Библиотека java книг - на главную
Авторов: 46456
Книг: 115240
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Его двуличная любовь» » стр. 6

    
размер шрифта:AAA

       - Сколько времени? - легко спросила, а на душе лежал камень.
       Я оглядела гостиную в поисках часов, коих отчего-то не было. Кинула взгляд на окно, пытаясь сориентироваться, как сильно я опоздала на работу. Жалюзи укрывали от проснувшегося солнца, но, кажется, у меня было ещё время успеть к началу трудового дня.
       - Полдесятого, - ровный голос Рика заставлял проснуться совесть.
       Но я затолкала её поглубже, чтобы не мешала сейчас, когда я готова уйти с гордо поднятой головой, как победитель. Я обошла Рика, поставила чашку на журнальный столик.
       - Мне нужно на работу успеть, - напомнила я брюнету и не ожидала, что он пылко ответит:
       - У тебя сегодня выходной. Я не отпущу тебя.
       Это было очень волнующе, словно меня и вправду украли. Я кинула на Рика взгляд из-за плеча. Он стоял возле дивана, сложив руки на груди, и следил за моими передвижениями. Айфон продолжал вибрировать, привлекая внимание. Я видела, что на заставке отображалось улыбчивое лицо женщины - жены Нейтмана. Что гласила надпись под её изображением, я не могла прочесть. Настойчивость женщины не давала расслабиться.
       - Рик, ты уверен, что она тебе никто? - я кивнула на айфон, надрывающийся на диване.
       - Соня, - вздохнул Рик, - для меня важна только ты. И если ты закончила с расспросами, то пойдём завтракать.
       От его предложения живот ворчливо проснулся, но я не сдавалась так легко. Мне требовалось время, чтобы решить для себя, верить Рику или нет. И почему опять между нами встал Нейтман. Плохие предчувствия не давали спокойно поверить Рику. Я приревновала его к этой женщине, которая упорно пыталась дозвониться, значит, имела на это право. Я вновь обернулась на Рика, тот медленно приближался ко мне, а я отступала к окну. Если вновь окажусь в его объятиях и почувствую вкус его губ, то мне будет глубоко наплевать на женщину и её мужа. Протянув руку, взялась за переключатель и открыла жалюзи. Яркий свет полился в гостиную, согревая своими лучами. Город был во власти Солнца. Яркие блики играли на окнах, переливались цветами радуги, даря жителям веселое настроение
       - Соня, нет! - вздрогнула от крика за спиной.
       Я резко развернулась и поражённо застыла, так как увидела, что Рик, сжав виски, тяжело дыша, сгибается от боли. Я бросилась к нему, не зная, чем помочь. Подставила плечо и помогла Рику дойти до дивана. Я пыталась дозваться до него, чтобы он сказал, чем помочь, но он лишь хрипел и бился в конвульсиях. Это было жутко страшно. Сразу вспомнилось, что такое с ним уже было в ресторане. Официантки сказали, что, возможно, это приступ эпилепсии.
       Я стала шарить по карманам брюк в поисках таблеток, но у Рика с собой не было ничего совершенно. Меня это удивило. Паника набирала обороты. Я даже взялась за айфон, желая позвонить в экстренную службу, но Мелори неожиданно затих. Он тяжело дышал, садясь прямо. Я обхватила его лицо руками, повернула к себе.
       - Рик, с тобой всё хорошо? Рик, ты слышишь меня?
       Наверное, голос мой звучал жалко, так как брюнет поморщился, а затем открыл глаза. Сперва я радостно улыбнулась, но тут же насторожилась. Взгляд, которым меня осматривал Рик, был чужой: холодный и надменный.
       - Опять Рик? - хрипло спросил Мелори.
       Я, кажется, догадалась, кто передо мной.
       - Нейтман? - осторожно спросила.
       - Да, девушка, меня зовут Нейтман Мелори. И я не Рик.
       - Понятно, - разочарованно вздохнула.
