Библиотека java книг - на главную
Авторов: 38274
Книг: 97293
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Заложник»

    
размер шрифта:AAA

Робин Штенье
Заложник

И только высоко, у Царских Врат,
Причастный Тайнам, — плакал ребенок
О том, что никто не придет назад.
Александр Блок

Пролог

Империя, Солеа, 30 день налисси 316 год Эпохи Земли-1.

Хотел ли он власти? Да, хотел. В детстве Годжи часто забредал в Галерею Императоров и долго ходил между голограммами прежних правителей. И более остальных его привлекало изображение Артура Жестокого с неизменной крылатой кошкой по левую руку. Еще бы, ведь тот был реинкарнацией Ангела Созидания, давшего свое имя их роду. Младший брат Александр боялся этой голограммы, а Годжи она, наоборот, приводила в восторг. И сейчас, многие годы спустя, когда требовалось принять какое-либо решение или хорошенько подумать, он шел или к ней, или к Мертвому Источнику. Решения, принятые после, укрепляли его влияние, увеличивая возможности.
Сегодня же он был бессилен как никогда прежде — младший сын Лисард свалился в Мертвый Источник планеты. Слава Создателям, остался жив, но вот уже несколько дней находился в коме. Хотя уже это можно было приравнять к чуду: обычный человек давно бы умер. Александр вынужден принимать кучу лекарств и периодически делать переливание крови, и всё из-за того, что его двадцать шесть лет назад облили мертвой водой, несмотря на принадлежность к роду Крито. Впрочем, даже это стало возможным лишь благодаря принцессе Мартише.
В этот раз она снова предложила свою помощь, и Годжи с радостью ее принял, хотя методы Мартиши и были несколько странными. Не вдаваясь в подробности случившегося, Ее Высочество выставила дважды «пра-» внучатого племянника за дверь и велела молиться, оставив объяснения на потом. На вопрос: «Молиться кому?», она на полном серьезе ответила: «Кошке.» Кошке… Прямо как в старой страшной сказке: когти в бороду и давай за спасение неведомое. Не запросит ли Мартиша слишком многое за свои услуги? Впрочем, пусть просит, Годжи согласился бы почти на все, лишь бы Лисарда спасли. Он любил своих детей, хотя отцом был ужасным.
В руку ткнулся влажный нос Панта, лимский кот чувствовал себя виноватым, раз не мог защитить доверенного ему детеныша. Ладонь легла на пушистый загривок, и одновременно с этим в клипсе раздался звенящий радостью голос:
— Жду тебя в палате. Поторопись, надо многое обсудить.
Годжи воспользовался потайным ходом, чтобы не встретиться с кем-нибудь из гостей, собравшихся на похороны императрицы Ванессы. Ее смерть лишь добавила неразберихи в происходящее последних дней, и допросить больше некого — Ванесса мертва, ее сообщник-серпент мертв, Лисард вряд ли понял хоть что-нибудь, прежде чем свалился в Источник. Хорошо еще дворяне, прилетевшие проститься с императрицей, поверили, что она пожертвовала собой, дабы спасти младшего принца. Как ни странно, но ложь положительно скажется на репутации династии — в отличие от правды. Правды, которую никто не знал.
Через пару минут Годжи был у входа в личный лазарет. Там, приложив руку к замку, послал на него небольшой пси-импульс. Дверь с тихим щелчком ушла в сторону, и на него повеяло ароматом свежесорванных ромашек. Он прошел внутрь и в первую очередь посмотрел на больничную койку — ребенок на ней лежал с закрытыми глазами.
