Библиотека java книг - на главную
Авторов: 47374
Книг: 118180
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Забавы колдунов. Часть вторая» » стр. 2

    
размер шрифта:AAA

— Лодку я вам дам, — вызвался хозяин.
— А как сам останешься без лодки? — засовестился Авдей.
— Потом, когда придёт пора зерно молоть и повалит сюда народ, куплю себе другую лодку. Хорошая у меня лодка, прочная и лёгкая. Если придётся по суше тащить, то не надорвёшься.
— Спасибо тебе, хозяин, — умилённо проговорил Авдей.
— Спасибо, — присоединилась к нему Адель, но не могла выразить и сотой доли своей благодарности.
— Ладно уж, — проворчал мельник. — Спасибо скажете, когда отправитесь в путь и оцените ход моей лодки.
Барбос и Борька вели себя очень скромно и не мешали людям. Баран по-хозяйски осматривался и приноравливался к новому жилищу, а пёс указывал ему всё новые и новые преимущества здешней жизни. Мельник несколько раз заходил проведать своего нового питомца и прямо ему сказал, что козлу он разрешал входить в избу, разрешит и барану, если он будет вести себя прилично и не станет лакомиться сушёными травами.
Вечером Адель сама отнесла ужин Барбосу, обошла избу, ещё раз взглянула на мельницу и едва не наступила на какого-то жучка. Потом она перешагнула ещё через одного, и ещё, и ещё.
— Вас здесь как муравьёв возле муравейника, — сказала она насекомым. — Наверное, у вас здесь жучиная тропа.
Она вспомнила, что случается массовое переселение насекомых, пресмыкающихся и млекопитающих.
— Очень много каких-то жуков, — сказала она в избе.
— Вечер, — снисходительно объяснил мельник. — Если не закрыть дверь, то на свет много всяких тварей налетит. Хорошо ещё, что самое комариное время прошло, а то их здесь тучи летали.
— Значит, нам с тобой повезло, Адель, — сказал Авдей.
— Я комаров не очень-то жалую, — поделился хозяин. — И гнуса не люблю. Из всех бед я предпочитаю мошку. Но такой выбор ближе к северу, а у нас здесь комары да слепни.
В полночь колдун поставил на стол таз с водой, зеркало, зажёг новую свечку и велел Авдею лезть на печь, задёрнуть занавеску и не высовываться.
— Поглядим, что тебя, девка, ждёт, — сказал он. — Ох, нехорошо, помутнела вода… Но нет… Вижу… Вижу молодца рядом с тобой. Далёкий путь перед вами, но вы его пройдёте… Хорошо… пока всё хорошо… А вот это уже совсем нехорошо…
За занавеской громко чихнул Авдей, и старик подскочил от неожиданности.
— Леший тебя забери! — рассердился он. — Второй раз ты портишь ворожбу. Ну, что бы тебе чихнуть чуть попозже!
— Что вы видели, дедушка? — со страхом спросила Адель. — Я слышала только "хорошо" и "нехорошо". Со мной случится что-то плохое?
Мельник подумал и почесал косматую бороду.
— Не знаю, что и сказать тебе, девка. Много чудес я увидел, но из всех опасностей ты выбиралась живой и здоровой. А напоследок я видел каменное чудовище. Оно шло в воде навстречу кораблю, грозя его раздавить. Что было дальше, не знаю, потому что чихнул этот олух.
— Я же нечаянно, — оправдывался Авдей. — А что за молодца ты видел?
— Может, это Франк? — спросила Адель.
— Высокий, крепкий, взгляд открытый, лицо честное, улыбка искренняя и весёлая, — перечислил мельник приметы.
— А какого цвета волосы? — спросила Адель.
— Русые, светлые.
— Это не Франк, — вздохнула Адель. — Тора предсказала мне, что я не выйду за него замуж.
— За него не выйдешь — за другого выйдешь, — проворчал старик. — Без мужа не останешься. Не чихни этот бездельник, я бы точно тебе сказал, что тебя ждёт. Сдаётся мне, что ты будешь счастлива.
