Библиотека java книг - на главную
Авторов: 44291
Книг: 110160
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «В объятиях волка»

    
размер шрифта:AAA

Лора Ли
В объятиях волка
Серия: Породы - 13

Предисловие

Они не были рождены, их создали.
Их тренировали, а не воспитывали.
Их научили убивать и теперь они используют это, чтобы обеспечить себе свободу.
Они – Породы. Генетически измененные с помощью ДНК хищников планеты. Волк, лев, пума, бенгальский тигр – убийцы этого мира. Им суждено было стать оружием в фанатичном обществе, намеревавшемся создать личную армию. Пока мир не узнал об их существовании. После этого совет потерял контроль над своими творениями, которые начали менять мир.
Теперь они свободны. Объединяясь, создают свое общество, собственный социум и собственную безопасность, чтобы бороться и сохранить тайну, которая может уничтожить их.
Секрет о спаривании во время горячки – химической, биологической, эмоциональной реакции Породы и мужчины или женщины – теми, кому суждено быть навсегда со своей парой. Реакция, которая связывает физически. Реакция, которая изменяет больше, чем просто физический отклик на обостряющуюся чувственность. Природа сделала спаривание во время горячки ахиллесовой пятой Пород. Это их сила, но также их слабость. И мать-природа еще не закончила играть. Человек попытался смешать ее творения. Теперь она собирается показать человеку, как она может усовершенствовать их.
Убийцы станут любовниками, юристами, политиками и героями. И после этого каждый из них добьется одной пары, одного сердца и создаст династию.

Я мечтала о мужчине, потерянном, сломанном и одиноком.
Я мечтал о женщине, разочарованной, плачущей и вынужденной скитаться.
Я мечтала о ребенке, холодном, голодном и бездомном.
Волк завыл.
Лев зарычал.
И одинокий орел кричал на ветер, когда взлетал.
И из мечты родилась история.
Спасибо Богу за мечты.

