Библиотека java книг - на главную
Авторов: 47573
Книг: 118640
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Забавы колдунов. Часть вторая» » стр. 20

    
размер шрифта:AAA

— Ничего другого нам не остаётся, — согласился молодой человек.
И путешественники пошли наугад в сторону, выбранную во время побега из тюрьмы совершенно случайно. Как они ни торопились, но особо далеко уйти им не удалось, так что, пройдя вереницу тёмных полей и рощ, они были вынуждены подумать о надёжном убежище.
— Неуютная земля, — сказал Иван. — Даже поля не радуют глаз, хотя они хорошо обработаны. Нигде не видно ни огонька, ни освещённого окошка. И тишина такая, словно все вымерли.
— Для нас это подходяще, — возразил Марио. — Если бы здесь сновали недомерки, то мы бы уже были схвачены, водворены в более надёжное узилище, а кроме того нам на каждого пришлось бы по десятку добавочных казней.
— На это, по-моему, даже карлики не способны, — усомнилась Адель. — Мне под конец было назначено утопление, а перед этим сожжение. Утопят мой пепел, а что дальше? Разве с ним могут сделать что-нибудь ещё? мне кажется, что мне не назначили ещё одной казни именно потому, что карлик сам не мог выдумать, что же можно с человеком сделать после того, как его сожгут, а пепел утопят.
— Если разумно расставить казни, то можно совместить их десятка два, не меньше, — высказал Иван своё мнение.
— Считай, что и все три десятка, — в раздумье проговорил Марио. — Вот послушай…
Он принялся было продумывать чередование казней, но Базиль недовольно зашипел.
— Нашли время! — возмутился он. — Через час начнёт светать, а вы говорите о такой мерзости. Посидели бы в мешке, так живо бы прошла охота шутить.
— Мы идём вперёд и смотрим по сторонам, — оправдывался весёлый Марио. — Я и сам не хочу ещё раз увидеться с моими судьями. Но нужно ведь как-то отвлечься. Петь мы не можем, поэтому…
— Найти бы какую-нибудь нору, пещеру или хотя бы большой стог сена… — пробормотал Иван.
И, словно по заказу, путешественники вышли на луг, посреди которого возвышался огромный стог сена.
— Вот стог, — объявил кот. — И что дальше? Учтите, что я могу спрятаться где угодно, но я беспокоюсь о вас.
— Спасибо, друг Васька, — с чувством сказал Иван. — А стог нам послужит убежищем. Мы осторожно проберёмся внутрь, и я заложу отверстие так, что снаружи ничего не будет заметно. Днём мы там пересидим, а ночью продолжим путь.
— Опасно, но ничего другого нам не остаётся, — решил Марио. — Нам не встретилось ни одного укромного местечка.
Иван подвёл спутников к стогу так, чтобы не осталось следов, осмотрел сено и осторожно прорыл нору внутрь.
— Забирайтесь, — велел он. — Только учтите, что у нас нет воды, а в нашем новом доме будет очень жарко.
Все молча повиновались, заранее готовясь к мучительному дню, а Иван аккуратно заложил сеном часть прохода.
— Тепло и уютно, — решил Базиль. — Только слишком сильно пахнет сухой травой. Лучше бы пахло мышами.
Адель почувствовала, что на неё находит нервный смех, и сосчитала до ста, чтобы его перебороть.
— Можно спать, однако не допускайте храпа, — предупредил Иван. — Если кто захрапит, я сразу разбужу.
Базиль, замурлыкавший было, сейчас же замолчал, а Адель забеспокоилась. Вроде бы, она не должна храпеть во сне, но ведь ни один человек не может сказать о себе с уверенностью, как он ведёт себя во время сна. А вдруг она храпит или сопит? Вот стыд-то! Впервые перед ней встала такая проблема, и ей стало неприятно. У Ивана спросить неудобно, тихо ли она спит, и у Марио тоже. Что бы ей подумать об этом раньше! Ведь могла же она спросить у госпожи Бергер, у Фатимы, даже у Мэг. Потом она подумала, что побывала в стольких переделках, что, если бы она храпела, то её должны были не раз будить, чтобы она не привлекла внимания врагов. Нет, конечно же, она не может спать шумно. А если…
Адель быстро устала от таких неприятных размышлений и постаралась их прогнать. Она задумалась о цели своего путешествия, и она показалась ей недостижимой. Даже если она попадёт на остров колдуньи Маргариты, то как ей пробраться к Франку? Разве ей дадут возможность к нему приблизиться? А ведь ей надо надеть ему на палец кольцо. Остаётся одно утешение: если бы осуществить такое было невозможно, то колдун Жан не согласился бы принимать участие в игре, где ему невозможно выиграть.
