Библиотека java книг - на главную
Авторов: 38895
Книг: 98415
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Штормовые джунгли»

    
размер шрифта:AAA

Алекс Орлов
Штормовые джунгли

Глава 1

В это время дня в фудхаусе было много покупателей. Все спешили купить еду или пластификаторы для ее приготовления дома – в мейдерах. К каждому терминалу выстраивались очереди, и Брейн встал в одну из таких.
Стоять плотно здесь считалось неприличным – следовало выдерживать интервал в пределах одного метра. Здешние жители старались держаться подальше друг от друга, и только родственники могли касаться их при посторонних. Прикосновение же, даже случайное, в турбороллесе, например, который стартовал с немалыми перегрузками, считалось чем-то из ряда вон выходящим, и, когда такое случалось, все «пострадавшие» немедленно начинали извиняться друг перед другом, независимо от того, по чьей вине это случилось.
Как-то раз Брейн с разрешения своего куратора прокатился на такой штуке – вагончике внутри прозрачной трубы. Это было что-то! Чуть руки не поотрывало. А местные ничего – пользовались таким транспортом и не жаловались.
Зато открыто рассматривать кого-то здесь не возбранялось. Брейн постоянно испытывал это на себе – он привлекал внимание и мужчин, и женщин.
Часто редкие прохожие на здешних улицах подолгу останавливали на нем взгляд, а потом спрашивали:
– А вы откуда приехали?
И это считалось вежливой формой. В первый раз Брейн не знал, что и сказать, когда к нему на третий день пребывания в городе обратился с таким вопросом пожилой супер с обвисшими мышцами.
– Издалека, – ответил Брейн.
– Ты выглядишь как недоразвитый, – так же просто сказал прохожий.
– Спасибо, – ответил Брейн и пошел своей дорогой, но позже у куратора выяснил, что под недоразвитостью подразумевалось миниатюрное по сравнению с суперколверами телосложение.
– При том что все остальные пропорции у тебя в порядке, твоя субтильность вызывает у всех вопросы, – пояснил Росс, куратор Брейна.
Брейн понимал, о чем речь – гоберли, канзасы, ронверды имели свои, давно утвержденные позиции в здешнем обществе, они казались обычными, а он привлекал внимание именно своей похожестью на суперколверов.
Подошла очередь Брейна, и он оказался перед терминалом. Можно было взять пластику – это было дешевле, однако за него платила казна, поэтому он брал формованную и ароматизированную еду, и она приготовлялась прямо на его глазах – за прозрачной стенкой вакууматора.
Кремовая основа выдавливалась из фасонного отверстия заказанной Брейном формы, затем хлопок, и жидкая паста кристаллизовалась под действием термоакустического удара, и получался некий плод овощной культуры – не слишком здесь популярной.
После приобретения формы еда при помощи пакета форсунок приобретала зеленый цвет, из-за которого Брейн ее и брал – это напоминало ему о привычных овощах из дорогих магазинов на его родине.
Затем добавлялось немного ароматизатора, пищевого лака – для характерного блеска, и через мгновение продукт выпадал в лоток в прозрачной упаковке.
«Прямо с грядки», – как пошутил однажды Брейн.
Так выполнялся весь его заказ, кроме воды – ее приходилось брать отдельно, поскольку это был товар дорогой и не слишком распространенный.
Брейна здесь уже знали. Улыбчивый гоберли Ингас накачивал в баллон пять литров воды и, отдавая покупателю, смотрел на него с долей восхищения и удивления.
– А вы сами не употребляете воду? – спросил Брейн как-то, чтобы выяснить такую странную реакцию продавца воды.
– Что вы, сэр, мне это не нужно, – засмущался тот.
– Ну, может быть, вам любопытно – какова она на вкус?
– Нет, наш начальник уже давал нам пробовать воду – чтобы унять любопытство.
– И как вам?
– Ничего особенного. Я, честно говоря, полагал, что будет интереснее.
– А много продаете в день?
– Не особо. Но в начале недели часто бывают лабораторные закупки.
– Лабораторные?
– Да. Воду берут для разных там исследований, тут – в метрополии, полно всяких исследовательских контор. Иногда даже целый бункер могут взять, но это через большой штуцер, прямо со двора заправляют.
Возвращаясь домой с покупками, Брейн по привычке продолжал проверяться, используя любую отражающую поверхность. Витрин здесь не было, но для этого годились отполированные плитки, которыми отделывали здания. И всякий раз, глядя в них, Брейн не переставал удивляться своему внешнему виду – чуть мешковатым штанам и куртке, хотя все вокруг были одеты примерно так же. И мужчины, и женщины. Пожалуй, женщины – чуть аккуратнее, их штаны и куртки выглядели более подогнанными по фигуре, при том что ростом и статью женщины суперколверов своим мужчинам почти не уступали.
Что касалось причесок, мужчины предпочитали предельно короткие волосы, женщины – чуть длиннее, но не более. Красить волосы здесь либо было не принято, либо, напротив, делалось это так качественно, что определить это на глаз не было возможности.
А может, даже были специальные таблетки. А почему нет? Скушал такую, и цвет поменялся.