       Рик решил опять поиграть со мной? Хорошо устроился. Хотел поразвлечься - появился Рик, надоело развлекаться - я - Нейтман, я вас не знаю. Хорошо устроился, гад. Отвесила ему пощёчину. Его голова даже дёрнулась, а чёлка упала на глаза. Недовольство, сверкнувшее в них, больно резало сердце.
       - Значит так, господин Мелори. Ещё раз тебя увижу, позвоню в полицию, понял? И за похищение, и за изнасилование. И тебе твои денежки не помогут избежать наказания, и я даже добьюсь тюремного заключения. Запомни, захочешь ещё раз поразвлечься, для этого есть проститутки, и прими уже вызов от жены, Нейтман.
       Вторая пощёчина была такой же сильной. Рик-Нейтман не успел среагировать и теперь у него обе щеки горели от моих ударов.
       - Ненавижу тебя, Рик! - выкрикнула в сердцах и, вскочив с дивана, бросилась к выходу.
       - Эй, вы, как вас там! - возмущённо крикнул вдогонку Рик.
       Я развернулась и прокричала:
       - Это ты как-то там! Я меня зовут София Михайловна Лютова! И я тебя ненавижу!
       Приложила руку к индикатору, дверь плавно отошла в сторону, а за ней оказались прихвостни Рика. Они обеспокоенно оглядели меня, а затем того, кто стоял в гостиной. Я протолкнулась между мужчин и устремилась к выходу. И только на улице заметила, что меня сопровождает один из брюнетов, тот, что показывал мне знаки в ресторане. В этот раз он был так же молчалив, подхватил меня под локоть и провёл к машине, на которой вчера мы приехали в гостиницу. Она была припаркована недалеко у тротуара. Я стала вырываться, устав от такого бесцеремонного отношения к себе.
       - Отпустите меня немедленно или я позову полицию! Вас арестуют!
       - Дом, - коротко ответил мужчина, показывая знаками на себя, затем на меня и в сторону, при этом повторил "Дом".
       Я успокоилась, провела рукой по волосам, пытаясь оглядеться. В принципе не было смысла отказываться. Так как с собой у меня не было сумочки, Рик сказал, что она будет мешать. Так что наличных у меня с собой не было, только айфон в переднем кармане брюк.
       - Хорошо, - кивнула. - Только передайте Рику, чтобы близко ко мне не приближался.
       - Не Рик - Нейтман, - ответил мне мужчина, открывая передо мной дверцу автомобиля.
       - Да мне плевать кто он - Нейтман или Рик! Чтобы близко не подходил! - рявкнула и гордо села.
       Дверца закрылась, и мужчина занял сиденье водителя. Вот и закончилась очередной раз моя сказка. Но хоть сердцу не так больно, так как злость подпитывала, не давая скатиться в истерику. Я, наверное, была готова к этому. Да и Рик сам мне говорил или просто предупреждал. Мужчина вёл машину аккуратно, в городе начались пробки, но я даже не заметила их, он умело объезжал их через дворы, при этом навигатор молчал.
       Поэтому через пятнадцать минут я была уже доставлена до дома. Поблагодарила, хотя должна была громко хлопнуть дверцей, чтобы она отвалилась, и вошла в подъезд. Мысли в моей голове прокручивали тот момент, когда Рику стало плохо. Он крикнул мне, пытаясь остановить? Что я сделала такого, от чего пытался он меня отговорить? Я же в тот момент смотрела на город. Непонятности какие-то. Почему я пытаюсь оправдать Рика? Почему? Ведь понятно, что мужчина заигрался. Он просто развёл меня, как несмышлёную девчонку.