Адель поняла, что хозяин хочет её подбодрить, и сделала вид, что поверила в благоприятный исход своего путешествия.
— Теперь ложитесь спать, — велел мельник. — Рано я вас не разбужу, но всё равно вам надо хорошенько выспаться. Слезай, шатун, с моего места и ложись на свою лавку.
Старик проснулся ещё до рассвета, собрал в дорогу всякой всячины, накрыл на стол, перебрал кое-какую одежонку, выбрал вещи покрепче и связал в узел, потом проведал барана, накормил собаку и вернулся в избу будить своих постояльцев.
— Вставайте, гости дорогие, пора в дорогу, — приговаривал он. — Покушайте хорошенько, чтобы подольше не хотелось есть, а потом пойдём в сарай за лодкой.
Путешественники отдали должное простому и сытному завтраку.
— Вот это, Авдей, возьми с собой, а то тебе, бесприютному, и переодеться не во что. А тебе, девка, ничего не смог найти. Один живу и женского люда здесь отродясь не было, так что никакого платьица тебе не найду.
— Спасибо, дедушка, у меня платье ещё крепкое, — сказала Адель, понимая, что выглядит нищенкой.
— Уж не знаю, как и отблагодарить тебя, хозяин, — пробормотал смущённый Авдей.
— После, после отблагодаришь. Как станешь мешки таскать, зерно сыпать, да муку молоть, тогда и отблагодаришь. Ворожба моя ясно показала, как ты у меня потрудишься.
— Вот выручу дружка моего Пахомушку, тогда требуй от меня что хочешь — на всё согласен буду, — ответил Авдей с полной искренностью.
Старик засмеялся и помог гостям вынести мешки.
— Вот здесь у меня лодка, — поведал он, открывая дверь сарая. — Ох ты, беда какая! Да что же это с ней сделалось? Вчера ещё лежала здесь целёхонькая, а теперь одна труха осталась!
Авдей и Адель с недоумением смотрели на груду источенных досок. Земля вокруг бывшей лодки вся была усеяна белым порошком.
— Жук её всю источил! — горестно изумлялся мельник. — За одну ночь источил! Сарай не тронул, а лодку уничтожил! Не иначе, как нечистая сила здесь порезвилась!
— Вчера я видела на земле много жуков, — напомнила Адель. — Может, это были они?
— Они ли, нет ли, а лодки у вас теперь нет, — сказал старик. — В селе теперь лодку не купишь, не то время, так что придётся вам идти пешком, а когда надо будет переправиться через озеро, искать перевозчика. А может, посчастливится где лодку добыть или попутчика с лодкой встретить. Кое-где можно и на плоту пройти.
— Ничего, нам не впервой, — бодро отозвался Авдей.
— Не впервой-то-не впервой, а все эти мешки на себе не дотащишь, — озабоченно ворчал мельник.
— Ты, хозяин, как чуял, что нам пешком придётся идти, и вчера увязал мешки по силам. Вот их-то мы и возьмём. Эх, поневоле пожалеешь о нашей скатёрочке, однако мы и без неё не пропадём. Спасибо тебе за хлеб-соль и за ласку. И за одежду спасибо. Вот уж выручил ты меня!
— На обратном пути мы к тебе заглянем, — пообещал Барбос. — Жди нас и ты, Борька.
— Счастливого пути, — ласково сказал баран. — Хорошо мне здесь, а всё-таки жаль с вами расставаться.
— Скоро увидитесь, — усмехнулся колдун.
Адель с нежностью простилась с Борькой и безуспешно пыталась выразить свою благодарность старику.
— Мы-то здесь остаёмся, в тепле и довольстве, а тебе, девка, идти и идти за своим счастьем, — отмахнулся мельник. — Ничем я не смог вам помочь, даже лодка у меня погибла. Куда бы вы не попали, пусть везде вас ждёт удача.
Вскоре гостеприимный ворчун и его питомец баран скрылись из виду, а потом деревья загородили и мельницу.

