Библиотека java книг - на главную
Авторов: 42427
Книг: 106650
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Бредовый сон»

    
размер шрифта:AAA

Илья Губанов
Бредовый сон

Пролог

Сегодня в нашем стабе появился новый человек. Для большинства он был уже матерый ветеран — пять лет в Улье, а вот для нас «пацан ещё». Почему так? Просто потому, что «самый молодой» в нашем стабе уже пробыл в Улье тринадцать. Хотя «наш» стаб — это тоже очень громко сказано. Постоянных обитателей этого стаба всего тринадцать человек. Даже не обозвали его никак. В качестве поселения с чертовой дюжиной обитателей была девятиэтажка, на маленьком клочке стабильной, не подверженной перезагрузкам земли на Ближнем Западе.
«Молодому» даже не верилось, что так близко от Пекла могут жить иммунные. Что там говорить, не верилось даже, что тут можно столько прожить постоянно выходя в рейды, а не запираясь в стабах и живя под хорошей охраной. Чтож, порвали шаблон парню, бывает. Сейчас он хлебал мелкими глотками живец из кружки, отходя от недавно пережитого.
Группа, в составе которой он шел, попала под серьёзную раздачу, и если бы не подоспевший Свист с ещё тремя ребятами, даже этот парень не вышел бы оттуда. За пару минут монстры расправились с грузовиками и «бэтээрами». Колонна успела потрепать зараженных, но положить всех им сил не хватило бы.
Я стоял у плиты и варил себе кофе со специями, дико крепкий и сладкий. В него я добавлю растворённую в коньячном спирту горошину и неспешно выпью, после чего начну собираться в дорогу.
Сегодня необычный день не только для почти чудом спасенного парня, но и для меня. Я попал в Улей ровно двадцать пять лет назад. Не укладывается в голове никак. Вот и пойду подумать, проветриться. Не сидится мне на стабе, несмотря на то, что внутри последние полгода стало вполне комфортно. Немало сил ушло на то, чтобы из обшарпанного здания без окон и дверей вышло что-то пригодное к жизни.
— Шепот? — молодой наконец-то отлип от кружки с живым и прервал не успевший толком начаться поток размышлений.
— Что?
— Как в Улье можно прожить столько? Как? Мы попали под стаю Элиты, и если бы не вы, то и я бы уже переварился.
— Тяжело первые десять лет, а потом…
— Привыкаешь?
— Нет, становится непонятно — что делать дальше.
— В смысле?
— Проживи и поймёшь.
Первый глоток странного коктейля немного обжег глотку, потом живым теплом растекся по телу. Каждый раз выходит по разному, хотя редко получается так, чтобы горечь горошины приятно дополняла напиток. В этот раз вышло.
Я решил покурить напоследок. После нужно будет переодеться в чистое и забыть о табаке до возвращения в стаб.
А молодой мнется, что-то хочет спросить, но не решается. Он для меня открытая книга, только вот смотреть не охота, что там. Видел уже их столько…
— Я пойду перешмоткуюсь, и соберусь, зови, если что… — сказал я ему и ушел в арсенал, который играл также и роль гардеробной.
Итак, свежая серая камуфляжка, прошитые кевларом перчатки, облегченные берцы и легкая разгрузка, шапка-душегубка. Из оружки что? Ножи, куда ж без них, один повесить на пояс, а второй приторочить к разгрузке. Огнестрел? Не слишком тяжелую винтовку, но верную и надежную — СВДКК. В моём родном мире таких не выпускают — снайперская винтовка Драгунова компактная крупнокалиберная. Девятый калибр намного страшнее «семерки» по всем параметрам, особенно в умелых руках. К ней четыре магазина, рассовать по карманам разгрузки, добавить ещё патронов несколько пачек — хватит. Из полезных мелочей возьму мультитул, охотничьи спички, бинты и пару фляг — для воды и живца. Для полноты картины — стрелковые очки, рацию и пару шоколадок. Всё — остальное соберу по дороге.
Выйдя обратно в кухню поймал на себе удивлённый взгляд молодчика.
— Далеко собираешься?
