Библиотека java книг - на главную
Авторов: 37950
Книг: 96553
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Борьба за будущее: Интроекция»

    
размер шрифта:AAA

Пагава Мамука
Борьба за будущее: Интроекция

Пролог

Приложение 87 к документу «О расследовании глобального катаклизма, произошедшего 13 сентября 2000 года», составленному специальной комиссией при Конгрессе Соединённых Штатов.
Выдержка из переговоров экипажа спейс-шаттла «Атлантис» миссии STS-106, зафиксированных 13 сентября 2000 года в момент наблюдения аномалии.
Миссия STS-106 заключалась в доставке грузов, оборудования и систем связи на строящуюся международную космическую станцию, а также в подготовке станции к принятию первого экипажа в ноябре того же года.
В экипаж миссии STS-106 входили:
— капитан Терренс Уилкат [T.WILCUTT];
— пилот Скотт Олтман [S. ALTMAN];
— специалист полёта Эдвард Лу [E.LU];
— специалист полёта Борис Моруков [B.MORUKOV];
— специалист полёта Ричард Мастраккио [R.MASTRACCHIO];
— специалист полёта Дэниэл Бербенк [D.BURBANK];
— специалист полёта Юрий Моленченко [Y.MALENCHENKO].
С экипажем STS-106 в зафиксированное время вели радиообмен с Земли:
— Центр управления полётами в Космическом центре NASA [MCC];
— Командование воздушно-космической обороны Северной Америки [NRD].
MCC: «Атлантис», тут нас из национальной службы метеорологии просят о маленькой услуге. Найдётся пару минут? Как поняли?
T.WILCUTT: «Хьюстон», вас поняли. Что им нужно?
MCC: Они просят проследить за климатическими изменениями над Антарктидой и, по возможности, сделать несколько фотографий.
T.WILCUTT: Вас понял, сделаем. Олтман, не виси без дела, щёлкни пару фотографий.
S.ALTMAN: Понял, кэп.
T.WILCUTT: Лу, что у нас по графику?
E.LU: Нам ещё минут двенадцать монтировать систему связи. Потом с Борисом займёмся прокладкой кабелей от «Зари» до «Звезды», это часа два.
T.WILCUTT: Даю пятнадцать на связь. Нужно всё сделать идеально. Не хотелось бы, чтобы в ноябре наши парни оказались без связи с Землёй.
E.LU: Будет сделано, кэп!
S.ALTMAN: Как там в открытом космосе?
E.LU: Незабываемо!
R.MASTRACCHIO: Кэп, у нас с Юрием возникли небольшие проблемы со спейсхабом, нужно дополнительные сорок минут.
T.WILCUTT: Какого рода проблемы, Рич?
Y.MALENCHENKO: На самом деле проблема — мышь, которая хочет казаться слоном, капитан. Во время транспортировки РЛ-100 немного погнулся, и «Юнити» может остаться без навесного оборудования.
T.WILCUTT: Понял. Лу, как освободишься, помоги Ричу и Юрию.
E.LU: Понял, кэп. С вас пиво.
T.WILCUTT: Не обольщайся.
MCC: «Атлантис», как там погода?
S.ALTMAN: Погода стабильно ухудшается. Формируется циклон. Что-то ещё?
MCC: Аномалий не замечено?
S.ALTMAN: Повторите, «Хьюстон».
MCC: Погодных аномалий над Антарктидой не замечено?
S.ALTMAN: Я не эксперт, но циклон и вправду формируется слишком быстро. Прямо на глазах. Как поняли?
MCC: Вас поняли. «Атлантис», продолжайте следить за ситуацией.
T.WILCUTT: Олтман, теперь ты у нас главный синоптик.
S.ALTMAN: Спасибо, кэп, буду требовать за сверхурочные.
Y.MALENCHENKO: Командир, я, может, тоже не эксперт, но над Антарктидой и вправду аномалия.
T.WILCUTT: Поясни, Юрий.
Y.MALENCHENKO: Ну, по часовой он вертится?
S.ALTMAN: Никак нет.
Y.MALENCHENKO: То есть ты видишь, как он движется?
S.ALTMAN: Подтверждаю. И делаю фотки для умников с Земли.