Глава 1

Нью-Йорк.
Люкс отеля «Дюббри».
2023

Два убийства за один месяц и каждое связано с известными или предполагаемыми членами Совета Генетики. Это был кошмар для общественных отношений Пород кошачьей разновидности. Первый - генерал Сайрус Таллэнт. Конечно, его убийство было одним из основных среди верхушки участников Совета Генетики. Но оно не должно быть единственным. В конце концов, доктор Бенедикт Адольф Альбрехт находился под таким же, если не большим, подозрением в равном теневом управлении с двенадцатью участниками Совета. Матиас Слотер знал, что Альбрехт был больше, чем просто равным участником. Альбрехт был фактическим членом управления Совета. Он был также директором по обучению. Он, его отец и его дед были причастны к адскому существованию Пород в лабораториях. Представителям Пород не посчастливилось родиться. Нет, природа не шутила со всем ее пониманием и милосердием, бросив генетическую петлю в формирование обычного человека. Совсем наоборот. В одном из ее редких припадков юмора она решила вместо этого работать с тем, что создал человек. Что создали монстры, такие как Альбрехт. С их гениальностью в генной инженерии и прошлых злодеяниях их предков, Совету удалось соединить человека и разновидность животного, которых они представляли, как свою личную армию. Армию, которая была бы силой в их стремлении к власти.
Как природа, должно быть, смеялась тогда.
Матиас на протяжении многих лет представлял себе, что, тоже, пару раз, слышал ее смех. Физически, умственно и генетически Породы были всем, на что Совет надеялся, за что заплатил и за что убил бы. В психологическом отношении они обманули их ожидания. Как и их природные кузены — хищники планеты — Породы поклонялись свободе и собственной чести. Многие умирали, оставшись верными своему внутреннему кодексу, идеалам, а не ряду правил. Их дикие кузены знали инстинктивный голод и стремление к свободе.
Они были животными в мужских телах. Примитивные, дикие, хищные. И интеллектуальные. Этот интеллект был крушением планов Совета. И нашел его здесь и сейчас, спустя более века после того, как первый из Пород сделал свой первый вздох.
Колдовство с техникой одного из Пород гарантировало, что камеры видеонаблюдения не заснимут вход и выход. Это гарантирует, что сам Совет будет обвинен в этой смерти, также, как и ранее генералы.
«Совет должен навести порядок в доме».
Матиас усмехнулся, представив себе заголовки газет. Усмешка быстро исчезла, когда он услышал звук открываемых дверей, который с нетерпением ждал.
Он не был напряжен. Не так уж сильно, поскольку глубоко вдохнул, чтобы дыхание не нарушало воздух. Альбрехт, как было известно, путешествовал с несколькими телохранителями, хотя сегодня вечером, как и каждую ночь во время этого недолгого пребывания в Нью-Йорке, было слышно, как телохранители Альбрехта вошли в их отдельную комнату дальше по коридору.
Превосходно. Альбрехт, как было известно, зависел от службы безопасности отеля «Дюббри». Высокомерный ублюдок. Он думает, что его положение защитит его. Что его гениальность в генетике и состояние от фармацевтических препаратов смогли оградить его от возмездия. Но он всегда пренебрегал безопасностью. Черт возьми. В конце концов, кто посмел бы попытаться навредить ему?
— Кретины, — тяжелый немецкий акцент слетел с губ Матиаса, демонстрируя опасные клыки по бокам его рта.
Бенедикт Адольф Альбрехт не был известен уважением к своим телохранителям. У входа в люкс зажегся свет, двери закрылись, Матиас ждал. Его добыча была существом с организованными привычками. Альбрехт полагал, что организованный ум - стабильный ум. Это объясняло регулярные обвинения, которые Матиас получал в отношении собственного здравомыслия. Или отсутствия его.
Он терпеливо ждал в затемненной гостиной. Бар был напротив него. Альбрехт сначала пойдет туда.
И как по часам, напольные лампы зажглись, все, кроме двух, которые были около Матиаса и Альбрехта, медленно подходящего к бару.
Альбрехт был похож на мертвеца. Высокий, тощий, с тонкими седыми волосами, прилизанными к его голове и бледной, почти бесцветной плоти. Он прошел к бару, когда Матиас поднял свое оружие с колен. Лед зазвенел в стакане, как только ликер налился в него. Матиас нацелился, нажал на курок и наблюдал, как голова Альбрехта откинулась от пули. Секунду спустя, член Совета упал на барную стойку. Хрустальные графины покатились и разбились, раскинув везде стекло и аромат ликера. Но даже это не смогло заглушить звук ужаса от входных дверей в люкс.
Потрясенное удушье женщины, аромат страха и понимания. Впервые за его тридцать лет жизни Матиас почувствовал сожаление и оттенок печали. Потому что он знал, что его собственная судьба была решена. Матиас повернулся в сторону, с путаницей на лице и рычанием в голосе.
— Черт возьми, Грейс.
Статичный треск появился в линии связи в ухе Матиаса.
— Убери ее оттуда, Матиас. Я смогу управлять мониторами безопасности только в течении пяти минут. Воспользуйся лестницей и продолжи двигаться к первому этажу. Лоу будет ждать в фургоне возле выхода.
Матиас начал двигаться как раз тогда, когда Джонас начал выкрикивать приказы в наушник в его ухе. Он прошел через комнату прежде, чем стройная, подобная лани фигура помощника управляющего Дюббри, Грейс Андерсон, смогла убежать. Ее губы открылись, заполняя легкие. Прежде чем крик смог оставить ее горло, его рука была на ее губах и носу, а другая рука держала ее прижатой к его груди, сжимая ее легкие и вызывая мгновенный обморок.
Он перебросил ее через плечо и быстро зашагал из номера люкс, приостановившись на драгоценную секунду, чтобы удостовериться, что ее отпечатков нет на дверях, и закрывая замки прежде, чем выйти в холл.
Он услышал телохранителей в соседней комнате, кто-то смотрел телевизор, кто-то принимал душ. Он открыл дверь, вышел на лестничную клетку и начал быстро спускаться.
