Библиотека java книг - на главную
Авторов: 47576
Книг: 118640
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Забавы колдунов. Часть вторая» » стр. 17

    
размер шрифта:AAA

— Иван, — представился парень. — А куда идёшь ты?
Адель вкратце рассказала ему о цели своего путешествия.
— Ты попал на землю упырей, — объяснила девушка. — Напрасно ты пошёл на запад. На плато можно было подняться, пересечь его и спуститься с другой стороны. А здесь очень опасные места. Здесь живут упыри. Я их никогда не видела, но мне рассказывали, что по облику это наполовину люди, наполовину летучие мыши. Они очень жестокие, совершенно бездушные, и почти каждый, кто попадает к ним, погибает ужасной смертью.
Иван нахмурился.
— А я-то иду себе, песни распеваю и ни о чём не подозреваю. Видно, злодей тот кабатчик, что послал меня на смерть.
— У него кабак у южного края плато? — заинтересовалась Адель.
— Да.
— Я его знаю. Он послал нас с Пахомом Капитонычем в зыбучие пески, и мы там чудом не погибли.
— Вижу, что и тебе есть что рассказать, — отметил Иван. — А идти тебе ещё долго, пока ты не разыщешь этот остров. Следовало бы вернуться к кабатчику да проучить его хорошенько, чтобы не посылал людей на погибель, но слишком уж далеко я ушёл, не хочется возвращаться.
— Зачем ты уходил так далеко от дома? — поинтересовалась Адель.
— Скучно стало. Сколько лет живу, а кроме своей да соседней деревни, почитай, ничего не видел. Захотелось мир, людей посмотреть, ну и, как говорится, себя показать. Семьи у меня нет, родных нет, ведь я с раннего детства сирота, у добрых людей жил. Сегодня один меня приютит, завтра — другой, так всей деревней и вырастили меня. Но и я в долгу не оставался: как только стал подрастать, работал не хуже взрослого. Но потом начало меня что-то томить, так что в один далёкий день я простился со всей деревней, в соседнюю зашёл (они меня мальцом тоже привечали) и отправился куда глаза глядят. А теперь меня, вроде, обратно потянуло. Так ты говоришь, что отсюда надо поскорее уходить?
— Как можно скорее. Надо дойти до реки и переправиться через неё.
— Тут две реки.
— Чем больше рек будет между нами и упырями, тем лучше, — решила Адель.
— Тоже верно. Ну, так идём вместе, раз встретились. Не скажу, что я на все руки мастер, но кое-что умею делать. Может, я сумею и тебе помочь.
Иван так застенчиво предложил свои услуги, словно не девушке, а ему требовалась помощь.
— У меня в мешке много еды, — сообщила Адель. — Хочешь поесть?
— А у меня и мешка-то нет, — признался Иван. — Была котомка, но я её потерял во время переправы через большую реку. Если я тебя не очень задержу, то я не отказался бы чего-нибудь пожевать.
Девушка торопливо развязала мешок и показала свои припасы новому попутчику. Тот присвистнул.
— С тобой не пропадёшь, — решил он. — Ты всегда ходишь с таким багажом?
Адель тоже решила поесть, чтобы потом не останавливаться на обед. Стараясь не замечать, что дождь мочит продукты, она ловко нарезала пищу и, пока они ели, рассказала о богатыре, подарившем ей этот мешок с провизией, и его коне.
— Молодец этот Рудольф, — похвалил его Иван. — Этого хватит на несколько дней. Неизвестно, можно ли достать здесь еды или добыть дичину, а с таким запасом нам ничего не страшно.
Иван поднял мешок на плечо, словно само собой разумелось, что тяжести должен носить он. Впрочем, Адель ни разу ещё не встретила мужчину, который позволил бы ей нести поклажу, а сам шёл бы рядом налегке.
— Теперь надо идти очень осторожно, — предупредила Адель. — Внимательно смотри по сторонам и прислушивайся.
Молодым людям хотелось бы поговорить, послушать рассказы о приключениях, которые каждый из них испытал, познакомиться друг с другом поближе, но они шли молча, обмениваясь изредка короткими фразами, а иногда жестами или взглядами. Однако до самого вечера им так никто и не встретился.