Y.MALENCHENKO: Вот. Циклоны в южном полушарии двигаются по часовой. А внетропические настолько большие и долго формируются, что за пару секунд определить направление проблематично.
S.ALTMAN: Да что там направление — я вижу, как он разрастается.
T.WILCUTT: «Хьюстон», подтверждаем наличие аномалии. Как поняли?
MCC: Принято, «Атлантис». Продолжайте держать нас в курсе.
T.WILCUTT: Олтман, докладывай всё, что видишь.
S.ALTMAN: Понял, кэп. Ну, циклон был в пару сотен миль в диаметре. Сейчас он уже в три сотни, не меньше. Заметное вращение невооружённым глазом. Карман очень узкий. Что-то ещё?
MCC: Насколько узкий карман?
S.ALTMAN: На глаз так не больше тридцати миль, без объектива его даже не увидишь толком. А, ещё, «Хьюстон». Я вижу слабые вспышки, похоже, это молнии.
MCC: «Атлантис», повторите последнее.
S.ALTMAN: Молнии, «Хьюстон», я вижу молнии. Как поняли?
MCC:…
S.ALTMAN: «Хьюстон»?
MCC: Да, мы вас поняли. Замечен ли грозовой фронт?
S.ALTMAN: Никак нет. Просто вспышки около кармана. Странные они, бьют прямо в центр.
Y.MALENCHENKO: Не нравится мне это.
E.LU: Я тоже вижу вашу аномалию!
T.WILCUTT: Не отвлекайся, Лу. Борис, пни его.
B.MORUKOV: Будет сделано, капитан.
S.ALTMAN: «Хьюстон», ваш циклон уже более пятисот миль. Растёт как на дрожжах. Может, ваши умники скажут, что это? Мне уже интересно.
MCC: Наши умники пока лишь умничают.
T.WILCUTT: Значит, ответа у них нет. Вас понял, «Хьюстон». Юрий, есть предположения? Ты же у нас специалист по циклонам.
S.ALTMAN: Эй, кэп! Я же за синоптика!
Y.MALENCHENKO: Никак нет. Такое в природе не встречается.
D.BURBANK: Рукотворное?
Y.MALENCHENKO: Без вариантов. Человек такое не мог бы сделать. Да и ещё над Антарктидой.
E.LU: Пришельцы нас захватывают, помяните моё слово!
T.WILCUTT: Лу!
E.LU: Работаю, кэп.
R.MASTRACCHIO: Ставлю ящик эля, что всё намного проще, чем выглядит.
S.ALTMAN: Воу! Вы это видели? «Хьюстон», фиксирую мощную вспышку прямо в самом кармане. Вспышка настолько сильная, что её легко было разглядеть с орбиты.
B.MORUKOV: Подтверждаю.
E.LU: Тоже подтверждаю!
MCC: «Атлантис», вы уверены?
S.ALTMAN: Так точно, «Хьюстон». Я наблюдал невооружённым взглядом. Вот ещё одна, даже сильнее!
MCC: Принято, продолжайте следить. «Атлантис», проведите профилактическую проверку всех систем шаттла.
T.WILCUTT: Вас понял, «Хьюстон». Олтман, проверь связь и навигацию.
S.ALTMAN: Понял, кэп.
T.WILCUTT: Рич, Дэниэл, за вами бортовой компьютер и вся электроника.
R.MASTRACCHIO: Есть, сэр!
T.WILCUTT: Юрий, бросай РЛ-100 и проверь системы жизнеобеспечения.
Y.MALENCHENKO: Выполняю.
T.WILCUTT: Лу, Борис, у вас там всё хорошо? Проблем нет?
B.MORUKOV: Не обнаружено, капитан. Работаем по расписанию.
R.MASTRACCHIO: Проблем в бортовом компьютере не выявлено, всё работает как часы.
Y.MALENCHENKO: Аналогично, проблем с системами жизнеобеспечения не выявлено. Работает с запасом.
T.WILCUTT: Принято. Олтман?
S.ALTMAN: Секунду, кэп… С навигацией всё отлично. Наблюдаю низкочастотные помехи, но ничего серьёзного. По крайне мере, на данный момент. Но мне это не нравится: эфир, хоть и незначительно, но засоряется помехами.