Вес Грейс был небольшим, ее аромат витал вокруг него в виде шелковистого сожаления. Она не должна была быть здесь. Он видел, как она села в свой автомобиль и направилась в переполненное движение Манхэттена. Она, как предполагалось, уже должна была быть на выезде из города, в отпуске, оставляя город ради успокаивающего действия гор.
Ее не должно было быть здесь. И она, как предполагалось, не должна была быть поблизости с Альбрехтом. Помощник управляющего исключительного отеля заработала для себя заслуженный отдых за городом. Она подшучивала с ним над этим и пригласила присоединиться к ней, когда его дела в городе будут окончены. Солнце и веселье, ясные лучи и много деревьев — так она дразнила его. И он обещал ей, что первым делом с утра присоединится к ней.
Черт возьми, почему она вернулась?
— Лоу на месте, у тебя три минуты, — сказал Джонас ему в ухо. — Ты должен очистить выход и быть в фургоне прежде, чем камеры начнут нормальное функционирование снова.
Планирование модернизации системы безопасности было совершенно секретным, даже персонал службы безопасности понятия не имел, когда это должно произойти. Джонасу-чудотворцу, которым он и был, удалось узнать не только, когда это произойдет, но и гарантировать сколько времени это займет.
— У меня в запасе останется еще десять секунд, — пробормотал он, мчась вниз по лестнице, его шаги были тихими, несмотря на груз. — Оставь дверь открытой.
— Открыта и готова, — сообщил Лоу. — Поторопись, большой парень, это место не остается безопасным полный рабочий день.
— Поторопись, — проворчал Матиас про себя. Как будто он не шел и так достаточно быстро.
— Сломай чертову шею девушке и брось ее, — еще один голос ворвался в линию связи. — Она помеха. — Рычание вырвалось из горла Матиаса, но его темп не изменился.
— Заткнись, Саймон, — приказал Джонас. — Две минуты, Матиас. — Он сделает это быстрее, если спящая красавица не решит проснуться и не начнёт дергаться. И это получилось бы у нее хорошо. Он встретил ее во время разбойного грабежа, который организовал Джонас для Матиаса, чтобы он спас ее. Если бы он не появился вовремя, Саймон, возможно, взимал бы с Пород дополнительную плату за опасные условия труда. К счастью, сейчас она оставалась тихой. Он выбежал за дверь, наклонился и исчез в салоне фургона с двумя секундами в запасе. Дверь захлопнулась, едва ли не задев голову Грейс. Спустя секунду, фургон отъехал подальше от выхода.
— Система безопасности активна. Все мониторы показывают нормальный эксплуатационный статус. Королевский номер люкс заперт и защищен. Отличная работа, Матиас, — поздравил его Джонас.
Матиас просунул руку Грейс под голову, подстраховывая, когда снял ее с плеча и положил на покрытый непромокаемым брезентом пол фургона. Саймон наблюдал за ним, ухмыляясь. Блондинистый наемник с гладким, южным, протяжным произношением был занозой в заднице при обычных обстоятельствах. Голубоглазый дамский угодник и жулик, по собственному признанию, наемник, был также тактическим гением.
Около него — Джонас, директор Бюро по делам Пород, сидел на прикрепленном стуле перед мониторами и ловко печатал на клавиатуре, как будто это была любимая девушка. Военная стрижка его темных волос показывала внушительный профиль, но его жуткие серебристые глаза были странными для Породы Львов. Агент Пород по соблюдению правопорядка, Лоу Джастис, был за рулем, и Рул Брейкер [1] (адское имечко для представителя кошачьих) наблюдал за ним с надеждой с переднего пассажирского сиденья.
— Он не убил ее, — Саймон смотрел на Грейс почти мрачно, откинув свою ковбойскую шляпу назад и бросил взгляд на Матиаса. — Что, черт возьми, ты собираешься с ней делать, волк?
— Это моя проблема, — Матиас подвинулся, чтобы посмотреть за плечо Джонаса на мониторы, которые записывали службу безопасности отеля, отслеживали персонал и сигнализацию.
— Не тревожься, — Джонас переключал мониторы, используя клавиатуру.
— Твой вход или выход не были ни зарегистрированы, ни замечены. Всё чисто, — Джонас повернулся на своем стуле, и Матиас отступил, прижав свою спину к стене фургона, потому что Джонас посмотрел на Грейс, находящуюся без сознания. — Почему ты не убил ее? — Джонас повторил вопрос Саймона беспристрастно. — Если она была в люксе Альбрехта так поздно, значит она часть этого.
В ответ Матиас холодно посмотрел на него.
— Я не собираюсь вознаграждать ее за помощь переломом шеи.
— Значит я сделаю, — решил Джонас, продвигаясь, как будто собирался сделать это прямо сейчас. Матиас приподнял губу, зарычав, заставив Джонаса остановиться. — Матиас, она — риск. Она может рассекретить тебя или поместить оружие в твою руку. Какой другой выбор ты имеешь? — Резкие глаза цвета ртути столкнулись с пристальным взглядом Матиаса.
— Я разберусь.
— А когда она будет объявленной без вести? Я смогу отогнать ее автомобиль с помощью одного из моих людей, но у нее только недельный отпуск. Что потом?
Матиас перевел взгляд от Джонаса к лицу Грейс. Черты ее лица были смягчены, а сизо-серые глаза закрыты. Розовые губы были мягкими, а сливочная кожа бледна. Он испугал ее, но тогда не было время для мягкости.
— Я возьму на себя ответственность за нее, — заявил он твердо.
— А когда она сообщит о том, что видела? — спросил Джонас с твердостью в голосе. — Когда сообщит, что Порода, известный, как партнер Бюро по делам Пород, убил доктора Альбрехта. Что тогда, Матиас? Ты рискуешь целым сообществом, не просто собой.
— Тронь ее, и я тут же убью тебя, — пробормотал Матиас, тяжелый грохот расправы витал в фургоне вместе с напряженностью на высоком уровне. — Только подумай о нанесении вреда ей, и я убью тебя.
— Тогда спрячь ее, — Джонас пожал плечами. — И спрячь хорошо, волк, потому что, если она даже выдохнет правду сегодняшних событий, я удостоверюсь, что она больше не сможет дышать.