Адель, привыкшая к долгой ходьбе, вспоминала, как измучилась она, сидя на Вихре. Наверное, сейчас им было бы неплохо перенестись через опасные места на богатырском коне, однако в краях, не занятых злобными существами, пешее путешествие было намного лучше, чем быстрая езда верхом. Если бы только перестал идти мелкий противный дождь!
Ночь застала их всё ещё в лесу. Адель, выучившаяся прятаться в Лесу Чудовищ, отыскала подходящие убежища из густых веток и указала на них Ивану.
— Здесь суше, чем снаружи, — одобрил тот. — Снизу подтекает, но зато сверху не капает. Твоя берлога тоже с непромокаемой крышей?
— Жаль, что нельзя развести костёр и обсохнуть, — вздохнула Адель. — И выпить бы горячего чаю!
— Да, неплохо, — поддержал её Иван. — Может, рискнуть? А то как бы тебе не простудиться в мокрой одежде?
— Зато потом, когда это будет возможно, мы с большим удовольствием насладимся уютом костра. Так бы сказал один мой знакомый. Я теперь часто утешаюсь, вспоминая его слова. А пока нам придётся съесть холодный ужин и запить его холодной водой.
— Был бы ужин, а съесть его можно и холодным, — возразил Иван, выдавая этим, что сильно проголодался.
Адель поняла, что её попутчик стесняется сам распорядиться едой, поэтому попросила:
— Иван, не мог бы ты порезать ветчину, индейку и что найдёшь нужным, а то у меня руки не слушаются от этой сырости. Так и кажется, что промокла насквозь.
— Нет, через кожу вода не пройдёт, — серьёзно ответил Иван, со знанием дела готовя ужин. — Я уже сколько раз мок, но ни разу поговорка "промок до костей" не оправдывалась. Может, если просидеть месяц по горло в воде… И то не уверен. Говорят, чтобы бороться с сыростью и простудой надо хорошо поесть.
— Что мы и сделаем, — решила Адель, садясь напротив Ивана. — Рудольфа мы не перещеголяем, но съедим сколько сможем.
— Хорошо! — вздохнул Иван, обглодав ножку индейки. Его изменчивые серо-голубые глаза сейчас, в сумерках, потемнели и выражали мечтательность.
Адель не выдержала.
— Почему вы, мужчины, так любите поесть? — спросила она.
— А вы, женщины, не любите?
— Любим, но мы не так заботимся о том, что съесть, как вы. Мы довольствуемся тем, что есть, а вот Рудольф, имея ещё больше съестного, всё сетовал на то, что не может разнообразить обед свежей дичью.
— Я тоже довольствуюсь тем, что есть, — заверил Иван серьёзно. — Но в дороге я всё-таки раздобуду свежую дичь, когда это будет возможно.
Поев, они убрали остатки еды обратно в мешок, припрятали вещи под ветки и заползли в свои убежища, договорившись, что будут дежурить по очереди: сначала Иван, а потом Адель.
— Спокойной ночи, — пожелала Адель, причём впервые почувствовала, какой глубокий смысл таился в этой привычной фразе. Как бы ей хотелось, чтобы ночь прошла спокойно, и их никто не потревожил!
— Спи спокойно, Адель, — ответил Иван. — Не волнуйся, я не засну, а когда придёт время, разбужу тебя.
Но когда он разбудил девушку, ей показалось, что время, о котором он говорил, пришло и ушло, потому что ей на долю выпала не половина, а не больше трети ночи. И как же трудно было не заснуть, лёжа под зелёным пологом! Спала Адель, свернувшись клубочком от холода, но теперь распрямилась, потому что иначе глаза так и норовили закрыться. Она вся продрогла и чувствовала, как холодная одежда липнет к телу. Сесть бы сейчас поближе к камину с чашкой горячего кофе в руках, да чтобы тёплый плед окутывал её с ног до головы, а на ноги бы надеть тёплые шерстяные носки… Адель поняла, что вот-вот заснёт, и эта картина уже начинает подозрительно ясно вырисовываться перед её глазами. Она пошевелилась, чтобы прогнать дремоту, и постаралась сосредоточиться на своей обязанности часового. Она долго прислушивалась, а потом однообразный шелест дождя вновь притупил её внимание.