— У нас около четверти часа прежде чем Лисард проснется, — Мартиша стояла у окна с цветком в руке и смотрела на багровые облака, сгустившиеся перед закатом. — Присаживайся, выслушивать меня лучше сидя, — она дождалась пока Годжи займет кресло рядом с кроватью и, посмотрев ему прямо в глаза, продолжила. — Это особенный мальчик. Нет, не реинкарнация Созидателя, но мороки с ним будет не меньше.
— Я это и сам понял. Но ведь есть и еще что-то, ради чего ты решила его спасти? С другой стороны, так сказать. — Годжи нахмурился, готовясь услышать нечто шокирующее. За свою уже достаточно долгую жизнь он успел хорошо изучить собеседницу.
Тайн в Мартише было в миллиарды раз больше, чем в любой другой женщине Обжитого Космоса. Начать хотя бы с того, что она не старела. Их представили друг другу в далеком 251 году, когда родился Александр, и выглядела Мартиша точно так же, как и сейчас. Слухи о ее молодости ходили разные: от особенности организма до банального, что принцесса — робот. Некоторые она опровергала, некоторые оставляла без внимания. Она редко появлялась на людях, предпочитая действовать через культ Ждущих, который возглавляла довольно давно. Тогда свое появление во дворце объяснила тем, что Александр, нынешний князь Нокс, должен был стать великим правителем. Но он не стал. Так и остался позади Годжи на полшага, как в далеком детстве. Император любил его, но был таким же плохим братом, как и отцом.
— С другой стороны, — ответила Мартиша, — тебе нужен кто-то взамен сбежавшего Деймона, чтобы посадить после себя на трон. Двое других не годятся, как не годился твой отец. И не надо делать такое страшное лицо. Сын, на которого вы все здесь чуть ли не молились, отрекся от престола. Горе-то какое! Послушай меня, — ее тон из обвинительно резко перешел в доверительный. — Это хороший мальчик, правильный мальчик. Я помогу тебе вырастить из него достойного наследника. Не просто же так ты отнял его у матери.
Она замолчала, ожидая его хода. Но Годжи отвернулся к сыну, погладил спящего по голове и поправил без того идеально лежащее одеяло. Мартиша права, а он безответственный идиот, оставивший ребенка на попечении ненавидящей его стервы только потому, что у него уже был наследник. Годжи не помнил дня ужасней, чем день, когда Мертвый Источник Солеа ожил. Даже смерть его первой жены не шла с этим ни в какое сравнение. При этом воспоминании мужчину передернуло, и он быстро повернулся к собеседнице.
— Нет, — упредила та его вопрос. — Ничего общего со случаем Нокса. Никакого вреда, кома вызвана предыдущим нападением. Что-то не так с их проклятой слюной, — она поморщилась и выбросила ромашку на пол, на радость боту-уборщику. — А Источники… Источники, будь то Живые или Мертвые, Лисарда любят. Я же говорю, он очень особенный мальчик. И защита до поры до времени ему нужна особая. Как раз такую я и собираюсь предложить. Послушай.
Защита требовалась. Но от того, что предлагала Мартиша, казалось, волосы на голове поседеют повторно, и ни один аллийский косметолог уже не поможет. Принцесса все говорила и говорила, не оправдываясь — заваливая фактами возможных последствий, взвешивала «за» и «против». Да, дело могло выгореть и подарить всем пятнадцать или даже двадцать лет мира. Но и риск был велик. Годжи искренне надеялся стать хорошим отцом хотя бы Лисарду, но знал, что все равно не получится.