— Где-то вдали слышны голоса, — предупредил Базиль.
Адели стало страшно. С тех пор как она использовала единственную возможность призвать на помощь колдуна Жана, ей часто становилось страшно, однако каждый раз ей казалось, что так страшно, как на этот раз, ей ещё не было. Вот и сейчас ей чудилась погоня. А если по их следу пустят ищеек, то обнаружить их не составит труда.
— Вдруг у них есть собаки? — спросила девушка.
Кот подпрыгнул от испуга и выгнул спину.
— Не пугай, Адель. — весело рассмеялся Иван. — Откуда у них собаки? Если бы они были, мы бы хоть раз услышали лай. Да и поймали нас без собак.
Адель сомневалась, что Иван уверен в своих словах, однако его голос подействовал на неё успокаивающе. Да и лая они, действительно, не слышали.
— Давайте, не будем говорить о плохом, — попросил Марио. — Ты, Базиль, прислушивайся, что творится на воле, и говори нам.
— Даже лапы дрожат, — пожаловался кот. — Знал бы, что Адель на такое способна, пересидел бы день на дереве. Лая не слышно, топота лап — тоже. Пока слышны лишь голоса карликов, и они обсуждают какие-то работы. Вроде бы, должны что-то подать, и они это ждут.
— Интересно, что? — заинтересовался Марио.
— Лишь бы это не относилось к нам, — меланхолично пробормотал Базиль.
Несколько часов беглецы провели относительно спокойно, потому что карлики не приближались к стогу и были заняты какими-то своими работами, но зато жара всё усиливалась и внутри убежища было почти нечем дышать. Адель чувствовала, как по коже пробегают струйки пота, а губы стали совсем солёными, что только усиливало жажду. Есть хотелось, но без воды нечего было и думать о хлебе, он бы застрял в пересохшем горле.
— Как в финской бане, — определил Иван. — Хуже, чем в нашей, русской, но тоже, говорят, полезно для здоровья. Из всего можно извлечь пользу.
Мысли Адели потекли в другом направлении. Теперь она решила рассматривать теперешнее неприятное положение с другой стороны. Она тоже слышала о финской бане, где человек потеет, вроде бы, благодаря жаре. Находится немало людей, которые специально ходят в такие бани, а они нечто подобное случайно нашли в этом стоге. Почему бы не совместить вынужденное пребывание здесь с пользой, которую приносит сухая баня?
— А тебе часом не известно, сколько времени полезно находиться в такой бане? — поинтересовался Марио.
Адель перестала представлять, как из неё вместе с потом выходят все возможные болезни, и прислушалась.
— Точно не знаю, но уверен, что нам полезно продержаться здесь до наступления ночи, а тогда полезнее будет покинуть баню и устроить длительную прогулку в ускоренном темпе.
Марио хмыкнул.
— Карлики засуетились, — подал голос Базиль.
— Ищут нас? — испуганно спросила Адель.
— Н-нет, — с запинкой ответил кот, настороженно прислушиваясь. — Не похоже. Они что-то заметили и ждут, когда это что-то появится возле них… а может, наоборот, исчезнет… Не пойму…
Он замолчал, и все смотрели на него, затаив дыхание.
— Это какие-то колымаги, — определил кот. — Наверное карлики с самого утра ждали именно их.
— Долго пришлось ждать, — насмешливо вставил Марио.
— Как бы… — начал Иван, хмурясь.
— Едут сюда, — тревожно сообщил кот. — Слышно, как катят колёса и топают карлики.
— Не по нашу ли душу, — предположил Иван. — Что бы ни случилось, молчите. Даже если в стог будут втыкать пики, не произносите ни звука. Может, нас и не обнаружат.
Кот лёг на брюхо, почти вдавившись в сено под ним, даже уши у него плотно прижались к голове. Вид у него был очень несчастный.