       В квартиру я практически ввалилась, ничего не видя от слёз. Злость во мне клокотала. Первое что сделала - это приняла душ, смывая с себя все воспоминания о Рике. Я дала себе слово больше не думать о нём, просто забыть. Не было ничего. Просто приснился страшный сон, кошмар. Руки нещадно дрожали, когда я пыталась вытереться полотенцем, фен больно дёргал волосы, точнее, это я дёргалась, а он не успевал за мной. Но это всё было к лучшему, я отвлеклась и смогла подготовиться к работе. Решила надеть светлое платье, так как лето было за окном, хоть и в душе была тоскливая осень. Мягкая, приятная к телу, ткань струилась до колен. Короткие рукава-фонарики, высокая талия, тонкий поясок, неглубокое декольте.
       Минимум косметики, только чтобы скрыть следы слёз. Но, скривившись, поняла, что макияж тут не поможет, поэтому взяла с собой солнцезащитные очки. Взяв айфон в руки, поздравила себя с тем, что когда со мной что-то по-настоящему произошло, никто обо мне не вспомнил. Не было ни одного пропущенного звонка, ни одного сообщения.
       - Смирись, Лютова, ты нужна только себе, - пробормотала я своему отражению, зло кидая айфон в сумочку, туда же полетел кошелёк. Взяв ключи, стала обуваться в туфли на высоком каблуке. Оглядев прихожую взглядом, всё ли я взяла, смело открыла дверь. Я была спокойна и уверенна. Твердой походкой шла, надев на глаза очки. Я привыкла, что мир отворачивается от меня, но не собиралась сдаваться.

Глава 5



       Раскаяние и стыд поглотили Нейтмана. Он не находил себе места, мерял шагами гостиную, поглядывая на жену, которая тихо всхлипывала на экране.
       - Так и сказал - возлюбленная? - тихо переспросил он у Ясины.
       Свидетелями разговора супругов были начальник охраны, секретарь и ещё двое телохранителей. Они кивали в ответ, но Нейтману был нужен ответ жены.
       - Да, - её слабый голос, наконец, раздался из динамиков. - Так и сказал - возлюбленная. Что нам делать, любимый?
       - Не знаю, - расстроенно прошептал Нейтман. - Это впервые. Нужно проконсультироваться с врачом.
       - Я прислала тебе документы, ты только подпиши, и тебя положат в больницу. Пройдёшь обследование. Нейтман, это обострение, - жалобно шептала она. Мужчины видели, как больно госпоже Мелори. - Он стал всё чаше появляться.
       - Да, дорогая, да. Я виноват перед тобой, - приблизившись к экрану, покаянно ответил ей муж. - Слишком нервничаю в последнее время.
       - Всё хорошо, Нейтман. Я понимаю, - улыбнулась ему Ясина. - Я просто боюсь. Он угрожал, что убьёт тебя и меня, если мы постараемся избавиться от него.
       Нейтман прикрыл глаза, противный холодок пробежался вдоль позвоночника.
       - Любимый, прошу, поторопись. Съезди прямо сейчас в клинику.
       - Конечно, Ясина. Я обязательно это сделаю, - заверил её муж.
       Он глядел на лицо жены, и раскаяние больно кололо сердце, отравляя.
       - Как дети? - тихо уточнил.
       Ясина уже веселее улыбнулась:
       - С ними всё хорошо. Пока в школе. Мы скучаем по тебе. Возвращайся скорее.
       - Люблю вас, - шепнул Нейтман, вспоминая своих сыновей. Старший - Марк, восьми лет, младший - Антонио, семи. Погодки родились в отца, и это не могло не тревожить его.
       Когда экран погас, Нейтман вернулся к дивану и сел, обращая внимание на секретаря.
       - Рассказывай, Марселло, - устало приказал он.
       - Он сделал запись для вас.
       - Потом, сначала расскажи, что было, пока я спал.
       - Рик решил вопрос с коллекторами, они вас больше не побеспокоят.
       - Уверен? - сомневался Нейтман.
       Секретарь кивнул, и слово взял начальник охраны.
       - Да, подали заявление в полицию, обвинили их в вымогательстве, но перед этим разыскали их контору и вы немного размялись.
       - Я?! - взвился Нейтман. - Я размялся?