T.WILCUTT: Понял. «Хьюстон», будут распоряжения?
MCC: Продолжайте работу по графику и следите за ситуацией. Помехи в связи взяли на карандаш. Есть дополнительное усиление по N-63, канал четыре.
T.WILCUTT: Принято, «Хьюстон». Всем за работу. Синоптик, как погода?
S.ALTMAN: Положительная тенденция к деградации. Циклон уже в тысячу миль, не меньше, вертится как юла. Вижу многочисленные вспышки, примерно раз в четыре-пять секунд. Более мелкие — намного чаще.
Y.MALENCHENKO: Похоже на циклопических размеров торнадо.
S.ALTMAN: Да, что-то в этом есть. Разве что это не Флорида, а мы не в «Кадиллаке».
E.LU: Чёрт! Что это за хрень была?!
B.MORUKOV: Подтверждаю: сверкнуло будь здоров.
T.WILCUTT: Лу, Борис, с вами всё в порядке?
E.LU: Да, вроде того. Но это было неприятно. Твою же мать, снова!
S.ALTMAN: Это какая-то фигня, кэп! Над циклоном появилось северное сияние!
T.WILCUTT: «Хьюстон», у нас тут чертовщина творится. У меня два астронавта в открытом космосе, и мне нужна информация.
E.LU: С нами всё в порядке, кэп. Не преувеличивайте.
S.ALTMAN: Соглашусь с кэпом. Над карманом появилась ещё одна аномалия в форме диска в десять или двенадцать миль в диаметре.
MCC: «Атлантис», повторите по поводу второй аномалии.
S.ALTMAN: Короче говоря, появилась аномалия в форме диска. Цветастая: чёрная, красная… чередуются. Разрастается. Уже миль сорок, не меньше.
E.LU: Сука, ещё одна вспышка! У меня уже в глазах рябит…
B.MORUKOV: Подтверждаю. На этот раз намного сильнее прошлой. Мешает работать.
R.MASTRACCHIO: Может, там термоядерные боеголовки подрывают?
T.WILCUTT: Если они ещё умеют создавать аномалии, то может быть.
S.ALTMAN: Ребята, вы должны это увидеть. Тут э… я не могу это описать.
B.MORUKOV: Боже!
T.WILCUTT: Что там происходит?
E.LU: Кэп, взгляните сами. Это невозможно.
T.WILCUTT: Иисусе! «Хьюстон», у нас проблема.
MCC: На связи.
T.WILCUTT: В общем…
S.ALTMAN: «Хьюстон», вы не поверите. Но из кармана появились две продолговатые аномалии. Они в длину миль двести, не меньше.
B.MORUKOV: Похоже на крылья.
S.ALTMAN: Ага, в точку.
MCC: «Атлантис», повторите. Вы нас не разыгрываете?
T.WILCUTT: «Хьюстон», никак нет. Подтверждаю. Появились ещё две аномалии, которые…
S.ALTMAN: ВСПЫШКА!
E.LU: А-а-а… чёрт!
B.MORUKOV: Держись!
T.WILCUTT: «Хьюстон», у нас тут очень большие проблемы!
S.ALTMAN: Они растут. Как крылья, точно крылья! Там непрерывно сверкают сотни молний. Я не знаю, что это, но выглядит, как будто открылся портал!
T.WILCUTT: Так, Олтман в режиме готовности, мне сейчас нужен пилот, а не синоптик. Рич, Юрий, бросайте возиться со спейсхабом и двигайте в кабину. Дэниэл — не мешкай, следи за бортовым компьютером. Юрий, как будешь на месте, замени Олтмана. Нужны оперативные данные.
S.ALTMAN: Юрий, проследи за диском!
Y.MALENCHENKO: Слежу я за твоим диском. Он уже в сто двадцать километров в диаметре. И похоже, с поверхности засасывает всё в себя.
T.WILCUTT: Повтори?
Y.MALENCHENKO: Диск в себя засасывает всё с поверхности. Снег, лёд, землю. Точнее и не опишу. Как односторонний портал. А ещё сверкает теперь намного чаще и сильнее.
