Библиотека java книг - на главную
Авторов: 45201
Книг: 112420
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Забавы колдунов. Часть вторая» » стр. 10

    
размер шрифта:AAA

— Это не колдунья? — спросил моряк.
— Наша колдунья уже стара, а эта ещё молода, — объяснил воробей.
— Нам выбирать не приходится, — рассудил Джон. — Раз встреча неизбежна, то пусть она состоится поскорее. Кто знает, может, эта женщина нам поможет.
— Откуда только она взялась? — удивлялся воробьишко. — Сроду здесь не было людей.
Адель думала, что поляна, о которой говорила птичка, совсем близко, но ошиблась. Они шли часа два, не меньше, пока перед ними не открылась обширная поляна с белевшими кое-где поваленными стволами больших берёз. Если бы появление здесь людей не было исключено, то девушка решила бы, что такое место идеально подходит для пикника.
На большом стволе почти в центре поляны сидела полная женщина средних лет, но явно старавшаяся казаться моложе. Её платье подошло бы для бального наряда Золушки, если бы не размер, и в этом лесу казалось особенно неуместным. Волосы женщины были золотистые, тщательно завиты и уложены в замысловатую пышную причёску, украшенную разноцветным жемчугом. Лицо было бы приятным, если бы его не портила напускная наивность.
— Здравствуйте, добрые люди, — радостно приветствовала она путников. — Я слышала, что вы направляетесь к моей старшей сестре, а эта милая птичка рассказала мне, что вы идёте прямо навстречу мне.
Она очаровательно улыбнулась Джону и Адели и посмотрела на воробья.
— Чирик-чик-чик, — прощебетала она.
— Чик-чирик, — поправил её воробьишко. — Не надо переиначивать мои слова.
— Я могу часами играть со всякими птичками, зверюшками и рыбками, — призналась женщина. — Мама всегда ругает меня за мой весёлый нрав, а старшая сестра считает чуть ли не полудурком.
Она обиженно надула губы и шаловливо прищурилась.
— Одна только средняя сестра меня терпит, но и от неё я выслушиваю много упрёков.
Нам обязательно надо повидать вашу сестру, — сказала Адель. — У неё есть золотое сердечко с красным камнем, которое способно оживить очень хорошего человека. Мы проделали далёкий и опасный путь по морю, перебрались через Чёртовы скалы, пережили много приключений, чтобы попросить у неё это золотое сердечко.
— Не думаю, что она вам его отдаст, — возразила женщина. — Она даже мне его не дала, хоть я волшебница и могла бы найти ему славное применение. Оно бы очень подошло к моему наряду из золотой парчи.
И вновь губы женщины сложились в обиженную гримасу.
— Но я добрая волшебница, поэтому не буду вам завидовать, если сестрица отдаст его вам. Наоборот, я вам помогу. Дело в том, что она не желает меня видеть даже на самый короткий срок. Я иногда прилетаю сюда, но каждый раз она насылает вихрь, и я выкатываюсь из её владений, так с ней и не увидевшись. Сейчас у меня есть к ней поручение от средней сестрицы, но я не смею даже приблизиться к её замку. Теперь у меня вся надежда на вас. Если вам удастся к ней пробраться, то вы передайте ей, что у средней сестрицы вышел весь омолаживающий бальзам, и она просит прислать ей запас на несколько десятков лет.
Волшебница подмигнула и сообщила:
— Это я у неё потаскала все пузырьки с бальзамом, а изготовлять его умеет только старшая сестрица. Скажите также, что мама совсем постарела без этого бальзама. Для верности я дам вам зеркало. Сами понимаете, что оно волшебное. В нём можно увидеть всё, что захочешь. Вы кого-нибудь хотите увидеть?
— Авдея и Барбоса, — сейчас же сказала Адель.
— Смотри.
Волшебница пригласила взглянуть в потёртую зеркальную поверхность, и девушка увидела, как исчезло её отражение, стекло замутилось, а потом в нём очень отчётливо проступили мельница, мельник, Авдей, сыплющий зерно из мешка и открытая дверь, в которую заглядывают Барбос и Борька.
— Спасибо, — поблагодарила её Адель. — Я вижу, что мои друзья на мельнице.
Женщина жеманно улыбнулась и повела плечами.