Глава 2
Колдун был прав

— Ну, скажу я вам, повезло нам, что мы встретили такого доброго человека, — рассуждал Авдей. — Подумать только: мельник-колдун, к тому же знахарь, а живёт по-божески. Ворожит, это точно, однако денег за это не берёт, лечит даром. Оно, конечно, тратить ему деньги в этой глуши не на что, но всё же… Говорит, что денег у него много. Может, много, а может, мало. Это же как рассудить. Одному человеку и рубль покажется богатством, а другому за ним нагнуться лень, потому как для него это совсем не деньги. Интересно, много ли он зарабатывает на мельнице?
— Когда будешь ему помогать, тогда и узнаешь, — пробурчал Барбос.
— Вот этого я не понял, — признался Авдей. — Я своими глазами видел в воде под мельничным колесом такую картину: я работаю на мельнице и сыплю из мешка зерно. Ни тебя, Адель, ни Пахома там нет. Зато есть Барбос и Борька. Тебя я видел рядом с каким-то моряком. Разлучиться мы не можем, потому что вместе идём за золотым сердечком. Барбос тоже покидать нас не собирается…
— Вот ещё! — огрызнулся пёс. — Даже если вы отступите, я всё равно добуду это сердечко.
— Тора тоже говорила о моряке, — напомнила Адель. — Моряк должен положить на рану солдата золотое сердечко камнем вниз. Солдат оживёт, а его друг и собака будут счастливы. Обо мне она ничего не сказала. Может быть, меня не будет с вами? И видение под мельничным колесом, и слова Торы совпадают. На всякий случай, если нам придётся разлучиться, полагаю, что не по своей воле, помните, что вам надо ждать на мельнице, пока моряк не принесёт золотое сердечко.
— Я никуда от тебя не уйду, — запротестовал Барбос.
— Мы не знаем своей судьбы, — возразила Адель. — Если нам предназначено каким-то образом расстаться, то надо условиться, как поступить. Я пойду дальше, чтобы встретиться с моряком, а вы возвращайтесь на мельницу. Иначе мы потеряем друг друга, и кто-то будет искать то, что другой уже нашёл.
— Понятно, — согласился Авдей. — А всё-таки лучше бы нам не разлучаться.
— Само собой, — подтвердил пёс.
Так они шли сначала по лесу, а потом по берегу озера, пока путь им не преградила узкая протока между двумя озёрами.
— Полагаю, что лодку нам взять неоткуда, — рассудил Авдей. — А вот плот связать мы можем. Ты, Адель, сооружай обед, а я займусь плотом. Барбос, будь внимателен и прислушивайся, не идёт ли кто.
— Я всё время прислушиваюсь, — сообщил пёс.
— Собаки прислушиваются даже тогда, когда их об этом не просят, — объяснила Адель. — Они делают это неосознанно, и называется эта их способность инстинктом. Мы, люди, когда-то давным-давно, когда ещё не приобщились к цивилизации, тоже обладали необходимыми для жизни на природе навыками, но постепенно утеряли их.
И Авдей и даже Барбос с почтительным изумлением воззрились на девушку, а Адель подумала, как развеселился бы Ник, если бы мог её сейчас слышать.
— Займись лучше обедом, — попросил её Авдей, — а то, слыша такое, я кажусь себе совсем глупым.
— А мне понравилось, — возразил Барбос. — Я всегда считал людей умнее, чем мы, собаки, а Адель утверждает, что мы можем то, что люди уже не могут. Хорошо, всё-таки, что я родился собакой.
Авдей почесал за ухом, махнул рукой и пошёл рубить молодые деревца для небольшого плота.
Когда Адель развела костёр, подождала, пока он прогорит и закопала в горячие угли несколько больших картофелин, она вспомнила встречу с прекрасным принцем, который тоже угостил их вкусным картофелем. Как же давно это было! В этом мире с тех пор прошло много дней и ночей. Неужели в том мире, откуда их с Франком так неожиданно вырвали, всё ещё продолжается ночь и её мама спит, не подозревая об опасном путешествии своей дочери, и родители Франка спят, уверенные, что утром начнутся свадебные хлопоты? Девушка постаралась отогнать от себя некстати появившиеся мысли. Существовать с раздвоенным сознанием трудно. Надо отрешиться от воспоминаний о доме и жить только с двумя целями: во-первых, вернуть жизнь Пахому Капитонычу, а во-вторых, спасти Франка.