Ребенок под одеялом зашевелился, потом вовсе проснулся и резко сел. Мальчик затравленно огляделся по сторонам и, увидев взрослых, быстро отодвинулся к спинке, спрятал руки за спиной.
— Ва… ва… Ваше Величество!..
— Просто папа, — мягко, но решительно остановил его Годжи, — или хотя бы отец.
— Папа, — нехотя выговорил Лисард, стараясь больше не заикаться, — Я… я, — попытался он что-то сказать — видимо, оправдаться, но потом собрался и выпалил: — Жаклин сказала, что Пант мерзкий, а я дернул ее за косичку. А она обещала пожаловаться Ванессе. А я назвал ее дурой. А она… — мальчик замолчал, силясь вспомнить, что же было потом.
Его била мелкая дрожь, а в глазах стояли слезы. У Годжи сжалось сердце, он поднял пытающегося отпираться ребенка на руки и прижал к себе. Лисард заплакал, уткнувшись ему в плечо, и нерешительно обнял в ответ.
— Тише, — успокаивал его Годжи, поглаживая по спине. — Тише. Все хорошо, — он повернулся к Мартише и кивнул, поймав ее вопросительный взгляд, затем продолжил, — тебя не накажут. Что до Жаклин, можешь ей хоть все волосы выдернуть. Я разрешаю.
Услышав последнее, Мартиша звонко рассмеялась, потом подошла к ним и, поцеловав на прощанье мальчика в щеку, сказала:
— Держи в тайне, что Лисард пришел в себя, — Годжи кивнул в ответ, крепче прижав к себе сына, — Когда подготовка завершится, я пришлю своего секретаря. И еще: Ноксу лучше не знать о нашем договоре хотя бы какое-то время. Твой брат плохо притворяется.
Она подняла руку в жесте прощания и скрылась за дверью, а Годжи продолжал укачивать сына на руках, хотя тот уже перестал реветь. Он боялся, что успокоившийся Лисард начнет задавать вопросы, особенно те, на которые отвечать не хотелось. О той же Ванессе или, что хуже, о матери. Но тот молча шмыгал время от времени носом. «Потом, — мысленно пообещал ему Годжи. — Потом. В следующей жизни я точно стану лучшим отцом, чем теперь. Клянусь Создателями, тогда я обязательно откажусь от власти. Клянусь.»
34 дня налисси 316 года Обжитый Космос впервые столкнулся с понятием «терроризм», заимствованным у аборигенов Терры отколовшейся от культа Ждущих воинственной группировкой. Они назывались «Второе Пришествие», а возглавляла их Юлия Венкс — не пробудившаяся реинкарнация одного из ангелов. Их корабли появлялись из Пустого Космоса и уничтожали Живой Источник планеты. Эвакуацию не всегда успевали провести — миротворцы не справлялись со своими обязанностями защитников Обжитого Космоса. Спецслужбы действующих на тот момент государств также не могли ни помешать террористам, ни поймать их.
В итоге, боясь остаться без навигации по Источникам, правительства согласились подписать требуемый мирный договор и подтвердить его действие созданием Новых Семнадцати из отпрысков высокопоставленных чинов всех участвующих государств. Среди названных был Лисард Крито, четвертый сын императора Годжи II. Такой ход со стороны Империи многим дал надежду на долгий мир. Но сейчас, когда мы видим эту историю со стороны, можно смело сказать, что именно подписание Соглашения при Хейве стало первым шагом к развязыванию Второй Войны Ангелов в 333 году эпохи Земли.
Максимилиан Декали, 2319 год Эпохи Земли