— А теперь взгляни снова.
Адель увидела лесорубов, а среди них красивого сильного парня, орудующего топором, как пёрышком.
— Кто это? — спросила она, ожидая услышать предсказание.
— Этот юноша мне очень нравится, — призналась женщина, с восторгом разглядывая изображение. — Он меня не замечает, когда я появляюсь среди людей, но я скоро ему объяснюсь. Мне бы только несколько раз обтереться чудесным бальзамом. Правда, он хорош? До него я была влюблена в бакалейщика, но он обвешивал покупателей, так что мне поневоле бросился в глаза его некрасивый нос…
Джон деликатно кашлянул, и волшебница примолкла.
— А тебе, моряк, придётся защищать свою даму, пока вы не придёте в дом к сестре. Как только вы туда войдёте, то уже ничего не опасайтесь. Она вовсе не злая, как о том говорят. Она всегда была неразговорчива, а злой не была. Её так сильно обидели жестокие и завистливые люди, что она удалилась на этот остров и никого не хочет видеть. Даже средняя сестра не смеет к ней прилетать, а уж меня она всегда терпеть не могла. Однако, увидев шаль и заглянув в зеркало, она сразу смягчится, а в таком настроении она обязательно вам поможет.
— Мы выполним ваше поручение, добрая волшебница, — сказал Джон.
Женщина кокетливо посмотрела на него, а потом закрылась рукавом.
— Ты меня смущаешь, — сообщила она. — У тебя такой взгляд, что тебе, наверное, приходится отбиваться от женщин.
Джон растерялся.
— Зеркало я заверну в эту шаль. Я её сама выткала из особых ниток. Правда, красивая? Вы отдайте ей зеркало в этой шали. И скажите, что я посылаю ей от средней сестры зеркало, а от себя — шаль. К сожалению, я не смогу пойти с вами, иначе вместе со мной пострадаете и вы. А без меня вы подвергнетесь меньшей опасности. Так что я поспешу улететь, пока сестрица меня сама не выгнала.
Волшебница легко, несмотря на полноту, оттолкнулась от земли и исчезла в лёгкой дымке. У Адели был готов сорваться с губ вопрос о колдунье Маргарите, но так и остался невысказанным.
— Спрячь зеркало и шаль в свою сумку, Адель, — посоветовал Джон. — Вот бы никогда не подумал, что волшебницы такие. Я кое-что подобное слышал в портовой таверне, но не ожидал услышать от волшебницы.
— Жаль, что она не дала ещё крошек, — вставил своё слово воробей. — Ну, я полетел. Прощайте.
— Спасибо, — поблагодарили его путешественники.
— Я думаю, что обедать ещё рано, — сказал Джон. — Мы недавно вышли. Продолжим наш путь.
За время морского перехода Адель отвыкла от долгой ходьбы, но она отдохнула пока беседовала с волшебницей, поэтому бодро последовала за своим спутником. В этот день они так и не миновали лес. Лишь к вечеру следующего дня они очутились на опушке, и их вниманию предстал город с одноэтажными строениями, странными храмами и чем-то вроде дворцов с башнями.
— Заночуем здесь, а утром пойдём искать дворец колдуньи, — решил Джон. — До чего же странный город! В скольких местах я побывал, а такого не видывал. Домики низкие, вроде как к земле прибитые, а уж храмы до башни готовы небо проткнуть. Должно быть, людям, которые когда-то здесь жили, нелегко приходилось от господ да священников.
Утром, едва путешественники позавтракали, прилетел совершенно встрёпанный воробей.
— Ну, и натерпелся же я страху! — закричал он. — Хотел отыскать для вас замок колдуньи, влетел в один из дворцов и едва не попал на обед к змее, вспорхнул к окну, а там уже вытягивает шею другая змея. Окошко маленькое — не проскользнуть. Я полетел к двери и прошмыгнул между тремя змеями сразу. Тогда я решил быть повнимательнее и осмотрелся. И что же? У каждой стены, под каждым камнем, в каждом доме видны ядовитые змеи. Для меня-то безразлично, попаду я в брюхо к ядовитой или неядовитой змее, но для вас большая разница, среди каких змей идти, так что будьте осторожны. Даже не знаю, как вы пойдёте: там шагу нельзя ступить без опаски, что придавишь какую-нибудь гадину.