— У меня всё готово! — крикнула Адель, воткнув тонкий прутик в пробную картофелину. — Иди сюда, Авдей. Барбос, я тебе сейчас почищу картошку.
Пёс беспокойно сидел перед девушкой, перебирал передними лапами, ёрзал и непрерывно облизывался, пока ему готовили еду.
— И по кусочку сыра на десерт, — объявила Адель.
— Хорошо! — восторгался Авдей. — До чего же хорошо! Что ещё человеку надо? Вкусно, сытно, отличная компания. Вот только нам бы сюда Пахомушку! Эх, добудем золотое сердечко, оживим моего дружка — вот тогда и заживём. Как там сейчас его Анна с детьми? Не нуждается ли?
— Мы ей оставили корову, — напомнил Барбос.
— Пахом Капитоныч и хлев подправил, и крышу в доме починил, и дров припас, — добавила Адель.
— Ну и хорошо, — одобрил Авдей. — Позаботился, значит.
После обеда немного отдохнули, а потом ступили на плот. Адель ужаснулась его крошечным, как ей показалось, размерам.
— Разве он выдержит нас всех? — испугалась она. — Однажды мы плыли вниз по реке на плоту, но он был раз в шесть больше.
— Зачем нам большой плот для переправы через такой ручеёк? — удивился Авдей. — Только силы зря тратить и деревья портить. Нам ведь не по реке спускаться и не через озеро плыть. Садись вон туда, а ты, Барбос, сюда. Я встану здесь и буду кормчим. Видите, какой у меня хороший шест? Сейчас в два счёта вас переправлю на другой берег.
Авдей тихонько оттолкнулся от берега, и плот послушно заскользил по спокойной воде. Течение было очень слабым, и их почти не сносило вниз. Шест легко доставал до дна, и плавание было лёгким и неутомительным.
— Вот и всё! — весело закричал Авдей. — Приехали! А ты боялась!.. Ах!
— Ты не утонул? — спросил Барбос, припав на передние лапы на самом краю плота.
— Ничего, я стою. Здесь не так уж глубоко. Нет, не шевелись, Адель, а то плот опрокинется. Пусть шест лежит на плоту, он здесь не поможет, заросли слишком густые. Попробую идти и тянуть за собой плот. Привяжи верёвку, Адель, там, где ты сидишь, а другой конец перекинь мне. Вот так. Поработаю бурлаком.
Адель смотрела, как Авдей бредёт по воде, густо заросшей толстыми, переплетёнными между собой длинными растениями наподобие лиан. Каждый шаг давался ему с величайшим трудом. Наверное, на дне растения, как и на поверхности, сплетались друг с другом, мешая сделать шаг. Авдей остановился.
— Дай-ка мне шест, Адель, — попросил он. — Здесь попадаются ямы. Кто знает, что там, в глубине?
Теперь ещё яснее было видно, как тяжело приходится Авдею. Он делал короткий судорожный шаг, вытягивал шест и нащупывал дно. Иногда ему приходилось два или три раза вытаскивать и опускать шест, чтобы определить край ямы.
— Ну, и угораздило нас забрести в такое место! — вырвалось у Авдея.
— Может, ты немного отдохнёшь? — спросила Адель.
— Так ты завязнем здесь надолго, — возразил Авдей.
— Давай, я тебя ненадолго сменю, а ты чуть-чуть отдышись, — настаивала девушка, очень беспокоившаяся за спутника.
— Не смеши людей, — отрезал Авдей. — Здесь и у здорового мужика сил не достаёт, а ты завязнешь на первом же шаге.
Только к вечеру, совершенно выбившись из сил, он сдался, кое-как влез на плот и в изнеможении упал.
