Библиотека java книг - на главную
Авторов: 47576
Книг: 118640
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Забавы колдунов. Часть вторая» » стр. 11

    
размер шрифта:AAA

— Осторожнее! — прозвучал в темноте голос Джона. — Как бы нам не вызвать обвал.
И они пошли вперёд тихо, стараясь нащупать, нет ли впереди какой-нибудь преграды. Но скоро их утомлённое внимание перестало им подчиняться, и они двигались дальше как придётся, лишь бы куда-то идти. Адель, почти не сознававшая, что всё ещё передвигается на ногах, вновь ощутила, как ударилась о какую-то стену. Послышался треск и шум падающих камней, и Джон оттащил её назад. Чернота перед ними сменилась серыми сумерками.
— Здесь всё так отсырело, что рушится от малейшего нажима, — сделал вывод Джон. — Куда мы пришли?
Перед ними предстал неширокий и очень высокий коридор, слегка освещаемый через амбразуры в потолке.
— Здесь нет змей, — отметил Джон. — Хоть в этом повезло.
Адель шла за своим провожатым, от усталости почти слепая. Опомнилась она от вскрика Джона. Сейчас же она почувствовала, как что-то подняло её вверх, и она закачалась на каких-то верёвках, прижатая к ним неудержимой силой. Она попыталась вырваться, но лишь ещё сильнее запуталась в липкой сети. К одной верёвке у неё прилипла рука, талия оказалась охвачена другой верёвкой, шею давило гибкое кольцо, а ноги не могли оторваться от клейкой массы, покрывавшей верёвку внизу.
— Поменьше шевелись, — посоветовал Джон откуда-то сбоку. — Мы угодили во что-то вроде паутины. Липкая, чёрт! Я попробую освободиться, а потом помогу тебе.
— Я тоже попробую освободиться, — заявила Адель.
— Не шевелись, — настойчиво повторил моряк. — Виси себе спокойно и отдыхай, потому что освободиться ты не сможешь. А у меня в кармане нож, и мне надо только добраться до этого кармана… Вот… Сейчас я извернусь… Готово!
Адель слышала возню, вздохи и пыхтенье, а потом почувствовала, что сверху к ней кто-то приближается. Это был огромный мохнатый паук самого что ни есть зловещего вида. Его круглые глаза с жадностью так и ощупывали добычу.
— Джон! Ко мне ползёт паук! — в испуге закричала девушка. — Это монстр, а не паук! Он больше меня раза в три!
— Вижу. Сейчас, — пропыхтел моряк.
Адель не могла повернуть голову, но краем глаза увидела, что Джон буквально прыгнул сбоку на паука, причём его ноги не были освобождены от верёвок, оказавшихся ни чем иным, как паутиной. Смельчак нанёс пауку удар ножом, вцепился в него и не отпускал, несмотря на мохнатые лапы, в кровь царапающие его тело. Все его усилия сводились к тому, чтобы не дать пауку отползти на безопасное расстояние, куда не мог дотянуться скрученный по ногам человек, а также увёртываться от грозных челюстей. Кроме того, он при каждом удобном случае бил своего противника ножом. Адель слышала, как сталь ударяется обо что-то твёрдое, и решила, что паук закован в непроницаемую броню. Она с волнением ждала момента, когда надо будет призвать на помощь колдуна Жана, но Джон, изловчившись, нанёс пауку удар в уязвимое место. Мерзкое насекомое так судорожно задёргало лапами, что моряк поневоле его выпустил. Паук упал на пол и лежал там, перебирая лапами. Постепенно его движения становились всё медленнее и, наконец, совсем прекратились.
— Джон, ты сильно ранен? — встревожилась Адель, обнаружив, что её спаситель с головы до ног покрыт кровавыми пятнами и полосами.
— Эта скотина только ободрала мне местами кожу, но глубоких ран нет, — ответил Джон, отдышавшись. — И до чего же глупая тварь! Ну зачем сунулся к тебе? Видит ведь, что ты не одна, а с двумя ему не сладить.
— Со мной одной он бы легко сладил, — призналась Адель. — Я не могу двинуть ни рукой, ни ногой, ни даже головой.
— Сейчас я тебя освобожу, — пообещал Джон.