— Спасибо, что предупредил, — поблагодарил Джон.
— Вы думайте, точно ли вам надо туда идти, а я полечу предупредить наших, чтобы были осторожны. Прощайте.
Воробьишко упорхнул.
— Представить трудно, что весь город усеян змеями, как испорченная солонина червями, — рассуждал моряк. — Мне приходилось видеть змей, даже видел яму, где змеи так и кишели, но чтобы весь город… Может, нашему воробьишке со страху померещилось это изобилие гадов? Пойдём на разведку, Адель, а если это правда, то подумаем, что нам делать.
Девушке очень не хотелось идти в змеиное царство, но выбирать не приходилось, и она повиновалась с самыми мрачными мыслями. Они вышли из леса, где Джон напоследок сломал две палки и одну из них дал Адели. Осторожно шаря в траве палками, они вышли на пыльное пространство, где не было ни травинки, ни деревца, ни кустика, а были лишь каменные строения.
— Ага! — воскликнул моряк и палкой отбросил змею, поднявшую голову из-под камня. — А вот ещё одна! Да, их здесь не счесть!
Адель, сама не сознавая, что делает, схватила Джона за руку и потащила его обратно на опушку леса. Она была близка к панике.
— Отдышись и успокойся, Адель, — увещевал её моряк. — Нам надо хорошенько подумать, что делать. Ясно, что без подготовки туда не сунешься…
— Джон, я туда не пойду! Ничего не обдумывай, потому что я не смогу заставить себя там пройти, даже если бы я была в латах, которые змеи не смогли бы прокусить! — уверяла девушка, дрожа от ужаса. — Меня теперь до конца жизни будут мучить сны про змей.
Моряк с сочувствием посмотрел на испуганную спутницу.
— Я тебя понимаю, Адель, — как можно спокойнее и ободряюще заговорил он. — Но змеи заполнили весь город и нельзя пробраться к колдунье, не пройдя через них. Летать мы не умеем, да если бы и умели, то немного бы выиграли от этого. Улицы мы бы видели, но в дома пришлось бы влетать через окна и двери, а ты слышала, что наш воробей едва увернулся от этих гадов. Впрочем раз летать мы не умеем, то нам и обсуждать эту возможность незачем. А всё-таки, умеем мы летать или способны лишь ходить по земле, но всё равно нам надо попасть в город.
Адель решительно помотала головой.
— Не надо. Послушай, что мы можем сделать, Джон. Когда колдун Жан посылал меня на поиски моего Франка, он предупредил, что я имею право в случае крайней необходимости вызвать его. Эта возможность у меня единственная. Он предупредил, что лучше всего сохранить её до момента, когда я буду уже у колдуньи Маргариты. Но, по-моему, сейчас у нас безвыходное положение, и нас может спасти только помощь колдуна Жана.
В этот миг она подумала, что могла бы попросить добрую волшебницу показать ей Франка, и удивилась, что забыла об этом.
Джон внимательно выслушал её и решительно возразил:
— Ты сейчас слишком взволнована, чтобы думать, Адель. В тебе говорит страх, а он плохой советчик. Как можно лишаться единственной возможности позвать на помощь из-за такой ерунды?
— Ерунды???
— Конечно. Мы с тобой вдвоём, а это большое преимущество перед одиночеством, к тому же у нас есть время подготовиться к походу в город. Представь, что было бы, если бы ты была одна, тебе угрожала опасность и у тебя не было бы времени её отразить. Вот тогда и требуется помощь колдуна. Ты не знаешь, что тебе сулит будущее. Если мне предстоит отнести золотое сердечко на мельницу к твоим друзьям, а тебя при этом не будет, значит, мы расстанемся, и ты останешься одна. Прибереги возможность позвать на помощь для этого времени, а мне позволь самому решить, как поступить.
Рассудительная речь моряка успокоила Адель. Особенно её утешило напоминание о пророчестве Торы и видении под мельничным колесом. Если Джону суждено оживить Пахома Капитоныча, то он не погибнет от укуса змеи, а ей ещё предстоит встретить парня с русыми волосами, значит, и ей умирать ещё рано.
Моряк уселся на землю и принялся молча думать, то утвердительно кивая, то покачивая головой в такт своим мыслям. Наконец, он заговорил.