Адель услышала приближающиеся голоса и поняла, что карлики окружают стог со всех сторон. Послышался шум подъехавших телег или чего-то схожего. Потом раздалось шуршание, словно что-то делали с сеном.
— Похоже, они не подозревают, что мы внутри, — шёпотом сказал Иван. — Они хотят разобрать стог и куда-то его увезти.
— Не подозревали, а скоро убедятся, что стог с начинкой, — подхватил Марио. — Это будет для них большим сюрпризом.
— Печально это всё, — пробормотал Базиль. — Если меня не приколят вилами, то посадят в мешок, а потом казнят.
— Может, ты сумеешь убежать, — возразила Адель. — Ты ловкий и быстрый. Где им за тобой угнаться?
— А как же вы? — спросил кот.
— Подождите ныть, — остановил их Марио. — Когда нас найдут и схватят, тогда для этого будет самое время, а сейчас ещё рано.
— Я вот о чём думаю, — заговорил Иван. — Если телег не слишком много, то карлики не успеют до нас добраться, потому что разбирают стог с верха, постепенно и очень аккуратно, в том порядке, в каком его закладывали. Они потеряли слишком много времени в ожидании транспорта, а ночью, как вы знаете, все сидят по домам и даже свет не включают.
В душе Адели загорелась надежда, а Марио что-то прикидывал, шевеля губами и прислушиваясь к шуму вокруг стога.
— Все телеги уехали, — сообщил кот. — Слышите? Карлики перестали суетиться и устроили перерыв в работе.
Время тянулось бесконечно долго. Никогда ещё девушка так не подгоняла его, торопя вечер. Пока длится день, до них могут докопаться, а вечер принесёт им спасение.
— А вдруг они и вечером не перестанут работать? — спросила она. — Может, у них задание — перевезти всё сено именно сегодня.
Долго никто не отвечал.
— Любишь же ты портить всем настроение! — досадливо проговорил Марио.
— Надеюсь, что нет, — мягко ответил Иван. — Кроме того, в темноте легче от них отбиться и убежать.
— Отбейся от такой оравы, — проворчал Марио. — Впрочем, от неожиданности они способны остолбенеть…
— Это я им обеспечу, — пообещал кот.
— А мы этим воспользуемся, — подхватил Иван. — Ничего, как-нибудь спасёмся. Когда они будут до нас добираться, мы выпрыгнем с диким рёвом и побежим прочь.
А пока вы будете бежать, я им такое устрою, что они не скоро успокоятся, — добавил Базиль.
В это время опять раздалось зловещее шуршание сена, которое аккуратно слоями снимали со стога и передавали на телеги. Когда транспорт заполнялся, работа приостанавливалась в ожидании возвращения телег.
— И когда только они устанут?! — прошептал Марио. — Базиль, далеко до вечера?
— Не очень, — грустно отозвался кот. — До заката они успеют раза два обернуться с телегами.
Адель не знала, сколько сена понадобится для этой работы и доберутся ли карлики до них, но ей казалось, что их успеют обнаружить. Вот телеги вновь приехали, и карлики засуетились вокруг стога. Долго длилась погрузка, и всё это время сено над головой грозно шуршало и подрагивало. Телеги уехали, и работа замерла. Перерыв показался девушке совсем коротким, и стог вновь начали терзать.
— Если те, кто наверху, провалятся к нам, то нам придётся сразу выскакивать и бежать, — предупредил Иван, тревожно глядя вверх.
Говорить вполголоса было уже нельзя, даже шептать приходилось осторожно. Адель поняла, что наступает решительная минута, когда от них потребуются действия. Карлики всё ещё не наступали на сено прямо над ними, сновая по краю, но с каждой минутой слой сена над ними становился всё тоньше и вскоре их убежище должно было открыться перед врагами.
— Глядите! — завизжал голос совсем рядом.
Адель вздрогнула.
— Приготовились! — тихо скомандовал Иван. — Подождите…
Он непонимающе вслушивался в вопли карликов.
— Я не понял, кого они нашли, — сказал он.
— Может, мы обронили какую-нибудь вещь? — предположила девушка.
Марио провёл ладонями по карманам.
— У меня всё цело. Может, это наш Базиль потерял хвост?