— Куда-нибудь поглубже в Пекло и обратно. Если повезёт — пройду дальше обычного и разведаю что там, впереди. Или удастся подстрелить какую гадину так, чтобы трофеи с неё унести. Это тоже хорошо.
— Вот так? Налегке?
— Да, мне больше сейчас и не надо…
Никогда не перестану внутренне смеяться при виде подобного выражения лица. Он уверен, что я смертник. Хотя часа три назад бойцы с похожим арсеналом вытащили его буквально из пасти элитной твари. Не понимает он пока. Всё уповает на крупный калибр, на его мощь и пробивную способность. А ведь Элита останавливает даже танки, и калибры со снарядами не спасают.
— Но как, мы ведь вообще колонной шли. Два «бэтэра», бардаки…
— Херня ваши бэтэры. Порвали их. А вот Свист тебя вытащил без них, с одним «валом» в руках. Вот и думай теперь, как без этого обойтись…
Подобный разговор происходил далеко не первый раз и вызывал лишь унылую скуку. Рвать шаблоны людям и заставлять думать вместо действий по привычным схемам приходилось густо и часто. Хреново было, когда это приходилось делать прямо во время рейда. Когда не получалось — из рейдов возвращались далеко не все.
Я попрощался и пошел в сторону лестницы, ведущей к выходу из девятиэтажки.

*По сути — СВДК переделанная по схеме «буллпаб», использует крупнокалиберный патрон 9,3×64 мм 7Н33. Авторский вымысел.

Глава 1

Безопасное убежище с его «умными» минными полями, камерами, толстыми стенами, укреплениями, ловушками и очень опасными для тварей товарищами остались позади. Вокруг раскинулась нескончаемая степь напополам разрезанная трассой, вдоль которой я и шел. Лишь резко меняющийся оттенок травы говорил о том, что менялись кластеры. Некоторые кластеры подгружались летними, но большинство было осенним и свежая зелёная трава сильно бросалась в глаза.
Как ни странно, одиночные твари боялись хорошо просматриваемых пространств так же, как и люди. Никто не хотел тут маячить, опасаясь быть замеченным всеми подряд. Вот никого и не было. За пройденный десяток километров никто так и не попался за исключением двух лотерейщиков. Те что-то усердно поедали и даже не обратили на меня внимания, хотя скоро всё в корне поменяется. Пойдут кластеры с поселками и городами. Вот там и начнётся движуха, хотя и не самая серьёзная. Это Ближний Запад и тут ещё немало неразвитых зараженных. Хоть и элиты больше чем в обитаемом секторе.
В паре километров впереди меня сгустился кисляк — кластер перезагружается. Здесь, посреди степи, мало чего происходит, разве что трава станет свежее и зелёный туман выбросит одну-две машины. Но винтовку лучше перехватить поудобнее. А заодно получше слушать чуйку. Чуйкой я называю одну из граней своего Дара, она позволяет ощущать чужие желания и намерения, нередко это помогает уходить от нежелательных стычек и всегда предупреждает о засадах.
И вот — кто-то сильно захотел поскорее доехать домой, а другой был чем-то очень сильно раздражен. Я, на всякий случай, залег в кювете и приготовился к стрельбе. Кисляк рассеялся и я увидел источник этих двух желаний — двух ментов ехавших в «семерке». Машина промчалась мимо меня и вызвала бурную реакцию у оставшихся позади лотерейщиков. Когда они умчались где-то на километр, я поднялся и побрел дальше. Края сознания коснулись безотчетный страх и дикое желание утолить голод. Несколько выстрелов стали последним штрихом в картине, которую не хотелись ни видеть, ни чувствовать. Но никуда не денешься. Сам развивал и развивал осознанно.
Вновь воцарилась тишина, нарушаемая лишь порывами холодного ветра. На свежезагрузившемся куске поля росли подсолнухи. Я подошел к ним, сорвал цветок и наковырял из него немного семечек, лишь после этого побрел дальше. С одной стороны хотелось быстрее попасть в более интересные места, а с другой торопиться было некуда.