       - Рик размялся, - мягко поправил начальника охраны секретарь. - Он на кулаках объяснил, что семью Мелори так просто не запугать. Также мы заключили контракт на постоянные поставки руды с марсианской колонией, они обещали предоставить свои грузовозы. Вчера мы прилетели сюда и урегулировали вопрос с клиентом. Курочкин клятвенно заверил, что скидки ему будет достаточно, чтобы забыть о неприятном инциденте с поставкой. На сегодня у вас была назначена встреча с Курочкиным в ресторане "Цезарь" в девятнадцать часов, мы должны подписать дополнительное соглашение о снижении цен.
       - Хорошо, - кивнул Нейтман, раздражаясь тому, что Рик снова решил все проблемы за какие-то два дня.
       - Не хорошо, - безмятежно ответил секретарь. - Как только мы покинули офис господина Курочкина, Рик потребовал составить документ о расторжении контракта, который он планировал заставить подписать Курочкина.
       Повисла гробовая тишина. Нейтман потрясённо глядел на Марселло.
       - Заставить?
       Тот кивнул и, улыбаясь, повторил:
       - Именно так, заставить.
       Мелори устало потёр виски.
       - Хорошо, разберёмся. А что насчёт этой дамы, которая была здесь?
       Мужчины переглянулись, стушевались. И только Марселло Конти свободно и легко общался на любую тему.
       - Госпожа Лютова, возлюбленная Рика. Он очень бережно к ней относится. Даже приобрел для неё лёгкий байк, который сегодня доставят госпоже домой. Мы уговаривали его это не делать, но наших доводов он не слушал.
       В голове у Мелори билось одно только слово - "возлюбленная". Рик никогда и ни в кого не влюблялся. Он вообще никого не любил. Никто и подумать не мог, что он способен на это чувство. Любовь! Нейтман готов был взвыть. Нельзя было допускать этого. Рик слишком неуравновешен и злобен. И если уже угрожал Ясине, значит, мог причинить ей вред. Нужно было оградить жену от Рика, причём срочно. Его взгляд вернулся к пакету, присланному женой. Адрес доктора четко был прописан рукой Ясины.
       - Кто она, вообще, такая? - уточнил Нейтман.
       - Начальник отдела маркетинга в крупной фирме "Кузьминторг", - продолжил читать досье на возлюбленную Рика секретарь. - Из положительной обеспеченной семьи. Разведена, детей нет.
       - Не пойму, как он её подцепил, если не снял за деньги? Или она с любым спит? - рассеянно прошептал Нейтман, рассматривая протянутый снимок госпожи Лютовой.
       - Я не стал бы выражаться в адрес этой девушки и вам следует посмотреть запись.
       Нейтман недовольно взглянул на Марселло - проверенный работник, он верой и правдой служил семье Мелори, но в последнее время всё чаще диктовал условия Нейтману, вставая на защиту Рика. Это ужасно злило.
       Марселло, не дождавшись ответа, включил упомянутую запись и вывел на большой экран. Все мужчины внимательно устремили свои взоры на него. Нейтман увидел сам себя и подобрался. Тяжёлый взгляд Рика, наполненный ненавистью и злобой, прожигал его, пришпиливая к дивану. Сколько таких обращений оставила ему вторая личность, было не счесть, но каждое содержало предупреждение. Предупреждение от самого неуловимого врага.
       - Нейтман, - обратился к нему Рик, - я тобой недоволен. Где свои манеры растерял? Где твоё хвалёное воспитание? Ты посмел оскорбить мою женщину. Раз так, то я позволю себе это сделать с твоей. Запомнил? Каждую слезинку, пролитую Соней, ты увидишь в глазах Ясины. И не смей называть её продажной девкой, иначе в следующий раз найдёшь свою жену в борделе и узнаешь, кто это такая. Я предупредил, с её головы не должен волос упасть. Я даже готов заключить с тобой договор. Пока меня нет, ты заботишься о моей женщине, а я о твоей, как делал все эти годы. Но не смей и близко приближаться к Соне - она моя!