— Ш-ш-шутник! — прошипел кот. — Пойду, взгляну.
Он ловко прополз по проходу и вскоре вернулся.
— Они обнаружили кого-то ещё. Кричат, суетятся, но не ловят. Может, боятся?
— Если суматоха не из-за нас, то нам это на руку, — сказал Марио.
— Только бы потом этот неизвестный не принялся ловить нас, — возразил кот. — Вдруг это упыри?
— Это не их земля, — напомнила Адель.
— Захватчики всегда орудуют на чужой земле, — сказал Марио. — На то они и захватчики.
— Может, это дракон? — спросила Адель. — Я встречалась с драконами. Они очень опасны.
— Поживём — увидим, — вмешался Иван. — Главное, что карлики перестали работать.
— Солнце скоро сядет, — сообщил кот.
— Сейчас всё и решится, — спокойно проговорил Иван.
Всё решилось быстро. Карлики к работе не возвращались, покричали немного и ушли. Беглецам даже не верилось, что до них так сегодня и не доберутся.
— Слушайте, — встрепенулся Иван, — нам надо немедленно уходить. Вдруг они пошли за помощью, чтобы кого-то ловить?
— А вдруг мы вылезем, а они поймают нас вместо кого-то другого? — предположила Адель.
— Я схожу на разведку, — вызвался кот.
— Осторожно, Васька, не попадись тому, кто остановил работу карликов, — попросил Иван.
Но кота с ними уже не было. Его ждали долго, или так только казалось настороженным людям, которые уже представили, что его поймали карлики или растерзал таинственный враг.
— Выходите, — позвал Базиль снаружи. — Всё спокойно.
Иван первым выбрался из приютившего их стога, за ним — Марио, а уж потом — Адель.
— Ты не видел ничего подозрительного? — спросила девушка у разведчика.
— Ты, наверное, хотела бы знать, не видел ли я кого-нибудь подозрительного? — переспросил кот, сидя на земле и обвив себя пушистым хвостом.
— Наверное, — согласилась Адель.
— Подозрительного не видел, потому что вряд ли её можно считать подозрительной.
— Кого? — спросила Адель.
— Кого ты имеешь в виду, Васька? — насторожился Иван.
— Здесь кто-то есть? — догадался Марио, озираясь.
— Здесь есть обезьяна, — пояснил Базиль. — Это её увидели карлики.
— Понятно, — согласился Марио. — А увидев обезьяну, решили, что это подходящий повод бросить работу. Ну и лентяи!
Адель вспомнила милую обезьяну, с которой познакомилась в начале своего долгого путь, и подумала, что её общество вскоре покажется им всем утомительным, особенно если наивное существо слышало про злую обезьяну над кучей наворованных орехов. Однако, сколь она ни осматривалась кругом, она нигде не видела никого похожего на обезьяну. Возможно, им и не придётся с ней путешествовать. На всякий случай, девушка зареклась упоминать злополучное четверостишье, а точнее, двустишье, так как её старую знакомую интересовала лишь первая часть цитаты, где говорилось про её сородича.
— Где же твоя обезьяна? — спросил Иван.
— Не моя, — поправил кот. — Она сама по себе, а я сам по себе. Вон она.
Все обернулись и увидели здоровенную обезьянищу, сидящую на сильно уменьшившемся стоге сена и с интересом рассматривающую их. Адель распознала в ней человекообразную обезьяну неизвестной породы, довольно симпатичную, серьёзную и очень умную на вид. Небольшие глаза пытливо озирали людей. Девушка почувствовала себя неуютно, потому что читала о сложном характере крупных обезьян и их огромной физической силе. Адель опасалась, что они чем-нибудь рассердят их новую знакомую, и она свернёт кому-нибудь шею.
— Да, я обезьяна, — сказала обезьяна.
— Здравствуй, — обратился к ней Иван. — Я не думал, что на этой земле живёт кто-то кроме карликов.
Обезьяна ловко соскользнула вниз и подошла к каждому, протягивая большую руку для рукопожатия. Адель внутренне содрогнулась, когда её рука очутилась в жёсткой прохладной чёрной ладони, но обезьяна лишь чуть-чуть её сжала, не причинив боли.