— Я припоминал, что же мне рассказывали о змеях. Кое-что я считаю невыполнимым, потому что нет у нас для этого ни умения, ни сноровки, но один выход из нашего положения я вижу. Говорили мне, что змеи улавливают, когда кто-то ступает по земле, и стараются уползти с дороги…
— Они хорошо уловили наши шаги, но поспешили к нам, — возразила Адель.
— Они не поспешили к нам, а лишь высунулись из-под камней. Их слишком много, поэтому нам было бы опасно надеяться лишь на шум шагов. Говорят, что в этих случаях хорошо применять специальные трещотки. Слыша учиняемый ими грохот, любая змея поспешит убраться прочь.
Девушка поразмыслила.
— Можно попробовать, — решила она. — А если это не поможет, то мы отступим и позовём колдуна Жана.
— Забудь про него, пока с тобой я, — посоветовал Джон и отправился собирать материал для трещоток.
Адель не имела ни малейшего представления о том, как должны выглядеть эти трещотки. Как выяснилось, моряк тоже этого не знал, но, будучи мастером на все руки, он сам придумал их конструкцию, а когда соорудил их и одну протянул девушке, то это оказалась длинная расщепленная палка с прикреплёнными к ней расщепленными палками меньшего размера. Когда ею ударяли о землю, то этот инструмент издавал резкий треск.
Было решено не идти сразу же в змеиный город, а сначала поесть и заодно насобирать топлива на случай ночёвки в городе. Джона тревожила не ночная прохлада, а змеи, которые могли подползти к ним в темноте. После обеда сразу вышли в путь.
— Посмотрим, удачны ли мои трещотки, — не без внутреннего трепета проговорил Джон.
Увидев первую же змею, он ударил палкой о землю. Послышался треск. Змея помедлила немного, а затем тихо скользнула в сторону. Следующая змея тоже не была склонна слушать столь резкие звуки.
— Похоже, мы нашли выход из создавшегося положения без помощи твоего колдуна, — заметил моряк.
Он и Адель, пройдя подальше, где змей было особенно много, подняли такой треск, что живо расчистили себе путь.
— Я думаю, нет смысла осматривать лачуги и маленькие домишки, где дверные и оконные проёмы ничем не загорожены, — сказал Джон.
Но из любопытства Адель заглянула в один из таких домов. Там были две комнаты, но кроме частично каменных, частично глиняных стен, земляного пола и глиняного потолка там ничего не оказалось.
— Странно здесь, — заявила она. — Такое чувство, что жильцы уехали отсюда, увезя с собой всё вплоть до самого ненужного предмета.
— Наверное, у них не было ненужных предметов, — ответил Джон.
Храм, в который они вошли, был массивным, величественным и отличался крепостью постройки, но ни снаружи на нём не было никаких украшений, ни внутри ничто не указывало на то, в честь какого бога был возведён этот храм. Пустые обширные и высокие залы соединялись переходами с множеством колонн, но не было на них ни фресок, ни резьбы, ни каких-либо надписей. Кроме великого множества самых различных змей, расползавшихся при неистовом треске, поднимаемом путешественниками, ничто не оживляло и не украшало строение. Но зато разноцветные узорчатые гибкие тела змей очень красиво смотрелись в углах, в нишах и во всех выемках стен.
— Здесь никто не может жить, — решил Джон, выводя Адель из этого храма. — Даже колдунья.
Дворец, если так можно было назвать трёхэтажное строение с множеством совершенно пустых комнат, залов, коридоров и лестниц, тоже оказался необитаем. Лишь змеи облюбовали себе это жилище, свернувшись в кольца, обвившись вокруг столбов, свешиваясь с балок. Они недовольно шипели, словно были законными владельцами замка и незваные гости очень им докучали, но всё-таки отступали перед грохотом трещоток.
За этот день путешественники не обошли и трети мёртвого города. Когда стало темнеть, Джон выбрал для ночёвки широкую ровную площадку подальше от домов и разжёг маленький костёр. Дежурили по очереди, но дежурному приходилось время от времени колотить по земле своей трещоткой, что мешало спать напарнику, поэтому отдыха такая ночь не принесла.