На горизонте появилась заправка, там можно остановиться — пообедать и пополнить запасы воды. Хотя литровая фляга еще не опустела. А вот дальше расслабляться не стоит — начинаются лесополосы, а следом за ними идет большая деревня. Даже за несколько километров ощущаю чьё-то голодное ожидание. Ощущается нечетко — видимо кто-то сумел откормиться до мелкой элиты и теперь ожидает скорой перезагрузки желая перерасти и этот этап.
А еще, ощущаются чьи-то намерения попасть на ту же заправку, к которой иду и я. Но источники находятся позади меня. Трейсеры, как нынче полюбили называть себя охотники на зараженных. Скоро я их увижу.
Когда до меня стал доноситься нарастающий шум двигателей я уже знал, кто едет к заправке. Группа Каната. Чтож, приятно повстречать знакомые лица. В его группе есть сенс, слабее меня, но тоже ощутил мое присутствие и узнал. Так что рейдеры подъезжали к импровизированной поляне, которую я поторопился накрыть. Мясные консервы, хлебцы и пиво, вот и вся поляна.
Шесть одинаковых матово-серых Субару «Форестеров» заехали на заправку. Бойцы покинули машины и очень слаженно приступили к заправке баков и заранее подготовленных для этого канистр. Командир группы же сразу двинулся к кассам, как раз туда, где я накрывал импровизированный стол.
Здорово, Шепот. С правилами дорожного движения не знаком? Куда алкоголь ставишь?
Здорово-здорово, Канатище. Я ж по банке, символически, за встречу. Да и праздник у меня, не грех будет. Или тебе безалкогольного?
Канат нахмурился.
Что ещё за праздник?
Четвертак, как я в Улье небо копчу.
Да ты что!
Только вот трепать всем подряд не надо. Надоело, что в любом стабе шепчутся.
Ну, твоё имя обязывает. А за такое действительно не грех.
Заправив машины бойцы собрались за столом, оставив одного наблюдателя. Которого через несколько минут сменили, дав выпить-поесть. Узнав о причинах «банкета» кто-то решил поздравить. А я так и не понял, есть ли с чем поздравлять. Бойцы Каната предложили «подвезти ветерана», от чего я решил не отказываться. Всё же не нужно топать полторы сотни километров до интересных мест.
Канат был из тех, кто понимал, что броня матерым тварям не помеха, и то, что в этих местах колонна, которая встала — мертва по определению. Поэтому и подошел к вопросу транспорта не самым привычным способом: компактные внедорожники, на которых раскатывала его группа не были обвешаны броней по самое не могу. «Навески» на них был самый минимум, внешне они больше напоминали обычные «гражданские» машины. Переделки больше затронули двигатели и ходовую. Пятьсот лошадиных сил и подвеска пригодная для гонок по гравийкам дали этим машинам неплохой шанс выживать если не в самом Пекле, то близко к нему. Бешеная динамика и отличная маневренность оказались куда полезнее тонны металла.
Канат сам был первоклассным водителем, возможно в прошлом гонщиком, и за руль других машин посадил таких же ребят. Многие крутили пальцем у виска, глядя на всё это, но состав группы почти не изменился за пару лет катания по Ближнему Западу, а это чего-то стоило. Только движки на машинах им приходится менять часто, а порой и сами машины.
Меня усадили на заднее сиденье командирской машины и километры понеслись стремительно. Я даже устроиться нормально не успел, как мы заехали в деревню. Обитавший там элитник попытался устроить засаду, вытолкнув на дорогу разбитый джип, но его объехали практически не снижая скорости. Я уловил досаду твари, которая даже не стала высовываться.
— Так, ребята наглого клиента упускать не будем. Готовимся. Вариант второй.
Канат сбавил ход, одна из машин рванула вперед и встала поперек дороги. Из открытого окна показался ствол пулемёта. Остальные объезжали её и останавливались. Бойцы рассыпались на дороге направив оружие в сторону вероятного нахождения элитника. Двое установили «Корд» на станке. Сам Канат держал РПГ на плече. Как только все были готовы из динамиков одной машины раздался протяжный кошачий вой.
Умный зараженный на такой трюк не подкинется, и даже не высунется. Но этот оказался не из числа таковых, да и голодный очень был, поэтому и показался из за дома, за которым прятался.