Вдруг ей почудились какие-то посторонние звуки, словно свист в вышине. Она побоялась высунуться из-под веток, но напрягла слух. Вот что-то плавно опустилось на землю. Теперь девушка смогла, чуть сдвинув ветку, посмотреть вперёд. В темноте она увидела лишь смутный силуэт, но даже это неясное видение ввергло её в ужас, потому что она различила что-то вроде уродливой человеческой фигуры с большими крыльями за спиной. Сейчас же к первой фигуре присоединилась вторая.
— Где они? — раздался странный бесстрастный голос. Было такое ощущение, что он не принадлежал ни существу женского пола, ни мужского. Адель не могла определить, что именно напоминает ей этот голос. Словно не живое существо говорило, а какой-то мертвец, давно забывший всякие чувства. Ровный голос, без эмоций, без малейшего намёка на волнение, тревогу, ожидание, надежду, радость или печаль. Наверное, камень заговорил бы более выразительно, если бы имел такую возможность, чем это крылатое создание.
— Не знаю. Определить не могу. Я чувствую только движущую цель.
Второй голос не отличался от первого.
— Ты знаешь, что они здесь?
— Я не знаю, где они, но они между маленькой речкой и большой. Я почувствовал движение, но теперь ничего не чувствую.
— Может, они ушли дальше?
— Возможно. Надо созвать побольше упырей и проверить.
— Летим?
— Летим.
Существа раскинули крылья и резко взметнулись вверх. Раздался свист воздуха, и больше девушка никого не видела.
— Иван! — позвала она. — Иван, проснись скорее!
— Что?! Что такое?! — молодой человек явно был слишком внезапно выведен из состояния сна и никак не мог опомниться.
— Здесь только что были два упыря.
— Какие упыри? Где они? Может, ты задремала, Адель? Иногда в полудрёме…
— Говорят тебе, что очень близко отсюда, почти совсем рядом с нами опустились на землю два упыря. Один из них нас заметил, но не может определить, где мы находимся сейчас, потому что чувствует только движение.
— Не видит, а только слышит? — не понял Иван. — Они слепые?
— Не знаю. Тот упырь сказал другому упырю, что чувствовал движение в этой части леса, а сейчас его не чувствует.
— Куда же они делись? Успокоились, что никого не нашли, и улетели?
— Нет, полетели за подмогой. Намереваются собрать как можно больше упырей и прочесать лес.
— Это плохо, — встревожился Иван. — Может, нам лучше отсюда удирать, пока они не прилетели?
— Я сама сначала так думала, — нерешительно сказала Адель. — Но ведь мы недалеко уйдём, а они, наверное, прилетят скоро. Если они чувствуют только движение, то, может быть, нам не надо покидать наших укрытий, а переждать? Как ты думаешь?
— Переждать облаву? — подхватил Иван. — Ей-ей, неплохая мысль. Они здесь уже были и не нашли нас… Пусть даже они заглянут сюда ещё раз, а мы затаимся и не выдадим своего присутствия. Тогда они уйдут дальше, обшарят всё там и успокоятся. Если они не дураки, то они должны понять, что раз мы не появляемся ни днём, ни ночью, то нас здесь нет. Тогда я сейчас осторожно доберусь до мешка, он близко от меня, и передам тебе что-нибудь поесть. Их поиски, наверное, займут много времени.
— Только не высовывайся, — предупредила Адель. — А когда покажутся упыри, замри и не шевели даже пальцами. Кто знает, как они, упыри эти, устроены? Вдруг они замечают совсем лёгкое движение?
— Понятно. Держи, Адель!
Девушка получила кусок индейки и два куска окорока, оставшиеся от ужина.
— Как бы их не привлёк запах, — забеспокоилась она.
Иван засмеялся.
— Если их не привлёк запах сразу, то, значит, они его и не почувствуют. Я, как вышел на полянку, где ты остановилась, так сразу почувствовал такой аромат копчёностей, что у меня чуть голова не закружилась. Я уж подумал, что схожу с ума, а потом увидел мешок и сумку и понял, что здоров.
— Почему же ты сразу не сказал, что голоден? — удивилась Адель.
— Неудобно было. При первом знакомстве сразу просить поесть… нехорошо как-то. Я тебя очень боялся сначала. Ты так строго меня встретила. Теперь-то я понимаю, что опасность была слишком велика, и поэтому ты только о ней и говорила, но в то время я был совершенно обескуражен.