Утром, позавтракав остатками вчерашнего ужина, Джон и Адель вновь принялись обследовать храмы и дворцы. Один из дворцов оказался больше, чем все остальные. Путешественники долго шли по анфиладам комнат, а конца им не предвиделось.
— У меня такое чувство, что мы идём по кругу, — призналась Адель. — По-моему, мы уже были в этом зале.
— Это легко проверить, — ответил Джон и нарисовал камнем на стене большой якорь. — Пошли дальше.
Адели казалось, что они заблудились и блуждают по лабиринту, из которого наружу выходило множество дверей, но они пришли всё-таки в залу с рисунком Джона.
— У меня уже голова кружится, — призналась девушка. — Что за гигантское здание!
— Плохо, что и оно оказалось нежилым, — сказал Джон, и лицо его омрачилось. — По-моему, мы не найдём колдунью и в других дворцах.
Действительно, когда они обошли весь город и, усталые, присели на площадке, разогнав предварительно с неё змей, они были близки к отчаянию.
— Может, она переехала и живёт теперь в другой части острова? — предположила Адель.
— Вряд ли, — усомнился Джон. — Её сестрица ясно сказала, что она здесь. Жаль, что она не уточнила, где именно. Правда, она сама этого может не знать, раз колдунья без всяких сожалений выпроваживает её со своего острова. Мне кажется, что я уже на пороге.
— На пороге чего? — не поняла Адель.
— На пороге открытия. Не могу сказать, в чём оно заключается, но какая-то мысль точит меня изнутри, как червь. Мы где-то были и что-то видели, но не сделали вывод. Я жду, когда эта мысль проточит меня насквозь и вырвется, наконец, на свободу, но полагаю, что за это время мы успеем поужинать, а, может быть, и переночевать. Ты, Адель, разводи костёр, но старайся сжечь как можно меньше сучьев, а я предоставлю себя в распоряжение тайной мысли.
Девушка старалась двигаться как можно тише, чтобы не мешать Джону думать, однако поспел ужин, а мысль его так и осталась потаённой.
— А всё-таки разгадка где-то рядом, — сообщил Джон, поглощая бобы с солидной порцией солонины. — К ужину её позвать ещё не могу, но, ручаюсь головой, что она уже чувствует запах нашей похлёбки.
— Надеюсь, что завтракать мы будем уже втроём, — ответила Адель, которая кроме усталости ничего не чувствовала.
Спать ей не помешал даже грохот трещотки, а когда она сменила Джона у тускло светящегося костра, то только необходимость ударять о землю трещоткой не давала ей уснуть.
Утром Адель была вялой и усталой, а Джон проснулся бодрым и довольным.
— Хорошая вещь — сон, — вещал он. — Уж каких только чудес не видел я во сне за свою жизнь, а всё-таки никогда не думал, что во сне можно ещё и думать. Веришь ли, что я думал всё время, пока дежурил, и продолжал думать пока спал, но решение пришло ко мне только в момент пробуждения. Теперь я ещё раз его обдумаю и результат сообщу тебе. Я вижу, что ты не отдохнула, Адель, но оставаться здесь ещё на одну ночь мы не можем, потому что у нас нет топлива для костра, а раз так, то мы не можем задерживаться даже на лишнюю минуту.
Адель это понимала и уже разогревала еду.
— Теперь смотри на этот чертёж, — сказал Джон после завтрака и принялся пальцем чертить в сухой пыли план. — Это тот большой дворец, где мы блуждали. Однако мы прошли его лишь по внешней окружности, хоть нам и казалось, что мы петляли в лабиринте. Внутрь дворца мы не попали. Сейчас мы туда вернёмся и как следует поищем вход внутрь.
Девушка признала, что моряк прав, и они вернулись во дворец.
— Вот здесь, у входа, через который мы вошли, я нарисую…
— Только не якорь, Джон, — предупредила Адель, помнившая, как их запутали две стрелы Пахома Капитоныча. — Ты уже рисовал якорь, так что теперь нарисуй что-нибудь другое.
— Якоря бывают разные, — возразил моряк, но нарисовал трёхмачтовый корабль.
Девушка недоумевала, глядя, как скрупулёзно он вырисовывает каждую снасть.
— Ты, как художник, любишь точность, — сказала она.
Джон с удовольствием осмотрел своё творение и кивнул.