— Я здесь не живу, — объяснила она. — Мы живём рядом с этой землёй. Когда-то очень давно, года три назад, один из правителей этого народа испытывал перед нами восхищение и даже пытался нас обожествлять. Он заказывал наши изображения из дерева и всюду их выставлял. Ну и хорошо же нам было! Никто не мог нас не то что обидеть, но даже прогнать. Мы свободно и без боязни заходили на землю карликов и делали, что нам заблагорассудится.
Иван вопросительно поглядел на обезьяну, и она сейчас же откликнулась:
— Нет, мы не позволяли себе ничего плохого. Мы вели себя очень хорошо. Ни один из карликов не мог бы на нас пожаловаться. Но простые карлики нас всё равно не любили и старались обидеть.
— Каким образом? — заинтересовался Марио, мысленно сравнивая размеры и силу обезьяны и карлика.
— Например, сочиняли всякие плохие песни. Один их поэт написал, что он, мол, так любит обезьян, что если не видит обезьяны на том берегу, то жизнь ему не мила. Так и сказал, что жить, мол, не могу, если не вижу обезьяну на том берегу. Разве это не оскорбление?
— А что здесь оскорбительного? — удивился Марио. — По-моему, было бы хуже, если бы он сказал, что, мол, жить не могу, если вижу обезьяну на том берегу.
— Ты не умнее того правителя, — заключила обезьяна, злорадно хихикая. — Он тоже решил, что для нас эта песня очень даже лестна.
— А разве нет?
— Да ты вдумайся. Жить, говорит, не может, если не видит обезьяны на том берегу. А почему, спрашивается, не может? Да потому, что если он видит обезьяну на том берегу, то, значит, её нет на этом и он может не опасаться с ней встретиться, а если он её на том берегу не видит, то, выходит, она перебралась на этот берег и он может с ней встретиться.
— Ах, вот оно что?! — серьёзно протянул Иван. — И как это я сразу не догадался?
Обезьяна вытянула губы, чмокнула ими, словно от удовольствия, и пояснила:
— Наши тоже этого сперва не разобрали и начали кричать о том, как их любят, но я им разъяснила их ошибку, так что они перестали восхищаться этой песенкой.
— А почему теперь вас не обожествляют? — спросил Иван.
— Потому что год назад того правителя казнили, — объяснила обезьяна. — Его преемник объявил, что он нарушил какой-то из их немыслимых законов, казнил его и уселся на его место. По старой памяти нас пока не трогают, но при виде нас лица у карликов делаются такими злыми, а кричат они так громко, что наши почти перестали сюда заходить, а если пробираются на базар, то делают это осторожно и берут что нужно не в открытую, как раньше, а незаметно, с оглядкой.
— Да, нелегко вам приходится, — согласился Иван. — Совсем чёрные времена настали.
Марио страшно скривился, пытаясь побороть смешок, и обезьяна с удивлением посмотрела на его гримасу, но не стала выяснять её причину, а ответила Ивану.
— Для меня чёрных времён не бывает. Я обезьяна лихая, хожу везде, как прежде, только соблюдаю осторожность.
— Далеко отсюда до твоих краёв? — спросил Иван.
— Недалеко, но я не боюсь доходить даже до противоположного конца этих земель.
— Мы спасаемся от карликов, — объяснил молодой человек. — Если нас поймают, то казнят, хотя мы не совершили ничего плохого, а сюда попали случайно и не по своей воле. Не могла бы ты нас вывести из этой земли?
Обезьяна ещё раз с удовольствием обвела их глазами.
— Нас ещё не ловят и не казнят за то, что мы сюда ходим, но я чувствую, что скоро они начнут это делать. Тогда можно будет объявить им настоящую войну и всячески их доводить. Это будет интереснее, чем просто гулять по их территории. А вы с ними почти что в состоянии войны. Хотите, я подскажу вам, как можно им напакостить? Сама я пока это не могу сделать, раз со мной не обошлись дурно, а вами буду руководить.
— Нет, лучше ты нам по другому помоги. Выведи нас отсюда, — попросил Иван. — Если мы не уйдём, нас казнят.
Обезьяна размышляла, причём её серьёзная физиономия приняла такое выражение, что могла бы послужить моделью для художника, пишущего мудреца.