Глава 1. Мальчик

Нейтральные Земли. Долкоманжи. 12 день чью. 326 год.

Экзамены, ознаменовавшие закрытие семестра, прошли еще в прошлом месяце. Лисард искренно радовался этому вместе с остальными — и это несмотря на то, что каникул не предполагалось аж до лета. Радость длилась недолго. Строгая учительница Марта Шер-Пин потребовала у мастера Ксеронтнаса, главы Приюта, разрешения разделить учащихся на небольшие группы. Обычно так делали лишь для дополнительных занятий, но Ксеронтнас одобрил прошение. Поначалу Лис думал, что легко пройдет в интересующую группу, так как занимался по индивидуальной программе, но вскоре от его уверенности не осталось и следа. Хорошо хоть по жребию он сдавал последним, и никто не видел, как Марта раз за разом сбивает его с ног, не давая возможности как следует выстроить защиту.
— Ты там уснул? — она склонилась над ним и дружелюбно протянула руку. — Какой-то ты сегодня несобранный. Неделю назад навыки были лучше. Может быть, заболел?
— Я в порядке, имари. Давайте продолжим, — Лисард принял ее помощь и, поднявшись, отступил на пару шагов.
«Ты можешь!» — мысленно приказал он себе голосом дядюшки Нокса и попытался сосредоточиться на противнике. Конечно, не подтянутая спортивная фигура и собранные на затылке в пучок волосы делали Марту непобедимой. Внешность для псая роли не играла, только ничего другого Лис не замечал из-за отсутствия опыта. Оставалось лишь закрыть глаза и смириться с очередным поражением. Прозвучал сигнал к началу боя. Сквозь веки померещилась длинная тень слева, мальчик упал на колени и откатился в противоположную сторону. Там, где он только что стоял, раздался громкий хлопок, потом все затихло.
— И почему же ты ушел вправо?
— Чтобы не попасть под удар, — ответ был очевиден, но Лис на всякий случай пожал плечами, ожидая придирок.
— Должно быть, заметил мою пси. Такое бывает, когда долго сражаться с одним и тем же противником. Но редко, — Марта нахмурилась и какое-то время молчала.
Молчал и Лисард, разглядывая потолок с изображением звездного неба.
— Напомни-ка мне, какое у тебя пси?
Чтобы Марта Шер-Пин что-то забыла? Не в этой жизни. У Лиса была пси молнии — настолько сильная, что отец и дядя Нокс буквально заставили его тратить уйму драгоценного времени на дополнительные занятия по пси-практикам. «Это очень важно, сынок. Псай твоего уровня должен уметь управляться со своей силой». Как обычно: должен то, должен это, а смелости возразить у Лисарда не было. И что хуже, отвлекшись на дурацкие воспоминания, он так и не ответил Марте. Еще и глаза зачем-то закрыл!
— Нет, — она покачала головой. — С тобой определенно невозможно работать сегодня. Хочешь спать — иди спи, придешь завтра со всеми на пересдачу.
— Имари, пожалуйста! — взмолился Лис, представляя, как его отругает Нокс.
Одноклассники, с которыми он дружил, сдали экзамен еще днем, пересдавать с оставшимися было невыносимо. За десять лет проживания под одной крышей «Новые Семнадцать», надежда Обжитого Космоса, успели подружиться, переругаться и разбиться на группы. Так Лисард с друзьями враждовали с кузенами Борисовым Максимом и Майоровым Андреем, над чьими проигрышами сегодня так здорово посмеялись. После такого идти с этой парочкой на пересдачу? Хуже только часовая лекция от дядюшки Нокса о том, как следует себя вести в приличном обществе.
— Ты сейчас выглядишь так, словно я тебе велела в открытый космос без скафандра выпрыгнуть, — Марта вздохнула и кивнула в сторону преподавательского стола. — Пойдем-ка присядем. На пальцах объяснять сложно. Не волнуйся, всего лишь покажу тебе один фокус. Сумеешь повторить хотя бы один раз — считай, сдал.
Когда они сели за стол, Марта сразу вывела изображения Лисарда и на панель, и на монитор, потом взяла псевдо-перо и начертила между ними равенство.
— Итак, на панель мы получаем трехмерное изображение, а на монитор двумерное. Я не случайно выбрала твой портрет для примера. И здесь, и здесь, — она поочередно показала пером сначала на голограмму, потом на фото, — мы видим тебя. Есть ли между ними разница.
Лисард задумался. Вроде бы и впрямь везде он, но, с другой стороны, измерения-то разные. Но ведь… Лис недоверчиво посмотрел на учителя.