Наверное, только моряк и акробат смогли бы проделать такие гимнастические упражнения, какие проделал он, пока избавлялся от своих пут. Пока он перерезал одну паутину, он прилипал или запутывался в соседних, так что ему пришлось хорошо обдумать, в какой последовательности резать клейкие верёвки, чтобы не приходилось хвататься за соседние участки паучьей сети. Наконец, звук падения возвестил, что Джон уже не висит, запутавшись в паутине, а благополучно выбрался из неё.
К освобождению девушки он приступил, уже набравшись опыта, и довольно быстро обрезал стягивающие её верёвки. Одного они не могли сделать — отодрать от себя куски паутины, так что вид у Адели был жалким, а у истерзанного, окровавленного Джона — ещё и устрашающим.
— Мы с тобой похожи на мух, вытащенных из паутины, — определила девушка. — Только я — на муху, ещё не побывавшую в лапах паука, а ты — уже побывавшую.
— Ну, не поздоровалось пауку, напавшему на такую муху, — самодовольно ответил Джон. — Если ты уже можешь идти дальше, то поторопимся, пока мертвец нас не догнал.
Он пошёл впереди, зорко вглядываясь в полумрак. Он вовремя заметил вторую паутину и указал девушке на прятавшегося наверху паука.
— Я осторожно обрежу тросы вот здесь, внизу… Сумеешь проползти в эту дыру? Главное, не надо дергать сеть, а не то мы приманим сюда её хозяина. Не подумай, что я его боюсь, но всё-таки мне не хочется походить на муху, дважды побывавшую в лапах паука.
Адель проползла в дыру, и Джон последовал за ней. Им встретилось ещё одиннадцать одиночных паучьих сетей, которые они преодолели довольно легко, уже испытанным ими способом. Но затем возникла заминка, потому что они оказались среди очень густого переплетения паутин, причём сети были расположены под самыми разными углами.
— Теперь вперёд полезу я, — заявил Джон. — Лаз получится длинным и не очень удобным, но придётся потерпеть. Главное, ты ползти за мной, не поднимая головы, не оглядываясь и не пытаясь привстать. Прямо за мной, не отклоняясь в сторону! Если приклеишься к паутине, то мне понадобится слишком много времени и усилий, чтобы прорубить себе место, где мне можно будет развернуться и помочь тебе. Да и нож может не выдержать лишней нагрузки. Он уже затупился.
Адель терпеливо ползла на животе, помогая себе локтями, послушно замирая и отдыхая, когда Джон проделывал очередную дыру в паутине. Положение тела было непривычным, а невозможность поднять голову утомляла. Чтобы снять напряжение, Адель иногда утыкалась лицом прямо в пыльный пол, выжидая сигнала к дальнейшему продвижению. "И ещё вопрос, куда мы попадём?" — устало подумала девушка.
Джон работал, как одержимый, прогоняя мысли о ноющем теле, одеревеневших от непрерывных усилий пальцах, оплетённых липкими верёвками, которые мешали держать нож. Он боялся услышать за спиной неторопливые шали настигающего их существа, в котором он сразу же угадал отсутствие жизни. Они должны опередить его и вырваться на свободное пространство, где смогут быстро передвигаться.
— Джон, я слышу шаги, — прошептала Адель, уронившая голову на пол в тщетной надежде немного отдохнуть.
— Тебе почудилось, — попытался успокоить её моряк. — Я ничего не слышу.
— Приложи ухо к земле, — посоветовала девушка.
Джон с содроганием узнал поступь преследующего их существа.
— Я могу позвать на помощь, — напомнила Адель.
Джон помнил, но ему хотелось оставить эту возможность спастись до того времени, когда девушка останется одна.
— Ещё рано, — твёрдо проговорил он. — Я скажу, когда настанет время, но надеюсь, что оно не настанет. Ползи за мной.
Теперь он работал, как в бреду, не чувствуя ни боли, ни усталости. Сердце колотилось, словно и оно хотело ускорить передвижение.
— Оно уже близко, — шептала Адель.
Она не имела возможности оглянуться, боясь коснуться липкой паутины и приклеиться к ней, поэтому ей казалось, что существо вот-вот вцепится в неё своими высохшими пальцами.
— Не бойся. Оно ещё далеко, — спокойным голосом отвечал полный тревоги Джон. — Паутина скоро закончится.