       Нейтман усмехнулся, отворачиваясь от экрана.
       - Ты меня знаешь, я слово своё держу и всё вижу. В отличие от тебя я не сплю.
       - Срочно поехали к врачу, - бросил Нейтман своим подчинённым. Он пытался контролировать свой страх, но не мог.
       - Вам стоит переодеться, - невозмутимо дал совет секретарь,- а ещё лучше принять душ и успокоиться. Рик не причинит вреда вашей жене. Он просто пугает.
       Нейтман обернулся к Марселло и надменно бросил ему:
       - Хотел бы я посмотреть на тебя, когда бы этот монстр угрожал твоей Элизабет!
       - Господин, придите в себя. Рик не поднимет руку на женщину, - встал на защиту Марселло. - Он не сделает это никогда. Ведь он - это вы!
       Нейтман застыл, презрительно скривился.
       - Я - не он. Я не такой, как он! И если позволишь себе ещё раз такое упомянуть...
       - Я понял вас, господин, - учтиво поклонившись, ответил секретарь. - Я узнал часы приема доктора Ануфриева. Мы как раз успеем долететь до Москвы к обеду. Я запишусь на шестнадцать часов, а встречу с Курочкиным отложим на завтра.
       Нейтман кивнул, считая, что так будет лучше. Хотя лучше было бы вообще не прилетать сюда.
    ***
       Как бы я ни хотела забыться работой, но мне это не удалось, вернее всего от того, что её практически не было. Уже ближе к обеду я позвонила Ларисе, и мы долго болтали ни о чём. Мне нужно было просто поговорить. Подруга рассказывала про своего мужа, тихо посмеивалась. Беременность пошла на пользу их паре. Они стали чаще проводить время. Я была рада за них. Ведь после всех неурядиц и глупостей они нашли в себе силы идти по жизни вместе.
       Татьяна отрапортовала ближе к концу рабочего дня, что командировка затягивается. По-быстрому потребовала от меня отчёта о проведённом дне и отключилась, так и не дослушав. Связь оборвалась, так как подруга оказалась вне зоны покрытия. Куда уж она вошла, я не поняла. Кажется, в подземный гараж.
       Вздохнув, я подошла к окну, разглядывая город. Я любила его, наш небольшой провинциальный городок, промышленный центр нашей области. Торгово-деловая часть была застроена современными небоскрёбами, через неё проходили четыре главные улицы. Но старый город оставался нетронутым памятником архитектуры. Он ютился вдоль реки и занимал небольшую территорию. Широкая река Двина делила город на два берега, украшенных зелёными парками и красивой ухоженной набережной. Но зелени было много и в самом городе. В каждом дворе практически был разбит сад или цветочная клумба. По улицам города было всегда приятно бродить, задумавшись о вечном. Люди приветливые, улыбались прохожим. Многие подруги мечтали уехать в столицу, считая, что Кузьминск - это болото, в котором тухнет их жизнь. Но так никто и не покинул пределы этого болота. Наверное, каждый провинциал думает, что в столице лучше. А я считала, что хорошо там, где нас нет.
       Я задумчиво рассматривала прекрасные виды города, когда неожиданно поймала солнечный зайчик. Он ослепил меня, отражаясь от открывшегося окна соседней высотки. Совсем как утром в номере гостиницы. Я тогда тоже поймала солнечного зайчика, когда открыла жалюзи.
       - София Михайловна, к вам посетители, - раздался голос секретаря.