Как только это случилось раздался выстрел из крупнокалиберной винтовки. Тварь лишь слегка задело, можно сказать, толком и не ранило. Но она разозлилась и, покинув укрытие рванула на людей. Стрелок из пулемёта дал очередь по конечностям твари, попытавшись хоть немного снизить подвижность и через пару секунд дал залп сам Канат, дождавшись того момента, когда промахнуться будет нереально и уйти гадина не успеет. Выстрел серьёзно подпортил грудную клетку монстра. Я ощутил сильный всплеск рядом с собой одновременно с ним кто-то выстрелил из винтовки. Один из бойцов Каната был клокстоппером, он и сделал выстрел, попав прямо в то место, которое ослабило попадание кумулятивного заряда. Пуля была экспансивной и очень неслабо разворотила мягкие ткани, обычно закрытые серьёзной бронёй. Тварь с хрипом упала, правда и умирать не торопилась. Потребовалось ещё два выстрела бронебойными, чтобы она совсем затихла.
Споровой мешок вскрыли на месте и просмотрели всё содержимое.
— Бинго, братцы! Гадёныш попался с жемчужиной, похрен что с черной! Ещё два десятка гороха и больше сотни споранов. Всё это запаковано в полкило янтаря. Выезд уже окупился с лихвой. — довольно проговорил боец перебравший содержимое мешка.
— Неплохо для начала. Пакуемся и едем дальше. — Канат был явно доволен, охота началась продуктивно.
Ребята собрались и расселись по машинам чуть ли не быстрее, чем готовились к охоте. Не прошло и минуты, как мы ехали дальше.
— Четко работаете. — похвалил я Каната.
— Стараемся, есть ещё куда расти.
— С этим не поспоришь.
— Выезжаем нечасто, да и не можем поглубже забраться. Матёрые твари тоже хлопот до хренища добавляют. Всё мозгуем на тему того, как охотиться с меньшим риском. Но как то не выходит и рыбку съесть и…
— Куда ж без этого. А варианты придут со временем. Главное — дожить.
Дальше дорога была чистой, попадались посёлки, но там уже не было никого. Во время езды по такой дороге легко забыть, где находишься. А я вот просто задумался о вечно мучающем меня вопросе: что делать дальше? Чем заняться по возвращению из рейда. Осваивать новую профессию? Или может затянуть с этим рейдом и попытаться забраться в неизведанные дали? Хотя что там? Очередные смерть, кровь, твари? Скорее внеочередные.
Канат высадил меня возле дорожного указателя, говорящего о том, что до города Светлоречинска осталось двадцать семь километров. Врет этот указатель — чуть меньше. Хотя, город обозначенный на указателе, и тот, что лежит дальше явно из разных миров. Порой название на этом указателе и уже непосредственно при въезде не совпадают. А временами одинаковые.
Я двинул в сторону города. А они рванули назад. Проедут километра три, потом свернут с трассы. Там их угодья. А тут граница, которую они не пересекают. Сложновато им тум пока что. Но, наверное, дорастут когда-нибудь.

На указателе было название «Светлоград», в этот раз не совпали. Город готовился к перезагрузке. Приближающиеся «обновления» я чувствовать не могу, но ощущение массового голодного ожидания вокруг города царит очень стойкое. Твари впустую не ждут.
Скоро тут начнётся настоящий ад, помешать которому я буду не в силах. И помочь не смогу никому. Лишь постараюсь уменьшить количество матёрых тварей, и то ненамного.
По дороге я успел кое чем прибарахлиться, в том числе и кроссовым мотоциклом, чтобы успеть добраться в какое-нибудь из удобных мест для отстрела, до того, как меня перехватят возможные объекты отстрела.
Как только «Свелоград» перезагружается, с востока на него набрасывается огромная стая тварей и устраивает кровавое пиршество, которое длится пару дней, после чего большинство уходит севернее бродить по другим кластерам, чтобы вернуться к следующей перезагрузке. После них в городе не останется почти никого. Большинство зараженных даже переродиться не успевает, шансов выжить в этом обычному человеку — ноль.