Глава 2

Свои покупки, а их набиралось немало, особенно учитывая пятилитровый баллон с водой, Брейн тащил около километра в руках – специально, чтобы давать себе какие-то нагрузки. Местные пользовались тележками, такими умными машинками на колесиках, которые катились вслед за покупателем, только что покинувшим магазин.
По прикидкам Брейна, в тележку можно было сложить содержимое большого рюкзака, но не туристического, конечно, а поменьше.
Если покупок набиралось больше, можно было взять две тележки, и они катились одна за другой – паровозиком. Тележки неотступно следовали за клиентом в лифт и из лифта, но в квартиру не закатывались, останавливаясь на пороге.
В магазине тележки привязывались к новому клиенту, как только он брался за ручку, чтобы катить их между рядов с товарами. Каким-то образом они запоминали клиента и никогда не сбивались и не пытались бежать за кем-то другим. Но вот что поначалу очень интересовало Брейна, так это почему он никогда не видел, как тележки возвращаются обратно. Он полагал, что это будет занятная картина – магазинная тележка катится одна, старательно объезжая прохожих.
Но не видел – не попадались ему возвращавшиеся в магазин тележки. Брейн уже подумывал взять однажды такую тележку для услуг, чтобы потом проследить за ней, но как-то вечером вышел на узкий балкончик, который был прилеплен к его квартирке, и вдруг посреди тихого шелеста улиц засыпающего города услышал удар гонга – не очень громкий. Тротуары вдруг осветились ярче, чем того требовалось, и по ним побежали одинокие тележки – каждая к своему магазину.
Сверху это выглядело потрясающе и происходило всего несколько минут. За это время тележки успели добраться до своих магазинных парковок, освещение тротуаров снова сократилось до минимально необходимого, а Брейн еще долго стоял на балконе, пораженный этой в общем-то обычной для здешних мест картиной.
После этого представления Брейну не спалось, и он полтора часа делал зарядку, пока не взмок, а потом принял душ из водозаменителя.
Похоже, он к этой штуке даже начал привыкать. Ну, как привыкать? Просто удобно – и помылся, и вроде сухой.
Утром, часов в шесть, пришел Росс. Брейн услышал его шаги во сне и к появлению куратора был готов.
Росс открыл дверь своим ключом и, войдя, застал подопечного одетым.
Не говоря ни слова, он прошел на балкон и, постояв там с минуту, глядя на город в предутренней дымке, вернулся и сказал:
– Никак не могу застать тебя врасплох, Томас. У тебя что, какое-то особое чутье?
– Видимо, так, – пожал плечами Брейн.
– Видимо, так, – повторил Росс и ушел.
Брейн сел на кровать, поправил подушку. Она была как настоящая – он сам сделал ее из кусочков вспененного пластика. Та, что ему прислали, ни на что не годилась.
Поднявшись, он тоже вышел на балкон, пытаясь угадать, о чем, стоя здесь, думал куратор.
Ничего особенного, легкая сиреневая дымка над самыми крышами. В родных краях это считалось признаком плохой экологии, но Росс сказал, что это чего-то-там кристаллы и в грязном воздухе они не образуются.
Кстати, о воздухе. Брейн почти привык к этому запаху подгоревшего молока. Утром он его совсем не чувствовал и лишь иногда, выходя из магазина, где поддерживалась в какой-то мере собственная атмосфера, на мгновение вновь ощущал этот запах.
И еще о воде. Всю необходимую воду здешние жители получали из пищи, но они также пили и воду, но лишь в медицинских целях – прямо из ложечки.
Чистая вода в количестве около пол-литра, принятая внутрь, вызывала расстройство здоровья даже у суперколверов. А мусс – пожалуйста. Однако здешний мусс был совсем не тем, что давали в тюрьме. Там это была полуочищенная жижа, а здесь он готовился из выжимок, разного рода бактериологических сред, искусственных соков, минеральных добавок.
По виду получалась та же муть, но не столь противная, как в тюрьме. Для себя Брейн решил, что мусс – это что-то вроде бульона. Скажем, грибного с некоторой добавкой вазелина и мыла. Да, хорошего натурального мыла из бутиков здоровья.
– Давненько не брал я в руки шашек, – произнес Брейн, и это означало, что он пытается разобраться в поведении Росса.
С одной стороны, такое поведение куратора могло являться методом тестирования – а ну как Брейн забьется в истерике и начнет требовать объяснить ему, что все это значит. С другой – это хороший способ давления и поддерживания агента в напряжении – неожиданное появление и столь же внезапный уход без всяких объяснений.
Вернувшись в комнату, Брейн постоял еще немного, а затем, сделав прыжок – встал на руки, чтобы, сделав прыжок на руках, снова оказаться на ногах. И снова – прыжок и стойка на руках, и обратно – на ноги. И так триста раз. Брейн не знал, что его ожидает, поэтому старался поддерживать форму.