— Все правильно. Если не задать уточняющие вопросы, то интерпретировать можно как угодно. Так же с человеком и его пси. Нельзя сказать, что это одно и то же, не сделав уточнение. Пока пси статично — повторяет форму человека. А статично оно, когда носитель спокоен. Как думаешь, твои друзья сейчас переживают о чем-то действительно важном? Дерутся не на жизнь, а на смерть?
Лис покачал головой, уверенный в том, что друзья сейчас развлекаются.
— Я тоже так считаю, — Марта улыбнулась и смахнула портреты принца. — Вот пока они в покое, ты должен по пси определить их местонахождение. Завтра у вас первый из трех выходных, строгого времени отбоя нет.
— Вы считаете, что я как опытный менталист смогу просто…
— Не просто, но уверена, что сможешь.
— Хорошо. Я должен представить мысленно их пси и определить местонахождение тела. Но мастер! Я бездарь! И самый обычный стихийник!
— У тебя сильно занижена самооценка, и такое положение вещей вполне устраивает, потому что кажется безопасным. Но с этим пусть психологи разбираются. Что касается пси молнии, про нее, пожалуй, почитаешь к следующему дополнительному уроку, — она вывела на монитор фото его друзей: Глена Уайта, Дари и Миги Лэ, Эдуарда Кима и, наконец, Алекса Венкса. — С кого начнем?
— С Эда, — немного подумав, предложил Лисард. — У него яркая внешность. И довольно сильная пси земли.
— Хороший выбор. Теперь рисуй Эдуарда у себя в мыслях, а потом попробуй перебраться в его голову. Не думай, что не получится. Получится: ты самый что ни на есть менталист, а стихия — так, приятное дополнение.
Лис смутился — его не так уж и часто хвалили, а тут такое! Стихия как дополнение, это у него-то, который в возрасте семи лет разнес тренировочный зал, учась контролировать силу. Ободренный словами Марты, он закрыл глаза и представил Эдуарда. Яркие синие волосы и такого же цвета глаза, слегка загоревшая на весеннем солнце кожа, прямой нос и тонкие губы. Телосложение у Эда было такое же, как и у Лисарда, но Эд был немного ниже, отчего смотрелся не такой каланчой. Представить-то труда не составило, но вот дальше начались сложности. Привыкнув мыслить логически, мозг наотрез отказался играть в интуицию и стал вычислять возможные места, где Эд обычно появлялся по вечерам. Лис понимал, что делает все не так, что Марта отправит его на пересдачу, но ничего не мог с собой поделать. Еще и фотографии отвлекают! Он смахнул их, ожидая неодобрения с ее стороны, но она промолчала. Тогда Лис снова закрыл глаза и постарался выбросить все из головы, опустошив ее полностью. Поначалу получалось не очень, затем по мере погружения в темноту внешний мир стал отступать.
— Эд, сволочь, опять уснул на моей кровати! — озарение было внезапным, и Лисард не успел остановить вырвавшееся ругательство. — Ой. Простите, имари.
Марта не обратила на это никакого внимания.
— Умник, найди Эдуарда Кима, — приказала она ИИ рабочей панели, и та через минуту откликнулась сварливым стариковским голосом.
— Эдуард Ким, заложник мира от Союза Нейтральных Земель, сын Джессики Ким и президента Союза Николаса Кима. В данный момент находится в корпусе мальчиков, комната 7. Судя по сердцебиению, дыханию и общему состоянию пси-поля ребенка, Эдуард Ким спит.
ИИ умолк, и Лис с сожалением подумал, что их комнатному Инспектору нельзя настроить что-то подобное. А ведь какая отличная шутка вышла бы! Но не время думать о всякой ерунде. Он с явным вопросом во взгляде повернулся к задумавшейся Марте Шер-Пин.
— Медитация, — задумчиво пробормотала она, не обращая на Лисарда никакого внимания. — Почему бы и нет для начала? — и посмотрела Лису в глаза.
Он инстинктивно отпрянул, возводя вокруг себя щит.
— Да успокойся ты, мы же не деремся. Никак в себя после экзаменов не придешь?
Лис кивнул и убирал защиту. Ему не терпелось узнать результат.
— Пожалуй, подпишу-ка я всем сдавшим пропуск в город на эти выходные в качестве награды. Дополнительные занятия с тобой начнем в Серый день на следующей неделе.
Лисард встал и, не веря своим ушам, переспросил:
— Так я сдал?
— Сдал-сдал. Пусть немного и не так, как я ожидала. Иди отдыхай.
Лис быстро изобразил жест прощания и едва ли не побежал к выходу, а оттуда к лифту. Выходные в городе! Эти слова музыкой отдавались в сердце, отчего он решил простить Эду очередное покушение на свою любимую подушку. Подумаешь! Пусть выспится — выходные же.