— Придётся переночевать здесь, — решил он.
Адель могла предложить своим спутникам только сыр. К сожалению, у мельника было его очень мало, ведь он использовал его как деликатес. Добрый старик не поскупился и тут, положив весь свой запас сверху в котомку Адели, чтобы путники могли "побаловаться" кусочком на закуску.
— Вкусно. — вздохнул Авдей. — Настоящий домашний деревенский сыр. А теперь спать. Барбос, тебе придётся быть настороже. Мало ли какие гады водятся в этих водяных зарослях.
— Будь спокоен — не подведу, — ответил Барбос.
Авдей уже спал. Как ни была Адель встревожена их неприятным местом ночлега, но и она уснула очень быстро. Только верный своему долгу пёс всю ночь не сомкнул глаз. К счастью, никому не было дела до застрявших в заросшей воде путешественников, и ночь прошла спокойно.
Наутро Авдей вновь тянул за собой плот, пробиваясь сквозь обвивающиеся вокруг его ног гибкие стебли. Они рвались, но после немалых усилий. Три раза он влезал на плот, чтобы отдохнуть, а потом заросший участок закончился, и плот легко вплыл во вторую протоку.
— Ну, и славно! — обрадовался Авдей. — На том берегу растут деревья, стало быть, там твёрдая земля. Теперь согласись, Адель, что наш плотик самого что ни на есть подходящего размера. Будь он побольше, мне бы его через заросли не протащить.
— Да, ты был прав, — охотно подтвердила Адель.
— Провидец, — проворчал пёс.
Авдей засмеялся.
— Не горюй, Барбос. Скоро твоё заточение закончится. Погуляешь по травке, разомнёшь лапы.
Адель и сама ощутила счастье, когда ступила на берег. Вроде бы недолго, всего полтора дня провели они на плоту, но и этого времени с избытком хватило на то, чтобы почувствовать всю прелесть твёрдой опоры под ногами. И наконец-то исчезло ощущение ежесекундной неведомой опасности, которая выскочит из водяной ямы в виде жуткого чудовища.
Пока Авдей отдыхал, а Барбос осматривал окрестности, девушка собрала хворост и разожгла костёр. Возможность испечь картофель и съесть его горячим тоже была блаженством.
Барбос появился как всегда неожиданно и бесшумно.
— Всё тихо, — сообщил он. — Но в миле отсюда я видел кострище. Кто-то отдыхал там не позднее сегодняшнего утра.
Авдей встрепенулся.
— Кто бы это мог быть? — размышлял он вслух. — В общем-то мы не слишком нуждаемся в попутчике без лодки. Но может, у него есть лодка? Это нам было бы очень кстати.
Адель с ним согласилась, но она была настороже, потому что боялась, что какой-нибудь посланец колдуньи Маргариты собирается ей навредить. Их всего трое, и ждать помощи им неоткуда.
— Насчёт лодки ничего не могу сказать, — признался Барбос. — На берегу следов лодки нет, но есть следы человека. Это мужчина, и он или немолод или слаб, потому что следы неширокие и не очень уверенные.
— Не нужна ли ему помощь? — сам себя спросил Авдей. — Пахом бы сейчас же отправился это выяснять.
— А мы? — неуверенно проговорила Адель, не зная, на что решиться.
— А мы сначала поедим, попьём кипяточку, а потом потихоньку догоним попутчика, раз нам это всё равно по дороге. Посмотрим, что за человек там идёт и годится ли нам в попутчики. Не забывай, Адель, что мы видели под мельничным колесом моряка, а значит, должны его где-нибудь встретить. Покидает же он хоть изредка море.
После переправы горячая картошка была особенно вкусна. Под чёрной обуглившейся кожурой скрывалась ароматная рассыпчатая мякоть. Авдей посыпал её солью из чистого холщового мешочка и ел, а Адель было жалко перебивать вкус картофеля даже солью.
— И чесночок в придачу, — бормотал Авдей. — Посыпь картошку сольцой, Адель, и откуси крошечный кусочек чесночка… М-м-м… Объедение!