Глава 3

На мостике было тихо. Вахта подходила к концу, и сабкапитан Локкер уже почти дремал под тихие звуки, издаваемые ситуационными мониторами.
Справа, в дальнем углу, сидел в своем кресле сабштурман. Вот кому не повезло с вахтой – ударная группа двигалась по так называемому Каменному каньону – участку космоса, где по непонятным причинам постоянно менялись азимутальные координаты, а потому навигация должна была опираться на известные метки и сферические координаты одновременно, поскольку оба эти способа ориентации по отдельности здесь были неточны.
Оставались еще квантовые гироскопы, однако они были слишком уж точны и математически абсолютны и не учитывали реального изменения обстановки, например – дрейфа планет и даже звездных скоплений.
Разумеется, все эти проблемы и особенности были описаны в архивных приложениях навигационных программ, на исполнение которых в суперсерверах тратилось два процента тяги двигателей, однако за всем этим хозяйством следовало приглядывать, и сабштурман Шинкер с помощником-саблейтенантом во все глаза пялились на полдюжины экранов – одним словом, им было не позавидовать.
Слева от сабкапитана находился майор Свифт. Он отвечал за безопасную связь с другими кораблями. Ему сегодня было определенно скучно, потому что группа кораблей находилась в очень далеком районе и связи с ней никто не поддерживал.
Сабкапитан Локкер уже подумал, что вахта закончится без приключений, однако не успел он об этом подумать, как майор Свифт встрепенулся, услышав позывной ДСС – дальней скоростной связи.
– Сэр, у нас срочное сообщение! Категория «плюс-плюс»!
– Хорошо, давайте сюда, – кивнул сабкапитан, едва удерживаясь, чтобы не потянуться в удобном кресле.
На центральном мониторе открылось окно с заставкой Главного Управления Связи Флота и крохотная таблица с надписью, требовавшей внести личные идентификационные данные.
Сабкапитан все еще надеялся, что удастся отдежурить без приключений, и просто приложил палец – такой способ тоже дозволялся и был вполне достаточен.
Идентификатор погас, и по экрану зазмеилась диаграмма голосовой передачи. Из-за слишком большого расстояния лица говорящего видно не было – пришло лишь голосовое сообщение.
– С вами говорит дежурный Главного Управления Флота, – пророкотал смодулированный компьютером голос, восстановленный из нечетких сигналов, пронесшихся сквозь гигантские расстояния. – Кто на приеме?
– На приеме сабкапитан Локкер.
– Сабкапитан Локкер, сообщаю вам, что сорок семь часов назад в районе «Аттика восемнадцать двадцать четыре» был атакован конвой. Атака была произведена двумя кораблями – малым огневой поддержки и скорее всего крейсером – точнее определить не удалось, огонь велся с предельных дистанций. Был нанесен серьезный ущерб как судам конвоя, так и сопровождавшему охранению. После передачи общей тревоги по району «Аттика» на поиск ушедшего от конвоя вражеского соединения были посланы две ударные группы патрульных сил, находившиеся неподалеку. Однако после двадцатичасового поиска им не удалось никого ни перехватить, ни даже обнаружить.