— Проводи нас, а дорогой мы расскажем тебе о своих странствиях, — попытался соблазнить её Марио.
Обезьяну, очевидно, не слишком занимали чужие приключения, потому что она лишь мельком на него глянула.
— А ты расскажешь нам о своих приключениях здесь, — сказала Адель. — У тебя, наверное, было немало приключений?
— Какие там приключения! — добродушно отмахнулась обезьяна. — Но, конечно, если начать вспоминать, то найдётся что рассказать. Наверное, мало кто пережил столько, сколько пережила я. Ладно, пойдёмте. Я выведу вас из этих земель и по дороге расскажу вам что-нибудь поучительное.
— И заодно покажи нам, где мы можем напиться, — попросил Иван. — Мы целый день сидели в этом стоге, не имели ни капли воды, с нас сошло семь потов и мы почти высохли.
Обезьяна перекосила нижнюю часть морды, что могло бы означать сомнение в последнем высказывании, но согласилась показать источник и привела их в маленькую рощицу к ручью.
— Чувствую, что в меня вливается жизнь, — сообщил Марио, оторвавшись от воды, закрыв глаза и блаженно прислушиваясь к своим ощущениям.
Иван пил длинными деловитыми глотками, прильнув губами к ручью. Адель зачёрпывала воду ладонями, пила, вновь зачёрпывала воду и ей казалось, что она никогда не напьётся. Базиль осторожно, боясь замочить лапы, стоял над мелким местом и очень аккуратно лакал розовым язычком.
Обезьяна тихо и удовлетворённо ухала, глядя на своих новых знакомых. Наверное, ей было приятно сознание, что она доставила им такое удовольствие.
— Спасибо тебе, добрая обезьяна, но теперь не будем мешкать и поскорее уберёмся отсюда, — решил Иван. — А дорогой расскажи нам, как живут карлики.
— Как живут? — переспросила обезьяна, шагая то на двух полусогнутых ногах, то опираясь ещё и на руки. — Плохо живут. А вместе с ними и я иногда впадаю в грех. До сих пор не могу успокоиться после события, которое произошло на той неделе, когда я заходила сюда в последний раз.
— Что же случилось? — сочувственно спросил Иван.
Адель теперь хорошо рассмотрела обезьяну. Она была покрыта густой шерстью, и лишь грудь и морда у неё были голые. Выглядела она весьма благообразно, и в лице не было ничего неприятного. Оно отличалась вдумчивостью и добродушием.
— Что случилось? Да то и случилось, что эти мамаши совершенно не заботятся о своих детях. Мы, обезьяны, не могли бы смотреть равнодушно на то, как плачет ребёнок, а мать-карлица даже прикрикнула на своё чадо, когда он плакал-надрывался и просил банан. У меня сердце переворачивалось, а мамаше хоть бы что. Я не выдержала и украла для него бананы. Огромную спелую гроздь. Стянула прямо с прилавка. Вот до чего меня довели эти проклятые карлики!
— Это за воровство считаться не может, — авторитетно заявил Марио. — Говорю тебе как специалист. Ты не для себя украла, а для другого.
— Правда? — обрадовалась обезьяна. — Ты меня утешил. Теперь-то совесть меня мучить не будет. Прямо как освобождение какое-то! Хорошо!
— А ребёнок-то рад был бананам? — спросил Иван. — Наверное, благодарил тебя?
Обезьяна изумлённо повернулась к нему.
— А разве я должна была ему отдавать бананы? Разве не мало того, что я ради него пошла на воровство? Разумеется, я их съела сама. С горя. Да ещё сердилась на него за то, что ввёл меня в грех и я ради него такое совершила. Если бы я знала, что воровство ради другого не считается воровством, я бы не стала так огорчаться. Но какова мамаша-то? Меня проняло, а эту стерву слёзы малыша не тронули. Преступница!
— Может, у неё не было денег на бананы? — сдавленным голосом спросил Иван. — Она, наверное, тоже не знала, что воровать для другого — не грех.
— Как это может не быть денег? — удивилась обезьяна. — Деньги всегда можно взять, причём это не воровство.
— Объясни, пожалуйста, — заинтересовался Марио. — Ты не представляешь, как сильно это меня интересует.
— Посмотри вокруг, — предложила обезьяна. — Видишь эту траву под ногами? Она тебе нужна?