И правда, они почти миновали путаницу сетей, но он боялся, что преследователь настигнет их раньше, чем они смогут встать на ноги, чтобы бежать. А девушка, слыша уверенный голос своего спутника, на время успокаивалась, полагая, что ему лучше знать, насколько близка опасность.
И всё-таки они успели выбраться из паутины раньше, чем их догнало существо. Оно появилось у края паутинного хаоса, приостановилось, глядя на беглецов провалами глаз и пошло к ним, спокойно разводя липкие верёвки руками. Для него ничто не было преградой.
Джон схватил Адель за руку и потянул за собой. Они бежали по коридору, а за спиной слышали неторопливые шаги.
— Дверь! — воскликнул Джон.
В конце коридора оказалась массивная, окованная железом дверь. Джон надавил на неё, но она не поддалась. Он рвал её на себя, толкал, однако было очевидно, что крепкий запор не уступит никаким усилиям. А шаги неотвратимо приближались, и Адель чувствовала, как ужас всё сильнее овладевает ею.
— Помогите! Откройте! — закричала она, изо всех сил колотя в дверь кулаками.
Рядом Джон бил в дверь ногами, и гулкие удары раздавались в ушах похоронным звоном.
Звук размеренных шагов приближался с роковой неуклонностью, а дверь бездушно закрывала им путь вперёд, быть может, к спасению.
Адель оглянулась: омерзительное существо стояло уже за её спиной. Вот оно начало протягивать к ней руки. Мгновения тянулись, как часы. Джон бился в дверь, а девушка отсчитывала момент, когда она должна будет призвать на помощь колдуна Жана.
Джон выступил вперёд, заслонив собой спутницу, и существо потянулось к нему.
— Всё, Адель, мы в ловушке, — задыхаясь, проговорил Джон. — Теперь мне придётся сразиться с ним в рукопашную. Ты следи за нашим боем и не пропусти момент, когда надо будет призвать твоего колдуна. Но я всё-таки попытаюсь померяться силами с нашим приятелем. Ишь как уставился на меня тем, что у него вместо глаз. Но ведь и я не слаб.
Он точно уловил момент, когда существо протянуло к нему руки, и попытался их схватить и отвести от своей шеи, куда они целились. Но оказалось, что его противник обладал поистине нечеловеческой силой. Он словно и не замечал усилий моряка, почти уже обхватив пальцами его горло. Адель вскрикнула и, боясь опоздать, начала свой призыв.
— Кол…
Кто-то отстранил её и простёр к противникам красивую руку с безупречно гладкой кожей и ровными ногтями. Словно повинуясь безмолвному приказу, существо отняло свои костлявые пальцы от горла Джона и отступило, выжидательно встав поодаль.
— Что же это такое?! — прохрипел моряк.
— Что? — переспросил приятный глубокий голос. — Ваша смерть.
Адель медленно осознавала происходящее. Массивная дверь оказалась открыта, а рядом с ними стояла пожилая женщина с гордой осанкой и величавыми манерами. Одета она была в темно-синее, почти чёрное платье строгого фасона, очень выгодно подчёркивающее стройность её фигуры и белизну кожи. Лицо у неё было суровое и малоподвижное, что немного портило его красоту.
— Я услышала стук в дверь и вышла поглядеть, что здесь происходит. Кажется, я надёжно оградила своё жилище от чужого вторжения, но каким-то образом вам удалось сюда пробраться. Вы прошли без вреда для себя через полчище ядовитых змей, миновали свою смерть, пробрались через паучьи сети, но смерть всё-таки вас настигла. Я могла бы оставить вас в её власти, но всё-таки сначала выслушаю вас. Раз вы преодолели столько препятствий на пути к моему острову и на самом острове, то у вас ко мне какое-то важное дело.
— У нас к вам великое дело, — подтвердила Адель, робея под холодным оценивающим взглядом колдуньи и поэтому пытаясь говорить как можно проникновеннее. — Мы много раз были на волосок от гибели, пока добирались сюда, но поступить иначе мы не могли, потому что только вы способны нам помочь.