Очередное появление противника в том же составе – малого корабля огневой поддержки и крейсера было замечено в районе звездных близнецов – Тройцер-Ман. Патрульная группа генерала Сквоттера послала запрос, но в ответ была атакована дальним залпом. Некоторые его корабли получили повреждения, а вражеское соединение стало отходить, активно маневрируя в массовом и электромагнитном диапазоне внешних проявлений. Тем не менее, используя скоростные характеристики своих патрульных эсминцев, группе генерала Сквоттера удалось отрезать вражескому соединению выход в район «Коннервард двадцать двадцать», и противник был вынужден пройти через зону контроля артиллерийской станции «Булпап восемнадцать», стоящей на астероидном поясе гиганта Юниверс. Противник был обстрелян с неизвестными последствиями, так как зафиксировать вспышки не удалось из-за активного противодействия маскировочных средств вражеских кораблей.
Вы понимаете, к чему я клоню, сабкапитан Локкер? – спросил дежурный Главного Управления Флота, внезапно переходя на более доверительные интонации, в то время как до этого чеканил суконные фразы из писаного и переписанного казенного донесения.
– Так точно, сэр, господин дежурный по Управлению. Судя по всему, он появится в районе «горловины Ридж» каньона, по которому мы движемся.
– Вот именно, сабкапитан, но встретить их вы можете не в каньоне – они не полезут в такое место, где трудно маневрировать: маневр – их главное преимущество. Нам удалось перехватить некоторые из их трассограмм, и что-то кодировщики сумели даже разобрать. Похоже, противник готовится совершить «прыжок к красному карлику», а за пределами каньона имеются подходящие для прыжка аномалии.
– Вы имеете в виду окрестности Цирона, сэр?
– Вот именно.
– Но тогда нам придется проходить стену каньона… – напомнил слегка озадаченный Локкер.
– Я понимаю, что это не так просто при том количестве кораблей, которые у вас имеются. Но уверен, что вам удастся обойтись без серьезных потрясений – командный состав у вас опытный. Ну и другого мы вам предложить не можем – вы единственная ударная группа, обладающая достаточной мощью и технологической новизной. К сожалению, не все наши силы укомплектованы новыми кораблями. К тому же…
Дежурный сделал паузу.
– К тому же с очень высокой долей вероятности это «Алуэтт».
– «Алуэтт»? – переспросил Локкер и даже привстал и посмотрел на управляющего связью майора, который также слышал каждое слово и на его лице также отразилось потрясение от услышанной новости.
– Да, скорее всего это «Алуэтт».
– Я немедленно доложу об этом командующему группы.
– Разумеется, сабкапитан. На ваш навигационный пост уже отправлен завизированный приказ, а также вся навигационная обстановка для прохода сквозь стену каньона. И надеюсь, что вам повезет, мы уже половину периода ловим «Алуэтт».
– Да, я понял, сэр.
– Ну, удачи.
– До связи.