Иметь такого сотрапезника, как Авдей, было удовольствием. Этот человек находил радость в любой пище и ел с неизменным аппетитом, так азартно нахваливая даже самый незамысловатый обед, что он казался вдвойне вкуснее.
— Знатный обед! — умиротворённо объявил Авдей. — Теперь чуток отдохнём, жирком возьмёмся, а потом — снова в путь.
Барбос неодобрительно посмотрел на улёгшегося возле костра человека. Самого его снедало беспокойство за скорейшее выполнение задуманного трудного и опасного предприятия. Будь его воля, он бежал бы без остановки, пока держат лапы, а потом, после короткого отдыха, снова спешил бы к цели. Он не понимал людей, вроде, так горевавших вначале, а теперь, когда они узнали, что существует способ оживить их товарища, медливших в пути, наслаждавшихся пищей и даже находивших в себе силы смеяться. Пока смеяться было нечему. Вот когда его обожаемый хозяин оживёт, тогда можно будет хоть смеяться, хоть петь от радости. Только тогда, а не сейчас. Эти странные люди почему-то не теряют способности смеяться даже в горе. Когда он был молод, забрёл к дому, где поминали похороненного ребёнка, и даже осмелился сунуться в полуоткрытую дверь, он сам видел, как только что безутешно плакавшая мать посмеялась какому-то воспоминанию соседей. Такого его собачий мозг не мог понять. Или горе, доходящее до тоски, или покой, или радость. Но нельзя же смешивать эти разные чувства вместе.
Авдей первым вскочил на ноги и бодро скомандовал:
— Отдохнули? А теперь в путь! Нам надо ещё нагнать того человека, который оставил кострище.
Он затоптал и залил водой угли, вскинул на плечи тяжёлый мешок и повёл свой маленький отряд. Адель, долго отдыхавшая на плоту, даже ощутила удовольствие от ходьбы, и это удовольствие длилось до тех пор, пока увесистая котомка за плечами не стала казаться много тяжелее, чем была на самом деле. Сумка, в которую она положила два мешочка с сухими травами, не доставляла ей хлопот.
Барбос время от времени убегал вперёд и возвращался с известием, что человек проходил здесь, и они его потихоньку нагоняют. Однако им не удалось его догнать в этот день. Лишь к вечеру второго дня они приблизились к нему настолько, что собака сбегала вперёд и остановила незнакомца.
— Я ему сказал, чтобы он подождал вас, — сообщил Барбос. — А он сказал, что уже поздно, и он заночует здесь, а в ожидании вас он разожжёт костёр и наудит рыбы.
— Ушицы бы похлебать! — обрадовался Авдей. — Нам всё не до рыбалки, а рыба-то у нас под боком. Я бы и от печеного лещика не отказался. Ох, и люблю же я поесть!
Адель поняла, что её спутнику не хватает одной только картошки, и он уже заранее воображает сытный обед. Верный своему долгу Барбос с холодным презрением посмотрел на едока-мечтателя, но не выдержал и облизнулся. Девушка и сама была бы не прочь съесть горячего супчика, и он уже казался ей почти реальным, ведь ожидающий их человек удит рыбу для общего ужина.
Пёс вывел своих спутников к костру и сбегал на берег озера, где за деревьями и прибрежными кустами рыбачил незнакомец.
— А! Вот и вы! — ещё издали закричал средних лет, среднего роста и средней упитанности мужчина с бородкой в виде рыжего полумесяца, приклеенного от одного уха, через низ подбородка и до другого уха. Его подстриженные в кружок волосы тоже были яркого рыжего цвета, а лицо веснушчатое, с носом картошкой. Одет он был в синий кафтан, синие панталоны и чёрные сапоги. На голове был картуз.
— Мир тебе, хлебосольный хозяин, — вежливо и кротко приветствовал его Авдей.
— Здравствуйте, — поздоровалась Адель.
— Мир и вам, странники, — ответил незнакомец, немного смущённый обращением к нему пришельца. — Только почему ты называешь меня хлебосольным хозяином, если я не могу вас ничем накормить?
