Библиотека java книг - на главную
Авторов: 37940
Книг: 96498
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Провидица»

    
размер шрифта:AAA

Цыпленкова Юлия
Провидица

Глава 1

Неверный свет факела освещал узкую винтовую лестницу, выхватывая из влажного, пахнувшего плесенью сумрака, каменную кладку старого замка. Пожилой воин вел за собой девушку, зябко кутавшую плечи в меховую накидку. Седоусый мужчина поглядывал себе через плечо, следя за тем, чтобы юная лаисса не оступилась. Он подал ей руку и помог подняться на узкую площадку смотровой башни. Затем воткнул факел в держатель на стене позади них и замер.
Девушка подошла к узким металлическим перилам, оперлась на них и устремила взор в черноту ночи, туда, где виднелся свет костров, и откуда ветер доносил обрывки смеха и мужских вскриков.
— Ну что, лаисса? — спросил воин.
Девушка подняла руку, призывая его к молчанию. Она прикрыла глаза и подняла лицо кверху, позволяя прохладному ветру ласкать кожу.
— Не вижу, — прошептала девушка. — Будущее сокрыто мраком.
Она лгала. Лаисса Катиль Альвран видела, но не то, что ждали обитатели замка "Вороново крыло". Единственная дочь ласса Альврана слыла провидицей, многократно доказав свой редкий дар. И сейчас, когда замок осадили люди ласса Корвеля, известного своим жестоким нравом, все ждали от нее приговора.
— Глупцы, — прошептала Катиль, стискивая перила так сильно, что пальцы начали неметь.
— Что, лаисса? — тут же отозвался седоусый воин.
— Ничего, — она покачала головой и обернулась к нему. Темнота скрыла слезы, прочертившие влажные дорожки на щеках благородной лаиссы. — Я хочу уйти отсюда.
Мужчина достал еще не погасший факел и помог ей сойти на лестницу. Катиль обернулась в последний раз, глядя в темноту, и вздохнула. Ласс Корвель пришел за ней, она это увидела так ясно, как если бы присутствовала в сумрачном зале чужого замка, где на деревянном кресле сидел мощный мужчина, сжимавший в пальцах золотой кубок. У его ног устроилась молодая и красивая женщина, рассказывавшая ему о провидице из "вороньева замка", как называли замок Альвран жители долины Ньялли. Мужчина слушал и молча кивал головой, задумчиво перебирая в пальцах светлую прядь женских волос.
— Провидица сможет уберечь тебя от многих ошибок, мой возлюбленный, — говорила женщина. — Только не вздумай плениться ею, о красоте девушки ходит множество слухов.
— Она красивей тебя, Рагна? — насмешливо спросил мужчина. — Такое возможно?
— Мне сложно судить, — уклончиво ответила женщина, оплетая колени ласса тонкими изящными руками. — Я никогда ее не видела, да и не смогла бы ответить тебе, даже если бы была знакома с ней. Что скажут твои глаза, так и будет.
— Глаза могут обмануть, слух никогда, — улыбнулся мужчина, и его мрачноватое лицо смягчилось. — Твой ум меня пленяет больше. Что говорят об уме юный лаиссы?
— Того не ведаю, — с легкой усмешкой ответила Рагна и прижалась щекой к ногам своего возлюбленного. — Только ласс Альвран бережет дочь, пуще зеницы ока.
— Если она так хороша, как ты говоришь, душа моя, почему же к "Вороньему" замку не съезжаются женихи? — изломив бровь, спросил ласс Корвель.
"Потому что батюшка боится, что я потеряю свой дар, если познаю мужчину", — ответила на вопрос Катиль в своих мыслях. Дальше видение прервал вопрос стражника, но главное она уже знала. Как поняла, что спасти своих родных и тех, кто сейчас прятался за стенами замка может лишь она сама, отдав себя в руки жестокого ласса, который никогда не отступает, пока не получит желаемого. И она знала, что сделает дальше.