Суэльские республики. Мира. 13 день чью.

Через две недели и один день Алену Ричмонду исполнялся двадцать один год, он вступал в тот самый возраст, когда человек считается совершеннолетним. Однако Ричмонд не чувствовал себя взрослым, даже желания притворяться таковым не было. Хотелось праздника. Хотелось подарков. Поэтому он отправился со своим опекуном Деймоном Крито на Миру. Деймон уже не первый год был варрой, королем пиратов, и его влияние в Обжитом Космосе постепенно росло. Предстоящие переговоры со старейшинами мирийских кланов — дело практически решенное, а значит, после них Деймон будет в отличном настроении. Лучшего момента, чтобы выпросить у того новенький флюверс, не придумаешь. Небольшой маневренный кораблик был чудо как хорош собой: работал на дешевом альтернативном топливе, управлялся в одиночку и даже имел свой медблок с крио-боксом. Благодаря системе «длинных прыжков», позволяющей пропустить регистрацию в пролетаемых Источниках, флюверс шутя удирал от преследователей. Расписывать прелести флюверса и проводить сравнительные характеристики с теми же грузовыми катеона, боевыми акатема или пассажирскими рикано Ричмонд мог до бесконечности. Вот только слушатель попался неблагодарный.
— Ален, давай потом, — Деймон стоял возле зеркала и пытался собрать заметно отросшие волосы в хвост. Получалось плохо, и черные вьющиеся пряди постоянно выскальзывали из пальцев.
— Давай помогу, — предложил Ричмонд, ожидая в ответ посыла куда подальше.
Варра лишь рассмеялся и отошел от зеркала, признавая поражение.
— Обкромсать неровными кусками я и сам могу. Но тогда какой был смысл отращивать их целый месяц?
Ален пожал плечами: мало ли у кого какие тараканы в голове. Но Деймон все равно принялся объяснять: больше для себя, чем для собеседника.
— Пытался влезть в шкуру мирийца, кометы их дери. Естественно, черные волосы и желтые глаза здесь не встречаются. Так что хватит лыбиться, речь вовсе не о внешности.
— Но ты все равно мучился с волосами, — Ричмонд демонстративно поправил бандану, скрывающую гладко выбритый череп.
— С ними, с ними, — варра устало плюхнулся в кресло, стоящее неподалеку, и придвинул к себе рабочую панель. — Почему бы тебе не взять шетаро и не развлечься где-нибудь, пока я занят? А завтра, по возвращении на Дайн, мы обсудим твой возможный подарок, — Деймон ободряюще улыбнулся. Улыбка, как обычно, вышла надменной. У всех сыновей Годжи II была такая, кроме малыша Лисарда, с которым Алену довелось играть в далеком детстве.
Ален кивнул и пошел к двери, подбирая имя будущему кораблю. На ум шли всякие банальности вроде «Мечта пирата», «Комета» и даже «Кошка». Ничего, потом можно будет попросить Йорена придумать что-нибудь интересное — Макс парень умный, начитанный. Ему, если Ричмонд не ошибался, был сорок один год. Они с Деймоном вроде бы ровесники. Ален представил себе, как Макс хмурится, когда кто-нибудь из друзей сморозит откровенную глупость: на высоком лбу прокладываются две глубокие складки, темные брови сближаются, полные губы поджаты в линию. Картина маслом: экс-барон Йорен смотрит на тебя, как на говно. Далее Ричмонд попытался представить похожую реакцию второго сабвенсти Рикардо Рошидо, но лифт уже доехал и открылся.
В холле гостиницы было пусто. Над стойкой портье мерцал голубым огнем терминал посетителя. К нему-то Ален и направился, активируя на ходу нужные команды на браслете, однако терминал таким образом работать отказался, завибрировав тревожно-красным.
— Что-нибудь нужно? — из-за скрытой в стене двери появился мужчина в традиционной мирийской одежде: широкие темные штаны, веревочный пояс, короткое кимоно. Обычные карие глаза выдавали в нем младшую ветвь, или в крайнем случае полукровку, да и вряд ли кого-то другого отправили бы работать в порт.
— Мне нужен шетаро в прокат, — помедлив, ответил Ален, с интересом рассматривая мирийца.
— Мы не сдаем шетаро, — бесцветным голосом ответил портье. — Планета закрыта для туристов.
— Вот только не надо тут аллийцев из себя строить, — Ален скривился в отвращении. — Я прилетел сюда на переговоры с вашим советом старейшин с самим Деймоном Крито, — парень гордо достал из-под футболки инколевый медальон в виде оскаленного в улыбке черепа и костлявой рукой, сжимающей над ним косу.
— Мы не сдаем шетаро.
— Тогда я украду его. Мне все равно за это ничего не будет.
— Мы не…
— Мади Шорен, сдайте мальчику шетаро, снабдив приличным ИИ с полным сводом законов планеты, — сказал незнакомец, вышедший из лифта, ведущего на стоянку.