Адель впервые слышала, что кто-то может почувствовать себя неловко в её обществе, и подумала, что путешествие в одиночку по Лесу Чудовищ, где ей приходилось самой предвидеть опасность и продумывать каждый свой шаг, не прошло для неё даром. Наверное, теперь она кажется властной, резкой и грубоватой. Надо почаще напоминать себе, что она девушка, а не солдафон, иначе к концу странствий Франк её не узнает…
— Адель! — позвал Иван.
— Что?
— Возьми флягу с водой.
— А как же ты?
— Я налью себе в кружку. Впрочем, дождь и без того её наполнит.
Адель забеспокоилась, что её спутник понадеется на дождь и останется без воды.
— Нет, ты, пожалуйста, налей.
— Налил. Ты что-нибудь слышишь?
— Ничего.
— И я тоже, — сказал Иван.
Они пролежали под густыми ветвями ещё полчаса, а потом оба сразу услышали свист.
— Внимание! Слышишь? — спросил Иван.
— Слышу. Замолкаем и молчим, что бы ни случилось.
На поляну долго никто не приземлялся, но в воздухе всё время слышался свист, словно в вышине с очень большой скоростью и совершенно беспорядочно летало много крупных птиц. Наконец, внизу всё засвистело, и замелькали быстрые тени. Адель боялась даже вздохнуть свободно, чтобы не привлечь к себе внимания этих таинственных существ. Интересно, известно ли в учёных кругах, где работает карлик Ник, о том, что упыри различают только движущиеся предметы? Как ей повезло, что два упыря сели возле неё и она слышала их разговор! Но вдруг они всё-таки способны найти и неподвижных людей?
Всю ночь ощущалось присутствие упырей, а утром затаившиеся под ветками путешественники смогли их мельком видеть. Особенно хорошо Адели запомнился случай, когда упырь опустился на землю, медленно сложил крылья и уставился прямо на зелёный шатёр, где она лежала. Девушке казалось, что не увидеть её невозможно, однако упырь сидел совершенно неподвижно и не было похоже, что он вообще что-то видит. Адель присмотрелась. Туловище упыря до пояса было голым, зеленовато-серого тусклого цвета. Оно было бы похоже на человеческое, если бы руки до локтей не срослись с перепончатыми, как у летучей мыши, крыльями. Ниже пояса он напоминал зверя с короткими кривыми задними лапами, опушёнными тёмно-серой шерстью. И на руках и на ногах росли длинные когти, но на ногах они были намного мощнее. Сложенные крылья высовывались над плечами, как безобразные мешки. Но особенно неприятно было смотреть на его лицо. Оно было того же цвета, что и тело, лишённое всякой растительности, с чертами, похожими на человеческие, но словно срубленными топором, да притом неумелой рукой. Глаза у него были затянуты серой плёнкой, так что не было ничего удивительного, что он не видел Адели. Рот напоминал широкую плоскую пасть, а уши по бокам головы были огромными и шевелились над голым как бы срезанным черепом.
Упырь долго сидел, шевеля ушами, а потом расправил крылья и стремительно взмыл в воздух. Адель успела заметить, что летел он с поразительной скоростью, но зигзагами, как у заправской летучей мыши.
Весь день упыри не позволяли путешественникам покинуть свои убежища. Они то исчезали, давая им вздохнуть и размять затекшее тело, а потом вновь появлялись. И дождь не прекращался. Адель чувствовала себя как в холодной, но не ледяной, ванне да ещё под слабым душем. Было на редкость неуютно и неприятно. Хорошо ещё, что Иван в минуты затишья подавал весёлые реплики на тему о своём невесёлом положении. Девушка смеялась, и от сознания, что не одна она терпит всё это, ей становилось легче. Нет, ей не было приятно, что и Ивану плохо, наоборот, она бы порадовалась, если бы земля в его убежище оставалась сухой, а не превратилась в жидкую земляную кашу, как у неё, но её поддерживало то, что её спутник не терял бодрости. Слушая его, она тоже крепилась и заставляла себя отвечать в том же смешливом тоне.
Ночью дождь усилился, а упыри ещё усерднее шныряли кругом, словно темнота их устраивала больше, чем дневной свет. Ветки над Аделью не задерживали водяных потоков, льющихся сверху, и Адель сочла, что никогда ещё не бывала в более отвратительной ситуации. А упыри казались совершенно нечувствительными к ливню.