Ласс Альвран ждал внизу. Он пристально смотрел на дочь, Катиль о чем-то сосредоточенно думала, нервно теребя край широкого рукава. Тревога мужчины росла с каждым ее шагом. Он хорошо знал ту мрачную славу, что окружила осадившего его замок воина. В том, что устоять им не удастся, ласс почти не сомневался, но очень хотел услышать от дочери, что она увидела их победу, тогда на смерть идти будет легче.
— Что показали тебе Святые, дочь? — спросил он.
Катиль, успевшая убрать с лица следы минутной слабости, посмотрела на отца и улыбнулась:
— Замок устоит, отец. Святые говорят, что никто не погибнет.
— Да благословят они тебя, Кати, — с явным облегчением воскликнул мужчина и поспешил объявить о видении дочери своим людям.
— Вы же сказали… — начал седоусый стражник.
— И ни разу не солгала, — грустно улыбнулась ему девушка. — Скажи батюшке, что я ушла почивать и прошу меня не тревожить.
Стражник кивнул, и Катиль поспешила в свои покои. Служанка ждала девушку, ее испуганный взгляд не отрывался от лица госпожи. Лаисса едва заметно поморщилась. Катиль всегда удивлялась тому поклонению и даже страху, смешанному с почтением, который испытывали к ней обитатели отчего замка. Дар провидения давал ей лишь краткие знания о том, о чем она хотела знать. Иногда не хотела, но видения не спрашивали позволения и посещали ее. Даже такие страшные, как смерть их конюха в болоте. Правда, видение же и позволило уберечь мужчину, но Катиль видела все в подробностях, и потом не могла спать несколько ночей, вскакивая от кошмаров. Как не могла спать, увидев гибель егеря от клыков раненного вепря.
И все же это было не волшебство, о котором говорят легенды и сказки, потому девушка ценила свой провидение, как дар Святых, но не считала его чем-то невероятным. Более того, счастливей ее это не сделало. Уже пять лет прошло с того дня, когда она вошла в брачный возраст, но отец не желал слышать о женихах, неизменно изгоняя всех, кто намекал на желание породниться с ним. Ласс Альвран охранял свое сокровище пуще драконов из легенд народа, живущего в Высоких горах.
— Ты свободна, — отпустила лаисса свою служанку. — Ложись спать, все будет хорошо.
— Правда? — просияла та.
Катиль кивнула и проводила девушку взглядом. Она часто переодевалась ко сну самостоятельно, потому это не вызвало подозрений. Лаисса Альвран закрыла двери на ключ и бросила на постель свой плащ, куда сложила несколько вещей, связала в узел и написала отцу короткое письмо, поясняя, что уходит добровольно и просит не пытаться ее вернуть.
"Святые указали мне путь, батюшка. И коли им угодно отдать меня в руки человека, готового погубить многих ради одной, я исполню их волю и сохраню вам жизнь.
Ваша добрая и любящая дочь, Кати."
Тяжко вздохнув, девушка вошла в свою умывальню и нажала рычаг, невидимый постороннему глазу. Отец не знал, что ей ведом тайный ход. О нем Кати рассказал замковый летописец, рывшийся в старых архивах. Старик был дружен с хозяйской дочерью еще с ее раннего детства. Он читал девочке древние сказания, показывал родовое древо Альвран, с особой гордостью рассказывая о тех, кто сражался бок о бок с властителями и прославился в веках. Как жаль, что ныне о них все забыли… Девочка тихо хихикала, а летописец грозил ей пальцем, обещая, что справедливость восторжествует.
План тайных ходов Катиль увидела сама. Она заинтересовалась схемой, и старый Ганфаст пояснил, что это. После отец забрал схему к себе, чтобы подробней изучить находку летописца, но лаисса уже знала, что один из потайных ходов ведет в ее умывальню. И поначалу девушка хотела попросить отца замуровать его, опасаясь, что к ней в покои могут проникнуть, но сумела сдержаться. Набравшись храбрости, Кати открыла проход однажды ночью и, вооружившись свечой, вошла в пыльную темноту, затянутую паутиной. Сморщив носик, лаисса попыталась глубоко не вдыхать затхлый запах. Она смогла пройти совсем немного, и сбежала, услышав крысиный писк.