E.LU: Кэп, подтверждаю. Ещё эти крылья словно из плазмы.
R.MASTRACCHIO: Показания приборов скачут. Уровень радиационного фона повысился. В пределах нормы, но это уже фантастика. Угрозы жизни для экипажа на «Атлантисе» нет, но сказать за Лу и Бориса не могу.
S.ALTMAN: Связь дохнет, кэп.
T.WILCUTT: «Хьюстон», распоряжения? Тут налицо внештатная ситуация. А у меня два человека за бортом!
MCC: STS-106, объявляется отмена операции. Повторяю: отмена операции. Возвращайте астронавтов. Переходите в режим готовности.
T.WILCUTT: Принято. Вы слышали, ребята? Убирайтесь оттуда.
B.MORUKOV: С превеликим удовольствием.
Y.MALENCHENKO: Капитан, в области аномалии всплеск флуктуации плазмы!
E.LU: Охренеть!
B.MORUKOV: Мать честная!
MCC: «Атлантис», доло… си… в… ц… ф…..
T.WILCUTT: «Хьюстон»? «Хьюстон», ответьте!
E.LU: Кэ-э-эп, это жопа!
T.WILCUTT: Что там, Лу?
E.LU: Ударная волна, кэп! Ударная волна! Её видно с орбиты!
B.MORUKOV: Подтверждаю, движется с невероятной скоростью.
S.ALTMAN: Боже ты мой, скорость не меньше тридцати махов.
E.LU: Кэп, оно уже достигает Южной Америки!
T.WILCUTT: «Хьюстон», на связь! Теперь у вас большие проблемы!
E.LU: Кэп, огни гаснут. Огни в городах… Их же никто не предупредил!
T.WILCUTT: Связь, мне нужна связь!
R.MASTRACCHIO: Работаем, кэп. Но в эфире только помехи, не можем пробиться!
T.WILCUTT: Пробуйте связаться с «Королёвым» и «Дармштадтом»!
R.MASTRACCHIO: Сигнал не проходит.
S.ALTMAN: NORAD! Можно попробовать до них достучаться, если ретранслировать сигнал.
T.WILCUTT: Делайте что угодно, но нужна связь!
R.MASTRACCHIO: Никто не отвечает, кэп… С Земли никто не отвечает.
B.MORUKOV: Капитан, можно попробовать соединить коммуникации «Звезды» с «Атлантисом», пока мы с Лу болтаемся в открытом космосе. Это даст нам больший диапазон и усилит сигнал.
R.MASTRACCHIO: Борис, у вас большой риск получить облучение сверх нормы.
E.LU: Риск есть всегда, сейчас наши жизни не важны.
T.WILCUTT: Выполняйте.
E.LU: Есть!
T.WILCUTT: Дэниэл, подготовь «Атлантис» к подключению к «Звезде».
D.BURBANK: Понял.
R.MASTRACCHIO: Олтман, что насчёт ретрансляции через Milstar?
S.ALTMAN: Уже работаю.
Y.MALENCHENKO: Передал данные на «Гонец». Можно попробовать использовать «Око-1».
T.WILCUTT: Что это даст нам, Юрий?
Y.MALENCHENKO: «Око-1» — это космические аппараты системы раннего предупреждения о ракетном ударе с территории Штатов. Такие же висят и у вас над Россией. Но мы сейчас в Западном полушарии. Теоретически эти КА наиболее защищены и имеют лучшую связь.
T.WILCUTT: Рич, действуй.
B.MORUKOV: «Звезда» онлайн.
D.BURBANK: Подтверждаю: «Звезда» онлайн.
T.WILCUTT: Принято, Борис. Теперь валите оттуда!
MCC: Ат… в… с… в… ор…
T.WILCUTT: «Хьюстон», как слышите? Ответьте!
E.LU: Быстрее-быстрее, ударная волна уже поглотила южную часть Аргентины!
S.ALTMAN: Подключились к «Гонцу». Есть связь с «Королёвым»!
T.WILCUTT: ЦУП «Королёв», вызывает шаттл «Атлантис», миссия STS-106. Наблюдаем аномалию над Антарктидой и исходящую от неё ударную волну со скоростью тридцать махов. Как поняли?