Утром дождь не прекратился, и утро выдалось на редкость безрадостным. Зато упырей стало заметно меньше, а к полудню они все, один за другим прекратили напрасные поиски и куда-то исчезли.
— Наверное, можно вылезать, — предположил Иван.
— Наверное. — согласилась девушка, незаметно для себя начиная подчиняться распоряжениям молодого человека.
Иван осторожно высунул голову из укрытия, осмотрелся и выбрался наружу.
— Ах, хорошо! — потянулся он. — А то я уже стал чувствовать себя кем-то вроде лягушки. Лежу под ветками и мокну. Ква-а-а!
Адель засмеялась. Дождь не прекращался, но теперь он смывал с неё землю, налипшую на неё за время пребывания в укрытии. Она совсем продрогла.
— Шевелись, Адель! — велел Иван. — А ну-ка давай прыгать. Кто кого перепрыгает?
Со стороны было бы странно наблюдать, как они прыгали под дождём, разбрызгивая воду, но зато оба согрелись, а потом им стало даже жарко.
— Теперь не холодно? — спросил Иван, улыбаясь.
— Отлично!
— Тогда, наверное, надо идти. Ты сыта?
— Да. У меня ещё много осталось.
— Давай сюда. Я тоже сыт… Где фляга?
Адель достала из-под веток флягу.
— Будем идти, пока не стемнеет, а тогда опять спрячемся под какие-нибудь ветки, — распорядился Иван. — Если появятся эти твари, то замри на месте или, если будет время, падай на землю. Похоже, что они, действительно, не видят, а только чувствуют движение, а раз так, то они не должны нас заметить даже на открытом месте, если мы будем неподвижны и если на нас не наступят.
— Ясно.
Адель и сама, без подсказки, поступила бы точно так же, но как же было приятно сознавать, что нашёлся человек, готовый взять на себя ответственность за их жизни! Она только сейчас осознала, как не хватало ей прежде, если не указаний, то хотя бы совета. Видно, воля у неё всё-таки слабая, раз ей требуется поводырь.
Они шли без приключений до вечера. Только раз им показалось, что мелькнула какая-то тень, и они замерли. Но или упырь промчался, так их и не заметив, или им только показалось, что мелькнула тень. Уже в сумерках они нашли себе пристанище под огромной елью, до земли свесившей нижние ветки. Толстый ковёр из хвои был сырым, но это всё-таки было много лучше, чем мокрая земля, превратившаяся в болото.
— Очень уютно, — заключил Иван. — Если положить вот так мешок и сумку, то будет почти двухкомнатная изба. Закусим?
Как же приятно было Адели ужинать не в одиночестве, а в компании с хорошим человеком!
— Адель, я не могу понять, сколько у тебя таких булочек? Вроде бы, сумка у тебя не такая большая, а мы их едим и едим.
— И будем есть вечно, потому что это вечный хлеб, — торжественно ответила девушка.
Иван принял её слова за шутку и засмеялся, но Адель рассказала ему, каким образом этот хлебец оказался у неё и сколько уже раз её выручал.
— А самое удивительное, что он совсем не вымок, — отметил Иван.
Адель только сейчас обратила внимание на это странное обстоятельство.
— Вот что значит волшебная вещь, — проговорила она. — А ещё этот хлебец помогает распознавать людей.
— Как это?
— Если человек хороший и ничего плохого сделать не собирается, то хлеб остаётся свежим и вкусным. А если он попадает в руки дурного человека, то этот хлеб сейчас же покрывается плесенью.
Иван с опаской осмотрел свой кусок хлеба и не обнаружил никаких следов плесени.
— Полезная вещь, — отметил он. — Самому о себе ведь неловко сказать, что человек хороший, а хлеб это скажет за тебя. Покажи-ка свой кусок. Да ты, оказывается, прекрасная девушка, Адель. При первой встрече надо вручать каждому по куску такого хлеба, тогда не потребуется никаких представлений.
Путешественники провели ночь спокойно. Дежурство они опять разделили, и девушке вновь показалось, что её спутник оставляет ей меньшую часть ночи.
— Иван, это нечестно, — заметила она. — Ты слишком поздно меня разбудил.