Но через несколько дней она снова вошла в потайной ход и прошла гораздо дальше прежде, чем страх перед приведениями вернул девушку обратно в покои. Такие вылазки происходили до тех пор, пока Катиль не дошла до развилки. Она вернулась назад и решилась обыскать покои отца. Выждав, когда ласс Альвран покинет замок, благородная лаисса пробралась, подобно воришке, в ту часть замка, которую занимал отец, и облазила все известные ей тайники. Нашла. И это стало поводом для маленькой радости. Кати нашла свой ход и долго разбиралась в лабиринте тоннелей, испещрявших родовое жилище. Зато становилось ясно, отчего такой огромный замок снаружи, внутри казался меньше.
Ей пришлось еще ни один раз возвращаться, чтобы уточнить направление переходов. Теперь лаисса не спускалась в потайной ход без куска мела, которым рисовала стрелки на стене. Она нашла три выхода, один из которых вел во двор замка, где находился маленький лаз. Ему не придавали значения, потому что пролезть в него мог, разве что ребенок, или такая тоненькая девушка, как Кати. Да и ров с водой, окружавший замок, как и насыпной вал, не давали возможность проникнуть внутрь "вороньего замка" незамеченными.
Девушка сжала в одной руке свечу, в другой узел с одеждой, и шагнула в уже знакомую темноту, пронизанную затхлостью и неприятным ощущением одиночества. На писк крыс лаисса Альвран научилась не обращать внимания, она даже привыкла к звукам, что издавали эти зверьки. Вот и сейчас, когда под ногами раздался тонкий писк, и крыса метнулась в сторону, девушка лишь передернула плечами и уверенно направилась дальше.
Она прислушалась, прежде чем выбраться во двор, но там было тихо. Сейчас обитатели замка возносили благодарственную молитву Святым. Только стража, стоявшая на стене могла заметить лаиссу, но и им оказалось не до нее. Воины обсуждали последнее видение, о котором ничего не было известно, но знали точно, что дочь ласса принесла благую весть, и замок устоит.
Кати воспользовалась темнотой и на цыпочках пересекла двор, спеша быстрей оказаться возле лаза. Здесь она вздохнула, представляя, как извозится в грязи, но это не изменило ее намерений, и девушка легла на живот, чтобы протиснуться сквозь узкое отверстие. Проталкивая свой узел перед собой, лаисса Альвран проползла под толстой стеной, едва не застряв на выходе. Пришлось избавиться от толстой меховой накидки и забрать ее, когда сама выбралась наружу.
Дальше был ров. Катиль поджала губы и постаралась, как можно тише, опуститься в холодную воду. По ее расчетам, стража стояла в стороне от того места, где она собралась переплыть. Узелок, теперь завязанный в накидку, был задран над поверхностью застоявшейся воды, ударившей в нос неприятным запахом, и грести пришлось одной рукой. Одежда мешала, от холода стучали зубы, и Кати благодарила Святых, что ров невелик в ширину. Уже когда она взбиралась на вал, один из стражников крикнул:
— Там кто-то есть!
Девушка упала ничком, стараясь не стучать зубами. Она зажмурилась, зная, что произойдет дальше. Стрела, пылающая огнем, ткнулась в землю, обдав ее комьями грязи и брызгами горящей смолы. Закусив губу, Кати скривилась и стряхнула с тыльной стороны ладони горячую каплю. Лаисса спешно поползла на другую сторону вала, пока еще несколько стрел не успели осветить маленькое пространство, на котором она пряталась.
После, шипя от боли в обожженной руке, Кати ждала, пока все успокоится, чтобы продолжить путь к лагерю ласса Корвеля. Ей было холодно, противно и страшно, но пути назад не было. И отсутствие лаиссы Альвран не должны были обнаружить до утра. А к утру Корвель увезет ее, и отец не сможет наделать глупостей, бросившись в погоню. Это успокаивало девушку, тем более, видения молчали и разглядеть дальнейшую судьбу обитателей родного замка она не могла, как и свое будущее.