— Помочь вам? — высокомерно повторила колдунья. — Когда-то я готова была помогать вам, и сердце моё было раскрыто людям, но вы растоптали его. Теперь никто не способен меня разжалобить. Слёзы сострадания давно высохли на моих глазах. Я глуха к призывам о помощи, меня утомляют чужие стенания и надоедают чужие лица. — Вы обещали выслушать нас, — вмешался Джон, настойчивость которого показывала, что, в отличие от Адели, он не обескуражен приёмом.
Колдунья окинула его быстрым взглядом, и её глаза чуть расширились.
— Путь сюда был очень труден для тебя, — отметила она.
Вид моряка был способен ужаснуть любого.
— Я готов выдержать и большие испытания, лишь бы вы, леди, выслушали нас.
Адель то и дело посматривала на скромно стоявшую в сторонке смерть, ждущую своего часа. Колдунья приподняла руку и жестом что-то приказала ей. Смерть тихо отступила в глубь коридора и скрылась из виду.
— Я слушаю тебя, моряк, — нетерпеливо проговорила колдунья.
— У нас к вам, леди, два дела: наше и вашей младшей сестрицы.
— Передай только своё дело, но не жди моей помощи.
— Прошу простить мою настойчивость, леди, но мы принесли вам её подарок и подарок вашей средней сестрицы. Это шаль и зеркало. Ваша младшая сестрица просила вам передать, что у вашей средней сестрицы закончился весь запас омолаживающего бальзама, а без него ваша матушка быстро стареет. Посмотрев в зеркало, вы сами сможете убедиться в истинности слов вашей младшей сестрицы.
— Где зеркало? — резко спросила колдунья.
— Осталось у расколотой плиты, через которую мы попали в этот коридор.
Женщина жестом пригласила их за собой и прошла из коридора в обширную скудно обставленную комнату, по стенам которой стояло лишь несколько шкафов со странными, казалось бы, не согласованными друг с другом предметами и двумя длинными столами посередине, тоже заваленными вещами. На одном из них с самого краю лежала знакомая шаль. Но сумки, где она лежала, не было видно.
— Это та шаль?
— Да, — подтвердила Адель. — В неё завёрнуто зеркало.
Колдунья развернула шаль, достала зеркало и заглянула в его глубину. То, что она там увидела, заставило её строгое лицо чуть смягчиться. Она даже сделала еле заметный жест пальцами, словно посылала привет кому-то, кого видела в зеркальной глади. После этого она расправила шаль и внимательно оглядела её со всех сторон. По тому, как бережно она положила её обратно на стол, можно было понять, что эта шаль дорога ей либо сама по себе, либо как подарок близкого ей существа.
— Считайте, что вы выполнили поручение моей младшей сестры, — сказала колдунья. — О чём хотели меня просить вы?
Адели показалось, что Джону будет легче добиться милости этой женщины, чем ей, и она еле заметно кивнула ему.
— Эта девушка, леди, должна спасти своего жениха, который находится сейчас у колдуньи по имени Маргарита…
— Я не стану вмешиваться в дела Маргариты! — предупредила колдунья резким тоном.
— Мы не просим помочь Адели в её поисках, раз вам это неугодно, леди, — продолжал Джон, — но ей в её странствиях попадались разные люди: плохие и хорошие. И среди хороших людей был солдат. Я его не знал, но, по рассказам Адели, это был смелый, добрый и надёжный человек. Он долго путешествовал вместе с ней, защищая её от опасностей, но однажды его предательски убил негодяй, которого он приютил у своего костра и которому хотел помочь. Адель узнала, что солдата можно оживить, если положить ему на рану золотое сердечко с красным камнем, а хранится оно у вас, леди. Если бы вы были так милостивы…
— От кого ты о нём узнала? — отрывисто спросила колдунья, обращаясь к девушке.
Адель, киванием подтверждавшая правоту моряка, ответила:
— От девушки-ведуньи по имени Тора. Она предсказала смерть солдата, как можно оживить Пахома Капитоныча и где найти золотое сердечко, ещё до того, как я с ним познакомилась.
— У меня есть вещь, о которой вы говорите, — сказала колдунья. — Я поклялась, что больше не помогу ни одному человеку, но ради моей младшей сестры, принявшей в вас такое участие, я отступлю от клятвы. Да и дело, которое вы затеяли, лично вам не принесёт никакой выгоды, а это примиряет меня с решением вам помочь. Но я могу отправить с золотым сердечком только тебя, моряк, а девушка продолжит свой путь уже одна.