— Без точности в нашем деле невозможно, — согласился он. — Но с художником меня сравнивать нельзя. Ведь художнику важно, чтобы корабль был только похож на корабль, а всё внимание он уделяет красоте и общему впечатлению от своего рисунка. А попробуй на его корабле пуститься в плавание, так тут же и потонешь, потому что многое изображено не совсем так, как должно, многое же и вовсе не нарисовано. А на моём корабле всё точно до мельчайшего троса. Трехмачтовик я выбрал не случайно, а затем, что три мачты приносят удачу. Идёт мой корабль под всеми парусами как при попутном ветре, так что нам должна сопутствовать удача. Теперь мы пойдём… хотя бы в ту сторону и будем осматривать каждую стену, каждый выступ и каждое углубление, где может оказаться дверь или просто ход.
— А может, люк в полу, — предположила Адель.
Джон потёр щетину на щеке, поморщился и кивнул.
— Люк мы тоже не можем исключить, хоть это и затруднит нам поиски.
Непрерывно гремя трещотками и распугивая крайне недовольных змей, они обследовали каждый уголок, бугорок и выемку первого и второго помещения, осмотрели земляные полы, но ничего не нашли. Обследовав седьмой зал, Адель усомнилась, хватит ли им месяца на то, чтобы довести дело до конца.
— Не пугайся раньше времени, — отозвался Джон. — Возможно, ход отыщется раньше, чем мы дойдём до середины пути, а вероятнее всего, что таких ходов несколько, и нам остаётся отыскать ближайший.
Миновав двадцатое помещение, они решили отдохнуть в двадцать первом.
— Хорошо-то как! — воскликнул моряк, растянувшись на полу и постукивая трещоткой для полной безопасности.
Адель тоже с удовольствием легла на пол, не думая о покрывавшем его толстом слое пыли.
— Долго отдыхать не будем, — предупредил Джон.
Он перенёс свою трещотку на другую сторону и ударил по полу, чтобы отпугнуть зелёную змейку, не желавшую уползать.
— Постой-ка! — воскликнул он и стукнул ещё раз по тому же месту, а потом стал постукивать около. — Пусть меня съест акула, если там не пустота!
Адель вскочила на ноги, охваченная не меньшим азартом, чем Джон, и оба они принялись разгребать пыль, расчищая пол. Оказалось, что он выложен каменными плитами, одна из которых скрывала под собой пустоту, но, как ни пытались путешественники её поднять, она не поддавалась.
— Я уверен, что это люк, но также чую, что здесь кроется какой-нибудь хитроумный механизм, — сказал Джон. — Конечно, волшебница не будет так неосторожна, чтобы скрывать ход в своё убежище обычной плитой, которую поднимет любой бродяга. Попробуем разгадать секрет.
Они пытались нажимать на плиту в разных местах, ощупали весь пол и стены, ища камушек или выступ, на который надо надавить, чтобы сдвинулась плита, но все их усилия были тщетны.
— Как же нам быть? — спросила Адель.
— Опять-таки надо поразмыслить, — отозвался Джон. — Ясно, что плита должна каким-то образом сдвигаться. Ясно также, что и все другие ходы не открываются просто так. Надо найти что-нибудь маленькое, совершенно незаметное для глаз, на что надо нажать. Я знал одного кабатчика, который, как выяснилось позже, проделывал такие штуки: если попадал в его заведение богатый человек, а свидетелей не было, то этот кабатчик в нужный момент нажимал на крошечную шляпку гвоздика, и пришедший падал в раскрывшийся под ним люк, а уже внизу с ним, оглушённым, расправлялись должным образом. Он убил таким способом нескольких человек, а потом с ним самим разделался точно так же его пособник и сбежал со всеми деньгами. Я к тому это рассказываю, что нам надо обследовать пол и стены ещё раз.
Они самым тщательнейшим образом ощупали поверхности, перемазались в пыли, устали до крайней степени, но цели не достигли. Напоследок Адель зацепилась ногой за ремешок сумки и навзничь упала на каменную плиту, сильно ударившись подбородком. Висящее на шнурке кольцо, стукнувшись о плиту, больно вдавилось в грудь. Моряк, сделал падающее движение в бессильной попытке поддержать девушку, и увидел, как заветная плита раскололась, открыв чёрный пролом. В последнюю секунду, почти бессознательно, он оттащил начавшую проваливаться Адель прочь.