Мне проще — я если замру, меня даже мелкая элита прощелкает, не говоря об остальных. Именно поэтому я и рвану в центр города с Запада, постараюсь устроиться поудобнее и отстрелить кого получится. У этой стаи есть костяк, состоящий из десятка очень серьёзных тварей. Вдруг получится снять хотя бы одну.
Напряжение стаи растет, а кисляк над городом сгущается, пора заводиться. Неслабо мандражит при мысли о том, что придется снова увидеть смерть около миллиона людей. Но эта стая не должна стать ещё сильнее, иначе корма на всех не хватит и они начнут расползаться, в том числе и на обитаемые кластеры. Смерть одного из вожаков замедлит процесс. На то, чтобы вырос новый такой же уходят годы.
Началось! Яркая вспышка озарила окружающее пространство, на доли секунды ослепив. Кисляк стал стремительно рассеиваться и сквозь него начали проступать огни засыпающего города и очертания зданий. Я прямо кожей почувствовал, как голодные твари устремились туда. Мне нужно было торопиться.
Город перезагружается вместе с электростанцией и первые несколько часов не погружается во тьму. Черт, как же тяжело смотреть на этих людей, которые живут обычной жизнью, сейчас большинство устало бредет с работы. Скорее всего ругаясь на погоду. Одеты все были почти по летнему и мерзнут. Светятся рекламные щиты, вывески, сплошным потоком идет транспорт.
Многие оборачиваются глядя мне в спину, я чувствовал их взгляды. Кто-то покрутил пальцем у виска. Не понимают, зачем я лечу, как угорелый. Менты попытались сказать что-то через громкоговоритель, потом решили догнать, но куда им за мной на машине гоняться. Я рванул наперерез через парк, следом за ним располагалась площадь с фонтаном. Я оторвался от ментов и неплохо сократил путь. Пешеходы разбегались и матерились вслед.
Осталось промчать еще несколько кварталов и выйти к офисной высотке — вот и самая удобная точка. Помимо высоты у этого здания был один плюс — в нем стоял генератор и была возможность быстро спуститься на лифте, даже когда город погаснет.
Из здания вышли почти все работники, а оставшимся отвести глаза не составляло труда. Через несколько минут я был уже на верхнем этаже и смотрел в окна. С востока занялись первые пожары. В том направлении двигалось немало машин с сиренами. Менты и спасатели стягивались со всего города, ещё не понимая, что там творится.
Где-то час у меня в запасе был. На последнем этаже на глаза попалась кофемашина. В кружку с кофе плеснул немного неразбавленного водой живца и нарушил табу на курение, позаимствовав одну из забытой кем-то в курилке пачки. Все равно следующие несколько часов я из города не выберусь, а запах курева выветрится за это время.
На крыше ветрено, так что сильно пропахнуться дымом мне не грозило. Вид сверху открывался довольно симпотичный. Но таковым ему быть недолго. Красивый город, в нем много старинных зданий и утопающих в зелени парков, куча театров, музеев, и других мест где можно было бы интересно провести время. Жаль не побродить мне спокойно по ним.
Пожары приближались, доносилась редкая стрельба — кто-то пытался оказать сопротивление, но надолго это тварей не задерживает. Чтобы остановить их набег нужна полноценная армия с артиллерией и авиацией.
Я разглядывал в оптику окрестности и слушал переговоры по рации периодически меняя частоты. Случайно услышал о том, что собровцы не могут эвакуировать какую-то шишку. Кто-то выманил здоровую тварь на себя и теперь уводил от товарищей давая им выполнить задание, ценой своей жизни. Молодцы ребята, что бы ни произошло, а задачу выполнить надо, причем любой ценой. Ведь они не знали, что всё это бесполезно.
Собровцы мчали в моём направлении и вели за собой тварину. Вскоре мне на глаза попался и сам броневик, и разозленный вожак бегущий за ним. Стрелок бил из пулемета, а кто-то даже не испугался в черте города пустить в ход подствольную артиллерию. Водитель просто творил чудеса, объезжая другие машины то по встречке, то по тратуарам и почти не сбавляя скорости. Тварь была огромной, но при этом не отставала от небольшого броневика из которого отчаянно палил по ней кто-то ещё, помимо пулеметчика. Я тоже дал по ней пару выстрелов, не особо рассчитывая на результат.