— Кто там? — грубоватый голос часового заставил девушку остановиться.
— Я иду к лассу Корвелю, — ответила Кати, пытаясь хоть немного расслабиться.
— Если ты ищешь увеселений, то ласс не принимает простых девок, — отозвался из темноты второй голос. — А мы не брезгливые.
Девушка попятилась, отчаянно ругая себя за столь неосмотрительный поступок. Нужно бы прихватить хотя бы нож, чтобы защитить себя.
— Если вы притронетесь ко мне, ваш ласс будет зол, — предупредила она, плотней кутаясь в свою накидку, все же промокшую во рву и в лазе, через который ползла Кати. — Он пришел за мной.
— Какие пошли наглые девки, — хохотнул все тот же хриплый голос.
Она услышала приближающиеся чавкающие шаги. Из темноты показалась рука в перчатке, ухватившая лаиссу за плечико. Пальцы мужчины сжались и ее дернули, впечатывая в дурно пахнущее мужское тело, покрытое кожаными доспехами с металлическими пластинами. Одна из пластин царапнула Кати по щеке. Она вскрикнула и попыталась вырваться.
— Тихо, девка, тихо, — теперь еще и несвежее дыхание окутало обоняние девушки. — Будешь умницей, получишь монетку. А теперь иди за мной.
— Хорошо, — она кивнула и снова попыталась отстраниться, — только отпусти, я сама пойду.
Воин чужого ласса крепко сжал руку Катиль и повел за собой. Она больше не вырывалась, надеясь, что сможет так подобраться ближе к Корвелю и крикнуть, чтобы привлечь его внимание. Воин оттащил ее подальше от границы лагеря, и лаисса смогла увидеть других воинов, наблюдавших за парой с нескрываемым интересом.
— Я следующий, — крикнул кто-то.
— Я за тобой, — хохотнул еще один воин.
Кто-то еще кричал, но Кати этого даже не слышала. Она начала терять связь с реальностью и спотыкнулась, почти упав. Воин обернулся, хотел было выругаться, но замер, глядя в остекленевшие глаза девушки.
— Вижу, — безжизненным голосом произнесла она. — Смерть. Гора, высокая. Дорога, вьется, как лента. Ты, — ее палец уперся в мужчину, — упадешь.
— Что? — воин склонился к девушке. — Что ты сказала?
— Ты, — она вдруг резко развернулась и посмотрела назад, где сидел другой воин, — меч, голова с плеч. Ты, — палец сместился в сторону. — Меч в грудь. Скоро. И ты, и ты…
Кто-то выругался, и воин, который вел Кати, дернул ее, вырывая из череды страшных видений.
— Ты что несешь, девка?
— Ты привел ведьму! — закричал тот, кому лаисса напророчила обезглавливание.
— Прибить ее надо, — встал воин, на которого она не успела показать.
— Мне надо к лассу, — пролепетала Катиль. — Пожалуйста!
Но ее уже схватили за шею и потащили к дереву. Один из воинов споро забирался на первый сук, делая петлю на грубой веревке. Остальные направились следом, спеша увидеть смерть ведьмы. Хоть какое-то развлечение.
— Я не ведьма! Мне надо к лассу, я нужна ему, — твердила Кати, но ее никто не слушал.
Девушку поставили на колени, приказав:
— Кайся, ведьма.
— Мне не в чем каяться, — воскликнула она. — Я говорю лишь то, что мне открывают Святые!
— Еще и Святых приплела, — от затрещины в голове девушки зазвенело.
— Да что с ней говорить, вешать надо, — один из палачей махнул рукой.
Кати поставили на ноги и накинули ей на шею петлю. И девушка закричала:
— Ласс Корвель! Ласс Корвель я Катиль…
Договорить она не успела, потому что за другой конец веревки потянули. Петля затянулась, и лаисса Альвран повисла, судорожно трепыхаясь в сжимающемся удушающем кольце.
— Кто кричал? — этот властный голос девушка уже не услышала, как не увидела, сверкнувший в свете костров меч, срезавший веревку.