T.WILCUTT: Олтман, связь вообще есть?
S.ALTMAN: Была секунду назад, кэп.
T.WILCUTT: Чёрт!
S.ALTMAN: Подключились к Milstar. Есть связь с NORAD!
NRD: Гово…ит коман…вание в…здушно-к…ической обор…ы Севе…ной Амери… назовит…
T.WILCUTT: На связи подполковник КМП США Терренс Уилкат, капитан шаттла «Атлантис», миссия STS-106. Как поняли, NORAD?
NRD: Свя….. в…..оняли.
T.WILCUTT: Из наблюдаемой над Антарктидой аномалии вырвалась ударная волна с оценочной скоростью около тридцати махов. Оно уже ударило по Аргентине. До Соединённых Штатов доберётся в течение двадцати минут. Как поняли, NORAD?
NRD: Ва…..оняли. «Ат…ис», использ…..астоту 76..3..54… язи…
S.ALTMAN: Я ничего не понял.
T.WILCUTT: NORAD, повторите. Мы вас не поняли, повторяю: не поняли. Сильные помехи.
NRD: О… 3… в… и…
E.LU: Буэнос-Айреса больше нет…
T.WILCUTT: NORAD? NORAD, ответьте!
T.WILCUTT: Кто-нибудь с Земли, ответьте! Это шаттл «Атлантис», миссия STS-106. Наблюдаем глобальный катаклизм!
B.MORUKOV: Оно даже не сбавляет темп.
D.BURBANK: Господи ты боже мой!
T.WILCUTT: Земля, на связь! Это шаттл «Атлантис», миссия STS-106! Земля!
S.ALTMAN: Кэп, Земля молчит. Всё молчит!
E.LU: Так вот он какой, конец света…
21 сентября того же года шаттл «Атлантис» сгорел в плотных слоях атмосферы при попытке посадки в космическом центре Кеннеди. Экипаж STS-106 погиб.
Информация предоставлена NASA и Агентством национальной безопасности 23 марта 2017 года.

Глава 1. Пробуждение

Можно ли назвать встречу во сне с дорогими тебе и давно потерянными людьми кошмаром? Ты переполняешься радостью и счастьем, что тебе дали шанс повидаться с драгоценным человеком. Его образ со временем расплылся, позабылись ощущения от прикосновений. Воображение, дорисовывая стёртые памятью детали, идеализирует человека. И он предстаёт перед тобой словно ангел во плоти, который хочет о чём-то поведать. О чём-то важном, что не смог передать при жизни. Кошмар же в том, что подобные долгожданные и опьяняющие встречи длятся безумно короткое время. Стремишься ухватиться за каждый миг, деталь, чтобы всё досконально запомнить… И мальчик тоже отчаянно старался.
— Ты уверена? — откуда-то издали слышался голос незнакомого мужчины.
— Наш мир рано или поздно рухнет, а я не хочу потерять и его — больше я такого не допущу, — уверенно ответила женщина, державшая мальчика на руках. Мальчик ничего не понимал. Или не хотел понимать. Ему было всё равно, о чём говорит женщина, он был рад снова оказаться рядом с ней, рядом с самым дорогим человеком на свете. Пусть она расплывается в его глазах, пусть говорит о непонятных вещах. Пусть в этом мирке ничего нет, кроме ослепительного света вокруг, смутного силуэта мужчины и идеализированного образа женщины. Главное — она снова с ним.
— Ты же сама понимаешь, кому бросаешь вызов: старому порядку, а также рождающемуся новому. И конечно же, ей. Особенно ей. Если она пробудится…
— Поэтому я создам мир, в котором ей не будет места. Мир, в котором мой сын будет счастлив. — Мальчик потянулся своими крохотными ручками к лицу женщины, на что она улыбнулась, вложив всю материнскую любовь.
— Замахиваешься на убийство Бога.
При упоминании последнего слова мальчик почувствовал что-то нехорошее, будто его маленький мирок подёрнуло рябью. Невидимые волны пробежались вокруг. В пространстве нагнеталось негодующее чувство. Где-то далеко с нарастающим грохотом зазвучали колокола.
Бом-бом-бом-бом.