На нем была такая же одежда, как и на портье, а вот красные глаза и соломенные волосы указывали на чистоту крови. Ален сразу заметил в нем важную местную шишку, однако не подавал виду, продолжая надменно смотреть в сторону портье.
— Мади Лафайет! — названный Шореном низко поклонился, подтверждая предыдущую догадку Ричмонда. — Вы уверены? Этот юноша прибыл с варрой!
— Под мою ответственность, друг мой. Под мою ответственность.
Лафайет не был обделен властью, потому дальше портье перестал противиться и выдал Алену ключ с ядовитым: «Двухместный желтый. На другие континенты не летайте — старый.» Понимая, что лучше ничего не достанет, Ален схватил ключи и пошел к лифту, спускающемуся к стоянке. «Гадкая планета, — думал он, ища среди местных развалюх выданную ему, — Гадкая планета. Все они такие — планеты, носящие женские имена в названиях. Ноа, пропахшая канаисом, как дешевая шлюха спермой. Мертвые сестры-двойняшки Азулу с Шизулу, приютившие на себе продажных миротворцев с республиканскими военными-сволочами. Сотта — старуха с вечными неурожаями и ужасным сарчем. Все они гадкие, а Ева хуже всех. Не зря в свое время ее уничтожил Мартин Крито.» Названия, в которых Ричмонд был уверен, закончились, в остальных он сомневался. Вайлент имя или нет? А Ирабэ с Аллией? К счастью, нужный шетаро отыскался и можно было подумать о другом.
— Обозначься, — приказал он встроенному ИИ.
Ему ответил приятный женский голос:
— Мира, приветствую вас. Какую поездку планируете?
Мира! Он зло стукнул по бортовой панели, понимая, что чего-то подобного и следовало ожидать. Вернется на Эндобу — заведет себе шлюху с таким именем.
— Какую поездку планируете? — повторила вопрос ИИ.
— Прогулка по достопримечательностям, — буркнул Ален, пытаясь усесться в кресле поудобнее. — Пляжи, памятники, бары. Что тут у вас есть, где можно повеселиться?
— Вы находитесь в квадрате джарийского порта, зоны развлечения отсутствуют. Алкоголь и вредную пищу вы можете заказать в гостиничный номер.
— Ну а просто поглазеть на что есть? Для туристов?
— Мира не принимает туристов.
— Ладно, пусть не для туристов. — он начал потихоньку заводиться. — Для дорогих гостей?
— Мира закрытая планета, — ИИ словно бы издевался над ним, не принимая всерьез.
— Вот же гьеджет! — Ален с силой ударил по панели. Когда открылась одна из дверей, он подумал что из-за удара.
Истинная же причина объявилась позже в виде мальчика лет десяти, который бесцеремонно залез в шетаро и уселся на свободное сиденье рядом с Аленом. Он был одет как любой нормальный ребенок Суэльских Республик: в модные тканевые штаны со множеством карманов и кофту, по рукавам которой бегали котята. Босые грязные ноги выбивались из всего этого великолепия, особенно на фоне явной чистоты крови.
— Могила Миры Рюукон-Эльтене, — скомандовал ребенок, не обращая на Алена внимания.
Внезапное появление этого наглеца почему-то успокоило Ален, а выбранный маршрут предполагал хоть какое-то зрелище, потому он решил позволить мальчишке взять управление на себя.
— Разве прах не должны были развеять в открытом космосе?
— Ее похоронили много тысячелетий назад, — мальчик рассеянно пожал плечами и, улыбнувшись, протянул руку для рукопожатия. — Я — Лави.
— Ален.
«Где-то я уже видел эту улыбку, — пожимая руку ребенку, думал парень. — И она была гораздо надменнее, чем сейчас. Деймон бы позавидовал.»

Нейтральные Земли. Долкоманжи. 13 день чью.

Проснулся Лисард раньше будильника; он сел на кровати и долго пытался сообразить где находится. Вроде бы та же самая комната, но что-то все равно не так. Справа от него сладко спал Эдуард Ким: сбил одеяло в кучу и обнимал ее. Лис присмотрелся. Да это же его кровать! Где же тогда спал Алекс? И где он сейчас? Соседа нигде не было, хотя Лис даже в шкаф заглянул: куртка и ботинки были на месте. «Странно» — подумал он и принялся одеваться. Будить Эда не стал все по той же причине, что и вчера.
Алекс нашелся во второй комнате, недавно переоборудованной в студию. Там на четырех мольбертах сохли холсты, закрытые защитным полем от любопытных глаз. За пятым стоял друг, перепачканный с головы до ног. На его лице тоже была боевая раскраска, однако волосы, спрятанные под смешной косынкой, не пострадали. Голубые глаза сияли безумием творца. Заметив Лисарда, Алекс отложил палитру и грязными пальцами, потому как кистями он почти всегда пренебрегал, потер лоб. Выбившаяся прядка цвета спелой пшеницы быстро окрасилась в огненно-рыжий.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2018г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.