— Барбос сказал нам, что к нашему приходу ты разложил костёр и удишь рыбу к ужину.
— Ужу, — согласился хозяин. — Только пока из моего ужения ничего не выходит. Ни в чём мне в этом путешествии не везёт. Я купец и обычно торгую очень удачно, а тут, как на грех, плот с товарами отвязался от дерева, к которому я его подтянул на ночь, и уплыл. Я ищу его вот уж четыре дня. Там у меня и еда осталась. А вышло всё из-за рыбалки. Захотелось мне свежей рыбки, а пока я сидел, уставившись на поплавок, всё моё добро уплыло неизвестно куда. И как на смех, улова за все эти дни не хватило бы, чтобы накормить кошку. С пустым котелком брожу. Не видали ли вы моего плота, странники?
— Нет, — огорчённо сказала Адель. — Но у нас есть картошка, и сегодня вы наконец-то поедите.
— Правильно! — похвалил её Авдей. — А пока ты с ней возишься, повесь-ка вон тот котелок над костром, да не забудь налить в него воды. Чует моё сердце, что моя рыба меня ждёт.
Купец недоверчиво покачал головой.
— Побегу к твоим удочкам, а ты, Адель, пока расскажи, кто мы и куда идём.
Рыжий купец со смешной бородой был до такой степени обеспокоен пропажей своего имущества, что с трудом вслушивался в рассказ девушки.
— Так, значит, тебе надо разыскать твоего жениха, а кроме того, оживить солдата? — спросил он наконец.
— Да.
— Мне так далеко ходить не за чем, а надо лишь распродать свой товар по деревням и сёлам, которые здесь встречаются. У меня товар ходкий, а люди здесь неизбалованные, да и цену я назначаю невысокую. Им не в убыток, а мне в прибыток. Только на этот раз подвела меня моя страсть к рыбалке. Товар-то уплыл, а рыбы нет. И Авдей твой только хвастает, что наловит рыбы.
— Он не хвастает, а надеется, — поправил его Барбос.
— Надеется! Да какой же он рыбак, если надеется наловить рыбы там, где нет клёва? Я не наловил, а он наловит? Пусть я не увижу больше своих товаров, если он принесёт хоть пяток рыб!
Вода в котелке давно вскипела, котелок был снят с огня, а картофель был близок к готовности, когда Адель попросила Барбоса позвать Авдея. Любим Парамоныч, как звали купца, даже в лице переменился, когда наступила заветная минута предъявления улова. Кажется, он готов был отказаться от обеда, лишь бы его рыбацкая честь не была ущемлена.
— Хотите смейтесь, а хотите нет, — весело начал Авдей, — но, как видно, моя рыба ещё не прознала, что я уже прошёл рыбачить, и затаилась, думая, что это всё ещё ты сидишь над удочками. Ну как? Познакомились? Как же тебя величать?
— Любимом Парамонычем. А тебя Авдеем зовут. Адель мне всё про вас рассказала.
— Берите, пожалуйста, картошку и чеснок, — пригласила Адель к столу попутчиков. — Барбос, тебе я уже почистила.
— Ух, уплетает! — восхищенно проговорил Любим Парамоныч, глядя на собаку, жадно поедавшую еду. — И я сейчас точно так же начну уписывать. На одну бы только секундочку мне на плоту оказаться! Я бы такое сало принёс! Белое с розовыми прожилками. Посолено с чесночком и тмином. Вкус, я вам скажу, невообразимый. Так во рту и тает, а на языке запах ощущаешь, словно в раю амброзию вкушаешь.
Авдей закрыл глаза и застонал, у Барбоса слюна текла самым откровенным образом, а Адель повсюду чудились разные гастрономические запахи. Было похоже, что здесь за одним костром собрались два очень больших любителя поесть, потому что и купец, и Авдей стали вслух припоминать самые затейливые кушанья.
— … а потом туда выжать половинку лимончика и добавить ещё кардамону для затравки, — вещал Авдей.
