Дьявол побери всю вашу потрясность, «Супергерои».
Я хватаю толстовку, папину зеленую кепку с логотипом «Бостонс Селтикс»2, дважды проверяю в своей сумке черные очки.
Радикальные события требуют радикальных мер.

#2

Ну, вот и он. «Феникс».
Вы ведь знаете, что некоторые люди называют Париж одним из своих любимых мест, хотя ни разу в нем не бывали?
«Феникс» – этой мой Париж.
Над дверью висит изображение желто-оранжевой огненной птицы, а сквозь витрины я вижу бесконечные ряды комиксов во всей их, заключенной в полиэтилен, красе. Не знаю, сколько раз, проезжая мимо, я чудом избегала аварии – и все потому, что таращилась на новенький макет Росомахи, Капитана Америки или других персонажей в полный рост.
И вот я здесь. Конечно, обычно я не останавливаюсь на их парковке. Технически я паркуюсь у ресторана «Мез Ами» – это следующая дверь. Я и мои друзья любим этот ресторан по разным причинам. Терре, моей лучшей подруге, нравится низкокалорийный чизкейк. Эрик обожает чизбургер с двойным беконом. А я люблю этот ресторанчик за то, что из нашей обычной кабинки могу видеть витрины «Феникса».
Кондиционер в машине сломался и теперь просто выдувает горячий воздух в лицо. Я буквально обливаюсь потом – как будто перед прыжком на вершину пирамиды в перерыве между таймами. Приходится заглушить мотор. Я надеваю папину кепку, свои большие ретро-очки и солнечно-желтое худи. Мне нравится мой вид. Я выпрыгиваю из машины и, пригнувшись, крадусь между другими стоящими на парковке автомобилями. Мне нужно незаметно пробраться по короткой тенистой аллейке, разделяющей «Мез Ами» и «Феникс».
Я занимаю наблюдательный пост и жду. Если выглянуть за край здания, то можно увидеть входную дверь «Феникса», возле которой сейчас никого нет. Я жду еще немного, убивая время тем, что представляю себя в своей прохладной комнате с выпуском «Супергероев» №400 в руках.
Затем я слышу, как кто-то подъезжает.
Из миниатюрной «тойоты короллы» выходит парень лет примерно тридцати на вид. Он уже начал лысеть, на его красной футболке отчетливо заметно пятно. Он идет к двери.
– Пс-с-с! – выдаю я.
Парень останавливается, оглядывается вокруг и замечает меня. Я маню его за собой и пячусь назад к аллее. Через секунду он уже рядом со мной у машины, смотрит на меня, приподняв бровь.
– Да?
– Хотите заработать пять баксов за две минуты работы?
Я стараюсь сказать это максимально равнодушно.
– Что вам нужно?
– Я даю вам деньги, вы заходите внутрь. – Я показываю пальцем на стену позади себя. – Вы покупаете мне выпуск «Супергероев» №400, и за это получаете еще пять баксов. Договорились?
Я смотрю на него поверх своих солнечных очков.
– А почему ты сама его не купишь?
– Просто не могу, ладно? Так мы договорились?
– Я сделаю это за десятку плюсом к цене.
Он скрещивает руки, торгуясь, как на рынке. От удивления я открываю рот.
– Но у меня больше нет налички. Только десятка. Три доллара за комикс, а семь можете оставить себе. Ну же!
– Ничего не выйдет.
Парень качает головой и уходит прочь. Он исчезает внутри, и дверной колокольчик звенит, а мне приходится снова прижаться к кирпичной стене магазина. Вот же урод!
– Ладно-ладно, – говорю я громко. – В любую минуту здесь появится кто-то еще.
Через несколько минут снова звенит колокольчик, и я слышу «Пс-с».
У двери стоит тот самый парень. В руках он держит тонкий бумажный пакет с эмблемой «Феникса». Медленно достает оттуда комикс, тянет за клапан и с глубоким вздохом прижимается к пакету носом.
– Ах-х-х-х, – говорит парень на выдохе. – Картинки и слова. Свежая краска. Это опьяняет.
– Что это? – выпаливаю я и тоже делаю глубокий вдох, надеясь, что каким-то образом этот чудесный запах донесется и до меня.
– «Супергерои», выпуск 400, – улыбается он, кладя журнал обратно в бумажный пакет.
– Пожалуйста, дай только взглянуть на обложку, – прошу я, пока парень открывает дверь своей машины.
– Прости, нет времени. Мне нужно заняться чтением.
Уже отъезжая, он опускает окно и кричит мне:
– Может, тебе стоит поторопиться и все-таки заглянуть туда? Остался последний экземпляр!