Костяной панцирь Элиты — не такая крепкая штука, как многие думают. Сам по себе он довольно легко пробивается даже обычной автоматной «семеркой». Непробиваемым его делает кинетическое поле, создаваемое самой тварью. Оно почти моментально гасит энергию любой пули, оно же помогает им пробить танковую броню когтями. Поэтому убить матерого можно или попав в немногие слабые места, или очень плотным огнем, или с помощью кумулятивного снаряда. Некоторым удается своим воздействием погасить это поле. Это я и собирался сделать. На твари не было видно особых повреждений, но я чувствовал, что её неплохо потрепали. Поскольку бойцы мчали в удобном направлении, я хотел попытаться перехватить монстра до того, как на горизонте возникнет его свита.
Спуск на лифте занял с минуту, которая растянулась для меня наверное на час. Из здания я выбежал как ошпаренный, запрыгнул на мотоцикл и помчался пытаясь прикинуть лучшую точку для перехвата. Элитник всё таки добрался до броневика и становил его раньше чем я предполагал. Мне пришлось сделать крюк в несколько кварталов, надеясь, что тварь не попытается уйти. На то чтобы отыскать её в городе меня уже не хватало. Непрерывный поток ощущения чужой боли и голода тварей туманил сознание, не давая сосредоточиться на отдельных деталях.
Мне повезло, двое спецов успели выбраться из броневика и засесть в подъезде одного из домов. За попытками добраться до них я и застал монстра. Он настолько разозлился на спецназовцев, что не обращал внимание ни на кого больше. А вокруг в панике разбегались люди, хотя нашелся придурок, прячущийся за машиной и снимавший происходящее на камеру.
Элитник уже сломал железные двери подъезда и расширял дверной проём. Дури в нём было не занимать. Я сконцентрировался и приготовился к кинетическому удару. Фокус в том, чтобы дестабилизировать поле зараженного и тут же выстрелить, иначе я пропаду вместе с этими спецами. Нужен будет крупнокалиберный пулемет системы Гатлинга, а не снайперка.
За миг до удара тварь почуяла меня и моё намерение. Элитник начал разворачиваться и я ударил. Он пошатнулся, а я трижды нажал на спуск. Две пули попали в голову, а одна в шею. Черепа у них крепкие, но без усиления кинетическим полем бронебойная «девятка» их пробивает.
Тварь сильно пошатнулась и очень неуверенно зашагала в мою сторону. Её защитное поле мерцало. Я ещё раз атаковал кинетически и, следом, стал стрелять, загоняя в её голову пулю за пулей. Тварь пыталась закрыть голову лапами, но помогало это слабо. Из пятнадцати патронов в магазине осталось три, когда монстр рухнул, не дойдя до меня метров пятнадцати.
Винтовка отправилась за за спину, а из- за пояса я достал нож — нельзя упускать подобный трофей. Подойдя ближе я увидел причину озлобленности твари на спецов — немаленький ожог от кумулятивного снаряда, кто-то попал в неё из «граника». Две минуты ушло на то, чтобы вскрыть споровой мешок и отправить его в найденную прямо на улице сумочку.
Всё, крики приближаются, а с ними и рык тварей. Времени не осталось. Я пошел к мотоциклу и тут из подъезда вышел выживший спецназовец. Я перескся с ним взглядом на миг и понял, что его догнала зараза — он уже мало чего соображает. Выстрел отправил бывшего человека обратно в подъезд. До мотоцикла я добрался бегом, завел его и погнал, что было сил.
Повезло, очень повезло, что смог подловить вожака ослабленным, да ещё и вдали от остальных тварей. Иначе мог бы его и не пробить, тогда пришлось бы уходить вообще впустую, в лучшем случае расстреляв несколько тварей поменьше и без трофеев. А теперь плечо оттягивает женская сумочка с парой кило увесистого добра. Обо всём этом я думал уже на ходу и тут резко погас свет. Пришлось остановиться, подождать пока зрение адаптируется, и только потом продолжать путь. Ездить с включенными фарами в Улье — чистое самоубийство. В этой части города царила паника, кто-то собирался и поспешно уезжал, кто-то пытался мародерить. Кто-то удержать низших зараженных, не понимая что с ними произошло. Всё чаще я слышал рык и чувствовал чужой голод. Зараженные уже начали обращаться. Как-то быстро для стандартного кластера.