— Мне дважды предсказали, что солдата оживит моряк, — призналась Адель, радуясь, что Пахом Капитоныч будет жить, и огорчаясь из-за необходимости расстаться с Джоном.
— Предсказать-то предсказали, а всё-таки ей было бы легче найти своего жениха, если бы ей помогли и я, и солдат с другом, и их собака, — вслух размышлял моряк, искоса поглядывая на колдунью.
— Или вы принимаете мои условия или уходите без золотого сердечка, — решительно проговорила та.
— Мы принимаем, — поторопилась согласиться Адель. — Пусть Джон принесёт сердечко к мельнику, где остались мои друзья, и они проводят его к месту, где лежит солдат.
— Хорошо, — произнесла колдунья. — Только учтите, что воспользоваться золотым сердечком можно лишь раз. Когда солдат оживёт, оно потеряет свою волшебную силу и превратится в обыкновенную безделушку.
Она стала перебирать вещи на столах, а потом в одном из шкафов. Поиски продолжались долго, пока не обнаружилось, что нужный предмет завалился в самый дальний угол ящика с подобными же изделиями из золота, серебра и неблагородных металлов. Сердечко было маленьким, а камень, вставленный в него, краснел, словно капелька крови. Колдунья продела сквозь еле заметную петельку на обратной стороне тонкий блестящий шнурок, связала концы и велела моряку надеть его на шею.
— Положишь его на рану камнем вниз, — велела она.
Окинув его внимательным взглядом, она сделала руками движение снизу вверх, и неожиданно изодранная окровавленная одежда Джона стала целой и новой, а его раны исчезли.
— Вот чудеса! — воскликнул моряк. — Всё в это плавание было необыкновенным, но такого я себе и вообразить не мог! Теперь не стыдно появиться перед людьми.
Колдунья ничем не показала, доставило ли удивление Джона ей удовольствие.
— Сейчас вы расстанетесь, — сказала она. — Можете попрощаться.
— Прощай, Джон, — проговорила Адель. — Передай от меня привет Пахому Капитонычу, Авдею, Барбосу, мельнику и Борьке. И спасибо тебе. Если бы не ты, мне бы сюда не добраться. Я всегда буду помнить о тебе, Джон.
— Прощай, Адель. Пусть тебе на пути будут встречаться надёжные люди, которые тебе помогут.
Колдунья отвела моряка в сторону, и Адель даже не заметила, когда именно он исчез.
— Можешь посмотреть на него, Адель, — сказала колдунья, приглашая её подойти к зеркалу.
Мутное стекло стало прозрачным, и девушка увидела жилище мельника, а в нём хозяина, Авдея, Барбоса, Борьку и моряка. Джон сидел за столом и о чём-то оживлённо рассказывал, Авдей слушал восторженно, старик одобрительно кивал, собака не спускала жадного взгляда с золотого сердечка на шее моряка, а баран ласково тёрся лбом о колено мельника.
Колдунья дунула на стекло, и оно опять замутилось.
— Посмотри теперь.
Адель увидела берлогу под корнями, Авдея и Джона, разбирающих камни, а потом на мешковине вытянувших на открытое место покоившееся за завалом тело. Лицо солдата не было тронуто тлением и оставалось точно таким же, каким оно было, когда Авдей приготовил тело друга к погребению. Барбос скорбно глядел на него. Вот моряк снял с шеи золотое сердечко и положил его на рану солдата камнем вниз. Пахом Капитоныч продолжал лежать неподвижно, и сердце Адели сжалось. Но вот веки его дрогнули, и он открыл глаза, обвёл ими всех, собравшихся вокруг него, улыбнулся своей приятной светлой улыбкой и о чём-то спросил. Авдей бросился его обнимать, Барбос лаял, прыгал, бегал кругами, кидался к солдату, толкал его лапами, лизал ему лицо. Джон улыбался, глядя на радостную встречу. Должно быть, его представили солдату, потому что и он что-то говорил в ответ на обращение к нему восставшего из мёртвых.
Колдунья вновь дунула на стекло, и видение исчезло.
— Теперь пора тебе продолжить свой путь, — сказала она девушке, вытиравшей слёзы радости. — Вот вещи, которые остались у разбитой плиты. Возьми их.