Глава 4

«Алуэтт» был первым действующим экземпляром крейсера нового поколения, произведенным государственным подрядчиком. Работа над этой моделью велась более двадцати лет. Не все получалось сразу, не все дерзкие задумки удавалось реализовать достаточно быстро, но когда работа наконец была закончена, конструкторы были удостоены высоких наград Империи, и, казалось что за судьбу военного флота на ближайшие периоды можно быть спокойными, однако случилось непредвиденное – после артиллерийских и ракетных стрельб, завершенных на оценку «хорошо», команда исследователей, техников и инженеров вдруг взбунтовалась, перебила немногочисленных представителей служб безопасности и увела корабль к мятежникам.
Это стало полным шоком для всех, кто был причастен к производству, и в особенности тех, кто отвечал за режим безопасности на предприятиях главного имперского подрядчика.
Дальнейшее расследование показало, что на протяжении долгих лет мятежники вели тончайшую работу по вербовке персонала, пуская в ход подкуп, шантаж, прямые угрозы, и методично выводили из состава групп исследовательских и испытательных подразделений верных Империи работников.
Так, постепенно им удалось создать мятежное ядро, которое совершило переворот и похитило корабль.
И хотя в работе новейшего крейсера оставались еще какие-то недоделки и шероховатости, мятежники, опираясь на собственные силы, сумели довести испытания до конца, устранили недоделки и запустили крейсер в эксплуатацию.
При их достаточно скудных производственных мощностях начать производство таких высокотехнологичных кораблей они не могли, однако эксплуатацию вполне осилили, и теперь «Алуэтт», опираясь на свои почти феноменальные возможности, появлялся то тут, то там. Крушил плохо охраняемые посты и стационарные форты артиллерийского контроля.
Все чаще под удар попадали конвои, доставлявшие в далекие колонии военно-техническую оснастку для гарнизонов, а также чрезвычайно необходимые на периферии коммерческие грузы из Метрополии, которая нуждалась в коммерческом взаимодействии с многочисленными колониями, дабы там поддерживался достаточный уровень жизни.
В противном случае колонии начинали смотреть в сторону других государственных образований, пусть еще и не империй, но претендовавших на контроль над менее развитыми, но не обделенными природными богатствами регионами космоса.
В скором времени на региональное лидерство могли претендовать Мангровия и Эннбранс, которые развивались очень быстро и в качестве корневых рас имели родственные суперколверам народы, а по некоторым данным, даже поддерживали связи с рептилоидами из Синих Миров.
Если еще пять-шесть периодов назад они представляли собой просто «племена дикарей, вооруженных палками», как презрительно отзывались о них суперколверы в Империи, теперь, неожиданно для всех, они вдруг оказались на достаточно приличном уровне развития. Их энергетика и промышленность показывали небывалый рост, они успевали где-то украсть, а где-то купить современные технические и военные образцы Империи, а затем клепали усовершенствованные копии, которые подчас выглядели даже лучше, чем оригиналы.
Одним словом, дремать Империи теперь не приходилось, и, помимо идеологической борьбы с новыми нарождающимися лидерами, Метрополии приходилось вести с ними непримиримую, но пока не объявленную войну.
Понимая, что против Империи они еще достаточно слабы, Мангровия и Эннбранс прилагали немало усилий для ведения подрывной деятельности внутри огромных владений Империи, тот тут, тот там разжигая огонь бунта и недовольства.
В ход шли любые провокации, вплоть до открытых бомбардировок и обстрелов под видом карательных войск Империи и раздувания этих провокаций на подготовленных пропагандистских площадках.
И это часто срабатывало, поднимая волну восстаний против «коварной и жестокой Империи».