Сердце пускается вскачь, а ладони потеют еще сильнее.
«Стоит ли рискнуть?» спрашиваю я себя и двигаюсь с места.
Кажется, поблизости нет никого из друзей, а кроме того, я хорошо замаскирована на случай, если вдруг сюда заглянет кто-то из знакомых.
Остался только один экземпляр. Я должна попытаться.
Я делаю пару глубоких вдохов и расправляю плечи, прежде чем подойти к стеклянной двери «Феникса».
Не могу поверить. «Феникс». Я собираюсь войти в «Феникс»!
Я толкаю дверь, и над головой звучит тот самый мелодичный перезвон колокольчиков, который я слышала еще в аллее. Внутри магазин выглядит как книга. Я оказываюсь в конце длинного пустого прохода. По обеим сторонам от меня, словно страницы, выстроились металлические А-образные стойки. Они так хотят поделиться со мной своими чудесами. По всему магазину стоят крутящиеся стенды. Коллекционные фигурки в коробках и брелоки с логотипами супергероев свисают с крючков стеллажей. Один крутящийся стенд сверху донизу завален стопками пакетиков из фольги, в которых я вижу игральные карты «Магия: Собрание». Если бы сейчас я не пыталась играть в прятки, то обязательно бы уделила пристальное внимание этим вертушкам с обычными, необычными и совсем редкими сборниками. Я бы остановилась, чтобы посмотреть, как сверкающие пакеты отражают солнечный свет, проникающий внутрь через стекла витрин.
– Добро пожаловать в «Феникс», могу я вам чем-нибудь помочь? – раздается голос парня с другого конца прохода.
Не поднимая головы, я ныряю в один из проходов слева.
– Просто смотрю, – говорю я, а потом сама фыркаю над своей глупой попыткой изменить голос.
– Скажите, если понадобится помощь.
В его голосе сквозит подозрение, но я уже спряталась. Сейчас суперскорость была бы очень кстати. С ее помощью можно было бы найти нужный комикс и оставить деньги на прилавке, не попадаясь на глаза.
– Хорошо.
И я теряюсь. Теряюсь в ярких красках обложек, теряюсь в стендах, уставленных такими чудесными пронумерованными выпусками. Комиксы сгруппированы по издательствам, а серии – по алфавиту. Здесь есть все: от марвеловского «Человека-Муравья» до «Мстителей», «Бустер Голда» и «Синего Жука» от DC. Добравшись до «Фейблз»3, номера третьего в моем списке фаворитов от Вертиго4, я оказываюсь у конца ряда. Бегом проношусь через пустой холл и пытаюсь сосредоточиться на главной задаче. «Супергерои» должны быть где-то в средних рядах.
Так, «Песочный человек», «Супермен» – и вот они, «Супергерои».
Я устремляюсь к последнему комиксу на полке.
№399?
Я ищу на смежных полках – может, тот урод, который пытался вымогать у меня деньги, специально его спрятал – но все бесполезно.
В этот момент любой нормальный человек, который не хочет, чтобы его не узнали, сдался бы и ушел. На самом деле, нормальный человек вообще не стал бы маскироваться, но это совсем другое дело. Я – личность совершенно ненормальная, и я собираюсь спросить у кассира. Надеюсь, он просто обычный студент колледжа. Может, и не станет меня разглядывать.
Я делаю еще один решительный вдох и иду прямо к кассе. Парень низко склонился над комиксом, поэтому мне видно только его макушку, покрытую каштановыми спутанными волосами. Я произношу что-то вроде «кхм», чтобы привлечь внимание, но парень не поднимает взгляда. Я чуть приподнимаю очки, чтобы взглянуть на книгу, которую он читает, и вижу разворот с изображением Маркуса. Все его тело искажено агонией, он кричит – я понимаю, что он кричит, потому что в пузыре рядом с его головой написано одно слово – «НЕЕЕЕЕЕТ!!!». Я закрываю глаза, чтобы не заглянуть в спойлеры, но грязное дело уже сделано. Я на крючке.
– У вас есть выпуск «Супергероев» №400? – спрашиваю я, отказавшись от идеи произнести фразу мужским голосом.
Наконец, он поднимает взгляд, и я его узнаю. Даже не просто узнаю – я его знаю. Я даже могу сказать вам, какую обувь он носит (черно-белые кеды с потертыми шнурками), хотя нижняя половина его тела скрыта под прилавком. Я все знаю, потому что этот парень для меня – что-то типа гик-идола, на которого я всегда… обращаю внимание.