       Я развернулась от окна, недовольно взглянув на часы. Вот всегда так. Как конец рабочего дня, так сразу работа появляется. Я направилась к двери, желая её открыть, но она сама распахнулась и ко мне в кабинет вошли трое мужчин. Я нахмурилась, почувствовав тревогу, от мужчин веяло опасностью, наглостью и вседозволенностью. Надменные ухмылки, колючие глумливые взгляды. Хоть они и вырядились в деловые костюмы, но только один из них умел его носить. С виду местные, но я не понимала, что они забыли в кабинете начальника маркетингового отдела. Мы даже не рекламная фирма. Занимаемся продвижением исключительно своих товаров. Я настороженно наблюдала, как они расходились по кабинету, рассматривая грамоты и награды, развешанные на стенах. Мужчины словно заполнили собой всё пространство, и я впервые почувствовала себя в своём собственном кабинете неуютно. Посетители мне определённо не нравились, но я профессионал, поэтому вежливо улыбнулась.
       - Здравствуйте, по какому вопросу вы пришли?
       Мужчины, переглядываясь, усмехнулись и только один из них, который стоял первым, жёстко ответил:
       - По важному.
    ***
       Тишина и покой царили в кабинете доктора Ануфриева. Это именно то, в чём нуждался Нейтман. Московские пробки выжали из него все соки. Он со своими людьми долетел до столицы на чартерном рейсе за полтора часа и затем еще три добирался до района, где располагался медицинский психиатрический центр. Всё это время он общался с господином Курочкиным и договаривался перенести встречу. Тот сильно ругался, а Нейтману было глубоко плевать на его чувства. Он мысленно подгонял водителя, мечтая поскорее разделаться с Риком.
       Доктор Борис Александрович Ануфриев оказался достаточно молодым тридцатисемилетним врачом. Русые волосы, открытое лицо славянского типа, невысокий, с небольшим животом. Встретишь на улице и не подумаешь, что у этого человека много наград и званий. Он был признан лучшим специалистом в области медицинской психологии.
       Нейтман лежал на удобном диванчике и рассматривал потолок, так как книжные стеллажи и стены в рамках с наградами и дипломами он уже осмотрел. История получилась долгой и тяжелой. Нейтману пришлось снова рассказать, открывая душу, про детство. Именно тогда появился Рик. Маленький напуганный ребёнок в тёмном подвале долго звал отца. Его били, практически не кормили. Вонь и духота душили маленького мальчика, а страх заставлял замирать сердце. Мальчик ждал, до последнего верил, что отец его спасёт, даже когда похитители стали говорить ему об обратном. Они таскали его за волосы, требуя, чтобы он поговорил с отцом, и Нейтман звал его, умоляя спасти.
       - Что послужило толчком к появлению второй личности? - мягким голосом спросил доктор Ануфриев.
       Нейтман задумался, вспоминая, как однажды, когда угасла надежда, открылась дверь, и яркий свет резанул по глазам. Что произошло после, он не помнил, но очнулся уже дома. Он спал в своей кровати, а рядом, положив голову на его подушку, спала мать.
       - Из истории болезни я понял, что именно вы убили похитителей, - продолжал задавать вопросы Борис Александрович, внося свои записи по мере исповеди Нейтмана.
       - Не я! - выкрикнул Мелори, поднявшись на локтях. - Это был не я, а Рик.
       Ануфриев улыбнулся, покивал головой, успокаивая пациента.
       - Ваша вторая личность, - поправился он, делая ударение на первом слове.
       Нейтман выдохнул и снова лёг на диване. Он как сейчас помнил испуганные взгляды, которые кидали на него домочадцы, и только несколько позже отец ему рассказал, как нашёл сына возле убитых похитителей. Орудиями убийства были ножи, которые мальчик нашел на кухне, когда сбежал из подвала. Мальчик не плакал, а просто сидел и ждал. Полиция, прибывшая на место, долго искала убийцу. Но следствие доказало, что убил похитителей именно Мелори-младший. Отцу пришлось через многое пройти, таская ребенка на обследование. Мать проливала слёзы, боясь за сына. С тех пор к Нейтману все относились с опаской. Он не понимал почему. Ведь он не делал ничего ужасного, но, просыпаясь, каждый раз проверял дату. Так как провалы во времени стали для Нейтмана фобией. Их он боялся больше всего.