Марио не знал, что ответить и почему разговор перешёл на траву.
— Вроде бы, нет, я же е корова, — с запинкой произнёс он, подозрительно разглядывая траву.
— Если я нарву тебе травы, может это считаться воровством?
— Конечно, нет, — ответил Марио.
Иван украдкой подмигнул Адели, и девушка поняла, что сейчас будет что-то забавное.
— Вот я и беру иногда в известных мне домах деньги, которые там никому не нужны. Вы даже представить себе не можете, сколько существует домов, где деньги никому не нужны. Люди сами не знают, зачем они им. Они ими не пользуются, не смотрят на них, даже в руки не берут. Положат куда-нибудь и больше к ним не прикасаются. Я порой погляжу, как люди или карлики сунут деньги в укромный уголок, чтобы они им не мешали, да и пожалею их. Зачем им такая обуза: прятать лишний хлам? Мне деньги совсем не нужны, а я всё равно подожду, когда дома никого не останется, заберусь в открытое окно и освобождаю их от ненужного.
— Хорошая мысль, — одобрил Марио. — Я тоже всегда руководствовался такими идеями и брал только ненужное другим. Если бы хозяева заранее мне говорили, что деньги или вещи им нужны, я бы их ни за что не взял.
— Хорошо, что вы соблюдаете этот принцип, — вмешался Базиль грустным голосом. — А я иногда воровал сливки и сметану. Знал, что они нужны хозяевам, а всё равно их съедал. Вот где настоящее воровство.
— Да, ты поступал нехорошо, — согласилась обезьяна. — Впредь, раз ты осознал свою ошибку, тебе не следует так поступать. Постарайся исправиться. Вот я всегда стараюсь вести себя достойно.
Морда обезьяны опять скорбно перекосилась.
— А вот другие не всегда поступали со мной справедливо. Знаете, сколько жуликов и среди людей, и среди карликов?
— Не знаю, — торопливо признался Марио.
— Однажды, не так давно это было, пошла я на базар. Правда, не здесь, на земле карликов, а на земле людей. Денег у меня не было, так что я целый ящик бананов купила бесплатно. Продавец меня и не заметил. Запах был чудесный. Пока я шла домой, я всё предвкушала, как буду их есть. Прихожу в наш лес, открываю ящик… И что же?
— Что? — жадно спросил Иван.
— Оказалось, что ящик доверху набит кожурой от бананов! Представляете? Никому верить нельзя! На базаре сплошной обман. А если бы я ещё и деньги заплатила? Меня эта мысль особенно бесила, так что я отправилась обратно и потребовала заменить этот ящик с кожурой на ящик с бананами. Я прямо так и объявила продавцу, что нечестно подсовывать покупателям всякую дрянь.
— А он? — с интересом допытывался Иван.
— Этот тип не имел совести. Он стал кричать на меня и нести всякую чушь про воровство. А я честно купила бесплатно эти бананы. Я ему это втолковываю, а он только распаляется. Счастье, что я добра и снисходительна к чужим недостаткам, но осадок на душе остался и теперь я не слишком доверяю людям.
— Да, есть риск нарваться и на такого, — серьёзно согласился Иван.
— Люди часто сердятся без всякой на то причины, — добавил Марио.
— Может, и я иной раз не воровал, а покупал сметану бесплатно? — размышлял Базиль.
Пока обезьяна рассказывала про разные случаи из своей жизни, они шли бодрым шагом и не заметили, как прошли длинный путь.
— Далеко ещё до границы земли карликов? — спросил Иван.
— Недалеко, — отозвалась обезьяна и рассказала ещё несколько возмутительных случаев, свидетельницей и участницей которых была.
Адель уже поняла, что эта бойкая обезьяна намного опережает развитием её первую знакомую, так что строка про злую обезьяну вряд ли покорит её сердце, поэтому она сказала:
— Есть несколько басен про обезьян.
— Это ещё что такое? — насторожилась обезьяна. — Что-нибудь плохое?
— Не знаю, — затруднилась в ответе девушка. — Вроде бы и нет, а как это воспримете вы, обезьяны, я не знаю. Вдруг я не разглядела что-нибудь обидное?
И она прочитала басню Крылова "Мартышка и очки".
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.