Глава 5

«Грумвирт» была одной из самых мощных и подготовленных организаций мятежников. Она возникла самостоятельно – без помощи внешних врагов Империи и распространила свое влияние на огромном пространстве, замещая некогда великую цивилизацию, которая исчезла, оставив лишь отдельные культурные следы и остатки некогда значительных структурных проектов – каналов, водохранилищ, плотин. А также величественных строений, выполненных из неизвестных материалов и стоявших многие века без каких бы то ни было признаков разрушения.
Во времена расцвета этой бывшей империи населявшие ее народы не слишком ее любили, однако теперь, спустя много времени, именно имевшаяся некогда культурная близость разрозненных народов и миров позволила им найти точки соприкосновения и начать объединяться в нечто общее, теперь уже против другой – новой Империи.
«Грумвирт» сумела возглавить и направить это недовольство, развязав войну против экспедиционных войск и гарнизонов Империи.
«Грумвирт» не располагала промышленными мощностями и нужными военными технологиями, поэтому шла по пути реквизиции коммерческих судов с последующим их переоборудованием.
Их обвешивали броней – какой придется, добавляли туннельных или простых кинетических пушек и отправляли эти единицы в бой.
Поначалу это ни к чему не приводило, профессиональные и хорошо подготовленные силы Имперского Флота разносили эти нагромождения, словно на учебных стрельбах. Но с течением времени мятежники начинали действовать более изощренно. Их технологический уровень повышался, и теперь переоборудованные коммерческие суда выглядели не такими бессмысленными уродцами, как прежде.
Мятежники наладили поставки ячеистой брони, для оснащения судов стали применять только туннельные орудия, чтобы иметь пусть меньше стволов, но более эффективных.
Всего пара таких пушек на переделанном сухогрузе могла нанести серьезный ущерб даже флагману флота, если имелась возможность удачно подстеречь его в засаде, в то время как кинетические пушки не годились ни на что, кроме как разбивать беззащитные навигационные буи.
Контрабандные поставки из Мангровии и Эннбранса давали возможность оснащать переоборудованные суда приличным оборудованием для противодействия прицельным системам, а там, где мятежники не могли противопоставить флоту энергетическую эффективность, поскольку использовали устаревшие двигательные установки, они опирались на развитую сеть «бензоколонок». И там, где корабли флота были вынуждены экономить топливо, ограничивая себя в рейдах и даже маневрах, мятежники ни в чем себе не отказывали, зная, что всегда смогут найти заправочный пункт – стационарный или вызванный по радио автоматический танкер.
Но даже если флоту удавалось захватывать запасы топлива мятежников, они его уничтожали, поскольку низкокачественный реактол не шел ни в какое сравнение с очищенным ликвидумом.
– А ты, сабкапитан, думал, я сплю, что ли? – строго спросил генерал Рендлау, командовавший всей ударной группой.
– Нет, сэр, я даже не думал, – ответил сабкапитан Локкер, хотя предполагал, что генерал нежится в постели, в то время как он тут всю вахту просидел в кресле.
– Слушай мою команду, сабкапитан. Сыграть тревогу второго уровня, приготовиться к левому развороту – будем уходить в стену, как велит начальство.
– Господин генерал…
– Ладно, я знаю, чем это может нам грозить, но делать нечего – ты же понимаешь, что они задумали?
– Так точно, сэр, в Управлении Флота полагают, что за стенами каньона противник не сможет нас вовремя заметить.
– Вот именно. Они надеются, что, выпрыгнув из каньона, мы окажемся неожиданным сюрпризом для мятежников. Так что тебе, сабкапитан, придется продолжить вахту.
– Так точно, сэр. Я все понял.