— Если тебе так кажется, то значит, ты хорошо выспалась, — ответил молодой человек. — Если бы ты не выспалась, то тебе бы показалось, что я разбудил тебя раньше времени. Принимай вахту, Адель, и не рассчитывай, что я себя обделю. Учти, что упыри иногда появляются, но так быстро исчезают, что не успеваешь сообразить, как поступить. Ты в таких случаях лежи неподвижно, а я, будем надеяться, в это время не пошевелюсь во сне.
Адель три раза видела, как небо пересекла крылатая тень, но на них упырь внимания не обратил.
К утру дождь прекратился. Небо было всё ещё затянуто белёсой пеленой, однако путники были рады и этому. С деревьев на них обрушивались потоки воды, но постепенно листья обсыхали, и идти стало намного приятнее.
— Мне кажется, что мы не совсем правильно шли, — сказал Иван, глядя на небо. — Солнца не видно, но оно должно быть вон там, где пелена ярче. То-то я и удивлялся, почему мы так долго идём. Сам-то я ушёл от реки недалеко.
Адель не успела огорчиться, потому что, когда они повернули в нужную сторону, река показалась очень скоро.
— Вот мы и пришли, — радостно сказал Иван. — Вопрос только, как нам переправиться на другой берег? Я переплывал на плоту, но в том месте течение не было таким бурным, и всё равно плот у меня рассыпался и мне пришлось добираться вплавь. Я потопил все свои вещи, но рад хоть тому, что сам не утонул.
— Может, нам всё-таки попробовать переплыть на плоту? — нерешительно спросила Адель.
— Хороший прочный плот не сделаешь из сучков и валежника, а брёвна нам без топора не срубить. Давай-ка лучше пойдём вон в ту сторону вдоль берега. Мне кажется, что там что-то вроде островка на реке. Может, там перебраться через реку будет проще?
Они двинулись в путь, но вдруг в воздухе засвистело и, не успели путешественники опомниться, их окружили три крылатых фигуры. Упыри сели на землю и долго их изучали, повернув к ним свои лица с затянутыми плёнкой глазами и поводя большими ушами. Потом они стали медленно придвигаться к застигнутым врасплох людям.
Иван озирался в поисках оружия и поднял какой-то увесистый сук, а Адель подобрала несколько камней, но ясно было, что, если не подоспеет помощь, им придётся плохо, а помощи им ждать было неоткуда. Кто решится забрести в эти земли?
Ближайший упырь уже стал протягивать руки к верной добыче, но Иван с размаху ударил его по голове, и он с шипением отпрыгнул и рванулся было к обидчику, но в воздухе засвистело, на землю перед ним упал мешок, а рядом опустился четвертый упырь.
— Хорошо, что нашли, — произнёс он безжизненным голосом. — Мы отлично поедим.
— Что ты принёс? — спросил один из трёх упырей, причём в голосе его не было вопросительных ноток.
— Я летал через реку и почуял, как человек бросил что-то в воду и ушёл, а я принёс это сюда. Это шевелилось, пока я его нёс.
— Два человека и ещё что-то живое. Настоящий пир.
Даже эту фразу упырь ухитрился произнести монотонным, ничего не выражающим голосом.
— По человеку на двоих и ещё это, — добавил другой и потянулся руками к мешку.
Острые когти мгновенно распороли ткань, и упырь упал, закрывая лицо руками. Одно ухо у него оказалось разорванным, а из-под пальцев сочилась тёмная кровь. Но существо, выскочившее из мешка, давно оставило свою жертву и заметалось между упырями, бросаясь то в одну сторону, то в другую и ухитрившись нанести раны всем упырям.
Адель ничего не понимала и только почувствовала, что её тащат за руку куда-то в сторону. Она хотела было защищаться, но это оказался не упырь, а Иван.
— Ложись и не шевелись, — шепнул он, растягиваясь рядом.
Упырям было не до сбежавших людей. Они увёртывались от дикого зверя, свирепо набросившегося на них. Кое-как, один за другим, им удалось взлететь, но их полёт уже не был так быстр и точен, как прежде. А на поле брани остался победителем не кто иной, как большущий пушистый чёрно-белый кот. Он стоял с вздыбленной шерстью, агрессивно озираясь, и казался ещё больше, чем был на самом деле.