* * * 

Через несколько часов Джонас смотрел, как Матиас загрузил свое сознательное, связанное и с завязанным ртом маленькое бремя на раскладное переднее сиденье, пристегнул ее и уехал. Он прислонился снаружи к задней стенке фургона и широко улыбнулся, если б он только мог помочь в этом. Иногда его люди просто поражали его, особенно те, кто еще не слышал правду о лихорадке и его первых признаках. Здравый смысл был первой жертвой лихорадки, и он почти сожалел, что позволил Породе Волку уехать далеко с незнакомкой. Было бы весело посмотреть на это.
— Он собирается соединиться с ней, — Саймон растягивал слова, находясь внутри фургона. — Тот взгляд в его глазах было невозможно перепутать. Я думал, что он разорвет мне горло, когда я предложил сломать ей шею.
— Он был близок к этому, — усмехнулся Джонас.
— Ты должен был предупредить его, — вздохнул Лоу.
— Ты должен был оттащить его в Убежище для тех глупых тестов, — прорычал Рул. — Если они не найдут лечение от этого дерьма, я не буду больше трахаться. Это заставляет меня нервничать.
Джонас рассмеялся.
— Мы должны принять это, ты можешь забыть о лечении. Кроме этого, у Эли и ученых Породы Волков достаточно жертв. Нет смысла добавлять новую пару.
— А если он не сможет убедить ее держать рот на замке? — Саймон высказал вопрос, вращающийся в голове у Джонаса. Он скривился при мысли об ответе на него.
— Проследи за ним, — приказал он другому мужчине. — Если он не сможет убедить ее молчать, тогда мы заставим.
При необходимости. Он возненавидел бы это. Это вызвало бы отвращение у его души, но он делал вещи и хуже, чтобы Породы выжили, и Джонас уверен, что сделает так снова. Проливание невинной крови добавилось бы к кошмарам, когда он не будет ожидать. Насколько Джонас был заинтересован, у него было достаточно кошмаров, с которыми нужно было бороться.