— Ты не ушиблась, Адель? — заботливо спрашивал он плохо ещё соображавшую девушку. — У тебя кровь.
— Не очень, — ответила Адель. — Это я ударилась о камень. Ничего, просто ссадина. Но как раскололась плита?
— Наверное, ты нажала на какую-то пружину, когда падала, — сказал Джон. — Если ты не расшиблась, то твоё падение нам очень помогло…
Он умолк, увидев две высохшие руки, высунувшиеся из-под плиты и нащупывающие края пролома. Какое-то существо находилось внизу и явно собиралось выбраться наверх. Чем-то недобрым веяло от безмолвных усилий неизвестного. Джон и Адель отступили от ямы и с ужасом наблюдали, как руки напряглись, над полом показалось страшное лицо, похожее на обтянутый жёлтой кожей череп с ввалившимися глазами, совершенно потерявшимися среди обведших их чёрных кругов. Тонкие запавшие губы открылись в судорожной гримасе, обнажившей гнилые зубы. Особенно страшным показался девушке провалившийся нос отвратительного истощённого существа, одетого в чёрные лохмотья. Безволосая макушка с зеленоватыми пятнами внушала неудержимую брезгливость.
— Если это не мертвец или его подобие, то я не моряк, — объявил Джон. — Мы по неведению выпустили его на свободу и теперь будем от него спасаться.
Он схватил Адель за руку и, гремя трещоткой, пустился наутёк, таща девушку за собой. Адель еле поспевала за ним. Они пробежали по залам и переходам и, не слыша за собой погони, остановились, задыхаясь.
— Не знаю, что нам делать дальше, но от него мы, кажется, убежали, — сообщил Джон.
Адель боялась верить в такое счастье. Она прислушалась и уловила звук неторопливых шагов. Существо, передвигая ноги очень медленно и с усилием, неспешно вошло в зал, заставив путешественников броситься от него прочь. Но, как быстро они не бежали, преследователь неизменно настигал их, стоило им остановиться. Они обежали весь город, надеясь, что их оставят в покое, но иссохшее существо не прекращало погони. Даже в лесу им было невозможно спрятаться, зато мертвеца, как называл его Джон, было нелегко различить за деревьями, так что его неторопливое появление было там до ужаса внезапным.
— Вернёмся в город, — предложил Джон, задыхаясь от бега. Он поддерживал потерявшую силы Адель, не давая ей отстать и оказаться первой жертвой страшного существа.
Это бегство было похоже на кошмарный сон, где человек бежит и не может убежать от опасности. Существо не торопилось. Оно спокойно и методично следовало за людьми, изматывая их. Было очевидно, что эта погоня закончится ещё до вечера.
Адель изнемогала, но крепилась. Она понимала, что спасти их может только чудо или помощь колдуна Жана, однако она видела уже столько чудес, что ждала до последнего, когда всякая надежда исчезнет и существо уже протянет к ним свои костлявые руки. Но где же это чудо? У неё в глазах от изнеможения прыгали красные круги. Она оглянулась и обнаружила, что мертвец совсем близко. И вдруг розовое марево заслонило от неё преследователя. Думая, что теряет сознание, она хотела было позвать колдуна Жана, но Джон дёрнул её за руку и почти поволок за собой.
— Быстрее! Попробуем пробраться через пролом, — задыхаясь, торопил он.
Адель поняла, что марево застилало не её мозг, а пространство между ними и существом, встав препятствием на пути последнего и предоставив им возможность спастись. Она и сама не поняла, каким образом вновь очутилась перед расколотой плитой. Джон первым нырнул в пролом и помог спуститься девушке. Здесь было темно, пахло плесенью и сыростью. Джон стучал своей трещоткой, чтобы распугать невидимых змей, если они здесь обитают, и вёл девушку, не отпуская её руки, чтобы не потерять в темноте. Они шли наугад, не зная, что или кого встретят на пути. Иногда они натыкались на каменную колонну, но, обойдя её, шли дальше. Раз такая колонна рассыпалась, когда они налетели на неё. Боль, испытанная при ударе, немного привела Адель в чувство.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.