— Она не бог и не вправе за нас решать, — твёрдо ответила женщина, но приятный мирок мальчика возвращаться в обычное состояние не спешил. Он искажался, трескался мириадами паутинок. Мальчик пытался ухватиться за ускользающий образ женщины, но стекло перед ним продолжало ломаться, а звук колоколов всё усиливался и усиливался.
Бом-бом-бом-бом.
— У комитета иное мнение.
— Они не знают того, что знаю я.
Неприятные, всепоглощающие образы хлынули в голову мальчика. Он противился им, не хотел смотреть на них. Не хотел вспоминать.
Бом-бом-бом-бом.
— Пожалей своего мужа, ещё одну утрату он не выдержит.
— Он сильный и всё сделает ради меня.
Перед глазами вспышкой проносятся давно забытые и причиняющие боль образы: лаборатория, множество мельтешащих силуэтов, отец в лабораторном халате. Отец, который застыл. Отец, позабывший сына. Отец, пребывающий в ужасе от очередной утраты. Отец, потерявший всё.
Бом-бом-бом-бом.
— А сын?
— Он поймёт, когда мы снова встретимся.
Последние слова разлились эхом в голове мальчика, и он никак не мог разобраться, что именно должен понять. Нет, он ничего не хотел понимать, а хотел просто остаться со своей мамой. Разве это много? Почему он должен с ней расстаться, чтобы потом встретиться? В чём смысл?
Бом-бом-бом-бом.
Ослепительный белый свет гас, наступала непроглядная тьма. Силуэт мужчины пропал, на его месте зажглись два маленьких красных огонька, словно из темени кто-то беспристрастно глядит на них.
«Очнись», — промелькнули не слова, а чья-то мысль в голове мальчика.
Бом-бом-бом-бом.
— Прости меня, — пробормотала женщина мальчику, после чего её образ быстро начал расплываться. Мальчик попытался снова дотронуться до её лица, но пальцы предательски скользнули по растрескавшемуся стеклу, на котором остались разводы от крови. Его собственной крови.
Бом-бом-бом-бом.
«Вернись», — снова мысль незнакомца вторглась.
— Всё будет хорошо, сокровище моё, — женщина подтолкнула мальчика, и он поплыл в тёмном пространстве в сторону красных огоньков. Он видел, как в её решительном взгляде промелькнула тень сожаления. Будто она хотела ему ещё что-то сказать, поведать, какую судьбу уготовила для собственного сына, но не могла решиться. И только громоподобный звон колоколов плавно превращался в противный писк.
Бом-бом-бо-бо.
«Время пришло».
Женщина растворилась в пространстве, и мальчик попытался закричать, но всё тщетно — даже писка издать не смог. Он потянулся в пустоту, но непреодолимая сила его сковала.
Бо-би-би-пи.
Мальчик хотел снова увидеть женщину. Он хотел ещё немного побыть со своей мамой. Но оглушительный писк в голове нарастал, требуя к себе внимания.
Пи-пи-пи-пи.
Что-то упрямо старалось вытянуть его из глубокого сна, словно тряся его разум обеими руками и матерясь благим матом. Громко и противно.
Пи-пи-пи-пи.
Он всё цеплялся за ускользающий приятный сон, стараясь не обращать внимания на мерзкое пиканье. Оно будто устремилось из дальних уголков вселенной прямо ему в голову.
Пи-пи-пи-пи.
«Надо заставить его заткнуться».
Парень попытался реализовать эту первую после сна мысль. Лениво потянулся к источнику противного шума в надежде заткнуть нарушителя тишины. Некоторое время пытался вслепую нащупать предательский будильник на тумбочке.
Пи-пи-пи-пи.
«Да чтоб тебя!»
Пи-пи-пи-пи.
Отогнав желание швырнуть в стену надоедливую пищалку, юноша неохотно открыл слипающиеся глаза. Но того было достаточно, чтобы отключить простенький электронный будильник. Неприятное пиканье прекратилось и пробудившийся облегчённо вздохнул.
7:22 утра.