Глава 2

Грейс должна была переодеть короткую черную юбку и белую блузку, которые носила на работе. Она должна была надеть джинсы. Или штаны, да, что угодно, кроме обтягивающей бедра маленькой юбки, которую так любила. Потому что теперь она задралась на них. Настолько неприлично, что Грейс почувствовала, как покраснела.
Теперь она рассматривала свои недавние ошибки: Грейс должна была кому-нибудь сообщить, что возвращается. Зарегистрироваться. И отложить все дела с жалобами Альбрехта. Сделать что-нибудь, кроме этого, но естественно пошла делать именно это.
Но ей нужно было вернуться за этим глупым купальником, который лежал в кармане куртки. И тогда она получила сообщение от мистера Альбрехта, сидя в машине. Гневное сообщение. Требующее разобраться с кое-каким неквалифицированным персоналом.
Она прослушала сообщение, стерла его, потому что ненавидела такие дела, и затем пошла в номер люкс Альбрехта. Это было ее самой большой ошибкой.
Дверь была приоткрыта, но Альбрехт был известен рассеянностью. Он был так высокомерно уверен, что никто не посмеет напасть на него под взорами камер видеонаблюдения, игнорировал любую предосторожность. Служба безопасности неоднократно предупреждала его, что они не смогут обеспечить его безопасность, если он не прекратит оставлять дверь номера открытой. Обычно кто-то из работников службы безопасности связывался с его телохранителями из соседней комнаты и заставлял закрыть дверь. Сегодня вечером служба безопасности не позаботилась об этом. Это означало, что они обновляли систему безопасности. И это означало, что чертова система безопасности, а также и резервная копия, были отключены. Что означало, что никто не знает, что, черт возьми, с ней произошло!
Десять минут. Система была отключена в течение десяти чертовски глупых минут, и один из самых влиятельных постояльцев был мертв.
Не имело значение, что он был придурком. Он мертв. И Матиас убил его. Ее дыхание перехватило, когда она боролась со слезами, подступающими к глазам. Мужчина, в которого она влюбилась — убийца. Грейс повернулась к нему.
Черты его лица были внушительными в приглушенном освещении. Грубый шрам, который тянулся по лбу через глаз, а затем к центру щеки, был скрыт с ее точки обзора. Его профиль показывал только темный образ выделяющихся скул и дуги черных бровей. Густые, жесткие темные волосы, такие же темные, как ночь, тянулись вниз по его шее и были сцеплены какой-то резинкой.
Широкие плечи и тело, настолько крепкое и твердое, что заставляло увлажниться женские трусики. Он был одет в свои обычные черные кожаные штаны, грубые ботинки, футболку и черную кожаную куртку. Перчатки, которые он обычно носил на руках, тоже были черными, но сейчас их не было. И в довершение ко всему он был Порода Волков. Сильный, харизматичный, травмированный и опасный. Все черты, которые заставляли сердце девушки биться по ночам. И он был убийцей.
Она вздрогнула, когда его рука двинулась к ней, а затем шатко вдохнула, когда кляп был вытащен из ее рта. Он не остановился, чтобы развязать ее или ослабить ограничения, держащие Грейс на месте. Но, по крайней мере, она теперь могла говорить.
- Насколько, ты, черт возьми, глуп? - Слова сорвались с губ, прежде чем она смогла подумать. - Ты должен был убить меня там, в отеле, потому что клянусь Богом, я собираюсь наблюдать за тем, как тебя поджарят. - Она попыталась высвободиться, неистово дергаясь и извиваясь.
- Продолжай так делать, и я увижу не только твои симпатичные бедра, Грейс. - От его хриплого голоса она успокоилась, ее взгляд дернулся туда, куда он смотрел, прежде, чем осмотрел ее тело полностью.
- О, да, как будто ты уже не увидел больше, - завопила она, покраснев от того, что юбка задралась до трусиков. Ее влажных трусиков. - Что ты собираешься делать? Изнасилуешь меня, прежде чем убьешь?
Он посмотрел на нее своими глазами цвета виски. Эти глаза практически загипнотизировали ее.
- Во-первых, если бы я намеревался убить тебя, то не стал бы насиловать, - Пообещал он насмешливо. - Так или иначе, это просто сильно попахивает умышленным нарушением правил.
- А убийство не попахивает? - она задохнулась от негодования.
- Альбрехт был членом Совета Генетики, – она вздрогнула от звука его голоса, низкого, хриплого, приближающегося к другому, одному из тех опасных рычаний, которые она слышала перед тем, как он схватил ее. - Это не было убийством, Грейс, это был акт милосердия.
Она шокировано посмотрела на него.
- Он был злым стариком, - недоумевая, призналась Грейс. - Но он больше не был частью Совета Генетики. Он был так рассеян, что забывал закрывать свои глупые двери. Если он был членом Совета, то, вероятно, забыл об этом к настоящему времени. Что и послужило его смерти. - Она ненавидела лжецов. - Ты использовал меня всё это время. - Ярость наполнила ее мысли. – Разбойное нападение тоже было инсценировкой? Способ войти в доверие глупого менеджера? Так ведь? А я еще думала, что проблема во мне.
Он не хотел быть замечен с ней, и она думала, что это было из-за ее неприметной внешности. Матиас сказал, что это из-за того, что он Порода, и он не хотел, чтобы ей навредили. Но это было не так. Это было потому, что в ее гостиной, в небольшом книжном шкафу, была вся информация, которую он мог получить по Альбрехту.