Адель увидела у стола свою сумку и полупустой мешок Джона. Только что их здесь не было.
— Я не могу вмешиваться в дела колдуньи Маргариты и не дам тебе никаких особенных вещей, которые помогли бы тебе быстро и безопасно попасть на её остров. Я даже не могу доставить тебя поближе к этому острову. Я лишь отправлю тебя на ближайший безопасный берег, а там ты сама будешь искать себе и защиту, и пропитание, и спутников. У меня во дворце ты находишься в полной безопасности, но за его пределами ты вновь окажешься во власти случая. Здесь время замирает, а там оно идёт своим порядком. Ты видела, что твои друзья уже оживили солдата, а это означает, что прошло несколько дней. Я не могу задерживать тебя здесь дольше. Сейчас ты отправишься в путь. Вы с моряком нарушили мой покой и на миг оживили моё сердце, поэтому мне жаль тебя, одинокую и беззащитную. Твоё платье теперь целое и чистое. Кроме того, возьми этот хлебец. Это вечный хлеб. Ты можешь отрезать или отламывать от него куски, а он не будет уменьшаться. Думаю, что он больше спасёт тебя от голода, чем бобы, которые у тебя в мешке. Но этот хлеб не только утоляет голод, но и распознаёт людей. Стоит дурному человеку взять этот хлеб или ломоть от него, и он покрывается плесенью. Но это единственная вещь, которую я могу тебе дать.
Адель поблагодарила колдунью и положила в сумку завёрнутый в чистую белую салфетку маленький хлебец.
— А теперь ничего не бойся. Ты будешь лететь без крыльев, но не упадёшь, будешь опускаться на землю, но не разобьёшься. Лишь бы никто не помешал твоему полёту.

Глава 8
Страшный лес

Адель не успела заметить, каким образом поднялась в воздух, пролетела над островом и очутилась над морем. Мешок оказался у неё в руках, а сумка — на плече. Её переносила в своей толще струя очень плотного воздуха. Она не сидела, не лежала, а висела в наклонном положении, со всех сторон обложенная чем-то вроде прозрачной ваты, так что теперь ей стали понятны слова младшей сестры колдуньи, что её "выдуло" с острова.
Постепенно девушка освоилась с состоянием полёта без всякой видимой опоры. Первое ощущение страха и неуверенности прошло, и она с любопытством и удивлением смотрела на плещущиеся прямо под ней волны. Она была, как птица, парящая в воздухе. До чего непохож был её свободный полёт на путешествие в колеснице, запряжённой крылатыми драконами!
Адель уже находила удовольствие от этого необычайного передвижения. Она гадала, как долго будет лететь и куда прилетит, но вдруг словно облако появилось над ней, загородив солнце и отбросив на волны тень, только тень эта колыхалась, а шум сверху походил на свист. Девушка со страхом взглянула вверх и увидела невероятных размеров птицу, хищно нависшую над ней в последний момент перед броском на добычу. Когти на могучих лапах уже растопырились перед тем, как вцепиться в беспомощную жертву.
— Господи! — вырвалось у Адели, когда мощные клещи сжали её тело и вырвали из плотного и уютного потока воздуха.
Про колдуна Жана она вспомнила после, когда птица уже несла её куда-то в своих лапах. Когти причиняли боль, а сильные пальцы слишком крепко её сжимали, но она была в полном сознании и молча переносила полёт в новую неизвестность с неясным концом. Не то её бросят вниз, и она разобьётся, не то спустят на землю и оставят в покое, не то она послужит обедом самой похитительнице или её голодным птенцам. Адель отвергла два первых предположения и склонялась к третьему, но прибегнуть к помощи колдуна не торопилась, считая, что ещё рано. Спасение могло придти и само, как бывало не раз, так что надо было терпеть и ждать.
Минуты текли, длинные и мучительные, слагаясь в полчаса, час, а девушка всё так же висела в когтях птицы, которую она окрестила птицей-Рух, вспомнив, что так звали птицу, унёсшую Синдбада-морехода в край змей и драгоценных камней. Ей было нехорошо, она задыхалась, а свист, с каким крылья рассекали воздух, оглушал её.