Перевернувшись на спину, он уставился на до жути знакомый потолок. За многие годы в нём изучена каждая трещинка и неровность. Юноша был готов поклясться, что этот потолок будет видеть по утрам вечно. С одной стороны, эта мысль его успокаивала, потому что нет ничего прекраснее, чем постоянство. Но с другой стороны, вечно жить у дяди, который его приютил много лет назад, он не мог. И рано или поздно ему придётся покинуть дом. Как любому сыну — покинуть отчее гнездо.
Дом. А был ли это его родной дом? Или всё же пристанище? Многие годы юноша думал, что временное пристанище. Но, как оказалось, нет ничего более постоянного, чем временное. Так что он вполне мог сказать родной дом. В каком-то смысле.
«Ты точно так думаешь, Синдзи?» — спросил он себя.
Юноша ещё раз лениво бросил взгляд на будильник.
7:26.
«Проклятье», — выругался он про себя. Иногда время очень некстати летит с безумной скоростью.
Сонливость как рукой сняло. Так же быстро улетучились бесполезные рассуждения, которые не сулили ничего хорошего. Ведь они вызывали не самые приятные воспоминания из детства.
Лень всё ещё блуждала по его мышцам, а тело неохотно подчинялось. Но он таки себя пересилил и встал с кровати. Машинально раздвинул шторы. Его каморка, находившаяся на втором этаже, моментально залилась светом. И каждый раз Синдзи радовался, что окна его комнаты глядят куда-то на юг, а не на восток, ибо в таком случае ему даже не понадобился бы будильник. А мысль просыпаться спозаранку от ярких лучей солнца явно не грела.
Вид города Нагои из окна его комнаты не выделялся особой выразительностью: практически вплотную через узкую однополосную дорогу находилось трёхэтажное многоквартирное здание. Так что, к своему сожалению, Синдзи по утрам подобием пейзажа любоваться не мог. Спасибо типичному для всех крупных городов Японии жилому району, где дома стоят буквально впритык. Радовал только большой лесопарк к западу всего в одном квартале от его жилища. Можно было даже верхушки деревьев увидеть, если выйти на балкон и не полениться повернуть голову направо. А во всём остальном — беспощадные каменные джунгли, обмотанные проводами.
Подавив желание подышать знойным апрельским воздухом, Синдзи лениво зашагал в уборную, прихватив полотенце. По-хорошему, ему через полчаса надо было выходить в старшую школу Чигуса, а до неё ещё полчаса достаточно бодрым шагом. Итого чуть более чем через час он уже должен быть в своём классе. Юноша в очередной раз вздохнул — спешить он не любил, но все эти математические расчёты приводили его в чувство лучше, чем любой будильник.
Парень дёрнул за ручку двери уборной, она оказалась заперта. Скорее всего, Отоя — его двоюродный брат — её уже занял. Что говорило о том, что кузен этим утром намного бодрее Синдзи. Или сказывались привычки бейсболиста: ему часто приходилось рано вставать на пробежку. Но Отоя никогда не слыл особым чистюлей, потому долго себя не заставил ждать.
— Привет, хмурое лицо! — вышел из уборной брат и одарил хитрой ухмылкой.
— С добрым утром, — зевнул юноша в ответ.
— Ты что-то сегодня запозднился. Тоже клёвый сон снился, да? Ну-ка колись.
— Да не то чтобы. Уже и не помню, — пробубнил Синдзи, прошмыгивая в туалет. — Если вообще что-то снилось.
— Ладно, за завтраком расскажешь. Ты это, в темпе приводи себя в порядок, а то заставим её ждать, и кто мы после этого?
Синдзи лишь кивнул, закрывая за собою дверь. Краем глаза приметил, как Отоя уже мчался вниз на кухню, и мысленно поблагодарил его за маленький заряд позитива с утра, при её упоминании. Отоя был всецело прав — нельзя заставлять Ману ждать на перекрёстке, где они в последний год постоянно встречались перед долгим совместным походом в школу.
Глянув на своё отражение, Синдзи снова приуныл. На него смотрела недовольная гримаса с растрёпанными короткими каштановыми волосами. Серо-голубые глаза будто вопили, что хотят снова забыться в глубоком сне на несколько часов. Он два раза слегка ударил себя по щекам и попытался изобразить подобие улыбки. Вышло кривовато.