— Ведьма врала, что вы тут ради нее — произнес один воин.
— Что? — ласс Корвель бросил быстрый взгляд на хрипящую девушку, и в глазах его запылала ярость.
Меч взвился вновь, и голова говорившего покатилась по траве.
— Ласс, она пророчила… — меч ворвался в грудь говорившего.
— За ведьму?! — и снова удар.
И еще один, и еще. Хриплый отступил в темноту и затаился, пока бушующий ласс не подхватил ведьму и не унес ее в свой шатер.
— Как она и сказала, — потрясенно прошептал он. — А я, значит, в пропасть упаду? Но мы в горы не идем, ошиблась, значит. — Затем посмотрел на обезглавленного товарища и передернул плечами. — Святые защитите от ведьминского сглаза. — Он достал оберег и поцеловал его.
Катиль Альвран открыла глаза, и взгляд ее остановился на мужском лице из видения. Ласс Корвель сидел рядом и разглядывал ту, что добровольно пришла к нему. И все же сомнения еще оставались.
— Имя, — коротко потребовал он.
— Катиль, — она закашлялась. Горло нещадно болело, и голос стал сиплым. — Лаисса Катиль Альвран.
— Говорят, она красива, ты замарашка, — сказал благородный ласс, разглядывая мокрые волосы и грязное лицо своей пленницы. Впрочем, грязной она была вся, и это вызывало чувство брезгливости.
Кати устало закрыла глаза, но легкая пощечина заставила ее снова посмотреть на мужчину.
— С вашей женщиной, ласс, мне не тягаться, — произнесла девушка. — Ни в уме, ни в красоте. Лаисса Рагна…
— Откуда знаешь ее имя? — ласс рывком усадил Кати.
— Я видела, — ответила она. — Она вам говорила, что вы должны заполучить меня. Мне трудно говорить.
— Пройдет, — отмахнулся мужчина. — Что еще видела?
Вместо ответа Катиль посмотрела в темные глаза мужчины, на мгновение заглядевшись на отсвет пламени свечи, но вот он моргнул, и девушка, обхватив плечи руками, заговорила:
— Я пришла сама, вам незачем нападать на замок моего отца.
Ласс насмешливо изломил бровь, глядя на трясущуюся от холода замарашку.
— Неужели? — спросил он. — Ты будешь мне указывать?
— Иначе вы не услышите от меня ни слова, и ваш поход обернется крахом, — ответила она, снова разглядывая пляшущие огоньки в глазах Корвеля.
— Хорошо, — мужчина откинулся назад в своем низком кресле, в котором его мощная фигура смотрелась смешно и нелепо. — Вот ты и назначила цену своим предсказаниям. Если хоть раз солжешь или умолчишь о чем-то, я вернусь и сравняю "вороний" замок с землей. Перебью всех, вплоть до младенцев, и принесу тебе голову твоего отца.
Девушка поджала губы, продолжая исследовать взглядом лицо того, с кем теперь ей предстояло быть рядом. Он не был красив, даже привлекательным мужчину сложно было назвать. Густые черные брови и складка, залегшая между ними, делали смуглое лицо хмурым. Колючий и холодный взгляд темных глаз равнодушно исследовал Кати, как и она его. Крупноватый нос, широкие скулы, тяжелый подбородок. Пожалуй, единственное, что в лице ласса было привлекательным — это его губы правильной формы. Но они сейчас были поджаты в тонкую линию, что придавало Корвелю еще и злой вид. У Кати мелькнуло удивление. За что его любит та красивая светловолосая женщина? Наконец, она вернулась к их разговору.
— Если вы не будете обижать меня, мне не придется вам лгать, — ответила она.
— Почему отец не отдал тебя замуж? — вместо ответа на ее слова произнес ласс. — Боится расстаться с твоим даром?
— Он опасается, что связь с мужчиной погубит дар, — немного помявшись, все-таки ответила Кати.
— Такое возможно? — приподнял брови Корвель.