— Кот в мешке, — оторопело произнесла Адель.
Кот немедленно рывком повернулся к ней, и девушка испугалась, что дикое существо бросится на неё и выцарапает ей глаза.
— Из-за какой-то дрянной рыбы, — сообщил кот.
— Какой рыбы? — спросил Иван.
— Я съел рыбу…
— Стащил, — поправил молодой человек.
— Это одно и то же, — фыркнул кот. — И из-за этой поганой рыбы хозяин совсем озверел, схватил меня за шиворот, сунул в мешок и бросил в реку. Я думал, что мне конец, но кто-то подцепил мешок и унёс меня по воздуху. Потом я услышал, что мной хотят закусить, словно я рыба, да ещё кто-то кольнул меня своим когтем. Тут уж я рассвирепел!
Кот выпалил эту тираду одним духом…
— Они сейчас пришлют сюда других упырей, — опомнился Иван. — Бежим скорее! Беги с нами, кот!
Он потащил Адель за руку, а кот затрусил рядом, видно, решив не отделяться от компании.
— Едва услышишь свист, то прижмись к земле и замри, — поучал Иван кота по дороге. — Они чувствуют только движущиеся предметы. Если лежать неподвижно, особенно под ветками, они тебя не заметят.
— Я их здорово отделал, — самодовольно ответил кот. — Больше не сунутся.
— Их прилетит сюда сотня, и они разорвут тебя в клочки, — возразила Адель. — Они очень быстро летают, и у них острые и длинные когти и, наверное, зубы
— Прямо как цепные собаки, — определил кот. — Только собаки не летают.
Они подбежали к берегу в том месте, где посредине реки тянулась длинная каменистая полоса, не то островок, не то просто нагромождение камней. Река, разделённая надвое, в бешеном вихре огибала препятствие. С берега до островка было совсем близко, но переплыть эту бурлящую полоску было немыслимо.
При виде воды, да ещё такой бурной, кот выгнул спину и зашипел.
— Сосна! — сообразил Иван, указывая вперёд.
— Что сосна? — спросила Адель.
— Низко наклонилась над рекой. Наверное, у неё сильно подмыты корни. Можно попытаться пролезть по стволу к вершине, а потом по сучьям спуститься как можно ниже. Дальше придётся прыгать. Если повезёт, мы попадём на островок.
— А если не повезёт? — с сомнением спросила Адель.
— Лезть по дереву — очень легко, — заверил её кот. — Главное, ты получше цепляйся когтями.
— Спасибо, постараюсь, — растерянно поблагодарила за совет девушка.
Иван еле удержал смешок.
До сосны было близко, и путешественники быстро к неё подбежали. Дерево сильно накренилось над водой, доставая вершиной до края островка, и план Ивана не был безрассуден. Да и выбора им не оставалось.
Кот первым подал пример, прыгнув на ствол и спокойно пройдя по нему часть пути.
— Ну, что же вы? — удивился он. — Идите быстрее.
— Была не была! — решился Иван.
Он вспрыгнул на ствол и примерился, как лучше идти.
— Давай руку, Адель, — сказал он, помогая девушке взобраться. — Не бойся, здесь нетрудно удерживать равновесие. Теперь пошли.
Сам Иван шёл, даже не пошатываясь, словно по бревну, которое не зависло над бурным потоком, а спокойно лежало на земле и с которого в любую секунду можно было спрыгнуть. Его пример вдохновил Адель, и она прошла по не слишком толстому стволу несколько шагов, однако, глядя себе под ноги, она видела, как высоко она уже взобралась и куда ещё её вознесёт эта сосна. Тут же ей представилось, что она вот-вот упадёт. Когда Иван оглянулся, девушка стояла на четвереньках, боясь двинуться с места.
— Так у тебя дело не пойдёт, — предупредил Иван, возвращаясь. — Тебе помешает юбка. Давай руку… Теперь вставай и пойдём. Только не смотри вниз.
— На четырёх лапах ей было удобнее, — не согласился кот. — На двух лапах даже мне не пройти. Опускайся опять на четыре лапы и цепляйся когтями за кору, тогда лапы не будут скользить.
Адель не последовала совету кота и медленно шла, схватившись за руку Ивана и стараясь не глядеть на поток далеко внизу.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.