Но как они узнали, когда система безопасности будет отключена? И был ли это только Матиас или там были и другие?
- Сзади лежит твой багаж, - сказал ей Матиас, очевидно, сжав зубы. - О твоем автомобиле позаботились.
- Должна ли я поблагодарить тебя? - он снова проигнорировал ее.
- Мне понравилась мысль о присоединении к тебе в домике. Я проверил место на прошлой неделе. Миленькое местечко. Я подумал, почему бы мне не отвезти тебя туда, возможно я и сам останусь на некоторое время. Обсужу некоторые вещи с тобой. - Ее дыхание застряло в легких. Домик был у озера. Он мог утопить ее там, и никто никогда не будет знать, что с ней произошло. Матиас собирается убить ее. Она была влюблена в мужчину, который собирается убить ее. Теперь это было ужасным окончанием напрочь испорченной личной жизни. Ее отец был прав все это время. Грейс наконец напоролась на то, что убьет ее. Он предсказал это, когда ей было четыре года, и она залезла на свое первое дерево. Теперь, кажется, это произойдет.
- Я не собираюсь причинять тебе боль, Грейс.
- О, да, вот почему я связана, как рождественская индейка, и направляюсь в удобно отдаленный домик, - она должна была бороться со своими слезами. - Это означает, что ты просто собираешься убить меня по-быстрому? - Ох, народ, она, действительно, попала на этот раз. Разве это не она хотела приключений всего несколько месяцев назад? Конечно, она не была той, кто, бросив один взгляд на Матиаса, после того как он спас ее от разбойного грабежа, и думала, что он был неким темным, сексуальным рыцарем. Матиас не был рыцарем, он был монстром. Ага. Он не собирался причинять ей боль, просто позволит ей прошествовать прямо в полицейское управление и опознать его как убийцу Альбрехта и пожелает ей удачи в будущем. Ага. Она прямо видела, как это случится.
- Черт, ты так мелодраматична, знаешь это? - он поймал ее взгляд уголком тех его сексуальных, экзотических глаз, и ее живот перевернулся от этого взгляда.
Он смотрел на нее так много раз раньше. Как мужчина с сексом на уме, но он должен был всё же дотронуться до нее, чтобы поцеловать. Тот взгляд был такой же ложью, как и всё остальное о нем когда-либо.
- Как правило, я бываю такой, когда вижу немощных стариков убитыми и себя похищенной. Это имеет решительный мелодраматический эффект на мою жизнь, Матиас.
Он снова посмотрел на нее, но не на лицо. Еще раз его пристальный взгляд скользнул по ее бедрам.
- Да, я могу понять, как это расстраивает, - его взгляд, наконец, поднялся к ее лицу. - Но я сказал, что не причиню тебе вреда.
- Как ты сказал, что мой грабитель, отброс из трущоб, - парировала она. - Скажи мне, Матиас, было ли это ловушкой?
Он кивнул головой с напряженным выражением на лице, и она уперлась ногами в пол автомобиля.
- Будь ты проклят! Будь ты проклят! Будь ты проклят! – проклятия были задушены плачем, и она ударила головой по сидению. – Отпусти меня! Просто отпусти меня, чтобы я могла сама убить тебя. - Она была напугана. Напугана и столь чертовски благодарна человеку, который спас ее, что пропустила все знаки о том, что он был проблемой. А знаки были. Блестящий алмаз в левом ухе. Шрам на лице. Татуировка на предплечье, которую она заметила, кольца в сосках, которые слабо виднелись через футболку.
Он был похож на головореза, но держался с такой высокомерной уверенностью, что каждый глупый женский инстинкт, которым она обладала, был притянут к нему.
- Твой грабитель был отбросом из трущоб, - пробормотал, наконец, он.
- Таким образом, это не ты устроил это?
- Я не устраивал это.
Ее пристальный взгляд сузился.
- Это было устроено для тебя?
- Я должен был найти быстрый способ заставить тебя доверять мне, - признался он. - Это был единственный путь. - Гнев соперничал со страхом. К черту, не было шанса, что он позволит ей остаться живой. Она могла высказать ему всё, что думала о нем. Грейс уже видела, как он убил мешающего человека. Не похоже, что он смог бы стать намного хуже.
- Ты лгал мне. - Она стиснула зубы от ярости, удивленная тем, насколько это неприятно.
- Я не лгал тебе, Грейс, - он наконец вздохнул. - Я скрыл некоторую правду и не сказал тебе, почему был там.
- Ты использовал меня, чтобы убить человека.
- Я избавил мир от монстра, и я докажу тебе это, - сказал он. - Что ты будешь делать с этим потом, твое дело.
- А если я пойду прямо в полицию? - Конечно, она пошла бы прямо в полицию. Было ли это вообще под вопросом?
- Тогда я сделаю всё, что в моей власти, чтобы защитить тебя, - от сожаления, которое мерцало в его голосе, у нее сжалось что-то в груди. - Но как только я буду за решеткой, другие убьют тебя. Я не буду в состоянии спасти тебя тогда. – Конечно, он лгал ей снова. - Грейс, дай мне шанс. - Его рука протянулась от руля к ее колену. Ток от его мозолистой, травмированной руки на ее голой плоти впервые послал шквал неожиданных эмоций, высвобождающихся из нее.
Ради Бога, это просто его рука. На ее колене. Не между бедрами же.
- Я дала тебе шанс, - она попыталась резко убрать ее, но его рука только сильнее сжала ее связанные ноги. - И обрати внимание к чему это привело. Больше никакой лжи. И никаких угроз. И вообще, нет, спасибо, Матиас, я думаю, что относительно долго верила тебе.