Лаисса пожала плечами. Этого никто не знал. Однажды замковый священник сказал, что Святые даруют свою милость невинным, после этого ласс Альвран начал беспокоиться, что дар покинет тело его дочери вместе с чистотой. Кати, чье сердце еще никогда не билось чаще при виде мужчины, безропотно приняла решение отца. Что касалось внуков, то единственной у ласса была только дочь, но сыновей трое, потому о том, что род прервется, он не беспокоился. Матушка умерла вскоре после родов младшего сына, а больше никто не смел возражать хозяину замка. Если кто-то и жалел Катиль, ей об этом было неведомо.
— Такое возможно? — повторил вопрос Корвель.
— Я н-не зна… ю, — сквозь сильную дрожь выдавила она.
Ласс рывком поставил ее на ноги и сорвал мокрую накидку.
— З-зачем? — испуганно воскликнула Кати, отшатываясь от него.
— В дохлой тебе толку мало, — ответил ласс. — Раздевайся.
Девушка замотала головой, но дипломатия и этикет никогда не были сильной стороной ласса Корвеля. Он скривился, глядя на перепуганную девицу.
— Если у тебя четыре груди, ты еще сможешь меня удивить, — произнес он. — Больше тебе удивить меня нечем.
— Выйдите, — попросила Кати.
Корвель не вышел, и не отвернулся. Он сорвал платье с благородной лаиссы, следом затрещала ее рубашка и нижние штаны. Мужчина рвал добротную мокрую ткань так легко, словно это была бумага. И Кати даже не могла понять, что ее пугает больше: то, что мужчина смотрит на нее без одежды, или его неимоверная сила. Она закрылась мокрыми волосами и ладонями.
Ласс отошел к низкому столику, взял бутылку, в которой был хмельной напиток, щедро плеснул себе на ладонь и велел:
— Убери руки.
— Нет! — вскрикнула лаисса Альвран.
— Мне плевать на твои худосочные прелести, — холодно произнес мужчина. — Я давно не юнец, который загорается от вида женской ножки. — Быстро! — от тона, каким он это сказал, девушка вздрогнула и опустила руки.
Она зажмурилась и старалась не думать о том, что к ней прикасается мужчина. Между тем ласс Корвель растер ее спереди, после сзади и накинул свой плащ, подбитый мехом.
— Ложись, — велел он. Кати все так же испуганно смотрела на ласса. — Ты мне неинтересна. Ложись и грейся. Потом переоденешься, — он кивнул на узелок, — и мы отправимся домой.
Девушка вернулась на твердый лежак, покрытый шкурами, чей ворс уже начал вытираться. Ласс накрыл ее еще одной шкурой, хлебнул из горлышка бутылки и покинул шатер. Кати лежала, не сводя взгляда со входа, опасаясь, что он передумает и вернется. Но Корвель вернулся лишь тогда, когда она немного согрелась и успела натянуть на себя сухую одежду, до которой так и не добралась вода.
— Готова, — утвердительно произнес мужчина. — Тогда отправляемся.
Он снова накинул на Катиль плащ и вывел из шатра. Их ждали две лошади и вооруженный отряд. Остальные воины собирали шатры, запрягали повозки и готовились покинуть лагерь, разбитый под стенами "вороньева" замка.
— Ездить верхом умеешь? Или твой отец трясся над тобой? — чуть насмешливо спросил ласс.
— Вы тоже скоро начнет трястись, как и мой отец, — ответила Кати.
— Правда, что ты предсказала нескольким моим воинам смерть? — спросил Корвель, помогая девушке сесть на лошадь.
— Они уже мертвы, — ответила она и взяла поводья.
— Верно, — усмехнулся ласс, садясь в седло.
Отряд уже тронулся, когда люди услышали, что в их сторону спешит всадник. Он выскочил навстречу отряду спустя несколько минут.
— Благородный ласс, — молодой мужчина спрыгнул с лошади и замер со склоненной головой.
— Королевский посланник, — отметил Корвель. — Что угодно моему господину?
— Наш король приглашает вас на турнир, — ответил посланник. — Он состоится в день рождения Его Величества.