Когда птица-Рух начала снижаться, Адель была в полуобморочном состоянии. Она ощутила свободу, короткий полёт вниз, удар о какие-то прутья. Боль на время прояснила сознание, и она увидела, что находится на краю неестественно большого гнезда, в котором возятся, крича и отталкивая друг друга четыре безобразных голых птенца. Птица-Рух заботливо и с удовольствием оглядела своих детей, осмотрелась, проверяя, нет ли поблизости чужаков, издала нечто вроде довольного клёкота и повернула голову к девушке, явно намереваясь приняться за делёж добычи между птенцами. Адель уже приготовилась было звать колдуна, но птенцы так неистово рванулись к будущей еде, что один из них оказался оттеснён к самому краю и с грубым писком выпал из гнезда.
Забыв про добычу, птица-Рух ринулась вниз за своим малышом, а остальные три птенца в страхе сбились в кучу, крича что есть мочи. Адель поглядела вниз и увидела, что гнездо находится на плоской площадке посредине круто поднимающегося склона холма.
Что случилось дальше, девушка не поняла. По-видимому, она вылезла из гнезда и спустилась чуть ниже его, потому что обнаружила себя почти под гнездом, забившуюся в какую-то выемку. Мимо неё пролетела птица-Рух, неся в клюве птенца. Пострадал ли он, Адель не знала, но так как мать, водрузив малыша на место, завозилась в гнезде, треща прутьями, между которыми искала добычу, было ясно, что она не слишком озабочена состоянием здоровья своего неосторожного отпрыска.
Адель боялась, что гнездо не выдержит слишком детального осмотра раздосадованной птицы, но её страхи оказались напрасными: осознав, что добычи нет, мать голодного семейства смирилась с потерей, взлетела, коротко и резко крикнув что-то своим птенцам, отчего они разом затихли, и исчезла из поля зрения девушки, отправившись, очевидно, за другой пищей для детей.
Адель не имела возможности как следует рассмотреть птицу-Рух, но у неё осталось впечатление, что это была самая обычная хищная птица необычайно больших размеров. Особого ума или коварства девушка в ней не заподозрила, а материнский инстинкт был в ней развит очень сильно, как, должно быть, во всех птицах кроме кукушки. Потом её осенило, что полуразвитые крылья птенцов были перепончатые, а на крыльях матери наряду с перьями были кожистые перепонки, которые и издавали такой свист при полёте. Странная это была птица, но Адель была лишена свойственного учёным стремления рассмотреть невиданное животное получше и понаблюдать за ним. Ей было очень нехорошо, и единственным её желанием было убраться из этого опасного места подальше. На её плече всё ещё висела сумка, которую она прежде не замечала, но мешок с припасами куда-то исчез. Должно быть, Адель выпустила его из рук, когда очутилась в когтях птицы.
Девушка пристроила сумку поудобнее и примерилась сползти вниз, цепляясь руками за выступы и нащупывая носками туфель выемки. Сумка мешала ей, лишая свободы движений, и она бросила её вниз, намереваясь подобрать, когда слезет. Ей удалось спуститься без неприятностей. Ни разу ни рука, ни нога её не соскользнули с камня. Однако внизу, когда склон холма оказался у неё перед глазами, она обнаружила, что особо гордиться ей нечем, потому что поверхность была усеяна ямками и выемками наподобие лестницы. Но Адель сейчас же забыла о трудности или лёгкости спуска, потому что сознание её то и дело застилал туман, вызванный слабостью и усталостью. Она подобрала с земли сумку и пошла прочь, плохо понимая, что делает и куда идёт. Под каким-то деревом она упала.
Адель пролежала без сознания недолго, однако, очнувшись, почти сразу же заснула, а проснулась уже в темноте. Ей стало жутко от незнакомых звуков. Она была в лесу, но, хотя ветерок пробегал по её лицу, она не слышала привычного шелеста листьев. Силуэты деревьев, смутно вырисовывающиеся на фоне неба, были странными, ни на что не похожими. Время от времени вдали слышались звуки, заставлявшие её холодеть от ужаса. Она различала то рёв, то визг, то жалобный крик. Иногда ей чудился тяжёлый топот. Один раз резкий крик прозвучал так близко, что девушка вскочила, вся дрожа и не зная, бежать ли ей или оставаться на месте. Однако крик не повторился, и на время установилась тишина. И вновь послышался рёв, но вдали.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.