В прошлом году у него были проблемы в школе из-за того, что он носил порнографию. По крайней мере, так говорили ученики, но на самом деле он просто надел футболку с рисунком Пауэр Герл Адама Хьюза. Смешно, я знаю. Ведь Адам Хьюз – один из лучших по женским персонажам комиксов, даже если у него и есть привычка увеличивать некоторые части тела.
Именно после этого случая я стала думать о Логане Скотте. Не то, чтобы прямо думать, потому что у меня есть парень, и это было бы плохо. Но у него такие милые веснушки на носу и щеках (наверное, из-за того, что он играет в футбол – он вратарь в средней школе Натчиточес-Централ), и он постоянно читает комиксы, а однажды я поймала его с толстой книгой фэнтези с драконами и эльфами на обложке. Не думайте, я не следила.
И к тому же у него очень красивые глаза.
Он хмурит брови, когда смотрит на меня.
– Прости, мы все распродали.
– Правда? – я указываю на комикс, который он как раз прячет под прилавком. – А это что такое?
– Это… – Логан замолкает, заметив, как я одета.
Наклоняет голову, как будто пытается разглядеть что-то у меня за спиной. Я быстро оборачиваюсь, думая, что позади кто-то есть, но магазин пуст. Когда я снова смотрю на Логана, в уголках его рта пляшет понимающая улыбка. Не время для вздохов, но у него просто идеальные губы для парня: не слишком полные, но и не слишком тонкие.
Он опускает подбородок на свой кулак.
– Я тебя знаю?
– Эмм, нет, точнее, я так не думаю. Я просто проездом в этом городе. То есть, я не живу здесь, поэтому откуда ты можешь знать меня? – выпаливаю я.
– Ладно. – Он прищуривается, словно взглядом пытается выбить из меня признание. – Очень плохо, если так, потому что это – последний экземпляр.
Логан достает комикс и машет им, и в меня словно молнии бьют, потому что: 1) он делает это прямо перед моим носом, и я вижу великолепную обложку, и 2) перегибая страницы так и сяк, он просто разбивает мне сердце. Работая в магазине комиксов, нужно быть более аккуратным.
Инстинктивно я выбрасываю руки вперед, как будто бы он наставил пушку на маленького щенка. Логан прекращает махать комиксом и кладет его на прилавок между нами.
– А почему очень плохо? – спрашиваю я. – Я – покупатель, который платит. Я даю тебе деньги, ты даешь мне №400. Вот как все происходит.
Я практически касаюсь комикса, но Логан накрывает его своей рукой.
– Плохо то, что ты здесь проездом, и не живешь здесь и не знаешь меня, потому что это – мой экземпляр. А вот если бы ты не была здесь проездом, а жила бы здесь и знала бы меня, я мог бы тебе его одолжить.
Он улыбается этой понимающей улыбкой, и в меня бьет новая порция молний, но по совершенно другим причинам: 1) его улыбка настолько неотразима, что я не могу удержаться от ответной, и 2) его голос такой мягкий, такой чарующий, что превращает мой мозг в желе.
«Подружка квотербека!» – вопит внутренний голос где-то в моей голове, и я отбрасываю прочь крамольные мысли.
– Ну, говоря «проездом», я имела в виду визит. Я, наверное, пробуду здесь еще пару дней, и смогу вернуть тебе комикс довольно быстро.
Он чешет затылок.
– Хм-м.
– Обещаю, – говорю я, сложив руки в молитвенном жесте. Не могу поверить, что опускаюсь до мольбы. – Я могу вернуть его тебе хоть через несколько часов.
И вот опять эта улыбка. Может, Логан и симпатичный, но не очень красиво с его стороны дразнить меня таким вот образом.
– Мы закрываемся через пару часов, поэтому я дам тебе свой номер, и ты сможешь позвонить мне, когда закончишь.
– Отлично. Без проблем. – Я киваю снова и снова, как китайский болванчик.
Он нажимает на кнопку кассового аппарата, и из отверстия сверху выходит пустой чек. Логан протягивает мне №400, и, пока он отрывает чек и выводит на нем свой номер, я просто пожираю обложку глазами. Когда Логан снова тянется к комиксу, я отдергиваю руку. МОЕ!
– Просто хотел положить бумажку внутрь, чтобы ты не потеряла, – говорит он медленно, как будто пытается успокоить дикое животное.
– О. – Я протягиваю комикс, и Логан вставляет кусочек бумаги между последними страницами. – Можно мне пакет? Я не хочу, чтобы он выгорел на солнце.
Пакет – очередная улика, которую мне надо будет спрятать, но я наверняка никогда больше не вернусь в «Феникс». А потому я хочу оставить пакет на память.