Ласс зло взглянул на посланника. Затем тронул поводья и посмотрел на Кати.
— Мы едем в столицу, — сказал мужчина, и хриплый воин вздрогнул. Дорога лежала через горы.

Глава 2

Отряд воинов во главе с лассом Корвелем и его спутницей-пленницей продвигался вперед медленно. Катиль попыталась заглянуть в будущее, чтобы понять, чего ожидает мужчина, перемолвившейся с ней за весь день пути всего несколькими словами, но Святые промолчали, и видение не пришло. А спрашивать девушка не стала. Ей не был приятен ее спутник, к тому же он не стремился к общению с ней, как и к завоеванию ее доброго отношения, потому лаисса предпочла все узнать в свое время. Обладая даром провидения, Катиль знала, что не обо всем стоит узнавать заранее. Незнание для некоторых являлось благом, и потому девушка не любила, когда ей задавали вопросы и ждали ответов, они нравились не всем и не всегда.
За день они сумели прилично удалиться от "Воронова крыла", сначала передвигаясь быстро, а после шли почти шагом. Кати некоторое время оглядывалась, опасаясь, что ласс Альвран поступит безрассудно и бросится в погоню, но вскоре поняла, что батюшка, если и будет искать ее, то на другой дороге, которая вела в замок ласса Корвеля. К тому же следы большей части его войска вели именно туда. О том, что Корвель направится в столицу, ласс Альвран даже не догадывался. И вряд ли он получит такое же приглашение. Либо король отправит его в виде свитка, что означало — если приглашенный не явится, Его Величество не обидится. Посланник посещал более знатных и приближенных к королю лассов, коим ласс Альвран не являлся. Впрочем, если бы Его Величество слышал о Катиль, приглашение пришло бы в замок уже давно. Но отец девушки скрывал ее дар, запрещая говорить о нем, но слухи все же просачивались, иначе, как могла лаисса Рагна узнать эту маленькую тайну семьи Альвран? И вновь Святые промолчали, не открыв эту тайну Кати.
Девушка тихо вздохнула и огляделась. Они ехали по равнине, на которой еще кое-где лежал снег. Его было совсем мало, почерневшего и жалкого. А вокруг лежала черная грязь, которая просохнет еще не скоро, и ее вид нагонял тоску. Кати подняла взгляд к серому небу, по которому сплошной пеленой плыли тучи. Накрапывал мелкий дождь, и лаисса зябко поежилась. Невольная слеза скатилась по щеке, и девушка поспешила убрать ее.
— Плакать ни к чему, — неожиданно произнес ласс Корвель, который, казалось, даже не замечал маленькой лаиссы, добровольно пришедшей к нему, чтобы спасти своих родных. — Тебя никто не обидит, ты должна об этом помнить. Если ты устала, то придется потерпеть, скоро мы начнет темнеть и мы остановимся на ночлег в одном из домов здешних фермеров.
— Вы из-за меня так медленно едите? — решилась спросить Катиль, пользуясь неожиданным вниманием ласса Корвеля.
— Нет, — безразлично ответил он.
И лаисса Альвран вдруг поняла.
— Вы ждете вашу даму, — произнесла она. — Лаисса Рагна ваша супруга? Я не слышала, чтобы вы праздновали свадьбу.
Корвель метнул в девушку насмешливый взгляд и снова отвернулся.
— Разве ты не можешь все узнать из своих видений? — спросил он.
— Святые посылают мне видения, когда считают нужным, сама я не могу увидеть, что и когда хочу, — честно ответила Кати. — С той минуты, как я увидела смерть ваших воинов, Небесные Владыки еще ни разу не одарили меня.
— И подолгу ты можешь не видеть? — Корвель опять обернулся.
— Бывало, что и целый месяц. А бывает, что не проходит и дня без моих предсказаний, — лаисса Альвран потупилась, понимая, что ее ответы разочаровывают мужчину.