— Врёшь! — внушительно возражал купец. — Дрянь твой кардамон! Только вкус испортит. Здесь чуть тимьяну надо всыпать, то-то аромат пойдёт…
— Какие кости мне давала скатерть-самобранка! — вступил в беседу Барбос.
— А к нему биточков с горчичкой, — мечтал Авдей.
— Хрен! Хрен нужен! Что твоя горчица? Только язык обожжёт, так что и вкуса не ощутишь. Горчица с языком хороша, а биточки нежности требуют…
— Там мяса было много…
— Язык-то хрен и требует…
— Ради всего святого, помолчите! — не выдержала Адель. — Слушать не могу такие вещи!
— Плохо тебя, видно, кормили, — сочувственно отметил Любим Парамоныч. — Не понимаешь ты толк в хорошей еде.
— Есть я могу, а слушать не могу, — уточнила Адель. — Испечь ещё картошки?
— Пеки, — решили и Любим Парамоныч, и Авдей, и даже Барбос.
Поужинали ещё раз и улеглись спать. Барбос остался на страже.
Утром купец призадумался и был рассеян всё время завтрака.
— Послушайте меня, странники, — сказал он. — Я человек деловой и слов на ветер бросать не привык. Как вам, должно быть, известно, наше купеческое слово стоит больше, чем все заверенные у юриста обязательства, вместе взятые.
Адель не поняла, к чему клонит их новый знакомый, да и Авдей смотрел непонимающе. Барбос выжидал.
— Вот я и хочу дать вам честное купеческое слово, что предоставлю вам возможность без труда добраться до острова вашей колдуньи, если вы поможете мне разыскать мой плот.
— А как ты это сделаешь? — спросил практичный Барбос.
— У меня на плоту есть одна вещица, способная это сделать, но, чтобы до неё добраться, надо отыскать плот.
— Мы тебе поможем и без всякой платы, — возразил Авдей, — если плот не унесло на край света.
— На край света не унесёт, — заверил его купец. — А от моего предложения не отказывайся. Я за эту вещицу могу выручить целый капитал, да не хочу, потому как боюсь, что попадёт она в дурные руки и наделает великих бед. Мне же она, вроде, и ни к чему. Мог бы я попросить у неё и богатство, и дворцы золотые, и горы алмазные, но не попрошу. Я купец и моё дело торговать, а обитать в хоромах, что не сам выстроил, не на свои средства купил, всё равно как не в своём доме жить.
— Ладно, — согласился Авдей. — Убедил ты нас, да нам это и на руку, ведь мы даже не знаем, где находится остров этой самой колдуньи.
Адель не представляла, как им искать пропавший плот, но купец отослал её с Авдеем в одну сторону, наказав, чтобы внимательно всматривались в потайные места, где ветви нависают над водой, образуя непроницаемую завесу, или где озеро врезается в заросший берег. Сам он пошёл в другую сторону, а Барбос обещал обегать все встречные протоки.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Svetlana1 о книге: Лёка Лактысева - Украденная беременность
    Стиль написания больше подходит для детектива с небольшой любовной линией, но не для романа. Начало интересное, ну а дальше читаешь лишь бы дочитать.

  • Elissei о книге: Екатерина Котлярова - Чужая судьба
    Аналогии с Буриловой и близко нет.
    На мой взгляд не так сладко как айлине, а вполне читабельно

  • Twins6 о книге: Мария Крутень - Пятьсот пять
    Симпатичная история о миленькой девочке с характером и убеждениями.

  • Сноуджейн о книге: Саша Тат - Али
    Читаю начало. Простите, мне одной кажется идиотизмом, что единственную пару, от которой можно иметь детей Гг-й бьет, заковывает в ошейник и т.д. если он - правитель, идиотом быть по идее не должен. А здесь... И я не о чувствах, а о банальной целесообразности. Мдаа... ну почитаю еще пару страниц, хотя о логике похоже здесь не слышали.


  • Казюля о книге: Санна Сью - Второй шанс для попаданки
    А мне понравилось.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.