       - Но чем старше становился, тем ужаснее становились пробуждения. Один раз открыл глаза и еле успел увернуться от ножа. В тот период Рик путался с бандой, где взял кличку Паук. Его все боялись и не раз пытались убить.
       - Как интересно. Вы, наверное, будете удивлены, но о Рике многие отзываются, как о хорошем человеке, удачливом бизнесмене. Что по этому поводу скажете вы?
       Нейтман усмехнулся, недовольно сложив руки на груди.
       - Удачливый, - едко повторил он за доктором, - вот именно - удачливый. Я проучился шесть лет в Оксфорде. А он в это время гулял по барам. Я один раз на экзамен не попал, так как сидел в участке. Поэтому да, он просто чертовски удачлив и не больше. Я всю душу вкладываю в дело отца, а что он делает? Чем он лучше меня?!
       Ануфриев улыбнулся, вновь делая записи и перечисляя личные качества Рика:
       - Целеустремленный, бесстрашный, дерзкий, умный, отзывчивый.
       - Он убийца, а вы его так восхваляете, - недовольно ворчал Нейтман, чувствуя себя неудачником.
       - Он - ваша вторая личность. Это ваши качества, которые вы отринули.
       Нейтман промолчал. Он привык, что все говорили ему о Рике , как о нём самом. Но сам Нейтман был с этим не согласен. Он не понимал, как люди не видят, что он не способен кого-то убить. И страшно было ему, что однажды он просто не проснется и Рик завладеет его телом навсегда. Свои сомнения он озвучил врачу, на что тот категорично ответил, что появление Рика - это кратковременное явление, связанное с волнениями, когда сам Нейтман пасует перед неприятностями, боится трудностей и сомневается в своих силах.
       - Чем меньше вы будете сомневаться в себе, тем меньше будет появляться Рик. Он - ваша защитная реакция. Вы должны это принять.
       - Доктор, помогите мне от него избавиться, - очередной раз взмолился Нейтман, уставший слушать одно и то же. Никто не предлагал действенный способ. Никто!
       - Для начала введите привычку медитировать, это поможет вам справляться с чувством тревожности. Займитесь йогой. Таблетки я вам выпишу, но предлагаю вам самому попробовать договориться с Риком.
       - Я не хочу. С ним не договориться. Он слишком своевольный.
       - Не спешите отмахиваться от моих слов. На самом деле такие случаи крайне редки и не изучены до конца.
       - То есть вы не знаете, как меня лечить? - надменно переспросил Нейтман, начиная заводиться. Он прилетел сюда, проделал такой путь, и всё оказалось впустую.
       - На моей практике вы первый случай диссоциативного расстройства идентичности. Но тем мне приятнее, что вы выбрали меня. Поэтому я приложу все свои знания, чтобы помочь вам. И для начала я на вашем месте был бы более сговорчив со второй половиной, так как зафиксированные случаи заканчивались суицидом. Пациент не выдерживал такой жизни, или его половинка считала, что, умерев, освободит себя от проклятия. Поэтому будьте более благосклонны к Рику, терпимее.
       - Он не захочет умирать. Он слишком любит жизнь, - не согласился с врачом Нейтман. Сколько раз он читал отчёты о том, что творила его вторая личность, и каждый раз казалось, что тот ходит по краю. Правда, это только казалось, Рику просто нравилась такая жизнь на грани смерти. Он испытывал свою удачу, и каждый раз она была на его стороне. Он добился уважения и успеха тем, что не оглядывался назад, а глядел только вперёд. В нём не было страха, но он любил жизнь.
       - Правильно, Рик - нет, а вы?
       Нейтман сначала не понял, о чём спросил его доктор, затем медленно обернулся к нему лицом.
       - Вы считаете, - тихо уточнил он, надеясь, что ослышался, - что я способен наложить на себя руки?
       Ануфриев кивнул, не желая пугать пациента. Мелори притих, начиная вспоминать всю свою жизнь.