На выезде из города образовалась пробка. Столкнувшиеся машины заблокировали дорогу. Люди пытались объезжать и обходить пешком. Люди хотели спастись, а их готовились встречать подтянувшиеся со всей округи зараженные. Нападение рубера и нескольких лотерейщиков вызвали панику. В свете множества фар их морды казались жуткими и в то же время какими-то нелепыми.
Объехать их не составляло труда, по идее, но вдруг там есть кто-то иммунный. Одного за одним я снял лотерейщиков, они оказались непрошибаемо тупыми, рубер же предпочел смыться. Многие временно спасенные продолжали паниковать у кого-то сдавали нервы, но некоторые решили не упускать тот шанс который я им предоставил и предпочли рвать с этого места как можно быстрее. Мысленно пожелав им иммунитета и удачи, я рванул дальше.
Нужно объехать город по объездной и рвануть в юго восточном направлении. А убравшись подальше найти безопасное место чтобы передохнуть и определиться с направлением дальнейшего движения. Да и со способом тоже.
Хотелось рвануть прямо по полю подальше от города, чтобы не ощущать больше непрекращающейся боли и смерти. Эти ощущения сводили с ума, заставляли терять контроль над собой. Они просто вламывались в сознание, разрушая все преграды, заставляя чувствовать дикий, нечеловеческий, почти бесконечный голод. Каждую смерть. Реку боли. Детей в последний раз желающих, чтобы их защитили родители. Приходилось прилагать немалые усилия над собой, чтобы не впасть в безумие. В моём случае это равносильно смерти.
Мой Дар, неоднократно спасавший мне жизнь, не давая тварям добраться до меня, и заранее сообщавший о людском предательстве, теперь давил на меня многотонной плитой. Как не пытался я удержать себя в руках, но вскоре перестал отдавать отчет в своих действиях.

Нормальное восприятия себя и происходящего вернулось на рассвете. Не пойми как, я оказался в наглухо заброшенном здании, посреди стаба находящегося километрах в тридцати от Светлограда. Я сидел сжимая в руке уже почти пустую флягу с живцом. От взгляда на неё тошнота подступила к горлу. Попытка подняться не увенчалась успехом — дико закружилась голова. Я как мог осмотрелся. Винтовка лежала рядом со мной а байк стоял неподалёку. Возле него лежала сумка с трофеем.
Чёрт, почему я так и не научился абстрагироваться от этих ощущений? Почему я не могу управлять этим, как той же кинетикой? А теперь отходняк похуже любого похмелья. Шатает, состояние дикого нервного истощения. Сейчас бы забраться в тихую и уютную лежку и провести там денёк-другой. Можно ещё спеком ширнуться и забыться. Но это всё уже пройденные этапы. Спасает лишь на некоторое время. От себя не убежишь.
Всё-таки не зря я вчера прихватил шоколадки. Одну кое-как впихнул в себя и стало чуть легче. Запил водой из фляги и сумел нормально подняться на ноги. С живцом я ночью сильно переборщил, голова кружилась. Как же это всё хреново. И всё было бы не так страшно, окажись я где-то в обитаемой части Улья, но ведь я в Пекле. Повезло, что за ночь никто этот стаб не посетил. И не увязался за байком, пока я сваливал в неадеквате подальше от города.
Сколько же я живого выхлебал? Пил неразбавленный. Фляга граммов на триста, и в них я растворял два спорана. Чуть-чуть выпил на заправке, и немного в городе. А сейчас осталось где-то граммов пятьдесят. Неудивительно что так хреново, так и по-новой изуродовать себя недолго. Опять буду долго и упорно мечтать о белой жемчужине. Не, не хочу.
В зеркале заднего вида мотоцикла лицо отражается нормальное, только сильно бледное. Значит выживу и не начал обращаться, надо только держать ухо востро, и отойти по-нормальному. Пить побольше воды, благо её почти полная фляга, съесть ещё шоколадку, как только полезет.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.