#3

Это было невероятно! Нет, это было удивительно! Неверовительно? Удироятно? Не в этом суть. Это было крутое, идеальное завершение шикарной серии. Конечно, в конце осталась кое-какая недосказанность, задел на будущие спин-оффы и все такое, но это было ожидаемо.
Я переворачиваю последнюю страницу выпуска №400, чтобы прочитать «Слово автора», когда на мои колени соскальзывает клочок бумаги с номером Логана. Я не смотрю на него, пока не дочитываю последние слова: «Но всего этого не было бы без фанатов».
Я заношу свои мысли в блокнот, заканчивая запись цитатой из книги: «Будь честен к себе, тогда и другие тоже будут честными с тобой». Это хорошая цель, но недостижимая.
Теперь, дочитав комикс, я могу вернуть его и забыть о том, что почти раскрыла свою темную сторону перед другим человеком. Я как раз собираюсь набрать номер с клочка бумаги, когда замечаю, что там написано что-то еще.

Я знаю, кто ты.

Он что? Не сводя с записки взгляда, я соскакиваю с кровати.
Как он мог узнать, кто я? Я же так хорошо замаскировалась. И я сказала ему, что не живу здесь.
Это катастрофа.
И как теперь быть? Позвонить Логану и сделать вид, что я и понятия не имею, о чем он говорит? Попробовать купить его молчание? Я понимаю, что смотрю на выпуск №400 обвиняющим взглядом и быстро отвожу его, мысленно принося «Супергероям» извинения.
Логан ждет, что я позвоню сегодня вечером. Возможно, сидит возле своего телефона с этой всезнающей улыбкой на своих совершенных губах.
Звонит телефон, и я подпрыгиваю фута на четыре над полом. Он не смог дождаться, когда я позвоню? Не терпится ткнуть мне в лицо тем, что я такая же, как и он, но у меня не хватает мужества это признать? Да, все так, но, в любом случае, невежливо тыкать человека в его недостатки, если это не… Ну, как раз сейчас я думаю, что это всегда невежливо.
Я склоняюсь над экраном телефона и расслабляюсь. Это просто Терра. Я должна была догадаться. У нас есть традиция вести получасовые телефонные разговоры каждый вечер.
Мне крупно повезло, когда я познакомилась с Террой. Она суперская, плюс, она переехала сюда после Костюмного Кошмара. Мы были лучшими подругами с девятого класса, сестрами-чирлидерами с десятого, и сестрами по разуму – с рождения. Ну, или, по крайней мере, мы так решили. Мы – доказательство того, что противоположности притягиваются. В ситуациях, когда я теряюсь и смущаюсь, она харизматична и уверена в себе на сто процентов. Серьезно, кто еще может шутить с учителем английского? Эта девушка может подружиться даже с броненосцем. И я так благодарна ей за то, что она такая. Без нее мне никогда бы не стать той, кто я сейчас.
– Привет, Терра.
– О мой Бог, Мэдди, ты слышала? – спрашивает она, и у меня перехватывает дыхание.
Кто-то знает. Кто-то заметил меня с пакетом на выходе из магазина или увидел, как я разговаривала с мистером Еще Денег.
– Слышала о чем? – спрашиваю я слабым голосом.
– Эллисон Блэр дает концерт в Шривпорте в следующем месяце! – вопит она, и я облегченно выдыхаю.
– Круто, очень круто, – лгу я.
Как и большинство местных, я люблю музыку кантри, а приезд Эллисон Блэр – самое крупное событие кантри-сцены за последние несколько лет.
Но она мне просто не нравится. Ее песни слишком тупые, бессмысленные, и они все такие наигранные. Но мои друзья от нее без ума. Просто разорвали бы Эллисон на крошечные, мелкие, микроскопические кусочки. Именно поэтому в стратегических целях оба ее диска лежат на заднем сидении моей машины. Каждый, кто садится ко мне в салон, думает, что я фанат Эллисон Блэр.
Так я соответствую.
– Итак? – намекает Терра.
– Итак?
– Итак, мы идем? Я должна пойти, ведь когда еще нам представится такая возможность?
Вообще-то, скорее всего у нас будет такая же возможность в следующем году или через год, или, возможно, черт возьми, через несколько месяцев, учитывая то, как часто случаются эти туры, но я ей этого не говорю.
– Не знаю. Мне нужно спросить родителей.
Я снова смотрю на записку Логана. Что я могу придумать, чтобы не идти на этот концерт, если держу в руках причину своего потенциального краха? Вы можете сказать, что это просто коротенькая записка, но я ясно вижу, что это такое на самом деле.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.