Глава 6

Всем кораблям ударной группы был передан приказ о предстоящем маневре, и в назначенный момент они начали разворот, двигаясь к стене, сотканной из бесчисленного количества мерцающих огоньков.
Разумеется, преградой это не являлось, каньон состоял из гравитационного статичного поля, поддерживаемого некой неизвестной аномалией и иными малоизученными полями. И в этой сетке взаимодействий находили приют мелкие космические обломки, песок, пыль и массивы «звездного ветра» – представлявшие собой разряженные облака холодной плазмы.
Все это было «телом» каньона. Одни частицы сгорали, уносясь прочь, но им на смену прилетали новые, и каньон оставался неизменным.
Проход кораблей через «стены» каньона технически проблемы не представлял, однако опасность была в том, что после прохода через малоизученные поля множество внешних датчиков, с помощью которых корабли «видели», «слышали» и где-то даже «различали запахи», переставали работать либо выдавали искаженную информацию.
После отказов датчиков начинались проблемы на внутренних узлах кораблей – какое-то время после прохода через стену механизмы лихорадило, и это продолжалось до тех пор, пока все паразитные поля не покидали их.
Начался проход. Корабли, один за другим, ныряли в сверкающие пологи, вызывая расходящиеся волнами световые эффекты и активный разлет каких-то искр, временами закручивающихся в подобие протуберанцев.
На постах радиолокационного контроля творились чудеса – с экранов и рабочих блоков соскакивали мутноватые прозрачные субстанции и катались по полу, по стенам, вдруг исчезая и появляясь вновь в других местах.
Персоналу они как будто не вредили, но освещение могло погаснуть, охладительные насосы серверов вдруг теряли обороты, вызывая перегрев и отключения тех или иных систем управления кораблями.
Пожарные команды стояли наготове, в защитных магистралях повышалось давление изолирующей пены – так, на всякий случай.
Спустя несколько минут после перехода основная часть аномальных явлений прекратилась, однако для техников, электриков, инженерно-эксплуатационных служб борьба с неприятными неожиданностями продолжалась еще около трех часов.
Лишь после окончательной сверки отчетов на компьютере корабля-лидера ударная группа была в состоянии начать нормальную боевую работу, то есть поиск.
К удивлению сабкапитана Локкера, навигационные станции, хотя и редкие в этом районе, работали очень четко и выдавали информацию без каких-либо искажений. Теперь ему помогал сабкапитан Арден, который явился на свою вахту, однако Локкер не мог сдать ее, поскольку по уставу был обязан находиться на посту до окончания кризиса.
– Иди, отдыхай, – в который раз предложил Арден. – Я же вижу, что ты устал.
– Да ты с ума сошел! Если генерал узнает… Ты сам знаешь, чем это грозит.
– Я не об этом. Иди вон в загородку, к связистам, у них отличных два топчана получились на контейнерах резервной аппаратуры. Если что – мы тебя позовем.
– Ну… – Локкер заколебался. С формальной стороны – это был уход с мостика, но на самом деле он останется в рубке, к тому же в закутке у связистов действительно хорошие топчаны получились, он это видел.
– Видел и не пресек, – вздохнул Локкер, поднимаясь с кресла дежурного.
– Чего? – не понял Арден.
– Да это я так. Ладно, пойду на топчан.
Включилась связь от генерала Рендлау:
– Эй, там, на центральном мостике!
– Сабкапитан Арден, сэр!
– А Локкер где?
– Отошел по нужде, сэр.
– Понятно, – проворчал генерал, который и сам когда-то ходил на вахты, а если не было смены – торчал на мостике сутками.
– Ладно, Арден, слушай сюда – сейчас выдвигаемся флангами, как по схеме «бабочка», только крылья покороче.
Страницы:

1 2 3 4 5 6





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Anna86 о книге: Надежда Соколова - Две души. Испытания бытом
    Согласна с первым комментом- Ира выбесила просто всю книгу. Самой главное нравится в этом мире, но что так мужа-то бесить. Стерва-это призвание. И ее эти мысли. просто бесили, можно же мягче быть с мужем. Ну он любил, вот и прощал ей все. За Ирму рада, брак очень удачный-прямо лямур))) А Зойке так и надо.

  • Anna86 о книге: Надежда Соколова - Две души [СИ]
    ПРочитала - было интересно. Две такие разные женщины 30-летнего возраста и такое попадалово)))) Чернокнижник до конца книги держал интригу))) Советую прочитать

  • 45wq@mail.ru о книге: Жанна Лебедева - Гнев единорога
    Это же не конец,интересно продолжение есть уже или будет?

  • elag64 о книге: Лидия Демидова - Невеста из страны драконов
    А мне понравилось.. не сказать, что шедевр, но читать приятно...

  • Rose-Maria о книге: Эви Эрос - Мне не стыдно
    Начиналось все очень интересно, но как по мне автор развернула историю не в ту сторону. Если говорить про реалнве события, то все сложилось замечательно. Но для выдуманной истории сюжет скатился. Все шло прямо как по маслу. А в история должны быть неожиданные моменты, повороты. Хотя бы минимальные. Не знаю... Может в этом весь смысл?

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2018г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.