       - Я всегда хотел избавиться от него, но я никогда...
       - Вы и он - одно целое, - нравоучительно начал доктор, перебивая Нейтмана, - мечтая избавиться от него, вы думаете о себе. Начинайте думать в этом русле. Начинайте примиряться с собой. Таблетки будут подавлять, но не спасут.
       - Как долго они могут подавлять его?
       Нейтман требовательно глядел на доктора, а тот понимал, что пациент глух к его словам.
       - Вы не понимаете, что они будут влиять и на вас. Вы - сильный человек и на вас лежит большая ответственность. Вы должны быть адекватным и объективным, поэтому я бы не советовал вам налегать на таблетки. Попробуйте быть главным.
       - Я и так главный! Это моё тело! - взорвался Нейтман, вставая с дивана. Он стал нервно ходить перед столом доктора, зарываясь пятернёй в волосы. - Выписывайте рецепт! - приказал он Борису Александровичу. - Я вижу, мы ходим по кругу.
       - Как часто вы выходите из себя? - неожиданно задал вопрос Ануфриев.
       - Вы о чём? - растерялся Нейтман. - Я очень спокойный на самом деле.
       - То есть такие вспышки, как сейчас, вам несвойственны?
       Мелори глядел в глаза Борису Александровичу и чувствовал страх.
       - Вы хотите сказать, что он прямо сейчас захватывает...
       - Нет. Это были вы, а не Рик, - спокойно ответил доктор. - Вы злитесь, нервничаете, ваш контроль падает. Вы должны быть сильнее и уравновешеннее. Вы должны быть в мире с собой.
       Нейтман опустил голову, стыдясь своей несдержанности. Ануфриев был прав, он нервничал и боялся. Но сама мысль, что он просто растает и его место займёт Рик, тяготила душу.
       Напряженное молчание прервал оживший айфон Нейтмана в кармане брюк. Мужчина достал его, нахмурился, глядя на незнакомый номер, но выработанная с годами привычка отвечать на любой звонок, так как это может быть по работе, заставила принять и этот. Неизвестный, глядя с экрана айфона, поздоровался.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • len.glu о книге: Ива Лебедева - Сбежать от стального короля
    Знаете, есть в живописи такое понятие — лубок, примитив. Лубок писали простодушные крестьяне — для "сделать ставни покрасивше" или для "рассказать о своём мире". Вторые сейчас считаются отдельным видом в искусстве, первые — в пролёте. Так вот, попаданство — это изначально лубок, "литература на грани вещевого рынка и волшебного платяного шкафа — портала в Нарнию", когда сбываются мечты, когда "новый мир" — это шанс для личности, для "сбычи мечт". И вот тут мы имеем по-прежнему два варианта: покрасивше заявить о себе как о "директоре пляжа", "начальнике катка" или найти своё место в новом мире, не насилуя себя и близлежащих персонажей. Сначала всё было благостно и склонялось ко второму, но потом Гг-ня загремела роялями, из-под кустов вылез характер менеджера по продажам, гг-й превратился в тряпку... Тадамм-с! Да здравствует супер-пупер хитромудрая дженчина-директор и сбыча мечт убогонькой офисной крыски — она теперь уххх-х!

  • Lenulya-zanuda о книге: Анна Сергеевна Гаврилова - Преступные намерения. Ошейник для воина [СИ]
    Читала давно,но книга запомнилась.Местами бред бредовый,особенно поведение ГГ,но читать весело.Легкое чтиво.Спасибо автору за неунывающих героинь.

  • Gaidelia о книге: Селена Кард - Днк-код Любви
    не аннотация, а непонятный набор слов(

  • Rimini о книге: Тиджан - Между ним и тобой [любительский перевод]
    Что-то в этом есть,в принципе понравилось. Хотелось бы больше раскрытия!

  • Zvolya о книге: Виктория Щабельник - Дурная кровь
    Динамично и без розовой ванили. Понравилось.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.