Он ничего не сказал, только вновь отвернулся и некоторое время смотрел перед собой. Катиль опять поежилась. Она не привыкла к долгим переходам и прогулкам по такой погоде. Отец всегда дрожал над ней, словно дочь была фарфоровой статуэткой из далекой страны, в которой водились драконы. И хоть Катиль в это не верила, принимая рассказы, как красивые, но страшные сказки, но всегда слушала их с живым интересом. Особенно, когда эти сказки рассказывал их старый привратник, сидя в деревянном кресле перед разожженным большим камином. Чаще всего это происходило в долгие зимние вечера, когда за окнами пела песни матушка Вьюга, разрисовывая мозаичные окна своими узорами.
Зимой Катиль и вовсе почти не выходила из жарко натопленных покоев замка, лишь из окна с легкой завистью глядя, как играют братья и дети воинов и дворни. Сначала девочка даже плакала от того, что отец не выпускает ее на улицу, опасаясь, что дочь заболеет, а потом привыкла и предпочитала проводить зимние дни за чтением или рукоделием, а вечера перед камином, слушая сказки привратника. И сколько бы она не пыталась увидеть то, о чем он говорит, Святые молчали. А значит, ей, Катиль Альвран, видеть всех этих странных созданий было не зачем… или же их попросту не существовало. И девушка с каждым годом своего взросления все больше приходила именно к этому выводу.
— Она моя наложница, — неожиданно произнес ласс Корвель. — И только ее происхождение не позволяет мне жениться на этой женщине. Но ты должна знать, что я не потерплю, если ты позволишь себе отозваться о ней оскорбительно. Ты должна проявлять уважение к моей женщине.
— Вы не можете требовать меня уважать кого-то, пока я не увижу, что он заслуживает уважение, — тихо, но твердо ответила Кати. — Мне все равно, какие отношения связывают вас с этой женщиной, но унижать меня, принуждая к подчинению, я вам не позволю. Я нужна вам, ласс Корвель, вы мне нет. И если вы что-то требуете от меня, я тоже могу требовать от вас. И в первую очередь, я требую относиться ко мне с тем же уважением, которого ждете от меня в отношении вашей подруги.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • leon324 о книге: Олег Здрав - Снова дембель [СИ]
    Прочитал с интересом...своеобразия социализма в южных республиках,взрывной рост национализма...Фактически это освещение событий почти 30-летней давности с точки зрения современника.. и поиск возможностей что-то исправить...

  • Puh о книге: Джудит Макнот - Что я без тебя...
    Почитаем.

  • Vikontik об авторе Анна Баскова
    Прочитала комменты. В недоумении. Прочитала несколько страниц - телеграфный стиль. Вычеркиваем. Не мой автор.

  • Alena741 о книге: Анна Владимировна Кутузова - Там где ты [СИ]
    Супер. Читала давно, но помню до сих пор. Спасибо.

  • Knyazhe о книге: Галина Чередий - Перерождение
    Неожиданно у этого автора появились что-то интересное. Не могу сказать, что прям в восторге, нет, но удивлена, причём приятно - это да.
    ГГня в меру глупенькая, в меру сильная, но самое главное - она ЖИВАЯ! Со своими тараканами, своими поражениями и победами. Ей переживаешь, хотелось поддержать, сказать "не раскисай! Держись! Твой грузовик с сахаром уже за поворотом стоит"
    ГГерой оборотень. Думаю этим все сказано. Само собой брутальный альфа-самец, собственник и супер ё*арь тд и тп, для тех, кто не понял.
    ГлавГад неоднозначный персонаж. Однозначные психические отклонения, как говорится на лицо, но чисто по-человечески её жалко. Спойлерну ГлавГадина тут, а не ГлавГад.
    Сюжет вроде и прост да банален: после укуса ГГня стала оборотнем, лубоФФ с альфа-самцом - таких сюжетов море и ещё вагон с тележкой. Главная интрига - кто ГлавГад и нафига ей весь этот кордебалет с обращёнными.
    Не могу рекомендовать к прочтению, тк слишком много порно(хвала всем классического ЖМ без плёток и извращений), на мой взгляд, но и откровенного ФУУ нет. Предупреждение 18+ стоит, так что решать Вам.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2018г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.