Умывшись, Синдзи вернулся в свою аккуратно прибранную комнату, которая лишний раз подчёркивала чистоплотность её хозяина. Собирая в школьную сумку книги и тетради, он не забыл туда же уложить старый кассетный плеер «Sony». Его подарил отец в далёком детстве, когда мама Синдзи ещё была жива. Тот отец, который тогда проявлял хотя бы капельку заботы и теплоты к своему сыну. Да, он и в ту пору не был идеален, но ещё мог зваться папой. А со смертью матери его будто подменили и всё стало иначе.
Юноша сам не понимал, почему до сих пор пользуется этим плеером. Видимо, потому, что это был единственный подарок от отца за всё время. А значит, где-то глубоко внутри, похороненная под множеством слоёв обид и разочарований, у Синдзи теплилась какая-то невнятная надежда. Но у неё не осталось ни одного выхода наружу, поэтому к письму, пришедшему от отца месяцем ранее и лежавшему на краю стола на видном месте, Синдзи прикасался лишь дважды: когда получил его и во время одной из уборок.
«Приезжай. Икари Гендо».
Это всё, что написал ему отец за столь долгое время. В конверте лежали ещё разные бумаги, видимо с телефонными данными, карта, фотография и пропуск. Но юноша за всё время так и не решился ни взглянуть на них, ни тем более позвонить. Всего каких-то три бесчувственных слова, два из которых можно было и не писать, способны отправить в нокаут любую появившуюся настороженную радость. Что уж говорить про таящуюся где-то внутри надежду — Икари Гендо, как заправский гробовщик, её окончательно похоронил.
О содержании конверта Синдзи никому не сказал. Юноша решил, что эта реликвия останется тайной и когда-нибудь осядет в коробке со старыми вещами в дальнем углу чердака. Там ей и место.
Синдзи быстро переоделся в школьную форму: чёрные брюки и белая безрукавная рубашка, на груди которой эмблема старшей школы Чигуса. Прихватив сумку с книгами и тетрадями, парень спустился на кухню, где уже собралось всё семейство Рокобунги. Отоя жадно пожирал яичницу с беконом. Хиро, отец Отои, уткнулся в недавно купленный за немалые деньги небольшой плазменный телевизор. Сколько всякого ему пришлось выслушать от своей жены — не счесть. Но мужчина всегда остаётся ребёнком, только немного большим. И игрушки становятся большими. Поэтому Хиро никак не мог нарадоваться новой игрушке.
Говорящие головы в плоском ящике вещали на совсем неинтересные для Синдзи темы: политика, ещё раз политика, теперь внешняя политика, экономика, снова экономика, опять где-то война и, словно начиная сначала, политика с экономикой. Замкнутый круг.
«…демографический провал. Официальная статистика сообщает об уменьшении численности населения Японии ниже 79 миллионов…»
А мать Отои — Яори — тем временем готовила бенто на всех членов семейства плюс одного. «Плюс одним» был Синдзи. Она бросила на него уже привычный неодобрительный взгляд и продолжила заниматься едой. Юноша прекрасно знал, что Яори к нему всегда относилась холодно, хотя дальше недобрых взглядов и обидных слов дело чаще всего не заходило. Но каждый раз это ему напоминало, что он здесь чужой. Синдзи не винил женщину, но приятного было мало.
«…точки роста экономики пока никак не нащупываются. Бизнес скептически настроен к принимаемым Кабинетом министров мерам…»
— С добрым утром, — выдавил из себя парень, присаживаясь рядом с Отоей, приступая к тому же блюду, что и у него. Как всегда, очень вкусно — Яори умела готовить. И никогда не вымещала своё раздражение на парня через готовку.
— С добрым, — буркнул отец семейства, не отводя взгляд от телевизора.
«…средства будут направлены в развитие Сил самообороны. В частности, увеличится финансирование авиации и флота…»
— Ты бы хоть на секунду отвлёкся и поел нормально. — Усаживаясь рядом, Яори для проформы одарила мужа лёгким подзатыльником.
— Нет, ну ты только послушай! — воскликнул Хиро. — Они снова хотят урезать расходы на медицину и социалку, пустив эти деньги военным! В наше время такое звучало бы абсурдом, а эти сумасброды вырыли бы себе политическую могилу.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2018г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.