Глава 3

Матиас почувствовал, как его пальцы напряглись на хрупком колене Грейс, и заставил себя расслабиться. Он не хотел причинить ей боль и еще больше напугать.
Запах ее страха уже почти пересилил тонкий аромат возбуждения, который появлялся каждый раз, когда он был рядом с ней.
Это была одна из причин, почему он редко трогал ее за все прошедшие недели. Матиас держал расстояние между ними как можно больше, зная, что пока он не закончит дела с Альбрехтом, у него не будет времени на то, что, как он знал, будет с Грейс.
Джонас думал, что это огромная тайна, что Вульф Гуннар, лидер стаи Волков, придерживался строгого приказа тишины на предмет спаривания во время лихорадки. Но Вульф не был дураком. Он знал, что члены стаи окажутся в опасности, если не будут знать о том, что могло бы произойти в самый неожиданный момент.
Матиас знал, что такое спаривание во время лихорадки, а также, что Грейс его пара. Железы под его языком были чувствительны уже в течение многих недель, и сейчас он ощущал, что они стали припухшими. Они наполнялись афродизиаком для спаривания, гормоном, который вытолкнет чувственность и сексуальность на поверхность.
Это затронуло бы Грейс хуже, чем его. Девушка была бы не в состоянии отрицать реакцию на него, не в силах скрыться от него. Она будет также беспомощна перед ним, как он перед ней с того момента, как только дотронулся до нее в первый раз.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • elent о книге: Елена Помазуева - Практика в провинции Камарг
    Вполне неплохая история. Детективная составляющая интригует, но вот раскрытие тайны не очень убедительное. ГГ девочка-цветочек, шарахающаяся поначалу от всего, что не комильфо, постепенно становится более человечной и воспринимает жизнь проще. Герой вполне себе интересный мужчина и главное а) не император б) не принц в) не ректор г) не няшка- злодей. Читать легко.

  • elent о книге: Елена Помазуева - Эльф привороженный, обыкновенный. Или Академия нимф [СИ]
    Боже, какой бред нимфоманки.Начало сказочное, но потом сказка очень быстро становится сказкой для озабоченных взрослых. Сильно озабоченных. Порнушка в детском антураже. И да, значения слова " нимфа" автор не признает в упор.

  • @нит@ о книге: Марина Суржевская - Мертвое
    Как всегда невероятно! Прочла книгу взахлёб. Полна эмоций,сопереживание и интриги. Очень интересно,что будет дальше

  • Aktinia о книге: Дана Данберг - Право на завтра
    Первая книга меня заинтересовала, но с каждой следующей книгой, все хуже и хуже... Третью книгу прочла по диагонали... По оценкам я бы поставила: первая книга -5; вторая - 4(4-); третья 3-...
    Но это лично мое мнение... Кому-то может понравилось.

  • LOJKADEGTYA о книге: Елена Вилар - Запрет на любовь
    Я люблю такие вкусные истории

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.